Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2018    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения 2018
папка Главная » Экономисту » Менеджмент инновационного и инвестиционного процесса

Менеджмент инновационного и инвестиционного процесса



Менеджмент инновационного и инвестиционного процесса

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

  • Инновационная и инвестиционная активность как фактор экономического роста
  • Управление инновационным процессом в условиях кризиса
  • Возможности венчурного капитала для экономического роста
  • Законодательное обеспечение инновационной и инвестиционной деятельности
  • Стратегия Евросоюза в области инновационной политики
  • Вывод

    Инновационная и инвестиционная активность как фактор экономического роста

    Среди многих процессов, управлению которыми придается особое значение, важное место занимает инновационный и инвестиционный. Управление этим сектором экономики  одна из наиболее сложных задач, с которой постоянно сталкиваются менеджеры в своей практической работе, а потому требует специального анализа. В результате предпринятой попытки такой работы были выявлены некоторые направления совершенствования управления инвестициями и нововведениями, эффективность которых получила подтверждение на практике.

    Для предприятий ряда отраслей экономики Азербайджана из-за высоких затрат на исследования и проектирование, а также из-за потребности в крупных инвестициях жизненно важен зарубежный опыт управления экономикой, в частности опыт завоевания рынков сбыта продукции, по своим масштабам превышающий национальный рынок, каким бы обширным он не был. Компании, преодолевая национальные границы, получают возможность наблюдать конкурентов в их среде, знакомиться с их технологиями и предпринимательскими стратегиями и тем самым подготовиться к конкуренции на внутреннем рынке. Приобретенные таким образом знания используются для повышения качества продукции и услуг на собственных предприятиях.

    Опыт успешных азербайджанских предпринимателей свидетельствует: на мировой рынок способны выйти не только крупные транснациональные корпорации, но и средние, и даже мелкие фирмы. Причем достижение успеха там в большей степени зависит от знания собственного производства, чем от информированности о торговых связях. Компания сможет достичь лучших результатов, если производимая ею продукция (оказываемые услуги) на рынке не имеет аналогов, стоит дешевле, чем у конкурентов, обладает лучшими параметрами, отличается гарантированным высоким качеством и имеет хорошо налаженную систему сервисного обслуживания.

    Сегодня прямые частные инвестиции направляются, как правило, не на объекты, в которые уже вложен труд, а предоставляются тем структурам, которые проторили себе дорогу на рынок, могут противостоять технологиям конкурентов, и, самое главное, получили доступ к рынку квалифицированной рабочей силы, что может способствовать повышению стоимости выпускаемой продукции. С этой точки зрения Азербайджанская Республика привлекательна дешевизной и высокой квалификацией умеющей адаптироваться рабочей силы.

    Масштабный экономический спад, сопровождавший переходный период в Азербайджане, привел к кризису хозяйствующих субъектов. В результате к концу XX века объем ВВП и промышленной продукции составил соответственно 59,3 и 35% и, как показывает оживление производства, дальнейшее развитие народного хозяйства будет определяться темпами роста инвестиционной активности и привлекательности не столько страны в целом, сколько регионов и отдельных предприятий.

    Источники финансирования экономики

    Потребности в инвестициях только в Азербайджане составляют около 10-15 млрд. долл., тогда как страна располагала на порядок меньшими ресурсами. Но есть пути, которые позволят в несколько раз увеличить финансирование экономики, наполнить доходную часть бюджета. И не путем повышения налогового бремени, а за счет тех источников, которые требуют политической воли и экономической смекалки.

    Первый источник  возврат беглых капиталов. Программа этой деятельности в стране есть, но она основана на запугивании нынешних владельцев этих средств Интерполом или на всеобщей амнистии, включая суммы, полученные от незаконного оборота наркотиков, продажи оружия и т.п. но ведь есть и взвешенная, цивилизованная система реинвестирования в азербайджанскую экономику на основе сочетания частного и общенационального интересов. Но такая программа не востребована.

    Второй источник  средства самих предприятий  амортизационные отчисления и нераспределенная прибыль.

    Третий источник  сбережения населения.

    Четвертый источник  умеренная инфляция. Некоторым этот тезис режет слух. Но доход от инфляции всегда и везде был и есть доходом государства. Разумеется, кроме стран СНГ. На инфляции наши страны взрастили коммерческие банки, олигархов, а сами довольствуются участью короля Лира, который, как известно, голый. Но концепция финансирования инвестиционной активности за счет политики умеренной инфляции исходит из того, что всякое целевое инфляционное финансирование инвестиционных проектов является актом перераспределения денежных и материальных ресурсов в соответствии с государственными приоритетами. К сожалению, эта форма реализации реструктуризации экономики даже не рассматривается. Хотя именно политика инфляционного перераспределения финансовых потоков активно использовалась в течение последних лет в интересах небольшой группы населения (гак называемых «новых русских, азербайджанцев, украинцев и т.д.»). На фоне и благодаря инфляции появились многочисленные новые виллы на Средиземноморье, где хозяева говорят на языках стран СНГ.

    Пятый источник  средства государственных и коммерческих банков, составляющие примерно 1 млрд. долл. Кроме того, появились резервы у Пенсионного фонда.

    Шестой источник инвестирования  доходы от высоких цен на нефть. Источник, конечно, временный, но как нельзя кстати. Однако наши стратеги почему-то все эти доходы хотят пустить на погашение внешних долгов. Схема простая: если дисциплинированно все выплатим, то тогда нам снова дадут кредиты на подъем экономики. Но ведь поднимать экономику надо сегодня, а не после выплаты долгов. И если экономика, наконец, поднимет голову, то проблема старых долгов будет решена, как говорится, на здоровой основе, а новые кредиты вообще окажутся ненужными.

    Перечень текущих и стратегических источников инвестирования экономики можно продолжать.

    Условия инвестиционной активности



    Советская экономика характеризовалась избыточной занятостью и недостаточной эффективностью производства. Естественно, при снижении объемов производства численность занятых в экономике снизилась, и это сокращение составило 15%. Негативные процессы переходного периода сопровождались старением основных фондов, средний срок использования оборудования превысил 17 лет, а уровень износа основных фондов промышленности  более 53%. В этой ситуации без инвестиций и масштабного обновления основного капитала в долгосрочной перспективе невозможно обеспечить устойчивый рост промышленного производства.

    Создание условий для макроэкономической сбалансированности будет способствовать росту деловой активности предприятий, представляющей собой результат целенаправленного воздействия совокупных факторов (инвестиционных, маркетинговых, производственных и др.), направленных на обеспечение экономического потенциала предприятий и согласованного их развития в гармонии с внешней средой.

    Необходимость повышения инвестиционной активности, как составляющей деловой активности, обусловлена не только состоянием отечественного хозяйства, но и воздействием мировой экономики, ситуация в которой за последние 20 лет характеризовалась ежегодным ростом производства на 3%; объема мировой торговли  на 7%; зарубежных прямых инвестиций на 12%. В те же годы произошла гигантская концентрация капитала, увеличение капиталоемкости, а конкуренция вышла за рамки национальных границ, что привело к новым слияниям фирм и дальнейшей концентрации средств.

    Лидеры бизнеса из стран СНГ стремятся держаться в русле этого развития, приобретают активы за рубежом. В частности, вторая в России по величине нефтяная компания ЮКОС купила 22% акций и два подразделения англо-норвежской группы Kvaemer. РАО «Норильский никель» рассматривает возможность участия в проекте добычи никеля на острове Новая Каледония в южной части Тихого океана.

    В связи с этим планом металлургического комбината предусмотрено, что через 5 лет 20% его активов должны быть размещены за рубежом. Вместе с предприятиями приобретаются центры подготовки персонала и штабные службы, так как участие в международном бизнесе требует высокого профессионализма. Аналогичные намерения реализуют ведущие компании Азербайджана и других новых независимых государств.

    Для повышения инвестиционной активности необходимы определенные макроэкономические условия и предпосылки.

    Позитивные тенденции экономического роста, наблюдающиеся в Азербайджане в последний период, привели к следующим результатам:

    •             объем валового внутреннего продукта увеличился на 45%, промышленного производства  примерно на 30%;

    •             загрузка производственных мощностей выросла с 51% до 70%;

    •             рост деловой активности в строительстве составил 12%, в промышленности  9, в целом по азербайджанскому народному хозяйству  7,6%;

    •             денежные доходы населения за 4 года повысились на 55%, а средняя заработная плата  примерно в 2,2 раза;

    •             Национальный банк поддерживает стабильный курс маната к доллару и другим мировым валютам;

    •             увеличился объем вкладов физических лиц как в манатах, так и в валюте;

    •             инфляция находится в пределах 1,52,5% годовых;

    •             денежная масса (М2) выросла до уровня 377 млн. долл.; в том числе наличными деньгами (МО)  315,5 млн., что составило 83% к М2.

    Эти и другие позитивные показатели повышают инвестиционную привлекательность Азербайджана, что очень важно для экономики, так как пока инвестиции в развитие предприятий идут в основном за счет иностранных капитальных вложений (примерно 65%). Активно растет оборотный капитал, в том числе денежная составляющая. Увеличивается доля амортизационных ресурсов для целей инвестирования.

    Основными источниками инвестиционного оживления стали нефтяной сектор, который вырос на 26%, и особенно комплекс отраслей, не связанных с нефтяным бизнесом, увеличивший за эти же годы производство более чем в 1,5 раза. Доля негосударственного бизнеса в создании ВВП выросла с 69,6 до 72,5%. При этом на малое и среднее предпринимательство приходится 42,7% произведенного ВВП.

    Инвестиции в добывающие отрасли вызывают мощный мультипликативный эффект за счет роста производственно-технического спроса и повышения деловой активности в экономике. В обрабатывающей промышленности лидерами инвестиций являются деревообрабатывающая, целлюлозно-бумажная промышленность. Из общей величины прямых инвестиций более 84% направлены в основной капитал, а 16%  на капитальный ремонт.

    Специфика роста  краткосрочные инвестиции

    Необходимо учитывать, что специфика инфляционного оживления при выходе из общего спада экономики в Азербайджане заключается в использовании краткосрочных инвестиций, так как для крупных и долгосрочных инвестиций необходим более длительный период накопления капитала, более дешевый рынок долгосрочных займов или активный рынок акционерного капитала.

    Роль банковских кредитов в общей величине инвестиций пока незначительна и составляет 45%. Объективной причиной этого является малый потенциал банковского капитала. Невелика также роль фондового рынка для привлечения дополнительного капитала в экономическое развитие предприятий. По данным специалистов, из более чем 90% предприятий, желающих найти источники финансирования проектов, посредством продажи акций воспользовались лишь 37% из них. В целом в Азербайджане менее 1% предприятий привлекли капитал через размещение акций или других ценных бумаг, тогда как в США  98% предприятий. Это объясняется и объективными причинами. Мировой фондовый рынок достаточно развит и его годовой оборот превышает 40 трлн. долл., в том числе около 20 трлн. долл.  в США. Конечно, фондовый рынок подвержен циклическим колебаниям в зависимости от общего экономического состояния. Так, уже несколько лет лихорадит мировые фондовые рынки и страновые фондовые индексы упали (по Morgan Stanly) в США на 29,1%, Японии  на 35,2, Германии  на 34,5, Великобритании  на 29,5, Франции  на 26,8, Италии  на 22,8%. Специалисты по результатам анализа длинных 20-30-летних циклов мировых финансовых рынков делают вывод о спаде инвестиций еще в ближайшие 37 лет. Эти данные необходимо использовать при планировании темпов роста инвестиционной активности предприятий.

    Определенную роль в активизации инвестиционной деятельности играет и венчурный (рисковой) капитал. Наибольший приток инвестиций получили полупроводниковые новации и биотехнологии. В Азербайджане венчурный капитал недостаточен и в основном применяется на государственном уровне.

    Одним из условий повышения инвестиционной активности является также развитая инвестиционная инфраструктура, так как недостаточно иметь инвесторов и получателей инвестиций.

    К проблемам инвестиционной инфраструктуры можно отнести:

    •             совершенствование систем отбора, сопровождения, реализации инвестиционных проектов в финансово-кредитных структурах;

    •             активизацию и расширение фондового рынка;

    •             создание механизма привлечения средств физических ли ц для целей инвестирования (инвестиционные клубы, МФЦ и т.п.);

    •             снижение уровня трансакционных затрат;

    •             создание предприятий и вовлечение их в инвестиционные процессы как участников, а не просителей.

    Анализ показывает, что экономические условия и предпосылки роста могут стать основой ежегодного роста инвестиций в основной капитал с темпами в 10-20%. При этом, хотя и с меньшими темпами, будет сохраняться и рост потребления. Темпы роста ВВП ожидаются в диапазоне 912%. Такое соотношение позволяет обеспечить сбалансированное развитие и ускоренный рост экономики. Так, среднегодовые темпы роста ВВП в 9% (при условии реализации инвестиционного потенциала) позволят увеличить объем ВВП в 1,8 раза.

    Факторы кредитоспособности регионов

    Управление государственным долгом для экономической политики является ключевой задачей. Разумное управление (реструктуризация, согласование долговых инструментов по срокам, рискам и доходности) государственным долгом может быть фактором роста инвестиционной активности.

    В частности, в конце 90-х годов экономический рост в Азербайджане определяли:

    •             импорто-замещение, то есть смещение акцента на потребление отечественных товаров;

    •             увеличение объемов инвестиций топливно-энергетического комплекса, обусловившее рост отраслей, обеспечивающих этот комплекс;

    •             рост зарплаты, позволивший повысить платежеспособность населения и соответственно рост товарооборота;

    •             увеличение возврата экспортной выручки, что позволило увеличить инвестиционный потенциал.

    Рост потребительского спроса обеспечивает текущую динамику производства, однако устойчивый рост промышленности возможен только на основе активизации инвестиций.

    Повышению инвестиционной активности предприятий в предстоящий период будет способствовать рост инвестиционной привлекательности регионов страны. Повышение кредитного рейтинга регионов может стать важнейшим инструментом привлечения инвестиций. Разработка единой системы рейтинговой оценки, учитывающей жизнеобеспечивающие факторы региона, открытость и простоту методики расчета, позволит унифицировать подход и вызвать адекватную реакцию регионов на полученный рейтинг, ясность задач по повышению достигнутого уровня.

    Необходимо однако отличать кредитоспособность и инвестиционную привлекательность регионов (предприятий). В нашем случае под инвестиционной привлекательностью понимается прежде всего промышленный потенциал, эффективность инвестиционных программ развития, способность генерации денежных (финансовых) потоков. Кредитоспособность региона (предприятия) отражает возможность обслуживания своих обязательств. Поэтому в общем случае инвестиционная привлекательность является необходимым, но не достаточным условием высокого кредитного рейтинга региона, в том числе в лице администрации.

    Предлагаемая система оценки кредитоспособности и инвестиционной привлекательности состоит из трех групп факторов и совокупного кредитного рейтинга региона:

    •             состояния бюджетной системы (финансовая составляющая рейтинга);

    •             экономический потенциал (по сути рейтинг инвестиционной привлекательности);

    •             факторы политического риска.

    Апробация рейтинговой системы подтверждает возможность введения унифицированного подхода для сравнительного анализа регионов, а также необходимость создания соответствующей системы информационного обеспечения рейтинговой оценки.

    К другим приоритетным проблемам по улучшению инвестиционного климата относятся:

    •             несовершенство законодательства по инвестициям, особенно иностранным, и по разделу продукции (СРП). Совершенствование законодательства позволит создать условия для активизации привлечения прямых иностранных инвестиций;

    •             проведение структурных преобразований промышленности

    •             недостаточная защищенность прав на интеллектуальную собственность (законы о патентах, товарных знаках и т.д.);

    •             реструктуризация банковской системы с акцентом на инвестиционные приоритеты;

    •             улучшение условий и таможенных правил международной торговли.

    Решение этих и других проблем позволяет повысить инвестиционную активность предприятий

    Управление инновационным процессом в условиях кризиса

    Одним из основных экономических инструментов, обеспечивающих на протяжении последних десятилетий инновационное развитие ведущих индустриальных стран Запада, является механизм венчурного (рискового) финансирования.

    Основные идеи, положенные в основу этого механизма в его современном понимании, впервые были успешно апробированы в США в конце 40-х  начале 50-х годов. В дальнейшем интерес к рисковому финансированию возрастал по трем причинам. Во-первых, в ряде случаев инвесторы получали реальный доход, многократно превосходящий возможный доход от традиционных кредитно-финансовых операций. Во-вторых, специфика объектов финансирования  высокорисковых предпринимательских проектов  дала толчок развитию особых методов управления, способствующих минимизации инвестиционных рисков. В-третьих (что, видимо, самое главное с экономической точки зрения), венчурный механизм обеспечил практическую возможность финансирования новых инновационных идей и разработок на начальных этапах их реализации.

    При поддержке инвесторов венчурного капитала нашли дорогу на рынок многие крупнейшие радикальные и улучшающие нововведения XX века, связанные с микропроцессорной техникой, персональными компьютерами, Интернетом, генной инженерией и пр. Венчурный капитал сыграл заметную роль в становлении таких хорошо известных сегодня флагманов наукоемкого бизнеса, как «Майкрософт», «Эппл», «Диджитл Экуипмент Корпорейшн», «Компак», «Сан Микросистемз», «Лотус», «Федерал Экспресс», «Джинентек», «Йахоу», «Нэтскэйп» и многих других.

    Венчурный бизнес США как органичный элемент рыночных отношений с самого начала развивался далеко не равномерно. Периоды роста интереса к акциям новых наукоемких фирм чередовались с болезненными для инвесторов спадами, ставившими данный вид бизнеса на грань существования. Однако каждый раз рынок венчурного капитала возрождался заново благодаря мерам адаптации и поддержки, в том числе со стороны государства. Такое возрождение было неизбежно, учитывая роль этого рынка в современной экономике, развитие которой обеспечивается в значительной степени за счет освоения научно-технологических нововведений.

    Для рынка рискового капитала характерна цикличная динамика. Период его плавного подъема, наступивший в 80 е годы вслед за спадом в середине 70-х годов, завершился очередной рецессией, длившейся три-четыре года. На данном отрезке времени резко выросли инвестиции и почти в аналогичной пропорции увеличилось число финансируемых с участием венчурного капитала компаний.

    К середине 90-х годов мировой рынок рискового капитала впервые перешагнул рубеж 100 млрд. долл., что рассматривалось тогда как знаменательное событие. Спустя пять лет на этот показатель вышли новые инвестиции венчурного капитала в США за один год.

    Отмеченный подъем во многом был обусловлен общим длительным оживлением экономической конъюнктуры в 90-е годы и появлением нового многообещающего направления инновационной деятельности, связанного с коммерциализацией информационных технологий и развитием электронной торговли в сети Интернет. Важную роль сыграло и совпадение во времени первого и второго факторов, что существенно облегчило мобилизацию необходимых для инновационной деятельности финансовых ресурсов.

    Всеохватывающая информационная сеть, создававшаяся в 70-е годы как специальное узковедомственное новшество (ARPANET), превратилась к середине 90-х годов в базисное нововведение с прогнозируемым огромным рыночным потенциалом. Наступил период осуществления многочисленных улучшающих нововведений, которые потребовали не столько чисто научных или инженерных, сколько принципиально новых коммерческих решений и оперативных капиталовложений, позволяющих с минимальными затратами быстро занять появляющиеся рыночные ниши. В качестве лучшего инструмента для решения таких задач и зарекомендовал себя в предыдущие 10-летия механизм венчурного финансирования.

    Реализация перспективных предпринимательских проектов на фоне общего экономического подъема способствовало во второй половине 90-х годов резкому увеличению доходности рискового финансирования.

    Приток нового венчурного капитала даже опережал реальные возможности профессиональных инвесторов по размещению средств в перспективные проекты, чему в немалой степени способствовал и раздувавшийся в средствах массовой информации не всегда здоровый ажиотаж вокруг наиболее удачных в коммерческом отношении проектов и ближайших перспектив новых информационных технологий (в первую очередь электронной коммерции).

    Одновременно увеличился спрос на акции поддержанных венчурным капиталом фирм в ходе их первичного публичного размещения (IPO). Тем самым сложились благоприятные условия для выхода инвесторов венчурного капитала из финансируемых проектов. Как результат средняя норма прибыли венчурных фондов по выборке из 271 IPO (примерно 50% всех IPO) достигла рекордного показателя  146,2% .

    Это породило своеобразный венчурный акселератор: высокая норма прибыли инвесторов приток новых денежных средств в венчурные фонды и на рынок IPO рост индекса NASDAQ повышение ликвидности профинансированных и реализованных проектов высокая норма прибыли инвесторов.

    Очевидно, что в представленной схеме венчурного акселератора содержатся не только элементы рационального экономического поведения инвесторов, но и хорошо знакомые признаки финансовой пирамиды. Превышение предложения финансовых ресурсов по сравнению с предложением оригинальных и действительно перспективных предпринимательских проектов создает предпосылки к падению ликвидности акций новых фирм и уменьшению нормы прибыли инвесторов.

    Индекс доходности капиталовложений за один год оценивался отрицательными величинами для всех видов венчурных фондов. В среднем по всем фондам, покупающим акции некотируемых на фондовом рынке частных фирм, он составлял 16,5%; по всем венчурным фондам 27%, а по венчурным фондам, вкладывающим свои средства на ранних этапах реализации новых проектов, 35,3% .

    Аналогичные тенденции наблюдаются сегодня на рынках большинства ведущих стран Западной Европы и Азии. Означает ли это конец венчурного феномена, о котором так много писали последние годы? Изучение развития предыдущих кризисов на рынке венчурного капитала позволяет дать отрицательный ответ. Опыт последних десятилетий дает основание говорить о том, что текущий кризис рынка венчурного капитала вряд ли окажется затяжным и при условии общей экономической и политической стабильности в мире уже через 23 года может смениться периодом подъема. Вместе с тем представляется, что очередной цикличный рост рынка венчурного капитала будет таким же мощным, только в том случае, если материальной основой для него станет коммерциализация принципиально новых технологических решений. Возможно, это будут базовые разработки зарождающегося шестого технологического уклада, в частности нанотехнологии.

    Оказываясь в кризисных ситуациях, инвесторы обычно меняли стратегию управления бизнесом, применяя следующие меры:

    •             переориентацию инвестиционной активности с ранних и потому более рискованных этапов венчурного финансирования на более поздние, связанные с поддержкой уже созданных и работающих фирм, еще не успевших осуществить эмиссию своих акций;

    •             поиск новых сфер приложения венчурного капитала, в том числе перспективных проектов, ориентированных на освоение последних научно-технологических достижений;

    •             использование в ряде случаев средств венчурных фондов для выкупа контрольного пакета акций и смены управляющих на тех фирмах, которые испытывают проблемы с реализацией уже намеченного бизнес-плана;

    •             смещение операций по обеспечению ликвидности ранее сделанных капиталовложений от фондового рынка в сторону корпоративных слияний и поглощений;

    •             лоббирование дополнительных мер содействия венчурному бизнесу со стороны государства (снижение ставки налога на приращение капитала от операций с ценными бумагами или привлечение в больших масштабах новых источников венчурного капитала, в частности пенсионных фондов).

    Заметную роль в преодолении кризиса на рынке венчурного капитала в индустриально развитых странах играет государство. Осуществляемые им меры достаточно разнообразны и во многом схожи с механизмами поддержки, используемыми на ранних этапах становления этого рынка.

    Такие страны, как США и Великобритания, прибегают к различным программам государственного участия в развитии венчурного бизнеса в основном в периоды спада активности, применяя преимущественно методы косвенного стимулирования (налоговые льготы, расширение числа потенциальных частных инвесторов путем ослабления законодательных ограничений и пр.).

    Вместе с тем в США продолжает функционировать и начатая программа поддержки инвестиционных компаний малого бизнеса (SBIC), в рамках которой государство дает им средства в дополнение к аккумулированному частному капиталу (в соотношении 1:3, если частный капитал не превышает 15 млн. долл., или 1:2, если он выше этого порога). При этом оно действует как партнер, владеющий привилегированными акциями, и в перспективе рассчитывает на долю прибыли таких компаний.

    Что касается государств, заметно отстававших к началу 90х годов в данной области от стран-лидеров (Германия, Израиль, Финляндия и ряд др.), то в них широко использовались меры прямой государственной поддержки, продиктованные стремлением повысить конкурентоспособность национальной промышленности в условиях глобализации мирового рынка.

    В Израиле, например, 10 лет назад имелось всего два фонда венчурного капитала, а к концу 90-х годов страна располагала уже 40 специализированными и более 30 диверсифицированными фондами рискового капитала, а также 2 тыс. наукоемких фирм, 40 из которых котировались в американской системе NASDAQ. Этому способствовали такие меры, как выделение 100 млн. долл., на формирование венчурного фонда, финансирующего создание новых наукоемких компаний, предоставление грантов для проведения НИОКР в интересах малого наукоемкого бизнеса, передача технологий между военным и гражданским секторами экономики и др.

    При финансовой помощи ЕС в 90-е годы создан Европейский инвестиционный фонд, вкладывающий средства в акции малых и средних предприятий с высоким потенциалом роста. С 1995 года аналогичная SBIC схема появилась в Германии.

    Участие государства гарантирует в ряде случаев более благоприятные условия для реципиентов венчурного капитала.

    Так, финансируемый правительством Дании фонд VaekstFonden не требует возмещения предоставляемых им кредитов в случае провала проектов малого бизнеса, рассчитанных на создание новых технологий. Действующая в Нидерландах схема Technical Development Credits предусматривает предоставление малому бизнесу займов, которые также могут не возвращаться в случае технической или коммерческой неудачи. Шведский инвестиционный фонд ALMI Foretagspartner АВ, основным акционером которого является правительство, освобождает фирмы, получившие на 6-10 лет кредиты в целях обеспечения стартового капитала, от уплаты процентов в первые два года и выплаты самого долга по займу в течение первых четырех лет.

    Другой часто применяемой формой содействия развитию венчурного бизнеса являются различные схемы государственных гарантий инвестиций на случай неудачного завершения финансируемых проектов малого бизнеса. Соответствующая программа гарантированных займов, осуществляемая Администрацией по делам малого бизнеса США, распространяется на 75% от суммы займа на создание новых компаний и развитие малых фирм с высоким потенциалом роста. В Канаде объем предоставляемых аналогичной программой гарантий достигает 90%.

    В Германии и Франции для таких целей создаются специальные финансовые институты, при этом государство выступает их крупным акционером или вторичным гарантом.

    Вместе с тем в большинстве подобных случаев речь идет о предоставлении гарантий займов малому бизнесу, а не фондам венчурного капитала, которые инвестируют свои средства в большое число различных проектов. Программа, ориентированная на инвестиции венчурных фондов, действовала в Нидерландах и прекратила существование после того, как венчурный бизнес получил достаточно широкое распространение. Во второй половине 90х годов программы аналогичной направленности были инициированы в Австрии, Дании и Финляндии.

    Возможности венчурного капитала для экономического роста

    Проблема развития механизмов венчурного финансирования привлекает исследователей и специалистов управления уже более 15 лет. Когда в начале перестройки задача интенсификации научно-технического прогресса для вывода экономики СССР из кризиса ставилась на самом высоком уровне, экономический и политические условия, необходимые для использования венчурного финансирования нововведений, полностью отсутствовали.

    Определенные надежды возлагались на первые коммерческие банки (мало кто сегодня помнит, что они создавались тогда как финансовые структуры для поддержки инновационной деятельности и некоторые из них до сих пор сохраняют в своем названии буквосочетание "ин" от слова «инновационный»). Однако им не суждено было сбыться. Доля инновационных проектов в портфеле подобных инвесторов редко превышала 5%, что вызывалось объективными экономическими причинами. Можно было предположить, что созданные в тот период инновационные банки будут нежизнеспособны, если не начнут ради самосохранения заниматься традиционным коммерческим кредитованием. Дальнейший ход событий подтвердил правомочность такого вывода.

    Начавшая радикальная экономическая реформа открыла дорогу развитию предпринимательской инициативы, но цивилизованного фондового рынка еще не существовало. Кроме того, превышавшая временами 20%-ную отметку в месяц инфляция делала любые инвестиции на срок больше нескольких недель экономически бессмысленными.

    Тем не менее проводившаяся «ударными темпами» приватизация привлекла внимание зарубежных инвесторов венчурного капитала, но не в сфере финансирования инициативных инновационных предпринимательских проектов, а в направлении вывода из кризиса и повышения эффективности приватизированных предприятий (что тоже является одним из традиционных направлений венчурного бизнеса). По инициативе Европейского банка реконструкции и развития в России было создано 11 региональных венчурных фондов, которые специализировались главным образом на приобретении пакетов акций малых и средних приватизируемых предприятий с целью оказания им необходимой помощи в адаптации к условиям переходной экономики. Предполагалось, что через какое-то время купленные акции могли быть проданы по более высокой цене.

    Пионеры венчурного бизнеса объединились в Российскую ассоциацию венчурного инвестирования (РАВИ). Появились сообщения о создании первых венчурных фондов, опирающихся на средства крупных российских банков и диверсифицированных холдингов. Однако наметившийся прогресс был остановлен разразившимся финансовым кризисом, который заострил проблему ликвидности рисковых капиталовложений и задержал распространение венчурного механизма по меньшей мере на несколько лет. Одним из его негативных последствий стала утрата доверия широких слоев населения к институтам фондового рынка.

    В этих условиях инициативу по развитию венчурной индустрии взяло в свои руки государство. Вышло распоряжение правительства РФ об учреждении венчурного инновационного фонда  некоммерческой организации для формирования организационной структуры системы венчурного инвестирования. Одна из целей данной организации  содействие созданию отраслевых и региональных венчурных фондов через долевое участие в их уставном капитале.

    Регулярно проводятся венчурные ярмарки, призванные содействовать привлечению инвестиций для финансирования перспективных проектов российских предпринимателей (в работе третьей ярмарки, состоявшейся в г. Санкт-Петербурге, участвовали 60 инновационных предприятий).

    Согласно официальным данным Министерства промышленности и науки, за последние 10 лет вложения венчурного капитала в России составили суммарно около 1,5 млрд. евро и использовались для финансирования более 250 предприятий. К настоящему времени действует около 30 фондов венчурного капитала, большинство которых представляет иностранных инвесторов. Очевидно, что эти показатели не идут пока в сравнение с масштабами рынка венчурного капитала в США и других индустриально развитых странах.

    Развитию венчурной индустрии в России препятствуют сегодня следующие факторы: слабое развитие инфраструктуры, обеспечивающей плодотворный симбиоз венчурного капитала с малым и средним инновационным бизнесом; отсутствие заметных российских источников венчурного капитала; низкая ликвидность рисковых капиталовложений, отсутствие необходимого для этого рыночного механизма (специального фондового рынка); недостаточные экономические стимулы для привлечения венчурного капитала к реализации наукоемких проектов; низкий престиж предпринимательской деятельности в сфере малого наукоемкого бизнеса; слабая информационная поддержка венчурного бизнеса; недостаток квалифицированных менеджеров инновационных проектов, в том числе осуществляемых с привлечением венчурного капитала; проблемы с регистрацией венчурных фондов и др.

    Для исправления сложившейся ситуации Министерство промышленности и науки разработало и представило на рассмотрение проект Концепции развития венчурной индустрии в России, являющейся, по сути, государственной системой стимулирования венчурных инвестиций. Согласно этой Концепции, предполагается учредить 10 региональных и отраслевых венчурных фондов с государственным участием. Кроме того, государство возьмет на себя значительную часть усилий по формированию необходимой для успешного развития венчурного бизнеса инфраструктуры, созданию благоприятной экономической среды для привлечения венчурных инвестиций в инновационный сектор экономики, обеспечению ликвидности рисковых капиталовложений, повышению престижа предпринимательской деятельности в области малого и среднего бизнеса. Ожидается, что реализация данных мер позволит привлекать ежегодно до 1 млрд. руб. частных капиталовложений во вновь создающиеся венчурные фонды.

    Повлияет ли общемировой спад на рынке рискового капитала на создание индустрии венчурного бизнеса в новых независимых государствах? Однозначно ответить сегодня на данный вопрос трудно. Если этот кризис завершится уже в ближайшие годы, успешная реализация намеченной Концепции будет способствовать формированию частного венчурного капитала российского происхождения, без которого трудно рассчитывать на развитие в стране малого инновационного бизнеса. Если же спад затянется на более длительный период, то сформированная при содействии государства инфраструктура может быть, на наш взгляд, использована для привлечения накопленного в последние годы за рубежом большого резерва венчурного капитала, который ищет сегодня новые сферы приложения за пределами своих стран. Однако государство в таком случае будет вынуждено находить дополнительные способы поддержания ликвидности рынка (например, за счет выделения дополнительных финансовых ресурсов из бюджета или путем предоставления инвестиционных налоговых кредитов крупным индустриальным инвесторам). Очевидно, что преобладающее развитие получат тогда отдельные сегменты рынка, ориентированные на определенные производственные технологии. Кроме того, на этом пути придется, видимо, столкнуться с сильной конкуренцией со стороны стран Юго-Восточной Азии и особенно Китая, которые сегодня все больше интересуют западных инвесторов.

    Законодательное обеспечение инновационной и инвестиционной деятельности

    Технические нововведения, в отличии от организационных, таких как изменение системы общественного устройства, могут быть классифицированы не только по видам (новый продукт, новый процесс, новая услуга), но и по их наукоемкости или сумме капитальных затрат и срокам их окупаемости. Многие крупные компании реализуют нововведения различных видов.

    Инновационный процесс может начинаться с различных этапов (научный, технический, технологический, эксплуатационный). Общим для различных типов нововведений (базовых, прикладных, нововведений пор улучшению изделий, модификационных, несущественных) является то, что все они включают стадию успешного использования нового продукта (технологии) потребителем с обязательной коммерческой выгодой для производителя. Без этой стадии нововведение не существует. В этом состоит основа понятия нововведения. Все типы нововведений, за исключением базовых, не включают этап фундаментальных исследований, а потому могут быть определены как процесс нахождения коммерческого использования уже имеющихся изобретений.

    В ряде случаев успешные нововведения базируются на суммарных эффектах изменений в продуктах (продуктовые нововведения) и технологи (технологические нововведения. При этом НИОКР, связанных с продуктовыми инновациями, вкладывается в среднем в 4 раза больше средств, чем в НИОКР технологических процессов. Так, в промышленном секторе США в 70-е годы расходы на эти цели, связанные с изделием, составляли 85%, а с технологией  15%. В машиностроительном комплексе США затраты на НИОКР, составили 80%, а на создание новых технологических процессов  20%. В приборостроении эти доли были еще контрастнее  соответственно 92 и 8%. В ФРГ расходы на НИОКР производителей контрольно-измерительной аппаратуры распределились как 72 и 28 в пользу обновления продукции.

    Важную роль в развитие этой деятельности играют венчурные инвестиционные фонды, способствующие, как свидетельствует мировой опыт, вливанию средств в растущие инновационные компании.

    Привлечение акционерного капитала в мелкие и средние частные компании в постперестроечной экономике новых независимых государств развито слабо. Вначале большие надежды возлагались на массированные иностранные инвестиции, но образ богатого простака-иностранца в сознании людей в начале 90-х годов потускнел. В странах СНГ, по мнению большинства мелких и средних предпринимателей, рынок свободного капитала еще не сложился, поэтому и привлекать особенно нечего.

    Думается, что данное мнение ошибочно: у нас уже работает новая финансовая индустрия  венчурный (рисковый) капитал. Но неразвитость деловой инфраструктуры в сочетании с информационной непроницаемостью и пережитками многолетней изоляции страны от остального мира в сознании многих предпринимателей мешает это увидеть. В частности, российский (по месту деятельности, а не происхождению) венчурный бизнес существует более четырех лет. Срок немалый, если принять во внимание быстротечность перемен в бывшем Советском Союзе.

    Рисковое инвестирование, как правило, осуществляется в малые и средние частные или приватизированные предприятия без предоставления ими какого-либо залога. Венчурные фонды и компании предпочитают вкладывать капитал в фирмы, чьи акции не обращаются в свободной продаже на фондовом рынке, а полностью распределены между акционерами  физическими или юридическими лицами. Средства предоставляются в обмен на пакет акций (долю) или в форме инвестиционного кредита (как правило, среднесрочного  от трех до семи лет). Процентная ставка по таким кредитам либо не устанавливается, либо составляет LIBOR + 2-4%. На практике, однако, наиболее часто применяется комбинированная система, при которой часть инвестиций вносится в акционерный капитал, а другая дается в форме кредита.

    Венчурный инвестор, как правило, не стремится приобрести контрольный пакет акций компании (во всяком случае при первичном инвестировании). Его цель иная. Приобретая долю, меньшую, чем контрольный пакет, он рассчитывает, что менеджмент компании будет использовать полученные деньги в качестве финансового рычага для того, чтобы обеспечить более быстрый рост бизнеса. При этом инвестор берет на себя только финансовый риск. Все остальные риски (технический, рыночный, управленческий, ценовой и пр.) несет компания (и ее менеджеры). Причем для венчурного инвестора предпочтительным является принадлежность контрольного пакета менеджерам инвестируемой структуры. Они при этом имеют стимулы для активного участия в развитии бизнеса.

    Если компания в период нахождения в ней венчурного инвестора в качестве совладельца и партнера добивается успеха, т.е. если ее стоимость в течение пяти  семи лет увеличивается в несколько раз по сравнению с первоначальной (до инвестиций), риски обеих сторон оказываются оправданными и все получают соответствующее вознаграждение. В противном случае венчурный капиталист либо только вернет вложенные средства, не получив никакой прибыли, либо может их частично или полностью потерять. Прибыль возникает, когда по прошествии пяти  семи лет после инвестирования он сумеет продать свой пакет акций по цене, в несколько раз превышающей первоначальное вложение. Поэтому венчурные инвесторы не заинтересованы в распределении прибыли в виде дивидендов, а предпочитают всю ее реинвестировать в бизнес.

    Разделение рисков между венчурным инвестором и предпринимателем, длительный период «совместного проживания» и открытое декларирование обеими сторонами своих целей на самом начальном этапе общей работы  слагаемые вполне вероятного, но не автоматического успеха.

    Венчурные инвестиционные фонды

    Европейский банк реконструкции и развития начал программу развития региональных фондов венчурного капитала на постсоветском пространстве, и к настоящему времени только в России функционирует 11 таких фондов: смоленский; уральский (Челябинская, Пермская и Свердловская области); санкт-петербургский (Санкт-Петербург и Ленинградская область); дальневосточный (Красноярский край и все регионы к востоку); нижневолжский (Самарская, Саратовская и Волгоградская области); северо-западный (Архангельская и Мурманская области, Республика Карелия); южный (Ростовская область, Краснодарский и Ставропольский края); центральный (Ивановская, Ярославская и Владимирская области, юго-запад Костромской области); западный (Новгородская, Псковская, Тверская и Вологодская области); западносибирский (Алтайский край, Новосибирская, Кемеровская и Томская области); центрально-черноземный (Воронежская, Липецкая, Белгородская, Курская и Тамбовская области).

    Особо остановимся на деятельности государственного венчурного фонда поддержки малого предпринимательства в научно-технической сфере, созданного в Самарской области. В его состав входят попечительский совет (во главе с вице-губернатором), конкурсная комиссия (которую возглавляет начальник отдела инноваций и научных программ промышленности Департамента промышленности и торговли областной администрации) и сотрудники. Данный фонд осуществляет финансовую и структурную поддержку инновационных проектов малых предприятий через становление и развитие их опытного производства. Финансирование проектов ведется из областного бюджета в рамках Комплексной программы поддержки малых предприятий в Самарской области. Кроме того, привлекаются на долевой основе средства федеральных фондов и внебюджетных инвесторов. Во многом благодаря усилиям указанной структуры рассмотрен проект закона «Об утверждении областной целевой программы инновации  производство  рынок».

    Усилия всех подобных отечественных фондов объединяет Российская ассоциация венчурного инвестирования. Она ежегодно проводит венчурные ярмарки (в г. Санкт-Петербурге прошла третья такая ярмарка). Участие в них дает возможность предпринимателям привлечь дополнительное внимание к своему инновационному бизнесу со стороны российских и зарубежных венчурных фондов, банков и других инвестиционных институтов.

    В Минпромнауки уверены, что рисковое инвестирование получит развитие в стране. За 90-е годы у нас таким способом вложено около 1,5 млрд. евро.

    Правительство представило концепцию венчурного инвестирования в стране. Она рассчитана на дальнейшее развитие имеющегося в отечественном бизнес-сообществе потенциала.

    К основным производителям и потребителям технологических инноваций относятся научно-технические организации, промышленные предприятия и малые наукоемкие фирмы. В середине 90-х годов доля инновационно активных структур была очень низкой (составляла 55,5% общего числа промышленных предприятий; в развитых странах Запада она достигает 6080%) и только наметился ее некоторый рост.

    Причем приводимые в официальной статистике данные не вполне соответствуют числу малых фирм, которые фактически занимаются высокотехнологичным бизнесом. Согласно экспертным оценкам, эти цифры завышены чуть ли не на порядок. Больше всего таких структур в машиностроении и металлообработке (37,7%,), легкой (13,5%), деревообрабатывающей (13,1%) и пищевой промышленности (12,3%).

    Начала реализовываться межведомственная программа «Активизация инновационной деятельности в научно-технической сфере», в которой участвовали Миннауки, Минобразования, Российский фонд технологического развития и Фонд содействия. Ее цель  объединение усилий для создания инфраструктуры инновационной деятельности нового типа, которая получила название инновационно-технологических центров (ИТЦ).

    ИТЦ представляет собой корпоративное образование, состоящее из нескольких десятков территориально разрозненных малых фирм. Причем такая структура может быть тематически ориентирована.

    В настоящее время ИТЦ, сформированные на базе вузов, преобразуются в учебно-научные инновационные комплексы  это наши аналоги технопарков, получивших широкое распространение в мировой практике. Министерство образования планирует выделить целевые средства на формирование 13 таких комплексов. Один из них создается на базе Саратовского государственного технического университета.

    Внутренняя логика развития привела некоторые эффективно действующие ИТЦ к преобразованию путем подключения крупного предприятия для тиражирования продукции малых фирм в инновационно-промышленные комплексы. Первые четыре подобные структуры уже действуют в Москве, Зеленограде и Санкт-Петербурге.

    Однако в последнее время темпы создания ИТЦ резко замедлились, поскольку многие субъекты, заявлявшие о таком намерении, не имели для этого реальных возможностей  как финансовых, так и материальных (в частности, отсутствуют соответствующие площади). Кроме того, государство начало проводить в данной сфере более жесткую политику. Так, вновь формируемые ИТЦ должны иметь региональные источники поддержки, а не рассчитывать только на бюджетное финансирование. Для регионов же инвестиции в технологическое развитие не были приоритетными, и их участие в основном сводилось к обеспечению режима взаимозачетов.

    Анализ макроэкономических показателей показывает: экономика новых независимых государств вступила в фазу роста, а точнее  в фазу оживления, которое для успеха дела необходимо поддержать инструментами государственной политики.

    Первое. Необходимо активизировать государственный ресурс, т.е. следует изменить формы и методы управления государственным бюджетом с таким расчетом, чтобы он стал стимулом развития инвестиционного процесса. К сожалению, сам бюджет государства пока слабый. Его инвестиционные возможности оцениваются только в 5 млрд. долл., но и эта сумма используется крайне неэффективно. В частности, ни разу не удалось сконцентрировать их на приоритетных направлениях. Деньги распыляются по сотням мелких объектов  на строительство бани в Москве, на реконструкцию зданий школ и театров, медицинских учреждений. Примерно 500 тыс. уходят на государственные нужды. Так что ставка на государственный бюджет на данном этапе развития экономики бесперспективна.

    Второе. Средства предприятий. Возможности здесь большие. Но эффективно использовать их мешает двойственная политика властей. С одной стороны, принято революционное решение о снижении ставки налога на прибыль с 35 до 24%. Это очень важный стимул. Но другой законодательный акт сужает поле его действия: для снижения налогооблагаемой прибыли к вычету разрешено принимать лишь обоснованные и необходимые затраты, что развязывает руки контролирующим органам. Точно также обстоят дела и введением либеральной амортизационной политики, эффект которой снижен из-за отмены существовавших ранее льгот, в том числе так называемой инвестиционной льготы, которая позволяла предприятиям направлять средства на развитие производства, снижать налогооблагаемую прибыль в два раза  до 17,5%. Если сравнить эту цифру с 24%, до которых снижен налог на прибыль, то выходит: эти законодательные акты поддержали те предприятия, которые «проедают»  свою прибыль, не вкладывают средства в развитие производства. Те же, кто реально вкладывает средства, от этой меры выиграли немного.

    Лишь в одном виде деятельности нам удалось компенсировать исчезнувшую инвестиционную льготу. Это касается амортизационной политики или налогообложения лизинговой деятельности. Лизинговые компании могут применять ускоренную амортизацию с коэффициентом «3». Причем выбирая линейный метод, то есть метод уменьшающегося остатка, исходя из своих интересов. Таким образом, начисляя значительную сумму на амортизацию, предприятие снижает налогооблагаемую прибыль. Это существенная поддержка бизнеса. Можно рассчитывать, что этот вид инвестиционной деятельности получит стремительное развитие и в других странах Содружества.

    Надо полагать, что к этому виду деятельности будет приковано внимание и западных инвесторов, так как раньше они испытывали проблемы и с налогообложением лизинговой деятельности, на которую необходимо было иметь лицензию.

    Сейчас лицензирование отменено. Во-вторых, из закона «О лизинге» убрана система налогообложения, теперь она осуществляется по Налоговому кодексу.

    Судебная реформа

    В последние годы экономическая история пестрела огромным числом скандалов, связанных со взаимоисключающими судебными решениями по одному и тому же вопросу. Было много проблем, связанных с длительностью рассмотрения хозяйственных споров в судебных инстанциях. Сейчас эта проблема решена. Во-первых, все экономические споры будут рассматриваться только в арбитражных судах, а суды общей юрисдикции из рассмотрения этих вопросов исключаются. Это дает повод говорить, что не будет взаимоисключающих решений по хозяйственным спорам по одному и тому же вопросу. Во-вторых, есть проблема сроков рассмотрения споров. Одна из причин затяжек вынесения решения  так называемая апелляционная инстанция в том же суде, который рассматривал спор. Поскольку это один и тот же суд, люди хорошо знают друг друга и оказывают влияние на судью, принимающего решение по апелляции. Поэтому Комиссия по защите прав инвесторов предлагает поправку к Арбитражному процессуальному кодексу  исключить апелляционную инстанцию или перевести ее на более высокий уровень, чтобы судьи одного и того же суда не могли рассматривать один и тот же вопрос, поскольку это ведет к затягиванию рассмотрения вопроса, а не к его решению.

    Другое направление судебной реформы  развитие института третейских судов. К сожалению, в принятых документах пока существует норма, в соответствии с которой арбитражный суд может отменить или подтвердить вердикт третейского судьи. Не трудно предвидеть, что любое заключение этой инстанции будет оспорено, и окончательное решение все равно останется за арбитрами. Поэтому было бы разумно эту статью изъять и сделать решение третейского суда окончательным. Выигрыш очевиден  экономия времени.

    Судебная реформа затронет и прокуратуру. Как известно, до недавнего времени прокуратура могла предъявить иск по хозяйственным спорам и даже участвовать в них, получая на свой специальный счет за это 10% суммы, взысканной с проигравшего клиента. В результате прокурорские работники буквально искали повод, чтобы возбудить дело против хозяйствующих субъектов и тем самым пополнить свой банковский счет.

    Поправки, внесенные в закон о прокуратуре, этот вопрос фактически сняли, а в Арбитражно-процессуальном кодексе сказано, что эта надзорная инстанция будет выступать от имени государства и в спорах хозяйствующих субъектов участвовать не будет. Причем установлен закрытый перечень вопросов, по которым прокуратура имеет возможность предъявлять иск.

    Дебюрократизация принятия решений и связанная с этим явлением коррупция. В настоящее время в России доля обязательной продажи Центральному банку валютной выручки предприятий снижена с 75 до 50%. На следующем этапе она уже должна составлять 25%, а потом будет полностью исключена. Однако сегодня состояние российских финансов таково, что без этого способа пополнения золотовалютных резервов страны нам не обойтись. Тем более что этим инструментом пользуются многие другие страны  Турция, Бразилия, ЮАР и т.д. Думается, что правительство опасается, что без такой валютной подпитки не будет возможности погасить слишком большой внешний долг, появится угроза дерегулирования валютного рынка и устойчивости рубля. Скорее всего, эти страхи преувеличены, но они существуют.

    Либерализация валютного рынка должна сопровождаться обеспечением реальной конвертируемости рубля, о сроках которой пока речь не идет. Одно ясно: эта цель будет достигнута только с развитием экономики и стабилизацией экономической ситуации в стране.

    Парламенты некоторых стран СНГ уже приняли ряд законов по либерализации экономики. Среди них  о государственной регистрации юридических лиц, устанавливающий единую систему регистрации и регистрационных органов. Причем этот порядок и этот единый орган, регистрирующий юридические лица, отчасти будет решать проблему фирм-однодневок, которые раньше регистрировались в муниципальных органах. Прежний путь позволял на подложный паспорт регистрировать десятки фирм в разных городах страны, а отследить этот процесс было невозможно  не было единой базы данных. С принятием нового закона ситуация меняется, а создающиеся единые национальные базы данных позволят частично отсечь недобросовестных предпринимателей.

    Второй пакет законов о дебюрократизации охватывает проблемы лицензирования предпринимательской деятельности. Он предусматривает 5кратное сокращение лицензируемых видов, устанавливает их единый перечень. Один из примеров  закон «О лизинге». В свое время предприниматель, который хотел заниматься этой деятельностью, должен был собрать массу документов, представить в министерство, дождаться, пока соберется комиссия, принимающая решение о предоставлении лицензии, заплатить какую-то сумму денег. Все это сдерживало развитие предпринимательства. В настоящее время первый шаг сделан, хотя есть виды деятельности, которые необходимо исключить из лицензирования. Например, сбор макулатуры. Наоборот, надо поощрять эту работу. Министерство природы установило эту лицензию, потому что считает: макулатуру собирать опасно.

    Третий пакет  о защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля. Наши предприниматели «замордованы» контролирующими органами. Этот закон устанавливает процедуру и очередность контроля. В этом плане проблема частично будет решена. На подходе и следующий документ  о сертификации технических стандартов. И это будет еще один гвоздь в крышку гроба бюрократизации экономики.

    Законотворчество в регионах

    Активная законодательная деятельность в области инноваций и инвестиций идет и в регионах стран СНГ. Саратовская область одной из первых в России приняла Закон «Об инновациях и инновационной деятельности», который носил общий, рамочный характер. В нем даны такие основные понятия, как инновация (нововведение), интеллектуальная собственность, инновационный процесс, инновационная деятельность. В этом документе также определены объекты и субъекты последней, к которым отнесены физические (граждане РФ и иностранцы) и юридические лица, обладающие исключительным правом на объекты инновационной деятельности и проводящие ее реализацию или поддержку (финансовую, консалтинговую, маркетинговую, патентно-лицензионную, рекламную, лизинговую, сертификационную, кадровую, информационную и т.п.). Формы осуществления такой деятельности в данном законе ограничивались инновационной программой и инновационным проектом. Кроме того, в нем заданы общие принципы управления инновационной деятельностью и ее организации финансирования, предоставления гарантий и стимулирования.

    Хотя в рассматриваемом законе перечислены возможные источники финансирования инновационной деятельности (упор сделан на средства бюджета), до настоящего времени в Саратовской области практически отсутствует действенный механизм самого инвестирования.

    С момента принятия названный закон не обновлялся и не дополнялся. Вместе с тем за это время появился ряд важных общегосударственных документов, которые существенно корректируют многие аспекты в данной сфере.

    В частности, принят новый Налоговый кодекс РФ. В отличие от ранее действовавших законодательных актов, в нем не предусмотрены льготы по налогообложению прибыли, направляемой на инвестирование. Следовательно, необходима разработка предложений по стимулированию инновационной деятельности за счет налоговых льгот на местном уровне.

    На совместном заседании Совета безопасности, президиума Госсовета и Совета при Президенте РФ по науке и высоким технологиям приняты «Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий». В этом документе даны такие новые понятия, как научно-технологический комплекс страны, стратегические национальные приоритеты России, государственный научно-технологический заказ и др. В нем также определены приоритетные направления развития науки, технологий и техники в стране, важнейшие инновационные проекты, формы государственной поддержки разработки федеральных и региональных программ (проектов).

    Стал обсуждаться еще один проект  формирование Федеральных центров науки и высоких технологий (ФЦНВТ). В их состав входят не только научные и проектные образования, промышленные предприятия, но и структуры по подготовке кадров. Возможно подключение финансовых организаций.

    Развитие и поддержка инновационной деятельности происходили в течение всего периода реформ, произошел переход к новому качественному уровню. Он состоял в том, что, во-первых, провозглашена стратегическая цель создания в стране национальной инновационной системы, и, во-вторых, государственные ведомства, в той или иной степени отвечающие за развитие инновационной деятельности, стали объединять усилия и координировать проводимую политику.

    Очевидно, что главный итог развития науки и высокотехнологичных отраслей в XX веке  это не только многочисленные научные открытия и создание перспективных рынков товаров и услуг (например, информационных). Важнее другое  формирование в экономике научно-исследовательских систем как нового механизма саморазвития, в рамках которого постоянно зарождаются и реализуются кластеры экономически успешных нововведений.

    Эффективное функционирование таких систем требует не только сильной науки и образования, но и комплекса других институциональных условий. Одно из них заключается в приведении законодательной базы в этой сфере как на общегосударственном, так и на региональном уровне в соответствие с современными реалиями.

    Поэтому необходимо подготовить новый закон, которой бы:

    • регулировал отношения между органами государственной власти, специализированными субъектами инновационной деятельности и потребителями инноваций;
    • был бы направлен на создание условий формирования региональной инновационной политики, регулирования и поддержки инновационной системы на территории области с целью эффективного использования ее потенциала;
    • предусматривал бы новые перспективные формы инвестирования инновационной деятельности.

    В этом закон наряду со специализированными субъектами данной деятельности должны быть определены такие понятия, как инновационная продукция; государственная региональная инновационная политика; государственное регулирование инновационной деятельности в регионе; государственная поддержка инновационной деятельности в регионе; региональная инновационная система; инновационная инфраструктура; региональная система инвестирования инновационной деятельности.

    Стратегия Евросоюза в области инновационной политики

    Перед лицом реалий XXI века страны Западной Европы взяли курс на ускоренное развитие инновационной экономики. Изменение характера и значения нововведений в экономике, основанной на знаниях, отставание Западной Европы от США и Японии в сфере перспективных технологий, расширение ЕС на восток  все эти факторы лежат в основе разработки новых направлений инновационной стратегии Западной Европы.

    В инновационной экономике все большее значение наряду с технологическими нововведениями приобретают организационные и маркетинговые, а сфера НИОКР перестает быть единственным источником инноваций, хотя и остается основным. В результате одно из главных мест в инновационной политике занимают институциональные преобразования.

    Отставание Западной Европы от конкурентов во многом вызвано специфическими чертами этого региона, в частности высокой долей госсектора, недостаточными стимулами к предпринимательству, различиями в национальных инновационных системах, характере и степени инновационного развития государств  членов Евросоюза. В результате расширения ЕС новые члены привнесут и собственные негативные особенности научно-технического развития, оставшиеся от планово-государственной экономики. В последнее время ЕС смог добиться некоторых сдвигов в реализации стратегии инновационного развития. Ряд стран (в частности Великобритания) увеличили расходы на НИОКР или отказались от их запланированного сокращения (например, Франция), начали использовать новые механизмы стимулирования инновационной деятельности в предпринимательском секторе.

    Отсутствие серьезного прогресса в инновационном развитии, проблемы в связи с расширением Евросоюза, старение населения  все эти факторы легли в основу предложений Еврокомиссии по новым направлениям инновационной политики.

    Эти предложения сформулированы в документе «Инновационная политика: современные подходы в контексте Лиссабонской стратегии», где выделены следующие приоритеты:

    •             улучшение инновационной среды путем усиления инновационной составляющей всех направлений национальных политик и их интеграции;

    •             стимулирование рыночного спроса на инновации и использование концепции «лидирующих» рынков, предполагающей поддержку рынков, наиболее восприимчивых к нововведениям;

    •             стимулирование инноваций в госсекторе, преодоление бюрократического консерватизма государственной администрации;

    •             усиление региональной инновационной политики.

    Системный характер инновационной политики

    В 90-е годы произошло объединение научной, промышленной, частично экономической и региональной политики в инновационную, которая приобрела системный характер. Ее главной целью стало поддержание среды, благоприятствующей созданию нововведений.

    Во второй половине 90-х годов правительства почти всех западноевропейских стран приняли программы стимулирования инновационной деятельности, направленные прежде всего на распространение нововведений. Одно из основных мест в реализации этих программ заняли институциональные изменения. Были предприняты усилия по формированию структурных элементов и механизмов осуществления инновационной политики. Несмотря на национальные различия в подходах, можно выделить три общих аспекта.

    Образование новых административных структур, основанных на системном характере инноваций. Ряд стран (Великобритания, Германия) изменили функции министерств или создали новые министерства, занимающиеся вопросами инновационной политики. В Финляндии возглавляемый премьер-министром Совет по научной и технологической политике несет ответственность за стратегическое развитие и координацию этой политики, а также инновационной системы в целом. В Испании правительство сформировало в рамках национальной инновационной программы (PROINOV  the Integrated Programme for Innovation) координационную структуру в области инновационной политики под руководством премьер-министра.

    Внесены также изменения в механизм координации  созданы новые координирующие органы (инновационные советы) или в компетенцию уже существующих научных советов включены вопросы инновационной деятельности.

    Признание на правительственном уровне инноваций жизненно важным фактором экономического развития, проведение широкой правительственной кампании по проблемам нововведений, активизация диалога между научным сообществом, промышленностью и общественностью.

    Практика проведения информационных кампаний распространена в Великобритании и Германии. В Испании создан Форум информационного общества, одной из главных задач которого является стимулирование координации деятельности правительства и различных промышленных и общественных организаций при разработке Национального плана действий по созданию информационного общества.

    Использование нового механизма прогнозирования и выработки приоритетов «Предвидение» (“Foresight”) для формирования национальной инновационной стратегии. Его цель  определить стратегические направления исследований и инноваций, необходимые для повышения конкурентоспособности страны.

    Мероприятия по координации проведены также на уровне ЕС. В Европейском совете произошло объединение советов по внутреннему рынку и промышленности и исследовательские советов в Совет по конкурентоспособности. В рамках Еврокомиссии проходят регулярные встречи Группы комиссаров по проблемам роста, конкурентоспособности, занятости и устойчивого развития.

    Большое значение для координации национальных инновационных политик имеют мероприятия ЕС по сбору, анализу, оценке и распространению информации о состоянии инновационной деятельности в странах-членах и наиболее успешных примерах инновационной политики.

    В их числе:

    •             тренды инноваций в Европе (the Trend Chart on Innovation in Europe)  распространение успешных примеров инновационной политики;

    •             Европейский инновационный таблоид (the European Innovation Scoreboad)  ежегодные данные о состоянии науки, техники, инновационного поведения компаний и инновационной среды;

    •             специальные обследования конкретных аспектов инновационной политики, включая обследование отношения компаний к нововведениям Иннобарометр (the Innonaro meter);

    •             деятельность электронной службы информации ЕС по НИОКР и инновационной политике  CORDIS, в рамках которой предоставляется также информация о возможностях использования результатов работ по проектам ЕС (Technology Marketplace).

    Все эти информационные мероприятия выходят за рамки программ НИОКР, финансируемых из фондов ЕС, и охватывают всю инновационную деятельность стран Западной и Центральной Европы.

    Перенос центра инновационной политики на региональный уровень

    За последние 10 лет в странах ЕС значительно возросло значение регионального научно-технического и инновационного сотрудничества. Появление новых технологий и глобализация экономики, а также ограниченность правительственных бюджетов привели к повышению роли регионов в осуществлении экономической деятельности. В результате региональные власти все шире налаживают контакты с заинтересованными кругами за рубежом на субрегиональном уровне. Одновременно региональные проблемы решаются путем тесных контактов центрального правительства и местных властей, поскольку последним лучше известны технические, экономические и социальные потребности регионов. Таким образом, в последние годы все более тесно переплетаются три уровня формирования региональной политики (политика, осуществляемая самими регионами, региональный компонент федеральной инновационной политики и наднациональной политики ЕС).

    Изменение характера национальных научно-технических политик, делающих основной упор на распространение новых знаний в экономике, также повысило значение регионального аспекта инновационной политики. В результате региональная политика все в большей степени приобретает структурный, а не перераспределительный характер. Федеральное правительство играет доминирующую роль в фундаментальных исследованиях и подготовке научных кадров, а регионы все в большей степени проводят в жизнь политику распространения инноваций. В частности, в Великобритании регионы Восточного Мидленда, Северо-Востока, Уэльса и Шотландии имеют собственную инновационную стратегию и активно участвуют в инновационных программах ЕС.

    Инновационная политика стала составной частью национальной региональной политики, однако, как правило, национальные правительства отдают предпочтение уже развитым в научно-техническим отношении регионам. Государство оказывает помощь отсталым регионам не столько путем прямых финансовых вливаний, а через содействие в разработке инновационной политики и развитии инфраструктуры. Смягчение диспропорций технологического регионального развития является преимущественно функцией ЕС.

    Основное место в этом направлении деятельности отводится Сети инновационных регионов (Forum of Innovation Regions) и локальной сети центров по распространению инноваций (Innovation Relay Centres  IRC).

    Сети инновационных регионов представляют собой их национальные и транснациональные объединения в сфере разработки и обмена опытом в отношении инновационной стратегии. Центры по распространению инноваций имеют статус независимых консультационных организаций в области технологии и бизнеса, получающих помощь от Еврокомиссии по предпринимательству. Они оказывают помощь инновационному бизнесу по следующим направлениям: трансферт технологий; коммерциализация результатов НИОКР, включая вопросы интеллектуальной собственности; развитие адаптационных возможностей компаний к новой технологии, в том числе нахождение и сведение вместе потенциальных партнеров сотрудничества; осуществление транснациональных инновационных инициатив; распространение информации об инновационной политике Евросоюза.

    В настоящее время действует 68 центров с банком 1 300 новейших технологий. Сами они представляют сеть, их членами являются 220 европейских организаций, а в работе участвуют более 1 тыс. консультантов.

    Шестая пятилетняя рамочная программа ЕС в области НИОКР предусматривает дальнейшее развитие регионального инновационного сотрудничества, в частности через систему интегрированных проектов и программу создания сети Европейского исследовательского пространства.

    Новые направления стратегии Евросоюза в области инновационной политики получили развитие в его шестой Рамочной программе НИОКР. Эта программа с бюджетом 17, 5 млрд. евро (увеличение на 17% по сравнению с пятой Рамочной программой) предусматривает создание единого Европейского исследовательского пространства (European Research Area  ERA), которое позволило бы объединить ресурсы всех европейских государств, в том числе стран кандидатов на вступление в ЕС, а также России, государств СНГ и прочих третьих стран.

    Концепция ERA предусматривает:

    •             создание научного пространства без национальных границ, что даст возможность сгладить различия в уровнях научного и инновационного развития стран-участниц, поднять конкурентоспособность ЕС, увеличить число новых рабочих мест;

    •             повышение эффективности использования финансовых ресурсов для привлечения инвестиций в инновационную сферу;

    •             расширение мобильности научно-технических кадров, особенно молодых ученых и женщин, более активное привлечение специалистов из третьих стран.

    Шестая Рамочная программа НИОКР имеет две основные статьи расходов: программы ЕС по созданию ERA (16,27 млрд. евро) и программы Евратома по ядерной энергетике (1,23 млрд. евро). Работы по Рамочной программе пойдут в трех направлениях: интеграция исследований ЕС (13,345 млрд. евро), структурирование ERA (2,605 млрд. евро), укрепление основ ERA (0,32 млрд. евро).

    В программе интеграции исследований выделено семь приоритетов, на которые предполагается затратить 11,285 млрд. евро, в том числе, млрд. евро:

    •             создание информационного общества 3,6 (включая 90 млн. евро для участия России и других государств СНГ, стран Южной Европы и развивающихся стран);

    •             наука о жизни, геномика и биотехнология для здравоохранения  2,26;

    •             нанотехнологии и нано-науки, «интеллектуальные» многофункциональные материалы, новые устройства и производственные процессы  1,3;

    •             аэрокосмос  1,1;

    •             качество и безопасность продуктов питания  0,685;

    •             защита окружающей среды и создание экосистем 2,12;

    •             население крупных городов и проблемы управления в обществе, основанном на знаниях, 0,225.

    Среди отмеченных приоритетов основное место занимает программа создания информационного общества (35% общего объема финансирования тематических исследований), далее следуют программа биотехнологических исследований и работ в области генома, нанотехнологии и новые материалы, глобальные изменения экологии. Специальные программы предусмотрены для малых и средних фирм (предполагается повысить степень их участия в проектах с 10 до 15%). Отдельная программа посвящена стимулированию инноваций. Она направлена на оказание помощи предпринимательскому сектору, а также ученым в реализации результатов исследований, трансформации их в новые инвестиции и рабочие места. Особые меры предусмотрены в таких областях, как интеллектуальная собственность, доступ к рисковому капиталу и поиск партнеров в других странах участницах.

    Выполнение предыдущих рамочных программ осуществлялось в основном путем реализации совместных проектов. Однако нередко после их окончания консорциум партнеров распадался, и в большинстве случаев проекты не достигали «критической массы», необходимой для достижения реального эффекта. Поэтому в шестой Рамочной программе предусмотрено использование и новых инструментов, в том числе интегрированных проектов, сетей по обмену опытом, совместного проведения национальных программ стран  участниц ЕС и ассоциированных государств (в соответствии со статьей 169 Договора об учреждении ЕС). Цель этих нововведений  мобилизация научно-технического потенциала европейских стран.

    Итогом каждого интегрированного проекта в отличие от проектов предыдущих рамочных программ должны быть конкретные результаты, т.е. инновации. Проекты должны носить в основном многодисциплинарный характер, в них могут быть задействованы как минимум три участника из трех старых или новых членов ЕС. Основное внимание уделяется малым и средним организациям.

    Цель сетей по обмену опытом  повышение качества НИОКР путем не только объединения «критической массы» ресурсов, но и накопленного опыта. Благодаря планированию совместных работ сети призваны помочь преодолеть разрозненность и фрагментарность европейских научных исследований среди основных задач  ликвидация организационных, культурных и кадровых барьеров на пути долговременной интеграции научного потенциала участников сети.

    Хотя статья 169 Договора об учреждении ЕС, предусматривающая совместное проведение национальных программ стран-участниц и ассоциированных государств, присутствовала и в пятой Рамочной программе, она до настоящего времени не использовалась. Данная статья является наиболее действенным инструментом для создания единого Европейского исследовательского пространства, поскольку позволяет странам-кандидатам участвовать в шестой Рамочной программе на тех же условиях, что и полноправным членам ЕС. Аналогичные права даны и международным организациям, представляющим европейские интересы. Кроме того, третьи страны получили доступ к направлениям, реализуемым через совместные проекты и сети по обмену опытом. Намечено финансирование и для участников программы «Международное сотрудничество» (INCO).

    Создание единого Европейского исследовательского пространства предусматривает вовлечение в него не только старых, но и новых членов ЕС, а также государств, подписавших соглашение о научно-техническом сотрудничестве с Евросоюзом (такие соглашения подписаны с Россией, Украиной, Мальтой и Индией).

    Особая роль при этом отводится государствам с развивающейся и переходной экономикой. В отношении России и других стран СНЕ предполагаются совместные усилия, направленные, во-первых, на стабилизацию их научного потенциала, во-вторых, на решение представляющих взаимный интерес проблем в таких областях, как здравоохранение и обеспечение экологической безопасности (включая ядерную), энергетика, нераспространение вооружений. Помощь в работе со странами СНЕ окажет ряд организаций, в частности Международная ассоциация содействию сотрудничеству с учеными из новых независимых государств бывшего СССР (INTAS), Международный научно-технический центр в Москве (МНТЦ), Украинский научно-технический центр в Киеве (УНТД). В рамках программы INTAS сотрудничает более 40 стран. Проекты и программы МНТЦ, и УНТЦ способствуют интеграции ученых оборонного комплекса в мировое научное сообщество на основе многостороннего сотрудничества с Западной Европой, США и Японией.

    Россия уже участвовала в качестве субподрядчика в третьей, четвертой и пятой Рамочных программах НИОКР, главным образом в фундаментальных исследованиях. В ходе выполнения пятой Рамочной программы она была задействована в 122 проектах, в том числе по программам «Международное сотрудничество» (INC02)  в 62, «Конкурентное и устойчивое развитие» (EECD) в 17, «Информационное общество» (1ST) в 16, «Повышение качества кадрового потенциала» (Human potencial)  в 6, «Евратом» в 15.

    Среди стран-кандидатов в наибольшем числе проектов в пятой Рамочной программе участвовала Польша (531 проект), далее следовали Чехия (439), Венгрия (400), Словения (221), Румыния (172), Болгария (156).

    Заключение соглашения о научно-техническом сотрудничестве с ЕС позволит российской стороне более активно включиться в европейскую научную и инновационную кооперацию.

    Программа INTAS взяла на себя роль информационного посредника между шестой Рамочной программой НИОКР Евросоюза и научными сообществами СНГ. Вместе со службами Еврокомиссии она будет обеспечивать потенциальных участников проектов в СНГ информацией по тематическим направлениям, а также по процедурным вопросам. Обратный поток информации в Европу о потенциале российских ученых, а также специалистов из других государств будет осуществляться через так называемые национальные информационные точки в странах СНГ. Они призваны помогать потенциальным европейским партнерам лучше узнать возможности не только отдельных российских институтов, но и научных сообществ, включая промышленные лаборатории.

    Вывод

    Для предприятий ряда отраслей экономики Азербайджана из-за высоких затрат на исследования и проектирование, а также из-за потребности в крупных инвестициях жизненно важен зарубежный опыт управления экономикой, в частности опыт завоевания рынков сбыта продукции, по своим масштабам превышающий национальный рынок, каким бы обширным он не был.

    Если страны  члены СНГ хотят быть сильным регионом, то необходимо преодолеть определенную деформацию структуры экономики и сделать упор на увеличение

    ВВП в первую очередь за счет активизации инновационного процесса или процесса создания и коммерциализации новой продукции.

    Страны Западной Европы и Евросоюз взяли в XXI веке курс на дальнейшее углубление кооперации в сфере НИОКР и повышение эффективности инновационной деятельности. Это будет способствовать усилению их конкурентных позиций на мировом рынке современных технологий. Что касается Азербайджана и других новых независимых государства, то создание единого Европейского исследовательского пространства дает им возможность активно включиться в европейское научное сообщество, а также ускорить формирование национальной инновационной политики.



    тема

    документ Направления развития новых рынков
    документ Развитие финансов России
    документ Теории развития мирового хозяйства
    документ Управление финансами
    документ Территориальное развитие Дальнего Востока
    документ Цикличность экономического развития




    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами
    важное

    Курс доллара на 2018 год
    Курс евро на 2018 год
    Цифровые валюты 2018
    Алименты 2018

    Аттестация рабочих мест 2018
    Банкротство 2018
    Бухгалтерская отчетность 2018
    Бухгалтерские изменения 2018
    Бюджетный учет 2018
    Взыскание задолженности 2018
    Выходное пособие 2018

    График отпусков 2018
    Декретный отпуск 2018
    ЕНВД 2018
    Изменения для юристов 2018
    Кассовые операции 2018
    Командировочные расходы 2018
    МСФО 2018
    Налоги ИП 2018
    Налоговые изменения 2018
    Начисление заработной платы 2018
    ОСНО 2018
    Эффективный контракт 2018
    Брокеру
    Недвижимость



    ©2009-2018 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
    разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты