Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2018    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения 2018
папка Главная » Экономисту » Модели управления экономическим развитием в странах Запада

Модели управления экономическим развитием в странах Запада



Модели управления экономическим развитием в странах Запада

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

  • Неолиберализм и экономическое развитие США в 90-е годы
  • Японский вариант административно-государственного управления
  • Программа "Эврика" как форма европейской научно-технической интеграции
  • Взаимоотношения предпринимателей в странах Запада и Восточной Европы
  • Вывод

    Неолиберализм и экономическое развитие США в 90-е годы

    Стратегия, предусматривающая нацеленность на качество продукции и услуг пригодна для всех, начиная с огромных производственных корпораций и кончая мелкими розничными магазинами, действующими исходя из ситуации, сложившейся на рынке в данный момент. Для достижения успеха на рынке всем придется вспомнить старые времена, когда репутация компании зависела от качества производимой продукции и готовности оказать важную дружескую услугу.

    Наиболее простой способ обеспечить высокое качество  ввести в корпорации совершенно новую культуру (ее называют по-разному  менеджмент абсолютного качества, менеджмент интегрированного процесса). Это, по мнению Артура Тейлора, означает, что для всех, начиная с высшего руководства и кончая низшими звеньями системы управления, самым главным является обеспечение высокого качества продукции и услуг, удовлетворение потребностей заказчиков. В этой связи решающе значение приобретает изучение и освоение зарубежного опыта управления производственными процессами, исследование моделей экономического развития, апробированных на практике ведущих промышленно развитых стран мира, прежде всего США, Японии и Европейского Союза.

    В течение последних 20 лет американская экономика переживала глубокую реструктуризацию. Этот процесс, известный под названием неолиберальная реструктуризация, воздействовал практически на все сферы общественной жизни, в том числе на разрыв между богатыми и бедными, характер труда, роль крупного капитала в политической жизни, количество и качество предоставляемых государственных услуг, характер семейной жизни.

    Неолиберальная реструктуризация повлекла за собой отказ от использования государственных средств и налогов для смягчения резких колебаний делового цикла, ослабление или отказ от регулирования государством корпоративного поведения как внутри страны, так и на международной арене, приватизацию части государственных предприятий, а также серьезное сокращение социальных программ. Такая реструктуризация основывалась на представлении о капиталистической экономике, изначально разработанном такими классическими либеральными мыслителями XVIIIXIX вв., как Адам Смит и Давид Рикардо, которые полагали, что благодаря действию рыночных сил капиталистическая экономика в большой мере саморегулируема.

    Возрождение классической либеральной теории стало неожиданным явлением. Ведь после Великой депрессии и второй мировой войны она в большой мере дискредитировала себя и утратила лидирующие позиции. Опасаясь повторения депрессии и перед лицом широкого и растущего социалистического и коммунистического движения, правящие классы США, Великобритании и других ведущих капиталистических стран неохотно приняли после второй мировой войны проект программ социального обеспечения и согласились на более активную роль государства в регулировании экономики. С конца 70х годов началось постепенное отступление от этого кейнсианского регулирующего подхода, и он был заменен новым вариантом классического либерализма, проводниками которого стали Великобритания и США.

    У теоретиков «мэйнстрима» в США и Великобритании неолиберализм одержал полную победу. Согласно новой общепринятой концепции многие из существовавших несколько десятилетий после второй мировой войны экономические и социальные проблемы стали следствием вмешательства государства в экономику. Заново открытая «экономика свободного рынка» является дорогой к оптимальной эффективности, быстрому экономическому росту и инновациям, к растущему процветанию для всех, кто готов упорно работать и пользоваться предоставляемыми ему возможностями, США стремятся реорганизовать институты международной капиталистической экономики в соответствии с неолиберальными предписаниями и одновременно требуют проведения перестройки в неолиберальном духе в государствах Западной и Восточной Европы, Азии, Африки и Латинской Америки. Во многих странах местные элиты приветствуют подобные изменения. Но в некоторых изменения вносятся медленно, поскольку население высказывает поддержку социальным программам и государственному регулированию, с помощью которых предполагается несколько смягчить колоссальное неравенство и обеспечить защиту от нестабильности, порождаемой рыночными силами.

    Препятствием в осуществлении планов США по созданию мировой неолиберальной системы стало отсутствие убедительных доказательств того, что перестройка обеспечивает выгоды, обещанные ее сторонниками. В течение десятилетий после окончания второй мировой войны действительно возникали многочисленные социальные и экономические проблемы, но те, кто занимается экономической историей, в целом придерживаются единого мнения: общие итоги развития ведущих капиталистических стран за 25 лет, последовавших после окончания второй мировой войны,  наилучшие из тех, которые им когда-либо удавалось добиться. По этой причине время с 1950 по 1973 год часто называют «золотым веком» капитализма.

    С 1973 года до начала 90-х годов для передовых капиталистических стран характерны медленные темпы роста и серьезная экономическая и финансовая нестабильность. США и Великобритания как локомотивы перехода к неолиберализму в это время демонстрировали умеренные экономические показатели, достигаемые общепринятыми мерами. Страны, предпринявшие наиболее глубокую перестройку в духе неолиберализма, а именно страны Центральной и Восточной Европы, ранее управлявшиеся коммунистическими партиями, пережили колоссальный экономический спад. Между тем наиболее быстрые темпы роста и развития в этот период наблюдались в тех странах, которые в существенной мере отошли от неолиберальной модели  Японии, Южной Корее и Китае, где государство жестко руководит экономикой.

    Успешно развивающиеся при государственном регулировании страны (за исключением Китая) с середины 90-х годов стали сталкиваться с серьезными трудностями, а в Японии наступило десятилетие стагнации. Финансовый кризис обрушился на Южную Корею и другие «азиатские тигры», период их быстрого роста завершился. Более или менее успешно неолиберальная перестройка была навязана Южной Корее, причем с помощью бизнес-элиты страны. Япония же испытывает жесткое внешнее и внутреннее давление в пользу отказа от варианта капитализма с государственным регулированием.



    Таковы отрицательные примеры. Но приверженцам неолиберализма необходим был позитивный пример подобной перестройки, который принес бы крупной стране обещанные блага. Во второй половине 90-х годов неолиберализм обнаружил наконец долгожданную «точку роста» в стране, которая была главным источником неолиберализма  в США.

    Правительство США осуществляло неолиберальную политику начиная со второй половины периода президентства Картера, т.е. с конца 70-х годов. Несмотря на относительно активную риторику в пользу государственного вмешательства, озвучиваемую в ходе президентской кампании после своего избрания президентом Билл Клинтон деятельно поддерживал программу сокращения государственных расходов, тяготел к соглашениям о свободной торговле и стремился освободить рыночные силы от государственного регулирования. Государственные ассигнования урезались настолько жестко, что в условиях растущей экономики бюджетный дефицит сокращался, и в конце десятилетия даже был сведен к нулю, в результате чего правительство даже пообещало полное погашение государственного долга в ближайшем будущем.

    После нескольких лет медленного оживления из-за спада американская экономика стала относительно быстро расти. Ежегодные темпы роста реального ВВП перешли рубеж 4%, повысились темпы роста производительности труда, вялые в течение длительного времени в прошлом. Относительно быстрый рост продолжился, уровень безработицы к концу десятилетия упал до 4%, инфляция подавлялась. Темпы экономического роста превысили показатели 60-х годов  самого благополучного периода, отмеченного в США. Эксперты объявили, что преимущества неолиберальной перестройки наконец продемонстрированы.

    Некоторые эксперты во главе с журналом «Бизнес-уик» заявляли, что в США нашла свое развитие «новая экономика», основанная на неком сочетании новых технологий, новых финансовых законов и неолиберальной перестройки, и она открывала совершенно иную эру, в которой уже не будут действовать старые взаимоотношения и ограничения. Мы здесь не останавливаемся на положениях «новой экономики», которые скептически оцениваются даже учеными-экономистами «мэйнстрима».

    Хотя сейчас большинство экономистов согласно с тем, что крайние по своему характеру утверждения, высказываемые в рамках «новой экономики», были беспочвенными, во многих странах мира твердо убеждены, что экономическое развитие США последнего десятилетия окончательно подтверждает: неолиберальная перестройка  это путь к строительству эффективной капиталистической экономики. Поскольку циклический рост, начавшийся в США завершился, настало время подвергнуть анализу это широко распространенное утверждение.

    Неолиберальная перестройка действительно способствовала определенному оживлению после спада и необычайно длительному росту с низким уровнем инфляции и низкому показателю безработицы. Однако процессы, которые привели к подобным результатам, отличались от их официальной версии. Неолиберальный режим вызвал крайне нестабильный экономический рост в США, создал растущий дисбаланс в экономике и главным образом благоприятствовал тем, кто находился на вершине пирамиды доходов, причем в гораздо большей степени, чем это бывает в условиях обычного капиталистического экономического роста. И хотя любой рост в рамках капиталистической экономики в конечном итоге завершается спадом, характер роста 90-х годов посеял семена особо тяжелых проблем в будущем.

    Судя по официальным американским данным, экономический рост несмотря на длительность, не сопровождался высокими показателями, если исходить из привычных экономических мерок.

    По самому объемному показателю экономической мощи  темпам роста ВВП  90-е годы занимают довольно низкое место среди шести последних периодов. Только при кратком и вялом росте отмечались более низкие темпы роста ВВП, чем в 90-е годы. Что касается производительности труда, то 90-е годы выглядят лучше и опережают три предшествующих периода роста, но все же намного отстают от быстрого роста производительности труда в 60-е и в начале 70-х годов.

    90-е годы выглядят намного лучше в части показателей по безработице и инфляции. Показатель по безработице последнего года в период роста 90-х годов (4%) был самым низким после 60-х, темпы инфляции за тот же год  самыми низкими из всех аналогичных показателей за шесть периодов. Период 90-х годов длился ровно 10 лет по сравнению с 8 годами и 10 месяцами следующего по длительности периода 60-х годов. Если темпы роста безработицы упорно оставались высокими в течение первых трех лет периода, то сама длительность периода заставила их в конечном итоге опуститься ниже 5%. Неудивительно, что при длительном периоде роста и лишь скромном росте производительности труда в итоге относительно низкими оказались темпы роста безработицы.

    На втором этапе периода роста 90-х годов заметно улучшились экономические показатели. Темпы роста ВВП составили 4,1% в год, а производительность труда выросла до 2,5%.

    Некоторые аналитики стали рисовать более радужную картину экономического роста. Однако сопоставление «наилучшего» этапа периода роста в рамках цикла деловой активности со всем периодом роста в других циклах  неправомерный метод оценки. Вместе с тем такое сопоставление не меняет радикальным образом оценку роста 90-х годов. Что касается ВВП, едва ли сильно отличаются от 80-х годов: только 5-е место сменилось 4-м; производительность труда все-таки еще не приблизилась к показателю 60-х  начала 70-х годов при том, что по своему ранжиру этот показатель оставался неизменным.

    Чтобы наилучшим образом понять характер роста в США, необходимо разбить 90-е годы не на два, а на три этапа. Первый этап пришелся на относительно медленное оживление после спада. Второй этап стал свидетелем ускорения роста ВВП благодаря в первую очередь инвестиционному буму. На третьем этапе наблюдался еще более ускоренный рост ВВП, но главным образом за счет поразительного потребительского бума. Анализируя эти три этапа, можно обнаружить движущие силы роста 90-х годов, а также нестабильный характер процесса.

    Основными компонентами совокупного спроса на продукцию, полученную в результате хозяйственной деятельности, являются затраты потребителя, инвестиции бизнеса в основной капитал, инвестиции в жилищное строительство, государственные закупки товаров и услуг и чистый экспорт (т.е. экспорт минус импорт). Именно прирост этих компонентов обеспечивает рост ВВП в целом.

    На первом этапе оживление после предшествующего спада обусловливалось инвестициями бизнеса в основной капитал, которые росли быстрыми темпами (7,6% в год). Потребительский спрос, составляющий около 2/3 ВВП, возрастал почти параллельно ВВП, не подталкивая и не замедляя оживление экономики. Капиталовложения в жилищное строительство росли примерно теми же темпами, что и инвестиции бизнеса в основной капитал, но с гораздо более слабым эффектом, поскольку на начальной стадии роста второй фактор был почти в 2,5 раза объемнее, чем первый. От государственной или международной торговли не исходили никакие стимулы, так как государственные закупки товаров и услуг практически стагнировали на первой стадии, а импорт рос быстрее, чем экспорт. Скромные объемы инвестиционного бума в ходе первого этапа оказались недостаточными, чтобы обусловить быстрый рост экономики в целом при стагнации крупного государственного сектора и при быстро растущем дефиците торговли товарами и услугами.

    Два фактора объясняют относительно быстрый рост инвестиций бизнеса долговременное повышение нормы прибыли и революция в области информационных технологий (ИТ). Судя по многочисленным исследованиям, норма прибыли повысилась до уровня послевоенного пикового значения середины 60-х годов, после чего последовал заметный долговременный спад. Циклическое оживление нормы прибыли, обеспечило повышение нормы прибыли до высшего (начиная с 60х годов) уровня.

    Одновременно с повышением нормы прибыли неолиберальный режим благодаря различным методам  юридическому и политическому наступлению на профсоюзы, дерегулированию деловой активности и снижению барьеров на пути международной торговли и инвестиций  сузил возможности работников по отстаиванию своих интересов в ходе переговоров. Но этот аспект неолиберализма его приверженцы не афишируют, однако же он оказался эффективным при повышении нормы прибыли.

    Другим важным фактором повышения нормы прибыли стало снижение налогов на капитал в тот же период примерно на 40%. Тем самым неолиберальная перестройка повлекла за собой перемещение налогового бремени с капитала на труд. Неолиберализм повысил прибыль, но отнюдь не параллельно с заработной платой и налоговыми поступлениями, как было обещано, а за их счет.

    Марксистские экономисты давно утверждали, что рост нормы прибыли в результате снижения заработной платы оказывает противоречивое воздействие на норму накопления капитала. С одной стороны, рост нормы прибыли имеет тенденцию стимулировать осуществляемые капиталистами инвестиции и экономический рост. Однако, с другой стороны, снижающаяся заработная плата обычно создает проблему недостаточного спроса на продукцию и тем самым условия для кризиса перепроизводства.

    Инвестиционному буму способствовала революция в информационных технологиях (ИТ), стимулировавшая три вида инвестиций бизнеса в основной капитал: в оборудование по обработке информации и программное обеспечение («инвестиции в ИТ-оборудование», или ИТИ); в оборудование, не предназначенное для обработки информации и программное обеспечение («инвестиции в не ИТ-оборудование», или НИТИ); в помещения. Бум НИТИ начался не ранее 1993 года (тогда его рост составил 10,6%). ИТ составили более 40% общих инвестиций в оборудование, так что бум ИТИ возымел большой эффект. ИТ-революция сделала возможным ежегодное внедрение нового оборудования, которое обещало бизнесу большую экономию издержек и другие преимущества.

    На втором этапе экономический рост ускорился, и ежегодные темпы роста ВВП повысились с 3,1% до 4%. Движущей силой стало дальнейшее приращение темпов роста инвестиций бизнеса в основной капитал: с 7,6% в год на первой стадии до исторически высокого показателя 11,1% в год на второй стадии. Темпы роста потребительских расходов на втором этапе увеличились незначительно по сравнению с первым этапом и превратились в фактор, тормозящий рост ВВП, поскольку этот показатель оказался ниже темпов роста ВВП. На втором этапе замедлился рост инвестиций в жилищное строительство, рост государственных расходов оставался слабым, а импорт продолжал расти быстрее, чем экспорт.

    На третьем этапе рост ВВП несколько ускорился (до 4,2% в год). Однако здесь возникла новая движущая сила. На третьем этапе рост потребительских расходов, переставших выполнять роль традиционного и относительно пассивного фактора роста в рамках цикла деловой активности, внезапно ускорился и достиг 4,9% в год. Теперь потребительские расходы стали основной силой, стимулирующей рост ВВП, они составили около 2/3 ВВП и стали увеличиваться значительно быстрее, чем показатель ВВП.

    Взлет инвестиций бизнеса в основной капитал продолжался на протяжении третьего этапа на уровне 10,2% в год и в сочетании с потребительским бумом содействовал ускоренному росту ВВП. Объем инвестиций в жилищное строительство несколько повысился, равно как и объем государственных расходов, хотя последний показатель по-прежнему отставал от роста ВВП. На этом этапе резко затормозился рост экспорта, а рост импорта несколько ускорился, что вызвало быстро растущий дефицит экспорта товаров и услуг, что в свою очередь не способствовало росту ВВП.

    Японский вариант административно-государственного управления

    Япония стала 14-м государством мира, где принцип транспарентности (прозрачности) административно-государственного управления, открытости его для широкого контроля со стороны общества закреплен в качестве правовой нормы Законом об опубликовании информации, принадлежащей административным органам.

    Утверждение института транспарентности является многолетней тенденцией для большой группы развитых стран, общественно-государственное устройство которых принято называть либерально-демократическим. Родоначальником этого института считается Швеция, где был принят Закон о свободе изданий, за ней последовали Финляндия (Закон об открытости публичных документов), США (Закон о свободе информации), Дания (Закон о доступе к административным документам), Норвегия (Закон о гласности в административном управлении), Франция (Закон о доступе к административным документам), Нидерланды (Закон об установлении правил открытости административного управления), Австралия (Закон о свободе информации), Канада (Закон о доступе к информации), Новая Зеландия (Закон об административной информации), Австрия (Закон о раскрытии информации федеральных административных органов), Бельгия (Закон о раскрытии административного управления), Республика Корея (Закон о раскрытии информации публичных органов). Многие из этих законов на протяжении последующих лет подвергались многократной корректировке.

    Япония, как известно, является государством с патерналистскими традициями управления, где бюрократия всегда обладала относительно широкими управленческими правами и возможностями, отличалась закрытостью и меньшей подконтрольностью обществу, чем в Европе и Северной Америке. Тем не менее на протяжении послевоенного периода здесь постоянно шел процесс приведения административно-государственного управления в соответствие с современными стандартами.

    В 80-х годах получило развитие общедемократическое движение "гражданский омбудсмен", отражающее протест населения против коррупции в правящих кругах и безответственного предпринимательства, сопровождаемого такими явлениями, как выпуск недоброкачественных лекарств, загрязнение природной среды, аварии на атомных электростанциях и т.д. Участники этого движения требовали раскрытия официальной документации по подобным инцидентам и принятия необходимых законов. Идеи транспарентности управления поддерживались и со стороны США, которые усматривали в расширении прозрачности администрирования в Японии шанс укрепить конкурентные позиции американского бизнеса.

    Правящие круги не могли остаться безучастными к этим процессам. Первое постановление о раскрытии информации было введено в действие местной властью Канэямамати, маленькой деревушки в префектуре Ямагата. 

    Что касается национального правительства, то оно (хотя с некоторым отставанием) также реагировало на умонастроения общества. Первым вопрос о важности предоставления широким слоям доступа к управленческой информации поднял премьерминистр М.Охира. Эта идея получила дальнейшее развитие, правительство Р.Хасимото представило парламенту соответствующий законопроект, который был одобрен. Закон об опубликовании информации, принадлежащей административным органам призван регулировать обязательное раскрытие управленческой информации в ответ на запросы людей. Оно осуществляется с расчетом на неопределенного массового получателя и названо "системой запросов на раскрытие информации".

    Круг лиц, имеющих право на получение доступа к государственной управленческой информации, японским законодательством практически не ограничивается: любой человек может требовать от руководителей административных органов раскрытия принадлежащих им административных документов. Это относится не только к гражданам страны или жителям данной местности, когда речь заходит о делах местного самоуправления, но и к иностранцам и даже организациям  юридическим лицам. В данном вопросе японский Закон об опубликовании информации, принадлежащей административным органам, совпадает с американским Законом о свободе информации.

    Очевидно, что право всех без исключения граждан Японии на удобный и своевременный доступ к официальным документам может быть реализовано только на базе применения современных информационно-сетевых технологий. При этом определение законодателями будущих клиентов системы раскрытия административной документации как "любой человек" означает, по существу, обезличивание инициаторов запроса, т.е. снятие проблемы идентификации их личности, широкий простор для внедрения в информационные процессы передовых технологий, юридическое обеспечение беспрепятственного развития информатизации, содействие внутренней интеграции страны и включению ее в глобализационные процессы.

    К числу органов, обязанных предоставлять административные документы в ответ на запрос об их раскрытии, относятся те, которые входят в состав правительства или подведомственны ему, а также различные экзаменационные, инспекционные, просветительские, медицинские, санитарно гигиенические учреждения. Отдельным пунктом выделена Палата статистических исследований.

    Вместе с тем этот перечень не охватывает законодательную и судебную ветви власти, т.е. документацию парламента и муниципальных законодательных органов, а также судопроизводства.

    Принцип прозрачности не распространяется и на часть структур административно-государственного управления. В Японии, как известно, широко развита система корпораций, фактически исполняющих административные функции, но формально являющихся независимыми от правительства юридическими лицами. К ним относятся так называемые специальные публичные корпорации, корпорации правительственного одобрения и финансируемые ими различные компании. Кроме того, в ходе реорганизации центральных министерств и управлений создано около 100 "независимых административных институтов".

    Фонды подобных корпораций образуются из правительственных взносов, а также субсидий, грантов, займов из бюджетных средств. Государство осуществляет некоторые плановые и оценочные функции в отношении их деятельности. Выходящие в отставку правительственные чиновники в награду за успешную службу получают в этих компаниях доходные места. Общее число таких организаций достигает порядка 8,5 тыс.

    Наиболее существенные ограничения в политике транспарентности управления связаны с определением характера информации, раскрываемой или не раскрываемой в ответ на запросы граждан.

    К числу административных относятся документы, составленные работниками административных органов и используемые ими в служебном порядке. К ним не относятся правительственные вестники, Белые книги, газеты и журналы, книги и другие издания, создаваемые с коммерческой целью и адресованные широкому кругу неопределенных лиц, а также материалы, являющиеся историческими и культурными источниками или содержащие результаты научно-технических исследований.

    Административные документы могут быть представлены и в форме чертежей, схем, электронно-магнитных записей.

    В соответствии с законодательством руководитель административного органа на основании ознакомления с информацией, содержащейся в документе, имеет право принять решение об отказе раскрыть его или ограничить огласку. Это может быть в следующих случаях.

    Когда информация касается личности человека и позволяет идентифицировать его по имени и фамилии, дате рождения или путем сопоставления с другими сведениями, если при этом есть опасение нанести ущерб правам и интересам индивида. К числу исключений относится информация, изначально предназначавшаяся для огласки или подлежащая ей соответственно закону, а также ситуации, когда огласка признается необходимой для защиты жизни, здоровья, имущества человека или когда речь идет о государственном служащем, содержании и исполнении его служебных обязанностей.

    Когда информация, относящаяся к организациям (кроме публичных, национальных и региональных) и предпринимателям, вызывает опасение, что может быть нанесен ущерб их правам, конкурентным позициям и иным законным интересам. В частности, не должна раскрываться информация, предоставленная юридическими лицами (корпорациями) административным властям по их запросу, но при условии, что она не подлежит разглашению. Возможность подобной договоренности бизнеса и власти ограничивает сферу прозрачности управления.

    Если есть опасения, что публикация информации повредит безопасности страны, отношениям ее с другими государствами и международными организациями, ведению переговоров с ними.

    Если огласка информации помешает пресечению преступной деятельности, привлечению к суду, исполнению наказания и прочим мерам обеспечения общественного порядка.

    Из-под общественного контроля выводятся сведения, касающиеся совещаний, исследований, консультаций в административных органах страны и местных публичных организациях в целях сохранения конфиденциальности их деятельности, если есть опасения, что в результате публикации информации будет нанесен ущерб обмену мнениями, спровоцировано волнение среди населения, доставлены "преимущества или неудобства" отдельным лицам.

    Когда грозит ущерб действиям по проведению инспекций, расследований, надзора, а также управлению кадрами, руководству организациями и предприятиями и т.д.

    По основаниям, изложенным выше, руководитель административного органа может по своему усмотрению изъять из документа "нераскрываемую" информацию и предоставить его в усеченном виде.

    Руководитель административного органа имеет право не комментировать вопрос о наличии запрошенного документа или отрицать его существование, если сам по себе ответ на этот вопрос раскрывает не подлежащую оглашению информацию.

    Таким образом, японские законодатели, признав право любого человека на получение документов об административно-государственном управлении страны, вместе с тем существенно ограничили перечень организаций, обязанных раскрывать принадлежащую им информацию. Руководителям административных органов предоставлены широкие права в решении вопроса, какая информация подлежит разглашению.

    Раскрытие документов административных органов происходит в соответствии с определенными процессуальными нормами.

    Запрос должен представляться на имя руководителя административного органа в письменном виде и содержать данные о личности подателя, наименование запрашиваемого документа и сведения, необходимые для его идентификации. Руководители административных органов, Управление общих вопросов, правительство, муниципальные органы обязаны оказывать содействие гражданам в получении информации, требующейся для идентификации и поиска документов.

    Как правило, срок ответа по поводу раскрытия документа устанавливается в 30 дней со дня подачи запроса. При наличии уважительных причин руководитель имеет право увеличить этот срок еще на 30 дней. Если их оказывается недостаточно, он может принять решение о раскрытии лишь его части, сообщив подателю запроса сроки предоставления остающейся информации.

    Если содержание информации касается "третьих лиц", руководитель административного органа должен уведомить их о предстоящем решении, предоставить им право письменно высказать свое отношение к данному документу, а в случае их протеста против его раскрытия переждать две недели после принятия решения о раскрытии документа до его осуществления.

    Раскрытие документа осуществляется путем предоставления его для ознакомления и копирования. В случае опасения за физическую сохранность документа руководитель административного органа может давать его копию.

    Услуги по раскрытию документа оказываются за определенную плату, размер которой рекомендуется устанавливать в пределах реальных расходов, чтобы она была "по возможности посильной". Первоначально в качестве оплаты за раскрытие одного "дела" предполагалась сумма в 500 иен, в конечном итоге ее снизили до 300 иен. Введение положения об оплате услуг связано отчасти с тем, что в ряде случаев граждане, требовавшие открыть им огромное количество документов сразу, к назначенному сроку, когда материалы были подготовлены, даже не появлялись в учреждении.

    В целом при решении административно-процессуальных вопросов законодатели, по мнению экспертов, допустили ряд просчетов. Так, система поиска документов определена недостаточно четко, хотя без их точной идентификации невозможно подать запрос; значительный простор для личных оценок руководителей сохраняется в определении сроков принятия решений; не оговорены сроки согласований с "третьими лицами"; копия документа, не обладающая такой же юридической силой, как подлинник, не может заменять его во всех случаях.

    Законодательство определяет также порядок обжалования решения административного органа по запросу о раскрытии документа. В случае подачи жалобы руководитель административного органа обязан передать ее на рассмотрение в Инспекционный совет по опубликованию информации, который создается при канцелярии премьер-министра. Он состоит из девяти человек, назначаемых и отстраняемых премьер-министром с согласия обеих палат парламента. Трое из них могут работать в Совете на регулярной основе, остальные  неполный рабочий день.

    Срок полномочий членов Совета три года, при этом они имеют право неоднократно переизбираться на данные должности. Кодекс поведения требует от них отсутствия политической ангажированности и корыстной мотивировки. Они не могут быть функционерами каких-либо партий и активно участвовать в политических движениях, а лица, работающие на регулярной основе, не должны иметь другую оплачиваемую службу, а также руководить коммерческими предприятиями с целью получения прибыли.

    Рабочие органы Совета  председатель, коллегия, непосредственно ведущая исследование и обсуждение жалоб, секретариат, занимающийся канцелярской работой (его начальник подчиняется непосредственно председателю Совета).

    При рассмотрении жалобы Совет имеет право пользоваться различными источниками информации  затребовать на рассмотрение административный документ, письменные мнения и комментарии от подателей жалобы, а также от причастных к делу лиц. Податели жалобы могут выступить в Совете и пригласить своих помощников. Решение Совета выносится в письменном виде.

    Деятельность Совета отличается высокой конфиденциальностью: процедуры исследований и обсуждений не разглашаются, члены Совета обязаны сохранять в тайне ставшие известными им секретные сведения как во время исполнения своих обязанностей, так и после отставки (за их разглашение они могут быть наказаны штрафом до 300 тыс. иен или тюремным заключением с принудительной работой на срок до одного года).

    Принципиально важной особенностью Инспекционного совета является то обстоятельство, что это орган административного контроля за работой административных органов, поэтому он не может рассматриваться как нейтральный арбитр в тяжбе между подателем запроса и административным органом, В этой связи важное значение имеет возможность обжалования решений административных органов по запросам на раскрытие информации в судебном порядке (на основании Закона о тяжбах по административным делам). Судебное обжалование необязательно опосредуется предварительной апелляцией в Инспекционный совет, допускается параллельное рассмотрение жалобы и в Совете, и в суде.

    Вместе с тем законодательно не предусмотрены назначаемые в судебном порядке меры ответственности для администраторов за некорректный ответ на запрос о раскрытии документа. Не предусмотрена также оплата услуг адвоката истца, а также его судебных издержек в случае победы в судебном споре (в США, например суды присуждают солидные выплаты адвокатам истца, которые становятся существенным источником доходов для правозащитных движений).

    Установленный порядок апелляции свидетельствует о том, что законодатели придают важное значение досудебному и внесудебному урегулированию спорных решений по раскрытию документов административных органов.

    Действенность принятых норм, их способность влиять на развитие японского общества в значительной степени будут определяться правоприменительной практикой.

    В этой области существует ряд ограничений и трудностей:

    Во-первых, раскрытие управленческой информации жестко увязывается с активностью граждан  документы предоставляются только в ответ на их запросы.

    Во-вторых, законодатели обязали администрацию давать документы для ознакомления в их аутентичном виде, т.е. без каких-либо комментариев. Очевидно, что не все граждане смогут самостоятельно проанализировать и оценить документы, сориентироваться в лабиринтах архивов и каталогов, разобраться в юридической казуистике приказов и контрактов, хитросплетениях банковских проводок и бухгалтерских балансов. Поэтому действенность принятых норм будет зависеть также от помощи и поддержки принципа транспарентности управления со стороны интеллигенции служащих, ученых, специалистов.

    В-третьих, раскрытие информации об управленческих секретах осуществляется для какого-либо конкретного лица. Чтобы донести ее до всего общества, движение за транспарентность должно получить поддержку средств массовой информации.

    Кроме того, чиновничий аппарат государственного управления неизбежно будет стремиться сохранить и расширить свой контроль за распространением управленческой информации, поскольку монополия на нее, утаивание, неведение общества относительно административных правил и процедур являются важным источником бюрократической власти. Помимо широких прав, сохраняемых за чиновниками, большие возможности для сокрытия информации оставлены им в результате правовой неурегулированности ряда вопросов.

    Так, до сих пор неясно, подлежит раскрытию только новая информация или также созданная ранее. Кроме того, японская культура власти и управления традиционно придает большое значение практике неформальных отношений, закулисных договоренностей, поэтому чиновники смогут обходить законодательство, переводя многие "деликатные" решения в устную форму. Наконец, не исключено принятие нормативов об ускорении оборота документов, сокращении сроков их хранения и быстром уничтожении.

    Программа "Эврика" как форма европейской научно-технической интеграции

    В начале 80-х годов отставание Западной Европы от двух технологических центров  США и Японии  могло привести к потере ключевых позиций в мировой экономике, обострению проблем научно-технического развития. Одной из причин сложившейся ситуации было отсутствие общей научно-технологической политики стран ЕС, а также слабая интеграция отдельных сегментов национальных систем. Совместные исследования носили разовый характер, а эпизодические прорывы по ряду направлений науки и техники не подкреплялись действиями предпринимательского сектора. Преодоление раздробленности научно-технического потенциала европейских стран и переход сотрудничества в данной области на качественно новый уровень стало важной задачей интеграционных процессов.

    Первым серьезным шагом в этом направлении явился ввод трех программ научно-технического сотрудничества с различными уровнями регулирования. Была принята первая Рамочная программа. Суть ее заключалась в установлении и координации совместных действий ЕС, направленных на преодоление кризиса в научно-технологической сфере путем прямой поддержки государством фундаментальных исследований. Год спустя начала работу европейская стратегическая программа исследований в области технологии информационных систем ЭСПРИТ, которая превратилась в составную часть Рамочных соглашений на уровне ЕС.

    Третьим событием можно считать открытие Европейского агентства по научно-техническому сотрудничеству "Эврика". Главная идея состояла в налаживании и укреплении международных связей путем развития предпринимательской инициативы в этой области и установлении новых форм управления и финансирования кооперации на межфирменном уровне.

    Ведущими направлениями исследований "Эврики" стали разработки в области медицины и биотехнологии, транспорта и связи, энергетики, окружающей среды, информатики, лазерных технологий, новых материалов, робототехники и автоматизации производства.

    Широкий спектр тематических областей исследований, коммерческий подход к конечному результату и неограниченные возможности кооперации промышленных предприятий и научно-исследовательских учреждений способствовали быстрому расширению числа участников программы. Особое внимание уделялось созданию условий для подключения к работе над проектами малых и средних предприятий.

    Основными факторами успешного начала деятельности программы можно считать рационализацию порядка проработки предложений, динамичность методов и форм финансирования, небюрократичность организационной структуры, проведение бюджетной политики косвенного содействия.

    Эффективная организационная структура и децентрализованный характер проработки проектов на всех стадиях характеризуют программу "Эврика" как инструмент установления тесного взаимодействия науки и частного сектора.

    В отличие от проводимой в настоящее время пятой Рамочной программы ЕС, где решения относительно приоритетности и значимости проектов принимаются исключительно на национальном уровне и координируются представителями КЕС, "Эврика" руководствуется принципом "открытых дверей".

    Управление программой осуществляется на трех уровнях. Отличительная особенность "Эврики" в продвижении проектов  поощрение ее руководством инициативы участников первого уровня организационной структуры, т.е. инновационных промышленных предприятий и научно-исследовательских институтов и лабораторий.

    Партнеры объединяются в группы по своему выбору, сами определяют формы сотрудничества, методы руководства проектом и его техническое содержание, распределение финансовой ответственности. Самостоятельность в решении проблем стимулирует как повышение индивидуальной отдачи каждого участника, так и общее продвижение к намеченной цели. В частности, мотивация участия в программе промышленных компаний заключается в обеспечении конкурентоспособности собственной продукции, снижении продолжительности инновационного цикла, налаживании кооперации с ведущими исследовательскими институтами и представителями частного сектора, получении прибыли в процессе коммерциализации продукции.

    Информация о проектах "Эврики" может носить конфиденциальный характер, что продиктовано потребностью в укреплении конкурентных позиций европейских компаний в производстве инновационных технологий.

    На втором уровне выполняется работа, связанная с координацией продолжающихся проектов и оформлением документации для присвоения новым статуса "проект "Эврики". Эти мероприятия осуществляются национальными координационными центрами под руководством координаторов. В функции координационных центров входит информирование Секретариата "Эврики" по вопросам проведения проектов и налаживание деловых контактов с национальными координаторами других стран  членов программы. Секретариат выполняет роль соединяющего звена между координационными центрами и высшей инстанцией "Эврики"  Конференцией министров по науке и технологиям стран-участниц, в которой принимают участие и представители КЕС.

    На высшем уровне решаются вопросы стратегии развития программы, утверждаются проекты, обсуждаются экономические аспекты научно-технологического взаимодействия и способы финансирования проектов.

    Для присвоения проекту статуса члена "Эврики" существует механизм независимых экспертиз, который за истекшие годы подтвердил свою необходимость. На начальном этапе подаются заявки об участии в конкретном тематическом направлении и заполняются анкеты с точным описанием целей и задач работы, методов и объемов финансирования, количества участников  членов "Эврики", маркетинговых исследований и системы менеджмента. Затем эти документы через национальные координационные центры поступают в Секретариат "Эврики", где группа независимых экспертов  представителей ведущих европейских университетов, работающих с руководящим звеном "Эврики" на контрактной основе, рассматривает возможность включения проекта в портфель новых проектов, утверждаемых на ежегодной Конференции министров.

    Если для участия в программах, проходящих на национальном уровне (Рамочные программы ЕС), необходимо выполнить ряд бюрократических требований и пройти жесткие критерии отбора проектов, то чтобы стать полноправным членом клуба "Эврики", следует соответствовать двум положениям: в основе реализации проекта должно быть использование передовых технологий, а конечным результатов осуществления научно-технической кооперации должна стать коммерциализация продукции.

    Помимо этого, независимыми экспертами оценивается степень вовлеченности в совместную работу представителей частного бизнеса, экономическая рентабельность совместных работ, гибкость системы маркетинговых исследований, структура управления проектом, сроки реализации и соответствие конечной продукции европейским стандартам. В случае присвоения проекту статуса участника "Эврики" национальные координаторы поддерживают рабочие контакты с представителями координационных центров стран  участниц проекта и непосредственными исполнителями.

    Главная особенность финансовой политики "Эврики" отсутствие жесткой централизации. Финансирование программы осуществляется за счет трех источников  государственных бюджетов стран-участниц, частного капитала, а также средств КЕС, при этом основную часть дает частный сектор.

    Если говорить о государственных ассигнованиях, то по правилам "Эврики" участники работ могут получать финансовую поддержку государства в размере 50% своей доли в проекте, однако сегодня ни одна из 31 страны-участницы не придерживается такого "равнозначного" принципа. Размер субсидирования со стороны государства определяется в зависимости от значимости направления проекта и во многом зависит от практики финансирования подобных работ каждой из стран.

    Все большее значение в настоящее время приобретает косвенное содействие государства, которое обеспечивает доступ к существующим льготам в рамках национальных научно-технических, региональных программ, а также к специальным фондам ЕС. Для привлечения большего числа малых и средних предприятий (МСП) приняты дополнительные меры  открыты государственные рынки изделиям марки "Эврика", установлены таможенные льготы и организована система правительственных закупок. Как показала практика, политика косвенного стимулирования оказалась предпочтительной для фирм участниц программы, поскольку эти меры явились важным фактором формирования долгосрочной технико-экономической стратегии компаний.

    Использование частного рынка капитала предполагает вовлечение в реализацию проектов не только активов крупных промышленных компаний, но и финансовых ресурсов МСП. Однако в первой половине 90-х годов наблюдался отток МСП из числа участников "Эврики" по причине отсутствия у них необходимых собственных средств и ограниченных возможностей привлечения частных кредитов из-за высоких коммерческих рисков, сопровождающих программу. В этой связи существенным фактором дальнейшего развития "Эврики" стало привлечение дополнительных источников финансирования со стороны частных банковских структур. Заключение соглашений с рядом крупнейших европейских банков (Круглым столом европейских банкиров, корпорацией "Ассоциированные банки Европы", Европейской ассоциацией рисковых капиталовложений, Европейским инвестиционным банком) о предоставлении кредитов способствовало развитию предпринимательской инициативы промышленных участников, задействованных в работе над проектами "Эврики".

    Если представители крупных компаний и участники широкомасштабных проектов предпочитали использовать систему кредитования под залог, то МСП считали более выгодным привлекать средства венчурных фондов. Хотя венчурный капитал предоставляется под более высокий процент (25-35% годовых), чем кредит, МСП способны окупить его за счет сокращения сроков инновационного цикла в создании высокотехнологичной продукции.

    Большое значение для привлечения дополнительных источников финансирования проектов имеют специально учрежденные фонды содействия программе. Так была поддержана инициатива Норвегии в учреждении фонда содействия проектам, связанным с разработкой современных технологий по защите окружающей среды (Lilihammer Award). С момента создания фонд оказал финансовую поддержку восьми крупномасштабным проектам в области освоения современных экотехнологий на общую сумму 80 тыс. евро.

    Значительную роль в финансовой поддержке проектов "Эврики" играет Евросоюз. Финансовые возможности КЕС позволяют ей на равных с остальными членами программы участвовать в финансировании отдельных проектов, имеющих стратегическое значение для научно-технологической политики ЕС.

    Вместе с тем, пройдя стадию становления, руководство "Эврики" столкнулось с серьезными трудностями. Сложилась кризисная ситуация, ставящая под вопрос само существование программы.

    Кризисная ситуация выразилась прежде всего в тенденции увеличения продолжительности инновационных циклов продукции, возрастания среднего срока ее реализации и несогласованности действий участников программы. Многие проекты, не получив должной поддержки, оказались незаконченными. Результаты ряда разработок не нашли применения на высококонкурентном рынке инноваций ввиду несоответствия современным требованиям в области менеджмента и маркетинга.

    В этой связи группе независимых экспертов (представителей ведущих европейских университетов), занимающихся проблемами эффективности инновационной деятельности, в 1998 году было поручено подготовить "Стратегический обзор" путей выхода "Эврики" из кризиса. Эксперты проанализировали экономические аспекты, влияющие на состояние программы. Оценка эффективности продолжающихся и завершенных проектов проводилась с помощью традиционного набора критериев  уровня финансового обеспечения, показателей рентабельности конечного продукта, сроков осуществления инновационных циклов, маркетинговых исследований и оценки влияния факторов развития финансовых рынков, оказывающих сильное воздействие на формирование научно-инновационных бюджетов крупных промышленных корпораций и МСП.

    В "Стратегическом обзоре" были рассмотрены тенденции развития и возможные негативные последствия по ряду технологических направлений в случае сокращения числа участников "Эврики", что замедляло темпы общерегионального кооперирования в области разработки и производства высокотехнологичных изделий.

    На ежегодной Конференции министров эксперты предложили руководству программы четыре возможных сценария дальнейшего развития "Эврики", условно названных временами года,  "Осень", "Зима", "Весна", "Лето". В сценариях "Осень" и "Зима" делались выводы в пользу приостановления или немедленного прекращения деятельности программы, а в других ("Весна" и "Лето") предлагались пути выхода из кризиса.

    В ходе активного обсуждения этих сценариев руководство программы с некоторыми поправками поддержало вариант "Весна". Были сделаны выводы, касающиеся пересмотра бюджетной политики и поддержки государством стратегических проектов.

    О правильности избранной стратегии можно судить по положительным результатам трех последних лет деятельности "Эврики". За счет косвенных мер стимулирования (создание со стороны государств "климата благоприятствования", осуществление шагов по поддержке МСП, в частности предоставление гарантий доступа к передовым технологиям и рынкам более сильных партнеров) удалось решить стратегические задачи и выйти из кризиса. Сократились сроки реализации проектов, увеличилось количество рабочих мест в результате активного привлечения к работе МСП.

    Факторами эффективной работы "Эврики" (помимо роста числа промышленных участников, сокращения сроков разработки и внедрения высокотехнологической продукции, повышения коммерческой отдачи и усиления конкурентных позиций) стала успешная реализация проектов по приоритетным областям исследований.

    Приоритеты "Эврики" сегодня лежат в области разработки информационных технологий. На эту сферу приходится примерно 98% общей суммы затрат на реализацию продолжающихся проектов.

    Примером удачного внедрения разработок в жизнь стали проекты AMADEUS (создание автоматизированной глобальной информационной системы транспортной индустрии), JESSI и Medea (производство компонентов для микроэлектроники) и ряд других.

    В проекте AMADEUS был задействован научный потенциал пяти европейских стран. Основателями разработки автоматизированной информационной системы стали четыре коммерческие авиалинии "Эйр Франс", "Иберия", "Люфтганза" и "САС". С помощью этой системы открыт свободный доступ к информации, касающейся вопросов резервирования и приобретения билетов на воздушный и наземный транспорт, оформления платежей и получения исчерпывающих сведений об услугах, связанных с транспортной индустрией, через базу данных этой сети. Система способна предоставить пользователю максимально полную информацию как на территории стран ЕС, так и за ее пределами. Она позволила также расширить возможности туристического бизнеса, ставшего одним из приоритетных направлений, обозначенных на Конференции министров. Облегчение доступа к информации значительно сократило текущие расходы фирм, использующих интерактивную форму обслуживания клиентов, а удобство пользования и реальная экономия средств и времени позволили привлечь к сотрудничеству ведущие европейские туристические агентства.

    Цель проекта Medea+ (Microelectronics Development for European Application), утвержденного на Конференции министров "Эврики" занять лидирующее положение в разработке микросистемных технологий. Инициаторами проекта выступили представители ведущих европейских промышленных корпораций  Siemens (Infineon Technologies), SGS  Thomson Microelectronics, AlcatelMietec, Philips Semiconductors. Гибкий механизм управления, создание собственной инфраструктуры менеджмента и подразделений маркетинга позволили задействовать потенциал более чем 100 МСП, заинтересованных в реализации высокотехнологичной продукции и продвижении ее на рынок.

    Использование микросистемных технологий в производстве нового поколения цифровых телефонов, микроэлектроники и современных бытовых приборов способствовало увеличению объема продаж, что привело к получению дополнительной прибыли. Последние достижения в области освоения мультимедийных технологий нашли применение в разработке уникальных телефонных аппаратов, выполняющих не только функции мобильного телефона, но и современного компьютера. Это позволяет за считанные секунды выйти в Интернет.

    В целом с внедрением ряда передовых технологий в результате работы "Эврики" усилились конкурентные позиции европейских производителей и повысился спрос на продукцию марки "Е".

    Стало возможным участие России в "Эврике" в качестве полноправного члена, однако проводимые в то время экономические реформы негативно сказались на развитии научно-технического потенциала страны, что помешало ей занять подобающее место среди лидеров программы.

    Российские ученые столкнулись с двумя серьезными проблемами  отсутствием гарантированного бюджетного финансирования и слабым освоением современных тенденций инновационного менеджмента и маркетинга. До сих пор основная часть работ, связанных с внедрением инновационного продукта, разработанного российской стороной, остается прерогативой иностранных партнеров. Это является одним из главных тормозов в налаживании более продуктивного сотрудничества в рамках "Эврики".

    В целом за последние семь лет Россия приняла участие лишь в 52 проектах. Основные направления разработок  исследования в области лазерных технологий, медицины и биотехнологии, технологий защиты окружающей среды, робототехники и автоматизации производства. В настоящее время она участвует в 28 проектах, включая 9 заявленных.

    Вместе с тем, несмотря на объективные трудности, значительная часть разработанных российской стороной современных технологий, не имеющих аналогов за рубежом, оказалась конкурентоспособной и нашла применение как на внутреннем, так и на внешних высокотехнологических рынках.

    В числе таких достижений  производство передвижных аналитических лабораторий, с помощью которых проводится анализ любых органических соединений и некоторых ионов; разработка телеуправляемой системы, способной функционировать в экстремальных условиях; автоматизация производства, реструктурирование крупномасштабного завода изготовителя; внедрение в производство новейших лазерных технологий и др.

    Взаимоотношения предпринимателей в странах Запада и Восточной Европы

    Складывающиеся в трансформирующихся странах Центральной и Восточной Европы взаимоотношения между западными и местными компаниями имеют тенденцию отражать и усиливать различные формы социально-экономического неравенства. Для западных менеджеров часто создается возможность формирования в одностороннем порядке выгодных им управленческих структур и продвижения собственных идей и практики предпринимательства.

    В целом же взаимоотношения западных и постсоциалистических партнеров носят весьма противоречивый характер. Одни местные предприниматели стремятся сохранить свою самостоятельность, в то время как другие охотно идут не только на сотрудничество, но и на фактическое подчинение западному опыту управления и предпринимательства. Характеристики обоих партнеров, их стратегических и управленческих подходов, интересов и мотиваций, а также взаимоотношения между ними оказывают большое влияние на способность и готовность «обучать» и «учиться», перенимать западный практический опыт. В результате баланс властных полномочий преимущественно склоняется в пользу западных менеджеров. Их подходы и действия приобретают особо значимую роль в создаваемых предприятиях. Тем не менее ошибочно игнорировать самостоятельные и национально ориентированные действия постсоциалистических менеджеров.

    Охарактеризуем сложившиеся основные подходы в ведении предпринимательства и управления в странах Центральной и Восточной Европы.

    Осознавая потребность в глубокой реструктуризации в целях адаптации к меняющемуся экономическому давлению рынка, менеджеры постсоциалистических предприятий стали осуществлять одну или несколько стратегий. К примеру, некоторые настаивают на «продвижении в одиночку» или же в сотрудничестве с имеющимися национальными партнерами и очень активно сопротивляются проникновению зарубежных идей и зарубежного контроля. Это своеобразный синдром, описываемый выражением «это изобретено не здесь». Такой подход нередко выдается за проявление национальной гордости перед «высокомерием» западного управленческого знания и опыта. Подобные местные предприятия поднимают на щит собственные культурные ресурсы и способность самостоятельно выживать.

    При другой реакции, признавая потребность в освоении западных идей и методов, постсоциалистические предприятия импортируют зарубежные идеи через кадровый подбор, обучение и политику в области образования. Например, распространение в Центральной Европе курсов MBA и международных учебных курсов связано в большой мере со стремлением местных менеджеров изучать зарубежную практику, сохраняя, однако, местный контроль и независимость. Вместе с тем многие постсоциалистические предприятия вступили в союзы с зарубежными фирмами, считая этот путь предпочтительным для усовершенствования технологии, привлечения капитала и обретения доступа к существующим глобальным сетям или системам поставок. Приобретение зарубежного управленческого знания часто упоминается как серьезный стимул для вступления мелких, менее мощных компаний в стратегические союзы с более крупными западными ТНК, поскольку это считается способом преодоления некоторых их базовых слабых сторон.

    За созданием стратегического совместного предприятия с западной ТНК может стоять широкий набор стимулов, включающий восприятие новых западных идей и практики. С другой стороны, ввиду в целом бедственного состояния постсоциалистических предприятий и вынужденности их вступления в союзы с иностранными компаниями несмотря на приверженность автономии, невозможно воспринимать выражаемый местными предпринимателями, управленцами энтузиазм, пассивное согласие или равнодушие как нечто само собой разумеющееся.

    С точки зрения освоения западного опыта менеджмента и управления организацией, а также формирования соответствующих предпринимательских институтов чрезвычайно важно оценить степень добровольности местных менеджеров при вступлении в совместное предприятие. Например, есть свидетельства тому, что национальная и профессиональная идентичность могут существенным образом влиять на модели готовности и одобрения, продемонстрированные чешскими, болгарскими и венгерскими менеджерами в их отношениях с западными менеджерами. Когда местные топ-менеджеры сами добиваются первичной договоренности с западными партнерами, то одновременно могут встречаться серьезные отклонения в восприятии ими новой практики и развития новых институтов.

    Короче говоря, подходы постсоциалистических менеджеров существенно разнятся  от положительного до отрицательного отношения к западному управленческому знанию, а также по степени готовности воспринимать и усваивать идеи и практику, «навязываемые» извне. Знание и опыт можно воспринимать или активно через соучастие или пассивно  через ощущение целесообразной необходимости. Аналогичным образом местные менеджеры пользуются своими полномочиями чтобы или полностью отвергать или частично подрывать западные знание и опыт, оказывая им пассивное или активное сопротивление. Несогласие принимает даже непреднамеренную аполитичную форму, когда культурные или языковые барьеры препятствуют или искажают уровень общения западных и местных менеджеров.

    Точно так же, как местные менеджеры различаются в своем основополагающем отношении к сотрудничеству с западными ТНК, подобным же образом проявляются и значительные различия в подходе западных менеджеров к местному бизнесу и менеджменту.

    У западных менеджеров стратегии передачи знания и опыта бизнеса можно воспринимать как отражение их основополагающих подходов или разъясняющих схем, к которым они прибегают при оценке совместных с иностранцами предприятий. Последние используют западную логику действий и существенным образом различаются по своему содержанию в зависимости от страны происхождения. В основном эти различия сводятся к двум типичным формам, амплитуда колебания которых этноцентризм и эксплуатация, с одной стороны, и полицентризм и сотрудничество, с другой.

    Опираясь на ценности, основанные на этноцентризме, западные менеджеры исходят из превосходства своих собственных идей и предпочтений и действуют таким образом, чтобы навязывать местным менеджерам и работникам свое управленческое знание и практику его освоения. Фактически речь идет об эксплуататорском подходе, находящем выражение в техницистской стратегии, ограничивающей передачу управленческого знания до минимального необходимого уровня явного знания и надежно охраняя его скрытые, системные основы. Подобная ориентация может сказываться и находить отражение в уровне доверия между партнерами и в типе созданного совместного предприятия, например в осуществлении высоко рационализированной операции, обслуживающей потребности глобальной корпорации и создающей низкую стоимость на местном уровне.

    Такой эксплуататорский, этноцентричный подход к передаче управленческого знания и предпринимательского опыта можно противопоставить альтернативной полицентрической позиции, которая высоко ставит исследование новых возможностей на путях сотрудничества и тем самым признает, что местные менеджеры обладают собственным предпринимательским опытом и управленческим знанием, которые могут предложить совместному предприятию. Подобного рода совместный подход более тонок в культурном плане и привносит в отношения больший элемент доверия. В итоге такой подход побуждает к соучастию в управленческом знании и обмену им, а также к переговорным процессам в транснациональном общественном пространстве как способе выработки новой практики совместного предприятия. В этом контексте применяемое знание, которое затрагивает институты транснационального союза, выражает собой более глубокое, управленческое знание, которым обладает и Запад, и местный партнер.

    Например, ясно, что уровень одобрения вернее всего будет ассоциироваться с подходами типа сотрудничества (случаи 1 и 2), а не эксплуататорского типа (случаи 5 и 6). Аналогичным образом эксплуататорское отношение обусловливает явную враждебность или оппозиционность (случаи 7 и 8). В действительности частота этих комбинаций намного больше и это вопрос эмпирический. Ведь некоторые постсоциалистические менеджеры, например, открыто принимают определенные формы иностранного вмешательства, но не такие, которые лишают национального контроля над управлением (например по защите рабочих мест).

    В реальной практике взаимоотношений в странах Центральной и Восточной Европы западных и местных партнеров возникают различные конкретные случаи, сценарии и комбинации.

    Первый случай касается западного полицентрично сотруднического подхода, активно одобряемого на местах. Западный партнер стремится развивать новые идеи, продукты или рынки, активно совмещая ресурсы своего управленческого знания с ресурсами местного партнера. Этот подход отвергает структурные асимметрии и отдает предпочтение переговорам с целью достижения консенсуса и установления долговременных отношений. Хотя местные менеджеры могут быть настроены позитивно и выражать готовность идти навстречу западному партнеру, последний все равно склонен добиваться высокого уровня одобрения с их стороны.

    Данный случай создает климат доверия в силу двусторонних обязательств и отношений сотрудничества. Обе стороны готовы делиться имеющимся управленческим знанием и, значит, содействовать глубокому обоюдному освоению такого знания и опыта на транснациональной площадке. В рамках этих комбинационных процессов союз или совместное западно-восточное предприятие будут способствовать развитию подлинной «третьей культуры» и последующему созданию высокого транснационального институционального порядка.

    Второй сценарий возникает из комбинации западного эксплуататорско-этноцентричного подхода и пассивного постсоциалистического одобрения. В данном случае западный партнер проявляет лишь ограниченную заинтересованность в развитии стабильных отношений с местным партнером по освоению управленческого знания и сосредоточен на навязывании контроля на транснациональной площадке путем передачи явного знания и формального практического опыта. Отношения принимают явно односторонний характер со стороны диктующего условия западного предпринимателя и менеджера.

    Такого рода сценарий наилучшим образом представляет совместные предприятия, занятые транснациональными операциями по монтажу, создаваемые западными партнерами с тем, чтобы в ходе рационализированного производственного процесса извлекать выгоду из дешевизны восточноевропейской рабочей силы и из экономии на прочих издержках. Однако подобная форма едва ли просуществует слишком долго, поскольку трудно рассчитывать на длительное активное одобрение эксплуататорского подхода. В сочетании с эксплуататорским менталитетом низкий уровень отзывчивости западного партнера сделает его невосприимчивым к различным организационным провалам (таким как противоречия, конфликты и сопротивление), что усилит нестабильность данного рода взаимоотношений.

    Третий сценарий связан с сочетанием эксплуататорско-этноцентричного западного подхода и активного сопротивления. Такая ситуация может возникнуть, если постсоциалистическое предприятие, особенно пользующееся высокой местной репутацией, вынуждено будет пойти на союз против своей воли. Местная культурная, институциональная и иная общественная логика в состоянии соперничать, адаптироваться или иным образом переформировать пакеты формального управленческого знания, импортированные западными партнерами. Когда же западная ТНК воспринимается как явно преследующая хищнические или скрытые цели, местные менеджеры могут перейти к открытой оппозиции. Подобный сценарий можно «транснациональным полем битвы», на котором местная транснациональная площадка вступает в открытый конфликт с западной логикой действий и протестует против западного господства.

    Эксплуататорские подходы ограничивают процессы формирования управленческого знания и сужают их до передачи лишь кодифицированной и технической информации. При этом надежды на глубокое освоение управленческого знания на транснациональной площадке оказываются минимальными. А возникающий между западными и восточными партнерами открытый конфликт делает транснациональное поле битвы в высшей степени напряженным и нестабильным, что может завершиться крахом партнерских отношений.

    В целом, как показывает практика, взаимоотношения между западными и постсоциалистическими компаниями имеют тенденцию отражать и усиливать различные формы неравенства. Стремление западных менеджеров формировать управленческие структуры и навязывать свою практику в одностороннем порядке приводит к усилению асимметрии и одобрению внутренних социально-экономических процессов на транснациональной площадке. Подобные стратегические западные подходы зачастую вытекают из англо-американских ценностей и привносят большие сложности в отношения местных бизнесменов с западными партнерами.

    Вместе с тем социально-экономический процесс на транснациональных площадках принимает и иные формы, предопределяемые разными комбинациями западного и постсоциалистического подхода к международному совместному предприятию. Наряду с практикой односторонней передачи западного управленческого знания и имитационного воспроизведения западной практики имеется немало примеров, когда совместные предприятия строятся с опорой на местные ресурсы, опираясь на процессы подлинного взаимного обмена управленческим знанием и формирования стабильных предпринимательских институтов путем сочетания и рекомбинации новых идей и старой практики, имеющихся в арсенале обоих партнеров.

    Ясно, что микроэкономическая трансформация  это не гладкий процесс, при котором на разных социально экономических территориях в разной степени навязываются, возникают или отторгаются новые институты. Макроэкономическая трансформация  это в определенном смысле суммарный продукт таких разнообразных микроэкономических трансформаций. Неудивительно, что суть и степень трансформации различны в разных странах, территориях, отраслях производства и, наконец, организациях. Проведенный анализ помогает конкретнее понимать разнообразие, сложность и противоречивость происходящих институциональных изменений в рыночных отношениях стран Центральной и Восточной Европы.

    Вывод

    Репутация фирмы на мировом рынке зависит от качества производимой продукции и готовности ее сотрудников оказать партнеру важную дружескую услугу.

    Наиболее простой способ обеспечить высокое качество  ввести в корпорации совершенно новую культуру (ее называют по-разному  менеджмент абсолютного качества, менеджмент интегрированного процесса). Это означает, что для всех, начиная с высшего руководства и кончая низшими звеньями системы управления, самым главным является обеспечение высокого качества продукции и услуг, удовлетворение потребностей заказчиков.

    В этой связи для азербайджанских менеджеров решающе значение приобретает изучение и освоение зарубежного опыта управления производственными процессами, исследование моделей экономического развития, апробированных на практике ведущих промышленно развитых стран мира, прежде всего США, Японии и Европейского Союза.

    Экономическое развитие США в 90-х годах XX века подтверждает: неолиберальная перестройка  это путь к строительству эффективной капиталистической экономики.

    В Японии предпринимаются усилия по совершенствованию административно-государственного управления путем развития механизма непосредственного общественного контроля за органами исполнительной власти.

    Проблема прозрачности управления актуальна сегодня и для Азербайджана. Поэтому парламентариям нашей страны полезно познакомиться с этим опытом превращения политики транспарентности в работающее законодательство.



    тема

    документ Направления развития новых рынков
    документ Развитие финансов России
    документ Теории развития мирового хозяйства
    документ Управление финансами
    документ Территориальное развитие Дальнего Востока
    документ Цикличность экономического развития




    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами
    важное

    Курс доллара на 2018 год
    Курс евро на 2018 год
    Цифровые валюты 2018
    Алименты 2018

    Аттестация рабочих мест 2018
    Банкротство 2018
    Бухгалтерская отчетность 2018
    Бухгалтерские изменения 2018
    Бюджетный учет 2018
    Взыскание задолженности 2018
    Выходное пособие 2018

    График отпусков 2018
    Декретный отпуск 2018
    ЕНВД 2018
    Изменения для юристов 2018
    Кассовые операции 2018
    Командировочные расходы 2018
    МСФО 2018
    Налоги ИП 2018
    Налоговые изменения 2018
    Начисление заработной платы 2018
    ОСНО 2018
    Эффективный контракт 2018
    Брокеру
    Недвижимость



    ©2009-2018 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
    разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты