Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка
17. Надбавка

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения
папка Главная » Предпринимателю » Недействительная сделка

Недействительная сделка

Недействительная сделка

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

1. Недействительная сделка (Понятие недействительной сделки)
2. Признание сделки недействительной
3. Сделка признанная недействительной
4. Последствия недействительной сделки
5. Иск о признании сделки недействительной
6. Признание судом сделки недействительной
7. Недействительные сделки ГК РФ
8. Срок признания сделки недействительной
9. Признание сделки купли-продажи недействительной
10. Виды недействительных сделок
11. Требование о признании сделки недействительной
12. Применение последствий недействительной сделки
13. Признание оспоримой сделки недействительной
14. Недействительная сделка в банкротстве
15. Признание сделки недействительной в арбитражном суде
16. Ничтожная и недействительная сделка
17. Признание недействительными сделок должника
18. Условия недействительных сделок
19. Недействительная и оспоримая сделка
20. Признание сделки недействительной супругом

Недействительная сделка

Недействительная сделка - сделка, которая не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, она недействительна с момента ее совершения.

Оспоримая сделка - в силу признания ее таковой судом.

Ничтожная сделка - сделка, не соответствующая требованиям закона независимо от признания ее недействительной судом. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна.

Мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна. Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила. Ничтожна сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства.

Ничтожна сделка, совершенная несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним). Сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, либо юридическим лицом, не имеющим лицензию на занятие соответствующей деятельностью, может быть признана судом недействительной. Сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, может быть признана судом недействительной по иску родителей, усыновителей или попечителя.

Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, обмана, насилия, угрозы, может быть признана судом недействительной.

Признание сделки недействительной

В соответствии со ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям норм права, является ничтожной (недействительной). Критерием недействительности, таким образом, выступает несоответствие условий сделки требованиям правового акта. Нормативный акт может иметь силу закона либо подзаконного акта. Отраслевая принадлежность правовых норм, противоречие которым может влечь за собой недействительность сделки, не имеет значения. Однако закон может признавать некоторые противоправные сделки не ничтожными, а оспоримыми, а также предусматривать особые последствия их недействительности. Примером являются ст. 162 ГК о последствиях несоблюдения простой письменной формы сделки и п. 3 ст. 572 ГК о последствиях ничтожного договора дарения.

Закон выделяет группу недействительных сделок, противоречащих основам правопорядка и нравственности, признает такие сделки ничтожными и определяет их последствия, которые носят конфискационный характер. Основы правопорядка - это установленные государством основополагающие нормы об общественном, экономическом и социальном устройстве общества, направленные на соблюдение и уважение такого устройства, обеспечение правовых предписаний и защиту основных прав и свобод граждан. Условием применения ст. 169 ГК РФ является наличие умысла хотя бы у одного участника сделки. ГК не содержит определения умысла; доктрина и судебная практика исходят из его общепринятого определения, как оно трактуется в современном праве. Умысел означает понимание противоправности последствий совершаемой сделки и желание их наступления (прямой умысел) или хотя бы допущение таких противоправных последствий (косвенный умысел). Наличие умысла не может предполагаться, а должно быть доказано. Правовые последствия таких сделок заключаются в следующем. При наличии умысла у обеих сторон, в случае исполнения сделки обеими сторонами, все полученное ими имущество по сделке, взыскивается в доход государства. Если сделка была исполнена лишь одной стороной, то с другой стороны взыскивается все полученное ею, а также все причитавшееся с нее первой стороне, что также идет в доход Российской Федерации. В случае наличия умысла лишь у одной из сторон, все полученное по сделке, должно быть возращено другой стороне, а полученное последней, либо причитавшееся ей, взыскивается в доход Российской Федерации.

Ничтожны мнимые и притворные сделки. Сделка, не направленная на создание соответствующих ей правовых последствий, является мнимой. Мнимая сделка является таковой независимо от формы ее заключения и фактического исполнения сторонами их обязательств. Притворная сделка также не направлена на возникновение вытекающих из нее правовых последствий, прикрывает иную волю участников сделки и в силу этого признается ничтожной. В этих случаях применяются правила о сделке, которую участники действительно имели в виду (например, если вместо купли-продажи имущества стороны оформили его дарение, подлежат применению правила о договоре купли-продажи). В случае, если мнимые и притворные сделки прикрывают сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности, подлежат применению последствия конфискационного характера, предусмотренные ст. 169 ГК РФ.

Ничтожными являются все сделки гражданина, признанного недееспособным. Признание гражданина недееспособным производится судом, если он вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими. Недействительность сделки, совершенной гражданином, признанным недееспособным, влечет отсутствие предусматриваемых ею правовых последствий, а при исполнении сделки - двустороннюю реституцию полученного имущества в натуре, а при невозможности возврата имущества, производится денежное возмещение его стоимости. Кроме того, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны, то она обязана возместить понесенный другой стороной реальный ущерб. Сделка, совершенная недееспособным, в его интересах может быть признана судом действительной, если она совершена к выгоде этого лица. Такие же последствия влечет сделка, заключенная гражданином, признанным ограниченно дееспособным в судебном порядке. Но в отличие от полностью недееспособных лиц, ограничено дееспособные лица могут совершать мелкие бытовые сделки.

Сделка совершенная дееспособным гражданином, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значения своих действий или руководить ими, по иску этого лица либо иных лиц, чьи права нарушены, суд может признать сделку недействительной. Причины, вызвавшие неспособность гражданина понимать значение своих действий и руководить ими, правового значения не имеют. Иногда они вызываются посторонними для сделки обстоятельствами (заболевание, гибель близких, физическая травма, стихийное бедствие и т.д.), но могут зависеть и от поведения самого гражданина (алкогольное опьянение). Факт совершения гражданином сделки в момент, когда он не был способен понимать значение своих действий и руководить ими, должен быть надлежащим образом доказан. Свидетельские показания, как правило, будут недостаточными; нужно заключение соответствующих медицинских органов, и может оказаться необходимым проведение экспертизы.

Если сделка заключена несовершеннолетним гражданином в возрасте от 6 до 14 лет, то она является ничтожной (однако это не относится к мелким бытовым сделкам и другим сделкам, предусмотренным п.п.2 и 3 ст. 28 ГК РФ).

По требованию родителей, усыновителей или опекуна, такая сделка может быть признана судом действительной, если она совершена к выгоде малолетнего. К ничтожным сделкам лица, не достигшего 14 лет, применяются последствия, установленные ст. 171 ГК РФ: двусторонняя реституция и возмещение реального ущерба, понесенного несовершеннолетним.

Сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, в случаях, когда такое согласие требуется, может быть признана судом недействительной по иску родителей, усыновителей или попечителя. Данное правило не распространяется на несовершеннолетних, ставших полностью дееспособными, например, при вступлении в брак, а также в случае эмансипации граждан. Признание сделки несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет недействительной влечет двустороннюю реституцию и возмещение дееспособной стороной реального ущерба, понесенного недееспособным контрагентом. Сделки несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет являются оспоримыми, и суд вправе признать их действительными полностью или частично, если она совершена к выгоде несовершеннолетнего.

Суд может признать недействительной сделку, совершенную под влиянием заблуждения. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, перестает отвечать признакам сделки, ибо выражает волю ее участников неправильно, искаженно и, соответственно, приводит к иному результату, нежели тот, который они имели в виду. В интересах защиты прав ГК РФ предусматривает возможность признания такой сделки недействительной по иску заблуждавшейся стороны, которой может быть как гражданин, так и юридическое лицо.

Заблуждение должно иметь место на момент совершения сделки и быть существенным. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения. В случае признания сделки недействительной ввиду наличия существенного заблуждения применяются правила п. 2 ст. 167 ГК, т.е. взаимная реституция. Кроме того, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненного ей реального ущерба, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны. Если это не доказано, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне по ее требованию причиненный ей реальный ущерб, даже если заблуждение возникло по обстоятельствам, не зависящим от заблуждавшейся стороны.

Сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Обман представляет собой умышленное введение другой стороны в заблуждение с целью вступить в сделку. Обман может относиться как к элементам самой сделки, так и к обстоятельствам, находящимся за ее пределами, в т.ч. к мотивам, если они имели значение для формирования воли участника сделки. Насилием является причинение участнику сделки (его близким) физических или душевных страданий с целью понудить его к совершению сделки.

Насилие должно выражаться в незаконных, однако необязательно уголовно наказуемых действиях, например насилием может быть воздействие на волю контрагента посредством использования служебного положения. Угроза представляет собой психическое воздействие на волю лица посредством заявлений о причинении ему какого-либо зла в будущем, если оно не совершит сделку. Как и насилие, угроза может быть направлена и против лиц, близких участнику сделки. Злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой имеет место, во-первых, при наличии их умышленного сговора, во-вторых, при возникновении вследствие этого неблагоприятных последствий для представляемого. Не имеет значения, получил ли участник такого сговора какую-либо выгоду от сделки, или она была совершена с целью нанесения ущерба представляемому Стечение тяжелых обстоятельств (кабальность сделки) само по себе не является основанием недействительности сделки.

Для этого необходимы два условия:

а) заключение сделки под влиянием таких обстоятельств на крайне, а не просто невыгодных условиях,
б) наличие действий другой стороны, свидетельствующих о том, что она такими тяжелыми обстоятельствами воспользовалась.

Если сделка признана недействительной по одному из оснований, то потерпевшему возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход Российской Федерации. При невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскивается его стоимость в деньгах. Кроме того, потерпевшему возмещается другой стороной причиненный ему реальный ущерб.

Недействительность сделки юридического лица, выходящей за пределы его правоспособности. Сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, либо юридическим лицом, не имеющим лицензию на занятие соответствующей деятельностью, может быть признана судом недействительной по иску этого юридического лица, его учредителя (участника) или государственного органа, осуществляющего контроль или надзор за деятельностью юридического лица, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности.

Исковые требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки могут быть предъявлены в течение трех лет со дня, когда началось ее исполнение. Установленный срок исковой давности применяется также к требованиям, срок предъявления которых (установленный ранее ГК РФ) не истек до дня вступления в законную силу ФЗ № 109-ФЗ "О внесении изменений в ст. 181 части первой ГК РФ". Исковые требования о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности могут быть предъявлены в течение одного года со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, или со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основаниями для признания сделки недействительной.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что признание сделки недействительной классифицируется по видам недействительности сделки:

- сделки с пороками субъектного состава (сделки, связанные с недееспособностью стороны (гражданина), сделки юридического лица, выходящие за пределы его правоспособности, сделки, совершаемые с нарушением полномочий);
- сделки с пороками воли и волеизъявления (сделки, совершенные без внутренней воли, и сделки, в которых внутренняя воля сформировалась неправильно);
- сделки с пороками содержания (сделки, совершаемые с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, а также мнимые и притворные сделки);
- сделки с пороками формы (несоблюдение установленных законодательством предписаний о соблюдении нотариальной формы, несоблюдение формы договора или требований о государственной регистрации).

Таким образом, порок любого или нескольких элементов сделки, то есть их несоответствие действующему законодательству, приводит к ее недействительности. Признание сделки недействительной связано с устранением тех имущественных последствий, которые возникли в результате ее исполнения. Если ни одна из сторон не допустила умысла при совершении сделки, признанной недействительной, то каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке, а если возврат невозможен заменить исполнение в натуре денежной компенсацией (двусторонняя реституция). К стороне, проявившей недобросовестность при совершении сделки могут быть применены конфискационные меры, т.е. все исполненное по недействительной сделке получает обратно только добросовестная сторона (односторонняя реституция). Если обе стороны действовали умышленно при заключении сделки, признанной недействительной, как совершенной с целью противоправной основам правопорядка и нравственности, то все, что было передано во исполнение или должно быть передано по сделке, взыскивается в доход Российской Федерации.

Сделка признанная недействительной

В нормах гражданского кодекса, закрепляющих общие положения о сделках, большое внимание уделяется вопросам их недействительности.

Недействительная сделка — это всякая сделка, не соответствующая требованиям закона.

Поскольку закон (в том числе и подзаконные акты) требует, чтобы в сделке была выражена подлинная воля ее участников в требуемой в подлежащих случаях форме, а также чтобы ее участники обладали дееспособностью, то нарушение одного из перечисленных условий влечет недействительность сделки.

Большое практическое значение имеет вопрос о моменте, с которого сделка считается недействительной. Ст. 167 ч. 1 ГК РФ устанавливает, что сделка, признанная недействительной, считается таковой со времени ее совершения. Однако иногда из содержания сделки следует, что она может быть прекращена лишь на будущее время. Например, нельзя признать недействительной сделку по аренде помещения с момента ее совершения, так как это помещение уже находилось в пользовании. В таком случае сделка будет прекращена на будущее время (ст. 167 ч. 1 ГК РФ).

Новый ГК РФ устанавливает сроки исковой давности по недействительным сделкам. Исковая давность по искам о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет 10 лет со дня, когда началось ее исполнение. А вот иск о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности может быть предъявлен в течение года со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (ст. 179 п. 1 ч. 1 ГК РФ), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Оспоримая сделка — это сделка, являющаяся недействительной в силу признания её таковой судом.

Недействительные сделки могут быть либо оспоримыми, либо ничтожными. Как видно из ее названия, оспоримая сделка может быть оспорена. Таковой ее может признать суд по основаниям, установленным ГК РФ.

Ничтожная сделка — это сделка, являющаяся недействительной независимо от признания её таковой судом.

Ничтожная сделка недействительна в силу указания закона. Она считается ничтожной независимо от ее признания таковой.

Относительно недействительными являются сделки, недействительность которых поставлена в зависимость от решения суда, арбитражного суда о признании их недействительными по требованию заинтересованных лиц (граждан либо предприятий и организаций). До момента заявления такого требования в суде или арбитраже и до признания судом (арбитражем) сделки недействительной она считается действительной. К числу относительно недействительных относятся, например, сделки, совершенные под влиянием обмана, заблуждения, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 178 — 179 ч. 1 ГК РФ).

Обычно недействительная сделка дефектна полностью, в целом. Однако встречаются сделки, которые порочны лишь частично.

В тех случаях, когда исполнение по недействительной сделке не было произведено, все исчерпывается признанием ее недействительной. Иное положение складывается при полном или частичном исполнении такой сделки. Здесь возможны имущественные последствия. Во-первых, согласно ст. 167 ч. 1 ГК РФ по недействительной сделке каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке (так называемая двусторонняя реституция). Таким образом, устанавливается общее правило о применении к сделкам, признанным недействительными, двусторонней реституции. При этом если окажется невозможным возвратить полученное в натуре (например, в случае уничтожения вещи), то стороны обязаны возместить его стоимость в деньгах; иные последствия должны оговариваться в законе. Во-вторых, к участнику сделки может быть применена так называемая односторонняя реституция, при которой только в отношении одного участника сделки восстанавливается положение, существовавшее до ее исполнения, а второй права на это не имеет, и все то, что было от него получено во исполнение сделки, взыскивается в доход государства. В-третьих, по некоторым сделкам вообще запрещено восстановление сторон в прежнее положение, а все полученное ими по сделке подлежит изъятию в доход государства.

Недействительной является любая сделка, противоречащая закону. Вместе с тем ст. 169 ч. 1 ГК РФ выделяет особый вид противозаконных сделок — сделки, совершенные с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности. Следовательно, названные сделки характеризуются не только объективным признаком — тем, что они противоречат основам правопорядка и нравственности, но и субъективным — совершаются заведомо, т. е. с умыслом.

Ст. 169 ч. 1 ГК РФ предусматривает различные последствия такой сделки в зависимости от того, был ли умысел при ее совершении у обеих сторон или только у одной из них, а также от того, была ли сделка исполнена одной или обеими сторонами.

При наличии умысла у обеих сторон реституция не допускается, причем:

• в случае исполнения сделки обеими сторонами в доход государства взыскивается все полученное ими по сделке;
• при исполнении сделки одной из сторон с другой стороны взыскивается в доход государства все полученное ею и все, причитающееся с нее первой стороне в возмещение полученного. Такие последствия наступают при наличии умысла у обеих сторон.

Если же умысел был лишь у одной из сторон, то все полученное невиновной стороной с виновной взыскивается в доход государства, а все то, что было получено с невиновной стороны, ей возвращается. При исполнении сделки только одной из сторон применяется односторонняя реституция. Здесь возможны два варианта. Если сделка была исполнена невиновной стороной, все исполненное ей возвращается, а с виновной стороны в доход государства взыскивается все то, что с нее причиталось в возмещение исполненного. Если же сделка была исполнена только виновной стороной, то невиновная сторона обязана внести в доход государства все полученное ею. Разумеется, невиновная сторона освобождается от обязанности исполнить сделку.

Недействительность сделки, совершенной гражданином, признанным в установленном порядке недееспособным вследствие душевной болезни или слабоумия (ст. 171 ч. 1 ГК РФ). Поскольку такое лицо признано недееспособным, совершаемые им сделки считаются недействительными.

Должна быть признана недействительной сделка по распоряжению имуществом, совершенная без согласия попечителя гражданином, ограниченным в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами (ст. 176 ч. 1 ГК РФ).

Недействительность сделки, совершенной несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (ст. 172 ч. 1 ГК РФ). По общему правилу такие сделки подлежат признанию недействительными. Однако несовершеннолетние в возрасте до 14 лет вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки. Кроме того, они имеют право вносить в кредитные учреждения вклады и в установленном порядке распоряжаться ими (ст. 28 ч. 1 ГК РФ). Последствием совершения сделок лицами, не достигшими 14 лет, является двусторонняя реституция.

Мнимая сделка — это сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создавать соответствующие её правовые последствия, ничтожна.

Мнимой называется сделка, которая совершается для вида, для создания у окружающих мнения, будто сделка совершена. Между тем в действительности участники мнимой сделки вовсе не собираются установить между собой юридические отношения, изменить их или прекратить. Например, стороны совершают сделку купли-продажи имущества, предварительно договорившись между собою, что она не должна создавать права и обязанности. Мнимая сделка во всех случаях совершается без намерения породить юридические последствия (ст. 170 ч. 1 ГК РФ).

Притворная сделка — это сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна.

В отличие от мнимых притворные сделки содержат волеизъявление, направленное на достижение юридических последствий, но не тех, которые вытекают из этой сделки. Участники притворной сделки совершают ее с целью прикрыть другую сделку, которую они в действительности хотели совершить, но не желали показать. Притворная сделка во всех случаях признается недействительной. При установлении наличия притворной сделки применяются правила, относящиеся к той сделке, которую стороны действительно имели в виду (ст. 170 ч. 1 ГК РФ).

Обычно притворная сделка совершается с целью прикрыть другую недействительную сделку. Например, таковой является сделка по продаже гражданином части ведомственной жилой площади организации, оформленная сделкой обмена жилой площади.

Следует иметь в виду, что прикрываемая сделка может быть действительной, соответствующей требованиям закона.

Недействительность сделки юридического лица, противоречащей его целям (ст. 173 ч. 1 ГК РФ). Цели и задачи юридического лица определяются его уставом, положением о нем или общим положением об организациях данного вида.

Сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, ограниченными в его учредительных документах либо юридическим лицом, не имеющим лицензию на занятие соответствующей деятельностью, может быть признана судом недействительной по иску этого юридического лица, его учредителя (участника) или государственного органа, осуществляющего контроль или надзор за деятельностью юридического лица. При этом следует доказать, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности.

Поскольку ст. 173 ч. 1 ГК РФ не предусматривает последствия совершения таких сделок, к ним применяются общие положения ст. 167 ч. 1 ГК РФ, т. е. двусторонняя или соответственно односторонняя реституция.

Недействительность сделки, совершенной несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 175 ч. 1 ГК РФ). Такую сделку суд может признать недействительной, если она совершена без согласия родителей, усыновителей или попечителей несовершеннолетнего. Однако следует учитывать, что подростки частично дееспособны и могут самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки; кроме того, они вправе самостоятельно распоряжаться своими заработанными деньгами или стипендией.

Помимо названных видов недействительных сделок гражданское законодательство закрепляет ряд норм, признающих недействительными сделки с пороками воли, т. е. такие, которые не выражают подлинной воли их участников. К числу таких сделок относятся сделки, совершенные под влиянием заблуждения, обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, или сделки, совершенные под влиянием стечения тяжелых обстоятельств.

Под заблуждением понимается неправильное представление о существе заключенной сделки или ее части. Ст. 178 ч. 1 ГК РФ допускает возможность признания сделки недействительной в связи не со всяким заблуждением, а лишь с заблуждением, имеющим существенное значение. Существенное заблуждение может относиться не только к объекту сделки, но и к ее роду, сторонам. Существенным следует признать заблуждение, если суд или арбитражный суд установит, что при его отсутствии сделка не была бы совершена. Например, налицо существенное заблуждение по сделке, если у сторон не было правильного представления о предмете поставки.

Заблуждение в мотивах сделки обычно не имеет юридического значения. Например, профсоюзная организация предприятия, полагая, что предстоящее спортивное состязание вызовет интерес у работников, закупает определенное число билетов для посещения стадиона. Однако оно не вызвало ожидаемого интереса. По этому мотиву нельзя признать сделку купли-продажи билетов недействительной. Напротив, если мотивы включены в самое содержание сделки, то заблуждение в мотивах сделки приобретает юридическое значение.

Сделка, совершенная под влиянием существенного заблуждения, может быть признана недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Последствием признания такой сделки недействительной будет применение двусторонней реституции, а при невозможности возвратить полученное в натуре соответствующая сторона должна возместить его стоимость в деньгах. Вместе с тем сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе получить от другой стороны возмещение расходов, утраты или повреждения своего имущества, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны. Напротив, если вина другой стороны не будет доказана, то сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне расходы, утрату или повреждение ее имущества.

Под обманом в сделке понимается намеренное, с выгодой для себя введение другой стороны в заблуждение, под влиянием которого она совершает сделку. Следовательно, если при наличии заблуждения стороны не имеют правильного представления о существе сделки, то при обмане одна сторона намеренно вводит в заблуждение другую, обычно посредством сообщения вымышленных сведений о каких-либо обстоятельствах, связанных с данной сделкой.

Насилие в сделке характеризуется применением к стороне физического принуждения, под влиянием которого она вступает в явно невыгодную для себя сделку. Такая сделка совершается не по своей воле, а из стремления избавиться от физического, морального страдания. Разумеется, сделка, совершенная под влиянием насилия (например, побоев), признается недействительной.

Угроза представляет собой такое воздействие на психику, при котором участник сделки совершает сделку исключительно под влиянием страха перед имущественным или неимущественным вредом. Необязательно, чтобы угроза исходила от другого участника сделки, она может исходить и от постороннего лица. Сделка будет считаться совершенной под влиянием угрозы лишь в том случае, если угроза считается противоправной. Поэтому угроза кредитора обратиться с иском в суд, если должник не выполняет своей обязанности по договору, не может служить основанием для признания сделки недействительной. Кроме того, имеет значение реальность угрозы, т. е. возможность привести ее в исполнение.

В отличие от насилия, при угрозе участники сделки воздействуют посредством применения не физического, а психического принуждения.

Как свидетельствует судебная практика, сделки, совершенные под влиянием насилия или угрозы, встречаются весьма редко.

Одной из разновидностей сделки с пороками воли является сделка, совершенная под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной. Представитель должен выражать действительную волю представляемого. Если представитель намеренно искажает ее с целью нанесения ему ущерба посредством совершения сделки с контрагентом, выгодной представителю, контрагенту или им обоим, то такая сделка может быть оспорена с последующим признанием ее недействительной.

Если лицо под влиянием стечения тяжелых обстоятельств вынуждено совершить сделку на крайне невыгодных для себя условиях, такая сделка может быть признана недействительной. Сделка считается совершенной под влиянием стечения тяжелых обстоятельств при наличии двух условий. Первое — стечение тяжелых обстоятельств для потерпевшего и второе — крайне невыгодные условия сделки. Такие сделки могут быть признаны недействительными по иску потерпевшего либо по иску государственной или общественной организации.

В случае признания недействительной сделки, совершенной под влиянием обмана, заблуждения, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств, потерпевшему другая сторона возвращает все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещает его стоимость в деньгах. Одновременно имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход государства. При невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскивается его стоимость в деньгах. Вместе с тем потерпевший вправе взыскать с другой стороны понесенные им расходы, утрату или повреждение его имущества.

Последствия недействительных сделок:

• двусторонняя реституция;
• односторонняя реституция;
• возмещение реального ущерба;
• недопущение реституции.

Последствия недействительной сделки

Закон знает три последствия недействительности сделок:

1) двухсторонняя реституция;
2) односторонняя реституция;
3) конфискация всего полученного по сделке у всех ее участников.

Двухсторонняя реституция является общим последствием для недействительных сделок.

Она означает, что каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке.

Судом первой инстанции было вынесено решение о признании недействительным договора мены квартиры на автомашину, заключенного между Калининой и Корзинковым. Сделка была признана недействительной на основании п. 7 ст. 159 ГК вследствие того, что Калинина в момент ее заключения, находясь в болезненном состоянии, не могла понимать значения своих действий и руководить ими. Вынося решение о недействительности договора мены, суд постановил выселить Корзинкова из квартиры, однако не решил вопрос о возврате ему автомашины. При пересмотре дела по жалобе Корзинкова суд указал, что в соответствии с п. 3 ст. 157 ГК в данном случае последствием признания сделки является двусторонняя реституция, следовательно, помимо выселения Корзинкова из квартиры, суд первой инстанции должен был решить вопрос о возврате автомашины Корзинкову. На основании сделанных выводов суд дополнил вынесенное решение положением, обязывающим Калинину вернуть автомашину Корзинкову.

При невозможности возврата полученного по сделке в натуре сторона должна возместить стоимость имущества в деньгах.

Односторонняя реституция означает, что имущество возвращается только одной стороне, а все полученное по сделке другой стороной подлежит конфискации. Данное последствие применяется, когда на достижение преступной цели был направлен умысел одной стороны. В этом случае все полученное действующим с умыслом лицом подлежит возвращению другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей по сделке подлежит конфискации.

Реституция является последствием только для сторон недействительной сделки. Если имущество, полученное по недействительной сделке, было отчуждено третьим лицам, то возможность его возврата должна определяться по правилам виндикационного иска или иска о неосновательном обогащении.

Конфискация всего полученного по сделке у всех ее участников применяется при наличии умысла у всех участников сделки на достижение преступной цели.

Особые последствия наступают при заключении мнимых и притворных сделок. Мнимая, или фиктивная сделка совершается для вида, в ней отсутствует намерение участников создать для себя права и обязанности. Такая сделка является недействительной. Типичными иллюстрациями подобного рода сделок являются договоры дарения, продажи имущества близким лицам с целью уклонения от обращения взыскания на это имущество, когда в действительности имущество не переходит в собственность одаряемого или покупателя, а по соглашению с последними сохраняется за дарителем или продавцом как их собственность.

Решением Талдыкорганского городского суда был признан недействительным договор дарения автомашины, заключенный между Бибатыровым и его сестрой Бибатыровой. При рассмотрении дела было установлено, что спорная автомашина была подарена Бибатыровым своей сестре Бибатыровой без согласия супруги после того, как последняя подала в суд заявление о расторжении брака. Кроме того, при нотариальном удостоверении договора Бибатыров ввел в заблуждение нотариуса относительно своего семейного положения, подписав заявление о том, что он не состоит в браке. Суд признал договор дарения недействительным как мнимую сделку, заключенную без намерения вызвать юридические последствия с единственной целью исключить автомашину из состава общего совместного имущества, подлежащего разделу.

В отличие от мнимой сделки притворная сделка совершается с целью прикрыть другую сделку. Таким образом, притворная сделка как бы включает в себя две сделки: прикрывающую и прикрываемую. Зачастую обе эти сделки имеют противозаконную цель. Но встречаются случаи, когда прикрываемая сделка не противоречит требованиям законодательства. И в том и в другом случае применяется одно правило: прикрывающая сделка является недействительной, а к прикрываемой применяются правила, относящиеся к сделке, которую стороны действительно имели в виду, такая сделка может быть как противозаконной, так и правомерной. На практике встречаются юридически не сложные случаи притворных сделок, например, оформления договором купли-продажи договора дарения или наоборот.

Но возникают и более сложные ситуации. Вот один из примеров подобного рода.

ТОО «ТПК «Алатау» обратилось в суд с иском о взыскании неустойки за неправомерное пользование чужими деньгами с АО «Алматинский Пивзавод № 1». Между сторонами был заключен контракт на продажу через ТОО «ТПК «Алатау» 2 500 000 бутылок пива для регионов РК и 2 000 000 литров емкостного пива на общую сумму 180 000 000 тенге. Из указанной суммы 7 0 % (124 000 000 тенге) должно быть выплачено продавцу в течение 10 банковских дней с даты подписания контракта, а остальные 30 % - по мере отпуска продукции. ТОО «ТПК «Алатау» в соответствии с условиями контракта перечислило сумму 180 000 000 тенге. Ответчик свои обязательства по поставке пива не исполнил. В связи с этим истец направил ответчику претензию о расторжении контракта и возврате суммы долга с учетом неустойки. Основной долг ответчиком выплачен, поэтому в заявлении истец просит взыскать неустойку за пользование чужими денежными средствами в размере 17 122 192 тенге. Ответчик, возражая против требований о взыскании неустойки за неправомерное пользование чужими денежными средствами, предъявил встречные требования о признании контракта недействительным, считая, что эта сделка прикрывает другую сделку - договор кредита на сумму 180 000 000 тенге.

Как установлено в суде первой инстанции, между ТОО «ТПК «Алатау» и ОАО «Алматинский пивзавод № 1» сложились давние партнерские отношения.

Данное обстоятельство подтвердили стороны в ходе судебного разбирательства.

Согласно кредитному договору АО «Сеним Банк» предоставило ТОО «ТПК «Алатау» денежные средства в размере 180 000 000 тенге сроком на 3 года.

В обеспечение своевременного выполнения ТОО «ТПК «Алатау» обязательств по данному контракту был заключен договор гарантии, согласно которому ответчик - АО «Алматинский пивзавод № 1» выступал гарантом и обязался солидарно с истцом отвечать перед банком по кредитным обязательствам истца.

Более того, впоследствии был заключен договор залога, по условиям которого в целях обеспечения возврата, полученных у залогодержателя - АО «Сеним Банк» денежных средств, АО «Алматинский пивзавод № 1 » предоставило банку в залог свое имущество.

Во исполнение вышеуказанного кредитного договора на расчетный счет ТОО «ТПК «Алатау» было перечислено 180 000 000 тенге.

Суд обоснованно усмотрел связь между отношениями по кредитному договору и по контракту, поскольку получение кредитных средств ТОО «ТПК «Алатау» от АО «Сеним Банк» и отправление их на расчетный счет АО «Алматинский пивзавод № 1» происходили одновременно.

Верен вывод суда о том, что истец ТОО «ТПК «Алатау» в лице его генерального директора и ответчик АО «Алматинский пивзавод № 1» при заключении контракта не имели цели по реализации продукции и получения прибыли от таковой. Намерением при заключении данного контракта было получение денежных средств на условиях займа для АО «Алматинский пивзавод № 1» от АО «Сеним Банк».

Согласно п. 2 ст. 160 ГК РК если сделка совершена с целью прикрыть другую сделку, то применяются правила, относящиеся к той сделке, которую стороны действительно имели в виду.

Исследовав обстоятельства дела, суд обоснованно пришел к выводу, что контракт на продажу пива был заключен не с целью вызвать юридические последствия, а в целях прикрытия другой сделки - кредитного договора, который был заключен для получения кредита. Поэтому суд пришел к выводу, что поскольку кредитный договор сторонами исполнен, кредит получен и возвращен, интересы третьих лиц не нарушены, намерений уклониться от ответственности АО «Алматинский пивзавод № 1» не имел, то такую сделку (прикрываемую) нельзя признать противоправной.

Недействительная сделка не порождает последствий, начиная с момента ее совершения, однако суд вправе с учетом конкретных обстоятельств ограничиться запретом ее дальнейшего исполнения.

Недействительность части сделки. Иногда недействительной является не вся сделка, а лишь какая-то ее часть. Ст.161 ГК закрепляет правило о том, что недействительность части сделки не влечет за собой недействительности прочих ее частей. Однако закон делает оговорку, что недействительность сделки не наступает, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. Поэтому если заключена, например, сделка по купле-продаже предприятия, в которой окажутся недействительными отдельные условия, относящиеся к частным обстоятельствам и малозначительным объектам в составе предприятия, то это не превратит всю сделку в недействительную, и совсем по-иному могут выглядеть последствия, когда в составе сделки по строительству жилого дома окажутся недействительными условия, относящиеся к постройке гаража, бани и сарая, без включения которых в договор заказчик не стал бы приобретать дом, и, следовательно, недействительность таких условий приведет к недействительности всего договора.

По спорам, связанным с недействительностью сделок, применяется общий трехгодичный срок исковой давности. И только по спорам, связанным с недействительностью сделки, совершенной вследствие обмана, насилия, угрозы злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также по кабальным сделкам (пп. 9,10 ст. 159 ГК), исковая давность составляет год со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. Сокращенный срок исковой давности и особый порядок его исчисления установлен законодательством по спорам о недействительности договора купли-продажи приватизируемого объекта. Он равен шести месяцам со дня подписания договора, если иск предъявлен стороной сделки. Если иск предъявлен иными заинтересованными лицами или прокурором, то срок исковой давности равен шести месяцам со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием признания сделки недействительной, но иск должен быть заявлен не позднее трех лет со дня подписания договора.

Указанные сроки распространяются на любые договоры приватизации, в том числе и в жилищной сфере.

Так, по мнению Акима г. Тараза, изложенному в апелляционной жалобе на решение Таразского городского суда, Закон РК «О приватизации» не регулирует приватизацию объектов государственного жилищного фонда. Приватизация объектов государственного жилищного фонда регулируется специальным законодательством, в связи с чем, применяется общий срок исковой давности. Жамбылский областной суд, рассматривавший это дело, справедливо отклонил этот несостоятельный довод Акима и применил к спору шестимесячный срок исковой давности.

Иск о признании сделки недействительной

Закон исходит из добросовестности и правомерности сторон сделки, поэтому при нарушении таких условий требуется подача искового заявления о признании сделки недействительной.

Правовым основанием для обращения в суд в таких случаях служит параграф 2 главы 9 ГК РФ. Вопросам признания сделок недействительными посвящено значительное количество обзоров судебной практики высших судебных инстанций, например, постановление Пленума ВС РФ № 25 и др.

В зависимости от указания в Законе недействительные следки бывают оспоримыми и ничтожными. Оспоримость сделки подразумевает признание ее недействительной судом в тех случаях, когда имеет место нарушение прав и интересов стороны сделки или третьих лиц.

Итак, ГК РФ называет следующие основания признания сделки недействительной:

1. Содержание сделки нарушает существо требований закона и иных нормативных правовых актов. При этом если такая сделка нарушает публичные интересы или права третьих лиц – такая сделка по общему правилу будет ничтожной.
2. Сделка противоречит принципам нравственности или основам правопорядка.
3. Сделка является мнимой (которая совершена для вида, без желания наступления правовых последствий) или притворной (целью сторон было заключение иной сделки). В последнем случаи к регулированию правоотношений между сторонами будут применяться именно те правовые нормы о сделке, которая ими подразумевалась.
4. Сделки недееспособных, ограниченно дееспособных, малолетних и несовершеннолетних лиц.
5. Сделка, заключенная без получения согласия уполномоченного органа (организации), когда оно обязательно в силу закона.
6. Сделка совершена под влиянием существенного заблуждения, обмана, насилия, угрозы или стечения неблагоприятных обстоятельств.
7. Сделка совершена в отсутствие полномочий на это и др.

Если анализ действующего законодательства дает стороне сделки (в исключительных случаях третьи лицам) право признать ее полностью или в части недействительной, необходимо проверить соблюдение сроков давности. Требование признать оспоримую сделку недействительной может быть предъявлено в течение 1 года с даты выявления соответствующих обстоятельств. Требование применить последствия недействительности ничтожной сделки – в течение 3 лет с даты начала исполнения такой сделки.

Истцом, как правило, может быть только сторона сделки (законные представители), в некоторых случаях третьи лица. В последнем случае в иске обязательно должно быть указано право, защита которого будет обеспечена в результате возврата каждой из сторон всего полученного по сделке – как основного последствия признания сделки недействительной.

Такие дела рассматриваются только районными судами при оплате госпошлины в размере 300 руб. Если деятельность сторон вытекает из предпринимательских целей, рассматривать иск вправе только арбитражный суд.

Если сторона сделки требует возврата переданного по сделке, то тогда указывается цена иска и госпошлина оплачивается по общим правилам.

Признание судом сделки недействительной

Постановление Пленума ВС РФ № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление) принято в развитие поправок в ГК РФ и устанавливает правила и примеры для их применения судами. Наиболее ожидаемыми и важными стали разъяснения о недействительности сделок (п. 69–102). Остановимся на новых, ранее не встречавшихся в практике процессуальных правилах.

1. Любые возражения о недействительности сделок могут быть признаны не имеющими правового значения.

Признание сделки недействительной часто применялось как способ судебного «стряхивания» обязательства во вред добросовестной стороне, требующей его исполнения.

Чтобы не допустить этого, определено, что заявления о недействительности как ничтожной, так и оспоримой сделки в любой форме, а также о применении последствий недействительной сделки не будут иметь для суда правового значения, если лицо действует недобросовестно. В частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность этой сделки (п. 5 ст. 166 ГК РФ, п. 70 Постановления).

Это правило одно из самых важных, оно гарантирует стабильность оборота и защиту его добросовестных участников.

В процессуальном смысле это выражается в следующем:

• подлежит оценке поведение в отношении сделки не только ее стороны, но и любого лица, заявляющего о ее недействительности;
• оцениваются заявления и возражения как сторон, так и лиц, участвующих в деле, поданные в любой процессуальной форме;
• оценке подлежат заявления о недействительности как оспоримых, так и ничтожных сделок.

Последнее означает, что суд может констатировать отсутствие правового значения заявления о ничтожности сделки со ссылкой на поведение, свидетельствующее об отношении к ничтожной сделке как к действительной.

Если суд оценивает заявление о ничтожности как не имеющее правового значения, означает ли это признание действительности ничтожной сделки? Этот вопрос имеет все шансы стать одним из самых острых в судебной практике.

С нашей точки зрения, такая позиция суда применима к процессуальному заявлению и сама по себе не может означать констатацию действительности ничтожной сделки, т. к. случаи признания ничтожной сделки действительной специально устанавливаются законом (п. 2 ст. 171 ГК РФ).

Не вызывает сомнений, что суд вправе признать сделку ничтожной и по собственной инициативе (подп. 3 п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ № 28). Однако в Постановлении не уточняется, в каких случаях подобная инициатива правомерна и необходима с учетом обстоятельств спора.

Вероятно, инициатива в признании сделки ничтожной может проявляться судами для защиты публичных интересов, особенно в случаях, когда суд приходит к выводу о необходимости применения последствий недействительности ничтожной сделки (п. 4 ст. 166 ГК РФ).

Если сделка ничтожна как нарушающая права третьих лиц и публичный интерес не затронут (п. 2 ст. 168 ГК РФ), суд лишен права применять последствия ничтожности по собственной инициативе, исходя из буквального толкования п. 4 ст. 166 ГК РФ, поскольку это не приведет к защите публичных интересов.

Возникает вопрос, возможно ли тогда по инициативе суда констатировать ничтожность сделки, нарушающей права третьих лиц, без применения последствий? Полагаем, что нет. Этот вывод следует из п. 3 ст. 166 ГК РФ и п. 70 Постановления, в силу которых лицо должно обладать законным интересом в признании сделки ничтожной и предъявить соответствующее требование в суд. В статье 166 ГК РФ и п. 71, 78, 81 Постановления явно проводится различие между требованием и возражением.

2. Исковое требование о признании сделки ничтожной как нарушающей права третьих лиц отличается от возражения тем, что оценивается судом на наличие заинтересованности.

Именно такой подход сложился в судебной практике (постановления ВАС РФ № 4267/08, № 15278/10, № 14182).

Нет указаний на то, что суд обязан оценивать сделанные в неисковой форме заявления о ничтожности на предмет наличия заинтересованности. Заинтересованность лица проявляется в форме иска, для удовлетворения которого истец должен доказать, что имеет интерес в достижении правовой определенности по вопросу ничтожности сделки.

На первый взгляд, это противоречит п. 71 Постановления, согласно которому «возражение ответчика о том, что требование истца основано на ничтожной сделке, оценивается судом по существу, независимо от истечения исковой давности для признания этой сделки недействительной».

Между тем правило о рассмотрении возражения о ничтожности «по существу» в данном случае выполняет функцию процессуальной экономии, т. к. позволяет разрешить спор только на этом основании.

Подобный подход содержится в п. 40 совместного Постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22, где говорится о том, что «если при рассмотрении иска об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения судом будет установлено, что основанием возникновения права собственности истца является ничтожная сделка и отсутствуют другие основания возникновения права собственности, суд отказывает в удовлетворении заявленных исковых требований независимо от того, предъявлялся ли встречный иск об оспаривании сделки». Пункт 71 Постановления распространяет этот подход и на иные категории исков.

3. Иск лица, не являющегося стороной ничтожной сделки, о применении последствий ее недействительности может быть удовлетворен, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты прав этого лица и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительной сделки.

В свете общего подхода к установлению ничтожности в отдельном процессе по иску заинтересованного лица крайне важны положения п. 78 Постановления. Формально изложенная в нем позиция противоречит буквальному толкованию п. 3 ст. 166 ГК РФ. Однако по существу она является развитием подхода надлежащего истца как лица, доказавшего законный интерес в оспаривании.

Процессуально это выражается во введении нового требования к форме и содержанию искового заявления путем включения в него указания на такое право (законный интерес). Если оно не будет исполнено, исковое заявление оставят без движения (п. 78 Постановления).

К сожалению, каких-либо примеров соответствующих исков в документе не приводится. Можно предположить, что речь идет о случаях ничтожности замещения активов и иных сделок в процедурах банкротства, где кредиторы не являются стороной, но имеют законный интерес в имущественном удовлетворении за счет отчужденного имущества должника.

Другой вариант применения такого иска – ситуация, если суд с учетом мнения сторон отказался применять последствия ничтожной сделки по собственной инициативе исходя из абз. 2 п. 79 Постановления, а заинтересованное лицо не участвовало в процессе.

4. Для применения последствий ничтожной сделки установлено новое процессуальное правило: суд выносит вопрос о применении последствий недействительной сделки на обсуждение сторон.

На этом положении Постановления следует остановиться подробнее (п. 79). Разъяснение допускает, что с учетом мнения сторон суд может решить вопрос о применении последствий ничтожной сделки отрицательно. Стороны при этом останутся с исполненным по ничтожной сделке. Если данная позиция будет закреплена в судебной практике, станет возможным отход от применения реституции как в исключительных случаях, предусмотренных законом (п. 4 ст. 167 ГК РФ), так и в иных случаях, если суд с учетом ст. 65 АПК РФ и п. 79 Постановления откажется применять последствия ничтожности сделки. Это серьезное расширение сферы судейского усмотрения.

Дальнейшее развитие этой тенденции сделает востребованным и иск заинтересованного лица, которым оно может защитить свои права (п. 78 Постановления).

Однако пока и такие предположения выглядят спорными. Судебной практике придется выработать необходимые критерии для определения законного интереса для целей применения последствий ничтожной сделки и отсутствия иных способов защиты.

Постановление вводит следующие правила в отношении требований о недействительности оспоримых сделок.

Если ответчик заявляет о недействительности оспоримой сделки, исходя из условий которой заявлен иск, то отказ в иске может быть обоснован недействительностью сделки лишь в двух случаях:

• если ответчик в том же процессе предъявил встречный иск о недействительности и он удовлетворен;
• существует преюдициальное решение о признании сделки недействительной (п. 71 Постановления).

Представляется, что более строгая процессуальная форма для возражений о недействительности оспоримых сделок обоснована, поскольку:

• это означает возможность отказа в иске для лица, не имеющего правового интереса в оспаривании;
• форма встречного иска позволяет применить исковую давность;
• действия недобросовестного лица, не заявившего встречный иск или заявляющего его только с целью затянуть процесс, могут быть рассмотрены как его процессуальный риск (ст. 9 АПК РФ).

Полагаем, что незаявление или несвоевременное заявление встречного иска в случае, если ответчик основывает свои возражения на недействительности оспоримой сделки, может быть расценено как недобросовестное действие, направленное на затягивание процесса.

При этом само предъявление встречного иска о недействительности, даже процессуально верное (добросовестное), может толковаться как недобросовестность в смысле п. 5 ст. 166 ГК РФ: «…поведение ответчика отвечает признакам недобросовестности, поскольку его заявление о недействительности сделки последовало лишь после передачи на рассмотрение суда требований истца о взыскании задолженности» (Постановление Девятого ААС № 09АП-47670/2014-ГК по делу № А40-59351).

Приведенная оценка в целом соответствует ст. 41 АПК РФ и критериям недобросовестных процессуальных действий, предложенным ВС РФ в Определении № 306-ЭС15-1364. Это дополнительные процессуальные гарантии для добросовестного лица, предъявившего иск об исполнении действительной сделки.

Сдерживающим фактором для лиц, аргументирующих недействительность сделки, станет оценка их действий на предмет добросовестности. Эта категория является фундаментальной для всех участников судебных споров о недействительности сделок.

В то же время не стоит забывать о том, что суд оценивает доводы о недобросовестности не абстрактно, а на основании определенных процессуальных норм. Несмотря на то что Постановление предоставляет суду право по собственной инициативе признавать действия участников оборота недобросовестными (п. 1), реализация этого права предполагает соблюдение принципов состязательности и равенства сторон.

В этой связи в новейшей судебной практике уже есть показательные примеры (Постановление СИП по делу № А40-96570), а значит, стороны должны заявлять о недобросовестности в соответствии с установленными правилами доказывания.

В практике недобросовестным поведением признается (Решение АС Ставропольского края по делу № А63-5935):

• отсутствие возражений в отношении сделки в течение значительного периода;
• возникновение таких возражений только после получения постановления о возбуждении уголовного дела в отношении бывшего руководителя;
• одобрение эмиссии акций, впоследствии отчужденных по спорной сделке;
• участие в собраниях акционеров, если из данных действий следует очевидное намерение принять правовые последствия сделки.

КС РФ указал, что суд апелляционной инстанции, усмотревший в действиях истца признаки злоупотребления правом, должен был предложить сторонам высказать по данному вопросу свои соображения и представить соответствующие доказательства. Однако из протокола и аудиопротокола судебного заседания следует, что в нарушение закрепленного ст. 9 АПК РФ принципа состязательности данный вопрос суд апелляционной инстанции перед сторонами не ставил, вывод о наличии злоупотребления правом сделан без непосредственного исследования этого вопроса в судебном заседании. Перечисленные нарушения стали основаниями для отмены судебных актов и направления дела на новое рассмотрение (Постановление СИП по делу № А40-96570).

В отношении недобросовестности при оспаривании сделки практика сформировала достаточно примеров.

«Договор заключен на условиях, предложенных обществом, являющимся профессиональным участником рынка страховых услуг, осознающим последствия договора; сославшись на несоответствие договора закону, общество нарушило пределы осуществления гражданских прав» (Постановление Президиума ВАС РФ № 16996/.

«Совершение лицом действий, способных дать основание считать сделку действительной, в частности, подписание акта сверки, товарных накладных, актов об оказанных услугах, оценивается судом как недобросовестное поведение лица, ссылающегося на недействительность сделки» (Постановление АС Московского округа № Ф05-10568 по делу № А40-15580/13-102-145).

«По договору вносились денежные средства после совершения сделки, оплата принималась другой стороной договора, следовательно, договор исполнялся и истец не вправе оспаривать эту сделку» (Решение АС Свердловской области по делу № А60-47632).

Постановление существенно снизило вероятность произвольного оспаривания сделок по формальным основаниям. Суды будут оценивать не только правовые доводы о недействительности, но и поведение сторон. В ряде случаев большое значение будет иметь правильный и своевременный выбор процессуальной формы заявления возражений.

Недействительные сделки ГК РФ

Сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе.

Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия.

В случаях, когда в соответствии с законом сделка оспаривается в интересах третьих лиц, она может быть признана недействительной, если нарушает права или охраняемые законом интересы таких третьих лиц.

Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли.

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо.

Требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной.

Суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях.

Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Существенным образом изменяется правовое регулирование признания сделок недействительными и последствий такого признания. В большинстве своем эти изменения направлены на усиление стабильности существования совершенной сделки, что предполагает снижение возможностей участников сделки оспорить совершенную, исполненную сделку, даже если эта сделка действительно обладает юридическим дефектом (и особенно тогда, когда стороны сделки знали, что совершенная ими сделка юридически упречна).

В этой связи пунктом 1 статьи 168 ГК (в редакции Закона № 100-ФЗ) предусмотрено, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, оспорима, за исключением случаев, предусмотренных законом. Описанное выше поведение участников сделки напрямую квалифицируется как недобросовестное, поскольку в силу абзац 2 пункта 1 статьи 167 ГК в редакции Закона № 100-ФЗ лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.

Действует прямо противоположное правило - сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, по общему правилу, ничтожна, если законом не установлено, что такая сделка оспорима, или не предусмотрены иные последствия нарушения.

Принятие статьи 168 ГК в редакции Закона № 100-ФЗ существенным образом изменит существующую правовую ситуацию, поскольку одно из основных отличий оспоримой сделки от ничтожной состоит в том, что оспоримая сделка предполагается действительной изначально и в качестве недействительной она может быть квалифицирована лишь на основании решения суда. Что касается ничтожной сделки, то она является таковой независимо от решения суда.

В то же время принятие Закона № 100-ФЗ не означает, что правовое значение института ничтожной сделки в российском праве будет нивелировано, поскольку даже анализируемым Законом предусмотрено довольно много случаев, когда недействительная сделка является ничтожной (см., к примеру, п. 3 ст. 163, п. 2 ст. 168, ст. 169, п. 2 ст. 170, п. 1 ст. 173.1, п. 2 ст. 174.1, п. 2 ст. 188 ГК РФ в редакции Закона № 100-ФЗ). Действующей редакцией пункта 2 статьи 166 ГК предусмотрены чрезмерно широкие полномочия суда по применению последствий признания сделок недействительными, в то время как требование о применении последствий недействительности сделок является субъективным правом заинтересованной стороны, поэтому законодательно установленные последствия признания сделки недействительной должны применяться лишь по заявлению такой стороны, но не по инициативе суда. В связи с этим пунктом 4 статьи 166 ГК в редакции Закона № 100-ФЗ ограничено право суда применять последствия недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе.

Суд будет вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, только если это необходимо в целях защиты публичных интересов или в иных случаях, предусмотренных законом.

В настоящее время требовать признания сделок ничтожными и применения последствий недействительности ничтожной сделки в судебном порядке может любое лицо. Однако в соответствии с пунктом 3 статьи 166 ГК (в редакции Закона № 100-ФЗ) заявить такое требование смогут лишь стороны сделки. Иные лица будут вправе обращаться с подобными заявлениями в суд лишь в случаях, определенных законом.

Указанные изменения также направлены на пресечение недобросовестного поведения лиц, обращающихся с требованиями о признании ничтожными сделок, которые никак не затрагивают их законных интересов.

В пунктах 2 и 5 статьи 166 ГК (в редакции Закона № 100-ФЗ) содержится запрет требовать признания оспоримой сделки недействительной тем лицам, которые ранее ее одобрили или своими действиями подтвердили намерение ее исполнить. Это правило ("правило эстоппель") направлено на защиту добросовестной стороны по оспоримой сделке, если эта сторона положилась на заверения контрагента и действовала с намерением исполнить данную сделку.

В абзаце 4 пункта 2 статьи 166 ГК (в редакции Закона № 100-ФЗ) содержится важная новелла об исцелении (конвалидации) оспоримых сделок, которой установлено, что сторона, подтвердившая оспоримую сделку, не вправе ее оспаривать по основанию, о котором она знала или должна была знать при проявлении воли, под которой понимается поведение стороны, совершившей сделку, из которого очевидна ее воля сохранить сделку. Для этой стороны такая юридически упречная сделка более не является оспоримой по тому основанию, о котором этой стороне известно (или должно быть известно).

В пункте 3 статьи 173.1 ГК в редакции Закона также предусмотрен механизм, позволяющий не допустить недобросовестного поведения лица, давшего согласие на оспоримую сделку (статья 157.1 ГК в редакции Закона). Установлено, что такое лицо не вправе оспаривать эту сделку по основанию, о котором оно знало или должно было знать в момент выражения согласия. Таким образом, конвалидация оспоримой сделки не может быть повернута вспять единственно по желанию одобрившего ее лица.

Таким образом, в статью 166 ГК введена презумпция, в соответствии с которой сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является, по общему правилу, оспоримой, а не ничтожной, а также установлен запрет требовать признания оспоримой сделки недействительной тем лицам, которые ранее ее одобрили или своими действиями подтвердили намерение ее исполнить.

За исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна и влечет последствия, установленные статьей 167 настоящего Кодекса. В случаях, предусмотренных законом, суд может взыскать в доход Российской Федерации все полученное по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно, или применить иные последствия, установленные законом.

Статьей 169 ГК (в редакции Закона № 100-ФЗ) в отношении сделок, противных основам правопорядка и нравственности, установлены несколько иные последствия признания их недействительными.

В случаях, предусмотренных законом, все полученное по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно, может быть взыскано в доход государства. Кроме того, в указанных случаях могут быть применены и иные последствия, установленные законом, но по общему правилу должны быть применены последствия, предусмотренные ст. 167 ГК (реституция). Данная новелла призвана расширить применение этой нормы на практике, так как чрезмерно суровая санкция в отношении сторон такой сделки препятствовала судам применять ее достаточно часто.

Статья 169 ГК (в редакции Закона № 100-ФЗ) не устанавливает оснований, по которым сделки квалифицируются как заведомо противные основам правопорядка или нравственности. Однако в Пояснительной записке к Проекту Федерального закона "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" дается примерный перечень антисоциальных и безнравственных сделок.

К таковым отнесены сделки:

• в которых взаимоотношения сторон приобретают характер эксплуатации (например, имеет место злоупотребление экономической мощью, необыкновенно сильное обременение одной из договаривающихся сторон);
• направленные на уклонение от уплаты налогов;
• посягающие на существо брака;
• нарушающие основы отношений между родителями и детьми;
• направленные на коммерческий подкуп представителя другой стороны или руководителя юридического лица.

Полагаю, что, несмотря на изменение статьи 169 ГК, актуальными останутся разъяснения Пленума ВАС РФ, содержащиеся в Постановлении N 22 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации", в том числе в части применения данной статьи к налоговым правоотношениям.

Сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, может быть признана судом недействительной по иску этого юридического лица, его учредителя (участника) или иного лица, в интересах которого установлено ограничение, если доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать о таком ограничении.

Сделка, совершенная без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, необходимость получения которого предусмотрена законом, является оспоримой, если из закона не следует, что она ничтожна или не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия. Она может быть признана недействительной по иску такого лица или иных лиц, указанных в законе.

Законом или в предусмотренных им случаях соглашением с лицом, согласие которого необходимо на совершение сделки, могут быть установлены иные последствия отсутствия необходимого согласия на совершение сделки, чем ее недействительность.

Поскольку законом не установлено иное, оспоримая сделка, совершенная без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, может быть признана недействительной, если доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии на момент совершения сделки необходимого согласия такого лица или такого органа.

Лицо, давшее необходимое в силу закона согласие на совершение оспоримой сделки, не вправе оспаривать ее по основанию, о котором это лицо знало или должно было знать в момент выражения согласия.

Законом № 100-ФЗ в ГК вводится статья 1731, специально регулирующая случаи признания недействительными сделок, совершенных без необходимого согласия или одобрения. Такие сделки будут признаваться оспоримыми, если из закона не следует, что их необходимо считать ничтожными. Специально оговаривается следующий момент: информированность контрагента по данной сделке о том, что необходимое согласие на ее совершение не было получено, не свидетельствует о невозможности признать такую сделку недействительной. Однако иное регулирование может предусматриваться законом, устанавливающим другие последствия отсутствия согласия на совершение сделки, а в отдельных случаях и соглашением сторон.

Пунктом 3 статьи 1731 ГК предусмотрено, что лицо, давшее необходимое в силу закона согласие на совершение оспоримой сделки, не вправе оспаривать ее по основанию, о котором это лицо знало или должно было знать в момент выражения согласия.

Если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором или положением о филиале или представительстве юридического лица либо полномочия действующего от имени юридического лица без доверенности органа юридического лица ограничены учредительными документами юридического лица или иными регулирующими его деятельность документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении такое лицо или такой орган вышли за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, лишь в случаях, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об этих ограничениях.

Сделка, совершенная представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица, может быть признана судом недействительной по иску представляемого или по иску юридического лица, а в случаях, предусмотренных законом, по иску, предъявленному в их интересах иным лицом или иным органом, если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.

В новой редакции изложена статья 174 ГК о признании недействительными сделок, совершенных в нарушение полномочий представителя или интересов представляемого. Такие сделки, совершенные представителем, теперь могут быть признаны недействительными по заявлению представляемого, если представитель действовал в ущерб его интересам, и контрагенту по сделке это было известно или должно было быть известно либо контрагент был в сговоре или действовал иным образом согласованно с таким представителем.

Это же правило применимо и в отношении сделок, совершенных лицом, действующим от имени юридического лица без доверенности.

Сделка, совершенная с нарушением запрета или ограничения распоряжения имуществом, вытекающих из закона, в частности из законодательства о несостоятельности (банкротстве), ничтожна в той части, в какой она предусматривает распоряжение таким имуществом (статья 180).

Сделка, совершенная с нарушением запрета на распоряжение имуществом должника, наложенного в судебном или ином установленном законом порядке в пользу его кредитора или иного управомоченного лица, не препятствует реализации прав указанного кредитора или иного управомоченного лица, которые обеспечивались запретом, за исключением случаев, если приобретатель имущества не знал и не должен был знать о запрете.

Законом № 100-ФЗ вводится специальная норма касается сделок по распоряжению имуществом, распоряжение которым запрещено или ограничено.

Сделка, совершенная с нарушением запрета на распоряжение имуществом (к примеру, в обход ареста, наложенного на имущество), не препятствует лицу, в интересах которого наложен запрет, в реализации его прав и охраняемых законом интересов в отношении этого имущества. Таким образом, собственник, к примеру, арестованного имущества может не оспаривать сделки, совершенные в обход ареста, поскольку они не производят правового эффекта в отношении его права на это имущество (являются ничтожными). Исключения из этого правила касаются случаев, когда имущество принадлежало отчуждателю по сделке и приобретатель имущества не знал и не должен был знать о запрете на распоряжение имуществом (являлся добросовестным приобретателем).

Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если:

1) сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.;
2) сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные;
3) сторона заблуждается в отношении природы сделки;
4) сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой;
5) сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

Заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной.

Сделка не может быть признана недействительной по основаниям, предусмотренным настоящей статьей, если другая сторона выразит согласие на сохранение силы сделки на тех условиях, из представления о которых исходила сторона, действовавшая под влиянием заблуждения. В таком случае суд, отказывая в признании сделки недействительной, указывает в своем решении эти условия сделки.

Суд может отказать в признании сделки недействительной, если заблуждение, под влиянием которого действовала сторона сделки, было таким, что его не могло бы распознать лицо, действующее с обычной осмотрительностью и с учетом содержания сделки, сопутствующих обстоятельств и особенностей сторон.

Если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, к ней применяются правила, предусмотренные статьей 167 настоящего Кодекса.

Сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне причиненный ей вследствие этого реальный ущерб, за исключением случаев, когда другая сторона знала или должна была знать о наличии заблуждения, в том числе если заблуждение возникло вследствие зависящих от нее обстоятельств.

Сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненных ей убытков, если докажет, что заблуждение возникло вследствие обстоятельств, за которые отвечает другая сторона.

Законом 100-ФЗ переработаны положения о недействительных сделках, совершенных под влиянием заблуждения. В новой редакции этой нормы дается определение существенного заблуждения. Так, указывается, что под этим следует понимать такое заблуждение, которое не позволило заблуждающейся стороне разумно и объективно оценивать ситуацию настолько, что она не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

Статьей установлен более широкий перечень ситуаций, которые определяются как достаточно существенные заблуждения.

Сделка, совершенная под влиянием существенного заблуждения, не может быть признана недействительной, если контрагент согласился на ее совершение на условиях, из представления о которых исходила заблуждающаяся сторона. В этом случае суд, отказывая в признании сделки недействительной, указывает эти условия сделки в своем решении (пункт 4 статьи 178 ГК в редакции Закона). В то же время Закон некоторым образом ограничивает оспаривание сделок на основании ст. 178 ГК, поскольку в пункте 5 данной статьи в редакции Закона установлено следующее. Суд может отказать в признании сделки недействительной, если заблуждение, под влиянием которого действовала сторона, было таким, что его не могло бы распознать лицо, действующее с обычной осмотрительностью и с учетом содержания сделки, сопутствующих обстоятельств и особенностей сторон.

Значительно изменено регулирование возмещения ущерба в случаях признания сделки недействительной, как совершенной под влиянием существенного заблуждения. Действующим Гражданским кодексом РФ предусмотрено, что сторона, не заблуждавшаяся относительно условий сделки, может потребовать возмещения реального ущерба от своего контрагента, если заблуждение произошло по вине данного контрагента. В Законе же предусматривается, что реальный ущерб при признании сделки недействительной по ст. 178 ГК должен возмещаться также и в случае возникновения заблуждения в результате обстоятельств, не зависящих от воли сторон. Ущерб не может возмещаться, если сторона, не заблуждающаяся в условиях или существе сделки, знала или должна была знать о наличии заблуждений у другой стороны или заблуждение возникло вследствие обстоятельств, за которые она отвечала.

Сделка, совершенная под влиянием насилия или угрозы, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане. Считается, в частности, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки.

Сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Если сделка признана недействительной по одному из оснований, указанных в пунктах 1 - 3 настоящей статьи, применяются последствия недействительности сделки, установленные статьей 167 настоящего Кодекса. Кроме того, убытки, причиненные потерпевшему, возмещаются ему другой стороной. Риск случайной гибели предмета сделки несет другая сторона сделки.

Статьей 179 ГК (в редакции Закона № 100-ФЗ) дано определение обмана для целей признания сделки недействительной по указанному основанию. Им считается намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

Сделка будет считаться совершенной под влиянием обмана со стороны третьего лица, не участвующего в сделке, лишь в том случае, если другая сторона знала (или должна была знать) о том, что эта сделка совершается под влиянием обмана. В Законе установлено, что если такое третье лицо является представителем стороны по сделке либо ее работником или оказывало содействие в совершении сделки, то эта сторона считается уведомленной об обмане. В иных случаях обман со стороны третьего лица не имеет правового значения.

Значительно снижается мера ответственности виновной стороны в случаях, указанных в ст. 179 ГК. Законом установлено, что если сделка признана недействительной по одному из таких оснований, то должны применяться положения о последствиях недействительности сделки, предусмотренные в ст. 167 ГК. Кроме того, причиненные потерпевшему убытки должны быть возмещены ему другой стороной.

Из ГК исключается норма, согласно которой в случае признания сделки недействительной по одному из указанных оснований имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход Российской Федерации.

Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

Законом дополнена норма о сроке исковой давности для признания сделки ничтожной. В п. 1 ст. 181 ГК в редакции Закона 100-ФЗ указывается, что установленный срок исковой давности по заявлению третьего лица отсчитывается с момента, с которого это лицо узнало или должно было узнать о начале исполнения такой сделки. Законом устанавливается, что для лица, не являющегося стороной сделки, срок исковой давности во всяком случае не может превышать 10 лет со дня начала исполнения сделки.

Срок признания сделки недействительной

Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Срок исковой давности по сделкам, признаваемым ничтожными, для представления обозначенных требований принимается равным 3 годам (п. 1 ст. 181 Гражданского кодекса РФ). Момент начала его истечения определяется в зависимости от правового статуса истца: выступает он стороной по спорной сделке или нет. Надлежит учесть, что для представления названных требований субъектом, не выступавшим ее стороной, максимальная продолжительность этого срока ограничена 10 годами с момента начала реализации рассматриваемых правоотношений.

Если реализация ничтожной сделки так и не была начата, то и срок для рассмотренных выше требований не начинает отмеряться (п. 101 постановления пленума ВС РФ № 25).

Срок давности по оспоримым сделкам для представления аналогичных требований составляет 1 год (п. 2 той же статьи) с момента окончания насильственных действий (угрозы), под влиянием которых была осуществлена такая сделка, или получения истцом информации об иных фактах, позволяющих признать недействительность сделки.

В данной ситуации срок, в течение которого можно подавать соответствующий иск, начинает исчисляться с момента, когда стороны по факту приступили к реализации именно спорной части сделки (п. 101 постановления № 25). Примером использования данной нормы является ситуация, когда оспариваются отдельные положения кредитного договора (о списании банком необоснованных штрафов, комиссий и т. д.). При этом иск о признании ничтожным всего договора (при наличии соответствующих оснований) должен быть представлен в течение 3 лет с момента получения кредита.

Срок давности же для предъявления аналогичных требований в отношении его отдельных положений начнется с момента их исполнения (например, апелляционное определение Челябинского облсуда по делу № 11-15650).

Итак, срок исковой давности по недействительным сделкам равен 3 и 1 году для ничтожных и оспоримых сделок соответственно. Для субъектов, не выступавших стороной ничтожной сделки, максимальная продолжительность названного срока — 10 лет.

Срок для представления аналогичных требований в отношении части сделки начинают отсчитывать с момента начала исполнения такой спорной части.

Признание сделки купли-продажи недействительной

Недействительность сделки означает, что с юридической точки зрения такая сделка как бы и не заключалась. То есть нужно считать, что этой сделки вообще не было, потому что она была заключена незаконно: с использованием угроз, обмана, либо человеком, который не имел право её заключать – подробнее об этом сказано ниже.

О том, из-за чего суд может признать сделку недействительной, сказано в статьях 166-181 Гражданского кодекса:

• Сделка недействительна, если она противоречит закону. (Пример: человек, которому выдана доверенность на продажу квартиры, не может по этой доверенности купить квартиру сам для себя. Такая сделка недействительна.).
• Сделка недействительна, если она аморальна или противоречит основам правопорядка.
• Недействительна мнимая сделка - то есть сделка, совершённая лишь для вида. (Пример: у человека могут отобрать квартиру за долги. Он продаёт эту квартиру своему родственнику, чтобы её не могли арестовать. Такую сделку купли продажи квартиры могут признать недействительной.).
• Если сделку совершает недееспособный человек, то эта сделка так же недействительна. (Пример: квартирой владеет психически больной человек. Он продаёт квартиру. Его родственники могут требовать признания сделки купли продажи квартиры недействительной, причём для этого даже не нужно обращаться в суд.).
• Недействительна сделка, совершённая лицом в возрасте до 14 лет.
• Сделка недействительна, если требовалось согласие третьего лица на её совершение, но такого согласия не было. (Пример: статья 35 Семейного кодекса указывает, что для продажи квартиры, которая находится в совместной собственности супругов, нужно нотариально заверенное согласие другого супруга. Если этого согласия не было, супруг, который возражает против сделки, может подать в суд. Ещё пример: если квартира принадлежит ребёнку до 14-ти лет, родители не могут продать её так просто. Нужно разрешение органов опеки (часть 2 статьи 37 ГК РФ, часть 3 статьи 60 СК РФ). Если не получить разрешение, опека может подать в суд о признании сделки купли продажи квартиры недействительной.).
• Нельзя совершать сделки с квартирами, распоряжение которыми ограничено. (Пример: суд арестовал квартиру. Её невозможно продать до снятия ареста.).
• Сделка недействительна, если человек, участвующий в ней, не осознавал своих действий, когда заключал сделку. (Пример: человека напоили алкоголем и заставили подписать договор. Можно обратиться в суд за признанием сделки недействительной.).
• Сделку купли продажи квартиры признают недействительной, если одна из сторон сделки существенно заблуждается относительно этой сделки. (Пример: старику с плохим зрением дают на подпись договор купли продажи квартиры, говоря, что это, например, договор аренды или какие-то документы для соцзащиты. Обманутый человек может обратиться в суд, чтобы сделку признали недействительной.).
• Недействительна сделка, совершённая под влиянием обмана, угрозы, насилия. (Пример: человеку приставляют пистолет к голове и заставляют подписать договор купли продажи квартиры – такой договор суд признает недействительным.).

Есть 2 типа сделок, которые признаются недействительными – оспоримые и ничтожные. Чтобы расторгнуть оспоримую сделку, нужно обращаться в суд. Чтобы расторгнуть ничтожную сделку, обращения в суд не требуется, потому что такие сделки недействительны уже сами по себе, и решения суда не нужно.

Для этого нужно обратиться в суд. Сложностей в таких делах достаточно: правильно написать исковое заявление (статья 131 ГПК РФ), приложить к нему все необходимые документы (статья 132 ГПК РФ) и правильно определить подсудность - это самая маленькая часть проблем.

В иске должны быть указаны:

• наименование суда, куда он подаётся (по месту нахождения квартиры);
• имя истца, его место жительства;
• имя ответчика и его место жительства;
• описание ситуации - когда был заключён договор и т.д.;
• причины, по которым суд должен расторгнуть договор. Именно здесь нужно указать одну или несколько причин, описанных выше;
• перечень прилагаемых документов.

Среди этих документов должна быть квитанция об уплате госпошлины, которая по делам о признании сделки купли продажи квартиры недействительной существенная - 13 200 рублей +0,5% от суммы, превышающей 1 000 000 рублей (пункт 1 части 1 статьи 333.19 НК РФ).

Ну и самая большая сложность в подобных делах – доказать таки в суде, что есть причина признать сделку купли продажи квартиры недействительной. Например, как доказать, что в момент подписания договора продавец квартиры был пьян? Или как доказать, что одной из сторон сделки угрожали?

В практике бывает так, что люди подают иск о признании сделки недействительной, но не прописывают в иске требование восстановить существовавшее ранее положение – то есть вернуть квартиру продавцу, а покупателю – деньги. Если этого не сделать, то придётся подавать новый иск. Часть 2 статьи 167 ГК РФ ясно говорит, что «при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой всё полученное по сделке», то есть прописывать в иске это требование, казалось бы, не нужно – оно ведь уже установлено законом. Но в судах иное мнение. В судах любят, чтобы требование «вернуть всё на свои места» в иске было указано явно.

Виды недействительных сделок

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Если из содержания оспоримой сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время.

В гражданском праве существует деление недействительных сделок на оспоримые и ничтожные.

Сделка, совершенная юридическим лицом, будет недействительной, если она выходит за пределы специальной правоспособности юридического лица или совершена органами юридического лица с превышением их полномочий. Оспоримые сделки – сделки, порождающие предусмотренные юридические последствия, обязательные для сторон и третьих лиц, но в силу обстоятельств могущие быть признанными недействительными и оспорены. Ничтожные сделки с самого начала не порождают никаких последствий, предусмотренных сторонами в сделке, они недействительны независимо от желания сторон (например, ничтожной признается сделка, направленная на ограничение правоспособности гражданина).

Закон выделяет следующие виды недействительных сделок:

1) по содержанию:
а) сделки, не соответствующие закону или иным правовым актам;
б) совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности;
в) мнимые и притворные сделки. Мнимая – сделка, совершаемая без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. Притворная – сделка, совершаемая с целью прикрытия другой сделки;
2) по субъекту:
а) совершенные гражданином, признанным недееспособным;
б) совершенные несовершеннолетним, не достигшим 14 лет;
в) совершенные гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими;
г) совершенные несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет;
д) совершенные гражданином, ограниченным судом в дееспособности;
е) сделки юридического лица, выходящие за пределы его правоспособности;
3) по субъективной стороне: совершенные под влиянием заблуждения; совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств;
4) по форме: несоблюдение письменной формы, если прямо предписано соблюдение формы.

В случаях, когда недействительная сделка исполнена полностью или в какой-то части, возможно применение двусторонней реституции, односторонней реституции или неприменение реституции. Двусторонняя реституция – восстановление сторон в прежнее положение. Односторонняя реституция – восстановление в первоначальное положение только потерпевшей стороны. Неприменение реституции характерно для случаев, когда обе стороны виновны, обе действовали с умыслом, и поэтому обе должны нести невыгодные последствия по заключенной ими, а затем признанной недействительной сделке.

Требование о признании сделки недействительной

Сделки могут быть недействительными (оспоримой или ничтожной). Оспоримая сделка признается недействительной по решению суда. Ничтожная сделка является недействительной в силу закона, для этого нет необходимости обращаться в суд. Основания недействительности сделки указаны в законе.

Ничтожными являются сделки:

• не соответствующие закону или иным правовым актами и при этом посягающие на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц;
• совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности;
• мнимые и притворные сделки;
• совершенные гражданином, признанным недееспособным;
• совершенные несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет;
• совершенные с нарушением запрета или ограничения распоряжения имуществом, вытекающих из закона;
• совершенные с нарушением запрета на распоряжение имуществом должника, наложенного в судебном или ином законом порядке, если приобретатель имущества знал или должен был знать о запрете.

Оспоримыми являются сделки:

• нарушающие требования закона или иного правового акта;
• при выходе за пределы полномочий на совершение сделки;
• совершенные несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет;
• совершенные юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах;
• совершенная без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, необходимость получения которого предусмотрена законом;
• совершенные гражданином, ограниченным судом в дееспособности;
• совершенные гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими;
• совершенные под влиянием заблуждения;
• совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств.

Суд по иску заинтересованного лица применяет последствия недействительности сделок. В общем случае последствием недействительности сделок является реституция, то есть стороны обязаны вернуться в первоначальное положение.

Срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год.

Применение последствий недействительной сделки

В ходе разрешения одного из споров по существу в моей практике у суда возник вопрос: «Сможет ли лицо, не являющееся стороной в сделке, предъявлять исковое требование о применении последствий недействительности мнимой сделки? Если да, то при каком условии?».

Необходимо было доказать, что сделки по отчуждению имущества являются мнимыми, то есть совершенными без намерения создать соответствующие юридические последствия, с целью избежать возможного обращения взыскания на имущество.

Согласно п. 78 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»: Согласно абзацу первому пункта 3 статьи 166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо.

Исходя из системного толкования пункта 1 статьи 1, пункта 3 статьи 166 и пункта 2 статьи 168 ГК РФ иск лица, не являющегося стороной ничтожной сделки, о применении последствий ее недействительности может также быть удовлетворен, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты права этого лица и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительности ничтожной сделки.

Таким образом, для применения последствий недействительности мнимой сделки необходимо доказать следующие факты:

1.Иного эффективного способа защиты гражданских прав при сложившихся обстоятельствах не предусмотрено законом;
2.Законный интерес такого лица, защита которого будет обеспечена в результате возврата каждой из сторон всего полученного по сделке.

По первому факту очень помог анализ правовой позиции, изложенной в судебной практики Верховного суда: Определение Верховного суда РФ по делу № 11-КГ12-3. Кроме того, данный способ защиты применяется при аналогичных обстоятельствах и разрешении аналогичных споров: Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда по делу N 33-5298; Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан по делу N 33-6766.

По второму факту необходимо предоставления дополнительных доказательств, указывающих на наличие «Законного интереса лица».

В нашем случае роль такого доказательства сыграли два преюдициальных акта:

1. Приговор суда в отношении стороны мнимой сделки;
2. Решение суда о взыскании материального ущерба, причиненного преступлением.

Таким образом, для применения последствий недействительности сделки, совершенной для сокрытия имущества от взыскания, необходимо доказать два факта: эффективность способа защиты гражданских прав и законный интерес лица в применении последствий недействительности сделки.

Признание оспоримой сделки недействительной

На сегодняшний день в гражданском обороте совершается большое количество сделок, совершаемых как физическими, так и юридическими лицами. Почти все сделки совершаются на очень значимые денежные суммы, поэтому, чтобы обезопасить сторону от недобросовестных действий другой стороны, либо третьих лиц ст. 12 ГК РФ предусматривает как способ защиты гражданских прав – признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий недействительности ничтожной сделки.

Признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий недействительности ничтожной сделки представляют собой частные случаи реализации такого способа защиты, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, так как совпадают с ним по правовой сущности. Наиболее очевидно это проявляется в приведении сторон, совершивших недействительную сделку, в первоначальное положение.

В соответствии с ГК РФ сделка недействительна в силу признания ее таковой судом – оспоримая сделка или, независимо, от такого признания – ничтожная сделка.

Таким образом, ГК РФ делит все недействительные сделки на две группы:

1. Оспоримые.
2. Ничтожные.

Между этими существует серьёзная разница – в различных правовых последствиях, разном определении круга лиц, имеющих право предъявлять требования по поводу таких сделок, а так же различных сроках исковой давности, установленных для предъявления требований.

Что касается круга лиц, имеющих право предъявлять требования по поводу недействительных сделок, ГК РФ предусматривает следующее. В отношении последствий ничтожной сделки требование может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Такие последствия вправе применить также суд. При оспариваемых сделках круг правомочных заявителей уже, и требования могут предъявить только лица, указанные в законе.

Правовым последствием недействительной сделки является возврат каждой из сторон всего, полученного по сделке, что называют взаимной или двойной реституцией.

Согласно п. 2 ст. 167 ГК РФ «При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом».

Двусторонняя реституция возникает во всех случаях недействительности сделки, если в законе не указаны другие имущественные последствия, в частности это относится:

1. К сделкам, совершенным с нарушением формы.
2. В противоречии с установкой правоспособностью, если только ни одна сторона не допустила умысла.
3. Несовершеннолетними и недееспособными лицами.
4. Ограниченно недееспособными лицами, не способными понимать значения своих слов и действий и руководить ими.
5. Под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение.

Заблуждение может возникнуть при недоговоренности, при отсутствии осмотрительности, при самоуверенности участника сделки, либо действия третьих лиц.

Если ни одна из сторон не допустила умысла при совершении сделки, признанной недействительной, то правовым последствием этого признания является также двусторонняя реституция.

К стороне проявившей недобросовестность при совершении сделки, признанной недействительной могут быть применены конфискационные санкции.

Таким образом, при односторонней реституции, все исполненное по недействительной сделке получает обратно только добросовестная сторона. Все исполненное недобросовестной стороной поступает в доход государства. Такие последствия наступают в случаях признания сделки недействительной, заключенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или при стечении тяжелых обстоятельств, сделок, совершенных с целью, заведомо противной интересам государства и общества, если виновна в этом только одна сторона.

Например, ст. 169 ГК РФ говорит, что «Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна.

При наличии умысла у обеих сторон такой сделки - в случае исполнения сделки обеими сторонами - в доход Российской Федерации взыскивается все полученное ими по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход Российской Федерации все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного.

Недействительная сделка в банкротстве

Гражданское законодательство предусматривает возможность заинтересованных лиц оспорить подозрительные сделки компании-должника, совершенные в течение полугода-года до принятия судом заявления о ее банкротстве, а также после принятия такого заявления.

Новое постановление Пленума Высшего арбитражного суда (ВАС) РФ № 59, опубликованное на днях на сайте суда, призвано дать ответы на наиболее важные вопросы, связанные с применением судами главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" и носившего вводный характер постановления Пленума ВАС РФ № 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".

Практика показала, что суды зачастую не уделяют должного внимания исследованию всех существенных обстоятельств дела, что сказывается на интересах добросовестной стороны – контрагента по сделке (далее также – кредитор) в случае признания сделки недействительной. По замыслу разработчиков, постановление Пленума № 59 должно обеспечить таких лиц необходимой защитой.

Поскольку мотивами отказа судов при оспаривании сделок должника по основаниям ст. 61.2, ст. 61.3 Закона о банкротстве, как правило, является отсутствие доказательств осведомленности контрагента о признаках неплатежеспособности должника (п. 2 ст. 61.2, п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве) либо признание оспариваемой сделки совершенной в обычной хозяйственной деятельности должника (п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве), в постановлении Пленума ВАС РФ № 59 основное внимание сосредоточено именно на применении судами данных норм права.

Сделка с предпочтением, совершенная должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной "если установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества" (п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Исходя из разъяснений, данных в пунктах 9, 11 Постановления Пленума ВАС РФ № 63, неосведомленность о тяжелом финансовом состоянии должника (о признаках неплатежеспособности, недостаточности имущества) указывает на добросовестность кредитора.

С момента принятия главы III.1 Закона о банкротстве в судебной практике не существовало единообразного подхода к вопросу о том, кто должен доказывать осведомленность кредитора.

В пп. "а" п. 4 постановления Пленума ВАС РФ № 59 предлагается возложить бремя доказывания осведомленности контрагента о финансовых проблемах должника на лицо, оспаривающее сделку с предпочтением (п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве). В частности, формулировку п. 12 постановления Пленума ВАС РФ № 63 о том, что при оспаривании сделки должна быть «установлена» неосведомленность кредитора (воспроизводит соответствующую норму из Закона о банкротстве), постановление Пленума ВАС РФ № 59 заменяет на "оспаривающим сделку лицом доказано".

К числу фактов, свидетельствующих в пользу знания кредитора о признаках неплатежеспособности должника, первоначальный проект постановления Пленума ВАС РФ № 59 относил:

- широкое распространение в средствах массовой информации (в том числе в сети Интернет) сведений о неплатежеспособности должника;
- неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке долга по причине невозможности уплаты его в изначально установленный срок;
- известное кредитору длительное наличие картотеки по банковскому счету должника (в том числе скрытой);
- снижение рейтинговыми агентствами рейтинга должника до дефолтного уровня и публичное раскрытие ими этого факта;
- знание кредитора о том, что должник подал заявление о признании себя банкротом.

В ходе обсуждения первоначального проекта постановления на заседании Президиума ВАС РФ состав фактов, указывающих на осведомленность кредитора, был изменен. В итоге из окончательной редакции постановления Пленума были исключены такие обстоятельства, как широкое распространение в СМИ, снижение рейтинга.

Указанный пункт постановления также предусматривает, что "получение кредитором платежа в ходе исполнительного производства, или со значительной просрочкой, или от третьего лица за должника, или после подачи этим или другим кредитором заявления о признании должника банкротом не означает само по себе, что кредитор должен был знать о неплатежеспособности должника".

Касательно, официальной информации, размещенной на сайте ВАС РФ, в постановлении отмечено, что "само по себе размещение на сайте ВАС РФ в картотеке арбитражных дел информации о возбуждении дела о банкротстве должника не означает, что все кредиторы должны знать об этом" (п. 4 постановления № 59). Использованная формулировка, позволяет сделать вывод о том, что размещение каких-либо сведений в официальной картотеке арбитражных дел (в том числе, о предъявлении к должнику исков о взыскании задолженности, о вступивших в законную силу решениях о взыскании задолженности с должника) не указывает на то, что кредитору "должно было быть известно" о таком размещении, следовательно, и о возможных признаках неплатежеспособности.

Представляется, что применяемый разработчиками в этом постановлении оборот "само по себе" не означает, что кредитор, осведомленный, помимо наличия просроченной перед ним задолженности, о других обстоятельствах, свидетельствующих о финансовых затруднениях должника (не исключая широкое распространение сведений в СМИ, информацию об иных фактах неисполнения должником в срок своих обязательств перед другими кредиторами, публикуемую в открытых источниках), признается добросовестным, поскольку судом должны оцениваться все собранные по делу доказательства в совокупности. В пункте 4 постановления № 59 приведены наиболее очевидные обстоятельства, указывающие на осведомленность кредитора, что совершенно не означает, что судом не должны оцениваться иные факты, в том числе, широкое распространение в СМИ, снижение рейтинга, информация на сайте ВАС РФ.

На защиту добросовестных банков-кредиторов и налоговых органов направлен п. 5 постановления, предусматривающий, что одного лишь факта того, что другая сторона сделки является кредитной организацией или налоговым органом, не достаточно для вывода о его осведомленности о признаках неплатежеспособности должника. Предоставление доказательств недобросовестности кредитной организации, как и в пункте 4 постановления, возложено на оспаривающую сделку лицо. На осведомленность кредитной организации или налогового органа может указывать отчетность должника, заметно свидетельствующая о признаках его неплатежеспособности.

Другим эффективным «барьером» при признании недействительными сделок должника, совершенных с предпочтением, является п. 2 ст. 61.4 закона о банкротстве, который не позволяет оспаривать сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершенные в обычной хозяйственной деятельности должника, если стоимость такой сделки ниже одного процента стоимости его активов.

В постановлении Пленума ВАС РФ № 59 предпринята попытка конкретизации сделок, подпадающих под ограничение, установленное п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве, а также приведены некоторые критерии отнесения сделок к выходящим за рамки такой деятельности.

В частности, пунктом 6 постановления предлагается относить к сделками, совершенным в обычной хозяйственной деятельности, сделки по возврату кредита. К "необычным" сделкам в проекте отнесены: платеж со значительной просрочкой, предоставление отступного, не обоснованный разумными причинами досрочный возврат кредита.

Применительно к банкротству банков, в пункте 16 постановления № 59 предлагается дополнить постановление № 63 пунктом 35.3, который возлагает на конкурсного управляющего банка обязанность по доказыванию того, что такие сделки, как (1) списание кредитной организацией денежных средств со счета клиента, в счет погашения задолженности клиента перед кредитной организацией (как безакцептное, так и на основании распоряжения клиента), (2) перечисление кредитной организацией денежных средств со счета клиента на счет этого же или другого лица в другой кредитной организации, выходят за рамки обычной хозяйственной деятельности кредитной организации.

Такими доказательствами могут, в том числе, являться сведения о наличии, на момент совершения оспариваемой сделки картотеки неисполненных платежных поручений или совершение сделки в обход других, ожидающих исполнения распоряжений клиентов, перевод клиентом средств со вклада досрочно с потерей значительной суммы.

В ходе применения судами положений главы III.1 Закона о банкротстве, сложилась определенная практика по другим существенным вопросам, которая нашла свое отражение в постановлении Пленума ВАС РФ № 59.

В частности, в п. 3 постановления закреплено положение согласно которому, суду следует применять то правовое основание недействительности сделки (статью 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве), которое фактически доказано истцом, а не то на которое он ошибочно может ссылаться: "например, пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве вместо статьи 61.3, или наоборот".

Важным моментом является закрепление в постановлении Пленума применяемого судами подхода по расчету госпошлины: "при оспаривании нескольких платежей по одному и тому же обязательству или по одному и тому же исполнительному листу (если требования об их оспаривании соединены в одном заявлении или суд объединил эти требования в соответствии со статьей 130 АПК РФ) государственная пошлина рассчитывается однократно как по одному требованию" (п. 10 постановления № 59).

Выше отмечалось, что неосведомленность кредитора о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника наравне с признанием оспариваемой сделки совершенной в рамках обычной хозяйственной деятельности, по сути, являются единственными реальными механизмами воспрепятствования оспариванию сделок с предпочтением. О том, насколько эффективными окажутся предлагаемые в новом постановлении Пленума ВАС РФ способы защиты добросовестных контрагентов, можно будет судить только после формирования судебной практики его применения.

Признание сделки недействительной в арбитражном суде

На основании статьи 432 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Следовательно, при отсутствии в договоре существенных условий он не считается заключенным.

В юридической литературе высказываются мнения о том, что под незаключенным договором законодатель понимает ничтожный договор, и незаключенная сделка является видом ничтожной сделки по признаку - несоответствие формы сделки закону. Данная позиция обосновывается тем, что для незаключенных (несостоявшихся) сделок в законе не предусмотрены особые правовые последствия, поэтому отсутствуют основания для выделения незаключенных договоров в самостоятельную группу.

Многие ученые исходят из того, что незаключенные договоры не являются недействительными, составляют самостоятельную группу сделок, к которым применяются нормы о неосновательном обогащении.

Если говорить о последствиях, то, как при исполнении незаключенного, так и недействительного договора полученное подлежит возвращению, независимо от того, применяются ли последствия недействительности сделки либо нормы о неосновательном обогащении. Для судебной практики разграничение недействительных и незаключенных сделок, на наш взгляд, имеет значение только при решении вопроса о применении сроков исковой давности (по нормам о неосновательном обогащении применяется общий срок исковой давности - 3 года, а по нормам о недействительности сделок - 1 год (оспоримые) и 10 лет (ничтожные)).

Единого подхода к вопросу о том, следует ли признавать договор, в котором отсутствует соглашение по всем существенным условиям, незаключенным или недействительным, судебно-арбитражной практикой не выработано.

В одних случаях он признается недействительным. Так, по одному из дел договор подряда при отсутствии в нем условия о сроке выполнения работ признан недействительным. В требовании о взыскании договорной неустойки отказано. Однако признание договора недействительным (правильно - незаключенным) не влияло на результат разрешения спора, поскольку признание договора незаключенным также влекло отказ в иске.

Встречаются дела, по которым есть основания для признания договора и незаключенным, и недействительным. Например, требование обосновано ссылкой как на отсутствие существенных условий договора, так и на отсутствие государственной регистрации, а также на нарушение установленного законом порядка отчуждения имущества - без решения общего собрания кооператива в соответствии со статьей 20 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации". Ссылаются одновременно и на отсутствие государственной регистрации договора, и на передачу имущества в аренду неуполномоченным лицом без согласия собственника либо арбитражного управляющего.

При указанных обстоятельствах подходы судов к разрешению споров различны.

По одним делам суд, соглашаясь с доводами о том, что договор не считается заключенным ввиду отсутствия в нем существенных условий, государственной регистрации, а также, что договор является ничтожным ввиду нарушений закона (статьи 20 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации", статей 607, 608, 615 ГК РФ), признает его недействительным (ничтожным).

По другим делам договор признается незаключенным со ссылкой на то, что, поскольку он не считается заключенным, основания для признания его недействительным отсутствуют. Изложенный подход соответствует высказанному в литературе мнению: понятие "незаключенность" шире понятия "недействительность". Несостоявшаяся сделка не может быть недействительной, так как представляет собой правовое "ничто" и вообще сделкой не является. Поэтому при наличии оснований для признания договора и незаключенным, и недействительным суду следует ограничиться признанием сделки незаключенной. Однако, как свидетельствует судебно-арбитражная практика, при признании сделки только незаключенной складывается ситуация, когда по исполненной сделке, не прошедшей государственную регистрацию, не содержащей существенные условия и одновременно не соответствующей требованиям закона (по основаниям ничтожности), по истечении трехлетнего срока исковой давности следует отказывать в применении реституции.

Получается, что понятие "незаключенная сделка" шире понятия "ничтожная сделка", хотя более строгие последствия предусмотрены законом для ничтожных сделок (десятилетний срок исковой давности). Кроме того, в соответствии с действующим законодательством одно и то же нарушение - отсутствие государственной регистрации - в одних случаях влечет незаключенность сделки (статьи 433, 558, 560, 651, 658 ГК РФ), а в других - ее недействительность (статьи 165, 339 ГК РФ); несоблюдение формы в одних случаях влечет незаключенность сделки (статья 432 ГК РФ), а в других - ее недействительность (статьи 162, 165 ГК РФ). Таким образом, вызывают сомнение различия в правовых последствиях исполненных незаключенных и недействительных сделок, в том числе по срокам исковой давности.

В то же время при применении одинаковых правовых последствий вопрос о выделении в самостоятельную группу незаключенных сделок по таким основаниям, как отсутствие государственной регистрации и несогласование существенных условий договора, в судебной практике утрачивает значение.

Логичное решение данного вопроса видится в признании того, что незаключенная сделка является видом ничтожной сделки, и в применении одинаковых последствий для незаключенных и недействительных сделок при отсутствии специальных указаний в законе относительно незаключенных сделок. Препятствий теоретического характера для признания незаключенной сделки видом ничтожной сделки нет. В качестве аргумента следует привести позицию Л. Эннекцеруса при анализе незаконченных и ничтожных сделок в германском гражданском законодательстве. Автор указывает, что от ничтожных сделок надо отличать те случаи, когда нет вовсе волеизъявлений и других частей, из которых слагается сделка, или когда они представлены не полностью - незаконченные сделки или сделки, находящиеся в неопределенном состоянии (в этом случае не говорят, что сделка ничтожна, но что она не состоялась, например купля-продажа, при которой волеизъявление сторон о цене и товаре или о другом пункте, о котором должно быть заключено соглашение, не совпадают, соглашение о передаче права собственности на недвижимость без внесения в поземельную книгу; впрочем, точное разграничение не имеет особого значения, так как едва ли с этим различием связываются правовые последствия). Какие правовые последствия порождает незаконченная сделка, в частности, возникает ли при договорах связанность, определяется каждый раз в законе. Если твердо установлено, что действительность сделки не наступит, то сделку можно назвать ничтожной. Ничтожной является всякая сделка, которая окончательно не может вызвать правовых последствий, показанных лицами, заключившими сделку, в качестве желательных.

Ничтожная и недействительная сделка

Сделка - это действие, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Недействительные сделки делятся на две группы: ничтожные и оспоримые. Оспоримая сделка недействительна в силу признания ее таковой судом. Ничтожная сделка недействительна в силу предписания закона, т.е. независимо от признания ее недействительной в судебном порядке.

Недействительная сделка не влечет юридических последствий и недействительна с момента ее совершения.

Из этого правила закон допускает исключения. Ничтожная сделка малолетнего в его интересах, к его выгоде, может быть признана судом действительной. А оспоримая сделка может быть признана судом недействительной не с момента ее совершения, а на будущее время.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное но сделке (двухсторонняя реституция), а в случае невозможности возвратить в натуре возместить его стоимость в деньгах.

С требованием о применении последствий ничтожной сделки в суд может обратиться любое заинтересованное лицо, так как это отвечает общественным интересам. С иском о признании оспоримой сделки недействительной может обратиться только лицо, прямо указанное в определенной статье гражданского кодекса.

К ничтожным сделка относятся:

1. Сделки, не соответствующие требованиям закона или иных правовых актов;
2. Сделки, совершенные с целью заведомо противной основам правопорядка или нравственности. При наличии умысла у одной из сторон или обоих в доход государства взыскивается все полученное по сделке с виновной стороны;
3. Мнимые или фиктивные сделки - сделки, совершенные лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. В случае совершения мнимой сделки, воля сторон не направлена на достижение каких бы то ни было гражданско-правовых отношений между сторонами сделки и целью сторон является возникновение правовых последствий для каждой или, что более часто встречается в практике, для одной из них в отношении третьих лиц. Последствием мнимой сделки является двусторонняя реституция и возмещение неполученных доходов с момента предоставления исполнения по сделке. Наличие при совершении мнимой сделки цели, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, превращает ее в сделку, с соответствующими последствиями;
4. Притворные сделки - сделки, совершенные с целью прикрыть другую сделку. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила, (часто, при долевой собственности, чтобы не соблюдать правила «преимущественной покупки» заключался договор дарения, который прикрывал сделку купли-продажи);
6. Ничтожные сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным. Признание гражданина недееспособным возможно только решению суда, если он вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий и руководить ими. В интересах недееспособного суд может признать сделку, им совершенную действительной, если она совершена к выгоде недееспособного;
7. Ничтожны сделки, совершенные несовершеннолетним, не достигшим 14 лет. Суд также может признать сделку действительной, если она совершена к выгоде малолетнего.

К оспоримым сделкам относятся:

1. Сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, юридическим лицом, не имеющим лицензию на занятие соответствующей деятельностью может быть признана судом недействительной по иску этого юридического лица, его учредителя или государственного органа, осуществляющего контроль за деятельностью юр. лица;
2. Сделка, совершенная лицом, вышедшим за пределы своих полномочий, которые установлены учредительными документами или доверенностью может быть признана недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения лишь в случаях, если другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях;
3. Сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, когда такое согласие требуется в соответствии с законодательством, может быть признана судом недействительной по иску родителей, усыновителей, попечителя;
4. Сделка по распоряжению имуществом, совершенная без согласия попечителя, гражданином, ограниченным судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами может быть признана судом недействительной по иску попечителя;
5. Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившемся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права и охраняемые законом интересы нарушены в результате совершения этой сделки. Факт нахождения гражданина в состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий и руководить ими при совершения сделки должен быть надлежащим образом доказан. Необходимо заключение соответствующих медицинских органов или проведение экспертизы;
6. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, является оспоримой и может быть признана судом недействительной по иску лица, действовавшего под влиянием заблуждения. Заблуждение может быть относительно природы сделки, тождества или таких качеств предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения искажает волю участников сделки и приводит к результату, который иному, чем они имели в виду. Заблуждение должно быть существенным, существенность заблуждения оценивает суд с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Не является существенным заблуждение относительно мотивов сделки, или неправильное представление о правах и обязанностях по сделке. Законы должны быть известны каждому и их незнание не является основанием для оспаривания сделки;
7. Сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой или сделка, которую лицо вынуждено совершить на крайне невыгодных для себя условиях, вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка) может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Признание недействительными сделок должника

Попытки организации-должника как до, так и после возбуждения дела о банкротстве вывести ликвидное имущество и таким образом сохранить его от имущественных требований кредиторов — явление весьма распространенное. И хотя действующее законодательство предусматривает специальные основания для признания недействительными сделок, направленных на вывод активов компании в преддверии ее банкротства, на сегодняшний день остается немало вопросов, касающихся оспаривания таких сделок, которые не нашли отражения в законодательном регулировании и разъяснениях высших судебных инстанций. Подробнее — в материале.

В действующем законодательстве вопросам недействительности сделок должника помимо общих оснований, предусмотренных ГК РФ, посвящена глава III.1 Федерального закона № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). Отдельные аспекты применения данных норм раскрыл Пленум ВАС РФ в постановлении № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“» (далее — постановление № 63). Однако на некоторые вопросы ответы приходится искать в отдельных решениях судов различных инстанций.

Подозрительная сделка может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки (ст. 61.2 Закона о банкротстве). Применение этой нормы на практике нередко вызывает вопрос: если договор между компанией-должником и третьим лицом содержит положение, в котором стороны подтверждают, что оплату по этому договору компания-должник получила в полном объеме, но при этом анализ хозяйственной деятельности этой компании и движения ее денежных средств свидетельствует о том, что покупатель не платил и подтверждение оплаты было лишь формальным, будет ли такая сделка недействительной?

Например, в одном деле компания в преддверии процедуры банкротства продала ликвидный земельный участок физическому лицу. По мнению кредитора, обратившегося в суд с требованием о признании этой сделки недействительной, рыночная стоимость отчужденного имущества была значительно выше, чем его цена по оспариваемому договору. Кроме того, в качестве одного из доводов кредитор привел тот факт, что покупатель не заплатил продавцу даже оговоренную сторонами цену. При этом в самом договоре факт оплаты стороны зафиксировали, однако платежного документа суду представлено не было.

Различные суды по-разному разрешают споры в подобных обстоятельствах.

Так, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в постановлении № 15АП-15047 по делу № А32-19671 пришел к выводу, что отсутствие платежного документа, подтверждающего оплату физическим лицом приобретенного имущества, само по себе не доказывает безвозмездность сделки, поскольку текст договора может расцениваться как расписка в получении продавцом денежных средств. Суд отметил также, что непередача бывшим руководителем должника конкурсному управляющему бухгалтерских документов должника не может каким-либо негативным образом отражаться на правах и обязанностях физического лица, факт оплаты которого подтвержден договором и последующей регистрацией перехода права собственности на спорное имущество за покупателем в Росреестре.

Такой правовой подход поддержал и Верховный суд РФ (см. Определение ВС РФ № 308-ЭС14-7166(3)). Более того, отказывая кредитору в передаче дела на рассмотрение Коллегии по экономическим спорам, судья ВС РФ отметила, что довод кредитора о том, что оплата по спорным договорам не состоялась, сам по себе о неравноценности сделки не свидетельствует, так как последующее исполнение не меняет условия договора. Для оспаривания сделок по соответствующему основанию конкурсный управляющий мог доказать, что должник знал о заведомой неисполнимости спорных договоров (абз. 5 п. 8 постановления № 63), чего им сделано не было.

Между тем приведенную позицию Верховного суда РФ нельзя назвать устоявшейся — совершенно иной подход высказал Верховный суд РФ в Определении № 305-ЭС15-12239 по делу № А40-76551.

В этом деле банк в преддверии отзыва у него лицензии приобрел нежилые помещения, а уже через месяц продал их физическому лицу. Оплату по договору физическое лицо произвело не сразу, а спустя почти полгода — сразу после того как на его счет в другом банке поступила необходимая сумма. При этом, как утверждал конкурсный управляющий банком-продавцом, денежные средства, которыми физическое лицо оплатило покупку нежилых помещений, поступили на его счет от компании, которая получила их от самого банка-продавца, перечислившего денежные средства в счет оплаты приобретенных им ранее у этой компании неликвидных векселей. При этом в договоре купли-продажи недвижимости содержалось указание на полную оплату недвижимости покупателем на момент его подписания, а переход права собственности на недвижимость к покупателю — физическому лицу был зарегистрирован.

Заявляя требования о признании сделок банка (купли-продажи помещений, покупки векселей и перечислению денежных средств во исполнение этих сделок) недействительными, конкурсный управляющий банком указывал, что целью их заключения явилось лишь формальное прикрытие передачи денежных средств и недвижимого имущества банка в пользу сторонних лиц фактически без предоставления встречного исполнения.

Верховный суд РФ, в отличие от судов нижестоящих инстанций, которые рассматривали сделки купли-продажи недвижимости и векселей по отдельности и не усмотрели в них признаков недействительности, с доводами арбитражного управляющего согласился. Он посчитал, что указанные сделки банка следует рассматривать как взаимосвязанные и в таком качестве оценивать последствия их совершения для банка и его кредиторов.

Позиция Верховного суда РФ по второму приведенному делу (№ А40-76551) представляется более обоснованной, чем позиция по первому делу (№ А32-19671). Если отсутствие оплаты по договору рассматривать в качестве дебиторской задолженности, которую конкурсный управляющий обязан взыскивать, то на практике это приведет к возможности на формально законном основании выводить имущество из конкурсной массы должника, ничего не предоставляя взамен.

Обычной на практике является ситуация, когда имущество, приобретаемое при сомнительных обстоятельствах, в дальнейшем перепродается лицам, которые защищены правилами ст. 302 ГК РФ о добросовестности. Но если имущество приобретено безвозмездно у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать его во всех случаях (ч. 2 ст. 302 ГК РФ). Условие договора о полной оплате приобретаемого имущества покупателем, притом что фактически такая оплата не производилась, дает покупателю необоснованное право заявлять о возмездном приобретении имущества и добросовестности, что в конечном итоге блокирует возможность возвратить это имущество в конкурсную массу с помощью виндикационного иска.

Кроме того, представляется сомнительным вывод о том, что конкурсный управляющий может и должен доказывать в подобных спорах, что должник знал о заведомой неисполнимости спорных договоров. Для этого конкурсному управляющему или кредитору необходимо обладать сведениями об имущественном положении покупателя, чтобы доказать в судебном процессе, что лицо не имело средств, которые бы позволили ему оплатить приобретаемое имущество.

Безусловно, арбитражный управляющий наделен правом запрашивать необходимые сведения о должнике, лицах, входящих в состав органов управления должника, контролирующих лицах, принадлежащем им имуществе (в том числе имущественных правах), контрагентах и обязательствах должника (абз. 7 п. 1 ст. 20.3 Закона о банкротстве). Между тем данные права предоставлены исключительно в отношении должника и контролирующих лиц. Как показывает практика, в большинстве случаев вывод активов производится в пользу лиц, юридически не связанных с должником, однако по тем или иным причинам подконтрольных ему.

Согласно п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве действительность совершенной должником в преддверии банкротства сделки зависит от равноценности встречного исполнения по ней. Под неравноценным встречным исполнением при этом понимается любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

Первый вопрос, который возникает в данной связи: что понимается под такими оценочными понятиями, как «неравноценность» и «существенность»?

Действующее законодательство и разъяснения высших судебных инстанций не дают прямого ответа на данный вопрос. В судебной практике сформирован подход, в соответствии с которым признаки существенности оцениваются по правилам подп. 4 п. 2 ст. 40 НК РФ (отклонение более чем на 20% в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени).

Так, например, арбитражный суд Амурской области Определением по делу № А04-957 удовлетворил требования конкурсного управляющего о признании сделки купли-продажи водонапорной скважины недействительной в связи с расхождением между рыночной стоимостью, определенной на основании заключения эксперта, и ценой отчуждения, установленной в договоре. Однако апелляция с таким решением суда первой инстанции не согласилась. Дело в том, что разница между рыночной стоимостью и ценой сделки составила всего 15,3%. Апелляция, руководствуясь правилами п. 2 ст. 40 НК РФ, посчитала такое расхождение несущественным (см. постановление Шестого арбитражного апелляционного суда № 06АП-1487 по делу № А04-957).

Пятнадцатым арбитражным апелляционным судом в постановлении № 15АП-6713 по делу № А32-19671 был сформирован аналогичный правовой подход, только уже без ссылки на налоговое законодательство. В этом деле суд указал, что разница менее чем в 20% между ценой договора и ценой аналогичных сделок не является существенной.

Вопрос о рыночной стоимости спорного имущества фактически является решающим для правильного рассмотрения данных споров. Из содержания ст. 3 Федерального закона № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» следует, что рыночная стоимость носит вероятный характер и имеет как минимальный, так и максимальный размер. Эксперты, анализируя рыночную стоимость имущества, могут применять корректировки, в частности скидку на торг. Например, в одном споре в отношении участков сельскохозяйственного назначения корректировка достигла значения в 17% (см. постановление АС Северо-Кавказского округа № Ф08-636 по делу № А32-19671).

В результате складывается ситуация, при которой в одном деле суд признает недействительной сделку, отличающуюся на 20% в худшую для должника сторону от цены аналогичных сделок, а в другом деле указанное расхождение практически нивелируется скидкой на торг в 17%.

Представляется, что, во-первых, величина указанного критерия должна быть выше — на уровне 40—50%, а во-вторых, указанное процентное соотношение следовало бы закрепить в Законе о банкротстве. Это позволило бы устранить существующие противоречия в судебной практике и избавило суды от необходимости мотивировать решение нормами налогового законодательства, которое в принципе не допускает применения по аналогии.

Статья 61.2 Закона о банкротстве содержит фактически два самостоятельных юридических состава недействительных сделок.

Для признания недействительной подозрительной сделки на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве необходимо доказать одновременное наличие следующих обстоятельств:

• сделка совершена должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления;
• наличие неравноценного встречного исполнения обязательств, при котором рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

Как уже было отмечено, существенным для данной категории споров суды признают отличие цены сделки более чем на 20% в худшую для должника сторону от цены аналогичных сделок. Установления иных обстоятельств, в частности факта недобросовестности покупателя, не требуется.

Рыночная стоимость спорного имущества на дату совершения сделки является решающей для правильного рассмотрения данных споров. Здесь роль центрального доказательства по данной категории дел отведена профессиональной оценке спорного объекта или данным экспертного заключения в случае проведения судебной экспертизы.

На практике стороны, как правило, представляют суду отчеты об оценке с диаметрально противоположными значениями. В этой связи представляет интерес вывод Верховного суда РФ из Определения № 305-ЭС15-10323 по делу № А40-113869. Рассматривая этот спор, Верховный суд РФ указал, что поскольку вопрос о рыночной стоимости уступленных прав фактически являлся решающим для правильного рассмотрения дела, существование четырех отчетов об оценке (несмотря на то что два из них не были приняты во внимание), обусловливающих совершенно разную стоимость предмета оценки, должно было вызвать у суда разумные сомнения в достоверности сведений, содержащихся в каждом из таких отчетов. Для устранения сомнений суду следовало предложить сторонам провести судебную экспертизу по спорному вопросу.

Таким образом, спор не может быть разрешен без устранения разумных сомнений в стоимости спорного имущества, а наличие диаметрально противоположных доказательств стоимости актива является основанием для назначения судебной экспертизы.

Чтобы доказать недействительность сделки, совершенной должником в течение года до принятия заявления о признании его банкротом или после принятия такого заявления, необходимо обосновать неравноценность встречного исполнения при помощи профессиональной оценки стоимости спорного имущества. В ряде случаев суды ставят под сомнение представленные отчеты об оценке спорного имущества, однако при этом они должны указать мотивы, по которым представленное стороной доказательство отвергнуто. Иной подход может привести к отмене судебного акта (постановление Президиума ВАС РФ № 6253 по делу № А40-21934/08-83-175, А40-64538/07-57-569).

Альтернативным вариантом является проведение судебной экспертизы на предмет определения стоимости имущества на момент совершения сделки. В этом случае решающее значение имеет кандидатура эксперта, так как именно от профессиональных качеств и беспристрастности данного участника процесса будет зависеть исход разбирательства.

Второй юридический состав недействительности сделки предусмотрен п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Для признания недействительной подозрительной сделки по этому основанию необходимо доказать одновременное наличие следующих обстоятельств:

• сделка с неравноценным встречным исполнением была совершена не позднее чем за три года, но не ранее чем за один год до принятия заявления о признании должника банкротом;
• сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;
• в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;
• другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

Основная сложность в доказывании недействительности сделки на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве заключается в необходимости доказать недобросовестность как должника, так и его контрагента по сделке. Как правило, ответчики по данной категории дел выбирают линию защиты, в соответствии с которой они не имели представления о признаках банкротства должника и причинении вреда кредиторам, а приобретение имущества по заниженной рыночной стоимости объясняют свободой договора.

Действующая судебная практика идет по пути признания таких сделок недействительными в двух случаях. Во-первых, если контрагент, причинивший вред должнику, относится к группе заинтересованных лиц по отношению к должнику (руководитель должника, лица, входящие в совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган, главный бухгалтер (бухгалтер) должника либо лицо, имеющее или имевшее возможность определять действия должника). В данном случае фактически будет иметь место презумпция вины контрагента (см., например, постановление ФАС Северо-Кавказского округа по делу № А01-1807). Во-вторых, суды признают сделки из этой категории недействительными в том случае, если расхождение между рыночной ценой на момент распоряжения активом и ценой совершенной сделки составляет десятки или сотни раз. Например, в одном деле суд признал сделку недействительной по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве на том основании, что размер арендной платы по договору был меньше рыночной стоимости аренды, рассчитанной экспертом, в 3394 раза. При таких обстоятельствах суд посчитал, что установление в оспариваемом договоре очевидно неадекватной цены в период процедуры наблюдения в отношении должника явным образом свидетельствовало об осведомленности ответчика о неосновательности аренды и сберегаемых денежных средств (см. Определение АС Краснодарского края по делу № А32-273).

Условия недействительных сделок

Далеко не каждый человек знает, что из-за нестабильной и напряженной экономической ситуации всегда появляется больше криминальных элементов и риск столкновения с ними растет. И больше всего подобными случаями пользуются мошенники – с одной стороны, доведенные до отчаяния люди готовы пойти на преступление ради получения средств, и с другой – такие же отчаявшиеся граждане теряют осмотрительность и, в итоге, попадаются на удочку преступников.

Тем не менее, знание законодательства может помочь избежать целого ряда проблем. В частности, если вы знаете условия недействительности сделок, вы всегда можете оспорить неправомерные действия, которые затронули вас или ваших близких.

Понятие недействительности сделки включает в себя отдельные виды, условия и последствия для подобных сделок. В первую очередь, следует отметить, что недействительной сделкой называется сделка, которая – не влечет юридических последствий кроме тех, что напрямую связаны с ее недействительностью, а также сделка, которая не порождает необходимого сторонам правового результата и может повлечь при определенных условиях неблагоприятные последствия для сторон. Следует отметить, что все гражданские права и обязанности, связанные со сделкой, признанной недействительной, отменяются с момента совершения сделки, а не во время ее исполнения.

Условия недействительности сделок в гражданском праве могут иметь под собой два основания. Сделка может считаться ничтожной – если она заключена не по форме и не соответствует законодательным требованиям, либо – оспоримой, недействительность которой следует в обязательном порядке признавать судом.

Ничтожные сделки могут быть признаны таковыми и в досудебном порядке. Основаниями для того, чтобы считать сделку ничтожным можно считать заключение ее малолетним или недееспособным лицом, а также нарушения законодательства при составлении документа, если форма сделки не позволяет точно установить предмет или условия договора.

Также, к ничтожным относятся мнимые, также называемые фиктивными, либо притворные сделки. Ничтожность сделки может быть оспорена или подтверждена в суде, однако, для подтверждения недействительности сделки судебное решение в таком случае не требуется – достаточно лишь признания ее ничтожной соответствующими органами. Оспоримые же сделки становятся недействительными исключительно по решению суда.

Также, недействительными могут быть признаны в судебном порядке кабальные сделки или сделки заключенные под воздействием насилия, угроз, обмана или неблагоприятных обстоятельств.

Последствия недействительности сделок заключаются в полном прекращении гражданско-правовых отношений, возникших при заключении подобной сделки. Соответственно, в таком случае осуществляется реституция – возврат объектов сделки их изначальным владельцем или компенсация при невозможности возврата. При наличии умышленной вины реституция может быть односторонней – в первоначальное положение возвращается лишь имущество одной из сторон, кроме того, суд может призвать к недопущению какой бы то ни было реституции.

Односторонняя реституция может возникать если доказывается недобросовестность одной стороны при исполнении в полном объеме условий сделки другой стороной. При этом, в случае обмана, угроз, насилия или злонамеренного использования сложившихся обстоятельств, потерпевшая сторона также может потребовать дополнительной компенсации нанесенного ущерба.

Недействительная и оспоримая сделка

Недействительные сделки делятся на ничтожные и оспоримые сделки.

Гражданский Кодекс устанавливает, что ничтожные и оспоримые сделки имеют различные правовые признаки и последствия (ст.166, п.1,п.3 ст.167 ГК РФ):

- порядок признания их недействительными;
- круг лиц, имеющих право требовать признания сделки недействительной и применения последствий недействительности;
- определение момента, с которого ничтожные и оспоримые сделки признаются недействительной + срок исковой давности, который имеют ничтожные и оспоримые сделки.

Рассмотрим подробнее ничтожные и оспоримые сделки. Оспоримой является сделка в силу решения суда. Ничтожной же признается сделка, недействительная сама по себе, независимо от признания ее таковой судом. В случаях, когда закон признает сделку ничтожной, функция суда обычно состоит только в применении к ней предусмотренных в законе последствий.

Согласно ст. 167 ГК РФ, недействительная сделка не порождает юридических последствий, кроме тех, которые связаны с ее недействительностью, с самого начала ее совершения. Оспоримая сделка, по общему правилу, так же недействительна с момента ее совершения. Но если из содержания сделки вытекает, что она может быть прекращена лишь на будущее время, то она признается недействительной с момента вынесения решения суда.

Так, ГК (ст.168) установил, что все сделки по общему правилу являются ничтожными, а оспоримыми только в случаях, прямо предусмотренных законом. Оспоримость сделки означает доказывание какого-либо факта, имеющего значение для действительности сделки. В основном подлежат доказыванию вопросы, связанные с наличием воли и правильным ее отражением в волеизъявлении, либо наличие или отсутствие согласия опекуна или попечителя на совершение сделки. Оспоримой сделка может быть признана только судом, и до вынесения судебного решения никто, в том числе и никакой государственный орган не вправе объявлять оспоримую сделку недействительной.

Если иск о признании оспоримой сделки не предъявлен в течение установленного законом срока исковой давности, то сделка считается действительной. Иной характер имеют ничтожные сделки. Ничтожная сделка недействительна изначально, ее порок настолько серьезен, что не требует установления этого факта судебным или иным органом.

Поэтому, при установлении порочности какого-либо из элементов ничтожной сделки, любой орган, гражданин или организация вправе потребовать применения последствий недействительности ничтожной сделки.

Иногда недействительной оказывается не вся сделка в целом, а лишь какое-то из ее условии. Закон предусматривает, что недействительность части сделки не порочит всю сделку в целом, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части (ст.180 ГК РФ). Таким образом, решающим является значимость недействительной части с точки зрения сторон.

К числу оспоримых сделок законом отнесены сделки юридического лица, выходящие за пределы его правоспособности (ст.173 ГК), сделки, совершенные представителем или органом юридического лица с превышением полномочий (ст.174 ГК), сделки несовершеннолетних старше 14 лет и граждан, ограниченных в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами, совершенные без согласия родителей или попечителей этих лиц (ст.ст.175, 176 ГК), сделки граждан, не способных понимать значение совершаемых ими действий или руководить ими (ст.177 ГК), а также все сделки с пороками воли и волеизъявления, то есть совершенные под влиянием заблуждения, обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой или стечения тяжелых обстоятельств (ст.ст. 178, 179 ГК).

Все остальные недействительные сделки законом объявлены ничтожными, в частности, ничтожны мнимые и притворные сделки (ст.170 ГК), сделки недееспособных граждан (ст.ст.171, 172 ГК), сделки, не соответствующие требованиям закона (ст.168 ГК), совершенные с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности (ст.169 ГК), сделки, заключенные без соблюдения требуемой законом нотариальной формы или государственной регистрации (ст. 165 ГК). В случае, когда закон не указывает конкретно, является ли данная сделка ничтожной или оспоримой, а говорится лишь о недействительности сделки, следует обратить внимание на то, имеется ли указание закона на признание сделки недействительной судом. При отсутствии такого указания, сделка является ничтожной.

Признание сделки недействительной супругом

На имущественные правоотношения супругов при отсутствии брачного договора распространяется законный режим имущества, являющийся режимом общей совместной собственности. Права супругов на имущество: владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. Поэтому сделка без согласия супруга является не соответствующей требованиям закона.

Совершение одним из супругов сделок с имуществом, находящимся в общей совместной собственности, всегда предполагает негласное согласие на это другого супруга, что предусматривает Семейный кодекс РФ ст. 35. Таким образом, совершение супругом какой-либо сделки с общим имуществом супругов требует согласие супруги на совершение сделки, и наоборот.

Как следует из ст. 35 СК РФ, при распоряжении одним из супругов общим движимым имуществом согласие второго на совершение соответствующей сделки предполагается. Например, при продаже авто, купленного совместно в браке, требуется разрешение супруга. В таком случае предполагается согласие супруга на продажу автомобиля.

Для сделок по распоряжению недвижимостью и сделок, требующих нотариального удостоверения, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Таким образом, сделки без нотариального согласия супруга противоречат требованиям закона. Т.е. например, чтобы продать дом требуется получить нотариально удостоверенное согласие супруги на сделку с недвижимостью.

Однако на практике бывает так не всегда, иногда мнения супругов могут расходиться, что влечет несогласие супруга на сделку. Если сделка совершена без согласия супруга, появляются основания признания недействительной сделки по распоряжению имуществом одним из супругов.

Главное, знать по какому основанию можно признать заключенную сделку недействительной.

Отсутствие согласия одного супруга на совершение сделки другим супругом - прекрасный аргумент для признания супругом недействительной сделки, особенно в том случае, когда к заключенной сделке применимо требование о нотариальной форме, государственной регистрации.

Так, например, признание сделки недействительной супругом имеет место быть, если один супруг, больной алкоголизмом (наркоманией), ведомый своей болезнью, пытается достать какие-то денежные средства на алкоголь (наркотики) и совершает сделки, которые второй супруг бы не одобрил: берет деньги в долг у знакомых, оформляет кредит в банке, продает имущество.

Супруг, который против таких сделок, может в судебном порядке осуществить признание сделки недействительной, совершенной без его согласия. Сделка с движимым имуществом может быть признана недействительной, если подан иск о признании недействительной сделки по распоряжению общим совместным имуществом. Необходимо доказать, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии второго супруга на ее совершение, что сделать довольно сложно.

Еще одним важным аргументом признания сделки недействительной из-за отсутствия согласия другого супруга может являться такое обстоятельство, как сделка, совершенная не в интересах семьи. Например, продажа автомобиля без согласия супруга, который находился в общей совместной собственности, а на вырученные с его продажи средства съездил на отдых.

Сделка может быть признана по иску супруга о признании сделки недействительной и в том случае, когда согласие на ее совершение давалось, но только условия, по которым она должна была выполняться, не были исполнены. Например, супруг продал автомобиль без разрешения супруги своим дальним родственникам по цене намного ниже, чем та, на которую соглашалась жена.

Во всех таких случаях исковое заявление о признании сделки недействительной по распоряжению общим семейным имуществом подаётся супругом, чье согласие на сделку не было получено, в суд по территориальной подсудности.

Затягивать с защитой своих прав крайне нежелательно, т.к. сроки судебной защиты ограничены законодательством. Обращайтесь к нам и наши опытные юристы по семейным спорам окажут Вам квалифицированную помощь по ведению семейного спора в суде, в том числе составят исковое заявление о признании недействительной сделки без согласия супруга. Кроме того, мы составим исковое заявление о признании недействительной сделки по распоряжению общим имуществом супругов и по иным основаниям, предусмотренным ГК РФ.

Иными основаниями для признания сделок с общим имуществом супругов являются следующие.

К сделкам, которые совершались супругом и которые по закону должны быть признаны недействительными, относятся и так называемые кабальные сделки. Такие сделки ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение. Чаще всего такие сделки заключаются гражданами под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой заинтересованной стороной. Так же кабальная сделка может быть совершена одним из супругов вследствие стечения тяжелых обстоятельств. В данном случае для признания такой сделки недействительной необходимо исковое заявление от самого потерпевшего.

Сделка может быть признана недействительной не только под влиянием обмана другого лица, но и по заблуждению самого гражданина. Доказывать, что имело место заблуждение, должен гражданин, который совершил сделку под влиянием заблуждения. Согласно п. 1 ст. 178 ГК РФ, существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Граждане, вступая в брак, не могут знать всего, что с ними может произойти в этом союзе. Бывают ситуации, когда человек, находящийся в браке, признается судом недееспособным либо ограниченно дееспособным и, соответственно, происходит назначение ему опекуна, так как он не может отдавать отчет своим действиям. При нахождении с таким человеком в браке, здоровый супруг, как опекун, несет определенную ответственность за действия, совершаемые недееспособным гражданином. Это касается и тех ситуаций, когда больной супруг совершает в отношении их имущества какие-либо сделки. Примером может являться ситуация, когда недееспособный гражданин без согласия своего супруга производит неравноценный обмен. В таких ситуациях необходимо знать - сделки, заключенные недееспособным гражданином, относятся к ничтожным сделкам, и опекун вправе обратиться в суд с требованием о признании последствий сделки, совершенной больным супругом, недействительными.

По требованию одного из супругов сделка в отношении общего имущества, совершенная другим супругом, может быть признана недействительной, если ею были нарушены права общих несовершеннолетних детей.

тема

документ Контролируемые сделки
документ Сделка и предпринимательский договор
документ Подготовка международных торговых сделок, анализ и расчет контрактных цен
документ Доверенность абстрактная или каузальная сделка
документ Сделка




назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Курс доллара
Курс евро
Цифровые валюты
Алименты

Аттестация рабочих мест
Банкротство
Бухгалтерская отчетность
Бухгалтерские изменения
Бюджетный учет
Взыскание задолженности
Выходное пособие

График отпусков
Декретный отпуск
ЕНВД
Изменения для юристов
Кассовые операции
Командировочные расходы
МСФО
Налоги ИП
Налоговые изменения
Начисление заработной платы
ОСНО
Эффективный контракт
Брокеру
Недвижимость



©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты