Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Полезные статьи » Научное познание

Научное познание

Научное познание

Для удобства изучения материала, статью научное познание разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Научное познание
2. Методы научного познания
3. Уровни научного познания
4. Формы научного познания
5. Научное теоретическое познание
6. Эмпирическое научное познание
7. Особенности научного познания
8. Методология научного познания
9. Эмпирический уровень научного познания
10. Теоретический уровень научного познания
11. Научное познание мира
12. Принципы научного познания
13. Методы и формы научного познания
14. Наука и научное познание
15. Процесс научного познания
16. Объект научного познания
17. Научно социальное познание
18. Проблема научного познания
19. Научная теория познания
20. Структура научного познания
21. Развитие научного познания
22. Специфика научного познания
23. Критерии научного познания
24. Виды научного познания
25. Классификация научного познания

Научное познание

Человек с самого момента своего появления на свет стремится познать мир. Делает он это разнообразными путями. Одним из самых верных способов сделать происходящее в мире понятным и открытым является научное познание. Поговорим о том, чем же оно отличается, например, от ненаучного познания.

Самая первая особенность, которой обладает научное познание – это его объективность. Человек, приверженный к научным взглядам, понимает, что все в мире развивается независимо от того, нравится нам это или нет. Частные мнения и авторитеты ничего с этим поделать не могут. И это замечательно, потому что невозможно себе представить иную ситуацию. Мир бы просто оказался в хаосе и вряд ли смог бы существовать.

Другое отличие научного познания – это направленность его результатов в будущее. Не всегда научные открытия дают сиюминутные плоды. Многие из них подвергаются сомнения и гонениям со стороны личностей, которые не хотят признать объективности явлений. Проходит огромное количество времени, пока истинное научное открытие признается состоявшимся. Далеко ходить за примерами не надо. Достаточно вспомнить судьбу открытий Коперника и Галилео Галилея относительно тел солнечной Галактики.

Научное и ненаучное познание всегда находились в противоборстве и это определило еще одну особенность научного познания. Оно обязательно проходит такие этапы, как наблюдение, классификация, описание, эксперимент и объяснение изучаемых естественных явлений. Другим видам эти этапы не присущи вовсе или же они присутствуют в них разрозненно.

Научное познание и научное знание имеют два уровня: эмпирический и теоретический. Эмпирическое научное познание заключается в исследовании фактов и законов, устанавливаемых путем обобщения и систематизации тех результатов, которые получаются путем наблюдений и экспериментов. Эмпирическим способом выявлены, например, закон Шарля о зависимости давления газа и его температуры, закон Гей-Люссака о зависимости объема газа и его температуры, закон Ома о зависимости силы ток от его напряжения и сопротивления.

А теоретическое научное познание более абстрактно рассматривает естественные явления, потому что имеет дело с объектами, которые в обычных условиях наблюдать и изучать невозможно. Таким путем были открыты: закон о всемирном тяготении, о превращении одного вида энергии в другую и его сохранении. Так развивается электронная и генная инженерия.


Этот вид познания основан на построении в тесной связи друг с другом принципов, понятий, теоретических схем и логических следствий, вытекающих из исходных утверждений.

Научное познание и научное знание добываются в ходе наблюдений и экспериментов. Эксперимент отличается от наблюдения тем, что у ученого появляется возможность изолировать изучаемый предмет от внешнего воздействия, окружая его специальными, искусственно созданными условиями. Эксперимент может существовать и в мысленном виде. Это происходит тогда, когда невозможно изучать объект из-за дороговизны и сложности требуемого оборудования. Тут используется научное моделирование, в ход пускается творческое воображение ученого, который выдвигает гипотезы.

Научное и ненаучное познание всегда шагают рядом. И хотя они, чаще всего, находятся в противоборстве, нужно сказать о том, что первое невозможно без второго. Нельзя представить себе современную науку без пытливого народного ума, который придумывал мифы, изучал явления в ходе жизненной практики, оставил нашему поколению бесценную копилку народных мудростей, в которых заключен здравый смысл, помогающий нам руководствоваться в жизни. Большая роль в познании мира отводится и предметам искусства. Насколько разнообразна жизнь, настолько многообразны и способы познания ее законов.

Методы научного познания

В современном естествознании обычно выделяют эмпирический и теоретический уровни познания.

Эмпирический уровень познания. На эмпирическом (опытном) уровне познания используются главным образом методы, опирающиеся на чувственно-наглядные приемы и способы познания, такие, как систематическое наблюдение, сравнение, аналогия и т.д. Здесь накапливается первичный опытный материал, который требует дальнейшей обработки и обобщения. На данном уровне познание имеет дело с фактами и их описанием. Вся научная информация основана на наблюдениях и подвергается объективной проверке. Непосредственные наблюдения ограничиваются только ощущениями, полученными от пяти органов чувств. Эти данные можно проверить, поскольку наши органы чувств могут обманываться и предоставлять нам неверную информацию.

К сожалению, сами по себе эмпирические факты и обобщения мало что объясняют. Можно сделать наблюдение, что на Земле любой предмет (а не только яблоки) будет падать сверху вниз. Но еще один непреложный факт — то, что звезды и планеты, которые мы можем увидеть у себя над головой, на Землю не падают. Выявить разницу между этими событиями, а также объяснить их причину на уровне эмпирического обобщения невозможно. Чтобы это понять, нужно пойти дальше и перейти с эмпирического на теоретический уровень познания.

Теоретический уровень познания. Только на этом уровне становится возможным формулирование законов, являющееся целью науки. Для этого нужно уметь увидеть за многочисленными, часто совершенно непохожими внешне фактами, именно существенные, а не просто повторяющиеся свойства и характеристики предметов и явлений.

Главная задача теоретического уровня познания заключается в том, чтобы привести полученные данные в стройную систему и создать из них научную картину мира. Для этого отдельные чувственные данные складываются в одну целостную систему — теорию.

Но при построении теории используются другие, более высокие методы познания — теоретические.

Теоретический уровень познания обычно расчленяется на два типа — фундаментальные теории и теории, которые описывают конкретную область реальности. Так, механика описывает материальные точки и взаимоотношения между ними, а на основе ее принципов строятся различные конкретные научные теории, описывающие те или иные области реального мира.

При всех различиях между эмпирическим и теоретическим уровнями познания нет непреодолимой границы: теоретический уровень опирается на данные эмпирического, а эмпирическое знание не может существовать без теоретических представлений, оно обязательно погружено в определенный теоретический контекст.

Уровни научного познания

Научное познание, как и любое философское понятие, имеет весьма сложную структуру. Это целостная, но находящаяся в постоянном развитии, система. Между ее элементами существует тесная взаимосвязь, но и имеются существенные различия.

Основные методы и уровни научного познания определяются двумя моментами: эмпирическим и теоретическим и осуществляются с помощью наблюдений и экспериментов, а также гипотез, законов и теорий. Существуют еще мета теоретические уровни научного познания в философии, которые представлены философскими установками научных исследований и зависят от стиля мышления ученого.

Рассматривать уровни научного познания в философии начнем с эмпирического. На первом месте у этого уровня познания находится фактический материал, который тщательно изучается и анализируется и на этой основе делаются систематизации и обобщения полученных результатов. Этот уровень оперирует чувственными методами, и изучаемый объект отображается, прежде всего, во внешних проявлениях, которые доступны созерцанию. Признаками эмпирического уровня является сбор фактов, их описание, систематизация и обобщение данных в виде классификации.

Те уровни научного познания, которые в своей основе имеют эмпирические методы, помогают осваивать изучаемый объект путем сравнения, измерения, наблюдения, создания условий для проведения эксперимента и анализированные полученных сведений. Однако мы хорошо знаем, что опыт без теории невозможен. Отсутствие рациональных моментов иногда приводит сторонников эмпирического уровня научного познания к необъяснимому абсурду.

Поэтому методы и уровни научного познания не могут существовать друг без друга и теоретический метод всегда господствует над экспериментальным, так как он основывается на рационализме. Теоретическое познание делает свои выводы на основании отражения явлений со всех сторон, включая и внутренние связи и закономерности, а также внешние показатели, получаемые эмпирическим путем. Научное познание в этом случае осуществляется с помощью понятий, умозаключений, законов, принципов и т.д. и получается объективным и конкретным, более полным и содержательным. Приемы абстрагирования, создания идеальных условий и мыслительных конструкций, анализа и синтеза, дедукция и индукция вместе взятые делают познание направленным на достижение объективной истины, существующей вне зависимости от деятельности познающего субъекта.

Таким образом, можно сделать вывод, что эмпирический и теоретический уровни научного познания разделяются в философии весьма условно, так как без друг друга смысла не имеют. Граница между ними очень подвижна. Эмпирический метод открывает дорогу более сложному теоретическому познанию, ставя задачи и стимулируя более сложные действия. И часто научное познание выглядит так, что один уровень незаметно проистекает в другой, давая в результате положительный эффект новых научных открытий.

Рассматривая уровни научного познания, нельзя не сказать и о мета теоретическом познании. Он также не обособлен от двух предыдущих уровней познания, так как выражает ценностные установки научных исследований. Метатеоретический уровень познания требует, чтобы знания, полученные эмпирическим или теоретическим путем были доказательны и обоснованы, объяснены, описаны и построены так, чтобы содействовали правильной организации знаний, а не создавали хаос и не противоречили друг другу. Главное в научном познании – это получение доказательной системной реальной картины мира.

Итак, теперь мы ясно видим, что любые уровни научного познания не могут существовать обособленно. Они целенаправляют, ставят задачи и решают их в научном познании только совместно.

Формы научного познания

Под формой научного познания понимают способ организации содержания и результатов познавательной деятельности. Для эмпирического исследования такой формой является факт, а для теоретического – гипотеза и теория.

Научный факт – это результат наблюдений и экспериментов, который устанавливает количественные и качественные характеристики объектов. Работа ученого на 80% состоит в наблюдениях над интересующим объектом с целью установления его устойчивых, повторяющихся характеристик. Когда исследователь убедится в том, что при соответствующих условиях объект всегда выглядит строго определенным образом, он подкрепляет этот результат с помощью эксперимента и, в случае подтверждения, формулирует научный факт. Например: тело, если оно тяжелее воздуха, будучи подброшенным вверх, обязательно упадет вниз.

Таким образом, научный факт – это нечто данное, установленное опытом и фиксирующее эмпирическое знание. В науке совокупность фактов образует эмпирическую основу для выдвижения гипотез и создания теория. Познание не может ограничиться фиксированием фактов, потому что это не имеет смысла: любой факт должен быть объяснен. А это уже задача теории.

Широко известен пример с яблоком Ньютона, падение которого на голову знаменитого ученого побудило последнего к объяснению этого события и привело, в конечном итоге, к созданию теории гравитации.

Теоретический уровень научного исследования начинается с выдвижения гипотез. С греческого гипотеза переводится как предположение. В качестве формы теоретического знания гипотезу определяют как предположительное знание, которое удовлетворительно объясняет эмпирические факты и не вступает в противоречие с основополагающими научными теориями. Гипотеза выдвигается для решения конкретной научной проблемы и должна удовлетворять определенным требованиям. К числу таких требований относятся релевантность, проверяемость, совместимость с существующим научным знанием, наличие объяснительных и предсказательных возможностей и простота.

Релевантность (от англ. relevant – уместный, относящийся к делу) гипотезы характеризует её отношение к фактам, для объяснения которых она создается. Если факты подтверждают или опровергают гипотезу, она считается релевантной.

Проверяемость гипотезы предполагает возможность сопоставления её результатов с данными наблюдений и экспериментов. Имеется в виду именно возможность такой проверки, а не требование обязательного её проведения. Многие гипотезы современной науки оперируют ненаблюдаемыми объектами, что требует совершенствования экспериментальной техники для их проверки. Те гипотезы, которые нельзя проверить в настоящее время, возможно будут проверены позже, с появлением более совершенных экспериментальных средств и методов.

Совместимость гипотез с существующим научным знанием означает, что она не должна противоречить установленным фактам и теории. Это требование относится к нормальному периоду в развитии науки и не распространяется на периоды кризисов и научных революций.

Объяснительная сила гипотезы состоит в количестве дедуктивных следствий, которые из неё можно вывести. Если из двух гипотез, претендующих на объяснение одного и того же факта, выводится разное количество следствий, то, соответственно, они обладают разными объяснительными возможностями. К примеру, гипотеза Ньютона об универсальной гравитации не только объясняла факты, обоснованные до этого Галилеем и Кеплером, но и дополнительное количество новых фактов. В свою очередь, те факты, которые остались за пределами объяснительных возможностей ньютоновской теории гравитации, были позже объяснены в общей теории относительности А. Эйнштейна.

Предсказательная сила гипотезы заключается в количестве событий, вероятность которых она в состоянии предугадать.

Критерий простоты гипотезы относятся к ситуациям, когда конкурирующие научные гипотезы удовлетворяют всем вышеуказанным требованиям и, тем не менее, нужно делать выбор в пользу одной из них. Серьёзным доводом может служить простота. Она предполагает, что одна гипотеза содержит меньше число посылок для выведения следствий, чем другая.

Выдвижение новых гипотез и их обоснование представляют очень сложный творческий процесс, в котором решающую роль играют интуиция и научная квалификация ученого. Какого-то определенного алгоритма в этом деле не существует. Общеизвестно, что большая часть научного существует в форме гипотез.

Закон – следующая форма существования научного знания, в которую трансформируются гипотезы в результате всестороннего обоснования и подтверждения. В законах науки отражаются устойчивые, повторяющиеся, существенные связи между явлениями и процессами реального мира. В соответствие с принятой двухступенчатой структурой научного познания выделяют эмпирические и теоретические законы.

На эмпирической стадии развития науки устанавливаются законы, в которых фиксируются связи между чувственно воспринимаемыми свойствами объектов. Такие законы называются феноменологическими (от греч. phainomenon – являющееся). Примерами таких законов могут служить законы Архимеда, Бойля-Мариотта, Гей-Люссака и другие, в которых выражаются функциональные связи между различными свойствами жидкостей и газов. Но такие законы многое не объясняют. Тот же закон Бойля-Мариотта, утверждающий, что для данной массы газа, при постоянной температуре, давление на объем является постоянной величиной, не объясняет, почему это так. Подобное объяснение достигается с помощью теоретических законов, которые раскрывают глубокие внутренние связи процессов, механизм их протекания.

Эмпирические законы можно назвать количественными, а теоретические – качественными законами.

По степени общности законы подразделяют на универсальные и частные. Универсальные законы отображают всеобщие, необходимые, повторяющиеся и устойчивые связи между всеми явлениями и процессами объективного мира. Примером может служить закон теплового расширения тел, выражаемый с помощью предложения: «Все тела при нагревании расширяются». Частные законы либо выводятся из универсальных законов, либо отображают законы ограниченной сферы действительности. Примером могут служить законы биологии, описывающие функционирование и развитие живых организмов.

С точки зрения точности предсказаний различают статистические и динамические законы. Динамические законы имеют большую предсказательную силу, поскольку абстрагируются от второстепенных и случайных факторов. Предсказания статистических законов носят вероятностный характер. Это законы демографии, статистики населения, экономики и другие, которые имеют дело с множеством случайных и субъективных факторов. Вероятностно-статистический характер имеют и некоторые природные законы, в первую очередь – законы микромира, описываемые в квантовой механике.

Теоретические законы составляют ядро научной теории – высшей формы организации научного знания. Теория представляет собой систему базовых, исходных понятий, принципов и законов, из которых по определенным правилам могут быть выведены понятия и законы меньшей степени общности. Она появляется в результате длительного поиска научных фактов, выдвижения гипотез, формулирования вначале простейших эмпирических, а затем – фундаментальных теоретических законов.

Наука чаще всего оперирует не реальными объектами, а их теоретическими моделями, которые допускают такие познавательные процедуры, которые невозможны с реальными объектами.

В зависимости от формы идеализации различают описательные теории, в которых осуществляется описание и систематизация обширного эмпирического материала, математизированные теории, в которых объект выступает в виде математической модели и дедуктивные теоретические модели.

По степени точности предсказаний теории бывают детерминистские и стохастические. Первые отличаются точностью и достоверностью предсказаний, но, в силу сложности многих явлений и процессов в мире и наличия значительной доли неопределенности, применяются редко.

Стохастические теории дают вероятные предсказания, основанные на изучении случайностей. Теории естественнонаучного типа называют позитивными, поскольку их задачей является объяснение фактов. Если же теория ставит своей целью не только объяснение, но и понимание объектов и событий, её называют нормативной. Она имеет дело с ценностями, которые не могут быть научными фактами в классическом смысле этого слова. Поэтому часто высказываются сомнение в научном статусе философских, этических, социологических теорий.

Научное теоретическое познание

Теоретический уровень научного познания характеризуется преобладанием рационального момента – понятий, теорий, законов и других форм и «мыслительных операций». Живое созерцание здесь не устраняется, а становится подчиненным (но очень важным) аспектом познавательного процесса. Теоретическое познание отражает явление и процессы со стороны их универсальных внутренних связей и закономерностей, постигаемых с помощью рациональной обработки данных эмпирического знания. Эта обработка осуществляется с помощью систем абстракций «высшего порядка» - таких как понятия, умозаключения, законы, категории, принципы и др.

Итак, в философии принято разделение научного знания и методов науки на два уровня: теоретический и эмпирический. К эмпирическим методам познания относят наблюдение, измерение и эксперимент; знание, полученное посредством этих методов, называют эмпирическим. Научным наблюдением называют восприятие предметов и явлений действительности, осуществляемое с целью их познания.

В акте наблюдения можно выделить:

1) объект;
2) субъект;
3) средства;
4) условия;
5) систему знания, исходя из которой, задают цель наблюдения и интерпретируют его результаты.

Наблюдения подразделяются на непосредственные и косвенные. При непосредственном наблюдении ученый наблюдает сам избранный объект. Однако далеко не всегда это возможно. Например, объекты квантовой механики или многие объекты астрономии невозможно наблюдать непосредственно. О свойствах таких объектов мы можем судить лишь на основе их взаимодействия с др. объектами. Подобного рода наблюдения называют косвенными.

Следует заметить, что между непосредственным и косвенным наблюдением нельзя провести резкой границы. В современной науке косвенные наблюдения получают все большее распространение по мере того, как увеличивается число и совершенство приборов, используемых при наблюдении, и расширяется сфера научного исследования. Наблюдаемый предмет воздействует на прибор, а ученый непосредственно наблюдает лишь результат взаимодействия предмета с прибором. Эксперимент - это непосредственное материальное воздействие на реальный объект или окружающие его условия, производимое с целью познания этого объекта.

В эксперименте обычно выделяют следующие элементы:

1) цель;
2) объект экспериментирования;
3) условия, в которых находится или в которые помещается объект;
4) средства эксперимента;
5) материальное воздействие на объект.

Каждый из этих элементов может быть положен в основу классификации эксперимента, их можно разделять на физические, химические, биологические и т.д. в зависимости от различия объектов экспериментирования. Одна из наиболее простых классификаций основывается на различиях в целях эксперимента: например, установление какой-либо закономерности или обнаружение фактов. Эксперименты, проводимые с такой целью, называются «поисковыми». Результатом поискового эксперимента, является новая информация об изучаемой области. Однако чаще всего эксперимент проводится с целью проверки некоторой гипотезы или теории. Такой эксперимент называется «проверочным». Ясно, что невозможно провести резкой границы между этими двумя видами эксперимента. Один и тот же эксперимент может быть поставлен для проверки гипотезы и в то же время дать неожиданную информацию об изучаемых объектах. Точно так же и результат поискового эксперимента может заставить нас отказаться от принятой гипотезы или, напротив, даст эмпирическое обоснование нашим теоретическим рассуждениям.

Важнейшим компонентом эмпирических методов познания является сравнение, то есть выявление сходства или различия устанавливаемых в ходе наблюдения или эксперимента свойств исследуемых объектов. Частным случаем сравнения является измерение.

Во всех эмпирических процедурах присутствует чувственное восприятие, поэтому эмпирическое знание - это знание о чувственно воспринимаемых объектах и свойствах. Эмпирические знания – необходимая ступень познания, без которой невозможна следующая - теоретическая ступень познания.

Важную роль в выявлении сущности научного познания имеет проблема метода, о которой шла речь выше. В зависимости от роли и места в процессе научного познания можно выделить методы формальные и содержательные, эмпирические и теоретические, методы исследования и изложения и т. п. Выделяют также качественные и количественные методы, методы непосредственного и опосредованного познания, оригинальные и производные и т. д. В современной науке достаточно успешно работает многоуровневая концепция методологического знания.

В этом плане все методы научного познания по степени общности и сфере действия могут быть разделены на следующие группы:

I. Философские методы, среди которых наиболее древними являются диалектический и метафизический. Но философские методы не исчерпываются двумя названными. К их числу также относятся аналитический (характерный для современной аналитической философии), интуитивный, феноменологический, герменевтический (понимание) и др. Предпринимаются попытки соединить разные методы (например, Гадамер пытается совместить герменевтику с рационалистической диалектикой).
II. Общенаучные подходы и методы исследования, получившие широкое развитие и применение в науке XX в. Они выступают в качестве своеобразной промежуточной методологии между философией и фундаментальными теоретико-методологическими положениями специальных наук. К общенаучным чаще всего относятся такие понятия, как информация, модель, структура, функция, система, элемент, оптимальность и т. д.
III. Частно-научные методы, т. е. совокупность способов, принципов познания, исследовательских приемов и процедур, применяемых в той или иной отрасли науки, соответствующей данной основной форме движения материи. Это методы механики, физики, химии, биологии и гуманитарных (социальных) наук.
IV. Дисциплинарные методы, т. с. системы приемов, применяемых в той пли иной дисциплине, входящей в какую-нибудь отрасль науки или возникшей на стыке наук. Каждая фундаментальная наука представляет собой комплекс дисциплин, которые имеют свой специфический предмет и свои своеобразные методы исследования.
V. Методы междисциплинарного исследования как совокупность ряда синтетических, интегративных способов (возникших как результат сочетания элементов различных уровней методологии), нацеленных главным образом на стыки научных дисциплин.

Таким образом, в научном познании функционирует сложная, динамичная, целостная, субординированная система многообразных методов разных уровней, сфер действий, направленности и т. п., которые всегда реализуются с учетом конкретных условий.

Рассматривая теоретическое познание как высшую и наиболее развитую его форму, следует, прежде всего, определить его внутреннюю логику, последовательность движения мысли к объекту. Логика познания включает в себя ряд этапов, выступающими вместе с тем «узловыми моментами» (формами) построения и развития знания на теоретическом уровне. Такими этапами являются: накопление и осмысление фактов; возникновение и постановка проблемы; выдвижение рабочих гипотез или гипотезы; подтверждение истинности гипотез или гипотезы; построение концепции или теории; определение путей практической реализации теории.

Данная последовательность для конкретных исследователей (научных коллективов) может быть и несколько иной. Так, перед ними определенная проблема может быть «задана сверху» и предшествовать этапу накопления и осмысления ими фактов. Однако для тех, кто ставит или формулирует проблему она возникает на основе и под влиянием определенных фактов.

Факт – это событие, явление, которое произошло на самом деле, подтверждено наблюдением и экспериментом или зафиксировано в науке.

Установление фактов, их описание – начальная, наиболее простая форма, в которой выступает перед людьми знание.

Различают факты действительности и научные факты (факты познания). Факты действительности – это вещи, свойства, отношения, события, существующие или существовавшие на самом деле, независимо от их осознания. Факты познания есть не что иное, как отражение фактов действительности, зафиксированное в сознании в виде эмпирических суждений. Если речь идет о научном познании, то факты познания именуют фактами науки.

Без проблемы, поставленной задачи, без точной их формулировки никакой научный поиск, научное исследование вообще осуществить невозможно. С проблемы, собственно, и начинается научный поиск, постановка ее есть начало поиска.

Проблемой называется осознанное противоречие между имеющимся знанием и непознанной частью предмета, противоречие, на разрешение которого направлена деятельность исследователя. Проблемная ситуация возникает тогда, когда открыто новое явление, не поддающееся объяснению на основе старого знания; поэтому возникает потребность в новом знании. В этом случае в познании требуется совершить диалектический скачок, дать новое объяснение, описание, создать новую теорию, расширить и углубить старое знание. В проблеме выражается вопрос, требование получить новое знание.

Нельзя проблему трактовать просто как незнание, отсутствие знания еще не составляет проблемы. Наука многого не знает, и познать все она не в состоянии в силу бесконечности, неисчерпаемости свойств познаваемого. Нужно иметь основу для устранения незнания, соответствующие условия, необходимо поставить перед собой цель, заменить незнание знанием. Только такое незнание становится проблемой.

Кроме незнания, этого непременного элемента проблемы, в последней обязательно присутствует элемент знания. Проблема, особенно если рассматривать ее в динамике, в процессе движения, есть единство незнания и знания, неизвестного и известного. Элементом знания в проблеме является, во-первых, знание того, что новая сторона, подлежащая познанию, в предмете действительно существует, во-вторых, что она должна и может быть осмыслена, познана наукой. На базе данного, известного и возникает проблема.

Итак, в проблеме содержатся два «компонента»- известная часть и неизвестная, которые представляют собой диалектическое единство противоположностей.

В свете сказанного становится ясно, как следует решать обсуждаемый в гносеологии вопрос о применимости к проблеме категории истинности.

Некоторые исследователи, рассуждая весьма упрощенно, заявляют, что, так как проблема еще не есть ответ на вопрос, то она ни истинна, ни ложна, к ней вообще неприменима категория истинности. При таком рассуждении не учитывается наличие в проблеме известного, то есть знания. Поскольку же эта «часть» в проблеме есть, то имеется полное основание говорить об истинности проблемы. Вместе с тем совершенно очевидно, что к неизвестной, непознанной «части» проблемы действительно некорректно прилагать категорию «истина». Данная «часть» проблемы не истинна и не ложна, в ней ничего не утверждается и не отрицается, она не определенна.

Проблема есть становящееся знание, то есть такое, которого еще нет и вместе с тем, которое уже есть – когда проблема решена. Наука как деятельность представляет собой смену постановок и решений проблем: одна проблема решается, другая на ее основе возникает. А более точно надо сказать так: решение предыдущей проблемы есть в то же время (а не после) возникновение последующей проблемы. В развитии научного мышления дело происходит так, что не успело оно решить одну проблему, как уже на этой основе перед ним возникает другая. Важно только заметить, увидеть, уловить ее. Поэтому, если в науке нет никаких проблем, она не наука, а нечто закостенелое; равным образом, если в ней нет решений проблем, она тоже еще не наука, а собрание лишь одних предположений и гипотез.

Решение научной проблемы начинается с формулировки гипотезы, с предположения о том, что стремятся найти в поиске.

Гипотеза – это научно обоснованное предположение, служащее для объяснения какого – либо факта, явления, которые на основе прежнего знания необъяснимы.

Гипотеза является формой развития, движения всякого знания и в этом проявляется ее диалектическая природа: она необходимая форма перехода от неизвестного к известному, ступень превращения первого во второе, вероятного знания в достоверное, относительного в абсолютное. Если в науке нет гипотез, то это значит, что в ней нет и проблем, на решение которых они направлены, стало быть, в ней знание не развивается.

Характерно, что по одному и тому же вопросу, при решении одной и той же проблемы в науке может быть выдвинута не одна, а сразу несколько гипотез, причем нередко диаметрально противоположных. Это тоже свидетельство диалектической природы гипотезы. Истории науки известны противоположные, или, как их иногда именуют, конкурирующие гипотезы: в физике – корпускулярная и волновая в объяснении света; квантовых ансамблей и квантовых состояний в истолковании квантовой механики; в астрономии – гипотеза Шмидта и гипотеза Фесенкова при решении проблемы происхождения солнечной системы; в языкознании – противоположные гипотезы по вопросу существования «праязыка».

Проблема выбора между конкурирующими гипотезами (опровержение одних и подтверждение других) связана с огромными методологическими трудностями. Казалось бы, чего проще доказать, что одна из гипотез истина, а другая ложна? Но вся трудность состоит в том, что никакое конечное число опытных подтверждений не гарантирует истинности гипотезы, а делает ее только более правдоподобной. Ситуация еще более усугубляется тем, что и другая из конкурирующих гипотез не менее убедительно подтверждается опытными фактами. Именно такая ситуация сложилась, например, в области исследований природы света в первой половине XIX в. Одна совокупность опытов свидетельствовала в пользу корпускулярной гипотезы света, а другая столь же убедительно свидетельствовала в пользу волновой гипотезы. Вместе с тем выяснилось, что корпускулярная гипотеза не в состоянии была объяснить большого числа оптических явлений. Аналогичным образом волновая гипотеза не могла объяснить целый ряд явлений, относящихся, в частности, к поляризации, испусканию и поглощению света и др.

Решающим средством проверки гипотезы выступает практика, потому что теория, теоретические положения науки, с которыми сопоставляются выводы гипотезы, могут оказаться не истинными, а лишь принимаемыми за истинные. Примером практической проверки гипотезы о вращении Земли вокруг своей оси может быть проверка, осуществленная Фуко в виде известного эксперимента с маятником («маятник Фуко»), с целью доказательства тогдашней гипотезы.

Если гипотеза опровергнута, то она отбрасывается как ложная, и тогда строят новую гипотезу, с которой производят те же процедуры. И так поступают в поиске до тех пор, пока не решится проблема.

Научный поиск включает в себя три момента:

1) постановку проблемы,
2) формулировку гипотезы,
3) ее доказательство (подтверждение).

При благоприятном исходе, при подтверждении гипотезы поиск завершается открытием, тогда гипотеза приходит в разряд достоверных истин, становится теорией.

Теория – наиболее развитая форма научного знания, дающая целостное отображение закономерных и существенных связей определенной области действительности. Примерами этой формы знания являются классическая механика Ньютона, эволюционная теория Ч. Дарвина, теория относительности А. Эйнштейна, теория самоорганизующихся целостных систем (синергетика) и др.

Любая теоретическая система, как показал К. Поппер, должна удовлетворять двум основным требованиям: непротиворечивости (т.е. не нарушать соответствующий закон формальной логики) и фальсифицируемости – опровержимости, опытной экспериментальной проверяемости.

Любая теория – это целостная развивающаяся система истинного знания (включающая и элементы заблуждения), которая имеет сложную структуру и выполняет ряд функций.

В современной методологии науки выделяют следующие основные элементы теории:

1) исходные основания – фундаментальные понятия, принципы, законы, уравнения, аксиомы и т. п.;
2) идеализированный объект – абстрактная модель существенных свойств и связей изучаемых предметов (например, «абсолютно черное тело», «идеальный газ» и т.п.);
3) логика теории, нацеленная на прояснение структуры и изменение знания;
4) совокупность законов и утверждений, выведенных из основоположений данной теории в соответствии с определенными принципами.

Ключевой элемент теории – закон, поэтому ее можно рассматривать как систему законов, выражающих сущность изучаемого объекта во всей его целостности и конкретности.

К числу основных функций теории относятся:

1. Синтетическая функция — объединение отдельных достоверных знаний в единую, целостную систему.
2. Объяснительная функция — выявление причинных и иных зависимостей, многообразия связей данного явления, существенных характеристик его происхождения и развития и т. п.
3. Методологическая функция — на базе теории формулируются многообразные методы, способы и приемы исследовательской деятельности.
4. Предсказательная функция — предвидение на основании теоретических представлений о «наличном» состоянии известных явлений делаются выводы о существовании неизвестных ранее фактов, объектов или их свойств, связей между явлениями и т. д. Предсказание о будущем состоянии явлений (в отличие от тех, которые существуют, но пока не выявлены) называют научным предвидением.
5. Практическая функция - конечное предназначение любой теории — быть воплощенной в практику, быть «руководством к действию» по изменению реальной действительности. Поэтому справедливо утверждение, что нет ничего практичнее, чем хорошая теория.

Практическая деятельность людей, овладевших теорией как планом, программой последней, и есть опредмечивание теоретического знания. В процессе опредмечивания последнего люди не только создают то, чего природа сама по себе не создавала, по и обогащают свои теоретические знания, проверяют и удостоверяют их истинность.

Материализация теории в практике должна быть не единовременным актом (с угасанием ее в итоге), а процессом, в ходе которого вместо уже реализованных теоретических положений появляются новые, более содержательные и развитые, которые ставят перед практикой более сложные задачи, требуют новых форм и условий своего опредмечивания.

Эмпирическое научное познание

Эмпирическое знание – первичное научное знание, которое получается при контакте с изучаемым объектом. Эмпирия (лат.) – опыт.

На негативном опыте (ошибках) учатся.

Эмпирическое знание – описательное.

Наука, 3 функции: описание, объяснение и предсказание.

Эмпирический уровень: объяснение отсутствует, но предсказывать можно (если видим, что медь расширяется при нагревании, то можно предсказать, что и другие металлы тоже).

Методы получения знания: эмпирическое исследование осуществляется при помощи наблюдения, эксперимента и измерения.

Наблюдение – присутствует не только при реальном контакте с объектом, но и в нашем воображении (знаковое наблюдение – чтение, математика).

Вначале наблюдение предшествуют познанию, мы формулируем проблему. Мы можем высказать гипотезу. Наблюдение в конце исследования носит проверочный характер нашей теории.

В структуру наблюдения включают: объект, наблюдатель, условия наблюдения, приборы (инструменты), базисные знания.

Научное наблюдение требует протоколирование всех явлений (чтобы учёного могли проверить).

Наблюдения: прямые (объект доступен) и косвенные (объект не доступен, доступны только его следы и т.п., которые он оставил).

Апробация (лат.) – одобрение (оно не от слова «проба»).

Измерение: прямое (измерение длины), косвенное (времени, температуры; температура – энергия движения молекул).

Измерение в науке проводится многократно. Так как все величины будут разные в измерении. Каждый конкретный результат – среднее значение (также считается погрешность).

Эксперимент – активное воздействие на объект. Задача: поиск (не знаем, что будет) или проверяем уже существующую гипотезу.

Эмпирическое знание имеет логическую форму понятия. Когда мы связываем два эмпирических понятия или явления, то получаем законом (чем больше объём, тем меньше давление и пр.).

Эмпирическое знание – первое и последнее научное знание (Конт, Мах, это мнение позитивистов). Теоретическое знание не содержит нового знания, по их мнению.

Но учёный не может быть эмпириком, так как использует язык (а язык абстрактен, он использует понятия, которые нельзя потрогать).

Факт – почти то же самое, что и теория (и то и другое – одно знание). Факт нуждается в интерпретации. Интерпретация факта вкладывает в него значение. У факта всегда много интерпретаций.

Структура факта: то, что мы переживаем (психологический компонент); то, что мы высказали (лингвистический компонент); само событие.

Факты, роль в науке: источник и проверка. Факты должны подтверждать знания. Пост позитивизм (Попер): факт не может подтверждать, но может опровергать теорию.

Локатор: любое научное знание – предположение (оно не может опровергаться и подтверждаться). Цель заменять старые предположения (догадки) новыми. А о том, что новые лучше старых мы «догадываемся».

Научные знания представляют собой сложную развивающуюся систему, в которой по мере эволюции возникают все новые уровни организации. Они оказывают обратное воздействие на ранее сложившиеся уровни знания и трансформируют их. В этом процессе постоянно возникают новые приемы и способы теоретического исследования, меняется стратегия научного поиска.

Существует два вида организации знания: эмпирический и теоретический. Соответственно можно выделить два типа познавательных процедур, порождающих эти знания.

Обращаясь к философскому аспекту этого вопроса необходимо отметить таких философов Нового Времени, как Ф.Бэкон, Т.Гоббс и Д.Локк. Фрэнсис Бэкон говорил, что путем, ведущим к знанию, является наблюдение, анализ, сравнение и эксперимент. Джон Локк полагал, что все наши знания мы черпаем из опыта и ощущений.

Различие эмпирического и теоретического уровней научного познания касается средств исследования, специфики методов и характера предмета исследования.

Рассмотрим средства эмпирического уровня научного познания. Эмпирическое исследование базируется на непосредственном практическом взаимодействии исследователя с изучаемым объектом. Оно предполагает осуществление наблюдений и экспериментальную деятельность. Поэтому средства эмпирического исследования необходимо включают в себя приборы, приборные установки и другие средства реального наблюдения и эксперимента.

В теоретическом же исследовании отсутствует непосредственное практическое взаимодействие с объектами. На этом уровне объект может изучаться только опосредованно, в мысленном эксперименте, но не в реальном.

Кроме средств, которые связаны с организацией экспериментов и наблюдений, в эмпирическом исследовании применяются и понятийные средства. Они функционируют как особый язык, который часто называют эмпирическим языком науки. Он имеет сложную организацию, в которой взаимодействуют собственно эмпирические термины и термины теоретического языка.

Смыслом эмпирических терминов являются особые абстракции, которые можно было бы назвать эмпирическими объектами. Их следует отличать от объектов реальности. Эмпирические объекты — это абстракции, выделяющие в действительности некоторый набор свойств и отношений вещей. Реальные объекты представлены в эмпирическом познании в образе идеальных объектов, обладающих жестко фиксированным и ограниченным набором признаков. Реальному же объекту присуще бесконечное число признаков.

Что же касается теоретического познания, то в нем применяются иные исследовательские средства. Здесь отсутствуют средства материального, практического взаимодействия с изучаемым объектом. Но и язык теоретического исследования отличается от языка эмпирических описаний. В качестве его основы выступают теоретические термины, смыслом которых являются теоретические идеальные объекты.

Особенности средств и методов двух уровней научного познания связаны со спецификой предмета эмпирического и теоретического исследования. На каждом из этих уровней исследователь может иметь дело с одной и той же объективной реальностью, но он изучает ее в разных предметных срезах, в разных аспектах, а поэтому ее видение, ее представление в знаниях будут даваться по-разному. Эмпирическое исследование в основе своей ориентировано на изучение явлений и зависимостей между ними. На этом уровне познания сущностные связи не выделяются еще в чистом виде, но они как бы высвечиваются в явлениях, проступают через их конкретную оболочку.

На уровне же теоретического познания происходит выделение сущностных связей в чистом виде. Сущность объекта представляет собой взаимодействие ряда законов, которым подчиняется данный объект. Задача теории как раз и заключается в том, чтобы, расчленив эту сложную сеть законов на компоненты, затем воссоздать шаг за шагом их взаимодействие и таким образом раскрыть сущность объекта.

Эмпирический и теоретический уровни различаются по методам исследования. С помощью эмпирических методов исследования осуществляется накопление, фиксация, обобщение и систематизация опытных данных, их статистическая и индуктивная обработка, в то время как, с помощью теоретических происходит формирование законов наук и теорий.

К эмпирическим методам исследования относят наблюдение, сравнение, измерение и эксперимент, к теоретическим – аналогию, идеализацию, формализацию и др.

Наблюдение - это целенаправленное систематическое восприятие объекта, доставляющее первичный материал для научного исследования. Целенаправленность - важнейшая характеристика наблюдения. Концентрируя внимание на объекте, наблюдатель опирается на имеющиеся у него некоторые знания о нем, без которых нельзя определить цель наблюдения. Наблюдение характеризуется также систематичностью, которая выражается в восприятии объекта многократно и в разных условиях, планомерностью, исключающий пробелы в наблюдении, и активностью наблюдателя, его способностью к отбору нужной информации, определяемой целью исследования.

Требования, предъявляемые к научным наблюдениям:

- четкая постановка цели наблюдения;
- выбор методики и разработка плана;
- системность;
- контроль за надежностью и корректностью результатов наблюдения;
- обработка, осмысление и истолкование полученного массива данных;
- как метод научного познания наблюдение дает исходную информацию об объекте, необходимую для его дальнейшего исследования.

Важную роль в познании играют сравнение и измерение. Сравнение представляет собой метод сопоставления объектов с целью выявления сходства или различия между ними. Если объекты сравниваются с объектом, выступающим в качестве эталона, то такое сравнение называется измерением.

Наиболее сложным и эффективным методом эмпирического познания является эксперимент, опирающийся на другие эмпирические методы. Эксперимент - метод исследования объекта, при котором исследователь (экспериментатор) активно воздействует на объект, создает искусственные условия, необходимые для выявления определенных его свойств. Эксперимент предполагает применение определенных средств: приборов, инструментов, экспериментальных установок, характеризуется активным воздействием на объект, может быть повторен столько раз, сколько требуется для получения достоверных результатов.

Существуют два типа экспериментальных задач:

- исследовательский эксперимент, который связан с поиском неизвестных зависимостей между несколькими параметрами объекта;
- проверочный эксперимент, который применяется в случае, когда требуется подтвердить или опровергнуть те или иные следствия теории.

В эксперименте, как правило, используются приборы – искусственные или естественные материальные системы, принципы, работы которых нам хорошо известны. Т.е. в рамках нашего эксперимента уже фигурирует в материальной форме наше знание, некоторые теоретические представления. Без них невозможен эксперимент, по крайней мере, в рамках науки. Всякая попытка отделить эксперимент от теории знаний делает невозможным понимание его природы, познавания сущности.

Эксперименты и данные наблюдения<

Различие между данными наблюдения и эмпирическими фактами как особыми типами эмпирического знания было зафиксировано еще в позитивистской философии науки 30-х годов. В это время шла довольно напряженная дискуссия относительно того, что может служить эмпирическим базисом науки. Вначале предполагалось, что ими являются непосредственные результаты опыта - данные наблюдения. В языке науки они выражаются в форме особых высказываний - записей в протоколах наблюдения, так называемые протокольные предложения.

В протоколе наблюдения указывается, кто наблюдал, время наблюдения, описываются приборы, если они применялись в наблюдении.

Анализ смысла протокольных предложений показал, что они содержат не только информацию об изучаемых явлениях, но и, как правило, включают ошибки наблюдателя, наслоения внешних возмущающих воздействий, систематические и случайные ошибки приборов и т.п. Но тогда стало очевидным, что данные наблюдения, в силу того, что они отягощены субъективными наслоениями, не могут служить основанием для теоретических построений.

В ходе дискуссий было установлено, что такими знаниями выступают эмпирические факты. Именно они образуют эмпирический базис, на который опираются научные теории.

Уже сам характер фактофиксирующих высказываний подчеркивает их особый объективный статус, по сравнению с протокольными предложениями. Но тогда возникает новая проблема: как осуществляется переход от данных наблюдения к эмпирическим фактам и что гарантирует объективный статус научного факта?

Постановка этой проблемы была важным шагом на пути к выяснению структуры эмпирического познания. Эта проблема активно разрабатывалась в методологии науки XX столетия. В конкуренции различных подходов и концепций она выявила многие важные характеристики научной эмпирии, хотя и на сегодняшний день проблема далека от окончательного решения.

Важно сразу же уяснить, что научное наблюдение носит деятельностный характер, предполагая не просто пассивное созерцание изучаемых процессов, а их особую предварительную организацию, обеспечивающую контроль над их протеканием.

Деятельностная природа эмпирического исследования на уровне наблюдений наиболее отчетливо проявляется в ситуациях, когда наблюдение осуществляется в ходе реального эксперимента. По традиции эксперимент противопоставляется наблюдению вне эксперимента.

В заключение необходимо отметить, что эмпирическая зависимость является результатом индуктивного обобщения опыта и представляет собой вероятностно-истинное знание. Теоретический же закон — это всегда знание достоверное.

Итак, выделив эмпирическое и теоретическое познание как два особых типа исследовательской деятельности, можно сказать, что предмет их разный, т.е. теория и эмпирическое исследование имеют дело с разными срезами одной и той же действительности. Эмпирическое исследование изучает явления и их корреляции; в этих корреляциях, в отношениях между явлениями оно может уловить действие закона. Но в чистом виде он выявляется только в результате теоретического исследования.

Особенности научного познания

Рассмотрим основные особенности научного познания, или критерии научности:

1. Его основная задача - обнаружение объективных законов действительности - природных, социальных (общественных), законов самого познания, мышления и др. Отсюда ориентация исследования главным образом на общие, существенные свойства предмета, его необходимые характеристики и их выражение в системе абстракций, в форме идеализированных объектов. Если этого нет, то нет и науки, ибо само понятие научности предполагает открытие законов, углубление в сущность изучаемых явлений. Это основной признак науки, основная ее особенность. Ориентация науки на изучение объектов, их исследование как подчиняющихся объективным законам функционирования и развития составляет первую главную особенность научного познания.

Эта особенность отличает его от других форм познавательной деятельности человека. Так, например, в процессе художественного освоения действительности объекты, включенные в человеческую деятельность, не отделяются от субъективных факторов, а берутся в своеобразной “склейке” с ними.

Любое отражение предметов объективного мира в искусстве одновременно выражает ценностное отношение человека к предмету. Художественный образ — это такое отражение объекта, которое содержит отпечаток человеческой личности, ее ценностных ориентаций, которые вплавляются в характеристики отражаемой реальности. Исключить это взаимопроникновение — значит разрушить художественный образ. В науке же особенности жизнедеятельности личности, создающей знания, ее оценочные суждения не входят непосредственно в состав порождаемого знания (законы Ньютона не позволяют судить о том, что любил и что ненавидел Ньютон, тогда как, например, в портретах кисти Рембрандта запечатлена личность самого Рембрандта, его мироощущение и его личностное отношение к изображаемым социальным явлениям; портрет, написанный великим художником, всегда выступает и как автопортрет).

Наука ориентирована на предметное и объективное исследование действительности. Сказанное, конечно, не означает, что личностные моменты и ценностные ориентации ученого не играют роли в научном творчестве и не влияют на его результаты. Процесс научного познания обусловлен не только особенностями изучаемого объекта, но и многочисленными факторами социокультурного характера. Рассматривая науку в ее историческом развитии, можно обнаружить, что по мере изменения типа культуры меняются стандарты изложения научного знания, способы видения реальности в науке, стили мышления, которые формируются в контексте культуры и испытывают воздействие самых различных ее феноменов. Это воздействие может быть представлено как включение различных социокультурных факторов в процесс генерации собственно научного знания.

Однако констатация связей объективного и субъективного в любом познавательном процессе и необходимость комплексного исследования науки в ее взаимодействии с другими формами духовной деятельности человека не снимают вопроса о различии между наукой и этими формами (обыденным познанием, художественным мышлением и т.п.). Первой и необходимой характеристикой такого различия является признак объективности и предметности научного познания. Наука может исследовать любые феномены жизни человека и его сознания, она может исследовать и деятельность, и человеческую психику, и культуру, но только под одним углом зрения — как особые предметы, которые подчиняются объективным законам.

2. На основе знания законов функционирования и развития исследуемых объектов наука осуществляет предвидение будущего с целью дальнейшего практического освоения действительности. Нацеленность науки на изучение не только объектов, преобразуемых в сегодняшней практике, но и тех, которые могут стать предметом практического освоения в будущем, является важной отличительной чертой научного познания.

Наука ставит своей конечной целью предвидеть процесс преобразования предметов практической деятельности (объект в исходном состоянии) в соответствующие продукты (объект в конечном состоянии). Это преобразование всегда определено сущностными связями, законами изменения и развития объектов, и сама деятельность может быть успешной только тогда, когда она согласуется с этими законами. Поэтому основная задача науки — выявить законы, в соответствии с которыми изменяются и развиваются объекты.

Применительно к процессам преобразования природы эту функцию выполняют естественные и технические науки. Процессы изменения социальных объектов исследуются общественными науками. Поскольку в деятельности могут преобразовываться самые различные объекты — предметы природы, человек (и состояния его сознания), подсистемы общества, знаковые объекты, функционирующие в качестве феноменов культуры и т.д., — постольку все они могут стать предметами научного исследования.

Предвидение будущего - третье звено в цепи логической операции, два предшествующих звена которой составляют анализ настоящего и исследование прошлого. Точность и достоверность предвидения и определяются, прежде всего, тем, насколько глубоко и всесторонне изучены как предшествующее и современное состояния предмета исследования, так и закономерности его изменения. Без знания этих двух важнейших моментов в их единстве невозможно и само научное предвидение как таковое.

Научное предвидение в своей сущности сводится к тому, чтобы мысленно, в самом общем виде, в соответствии с выявленными законами, сконструировать "модель" будущего по тем его единичным фрагментам ("кусочкам", предпосылкам и т.п.), которые существуют сегодня. А для этого нужно уметь найти эти фрагменты и выделить их из огромного числа других единичностей, затемняющих, скрывающих те "ростки", которые станут впоследствии элементами будущей конкретно-исторической целостности.

Когда осуществляется предвидение событий, еще не имеющих места в действительности, то на основе уже известных законов и теорий происходит экстраполяция в будущее процессов настоящего и прошлого. Однако это не означает фатальной предопределенности, ибо при данной экстраполяции учитываются допустимые пределы, в рамках которых можно проецировать в будущее закономерности, выявленные в настоящем, возможность изменения данных пределов и данных тенденций и т.д.

Любое научное предвидение, каким бы точным оно ни было, всегда неизбежно ограничено, имеет свои пределы, за которыми превращается в утопию, в пустую беспочвенную фантазию. В науке очень важно знать также и то, чего принципиально быть (появиться в будущем) никогда, ни при каких условиях, не может. По мере развития практики и самого познания предвидение становится все более точным и достоверным, одни его элементы не подтверждаются и отбрасываются, другие - находят свою реализацию, предвидение в целом развивается, конкретизируется, наполняется новым, более глубоким содержанием.

Нацеленность науки на изучение не только объектов, преобразуемых в сегодняшней практике, но и тех объектов, которые могут стать предметом массового практического освоения в будущем, является второй отличительной чертой научного познания. Эта черта позволяет разграничить научное и обыденное, стихийно-эмпирическое познание и вывести ряд конкретных определений, характеризующих природу науки. Она позволяет понять, почему теоретическое исследование выступает определяющей характеристикой развитой науки.

3. Существенным признаком научного познания является его системность, т.е. совокупность знаний, приведенных в порядок на основании определенных теоретических принципов, которые и объединяют отдельные знания в целостную органическую систему. Собрание разрозненных знаний (а тем более их механический агрегат, "суммативное целое"), не объединенных в систему, еще не образует науки. Знания превращаются в научные, когда целенаправленное собирание фактов, их описание и обобщение доводится до уровня их включения в систему понятий, в состав теории.

4. Для науки характерна постоянная методологическая рефлексия. Это означает, что в ней изучение объектов, выявление их специфики, свойств и связей всегда сопровождается - в той или иной мере - осознанием методов и приемов, посредством которых исследуются данные объекты. При этом следует иметь в виду, что хотя наука в сущности своей рациональна, но в ней всегда присутствует иррациональная компонента, в том числе и в ее методологии (что особенно характерно для гуманитарных наук). Это и понятно: ведь ученый - это человек со всеми своими достоинствами и недостатками, пристрастиями и интересами и т.п. Поэтому-то и невозможно его деятельность выразить только при помощи чисто рациональных принципов и приемов, он, как и любой человек, не вмещается полностью в их рамки.

5. Непосредственная цель и высшая ценность научного познания - объективная истина, постигаемая преимущественно рациональными средствами и методами, но, разумеется, не без участия живого созерцания и внерациональных средств. Отсюда характерная черта научного познания - объективность, устранение не присущих предмету исследования субъективистских моментов для реализации "чистоты" его рассмотрения. Вместе с тем надо иметь в виду, что активность субъекта - важнейшее условие и предпосылка научного познания. Последнее неосуществимо без конструктивно-критического и самокритичного отношения субъекта к действительности и к самому себе, исключающего косность, догматизм, апологетику, субъективизм. Постоянная ориентация на истину, признание ее самоценности, непрерывные ее поиски в трудных и сложных условиях - существенная характеристика научного познания, отличающая его от других форм познавательной деятельности.

6. Научное познание есть сложный, противоречивый процесс производства, воспроизводства новых знаний, образующих целостную развивающуюся систему понятий, теорий, гипотез, законов и других идеальных форм, закрепленных в языке - естественном или (что более характерно) искусственном: математическая символика, химические формулы и т.п. Научное знание не просто фиксирует свои элементы в языке, но непрерывно воспроизводит их на своей собственной основе, формирует их в соответствии со своими нормами и принципами. Процесс непрерывного самообновления наукой своего концептуального арсенала - важный показатель (критерий) научности.

7. В процессе научного познания применяются такие специфические материальные средства, как приборы, инструменты, другое так называемое "научное оборудование", зачастую очень сложное и дорогостоящее (ускорители частиц, радиотелескопы, ракетно-космическая техника и т.д.). Кроме того, для науки в большей мере, чем для других форм познания, характерно использование для исследования своих объектов и самой себя таких идеальных (духовных) средств и методов, как современная логика, математические методы, диалектика, системный, синергетический и другие приемы и методы.

8. Научному познанию присущи строгая доказательность, обоснованность полученных результатов, достоверность выводов. Вместе с тем здесь немало гипотез, догадок, предположений, вероятностных суждений и т.п. Вот почему тут важнейшее значение имеют логико-методологическая подготовка исследователей, их философская культура, постоянное совершенствование своего мышления, умение правильно применять его законы и принципы.

В современной методологии выделяют различные уровни критериев научности, относя к ним - кроме названных - такие, как формальная непротиворечивость знания, его опытная проверяемость, воспроизводимость, открытость для критики, свобода от предвзятости, строгость и т.д. В других формах познания рассмотренные критерии могут иметь место (в разной мере), но там они не являются определяющими.

Интересные и оригинальные идеи об отличиях научного мышления от других духовных "исканий человечества развивал В. И. Вернадский. Он, в частности, считал, что только в истории научных идей четко и ясно проявляется прогресс, чего нет в других сторонах культурной жизни (в искусстве, литературе, музыке) и даже в истории человечества, которую "едва ли можно принимать за нечто единое и целое". По мнению русского мыслителя, характерными особенностями исторического процесса научного творчества являются, во-первых, единство процесса развития научной мысли; во-вторых, общеобязательность научных результатов; в-третьих, большая и своеобразная независимость науки (по сравнению с другими духовными образованиями - философией, религией, искусством и др.) от исторической обстановки; в-четвертых, очень глубокое (подобно религии), но совершенно своеобразное влияние научного познания на понимание человеком смысла и цели своего существования; в-пятых, научное творчество является основным элементом "научной веры" (противоположной религиозной), которая является могущественным созидательным фактором в науке.

К числу важнейших гносеологических признаков научного метода относятся:

а) объективность—опосредствованность достоверным знанием;
б) общезначимость—всеобщий интерсубъективный характер научного метода в отличие от остающейся уделом не науки персонифицированности, уникальности;
в) воспроизводимость — инвариантность результатов для любого субъекта в любой сходной ситуации;
г) целесообразность — определенность, заданность принципов интеллектуального движения, осмысленность реализации, как отдельных шагов, так и систем операций в целом;
д) необходимость — гарантированность результатов в отличие от ненаучной особенности случайного, непреднамеренного их достижения;
е) эффективность — запланированность социальной ассимиляции, внедрения, потребления результатов, что не свойственно ненаучному познанию, базирующемуся на ситуативном, индивидуально конституированном способе получения и применения результатов.

Методология научного познания

Качество научного познания определяется рядом факторов: во-первых, подготовленностью субъекта познания - ученого, во-вторых, объектом познания, и, в-третьих, тем, как совершается процесс познания. Способы организации познавательной деятельности систематизированы в научной методологии - учении о логической организации, методах и средствах научной деятельности; системе определенных способов и приемов, применяемых в науке).

Перечислим специфические свойства науки, которые интересны с точки зрения научной методологии:

1. Наука универсальна: полученные знания истинны для всей Вселенной.
2. Наука фрагментарна: предмет ее изучения не бытие в целом, а различные фрагменты реальности или ее параметры, а сама наука подразделяется на отдельные научные дисциплины. Каждая научная дисциплина является определенной проекцией познания мира, она как прожектор, высвечивающий области, представляющие в данный момент интерес для ученых.
3. Наука общезначима: знания и язык науки однозначны и пригодны для всех людей, наука способствует объединению людей, живущих в самых разных уголках планеты.
4. Наука обезличена: ни индивидуальные особенности ученого, ни его национальность или место проживания никак не влияют на результаты научного познания.
5. Наука систематична: она имеет определенную структуру, а не является бессвязным набором отдельных частей.
6. Наука как творение человечества не может быть завершена: количество научного знания непрерывно растет, но оно конечно, а Вселенная бесконечна и, следовательно, возможное знание также бесконечно.
7. Наука преемственна: новые знания в своей эволюции определенным образом и по определенным правилам всегда соотносятся со старыми знаниями.
8. Наука самокритична: даже самые основополагающие результаты могут быть поставлены под сомнение и пересмотрены.
9. Наука достоверна: научные результаты и выводы проходят проверку по определенным, сформулированным в науке правилам.
10. Наука вне моральна: научные истины нейтральны в морально-этическом плане, а нравственные оценки могут относиться либо к деятельности по получению знания (этика ученого требует от него интеллектуальной честности и мужества в процессе поиска истины), либо к деятельности по его применению.
11. Наука рациональна: процесс получения знания представляет собой рациональные процедуры и основан на законах логики.
12. Наука чувственна: ее результаты могут быть подвергнуты эмпирической проверке с использованием чувственного субъективного восприятия.

Современная наука выявила в основаниях методологии социально-исторические, человеческие, личностные и культурные корни. Это привело к формированию новых познавательных установок, схем деятельности и интеграции их в повседневную научную деятельность. Сегодня это особенно важно, т.к. действия и поступки людей, их общение и мышление все в большей степени утрачивают черты стереотипности; растет роль оригинальных человеческих ориентиров при решении жизненных задач. Культура обновляется и стимулирует сдвиг научной методологии в сторону гуманитаризации способов и методов познания.

При оценке роли методов и способов познания недопустимо впадать в крайности:

• недооценивать методологические проблемы - «впадать в методологический негативизм»;
• преувеличивать значение методологии, считая ее более важной, чем предмет исследования, превращать метод в некую «универсальную отмычку» - «впадать в методологическую эйфорию».
В современной методологии существует многоуровневая концепция. Организационные приемы, методы и средства научного познания можно разделить на четыре уровня:
• философский, который определяет высший уровень абстрагирования в познании, и к которому относятся диалектические, материалистические, аналитические, интуитивные, феноменологические, герменевтические и др. методы познания; философские методы не поддаются формализации и математизации, они определяют общую стратегию исследования и прямо не определяют ни практические шаги, ни результат познания; ошибка на философском уровне может завести всю программу исследования в тупик;
• общенаучный, предполагающий использование общенаучных подходов, которые основываются на таких понятиях, как информация, модель, структура, функция, система, оптимальность, вероятностью т.п.; на общенаучном уровне происходит интеграция философского знания с частнонаучным;
• частнонаучный или дисциплинарный, который конкретизирует способы, исследовательские приемы и процедуры, применяемые в той или иной науке и соответствующие основным видам исследуемых, в этой науке отношений - преобразования, превращения, обмен энергией или информацией и т.д.;
• междисциплинарный, который предполагает использование совокупности интегративных способов исследования, например, при выполнении комплексных научных программ.

Методология - это сложная, динамичная, т.е. модифицируемая в зависимости от конкретных условий, целостная, субординированная система способов, приемов, сфер деятельности, направленности, эвристических возможностей и т.д. В то же время методология - лишь вспомогательный фактор творческой деятельности человека. Она включает в себя и силу, и гибкость ума ученого, глубину его воображения, развитость фантазии, интуицию и т.п.

Методология не может быть сведена к какому-то одному, даже «очень хорошему методу» и не является простой суммой отдельных научных методов. Все методы познания существуют как элементы единого процесса познания, в котором обеспечиваются специфические свойства науки, поэтому важным является обеспечение методологического плюрализма, гармоническое единство методов всех уровней.

Эмпирический уровень научного познания

Эмпирическое знание – первичное научное знание, которое получается при контакте с изучаемым объектом. Эмпирия (лат.) – опыт.

На негативном опыте (ошибках) учатся.

Эмпирическое знание – описательное.

Наука, 3 функции: описание, объяснение и предсказание.

Эмпирический уровень: объяснение отсутствует, но предсказывать можно (если видим, что медь расширяется при нагревании, то можно предсказать, что и другие металлы тоже).

Методы получения знания: эмпирическое исследование осуществляется при помощи наблюдения, эксперимента и измерения.

Наблюдение – присутствует не только при реальном контакте с объектом, но и в нашем воображении (знаковое наблюдение – чтение, математика).

Вначале наблюдение предшествуют познанию, мы формулируем проблему. Мы можем высказать гипотезу. Наблюдение в конце исследования носит проверочный характер нашей теории.

В структуру наблюдения включают: объект, наблюдатель, условия наблюдения, приборы (инструменты), базисные знания.

Научное наблюдение требует протоколирование всех явлений (чтобы учёного могли проверить).

Наблюдения: прямые (объект доступен) и косвенные (объект не доступен, доступны только его следы и т.п., которые он оставил).

Апробация (лат.) – одобрение (оно не от слова «проба»).

Измерение: прямое (измерение длины), косвенное (времени, температуры; температура – энергия движения молекул).

Измерение в науке проводится многократно. Так как все величины будут разные в измерении. Каждый конкретный результат – среднее значение (также считается погрешность).

Эксперимент – активное воздействие на объект. Задача: поиск (не знаем, что будет) или проверяем уже существующую гипотезу.

Эмпирическое знание имеет логическую форму понятия. Когда мы связываем два эмпирических понятия или явления, то получаем законом (чем больше объём, тем меньше давление и пр.).

Эмпирическое знание – первое и последнее научное знание (Конт, Мах, это мнение позитивистов). Теоретическое знание не содержит нового знания, по их мнению.

Но учёный не может быть эмпириком, так как использует язык (а язык абстрактен, он использует понятия, которые нельзя потрогать).

Факт – почти то же самое, что и теория (и то и другое – одно знание). Факт нуждается в интерпретации. Интерпретация факта вкладывает в него значение. У факта всегда много интерпретаций.

Структура факта: то, что мы переживаем (психологический компонент); то, что мы высказали (лингвистический компонент); само событие.

Факты, роль в науке: источник и проверка. Факты должны подтверждать знания. Пост позитивизм (Попер): факт не может подтверждать, но может опровергать теорию.

Локатор: любое научное знание – предположение (оно не может опровергаться и подтверждаться). Цель заменять старые предположения (догадки) новыми. А о том, что новые лучше старых мы «догадываемся».

Научные знания представляют собой сложную развивающуюся систему, в которой по мере эволюции возникают все новые уровни организации. Они оказывают обратное воздействие на ранее сложившиеся уровни знания и трансформируют их. В этом процессе постоянно возникают новые приемы и способы теоретического исследования, меняется стратегия научного поиска.

Существует два вида организации знания: эмпирический и теоретический. Соответственно можно выделить два типа познавательных процедур, порождающих эти знания.

Обращаясь к философскому аспекту этого вопроса необходимо отметить таких философов Нового Времени, как Ф.Бэкон, Т.Гоббс и Д.Локк. Фрэнсис Бэкон говорил, что путем, ведущим к знанию, является наблюдение, анализ, сравнение и эксперимент. Джон Локк полагал, что все наши знания мы черпаем из опыта и ощущений.

Различие эмпирического и теоретического уровней научного познания касается средств исследования, специфики методов и характера предмета исследования.

Рассмотрим средства эмпирического уровня научного познания. Эмпирическое исследование базируется на непосредственном практическом взаимодействии исследователя с изучаемым объектом. Оно предполагает осуществление наблюдений и экспериментальную деятельность. Поэтому средства эмпирического исследования необходимо включают в себя приборы, приборные установки и другие средства реального наблюдения и эксперимента.

В теоретическом же исследовании отсутствует непосредственное практическое взаимодействие с объектами. На этом уровне объект может изучаться только опосредованно, в мысленном эксперименте, но не в реальном.

Кроме средств, которые связаны с организацией экспериментов и наблюдений, в эмпирическом исследовании применяются и понятийные средства. Они функционируют как особый язык, который часто называют эмпирическим языком науки. Он имеет сложную организацию, в которой взаимодействуют собственно эмпирические термины и термины теоретического языка.

Смыслом эмпирических терминов являются особые абстракции, которые можно было бы назвать эмпирическими объектами. Их следует отличать от объектов реальности. Эмпирические объекты — это абстракции, выделяющие в действительности некоторый набор свойств и отношений вещей. Реальные объекты представлены в эмпирическом познании в образе идеальных объектов, обладающих жестко фиксированным и ограниченным набором признаков. Реальному же объекту присуще бесконечное число признаков.

Что же касается теоретического познания, то в нем применяются иные исследовательские средства. Здесь отсутствуют средства материального, практического взаимодействия с изучаемым объектом. Но и язык теоретического исследования отличается от языка эмпирических описаний. В качестве его основы выступают теоретические термины, смыслом которых являются теоретические идеальные объекты.

Особенности средств и методов двух уровней научного познания связаны со спецификой предмета эмпирического и теоретического исследования. На каждом из этих уровней исследователь может иметь дело с одной и той же объективной реальностью, но он изучает ее в разных предметных срезах, в разных аспектах, а поэтому ее видение, ее представление в знаниях будут даваться по-разному. Эмпирическое исследование в основе своей ориентировано на изучение явлений и зависимостей между ними. На этом уровне познания сущностные связи не выделяются еще в чистом виде, но они как бы высвечиваются в явлениях, проступают через их конкретную оболочку.

На уровне же теоретического познания происходит выделение сущностных связей в чистом виде. Сущность объекта представляет собой взаимодействие ряда законов, которым подчиняется данный объект. Задача теории как раз и заключается в том, чтобы, расчленив эту сложную сеть законов на компоненты, затем воссоздать шаг за шагом их взаимодействие и таким образом раскрыть сущность объекта.

Эмпирический и теоретический уровни различаются по методам исследования. С помощью эмпирических методов исследования осуществляется накопление, фиксация, обобщение и систематизация опытных данных, их статистическая и индуктивная обработка, в то время как, с помощью теоретических происходит формирование законов наук и теорий.

К эмпирическим методам исследования относят наблюдение, сравнение, измерение и эксперимент, к теоретическим – аналогию, идеализацию, формализацию и др.

Наблюдение - это целенаправленное систематическое восприятие объекта, доставляющее первичный материал для научного исследования. Целенаправленность - важнейшая характеристика наблюдения. Концентрируя внимание на объекте, наблюдатель опирается на имеющиеся у него некоторые знания о нем, без которых нельзя определить цель наблюдения. Наблюдение характеризуется также систематичностью, которая выражается в восприятии объекта многократно и в разных условиях, планомерностью, исключающий пробелы в наблюдении, и активностью наблюдателя, его способностью к отбору нужной информации, определяемой целью исследования.

Требования, предъявляемые к научным наблюдениям:

- четкая постановка цели наблюдения;
- выбор методики и разработка плана;
- системность;
- контроль за надежностью и корректностью результатов наблюдения;
- обработка, осмысление и истолкование полученного массива данных;
- Как метод научного познания наблюдение дает исходную информацию об объекте, необходимую для его дальнейшего исследования.

Важную роль в познании играют сравнение и измерение. Сравнение представляет собой метод сопоставления объектов с целью выявления сходства или различия между ними. Если объекты сравниваются с объектом, выступающим в качестве эталона, то такое сравнение называется измерением.

Наиболее сложным и эффективным методом эмпирического познания является эксперимент, опирающийся на другие эмпирические методы. Эксперимент - метод исследования объекта, при котором исследователь (экспериментатор) активно воздействует на объект, создает искусственные условия, необходимые для выявления определенных его свойств. Эксперимент предполагает применение определенных средств: приборов, инструментов, экспериментальных установок, характеризуется активным воздействием на объект, может быть повторен столько раз, сколько требуется для получения достоверных результатов.

Существуют два типа экспериментальных задач:

- исследовательский эксперимент, который связан с поиском неизвестных зависимостей между несколькими параметрами объекта;
- проверочный эксперимент, который применяется в случае, когда требуется подтвердить или опровергнуть те или иные следствия теории.

В эксперименте, как правило, используются приборы – искусственные или естественные материальные системы, принципы, работы которых нам хорошо известны. Т.е. в рамках нашего эксперимента уже фигурирует в материальной форме наше знание, некоторые теоретические представления. Без них невозможен эксперимент, по крайней мере, в рамках науки. Всякая попытка отделить эксперимент от теории знаний делает невозможным понимание его природы, познавания сущности.

Эксперименты и данные наблюдения.

Различие между данными наблюдения и эмпирическими фактами как особыми типами эмпирического знания было зафиксировано еще в позитивистской философии науки 30-х годов. В это время шла довольно напряженная дискуссия относительно того, что может служить эмпирическим базисом науки. Вначале предполагалось, что ими являются непосредственные результаты опыта - данные наблюдения. В языке науки они выражаются в форме особых высказываний - записей в протоколах наблюдения, так называемые протокольные предложения.

В протоколе наблюдения указывается, кто наблюдал, время наблюдения, описываются приборы, если они применялись в наблюдении.

Анализ смысла протокольных предложений показал, что они содержат не только информацию об изучаемых явлениях, но и, как правило, включают ошибки наблюдателя, наслоения внешних возмущающих воздействий, систематические и случайные ошибки приборов и т.п. Но тогда стало очевидным, что данные наблюдения, в силу того, что они отягощены субъективными наслоениями, не могут служить основанием для теоретических построений.

В ходе дискуссий было установлено, что такими знаниями выступают эмпирические факты. Именно они образуют эмпирический базис, на который опираются научные теории.

Уже сам характер фактофиксирующих высказываний подчеркивает их особый объективный статус, по сравнению с протокольными предложениями. Но тогда возникает новая проблема: как осуществляется переход от данных наблюдения к эмпирическим фактам и что гарантирует объективный статус научного факта?

Постановка этой проблемы была важным шагом на пути к выяснению структуры эмпирического познания. Эта проблема активно разрабатывалась в методологии науки XX столетия. В конкуренции различных подходов и концепций она выявила многие важные характеристики научной эмпирии, хотя и на сегодняшний день проблема далека от окончательного решения.

Важно сразу же уяснить, что научное наблюдение носит деятельностный характер, предполагая не просто пассивное созерцание изучаемых процессов, а их особую предварительную организацию, обеспечивающую контроль над их протеканием.

Деятельностная природа эмпирического исследования на уровне наблюдений наиболее отчетливо проявляется в ситуациях, когда наблюдение осуществляется в ходе реального эксперимента. По традиции эксперимент противопоставляется наблюдению вне эксперимента.

В заключение необходимо отметить, что эмпирическая зависимость является результатом индуктивного обобщения опыта и представляет собой вероятностно-истинное знание. Теоретический же закон — это всегда знание достоверное.

Итак, выделив эмпирическое и теоретическое познание как два особых типа исследовательской деятельности, можно сказать, что предмет их разный, т.е. теория и эмпирическое исследование имеют дело с разными срезами одной и той же действительности. Эмпирическое исследование изучает явления и их корреляции; в этих корреляциях, в отношениях между явлениями оно может уловить действие закона. Но в чистом виде он выявляется только в результате теоретического исследования.

Теоретический уровень научного познания

На теоретическом уровне познания тоже можно выделить (с определенной долей условности) два подуровня. Первый из них образует частные теоретические модели и законы, которые выступают в качестве теорий, относящихся к достаточно ограниченной области явлений. Второй - составляют развитые научные теории, включающие частные теоретические законы в качестве следствий, выводимых из фундаментальных законов теории.

На каждом уровне теоретические знания организуются вокруг особой конструкции - теоретической модели и формулируемого относительно нее теоретического закона. Рассмотрим вначале, как устроены теоретические модели.

В качестве их элементов выступают абстрактные объекты (теоретические конструкты), которые находятся в строго определенных связях и отношениях друг с другом. Теоретические законы непосредственно формулируются относительно абстрактных объектов теоретической модели.

Теоретические модели не являются чем-то внешним по отношению к теории. Они входят в ее состав. Их следует отличать от аналоговых моделей, которые служат средством построения теории, ее своеобразными строительными лесами, но целиком не включаются в созданную теорию.

Чтобы подчеркнуть особый статус теоретических моделей, относительно которых формулируются законы и которые обязательно входят в состав теории, назовем их теоретическими схемами. Они действительно являются схемами исследуемых в теории объектов и процессов, выражая их существенные связи.

Соответственно двум выделенным подуровням теоретического знания можно говорить о теоретических схемах в составе фундаментальной теории и в составе частных теорий.

В основании развитой теории можно выделить фундаментальную теоретическую схему, которая построена из небольшого набора базисных абстрактных объектов, конструктивно независимых друг от друга, и относительно которой формулируются фундаментальные теоретические законы.

Например, в ньютоновской механике ее основные законы формулируются относительно системы абстрактных объектов: "материальная точка", "сила", "инерциальная пространственно-временная система отсчета". Связи и отношения перечисленных объектов образуют теоретическую модель механического движения, изображающую механические процессы как перемещение материальной точки по континууму точек пространства инерциальной системы отсчета с течением времени и как изменение состояния движения материальной точки под действием силы.

Кроме фундаментальной теоретической схемы и фундаментальных законов в состав развитой теории входят частные теоретические схемы и законы. В механике это - теоретические схемы и законы колебания, вращения тел, соударения упругих тел, движение тела в поле центральных сил и т.п.

Когда эти частные теоретические схемы включены в состав теории, они подчинены фундаментальной, но по отношению друг к другу могут иметь независимый статус. Образующие их абстрактные объекты специфичны. Они могут быть сконструированы на основе абстрактных объектов фундаментальной теоретической схемы и выступать как их своеобразная модификация. Различию между фундаментальной и частными теоретическими схемами в составе развитой теории соответствует различие между ее фундаментальными законами и их следствиями.

Итак, строение развитой естественно-научной теории можно изобразить как сложную, иерархически организованную систему теоретических схем и законов, где теоретические схемы образуют своеобразный внутренний скелет теории.

Функционирование теорий предполагает их применение к объяснению и предсказанию опытных фактов. Чтобы применить к опыту фундаментальные законы развитой теории, из них нужно получить следствия, сопоставимые с результатами опыта. Вывод таких следствий характеризуется как развертывание теории.

Долгое время в логико-методологической литературе доминировало представление о теории как гипотетико-дедуктивной системе. Структура теории рассматривалась по аналогии со структурой формализованной математической теории и изображалась как иерархическая система высказываний, где из базисных утверждений верхних ярусов строго логически выводятся высказывания нижних ярусов вплоть до высказываний, непосредственно сравнимых с опытными фактами. Правда, затем эта версия была смягчена и несколько модифицирована, поскольку выяснилось, что в процессе вывода приходится уточнять некоторые положения теории, вводить в нее дополнительные допущения.

Иерархической структуре высказываний соответствует иерархия взаимосвязанных абстрактных объектов. Связи же этих объектов образуют теоретические схемы различного уровня. И тогда развертывание теории предстает не только как оперирование высказываниями, но и как мысленные эксперименты с абстрактными объектами теоретических схем.

В свете сказанного можно уточнить представление о теории как математическом аппарате и его интерпретации.

В развитых в теоретическом отношении дисциплинах, применяющих количественные методы исследования (таких, как физика), законы теории формулируются на языке математики. Признаки абстрактных объектов, образующих теоретическую модель, выражаются в форме физических величин, а отношения между этими признаками - в форме связей между величинами, входящими в уравнения. Применяемые в теории математические формализмы получают свою интерпретацию благодаря их связям с теоретическими моделями. Богатство связей и отношений, заложенное в теоретической модели, может быть выявлено посредством движения в математическом аппарате теории. Решая уравнения и анализируя полученные результаты, исследователь как бы развертывает содержание теоретической модели и таким способом получает все новые и новые знания об исследуемой реальности.

Аппарат нельзя понимать как формальное исчисление, развертывающееся только в соответствии с правилами математического оперирования. Лишь отдельные фрагменты этого аппарата строятся подобным способом. "Сцепление" же их осуществляется за счет обращения к теоретическим схемам, которые эксплицируются в форме особых модельных представлений, что позволяет, проводя мысленные эксперименты над абстрактными объектами таких схем, корректировать преобразования уравнений принятого формализма. Также следует уточнить само понятие интерпретации. Известно, что интерпретация уравнений обеспечивается их связью с теоретической моделью, в объектах которой выполняются уравнения, и связью уравнений с опытом. Последний аспект называется эмпирической интерпретацией.

Эмпирическая интерпретация достигается за счет особого отображения теоретических схем на объекты тех экспериментально-измерительных ситуаций, на объяснение которых претендует модель.

Процедуры отображения состоят в установлении связей между признаками абстрактных объектов и отношениями эмпирических объектов. Описанием этих процедур выступают правила соответствия. Они составляют содержание операциональных определений величин, фигурирующих в уравнениях теории.

Специфика сложных форм теоретического знания таких, как физическая теория, состоит в том, что операции построения частных теоретических схем на базе конструктов фундаментальной теоретической схемы не описываются в явном виде в постулатах и определениях теории. Эти операции демонстрируются на конкретных образцах, которые включаются в состав теории в качестве своего рода эталонных ситуаций, показывающих, как осуществляется вывод следствий из основных уравнений теории.

Неформальный характер всех этих процедур, необходимость каждый раз обращаться к исследуемому объекту и учитывать его особенности при конструировании частных теоретических схем превращают вывод каждого очередного следствия из основных уравнений теории в особую теоретическую задачу. Развертывание теории осуществляется в форме решения таких задач. Решение некоторых из них с самого начала предлагается в качестве образцов, в соответствии с которыми должны решаться остальные задачи.

Научное познание мира

Наука и научный, т.е. принадлежащий исключительно науке.

Наука, это комплекс человеческих действий, направленный на познание, приобретение нового практического опыта, на систематизацию и сохранение всего приобретенного. Все, что подпадает под данное определение, следует называть научным.

Согласно определению науки, приведенному выше, любое познание, любой акт приобретения нового практического опыта, любое действие, направленное на систематизацию и сохранение всего того, что познано и приобретено, следует считать наукой, т.е. научным.

Следовательно, наука есть в любом отдельном мировоззрении, в любой мировоззренческой системе. Следовательно, наука есть в религиях, в эзотерике, в материально-технической мировоззренческой системе.

Следовательно, любой человек не просто проживает свою жизнь, но он постоянно и ежедневно занимается наукой и научным познанием мира.

Данное определение явно не по душе сторонникам и носителям материально-технического мировоззрения, поскольку эти люди присвоили себе словесный символ наука, совершенно наглым образом утверждая, что только они наукой и занимаются, остальные, мол, просто прожигают бесцельно свои жизни.

Оставим сторонникам и носителям техно право научного познания мира, потому что они тоже, как и многие другие люди занимаются именно научным познанием мира.

Что такое познание?

Прежде чем дать определение словесному символу познание в свете научного познания мира, следует несколько слов сказать о главнейшем принципе познания.

Самым главным принципом познания является принцип последовательности, принцип нового познания на основе ранее познанного. Любое новое познание неизбежно и обязательно опирается на предыдущее, будь то индивидуальный или коллективный процесс познания.

Следующим принципом, который логично вытекает из предыдущего, является принцип круговой цикличности. Что это означает?

В процессе познания человек что-то сам себе объясняет. Эти объяснения он формулирует на основе ранее сформулированных объяснений, в результате образуются замкнутые цикличные объяснения, в которых вещь № 1 объясняется на основе вещи № 2, в свою очередь вещь № 2 объясняется на основе вещи № 1. Круг-цикл замыкается сам в себе.

Познание, это комплекс осмысленных и неосознаваемых процессов, в ходе которых в человеческой мыслительной системе формируется отображение всего того, с чем соприкасается человек. Процесс познания уникален тем, что у человека есть возможность познавать сам процесс познания, именно наличие этой способности отличает человека мыслящего от человека просто прямоходящего.

Далее нужно объяснить слово мир, т.е. мироздание, еще часто употребляют словесные символы: "окружающая реальность", "действительность", "объекты познания" и другие. В составном словесном символе "Научное познание мира", под словом мир подразумевается все то, с чем соприкасается человек, включая и себя самого тоже. Научное познание мира подразумевает и познание человеком себя самого, своей индивидуальности, своего Я.

Что такое Научное познание мира?

Исходя из вышесказанного следует сделать вывод, что словесный составной символ "Научное познание мира" является некорректным, бесполезным, предназначенным лишь для того, чтобы выделить из общечеловеческого процесса познания лишь одну его составляющую - познание, которое ведет к утверждению превосходства материально-технического мировоззрения (техно). Словосочетание "Научное познание мира" появилось в процессе ментально-духовных войн, которые постоянно ведутся людьми.

В данном случае носители материально-технической мировоззренческой системы сформировали вот такой составной словесный символ, чтобы убедить молодое подрастающее поколение людей в том, что только материально-техническое мировоззрение является носителем истин в последней инстанции.

Научное познание мира, это прием нейролингвистического программирования, с помощью которого молодым людям вдалбливается в сознание мысль, что только научное познание мира является правильным, а если познание мира не научное, то значит ложное. Обычная банальная тавтология, нацеленная на промывание мозгов подрастающим поколениям людей.

Любое познание является научным, любая наука есть ни что иное, как познание - носители материально-технического мировоззрения изобрели еще один велосипед по принципу "масло масленое".

На тему о научном познании мира (мироздания, реальности, действительности и т.п.) молодых людей принуждают писать рефераты, сочинения, научные работы, взрослые мужи пишут научные монографии и статьи, на разный манер обсасывая утверждение о том, что масло масленое.

Дорогой читатель, если у вас с логикой все нормально, то вы поймете, что познание и наука, это одно и тоже, любые различия связаны лишь с теми или иными приемами использования тех или иных словесных символов, но по факту глубинный смысл познания и науки совершенно ничем не различается.

Термин "научное познание мира", это полная совершенно бесспорная аналогия словосочетанию "масло масленое".

Принципы научного познания

Вот основные критерии, по которым легко опознать научные знания:

1) Любая научная гипотеза обязана иметь проверяемые следствия.

Из любой гипотезы можно вывести определённые проверяемые следствия, если это невозможно, то данная гипотеза просто-напросто не является научной. Известный пример, «Чайник Рассела»

Если я предположу, что между Землёй и Марсом вокруг Солнца по эллиптической орбите летает фарфоровый чайник, никто не сможет опровергнуть моё утверждение, особенно если я предусмотрительно добавлю, что чайник настолько мал, что не виден даже мощнейшими телескопами. Но если бы я затем сказал, что коль моё утверждение не может быть опровергнуто, то недопустимо человеческому разуму в нём сомневаться, мои слова следовало бы с полным на то основанием счесть бессмыслицей.

Вот почему нет науки о Боге, смерти, потустороннем мире, НЛО и т.д. Вот почему не может быть «научного креационизма», так как не существует такого опыта, который бы однозначно опровергал положение о сотворении мира. Парапсихология, астрология, биоэнергетика, эзотерика и что-либо в этом роде тоже не являются науками по тем-же причинам.

2) Принцип экономии мышления

Очевидно, что может существовать множество теорий, которые описывают один и тот же массив фактов, но в научном подходе в приоритете будет та из них, которая соответствует принципу экономии мышления и содержит минимум допущений. Хороший пример:

В доказательство приведу мой любимый пример, взятый из книги Повеля и Бержье «Утро магов». В начале XX веке несколькими людьми была придумана теория, согласно которой люди живут не на внешней поверхности шара, а на внутренней. Поверхность Земли – поверхность полости в бесконечной скале, в центре которой находится светящийся газовый шар – Солнце. Кое-где (особенно в нацистской Германии) эту теорию принимали вполне всерьез. Так вот, эта теория позволяла объяснить все известные на тот момент астрономические явления нисколько не менее полно, чем общепринятая. Например, смена дня и ночи объяснялось наличием рядом с Солнцем непрозрачного газового шара, который вращается относительно Солнца с определенной частотой, время от времени затеняя его. В знаменитом романе Стругацких «Обитаемый остров» описан мир, достигший индустриальной стадии, в котором люди именно такой теорией мироздания и пользуются – причем достаточно строгий анализ показывает, что это вполне правдоподобно. Теории Земли как шара и Земли как полости одинаково совместимы со всеми известными физическими фактами; не берусь проверять, верно ли это утверждение сейчас, но на момент середины XX века оно было верно, безусловно.

Так чем, собственно, модель Земли как шара лучше модели Земли как полости, и почему люди XX века не заменили первую на вторую? Дело в том, что в науке – в отличие от фантастики, философии и прочих областей знания – действует принцип экономии мышления. Если есть несколько моделей, одинаково совместимых с имеющимися фактами, то выбирать следует ту из них, которая требует как можно меньшего количества не вытекающих друг из друга дополнительных предположений. Модель полой Земли требует таких предположений очень много (наличие рядом с Солнцем непрозрачного тела, ход световых лучей не по прямой, а по искривленным траекториям, и т.д.), поэтому наука ее и не признает. Не потому, что она хуже соответствует фактам, чем традиционная модель, а потому, что она менее экономична.

То же самое можно сказать, например, про модель плоской Земли. Если какой-либо научный деятель, желая убедить людей в справедливости модели плоской Земли, напишет толстую книгу, в которой будет объяснять, что наблюдаемые астрономические факты можно проинтерпретировать в рамках этой модели, – он только зря потратит время. Проинтерпретировать-то при желании, конечно, можно. Вот писатели-фантасты подобными вещами регулярно занимаются.

Кстати, о плоской Земле. По сей день есть такое сообщество, которое верит в такую форму земного шара. У них есть стройная теория, которая объясняет все те факты, которые указывают на округлость Земли (даже все фотографии планеты признают подделкой и заговором), и, безусловно, опровергнуть их теорию невозможно. Такое положение дел является чем угодно, но только не наукой.

Очевидец может «обозвать» увиденную двигающуюся точку, на ночном небосводе летающей тарелкой с инопланетянами. И этого будет вполне достаточно, чтобы объяснить для себя это событие. Но из такой гипотезы вытекает огромное количество предположений (что есть разумная жизнь на других планетах, она умеет управлять летательными аппаратами, что светящаяся точка — это «огни на корабле пришельцев», которые проявляют к нам интерес и умеют скрываться от наших радаров и т.д.) Но если критически осмыслить событие, то очевидно, что все эти допущения лишние. И ответ гораздо проще.

Есть такое правило, известное в науке как «Бритва Оккама», которое гласит: «Самое простое объяснение, скорее всего и есть правильное. Не стоит множить сущности без видимой на то потребности.»

— Творец создал землю несколько тысяч лет назад.

— Но ведь существуют ископаемые, которым миллионы лет.

— А Творец создал землю сразу с ними!

— Если Земля такая молодая, то почему мы видим звезды? Ведь свет должен идти от них миллионы лет?

— Творец. Создал звезды одновременно со светом.

Вот почему «научный креационизм» — это просто игра слов.

3) Предсказание

Одно из основных научных положений гласит, что если известны начальные условия системы, то можно, используя законы природы, предсказать её конечное состояние. Это — философская доктрина, известная под названием детерминизм. И на нем строится наука.

Основная польза научных знаний — это как раз предсказание. Например, опираясь на законы Ньютона можно определить, где будет положение определенной планеты в любой момент времени в будущем.

Можно вычислить законы, по которым проявляет себя электрическая энергия, а можно назвать её «Божественной искрой». Но только в первом случае мы сможем использовать теорию для дальнейших предсказаний, во втором — нет.

Сумму всех приведенных признаком должно в себе содержать научное знание, иначе оно им просто не является.

Методы и формы научного познания

Научное познание – самый объективный способ открытия нового. В данной статье мы рассмотрим методы и формы научного познания, постараемся вникнуть в суть вопроса о том, как они различаются.

Существуют два уровня научного знания: эмпирический и теоретический. И в связи с этим выделяются следующие формы научного познания в философии: научный факт, проблема, гипотеза и теория. Уделим каждой из них немного внимания.

Научный факт – элементарная форма, которая может рассматриваться как научное знание, но об одном отдельно взятом явлении. Не все результаты исследований могут быть признаны как факты, если они не получены вследствие изучения их во взаимодействии с другими явлениями и не прошли специальной статистической обработки.

Проблема же существует в виде знания, в которой наряду с известным существует то, что необходимо познать. Она заключается в двух моментах: во-первых, проблему надо установить, а во-вторых, - решить. Искомое и известное в проблеме находятся в тесной взаимосвязи. Для того чтобы решить проблему нужно приложить не только физические и умственные, но и материальные усилия. Поэтому некоторые из проблем очень долго остаются непознанными.

Для решения проблемы выдвигается гипотеза, которая свидетельствует о знании ученого закономерностей, которые могут помочь ту или иную проблему. Гипотеза должна быть обоснованной, то есть соответствовать условиям проверяемости, совместимости с фактическим материалом, возможность сопоставления с другими исследуемыми объектами. Истинность гипотезы доказывается на практике. После того, как истинность гипотезы проверена, она приобретает форму теории, которая завершает ступени развития, которых достигли современные методы и формы научного познания.

И самой высшей формой научного знания является теория. Это модель научных знаний, дающих общее представление о закономерностях изучаемой сферы. Логические законы вытекают из теории и подчиняются ее основным положениям. Теория объясняет, систематизирует и предсказывает и определяет методологию научного познания, его целостность, обоснованность и достоверность.

Формы научного познания в философии определяют и основные методы научного познания. Научные знания складываются в результате наблюдений и экспериментов. Эксперимент как метод научного познания возник в XVII веке. До этого времени исследователи больше опирались на повседневную практику, здравый смысл и наблюдение. Условия для экспериментального научного познания сложились с развитием техники и появление новых механизмов в результате произошедшей в то время промышленной революции. Активность ученых в это время возрастает в связи с тем, что эксперимент позволил подвергать изучаемый объект специальным воздействиям, помещая его в изолированные условия.

Однако, рассматривая методы и формы научного познания, нельзя умалять и значение наблюдения. Именно оно открывает путь к проведению эксперимента. Вспомним хотя бы, как В.Гилбер, натирая шерстью янтарь обнаружил существования статического электричества. Это был один из самых простых экспериментов, связанных с внешним наблюдением. А позже датчанин Х.Эрстед провел самый настоящий эксперимент, используя уже гальванический прибор.

Современные методы и формы научного познания намного усложнились и находятся на грани технического чуда. Размеры экспериментальных оборудований огромны и массивны. Впечатляет и сумма, которая вкладывается в их создание. Поэтому ученые часто экономят средства, заменяя основные методы научного познания методом мысленного эксперимента и научного моделирования. Примером таких моделей служит идеальный газ, где предполагается отсутствие столкновения молекул. Широко применяется и математическое моделирование как аналог реальности.

Наука и научное познание

Существуют многообразные способы и формы чувственной, рассудочной и разумной познавательной деятельности человека. По природе своей чувственность, рассудок и разум содержат способность и возможность универсального (целостного), а одновременно и дифференцированного (раздельного) познания окружающего мира. Универсализм человеческого познания обусловлен общими целями освоения духовных и практических основ жизни человека: определением единого практического отношения человека к миру, необходимостью типизации различных форм практики, способностью человека формировать общую единую картину мира, отражающую системность бытия. Дифференцированность познания имеет свои основания: необходимость изучения отдельных объектов бытия, их признаков и элементов содержания, многообразие практической жизни людей и проявлений их духовности.

В современном обществе сложились две основные формы познавательной деятельности: повседневно-практическое и научное познание. Повседневно-практическое познание сопровождает всю нашу жизнь, оно бывает чувственным, абстрактным, эмпирическим, теоретическим, интуитивным и т.п. Научное познание более систематизировано, осуществляется по особой методологии и методике, с использованием соответствующих методов и форм, закрепляется в понятиях и теориях.

Наука и научное познание представляют собой специфическую сферу деятельности человека, где целью и результатом является система объективных и достоверных знаний об окружающем мире и путях его практического освоения, о самом человеке. Наука - это особое явление и институт общества. Наука предназначена для добывания аргументированных теоретических знаний и разработки технологий, их внедрения в практику. Она является особой формой интеллектуального труда, системой деятельности по производству достоверного (точного) знания. Общим объектом науки выступает система "человек - мир". В этом объекте частные науки выделяют и исследуют отдельные стороны и элементы бытия: космос, общество, человек, история и т.д. Предметом каждой науки являются те наиболее важные и существенные стороны объекта познания, его признаки и свойства, которые интересуют данную науку, а знания, о которых необходимы обществу и человеку.

Научное познание имеет своеобразную природу и признаки.

1. Наука нацелена на получение объективного (достоверного) знания об объекте и предмете познания. Она стремится не допускать привнесения в знание субъективных моментов от познающего субъекта. Для науки окружающий мир представляет реальность беспристрастного исследования.
2. Научное познание является абстрактно-аналитическим и конструктивно-синтетическим. С помощью анализа изучаемый объект мысленно расчленяется на отдельные составляющие (стороны, свойства, функции и т.д.). Благодаря же синтезу из знаний об отдельных сторонах объекта складывается его целостный и объемный образ. Таким путем формируется конкретное и развернутое теоретическое знание об объекте.
3. Научному познанию присущ также системный характер. Чувственно-наглядные образы подвергаются рациональной обработке (осмыслению), возникает систематизированное и концептуальное знание об объекте и его существенных свойствах. В ходе дальнейшего познания складываются такие сложные системы знания, как научная теория, научная картина мира.
4. Для науки характерно применение своих методов исследования. Они представляют собой правила и приемы, принципы и процедуры, которыми владеет и пользуется субъект познания.
5. Научное познание - это деятельность особого рода, требующая от исследователя соответствующих качеств и навыков. Ею занимаются специальные группы людей - ученые, научные коллективы и сообщества. Наука представляет собой, как это очевидно, специализированный вид общественной деятельности, который осуществляется индивидами, а реализуется, в конечном счете, всегда коллективно, совместными усилиями многих исследователей.
6. Научное познание нацелено на изучение не только того, что было в прошлом и есть в настоящем, но и того, что будет или может быть в будущем. Всякая серьезная наука всегда есть и футурология ("взгляд в будущее"), которая предвещает грядущие события и процессы, что особенно важно для общественной жизни.

Процесс научного познания

Любая познавательная деятельность осуществляется при помощи определенных приемов, отобранных либо интуитивно, либо в соответствии со сложившимися традициями. В науке такие приемы получили названия «методы». Понятие «метод» (происходит от греч. - способ, путь) - это способ теоретического и практического освоения действительности. Методы, используемые в научно-познавательном процессе, получили название «научные методы познания».

Научные методы познания взаимосвязаны. На основе одних методов появляются другие, которые, в свою очередь, являются основанием для построения новых методов и т.д. Один и тот же метод может включать в себя определенный набор других методов. Таким образом, можно отметить, что совокупность методов, используемых в том или ином познавательном процессе, представляет собой «разряженную матрешку», в оборках платья которой может скрываться еще один, и еще один метод, и еще. В связи с этим в научном познании принято использовать методы комплексно. Правильный выбор методов познания и умение их использования делают исследовательский процесс более результативным и плодотворным.

Классифицировать методы можно по различным основаниям. К наиболее традиционным и чаще всего встречающимся в учебной литературе можно отнести следующие классификации: по широте и уровню применения, по сфере применения, а также по «механизму» получения знаний. Итак, рассмотрим данные классификации. Классификация первая: с точки зрения широты применения принято выделять общенаучные, частнонаучные и специальные методы исследования.

Общенаучные методы исследования имеют наиболее широкое распространение, являются достаточно доступными и используются одновременно в различных (если не сказать - во всех) науках. Представление об общенаучных методах исследования дает формальная логика - наука о построении научного знания, основателем которой являлся древнегреческий ученый Аристотель. К общенаучным методам исследования могут быть отнесены: анализ, синтез, сравнение, аналогия и др.

Частнонаучные методы исследования характерны для определенной, конкретной науки и, как правило, их использование носит ограниченный характер. К частнонаучным методам могут быть отнесены: методы математического анализа, статистического анализа, социологических исследований и т.п. Эти методы, однако, часто заимствуются другими науками и используются междисциплинарное. Так, математические методы в экономике имеют широкое распространение, особенно в микроанализе экономических проблем. Экономическая статистика является базой для изучения экономических явлений. А для изучения макроэкономических явлений, например, безработицы часто используют социологические опросы. По мере развития любой науки в ней все большую и большую роль начинает приобретать междисциплинарный подход.

Специальные методы разрабатываются и применяются для отдельных исследований или групп исследований, фактически без повторения в дальнейшем. Эти методы чаще всего применяются в эмпирических, прикладных работах.

Классификация вторая: с точки зрения сферы применения можно выделить эмпирические (лат. эмпирио - опыт) и теоретические методы исследования. Эмпирические методы служат для воздействия на действительность в целях ее освоения. К ним могут быть отнесены такие методы, как наблюдение, сравнение, измерение, эксперимент и др. Эмпирические методы исследования опираются на чувственное восприятие действительности. Теоретические методы служат для выдвижения, изучения и тестирования теоретических конструктов. К теоретическим методам исследования относятся: обобщение, идеализация, формализация и др. В основе теоретических методов исследования лежит рациональное, т.е. разумное (основанное только на мыслительных процессах) освоение действительности.

Однако деление методов на эмпирические и теоретические является несколько условным. С большей точностью можно было бы говорить о «преимущественно» теоретических и о «преимущественно» эмпирических методах исследования. Так, моделирование может предполагать создание образа объекта как в логически-формальных схемах разума, так и в экспериментальных условиях. В то же время научный эксперимент обычно начинается с формулирования гипотезы. Такие методы, как абстрагирование, анализ и синтез, индукцию и дедукцию, можно также отнести к условно - теоретическим. Некоторые исследователи называют их смешанными.

Третья классификация: с точки зрения «механизма» получения информации методы научного познания могут быть поделены на эвристические (греч. эврика - находка) и алгоритмические. Под эвристическими методами подразумевают те, которые позволяют получить знание с определенным допуском вероятности истинности, в основном в процессе «интуитивного прозрения». Такие методы составляют, видимо, большинство, и для получения более точного результата должны применяться вместе с другими методами. К ним могут быть отнесены: индукция, аналогия, статистические методы и др. Алгоритмические методы позволяют получить более точное знание, сформированное в результате выполнения определенного устоявшегося и отработанного алгоритма. К ним могут быть отнесены методы: анализа, сравнения, измерения и др.

Каждый метод имеет определенные инструменты познания, т.е. средства, используемые для осуществления поставленной цели исследования. На выбор инструментов исследования могут повлиять: степень развитости научного знания, доступность инструмента, особенности изучаемого объекта, период изучения, особенности обработки информации, внешние условия. Конкретизация метода исследования ведет к конкретизации инструмента. Если график, рассматриваемый как инструмент анализа, может использоваться как в статистическом, так и в макро- и микроэкономическом анализе, то, например, график кривой Лоренца - только в макроэкономике при анализе неравенства в распределении доходов населения, а график кривой безразличия (линия равной полезности) - в микроэкономике в разделе «теория потребительского поведения».

Так же как и методы, инструменты находятся в постоянном развитии и совершенствовании. Причем развитие инструментов исследования идет, видимо, по пути их унификации. Так, кривая Лоренца или коэффициент Джинни (инструмент измерения неравенства доходов населения) могут использоваться и при оценке конвергенции между странами, и при оценке степени концентрации рынка и т.п., а кривая безразличия - в теории производства (линия равного выпуска).

Одновременно с методами в познавательном процессе используются методика и методология. Являясь однокоренными, эти понятия («методика» и «методология»), однако, создают некую полярность.

Под понятием «методика» принято подразумевать совокупность и последовательность методов и приемов, выработанных эмпирическим путем и используемых для достижения поставленной цели исследования. Иными словами, методика выступает в роли практики применения и использования научных методов. Выбор методики зависит от предпочтений исследователя, технических возможностей и часто носит индивидуальный характер. С развитием науки и техники некоторые методы устаревают и появляются новые, более прогрессивные. Происходит смена методик.

Понятие «методология науки» более широкое и емкое, оно включает в себя не только методы и способы исследования, взятые из более общих теорий, их последовательность, но и принципы и формы познания. Иными словами, методология является теорией методов и методик. Выбор методологии исследования включает в себя ряд обязательных этапов: постановка и выбор цели исследования, определение принципов исследования, разработку методики исследования, в том числе выбор методов, способов и инструментов исследования, решения вопроса о способах проверки результатов исследования. Каждая научная, в том числе и экономическая, школа (течение) разрабатывали свою методологию исследования, тогда как методика исследования, используемая в различных школах (течениях), может иметь достаточно схожие черты.

Так, марксизм изучал экономическую систему с точки зрения классового подхода, историческая (институциональная) школа - с точки зрения исторического развития (исторического развития институтов), неоклассическая школа - с точки зрения маржинального анализа и т.п., но и те, и другие, и третьи применяли методики, например, достижения оптимального результата.

Методология, методики, методы и инструменты исследования являются важнейшими элементами познавательного процесса. Познавательный процесс условно можно поделить на несколько стадий.

Первую стадию процесса мы назовем «от практики к конкретному знанию». Она подразумевает переход от чувственного восприятия действительности и формирования представлений о ней к выработке суждений и умозаключений. Методы, используемые на данной стадии исследования, достаточно понятны и просты. Они включают в себя: наблюдение, сравнение, которое, в свою очередь, может осуществляться при помощи таких методов, как измерение и аналогия, а также обобщение, создающее основу для классификации явления.

Рассмотрим более подробно методы, применяемые на первой стадии исследования. Наблюдение - именно с него, как правило, начинается научное исследование.

Наблюдение используется для получения и накопления первичной эмпирической информации относительно изучаемого объекта, а также для проверки и обоснования истинности выдвигаемых гипотез. Наблюдение как общенаучный метод исследования представляет собой направленное и планомерное, систематическое отслеживание наиболее значимых фактов, явлений, процессов, их регистрацию, описание, систематизацию, выявление особенностей и закономерностей. Отличительной чертой научного наблюдения является изначальный выбор цели исследования, задач, процедуры осуществления, а также его регулярность. Наблюдение относится к эмпирическим методам исследования и чаще всего осуществляется в полевых (естественных) условиях, реже - в лабораторных. Оно содержит следующие обязательные элементы: объект, субъект, средства, условия, цель, исходя из которых формулируют задачи наблюдения и интерпретируют его результаты. Важным является «отстранение» наблюдателя, его «не влияние» на результаты исследования. Дополнительно наблюдение может включать в себя измерение и эксперимент.

Наблюдение (восприятие, представление)

Хотя существует разнообразие способов проведения, наблюдения, его принято относить к наиболее элементарным методам исследования. К достоинствам данного метода исследования можно отнести возможность отслеживания фактов, явлений, процессов во времени, изучения их развития и динамики. Результаты наблюдения интерпретируют с помощью качественных, сравнительных и количественных показателей. Путем наблюдения были открыты многие экономические закономерности и законы. В экономике труда, например, наблюдение используется как специальный метод исследования (метод хронометража рабочего времени) для обоснования норм выработки работника. Наблюдение играет важную роль при изучении динамики и развития экономических явлений. На основе наблюдений строятся «паутинообразные» модели динамики спроса в микроэкономике, динамические модели экономического роста в макроэкономике, изучаются новые экономические явления.

Несмотря на то, что описание неразрывно связано с научным наблюдением, его можно рассматривать как отдельный метод исследования. Описание - это общенаучный эмпирический метод исследования, основанный на наблюдении и представляющий собой языковую (знаковую) фиксацию эмпирических данных об объекте исследования, т.е. его языковую модель. С помощью описания систематизируются данные об объекте исследования, его специфика и поведение «переводятся» в определенную языковую конструкцию, интерпретируются в определенной теоретической системе, что зачастую приводит к достаточно серьезным искажениям полученной в результате наблюдения информации и научным дискуссиям. Тщательность и регулярность описания характеристик объекта позволяют собрать более достоверную информацию и получить более точное представление, а значит, суждение о действительности. На основе описания строится, например, так называемая позитивная экономика.

Еще один широко распространенный метод исследования - сравнение. Недаром говорится, что "все познается в сравнении". Сравнение - это общенаучный метод исследования, основанный на сопоставлении эмпирических фактов в целях выявления общих и отличительных черт явлений (процессов). При этом в единую группу выделяют факты, имеющие общие сущностные характеристики. Выявление общего, повторяющегося в явлениях, служит ступенью на пути к познанию законов и закономерностей. При этом представление об объекте сравнивают с прошлыми знаниями и представлениями о нем, с его прошлым и с другими, как правило, аналогичными, объектами. Для того чтобы сравнение было эффективным, оно должно удовлетворять двум основным требованиям. Во-первых, сравниваться должны лишь такие явления, между которыми может существовать определенная объективная и существенная общность характеристик. Во- вторых, для познания объектов их сравнение должно осуществляться по наиболее важным, существенным (с точки зрения поставленной задачи исследования) признакам. Кроме того, сравнение может включать в себя еще и такие методы научного познания, как аналогия и измерение.

Аналогия выступает более конкретным методом исследования. Можно отметить, что аналогия - это общенаучный эмпирический метод исследования, основанный на приписывании каких то характеристик объекту на основе того, что у него есть общие с уже изученным другим объектом характеристики. Так как не все явления поддаются наблюдению, то можно сделать некоторые предположения по поводу аналогичных явлений и тем самым расширить сферу исследования.

Факт широкого применения аналогии в экономике подтверждают понятия, заимствованные из других наук («благо» - из теологии, «ликвидность» - из физики, «инфляция» - из медицины и т.п.). Многие открытия в экономической теории были сделаны благодаря аналогии. Так, Ф. Кэне предложил аналогию между кровообращением в человеческом организме и движением товарных и денежных потоков в национальной экономике. Изучение механического равновесия позволило французскому экономисту О. Курно выдвинуть идею об экономическом равновесии. Аналогия, таким образом, играет важную роль в рождении новых идей и формулировке новых гипотез.

Измерение относится к общенаучным эмпирическим методам исследования и представляет собой процедуру определения численного значения некоторой величины объекта посредством ее сопоставления с единицей измерения. Ценность этой процедуры в том, что она дает точные, количественно определенные сведения об окружающей действительности. Важнейшим показателем качества измерения, его научной ценности является точность, которая зависит от знаний и умений исследователей, выбранной методологии и методов исследования, а также от имеющихся возможностей и измерительных приборов.

Сравнение, поиск аналогий и измерение делают суждения о собранных фактах более адресными и достоверными. На этом этапе эмпирические методы исследования уступают дорогу теоретическим методам.

Итак, собранные на эмпирическом этапе исследования факты нуждаются, прежде всего, в обобщении. Обобщение - общенаучный теоретический метод исследования, основанный на выделении и объединении явлений или процессов, имеющих сходные характеристики. Важную роль в выделении общего среди наблюдаемых явлений играет интуиция. Она позволяет на основе выявления особенностей и закономерностей происходящих процессов выдвинуть новую гипотезу, сформулировать новое суждение и т.п. Обобщение находит широкое применение в экономической теории при изучении экономических явлений и процессов. Практически все гипотезы экономической теории выстроены на основе обобщения имеющихся эмпирических фактов.

На основе обобщения проводится классификация явлений и осуществление их группировок (ранжирование). Классификация - это общенаучный теоретический метод исследования, подразумевающий разделение всех изучаемых предметов на отдельные группы в соответствии с каким-либо важным для исследователя признаком. Классификация особенно часто используется в описательных науках. Группировка и ранжирование требуют выявления критериев (оснований для классификаций и ранжирования). Наличие разносторонних критериев делает исследовательский процесс комплексным и достоверным. Разнесение на группировки и ранжирование факторов позволяет провести более эффективный факто логический анализ.

Разработка понятий, их классификация, создание гипотетических умозаключений также могут рассматриваться как результат данной стадии исследования. Ее результативность зависит в первую очередь от эффективности методик использования методов познания, опыта и инструментов, необходимых для проведения наблюдения, сравнения и измерения. Обобщение и классификация явлений приводят исследователя к следующей стадии изучения, которую мы назовем «от конкретного к абстрактному». На данной стадии проделывается очень большая работа по «формализации» фактологического материала, в результате которой из эмпирических представлений, знаний об объекте складывается целая теория или даже концепция.

Данная стадия исследования начинается с индукции. Индукция - это общенаучный теоретический метод исследования, базирующийся на умозаключениях от частного к общему. Иногда данный метод отождествляют с методом восхождения от простого к сложному. Индукция (или «наведение» на мысль) бывает полная и частичная. Полная индукция состоит в исследовании каждого случая, входящего в класс явлений, по поводу которого делаются выводы. Подобная возможность представляется редко, поскольку отдельных случаев множество. В связи с этим, индукция обычно применяется на основе изучения типичных случаев, что позволяет экономить средства и время. Но индукция на основе ограниченного объема данных не приводит к универсальным, или широко применимым, принципиальным заключениям.

Метод индукции активно используется и в экономической теории. Например, известно, что полезность блага для конкретного потребителя снижается с потреблением каждой дополнительной его единицы (закон снижающейся предельной полезности), значит, можно сделать вывод, что все потребители данного товара будут продолжать совершать покупки товара при условии снижения его цены. Естественно, в данном случае мы имеем дело с частичной индукцией, поэтому понятие «все» для нас будет сопрягаться с понятиями «теоретически», «вероятно», «скорее всего», т.е. «все» в рамках действия определенных принципов экономической теории и с известной долей условности. На практике же может встретиться «нерациональный» потребитель, который своим поведением опровергнет действие данного закона в реальной жизни, но общая тенденция, тем не менее, сохранится.

Индукция также предполагает экстраполяцию знаний. Экстраполяция - это общенаучный теоретический метод исследования, основанный на распространении выводов, полученных из наблюдений над одной частью явления в прошлом на другую его часть в будущем. Экстраполяция позволяет расширить знания, обогатив их прошлым опытом. При изучении социально-экономических явлений часто используется пространственная экстраполяция в виде переноса информации с частично обследованного населения на все в совокупности, не подвергнутого наблюдению. Примером такой экстраполяции могут служить обследования населения на предмет занятости, проводимые по методике МОТ. Использование индукции и экстраполяции ведет к систематизации научного знания. Под понятием систематизация принято подразумевать общенаучный теоретический метод исследования, позволяющий определить отношения между различными группами факторов и объединить их на основе этого в единое целое - теорию.

Естественно, истинность данной теории зависит от многих обстоятельств: выбора объекта наблюдения, периода времени, методик, инструментов и т.п., в связи, с чем результатом данного процесса первоначально выступает «предполагаемая теория», т.е. гипотетическая теоретическая конструкция, на основе которой формулируется дальнейшее направление изучения либо подтверждается прежнее, если оно было ранее сформулировано.

Сравнение «предполагаемой теории» и теории с фактами может обнаружить некоторые противоречия, для снятия которых требуется анализ теории. Анализ - это общенаучный теоретический метод исследования, который предполагает мысленное или фактическое разделение целого на части в целях изучения каждой из этих частей отдельно (последовательно).

В экономической теории такой прием встречается довольно часто. Так, при изучении рыночного равновесия вначале отдельно рассматривают спрос и его факторы, без учета количества произведенной продукции, затем отдельно - предложение и его факторы, без учета потребностей в производстве данного товара, затем отдельно механизмы ценообразования и т.д.

Для изучения каждой части в отдельности требуется абстракция. Абстрагирование носит в умственной деятельности универсальный характер, ибо каждый шаг мысли связан с этим процессом или с использованием его результата. Абстракция - это общенаучный теоретический метод исследования, основанный на отвлечении в процессе познания от «внешних» явлений, являющихся несущественными, случайными, нетипичными, второстепенными, на их игнорировании и акцентанции внимания только на существенные характеристики. Именно абстрагирование позволяет сосредоточиться на наиболее важных чертах явления, понять его глубокое содержимое, выявить его суть. На основе абстрагирования строится категориальный аппарат науки. Значение абстрагирования возрастает в тех сферах знаний, где исключается возможность экспериментального подтверждения результатов исследования либо данный процесс является слишком сложным и затратным.

В экономической теории метод абстракции используется при построении экономических моделей, анализа конкурентных рыночных структур, автаркий, микроэкономических теорий международной торговли и т.д. Так, построение общественной кривой безразличия основывается на двух очень важных, но весьма абстрактных предположениях: предпочтения потребителей идентичны (у всего населения страны!) и однородны (т.е. не меняются с ростом дохода). Несмотря на большую сомнительность данных предположений, дальнейшее построение микроэкономической теории международной торговли позволяет делать весьма важные выводы, касающиеся функционирования «открытых» национальных экономик.

Для того чтобы изучить суть явления, нужно рассмотреть его в «экстремальной ситуации». Для этого используется идеализация. Идеализация - это общенаучный теоретический метод исследования, представляющий собой мысленное конструирование эталонных условий, т.е. ограниченных от случайных, нетипичных, второстепенных явлений, которое становится предпосылкой проявления наиболее существенных свойств изучаемого объекта. Идеализация широко распространена в теоретических науках. В экономической теории идеализация необходима для построения экономических моделей на основе закономерностей. Например, модели «совершенной конкуренции» или «чистой монополии» являются идеальными образами, не претендующими на многообразие действительности.

Абстрагирование и идеализация являются основой для метода формализации. Формализация - это общенаучный теоретический метод исследования, основанный на представлении какого-либо процесса или явления в виде формальной, знаковой системы или числового исчисления (в виде формул). Формализация выступает некой вершиной теоретического исследования, когда упорядоченное множество фактов приобретает форму закона, закономерности, правила, а изученная закономерность, в свою очередь, - форму уравнения, выражения, равенства и т.п. На основе формализации в экономической теории строятся экономические модели, выводятся функциональные зависимости, делаются расчеты. Формализация лежит в основе применения экономико-математических методов исследования.

Параллельно с формализацией завершением процесса восхождения от конкретного к абстрактному может выступить еще один метод научного исследования - аксиоматизация. Аксиоматизация - это общенаучный теоретический метод исследования, основанный на выдвижении гипотез, т.е. положений, не требующих доказательств. Так, аксиоматизация используется для формирования изначальных предпосылок теорий, создания основных теоретических принципов. Результативность данной стадии исследования проявляется в выдвижении теорий и концепций и зависит в первую очередь от знаний и интуиции исследователя. Эта стадия исследования имеет значение для формирования теоретических наук, служащих инструментарием для практических действий.

Третья стадия исследования - «от абстрактного к конкретному» - начинается с синтеза абстракций и идеализированных представлений. Синтез - это общенаучный теоретический метод исследования, представляющий собой объединение частей в единое целое. Таким образом, синтез может быть рассмотрен как парный метод анализу. Благодаря синтезу происходит выявление новых существенных характеристик, нового качества знания, складывается комплексное представление об объекте.

Так, в экономической теории на основе полученных представлений о спросе и предложении выводят понятие «рыночное равновесие». Такой подход позволяет провести поэтапное, логически выстроенное исследование и понять сущность явления. Для того чтобы теория нашла практическое применение необходимо провести конкретизацию. Конкретизация - это общенаучный теоретический метод исследования, основанный на выделении из общего теоретического знания об объекте группы проблем, требующих практического решения. В дальнейшем выдвигается новая гипотеза, представляющая собой предпосылку решения конкретной проблемы.

Гипотеза также может быть рассмотрена и как предполагаемая теория (как нами было замечено ранее), и как определенный общенаучный метод исследования, основанный на выдвижении принципиально нового, еще не апробированного знания. Выдвинутую гипотезу проверяют на фактах методом дедукции. Дедукция - это общенаучный теоретический метод исследования, базирующийся на умозаключениях от общего к частному и представляет собой логически строгое выведение следствий из общих положений (гипотез) в целях решения конкретной проблемы. Иногда данный метод отождествляют с методом восхождения от сложного к простому.

В экономической теории, как и в голове знаменитого детектива Шерлока Холмса, многие конкретные задачи решаются на основе данного метода. Так, исходя из маржинального правила максимизации прибыли, находят параметры равновесия конкретной фирмы, при которых ее предельный доход будет равняться ее предельным издержкам.

Результативность данной стадии исследования определяется зрелостью выдвигаемых теорий и стабильностью условий, в которых происходит изучение исследуемого объекта. Слабо апробированные на практике теории могут привести к появлению неких парадоксов, а кардинальное изменение условий может привести к получению принципиально нового, отличного от предполагаемого, результата. В экономической теории примерами таких парадоксов могут служить «парадокс Гиффена» и «парадокс Леонтьева».

Четвертая стадия исследования - «от конкретного к практике» - необходима для проверки предлагаемого решения проблемы путем рассмотрения его в реальных условиях либо условиях, приближенных к реальным. В случае, когда экспериментирование невозможно либо является слишком дорогим или продолжительным, обращаются к моделированию. Моделирование - общенаучный метод исследования, представляющий формальное описание процессов или явлений, форма и структура которых определяется как объективными свойствами, так и субъективными задачами исследования. Данный метод исследования может быть отнесен как к теоретическим, так и, при определенных обстоятельствах, к эмпирическим.

Модель представляет собой искусственное воспроизведение интересующего объекта в специально созданных условиях. При этом может быть воспроизведен механизм рассматриваемого явления, выведена функциональная зависимость либо причинно-следственные связи, а сама модель представлена в виде схемы. Естественно, что создание модели сопряжено с частичной потерей информации, являющейся с точки зрения исследователя несущественной и затрудняющей выделение основной, глубинной сущности изучаемого объекта. Моделирование широко распространено в теоретических науках, имеющих дело со сложными, многофакторными явлениями и процессами. Моделирование имеет широкое распространение и в экономической теории. В микроэкономике рассматриваются модели потребительского поведения, производства, рынков совершенной и несовершенной конкуренции и т.п.

В макроэкономике - модель совокупного спроса и совокупного предложения (ЛО-ЛБ), модель равновесия на рынках благ и денег (1Б-ЬМ), модели экономического роста и т.п. Простейшим видом математического моделирования является моделирование в двухмерном пространстве - при помощи графиков, более сложным - компьютерное моделирование.

Другим методом исследования, используемым для проверки предлагаемого решения проблемы, является эксперимент. Эксперимент - метод научного познания, представляющий собой непосредственное воздействие на реальный объект или окружающие его условия, производимое в целях его познания и относящееся к общенаучным эмпирическим методам. Он относится к наиболее распространенным научным методам, служащим для определения истинности полученного знания. Эксперимент обычно включает в себя наблюдение и измерение, а также непосредственное физическое воздействие на изучаемые объекты. В эксперименте можно выделить следующие обязательные элементы: цель эксперимента; объект экспериментирования; условия, в которых находится или помещается объект; средства эксперимента; материальное воздействие на объект.

При проведении эксперимента могут преследоваться две цели: установление каких-либо закономерностей или обнаружение фактов либо проверка некоторой гипотезы или теории. Первый вариант экспериментов называют «поисковыми». Результатом поискового эксперимента является новая информация об изучаемой области. Однако чаще всего имеет место второй вариант эксперимента. Такой эксперимент называется «проверочным».

Экспериментальное изучение объектов по сравнению с наблюдением имеет ряд преимуществ: в процессе эксперимента становится возможным изучение того или иного явления в "чистом виде", т.е. без влияния второстепенных факторов; при необходимости можно повторить эксперимент. По мысли Ф. Бэкона, природа вещей лучше обнаруживает себя в состоянии искусственной стесненности, чем в естественной свободе. Примером эксперимента в экономике является знаменитый «Хартонский экспермент» по повышению производительности труда на предприятии одной из английских компаний, длившийся 13 лет, однако имеющий весьма важное значение для развития современного менеджмента. В результате данного эксперимента профессором кембриджского университета Э. Мейо был сделан вывод о возможности влияния на производительность труда через создание благоприятного микроклимата в малом производственном коллективе.

К сожалению, в экономике экспериментирование является весьма сложным и затратным занятием, порой требующим длительного периода времени наблюдения. К тому же на результат эксперимента может повлиять социальный и психологический факторы, так как в подобных экспериментах обычно объектами исследования выступают люди. Процесс научного познания носит перманентный (непрерывный и обязательный) характер. Наука не имеет границ. Эксперимент должен проходить под наблюдением, его результаты нуждаются в описании, сравнении и обобщении и т.д. А старая гипотеза является основой для появления новой, требующей нового доказательства, новых сил и смелых идей.

Объект научного познания

ОБЪЕКТ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ (от лат. – бросаю вперёд, противопоставляю; позднелатинское – предмет) фрагмент бытия, оказавшийся включенным в научное исследование, то, что противостоит субъекту. Объект познания надо рассматривать, с одной стороны, как «чистую» реальность, но, с другой стороны,– реальность, включенную в отношение с субъектом. С точки зрения гносеологии в познавательной деятельности субъект не существует без объекта. В онтологическом плане они существуют независимо друг от друга.

Нет единого определения понятиям объекта и предмета исследования.

Приведем некоторые варианты определений этих понятий.

Различение объекта и предмета – это чисто гносеологическая проблема. Возникает она всегда там, где по каким-то причинам перестает работать методологическое требование об использовании строго определенных понятий, и всегда там, где предмет науки, к которой относится данная деятельность, еще не выделен и не обоснован.

Различие между объектом и предметом возникло в связи с исследованиями в области гносеологии. Изучая объективный мир, те или иные стороны его, человек вырабатывает объективные знания об окружающей реальности. Каждый последующий исследователь прежде, чем приступить к изучению некоторого реального объекта, обязан изучать имеющуюся в обществе совокупность знаний, представляющих этот объект. В этом случае совокупность знаний становится предметом изучения.

Таким образом, объект исследования – это та часть объективной реальности, которую исследует ученый, а совокупность знаний об этом объекте и сам объект в процессе исследования – это предмет изучения (исследования).

Объект — это процесс или явление, порождающее проблемную ситуацию и взятое исследователем для изучения. Предмет — это то, что находится в рамках, в границах объекта. Объект — это та часть научного знания, с которой исследователь имеет дело. Предмет исследования — это тот аспект проблемы, исследуя который, мы познаем целостный объект, выделяя его главные, наиболее существенные признаки. Объект и предмет исследования как научные категории соотносятся как общее и частное.

Необходимо подчеркнуть, что объект и предмет исследования, так же как и его цели и задачи, зависят не только от выбранной темы, но и от замысла исследователя.

Объект исследования - это носитель проблемы, на который направлена исследовательская деятельность. Предмет исследования - это конкретная часть объекта, внутри которой ведётся поиск (явления, отдельные их стороны, некоторые аспекты и т.д.).

Научно социальное познание

ПОЗНАНИЕ СОЦИАЛЬНОЕ — представляет собой познание специфических объектов — общества, культуры, человека. Разделяется на донаучное, вне научное и научное. Донаучное социальное познание — это предшествующие науке формы познавательного освоения социальных объектов — мифологические, магические, осуществляемые в повседневной жизни и специализированных практиках — политической, юридической, художественной и др. С появлением научного социального знания многие из донаучных форм социального познания трансформируются во в ненаучные, осуществляя свои познавательные функции одновременно с наукой.

Специфической чертой научного социального познания, отличающей его от естественнонаучного, является его укорененность во вне научных формах познания и деятельности, прежде всего в жизненном мире людей, в их повседневности (А. Шюц). Др. отличительной чертой научного социального познания является специфика его объекта, его субъект-объектная природа, включенность субъекта, человека, в познаваемый социальный объект. Классическое познавательное субъект-объектное отношение трансформируется здесь в субъект-объект-субъективное отношение.

Несмотря на две указанные особенности — связь с повседневностью и вне научным знанием и субъект-объектную природу объекта научного социального познания, производимые в ходе этого познания научные идеализации первоначально осуществлялись тем же образом, что в естествознании, — в рамках натуралистической исследовательской программы. В ней намеренно заостряются объектные свойства познаваемой социальной реальности, и строится модель объяснения, позволяющая раскрыть наиболее общие закономерности социальных процессов. Высшей формой натуралистической исследовательской программы выступает позитивизм, который не стремится к натуралистической редукции специфического социального объекта до его природной составляющей, признает особенности социальных объектов, но утверждает, что они не влияют на процедуру построения идеальных объектов науки, в частности ее предмета.

Понимание становилось главным методом культур-центристского подхода, позволяющим раскрыть неповторимость культурных и исторических явлений, сделать индивидуализацию логической процедурой. Культур-центристская исследовательская программа намеренно подчеркивала присутствие субъекта в изучаемом науками о культуре, истории и духе объекте.

Культур-центристская исследовательская программа предназначена для адекватной узкой группы наук — о культуре, об истории и духе — и не претендовала на общенаучное применение. Науки, которые строились с ее помощью, получили название гуманитарных, тогда как науки об обществе, следующие натуралистическому подходу, именовались социальными (в узком смысле слова). Так научное социальное познание расщепилось в своей методологии и начало называться социально-гуманитарным познанием.

Сегодня, в связи с ростом интереса к методологическому плюрализму, обе исследовательские программы могут быть представлены как разные ракурсы интерпретации, достигаемые посредством методологического приема заострения, подчеркивания значимости одной из сторон неразрывного объект-субъекта социального познания — объективной стороны в натуралистической программе и субъективной стороны в культур-центристской программе.

Эти подходы могут быть рассмотрены как взаимодополняющие и представляющие собой разные уровни научных экспертиз, анализирующих объективные условия и субъективные способности их освоения. Напр., натуралистические экономические теории говорят о максимально эффективном экономическом устройстве, в то время как результаты применения культур центристской программы должны характеризовать мотивации и способности людей к достижению такого устройства. В этой экспертизе может участвовать также вне научное социальное знание, связывающее выводы двух типов научного социального познания — социальных и гуманитарных наук с повседневной жизнью людей и их вне научными практиками.

Такая толерантность к разным подходам и их совместное использование имеют перспективы для социального познания в 21 в.

Социальное познание возникло на Западе первоначально для познания самого Запада и менеджмента его социальных трансформаций. По мере модернизации др. стран социальные науки стали проникать и использоваться и в них. Появились национальные научные школы социального познания и в не западных странах. Западные исследователи стали изучать не западные общества теми же методами, которыми они изучали самих себя. Научное социальное познание обрело глобальные рамки и социальную ответственность за события в мире.

Проблема научного познания

Во все времена знанием считалось то, что доказательно обосновано, но в том, что это можно проделать, мыслители сомневались уже две тысячи лет назад. Наиболее глубоко и подробно проблема обоснования знания стала разрабатываться с появлением естественных наук, поскольку заявленной целью деятельности ученых изначально был поиск объективной истины об окружающем мире.

Проблема включает в себя два аспекта: определение источника знаний и определение истинности знаний. И с тем, и с другим все не так просто.

Все попытки определить источник человеческих знаний можно разделить на два направления. Первое можно обозначить, как подход “изнутри”, поскольку предполагается, что все исходные предпосылки истинного знания находятся внутри человека. При этом не важно, проявляются ли они в виде божественного озарения, общения с “миром идей” или являются врожденными, главное, что для их получения нет необходимости во внешней деятельности, только во внутренней духовной работе (рациональном размышлении, самоанализе, медитации или молитве). В рамках этой концепции существует очень много вариантов философских систем.

Для проблемы научного знания важна позиция рационализма, сформулированная Рене Декартом и получившая название картезианство. Декарт стремится построить всеобъемлющую картину мироздания, в которой вселенная предстает в виде обособленных материальных тел, разделенных пустотой и действующих друг на друга посредством толчка, подобно частям единожды заведенного часового механизма. В том, что касается познания, Декарт полагает, что, критически анализируя содержание собственных убеждений и используя интеллектуальную интуицию, индивид может подойти к некоему нерушимому основанию знания, врожденным идеям.

Однако при этом возникает вопрос об источнике самих врожденных идей. Для Декарта такой источник – Бог. Для того чтобы такая система работала, врожденные идеи должны быть у всех одинаковые, причем такие, чтобы в точности отражать внешний мир. В этом состоит слабое место подхода “изнутри” в целом – нерешенность проблемы выбора между теориями. Если оппоненты с помощью интеллектуальной интуиции не придут к единому мнению, выбор позиции окажется исключительно делом вкуса.

Второе направление поисков источника знания – “внешнее”. Познание человеком реальности идет исключительно через чувства, переживания. С появлением естественных наук такой подход получает новое звучание. В развитие этих взглядов в Англии формируется концепция эмпиризма, важность которой для развития научного знания не возможно переоценить. Фактически, эмпирический подход лежит в основании всей научной практики. Его основа хорошо сформулирована Френсисом Бэконом: знание получается путем постепенного восхождения от фактов к закону, путем индукции. Для классического эмпиризма характерно отношение к разуму ученого как к tabula rasa, чистой доске, свободной от предрассудков и ожиданий.

Последовательно придерживаясь идей эмпиризма, Дэвид Юм обозначает и границы его применимости. При чисто эмпирическом подходе термин, не связанный с чувственным переживанием не имеет смысла. Содержание ума четко делится на синтетические высказывания (отношения между идеями) и факты (единичные высказывания, знания о мире, истинность которых определяется внелогическим путем). Обращаясь к происхождению фактов, Юм обнаруживает, что в их основе лежит отношение причины и следствия, получаемое из опыта, а фактически - привычка.

Отсюда вытекает характерное для эмпиризма ограничение на принципиальную познаваемость общих принципов (последних причин) и скептическое отношение к попыткам такого познания. В то, что такие принципы в следующий момент времени не изменятся по произволу, можно только верить. Однако можно ли свести все знания к опыту? Сам процесс обобщения оказывается невыразим в эмпирических терминах. Начиная с отбрасывания туманных терминов, эмпиризм неизбежно заканчивает отбрасыванием знания вообще. Юм обосновывает наличие привычки ее необходимостью для выживания человеческого рода, но механизм возникновения такого непогрешимого инстинкта все равно оказывается за рамками рассмотрения. Таким образом, строгий эмпиризм не позволяет получить эмпирическое знание.

Первой серьезной попыткой учесть внешнее, эмпирическое и внутреннее, рациональное начало является философская система Канта. Пытаясь разрешить поднятые Юмом, Кант предполагает, что чувственный опыт упорядочивается с помощью априорных форм познания, не врожденных, но формирующихся под действием культуры, среды. Без этих исходных механизмов никакое познание просто не возможно. Кант выделяет две составляющие мыслительной деятельности: рассудок, как способность составлять суждения на основании чувственного опыта, и разум, всегда направленный на понятия рассудка. Поскольку разум не связан с чувствами непосредственно, он способен оперировать с отвлеченными понятиями, идеями. Чувственный опыт рассматривается как граница возможного знания, выходя за которую разум обречен, впадать в противоречия.

Мы приходим к выводу, что человеческое знание имеет источниками одновременно работу разума и показания чувств. В массиве знания неизбежно каким-то образом смешаны элементы того и другого. Но в каких отношениях находятся эти две составляющие и можно ли их четко разделить? Тот, кто не рискует довериться “врожденным инстинктам” или поверить, что априорные формы познания идеальны, неизбежно пытается оценить результат умственного процесса и подходит к вопросу обоснования истинности знаний.

Любая попытка управлять процессом мышления упирается в вопрос оценки результатов. Как отличить истинные умозаключения от ложных? Если не рассматривать субъективные доводы типа интеллектуальной интуиции или гениального прозрения, с античных времен философы пользовались для этого логикой. Логика – это инструмент, переносящий истинность с посылок на выводы. Таким образом, истинно только то, что выводится из истинных предпосылок. Это умозаключение было положено в основу концепции, оказавшей фундаментальное влияние на современное состояние теории научного знания. Я имею в виду позитивизм во всех его разновидностях.

Эта концепция возникает в 19 веке под влиянием успеха естественных наук и объединяет в себе классический эмпиризм и формальную логику. Фактически, это попытка игнорировать поднятые Юмом вопросы. Первая формулировка подобного подхода связывается с именем Огюста Конта. Претерпевая некоторые изменения, позитивизм достигает высшей точки развития в начале 20 века в форме логического позитивизма. В рамках этого подхода наука рассматривается как единственный путь достижения объективной истины, причем, отличительной особенностью науки является ее метод. Все отрасли человеческого знания, не использующие эмпирический метод, не могут претендовать на истину и потому равноценны (или равнобессмысленны). В чем, согласно позитивизму, особенность научного метода?

Во-первых, проводится четкое различие между эмпирическим базисом и теорией. Теория должна быть доказана, верифицирована, а элементы эмпирического базиса не нуждаются в логическом доказательстве. Эти элементы соответствуют юмовским “фактам”, их истинность определяется внелогическим путем (в разных интерпретациях они “даны в чувствах”, “достоверно известны”, “непосредственно наблюдаемы”). Каждый такой элемент принимает значения “истина” или “ложь”.

Научной теорией считаются только такие высказывания, которые сводимы к эмпирическому базису при помощи определенных правил, под которыми обычно подразумевается экзистенциональная логика. Все, что не сводимо к чувственному опыту объявляется метафизикой и бессмыслицей. С точки зрения позитивизма нет большой разницы между религией, всей предыдущей философией и большинством общих научных теорий. Задача науки заключается не в объяснении, а в феноменологическом описании совокупности экспериментальных фактов, теория рассматривается исключительно как инструмент упорядочивания данных. Фактически науку отождествляют с аксиоматической логической системой, а философия рассматривается как теория научного метода. Понятно, что такой подход слишком узок. Кроме того, позитивизм поднимает ряд проблем, которые сам решить не в состоянии.

Во-первых, это проблема эмпирического базиса. Что считать непосредственно наблюдаемым, “данным в чувствах”? Любое наблюдение психологически нагружено ожиданием, органы чувств разных людей отличаются, более того - большинство измерений ведется опосредованно, через измерительные приборы. Следовательно, в получении результата как минимум участвует “теория наблюдения”, по которой построен прибор (для астрономии это будет оптика). А как быть с экспериментами, которые стали возможны только потому, что их результат был предсказан теорией? Кроме психологических возражений существует чисто логическое: любое высказывание об наблюдаемых фактах уже является обобщением. При детальном рассмотрении проблемы оказывается, что непреодолимой естественной границы между наблюдением и теорией не существует.

Во-вторых, даже если бы эмпирический базис существовал, оставались бы и другие логические проблемы. Проблема индуктивной логики (верификации) заключается в том, что логика позволяет только переносить истинность с посылок на выводы, никаким количеством сингулярных высказываний невозможно доказать универсальное высказывание типа " х (для любых х). Попытка демаркации (разграничения науки и прочих форм сознания) по принципу верифицируемости натолкнулась на необходимость отбросить признанные научные теории как недоказуемые. Все это потребовало последовательного ослабления всех критериев, введение противоречивого термина “осмысленности”. Осталась нерешенной проблема редукции терминов теоретического языка к протокольным предложениям (например, сложность формулировки смысла диспозиционных предикатов). Попытки выработки особого “языка науки” окончились неудачей.

В третьих, на серьезные возражения наталкивается попытка свести функции теории к чисто инструментальным. Согласно позитивистской трактовке истолкование – средство получения знания, без которого можно обойтись. При детальном рассмотрении оказывается, что теоретические термины не просто упрощают теорию и делают ее удобней. Термины удается выбросить только из готовой теории, да и как разделить теорию и опыт и т. д и т.п. Более того, если теория – инструмент, то почему она вообще нуждается в доказательстве?

В итоге, к середине ХХ века философия подошла с убеждением, что крупнейшие научные теории – фикция, а научное знание – результат соглашения. Реальная наука упорно не помещалась в такие рамки. Отечественные разработки проблемы на базе ленинской теории отражения, на мой взгляд, дают слишком общее толкование проблемы и на практике бесполезны. Кроме того, диалектический материализм настаивает на последовательном приближении относительной истины к абсолютной, на прогрессе, накоплении, а не просто росте знания. Единственной интересной разработкой диалектического материализма является отношение к знанию, как к идеальному плану деятельности и обращенность всего знания на практику. Современное состояние философии науки в целом и проблемы обоснования истины в частности является реакцией на крах концепции позитивизма.

Первую попытку пересмотреть традицию верификации знания предпринимает Карл Поппер. Он переносит акцент с логики научного действия на логику развития научного знания. В его подходе чувствуется влияние позитивизма, в частности, Поппер проводит четкую границу между экспериментом и теорией. В вопросе определения истинности ключевым моментом попперовской концепции является отказ от индуктивной логики. Сингулярное высказывание не может доказать универсальное высказывание, зато может его опровергнуть. Популярным примером подобного служит то, что никакое количество белых лебедей не может доказать, что ВСЕ лебеди белые, зато появление одного черного лебедя может это опровергнуть. Согласно Попперу, рост знания происходит так: выдвигается некая теория, из теории выводятся следствия, ставится эксперимент, если следствия не опровергнуты, теория временно сохраняется, если следствия опровергаются, теория фальсифицируется и отбрасывается. Задача ученого не поиск доказательств теории, а ее фальсификация.

Критерий научности теории – наличие потенциальных фальсификаторов. Истина понимается как соответствие фактам. Позднее Поппер развивает свою концепцию, рассматривает научные теории как более сложные образования, имеющие ложное и истинное содержание, но принцип, что любое внесение изменений в теорию требует рассмотрения ее как совершенно новой теории, сохраняется. Кумулятивный закон прогресса знания становится не обязательным. Фальсификационизм успешно объясняет некоторые особенности реальной науки, в частности, почему предсказание фактов для науки важнее, чем объяснение их задним числом, но не избегает критики.

Во-первых, остаются все вопросы использования понятия “эмпирического базиса”. Оказывается, что без соглашения относительно того, какую часть знания считать базисом, никакая наука невозможна.

Во-вторых, запрещая какое-либо наблюдаемое состояние, теория исходит из начальных условий, непротиворечивой теории наблюдения и ограничения ceteris paribus (при прочих равных условиях). Какой из трех элементов считается опровергнутым наблюдением, зависит от решения наблюдателя. В третьих, неясным остается, в какой момент следует отбросить фальсифицированную теорию. Почему мы до сих пор пользуемся теорией Ньютона, хотя она была опровергнута В ТОТ МОМЕНТ, когда обнаружилась прецессия перигелия Меркурия (задолго до появления теории Эйнштейна)? Оказывается, что наиболее значимые научные теории не только недоказуемы, но и неопровержимы.

В вопросе обоснования истинности знаний методология науки подошла к выводу, что знание не возможно без некоторых соглашений. Это побуждает наиболее последовательных сторонников конвенционализма заявлять, что все знание – не более чем плод воображения. Например, Пол Фейерабенд приходит к полному релятивизму истины и рассматривает науку как разновидность религии. Начав с провозглашения науки главной ценностью, философы пришли к полному обесцениванию ее результатов.

Дело в том, что при толковании науки как метода из рассмотрения выпала важность истины как регулятивного принципа. Ученый пускается в поиск истины, не будучи уверенным ни в том, что найдет ее, ни в том, что она в принципе существует. Сознательно или бессознательно, но он делает выбор межу преимуществами в случае успеха и потерями в случае неудачи. Тот, кто уверен, что истина, как он ее понимает, недостижима, не участвует в научном предприятии либо выбывает из него. Это диктует предвзятое отношение к вопросу среди ученых – вера в достижимость истины научными методами является мировоззренческой предпосылкой выбора профессии, следовательно, и обосновывать ее надо как ценность.

Всеобъемлющей концепции обоснования истинности знаний пока не существует. Ясно, что такая концепция, если она появится, должна рассматривать как объективную реальность не только окружающий нас мир вещей, но и наши убеждения. А вот вопрос о том, можно ли обосновать истинность мировоззрения, приходится оставить открытым.

Проблема рациональности

Как показывает рассмотрение проблемы обоснования истинности знаний, субъективный момент оказывается неотделим от научного познания. Основной чертой науки является не монополия на Истину в последней инстанции, а установка на достижение знания рациональными методами. В какой-то момент наука рассматривалась как образец рациональной деятельности, именно в этом и заключался пафос позитивизма. Но при попытке сформулировать законы науки целостная картина рассыпалась, как карточный домик. Крах позитивистской программы рациональности воспринимается как катастрофа именно потому, что формулировался не просто метод, а регулятивный принцип, основа мировоззрения. Реальность в очередной раз оказалась сложнее, чем нам представлялось, это очень типичная картина, но пытаться таким доводом снять остроту проблемы означает отказаться от попыток ее решения.

С одной стороны, рациональность – мировоззренческая проблема, касающаяся взаимоотношений человека с человеком и человека с Бытием, и в этой роли относится к компетенции философии. С другой стороны, в границах общего подхода различаются частные проблемы рационального поведения, рациональности истории, рациональности знания и т.д. Совершенно очевидно, что без решения вопроса на философском уровне рассмотрение частных задач сталкивается с серьезными трудностями.

Между тем, в философской литературе нет однозначного определения рациональности, конкретные трактовки понятия зависят от позиции автора, если он вообще стремиться это понятие определить. Некоторые воспринимают это как доказательство фантомности проблемы, на мой взгляд, все как раз наоборот. Мы гораздо определеннее можем рассуждать об отвлеченных проблемах, вроде нравов папуасов Новой Гвинеи, но, чем ближе к нам предмет, тем более субъективным становится наше суждение. Рациональность – неотъемлемая часть нашей культуры, поэтому говорить о ней объективно чрезвычайно сложно. По-видимому, имеет смысл рассматривать отношение автора к проблеме разума в целом, чтобы таким образом попытаться найти нечто общее в разноголосице мнений.

Определение границ и возможностей разума в значительной степени зависит от того, как понимается само рациональное начало. Идея о необходимости разделения разума на практический и теоретический, прослеживается уже у Канта. Развивая эту мысль, можно сказать, что в границах человеческого разума существуют две способности: рассудок как способность задавать правила, и разум как способность перестраивать систему правил. Деятельность рассудка отличается четкостью, последовательностью и артикулируемостью. Разум способен на критический пересмотр исходных установок рассудка, разрешения противоречий, для него характерна некоторая спонтанность и вненормность. Естественно, что двумя способностями вся человеческая деятельность не описывается, но, по-видимому, они являются характерными именно для человека. Такая, по меньшей мере, двойственность носителя рационального начала приводит к огромному спектру вариантов его толкования. В зависимости от того, на какой из способностей автор делает упор, прослеживаются два подхода к рациональности.

Во-первых, это прагматико-функциональный подход, к которому относится философия науки и позитивизм во всех его формах. В качестве основного содержания разума выступают меры и критерии, правила для разного типа рассудка. Рациональность рассматривается как метод, описание норм обоснованности мнений, выбора практического действия. Основной характеристикой рациональной деятельности выступает системность, под определение может попасть любая нормированная человеческая деятельность, например, магия. В связи с трудностью обоснования общих теорий, акцент переносится с объяснений на типологию и описание, что приводит к размыванию понятий и, при последовательном проведении, к полному нигилизму. Для подобного подхода характерен конвенционализм определений и доведение рациональности до положения псевдо проблемы. Спектр возможных вариантов: от догматизмами правил логики до релятивизма истины.

Второй подход можно обозначить как ценностно-гуманитарный. Для этого подхода характерно принижение ценности рассудочных форм разума и науки. К сторонникам этой позиции можно отнести экзистенциалистов и последователей Ницше. В рамках этого подхода рациональность, как правило, не толкуется. Зачастую под определение разума подводятся любые формы сознания, причем, акцент делается на спонтанности и в нелогичности ("творческая разумность", "инновационная способность"). Последовательный отказ от рассудочных форм разума ведет к отрицанию попыток осмысления вообще, акцент переносится на поиск новых средств выразительности, исключающих слово и понятие. Присутствует и некоторый идеологический момент: рассудок объявляется инструментом насилия над индивидом со стороны аппарата власти, подлинная свобода – отказом от любых понятий как навязанных обществом (восходит к Ницше). Такая категоричность во многом является реакцией на диктат позитивизма и тоталитарные тенденции в обществе.

Обе эти тенденции в чистом виде тяготеют к релятивизму и иррациональности. Логика пасует перед развитием, моментом выхода за пределы установившейся системы правил. Полет мысли гибнет, не закрепленный словом. В первом случае нормативность доходит до псевдо проблематичности, во втором – спонтанность до утопии. Надо четко понимать, что диалог о рациональности ведется не между рационализмом и иррациональным бредом, а между различными вариантами рациональной позиции, даже если авторы ее и отрицают. Жизни противостоит не мысль, а отсутствие всякой мысли. В какой-то момент попытки возвеличивания импульсивного, невыразимого, телесного, приводят к торжеству животного начала в человеке. На таком уровне мысль отсутствует и дискуссия невозможна.

Суть проблемы в том, что до сих пор при любой попытке сформулировать критерии рациональности они немедленно опровергались, а введение неких "относительных" критериев неизбежно вело к релятивизму и иррациональности. Релятивизм, отрицание существования объективной позиции, ведет к разрушению всех общественных институтов. Иррациональность означает смерть общества, как мы его понимаем. Для большинства людей такие альтернативы рациональности неприемлемы, чувство самосохранения требует от нас привести наши взгляды в соответствие с действительностью каким-то более приемлемым путем.

Ситуация "вызова разуму" может решаться двояко. Синтетическое решение заключается в попытке объединить два подхода к разуму в рамках одной концепции. Эмпирики начинают больше интересоваться ситуациями творческого разума и воображения (Г.Андерсон приходит к выводу, что творческий и критический разум взаимодополнительны), субъективисты – больше ценить моменты объективности (речь не только о появлении новых концепций, но и об изменении уже существующих в сторону аналогичности). Часто подобный синтез пытаются осуществить на основе языковой проблематики. При этом авторы отталкиваются от того, что любая значимая мысль общественна и требует символики, которая лучше всего прослеживается на примере языка.

В таком случае рациональность становится решением вопроса о межличностной значимости аргументации, когда рациональная мысль выходит за рамки личности. Для Ю.Хабрамса такой выход – коммуникативное действие, переход от индивидуального к социальному, для П.Рикера – развитие личности не через самоуглубление, а посредством включения через язык в культуру. Оригинальный подход к рациональности предлагает А.Л. Никифоров. По его мнению, рациональность является двухместным предикатом, смысл которого заключен в фразе: действие А рационально по отношению к цели Б в условиях В. Рациональность возникает в момент составления идеального плана деятельности, степенью рациональности можно считать степень приближения результата к цели. Таким образом, вывод о рациональности деятельности можно сделать только тогда, когда деятельность закончена и получен результат.

Попыткой ввести промежуточные критерии является создание правил рациональной деятельности, обобщающих весь предыдущий опыт успешного достижения целей. В качестве основания теории такой подход хорош, но на практике возникает вопрос о критерии приближения результата к цели, особенно в ситуации, когда вся совокупность действующих сил неизвестна. Кроме того, автор рассматривает рациональную деятельность как детерминированную (относительно цели, методов и условий) и, по сути, не свободную. Само появление цели обуславливает порядок действия, из чего следует, что свободная деятельность не должна иметь цели вообще (на манер махания руками).

Альтернативой синтетического подхода является погружение в "до концептуальность". Фактически это попытка решить вопрос снятием предмета спора. Такие взгляды характерны для П.Фейерабенда, когнитивной социологии. Сложность описания феномена рациональности зачастую объясняют тем, что рациональность у всех разная, но указания на существование принципиально других форм рациональности у нас нет. Открытие "особенностей" рациональности экзотических обществ часто объясняется тем, что исследователь концентрируется именно на экзотике, игнорируя общность ведения хозяйства, земледелия, правил общежития. Неевропейские философы склонны оспаривать монополию европейской цивилизации на рациональность, при этом подчеркивается, что ни одно человеческое сообщество не могло бы просуществовать длительное время без "наблюдения, эксперимента и разума". Но, пожалуй, главный аргумент против такого подхода в том, что он в принципе не дает надежд на описание феномена.

Несмотря на обилие теорий и лавину литературы, единого подхода к рациональности вообще и научной рациональности в частности пока не существует. Это не означает, что разума нет, это означает только то, что каждому мыслящему человеку приходится решать это проблему заново. Необходимо осознание важность такого решения: рациональность является установкой на то, что человек способен самостоятельно достигнуть Истины (мнения относительно природы Истины могут быть разные), таким образом, антитезой рациональности будет утверждение о существовании границ, которые человеческий разум не в состоянии преодолеть, не открывшись действию какой-то внешней силы. Окончательный отказ в доверии интеллекту был бы концом развития человечества. Новая концепция, когда она появится, должна будет прояснить отношения рациональности и феномена разума в целом.

Очевидно, что свести рациональность к логике не удастся: разум вечно балансирует на грани нового и повторяющегося, любое его толкование должно включать в себя динамический элемент. Другим важным моментом будет прояснение роли рациональности в межличностном общении. Ясно, что рациональная организация знания важна в первую очередь для удобства его передачи. Не даром центрами рационального мышления так часто становились образовательные учреждения. Третьим моментом должно быть рассмотрение вопроса о росте эффективности рациональной деятельности. В одном изолированном случае спонтанное решение может оказаться эффективнее рационально спланированного (особенно в очень типичной ситуации нехватки информации). Однако в условиях повторяющегося действия эффективность рационально организованной деятельности растет, а прочей – остается на исходном уровне. И, наконец, должен быть решен вопрос о применимости рациональности для толкования высших ценностей, поскольку серьезные философы-рационалисты никогда не отрицали их наличие. Согласно Петру Абеляру, без них человеческая мысль слепа и бесцельна, а основатель позитивизма Огюст Конт руководствовался идеей создания новой религии, в центре которой будет находиться человек. В каких отношениях состоят ценности и разум?

Только комплексное решение проблемы может реабилитировать рациональность в качестве мировоззренческой позиции. Кризис понятия рациональности тесно связан с кризисом современной цивилизации. Дело не в порочности системы, а в том, что она теряет способность меняться, уступает тенденциям традиционализма. Новый виток развития неизбежно будет связан с новым пониманием многих философских проблем, в том числе и понятия рациональности.

Научная теория познания

Сравнительная новизна феномена науки и склонность ученых документировать свои действия предоставляют нам гигантский материал, описывающий положение вещей в разных отраслях знания в последние триста лет. Однако толкование этого материала встречает значительные трудности. Современные теории развития научного знания несут на себе отпечаток того, на какой из отраслей науки автор сосредотачивает внимание – каждой присуща некоторая уникальность, каждая задает свой спектр вопросов и ответов. Почему так сложен выбор? На заре науки ее развитие могло быть прослежено по появлению таких фундаментальных трудов, как "Начала" и "Оптика" Ньютона или "Химия" Лавуазье.

История науки могла ограничиться описанием обстоятельств появления этих работ и изучением персоналий. Такой "личностный" подход создавал предпосылки для разделения содержания науки на истинные теории и заблуждения. Устаревшие теории либо относились к заблуждениям (подобно флогистонной теории горения, предшествующей концепции Лавуазье), либо рассматривались как первые приближения истинной (системы небесной механики Коперника и Кеплера). Со временем число ученых, работающих в той или иной области, росло. Пути, обозначенные в трудах основателей, уточнялись и разрабатывались. Убеждение, что наука и впредь будет следовать по пути прогресса, накапливая свои успехи (кумулятивная модель развития), получало весомое подкрепление.

Отражением таких настроений стало появление "позитивной философии" Огюста Конта, которая рассматривалась создателем как "последняя философия". Однако, прорабатывая признанные теории, ученые одновременно обозначали границы их применимости и создавали условия, необходимые для новых прорывов. В этом отношении знаковыми стали 19 и начало 20 века: сдвиги, подобные произведенному работай Лавуазье, стали происходить и в других отраслях науки. К числу таких потрясений можно отнести открытие делимости атома, создание теории относительности Эйнштейна, молекулярно-кинетической теории газов Больцмана, успехи квантовой физики. Проследить линию "непрерывного прогресса" становилось все проблематичней. Если не рассматривать призывов отказаться от поиска закономерностей в развитии науки или туманных заявлений диалектиков что "относительная истина стремиться к абсолютной диалектическим путем", современное состояние теории развития научного знания выглядит следующим образом.

Для понимания текущего момента знаковыми являются работы Карла Поппера, большинство авторов если и не используют его разработки, то спорят с ними, хотят они того или не хотят. Поппер первым выступил против "очевидностей" науки и перенес внимание на ее реальную историю.

Кумулятивная модель развития науки выглядела приблизительно так: из опытных данных выводится некоторая теория, по мере увеличения массива опытных данных теория совершенствуется, идет накопление знаний. Каждый последующий вариант теории включает предыдущий как частный случай. Предполагается, что отброшенные теории были приняты по ошибке или из-за предрассудков. Причина ложности теории должна заключаться либо в неправильной процедуре вывода, либо в том, что теория не опиралась на факты. Научная деятельность является процессом непрерывного приближения к истине. Свести теорию к опытным данным невозможно. Попытка введения понятия "вероятной" (в смысле исчисления вероятности) истинности, сталкивается с трудностью определения степени вероятности. Таким образом, в рамках кумулятивной модели нет возможности определить истинную теорию и нет обоснований для опровержения теории.

Во главу угла в своей схеме развития науки Поппер ставит принцип, которым каждый ученый непременно пользуется на практике – необходимость критики. Научное развитие происходит посредством выдвижения и опровержения теорий. Сначала теория формулируется и не имеет значения, какие силы участвуют в этом процессе. Далее из теории выводятся следствия, которые содержат конкретные утверждения относительно природы вещей, а потому способны в принципе войти в противоречие с реальностью. Эти следствия именуются потенциальными фальсификаторами. Наличие таких фальсификаторов – критерий научности теории. Ставится эксперимент, если утверждения теории противоречат фактам – она безжалостно отбрасывается, если нет – временно сохраняется. Главной задачей ученого становится поиск опровержений. Поппер обнаруживает причину, по которой рост научного знания оказывается принципиальным условием его существования. Однако фальсификационизм тоже не в состоянии описать реальную науку.

Во-первых, опровергнуть теорию тоже не так-то просто во-вторых, непонятно, почему мы продолжаем пользоваться теориями, которые явно противоречат фактам (например, теорией тяготения Ньютона). В какой момент теория должна быть отброшена? Зачем (пусть даже и временно) удерживать ложные теории? Чувствуя несоответствие такой схемы реалиям науки, Поппер вводит в свою концепцию понятие о структуре теории. В основании теории должен лежать комплекс независимых высказываний (постулатов), часть из которых может быть истинна, а часть – ложна. Таким образом, каждая новая теория должна либо иметь меньшее ложное содержание, либо – большее истинное, только в этом случае она создает прогрессивный сдвиг проблемы. Однако навести мосты между этими принципами и реальной наукой довольно сложно. Несмотря на ряд важных достижений, попперовская модель развития научного знания не соответствует практике.

Реакцией на критику Поппером интуитивизма в целом и кумулятивной теории развития науки в частности, а так же на недостатки фальсификационизма, явилось усиление позиции, призывающей отказаться от поиска закономерностей развития науки и сосредоточиться на изучении Научного Разума, т.е. на психологии науки. Одним из вариантов такой позиции является теория Т.Куна. В ее основе лежит выделение двух основных "режимов" научного развития: периодов "нормальной науки" и научных революций. В периоды нормальной науки ученые работают в рамках признанной "парадигмы".

Понятие парадигмы у Куна довольно аморфное: это и научная теория, и метод эксперимента, и вообще – вся совокупность бытующих утверждений относительно структуры реальности, того, какие вопросы о ней может ставить перед собой ученый и какими методами он должен добиваться ответов на эти вопросы. Характерным следствием наличия парадигмы становится создание учебников и введение образовательных норм. Присутствие системы правил превращает науку в "решение головоломок". Научное сообщество всеми силами старается как можно дольше навязывать природе свои правила, игнорируя любые противоречия, но наступает момент, когда подобная деятельность перестает приносить ожидаемый результат.

Начинается научная революция. Если в период господства парадигмы критиковать ее считается едва ли не святотатством, то теперь это становится обычным делом. Происходит полиферация идей - создание множества конкурирующих теорий, отличающихся разной степенью достоверности или проработанности. Какая из этих теорий займет место парадигмы, зависит от мнения научного сообщества. Это важный момент – в принятии решения должно участвовать только научное сообщество, а не общество в целом, мнение непрофессионалов не учитывается.

Споры могут продолжаться до бесконечности (в том числе и с применением ненаучных средств), пока все научное сообщество не перейдет в новую веру. Старая парадигма исчезает окончательно только со смертью последнего ее сторонника (обычно естественной). Кун обозначает важность появления теории для развития науки: она позволяет систематизировать факты, организовать работу, направить исследования. Но, с другой стороны, смена парадигм становится исключительно субъективным делом, зависящим от числа у упорства сторонников той или иной теории. Подобную позицию доводит до абсолюта Пол Фейерабенд, настойчиво уподобляющий науку разновидности религии. В изложении Фейерабенда истина вообще оказывается исключительно объектом убеждений. Попыткам провести непреодолимые границы между содержанием прошлых и нынешних теорий можно возразить, что для некоторых инфантильных личностей это, возможно, и так, но от серьезного ученого ожидается, что он может удерживать в уме более сложную картину реальности.

Фактом является то, что человек европейского склада ума способен, в принципе, изучить иностранные языки, обладающие совершенно другой структурой грамматики, не говоря уже о лексике. Нет ни одного живого языка, который, хотя бы в общих чертах, не поддавался переводу на английский. Таким образом, нет никаких оснований говорить о непреодолимости границ между парадигмами. Равно как и об отсутствии в науке каких-то общих закономерностей.

На мой взгляд, наиболее приемлемой, хотя и далеко не окончательной, в данный момент является теория структуры и развития науки Имре Лакатоса. Лакатос называет себя последователем Поппера, но далеко выходит за рамки его концепции. Ключевым моментом является то, что теория должна не просто фальсифицироваться и отбрасываться, а обязательно заменяться другой теорией. Лакатос признает одновременно и важность доказательства, и важность опровержения. К рассмотрению принимаются (считаются научными) такие теории, которые по сравнению с предыдущей обладает добавочным эмпирическим содержанием, образовывают "теоретически прогрессивный сдвиг проблемы" (ведут к открытию новых фактов, хотя, сколько времени уйдет на их подтверждение - неизвестно).

Старая теория считается фальсифицированной, если предложена новая теория, которая:

а) имеет добавочное эмпирическое содержание,
б) объясняет успех предыдущей теории в пределах ошибки наблюдения,
в) какая-то часть добавочного содержания подкреплена.

Последний пункт понимается как "эмпирически прогрессивный сдвиг проблемы". Рассматривать надо не отдельные теории, а некие более крупные образования – исследовательские программы. Теории, сменяющие друг друга в рамках исследовательской программы, должны образовывать "прогрессивный сдвиг" одновременно теоретически и эмпирически. Только всю последовательность теорий можно назвать научной или ненаучной. Деятельность в рамках исследовательской программы напоминает деятельность у условиях куновской "парадигмы". Программа складывается из правил, чего надо избегать (отрицательная эвристика) и куда надо стремиться (положительная эвристика).

Отрицательная эвристика – "твердое ядро" программы, которое нельзя опровергать. Изменению подлежат "вспомогательные гипотезы", с помощью которых "спасают" теорию до тех пор, пока это обеспечивает прогрессивный сдвиг проблемы. Положительная эвристика задает план работ, в рамках которого можно добиваться успеха. Прогрессивный сдвиг создает доверие к программе, пока он есть, теории прощаются даже противоречия (с условием, что в последствии они будут разрешены). Аномалии не принимаются в расчет и становятся болезненными только в фазе регрессивного сдвига или на этапе "старта" программы методом проб и ошибок. Причина замены исследовательской программы даже не регрессивный сдвиг, а успех соперничающей программы. Самым сложным оказывается момент, когда следует прекратить защищать устаревшую программу.

Лакатос видит выход из большинства затруднений предшественников в принятии некоторых "решений", образующих у него сложную систему. Принимается решение, что считать эмпирическим базисом. Решение, какую часть связки "теория предсказания-теория наблюдения-условия наблюдения" считать опровергнутой (право на апелляцию). Решение, каких приемов при защите программы следует избегать (ограничение конвениалистских уловок). Поясняется, каким образом в рамках исследовательской программы теоретик может двигаться впереди экспериментатора.

Принятие теории исследовательских программ позволяет Лакатосу разделить историю науки на несколько этапов:

1) накопление эмпирического материала,
2) развитие гипотез методом проб и ошибок (по Попперу),
3)развитие исследовательских программ.

Сильная сторона и одновременно слабость теории Лакатоса в том, что она хорошо описывает уже свершившиеся события и почти ничего не утверждает о будущем (если не считать предсказанием то наблюдение, что исследовательская программа квантовой физики исчерпала свою объяснительную силу). Это позволяет Яну Хагинену сказать: "Считается, что Лакатос говорит об эпистемологии. В самом деле, обычно полагают, что он разрабатывает новую теорию метода и рациональности, и поэтому он служит предметом восхищения одних и объектом критики других. Но если рассматривать его теорию рациональности как его основное достижение, то она представляется довольно сумбурной. Она никак не помогает нам решать, что же разумно считать или делать в настоящее время. Она всецело ретроспективна. Она может указать, какие решения в прошлой науке были рациональны, но не может помочь нам в будущем". В некотором смысле, по своему же собственному определению теория Лакатоса ненаучна.

Мне кажется, что для теории развития научного знания существенным окажется реальное изменение науки в ближайшие десятилетия. Материала прошлых лет уже недостаточно для однозначного выбора между теориями.

Структура научного познания

Научное познание представляет собой процесс производства нового знания. В современном обществе оно связано с наиболее развитой формой рациональной деятельности, отличающееся своей системностью и последовательностью. Каждая наука имеет свой объект и предмет исследования, свои методы и свою систему знаний. Под объектом понимается та сфера действительности, с которой имеет дело данная наука, а под предметом исследования – та особая сторона объекта, которая изучается в данной конкретной науке.

Человеческое мышление представляет собой сложный познавательный процесс, включающий в себя использование множества взаимосвязанных групп – методов и форм познания.

Их различие выступает как различие между способом движения к решению познавательных задач и способом организации результатов такого движения. Таким образом, методы как бы формируют путь исследования, его направление, а формы познания, фиксируя познанное на различных этапах этого пути, позволяют судить об эффективности принятого направления.

Метод (от греч. methods – путь к чему-либо) – это способ достижения определённой цели, совокупность приёмов или операций практического или теоретического освоения действительности.

Аспекты метода научного познания: предметно-содержательный, операциональный, аксиологический.

Предметная содержательность метода состоит в том, что в нем отражено знание о предмете исследования; метод основывается на знании, в частности, на теории, которая опосредует отношение метода и объекта. Предметная содержательность метода свидетельствует о наличии у него объективного основания. Метод содержателен, объективен.

Операциональный аспект указывает на зависимость метода уже не столько от объекта, сколько от субъекта. Здесь существенное влияние на него оказывает уровень научной подготовки специалиста, его умение перевести представления об объективных законах в познавательные приемы, его опыт применения в познании тех или иных приемов, способность их совершенствовать. Метод в данном отношении субъективен.

Аксиологический аспект метода выражается в степени его надежности, экономичности, эффективности. Когда перед ученым порой встает вопрос о выборе одного из двух или нескольких близких по своему характеру методов, решающую роль в выборе могут сыграть соображения, связанные с большей ясностью, общей понятностью или результативностью метода.

Методы научного познания можно подразделить на три группы: специальные, общенаучные и всеобщие (универсальные).

Специальные методы применимы только в рамках отдельных наук. Объективной основой таких методов являются соответствующие специально-научные законы и теории. К этим методам относятся, например, различные методы качественного анализа в химии, метод спектрального анализа в физике и химии, метод Монте-Карло, метод статистического моделирования при изучении сложных систем и т. д.

Общенаучные методы характеризуют ход познания во всех науках.

Их объективной основой являются общеметодологические закономерности познания, которые включают в себя и гносеологические принципы. К ним относятся: методы эксперимента и наблюдения, моделирования, формализации, сравнения, измерения, аналогии, анализа и синтеза, индукции и дедукции, восхождения от абстрактного к конкретному, логического и исторического. Некоторые из них (например, наблюдение, эксперимент, моделирование, математизация, формализация, измерение) применяются, прежде всего, в естествознании. Другие используются во всяком научном познании.

Всеобщие (универсальные) методы характеризуют человеческое мышление в целом и применимы во всех сферах познавательной деятельности человека (с учетом их специфики). Их объективной основой выступают общефилософские закономерности понимания окружающего нас мира, самого человека, его мышления и процесса познания и преобразования мира человеком. К этим методам относятся философские методы и принципы мышления, в том числе принцип диалектической противоречивости, принцип историзма и др.

Рассмотрим подробнее наиболее важные методы научного познания.

Сравнение и сравнительно-исторический метод

Древние мыслители утверждали: сравнение – мать познания. Народ метко выразил это в пословице: «Не узнав горя, не узнаешь и радости». Все познается в сравнении. Например, чтобы узнать вес какого-либо тела, необходимо сравнить его с весом другого тела, принятого за эталон, т. е. за образец меры. Это осуществляется путем взвешивания.

Сравнение есть установление различия и сходства предметов.

Будучи необходимым приемом познания, сравнение лишь тогда играет важную роль в практической деятельности человека и в научном исследовании, когда сравниваются действительно однородные или близкие по своей сущности вещи. Нет смысла сравнивать фунты с аршинами.

В науке сравнение выступает как сравнительный или сравнительно-исторический метод. Первоначально возникший в филологии, литературоведении, он затем стал успешно применяться в правоведении, социологии, истории, биологии, психологии, истории религии, этнографии и других областях знания. Возникли целые отрасли знания, пользующиеся этим методом: сравнительная анатомия, сравнительная физиология, сравнительная психология и т. п. Так, в сравнительной психологии изучение психики осуществляется на основе сравнения психики взрослого человека с развитием психики у ребенка, а также животных. В ходе научного сравнения сопоставляются не произвольно выбранные свойства и связи, а существенные.

Сравнительно-исторический метод позволяет выявить генетическое родство тех или иных животных, языков, народов, религиозных верований, художественных методов, закономерностей развития общественных формаций и т. д.

Анализ и синтез

Осуществляется процесс познания так, что мы сначала наблюдаем общую картину изучаемого предмета, а частности остаются в тени. Для познания внутренней структуры и сущности, мы должны его расчленить.

Анализ – это мысленное разложение предмета на составляющие его части или стороны.

Он является лишь одним из моментов процесса познания. Невозможно познать суть предмета, только разлагая его на элементы, из которых он состоит.

В каждой области знания есть как бы свой предел членения объекта, за которым мы переходим в иной мир свойств и закономерностей. Когда путем анализа частности достаточно изучены, наступает следующая стадия познания – синтез.

Синтез – мысленное объединение в единое целое расчлененных анализом элементов.

Анализ фиксирует в основном то специфическое, что отличает части друг от друга, синтез же вскрывает то существенно общее, что связывает части в единое целое.

Человек мысленно разлагает предмет на составные части для того, чтобы сначала обнаружить сами эти части, узнать, из чего состоит целое, а затем рассмотреть его как состоящий из этих частей, уже исследованных в отдельности. Анализ и синтез находятся в единстве; в каждом своем движении наше мышление столь же аналитично, сколь и синтетично. Анализ, предусматривающий осуществление синтеза, центральным своим ядром имеет выделение существенного.

Анализ и синтез берут свое начало в практической деятельности. Постоянно расчленяя в своей практической деятельности различные предметы на их составные части, человек постепенно учился разделять предметы и мысленно. Практическая деятельность складывалась не только из расчленения предметов, но и из воссоединения частей в единое целое. На этой основе возникал и мысленный синтез.

Анализ и синтез являются основными приемами мышления, имеющими свое объективное основание и в практике, и в логике вещей: процессы соединения и разъединения, созидания и разрушения составляют основу всех процессов мира.

Абстрагирование, идеализация, обобщение и ограничение

Абстрагирование – это мысленное выделение какого-либо предмета в отвлечении от его связей с другими предметами, какого-либо свойства предмета в отвлечении от других его свойств, какого-либо отношения предметов в отвлечении от самих предметов.

Вопрос о том, что в объективной действительности выделяется абстрагирующей работой мышления, и от чего мышление отвлекается, в каждом конкретном случае решается в прямой зависимости, прежде всего, от природы изучаемого объекта и тех задач, которые ставятся перед исследованием. Например, И. Кеплеру были неважны цвет Марса и температура Солнца для установления законов обращения планет.

Абстрагирование – это движение мысли в глубь предмета, выделение его существенных моментов. Например, чтобы данное конкретное свойство объекта рассматривалось как химическое, необходимо отвлечение, абстракция. В самом деле, к химическим свойствам вещества не относятся изменения его формы, поэтому химик исследует медь, отвлекаясь от конкретных форм ее существования.

В качестве результата процесса абстрагирования выступают различные понятия о предметах: «растение», «животное», «человек» и т. п., мысли об отдельных свойствах предметов и отношениях между ними, рассматриваемых как особые «абстрактные предметы»: «белизна», «объем», «длина», «теплоемкость» и т. п.

Непосредственные впечатления о вещах преображаются в абстрактные представления и понятия сложными путями, предполагающими огрубление и игнорирование некоторых сторон реальности. В этом состоит односторонность абстракций. Но в живой ткани логического мышления они позволяют воспроизвести значительное более глубокую и точную картину мира, чем это можно сделать с помощью целостных восприятий.

Важным примером научного познания мира является идеализация как специфический вид абстрагирования. Идеализация – мысленное образование абстрактных объектов в результате отвлечения от принципиальной невозможности осуществить их практически. Абстрактные объекты не существуют и неосуществимы в действительности, но для них имеются прообразы в реальном мире. Идеализация – это процесс образования понятий, реальные прототипы которых могут быть указаны лишь с той или иной степенью приближения. Примерами понятий, являющихся результатом идеализации, могут быть: «точка» (объект, который не имеет ни длины, ни высоты, ни ширины); «прямая линия», «окружность», «точечный электрический заряд», «абсолютно черное тело» и др.

Задачей всякого познания является обобщение. Обобщение – процесс мысленного перехода от единичного к общему, от менее общего к более общему. В процессе обобщения совершается переход от единичных понятий к общим, от менее общих понятий к более общим, от единичных суждений к общим, от суждений меньшей общности к суждениям большей общности, от менее общей теории к более общей теории, по отношению к которой менее общая теория является ее частным случаем. Невозможно справиться с обилием впечатлений, наплывающих на нас ежечасно, ежеминутно, ежесекундно, если бы непрерывно не объединяли их, обобщали и не фиксировали средствами языка. Научное обобщение – это не просто выделение и синтезирование сходных признаков, но проникновение в сущность вещи: усмотрение единого в многообразном, общего в единичном, закономерного в случайном.

Примеры обобщения следующие: мысленный переход от понятия «треугольник» к понятию «многоугольник», от понятия «механическая форма движения материи» к понятию «форма движения материи» и т. д.

Мысленный переход от более общего к менее общему есть процесс ограничения. Без обобщения нет теории. Теория же создается для того, чтобы применять ее на практике к решению конкретных задач.

Например, для измерения предметов, создания технический сооружений всегда необходим переход от более общего к менее общему и единичному, т. е. всегда необходим процесс ограничения.

Развитие научного познания

Данная проблема философии науки имеет в себе три аспекта. Первый. Что составляет сущность динамики науки? Это просто эволюционное изменение (расширение объема и содержания научных истин) или развитие (изменение со скачками, революциями, качественными отличиями во взглядах на один и тот же предмет)? Второй вопрос. Является ли динамика науки процессом в целом кумулятивным (накопительным) или анти кумулятивным (включающем постоянный отказ от прежних взглядов как неприемлемых и несоизмеримых с новыми, сменяющими их)? Третий вопрос. Можно ли объяснить динамику научного знания только его само изменением или также существенным влиянием на него вне научных (социокультурных) факторов?

Очевидно, ответы на эти вопросы нельзя получить, исходя только из философского анализа структуры сознания. Необходимым является также привлечение материала реальной истории науки, Впрочем, столь же очевидно, что история науки не может говорить «сама за себя», что она (как и всякий внешний опыт) может быть по-разному проинтерпретирована, «рационально реконструирована».

Тип этой рациональной реконструкции существенно зависит от выбора, предпочтения, оказываемого той или иной общей гносеологической, философской позиции (сенсуализм — рационализм, эмпиризм — теоретизм, имманентизм — трансцендентализм, редукционизм — антиредукционизм и т. д.). Обсуждение сформулированных выше вопросов заняло центральное место в работах постпозитивистов (К. Поппера, Т. Куна, И. Лакатоса, Ст. Тулмина, П. Фейг ерабенда, М. Полани и др.) в отличие от их предшественников — логических позитивистов, считавших единственным «законным» предметом философии науки логический анализ структуры ставшего («готового») научного знания. Поскольку ответы на вопросы о динамике научного знания нельзя дать без обращения к материалу истории науки, именно последняя была объявлена постпозитивистами «пробным камнем» истинности ее реконструкций.

Однако при этом часто забывалась другая сторона, а именно, что предлагаемые постпозитивистами модели динамики научного знания не только опирались на историю науки, но и предлагали («навязывали») ее определенное видение. Это «видение» заключалось, в частности, не только в различном понимании механизма функционирования и динамики науки, но и вытекающих из него с необходимостью различных вариантов разделения компонент науки на внутренние и внешние. Так, с точки зрения попперовской модели динамики научного знания, процесс открытия научных законов — внешний фактор для истории науки, тогда как для М. Малкея и Дж. Гилберта — внутренний.

С позиций большинства постпозитивистов психологические и социальные детерминанты принадлежат к внешней истории науки, тогда как Т, Кун, М. Полани, П., Фейерабенд частично включают их во «внутреннюю историю» науки. Для Поппера факты — абсолютная ценность науки, они бесспорны (хотя и конвенциональны), общезначимы и кумулятивны. С позиций Т. Куна они относительно ценны, необщезначимы (их истолкование зависит от принятой господствующей теории— «парадигмы»), а в целом фактуальное знание — некумулятивно.

Говоря о природе научных изменений, необходимо подчеркнуть, что хотя все они совершаются в научном сознании и с его помощью (т. е, отвечают его внутренним разрешающим возможностям и регулируются его структурой), их содержание зависит не только и не столько от сознания, сколько от результатов взаимодействия научного сознания с определенной, внешней ему объектной реальностью, которую оно стремится постигнуть (в конечном счете — отгадать). История науки — это не логический процесс развертки содержания научного сознания, а когнитивные изменения, совершающиеся в реальном историческом пространстве и времени. Далее, как убедительно показывает реальная история науки, происходящие в ней когнитивные изменения имеют эволюционный, т. е. направленный и необратимый характер.

Это означает, например, что общая риманова геометрия не могла появиться раньше евклидовой, а теория относительности и квантовая механика — одновременно с классической механикой. Иногда это объясняют с позиций трактовки науки как обобщения фактов; тогда эволюция научного знания истолковывается как движение в сторону все больших обобщений, а смена научных теорий понимается как смена менее общей теории более общей. В логике «степень общности» вводится обычно экстенсивно. Понятие А является более общим, чем понятие В, если и только если все элементы объема понятия В входят в объем понятия А, но обратное не имеет место. Взгляд на научное познание как обобщение, а на его эволюцию как рост степени общности сменяющих друг друга теорий — это, безусловно, индуктивистская концепция науки и ее истории. Индуктивизм был господствующей парадигмой философии науки вплоть до середины XX века.

В качестве аргумента в ее защиту был выдвинут так называемый принцип соответствия, согласно которому отношение между старой и новой научной теорией (должно быть) таково, чтобы все положения предшествующей (и тем самым все факты, которые она объясняла и предсказывала) выводились в качестве частного случая в новой, сменяющей ее теории. В качестве примеров обычно приводились классическая механика, с одной стороны, и теория относительности и квантовая механика, с другой; синтетическая теория эволюции в биологии как синтез дарвиновской концепции' и генетики; арифметика натуральных чисел, с одной стороны, и арифметика рациональных или действительных чисел, с другой, евклидова и неевклидова геометрии и др. Однако, при ближайшем, более строгом анализе соотношения понятий указанных выше теорий, никакого «частного случая» или даже «предельного случая» в отношениях между ними не получается. Рассмотрим, например, уравнение, связывающее значения масс в классической и релятивистской механике.

Таким образом, принцип соответствия с его опорой на «предельный случай» не может рассматриваться и в качестве адекватного механизма рациональной реконструкции эволюции научного знания. Основанный на нем теоретический кумулятивизм фактически представляет собой редукционистскую версию эволюции науки, отрицающей качественные скачки в смене фундаментальных научных теорий.

Признание наличия качественных скачков в эволюции научного знания означает, что эта эволюция имеет характер развития, когда новые научные теории ставят под вопрос истинность старых теорий, поскольку они не могут быть совместимы друг с другом по целому ряду утверждений о свойствах и отношениях одной и той же предметной области.

Итак, развитие научного знания представляет собой непрерывно-прерывный процесс, характеризующийся качественными скачками в ведении одной и той же предметной области. Поэтому в целом развитие науки является некумулятивным. Несмотря на то, что по мере развития науки постоянно растет объем эмпирической и теоретической информации, было бы весьма опрометчиво делать отсюда выводы о том, что имеет место прогресс в истинном содержании науки. Твердо можно сказать лишь то, что старые и сменяющие их фундаментальные теории видят мир не просто существенно по-разному, но зачастую и противоположным образом. Прогрессистский же взгляд на развитие теоретического знания возможен только при принятии философских доктрин преформизма и телеологизма применительно к эволюции науки.

Столь же неоднозначно решается в современной науки и вопрос о ее движущих силах. По этому вопросу существуют две альтернативные, взаимоисключающие друг друга позиции: интернализм и экстернализм. Согласно интерналистам, главную движущую силу развития науки составляют имманентно присущие ей внутренние цели, средства и закономерности; научное знание должно рассматриваться как саморазвивающаяся система, содержание которой не зависит от социокультурных условий ее бытия, от степени развитости социума и характера различных его подсистем (экономики, техники, политики, философии, религии, искусства и т.д.

Согласно первой, источником роста содержания научного знания является нахождение (установление, открытие) новых фактов. Теория суть вторичное образование, представляющее собой систематизацию и обобщение фактов (классическим представителем эмпиристской варианта интернализма в историографии науки был, например Дж. Гершель). Представители рационалистской версии (Декарт, Гегель, Поппер и др.) считают, что основу динамики научного знания составляют теоретические изменения, которые по совей сути всегда есть, ибо результат когнитивного творческого процесса, либо перекомбинации уже имеющихся идей (несущественные идей становятся существенными и наоборот, независимые – зависимыми, объясняемые – объясняющими и т.д.).

В противоположность интерналистам, экстерналисты исходят из убеждения, что основным источником инноваций в науке, определяющим не только направление, темпы ее развития, но и содержание научного знания, являются социальные потребности и культурные ресурсы общества, его материальный и духовный потенциал, а не сами по себе новые эмпирические данные или имманентная логика развития научного знания. С точки зрения экстерналистов, в научном познании познавательный интерес не имеет самодовлеющего значения (познание ради умножения и совершенствования знания в соответствии с неким универсальным методом). Он, в конечном счете, всегда «замкнут» на определенный практический интерес, на необходимость решения, в формах наличной социальности, множества инженерных, технических, технологических, экономических и социально-гуманитарных проблем.

Будучи едины в признании существенного влияния общества и его потребностей на развитие науки, экстерналисты расходятся в оценке значимости различных социальных факторов на это развитие. Одни, считают главными факторами, влияющими на развитие науки, экономические, технические и технологические потребности общества (Дж. Бернал, Б. Гессен и др.), другие - тип социальной организации (А. Богданов), третьи — господствующую культурную доминанту общества (О. Шпенглер), четвертые — наличный духовный потенциал общества (религия, философия, искусство, нравственность, архетипы национального самосознания), пятые — конкретный тип взаимодействия всех указанных выше факторов, образующий наличный социокультурный фон науки, ее инфраструктуру (В.Купцов и др.), шестые — локальный социальный и социально психологический контекст деятельности научных коллективов и отдельных ученых; (Т. Кун, П. Фейерабенд, М. Малкей и др.).

Другим существенным пунктом расхождений среди экстерналистов является вопрос о том, влияют ли: социальные факторы только на направление и темпы развития науки (как реакция на определенный «социальный заказ» со стороны общества) или также и на метод науки и ее когнитивные результаты (характер предлагаемых учеными решений проблем). Вплоть до 70-х гг. большинство экстерналистов положительно отвечало только на первую часть дилеммы, считая, что содержание науки полностью определяется содержанием объекта; она располагает истинным методом, который инвариантен по отношению к различным социальным условиям и применяющим его субъектам (доктрина социальной и ценностной нейтральности естествознания). Исключение делалось для социальных и гуманитарных наук, где признавалось существенное влияние на теоретические построения социальных интересов и принимаемой учеными системы ценностей. Однако развитие методологии, социологии и истории науки во второй половине XX века привело к крушению представления об инвариантности, всеобщности и объективности научного метода и научного этоса.

Таким образом, среди основных концепций развития научного знания наиболее приемлемым оказывается «срединный путь», исходящий из взаимосвязи внутри научных факторов (включая когнитивные мутации) и социокультурных факторов. Именно эта взаимосвязь и образует подлинную основу развития системы научного знания.

В истории развития науки можно выделить две стадии. Первая стадия характеризует зарождающуюся науку (пред науку), вторая - науку в собственном смысле слова. Преднаука изучает те вещи и способы их изменения, с которыми человек многократно сталкивался в производстве и обыденном опыте. Он стремился построить модели таких изменений с тем, чтобы предвидеть результаты практического действия. Предпосылкой для этого было изучение вещей, выделенных практикой. Эти вещи фиксировались в познании в форме идеальных объектов, которыми мышление начинало оперировать как специфическими предметами, замещающими объекты реального мира. Соединяя идеальные объекты с соответствующими операциями их преобразования, ранняя наука строила схему изменений предметов, которые могли быть осуществлены в производстве данной исторической эпохи. По мере развития познания и практики в науке формируется новый способ построения знаний.

Если на этапе преднауки как первичные идеальные объекты, так и их отношения выводились непосредственно из практики, то теперь познание делает следующий шаг. Оно начинает строить фундамент новой системы знания как бы "сверху" по отношению к практике.

При таком методе исходные идеальные объекты заимствуются из ранее сложившихся систем знания и применяются в качестве строительного материала при формировании новых знаний. Эти объекты погружаются в особую структуру, которая заимствуется из другой области знания. Соединение исходных идеальных объектов с новой "сеткой отношений" способно породить новую систему знаний, в рамках которой могут найти отображение существенные черты ранее не изученных сторон действительности.

В развитой науке такой способ исследования встречается на каждом шагу. Так, например, по мере эволюции математики числа начинают рассматриваться не как прообраз предметных совокупностей, а как самостоятельные математические объекты, свойства которых подлежат систематическому изучению. С этого момента начинается собственно математическое исследование, в ходе которого из ранее изученных натуральных чисел строятся новые идеальные объекты. Открыв класс отрицательных чисел, математика распространяет на них все те операции, которые были приняты для положительных чисел, и таким путем создает новое знание.

Благодаря новому методу построения знаний наука получает возможность проанализировать изменения объектов, которые в принципе могла бы освоить развивающаяся цивилизация. С этого момента кончается этап преднауки и начинается наука в собственном смысле. В ней наряду с эмпирическими правилами формируется особый тип знания - теория, позволяющая получить эмпирические зависимости как следствие из теоретических постулатов. Знания уже не формулируются как предписания для наличной практики, они выступают как знания об объектах реальности "самой по себе".

Специфика научного познания

Большинство согласно с тем, что научное познание является высшей формой познания. Наука оказывает огромное влияние на жизнь современного человека. Но что такое наука? В чем ее отличие от таких видов знаний, как обыденное, художественное, религиозное и так далее? На это вопрос пытались ответить давно. Еще античные философы искали различие между подлинным знанием и изменчивым мнением. Мы видим, что эта проблема является одной из главных в позитивизме. Найти метод, который гарантировал бы получение достоверного знания или хотя бы отличить такое знание от ненаучного, так и не удалось. Но можно выделить некоторые общие черты, которые выражали бы специфику научного знания.

Спецификой науки не является ее точность, так как точность используется в технике, в общественном управлении. Не является спецификой и использование абстрактных понятий, так как сама наука использует и наглядные образы.

Спецификой научного знания является то, что наука существует в виде системы теоретических знаний.

Теория — это обобщенное знание, которое получают с помощью следующих приемов:

1. Универсализация — распространение общих моментов, наблюдаемых в эксперименте на все возможные случаи, в том числе и не наблюдавшиеся. («Все тела при нагревании расширяются».)
2. Идеализация — в формулировках законов указываются идеальные условия, которых в самой действительности не бывает.
3. Концептуализация — в формулировку законов вводятся понятия, заимствованные из других теорий, имеющих точный смысл и значение.

Используя эти приемы, ученые формулируют законы науки, которые являются обобщениями опыта, выявляющими повторяющиеся, необходимые существенные связи между явлениями.

Первоначально на базе классификации эмпирических данных (эмпирический уровень познания) формулируются обобщения в виде гипотез (начало теоретического уровня познания). Гипотеза — это более или менее обоснованное, но недоказанное предположение. Теория — это доказанная гипотеза, это закон.

Законы позволяют объяснить уже известные и предсказать новые явления, не обращаясь до поры до времени к наблюдениям и экспериментам. Законы ограничивают область своего действия. Так, законы квантовой механики применимы только к микромиру.

Научное познание строится на трех методологических установках (или принципах):

• редукционизм — стремление объяснить качественное своеобразие сложных образований законами нижележащих уровней;
• эволюционизм — утверждение естественного происхождения всех явлений;
• рационализм — как противоположность иррационализму, знанию, основанному не на доказательстве, а на вере, интуиции и т.д.

Эти принципы делают науку в отличие от религии:

а) наднациональной, космополитной;
б) она стремится стать единственной;
в) научные знания надличностны;
г) наука носит открытый характер, ее знания постоянно изменяются, дополняются и т.д.

В научном познании выделяют эмпирический и теоретический уровни. Они фиксируют различия в способе, методах познавательной деятельности ученых и характере добываемого материала.

Эмпирический уровень — это предметно-орудийная деятельность ученых, наблюдения, эксперимент, сбор, описание и систематизация научных данных и фактов. Здесь присутствуют и чувственное познание, и мышление как характеристики познания вообще. Теоретический уровень — это не всякое мышление, а то, что воспроизводит скрытые от непосредственного восприятия, внутренние, необходимые стороны, связи, сущность исследуемого явления.

К эмпирическим методам относятся:

• наблюдение — связано с проверкой гипотезы планомерно, систематично;
• измерение — особый вид наблюдения, при котором дается количественная характеристика объекта;
• моделирование — вид эксперимента, когда прямое экспериментальное исследование затруднено или невозможно.

К теоретическим методам научного познания относятся:

• индукция — метод перехода от знания отдельных фактов к знанию общего (Виды индукции: аналогия, модельная экстраполяция, статистический метод и т.п.);
• дедукция — метод, когда из общих положений (аксиом) логическим путем выводятся другие утверждения (от общего к частному).

Наряду с другими методами в науке действует исторический и логический методы познания.

Исторический метод — это изучение реальной истории объекта, воспроизведение исторического процесса для раскрытия его логики.

Логический метод — это раскрытие логики развития объекта путем изучения его на высших ступенях исторического процесса, так как на высших стадиях объект воспроизводит в сжатом виде свое историческое развитие (онтогенез воспроизводит филогенез).

Что же за знания у человека, которые не входят в науку?

Это ложь, заблуждение, невежество, фантазия? Но разве наука не ошибается? Разве нет доли истины в фантазии, в обмане?

Наука имеет область пересечения с этими явлениями.

а) Наука и фантазия.
б) Наука и культура. В настоящее время развернута критика науки. Историк Гилански так говорит об ученых: «Будь их воля, они превратили бы в ботанику великолепные цветения, в метеорологию красоту закатов». Илья Пригожин тоже утверждает, что наука низводит богатство мира до однообразного повторения, убирает благоговение перед природой и приводит к господству над ней. Фейерабенд: «Наука — это богословие ученых, делая акцент на общем, наука огрубляет вещи, противопоставляет себя здравому смыслу, морали. В этом виновата сама жизнь с обезличенными отношениями через письменность, политику, деньги. Науку надо подчинить морали.»

Критика науки должна считаться справедливой только с позиции человека, отказавшегося от использования ее результатов. Гуманизм предполагает право каждого человека на выбор смысла и способа жизни. Но тот, кто пользуется ее плодами, не имеет морального права на критику. Развитие культуры уже немыслимо без развития науки. Для устранения последствий развития науки общество использует саму науку. Отказ от науки есть деградация современного человека, возврат к животному состоянию, на что человек вряд ли согласится.

Итак, познание — это сложный процесс. Высшей формой познания является научное познание, которое имеет сложную структуру, свою специфику, которая возвышает науку, делает ее знания общепринятыми, но в то же время отрывает науку от личности, от морали, здравого смысла. Но наука не имеет непроходимых границ с не наукой и не должна их иметь, чтобы не перестать быть человечной.

Критерии научного познания

Одним из важных отличительных качеств научного знания является его систематизированность. Она является одним из критериев научности.

Но знание может быть систематизированным не только в науке. Кулинарная книга, телефонный справочник, дорожный атлас и т.д. и т.п. - везде знание классифицируется и систематизируется. Научная же систематизация специфична. Для нее свойственно стремление к полноте, непротиворечивости, четким основаниям систематизации. Научное знание как система имеет определенную структуру, элементами которой являются факты, законы, теории, картины мира. Отдельные научные дисциплины взаимосвязаны и взаимозависимы.

Стремление к обоснованности, доказательности знания является важным критерием научности.

Обоснование знания, приведение его в единую систему всегда было характерным для науки. Со стремлением к доказательности знания иногда связывают само возникновение науки. Применяются разные способы обоснования научного знания. Для обоснования эмпирического знания применяются многократные проверки, обращение к статистическим данным и т.п. При обосновании теоретических концепций проверяется их непротиворечивость, соответствие эмпирическим данным, возможность описывать и предсказывать явления.

В науке ценятся оригинальные, "сумасшедшие" идеи. Но ориентация на новации сочетается в ней со стремлением элиминировать из результатов научной деятельности все субъективное, связанное со спецификой самого ученого. В этом - одно из отличий науки от искусства. Если бы художник не создал своего творения, то его бы просто не было. Но если бы ученый, пусть даже великий, не создал теорию, то она все равно была бы создана, потому что представляет собой необходимый этап развития науки, является интерсубъективной.

МЕТОДЫ И СРЕДСТВА НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ. Хотя научная деятельность специфична, в ней применяются приемы рассуждений, используемые людьми в других сферах деятельности, в обыденной жизни. Для любого вида человеческой деятельности характерны приемы рассуждений, которые применяются и в науке, а именно: индукция и дедукция, анализ и синтез, абстрагирование и обобщение, идеализация, аналогия, описание, объяснение, предсказание, гипотеза, подтверждение, опровержение и пр.

Основными методами получения эмпирического знания в науке являются наблюдение и эксперимент.

Наблюдение - это такой метод получения эмпирического знания, при котором главное - не вносить при исследовании самим процессом наблюдения какие-либо изменения в изучаемую реальность.

В отличие от наблюдения, в рамках эксперимента изучаемое явление ставится в особые условия. Как писал Ф.Бэкон, "природа вещей лучше обнаруживает себя в состоянии искусственной стесненности, чем в естественной свободе".

Важно подчеркнуть, что эмпирическое исследование не может начаться без определенной теоретической установки. Хотя говорят, что факты - воздух ученого, тем не менее постижение реальности невозможно без теоретических построений. И.П.Павлов писал по этому поводу так: "...во всякий момент требуется известное общее представление о предмете, для того чтобы было на что цеплять факты..."

Задачи науки никак не сводятся к сбору фактического материала.

Сведение задач науки к сбору фактов означает, как выразился А.Пуанкаре, "полное непонимание истинного характера науки". Он же писал: "Ученый должен организовать факты. Наука слагается из фактов, как дом из кирпичей. И одно голое накопление фактов не составляет еще науки, точно так же как куча камней не составляет дома".

Научные теории не появляются как прямое обобщение эмпирических фактов. Как писал А.Эйнштейн, "никакой логический путь не ведет от наблюдений к основным принципам теории". Теории возникают в сложном взаимодействии теоретического мышления и эмпирии, в ходе разрешения чисто теоретических проблем, в процессе взаимодействия науки и культуры в целом.

В ходе построения теории ученые применяют различные способы теоретического мышления. Так, еще Галилей стал широко применять мысленные эксперименты в ходе построения теории. В ходе мысленного эксперимента теоретик как бы проигрывает возможные варианты поведения разработанных им идеализированных объектов. Математический эксперимент - это современная разновидность мысленного эксперимента, при котором возможные последствия варьирования условий в математической модели просчитываются на компьютерах.

При характеристике научной деятельности важно отметить, что в ее ходе ученые порой обращаются к философии.

Большое значение для ученых, особенно для теоретиков, имеет философское осмысление сложившихся познавательных традиций, рассмотрение изучаемой реальности в контексте картины мира.

Обращение к философии особенно актуально в переломные этапы развития науки. Великие научные достижения всегда были связаны с выдвижением философских обобщений. Философия содействует эффективному описанию, объяснению, а также пониманию реальности изучаемой наукой.

Важные особенности научного знания отражает понятие "стиль научного мышления". М. Борн писал так: "... Я думаю, что существуют какие-то общие тенденции мысли, изменяющиеся очень медленно и образующие определенные философские периоды с характерными для них идеями во всех областях человеческой деятельности, в том числе и в науке. Паули в недавнем письме ко мне употребил выражение "стили": стили мышления - стили не только в искусстве, но и в науке. Принимая этот термин, я утверждаю, что стили бывают и у физической теории, и именно это обстоятельство придает своего рода устойчивость ее принципам".

Известный химик и философ М.Полани показал в конце 50-х годов нашего века, что предпосылки, на которые ученый опирается в своей работе, невозможно полностью вербализировать, т.е. выразить в языке. Полани писал: "То большое количество учебного времени, которое студенты-химики, биологи и медики посвящают практическим занятиям, свидетельствует о важной роли, которую в этих дисциплинах играет передача практических знаний и умений от учителя к ученику. Из сказанного можно сделать вывод, что в самом центре науки существуют области практического знания, которые через формулировки передать невозможно".

Знания такого типа Полани назвал неявными. Эти знания передаются не в виде текстов, а путем непосредственной демонстрации образцов.

Термин "менталитет" применяется для обозначения тех слоев духовной культуры, которые не выражены в виде явных знаний, но, тем не менее, существенно определяют лицо той или иной эпохи или народа. Но и любая наука имеет свой менталитет, отличающий ее от других областей научного знания, но тесно связанный с менталитетом эпохи.

Говоря о средствах научного познания, необходимо отметить, что важнейшим из них является язык науки.

Галилей утверждал, что книга Природы написана языком математики. Развитие физики полностью подтверждает эти слова Галилея. В других науках процесс математизации идет очень активно. Математика входит в ткань теоретических построений во всех науках.

Ход научного познания существенно зависит от развития используемых наукой средств. Использование подзорной трубы Галилеем, а потом - создание телескопов, радиотелескопов во многом определило развитие астрономии. Применение микроскопов, особенно электронных, сыграло огромную роль в развитии биологии. Без таких средств познания, как синхрофазотроны, невозможно развитие современной физики элементарных частиц. Применение компьютера революционизирует развитие науки.

Методы и средства, используемые в разных науках, не одинаковы.

Различия методов и средств, применяемых в разных науках, определяются и спецификой предметных областей, и уровнем развития науки. Однако в целом происходит постоянное взаимопроникновение методов и средств различных наук. Аппарат математики применяется все шире. По выражению Ю.Винера, "невероятная эффективность математики" делает ее важным средством познания во всех науках. Однако вряд ли следует в будущем ожидать универсализации методов и средств, используемых в разных науках.

Методы, развитые в одной научной области, могут эффективно применяться в совсем другой области.

Один из источников новаций в науке - это перенос методов и подходов из одной научной области в другую. Например, вот что написал академик В.И.Вернадский о Л.Пастере, имея в виду его работы по проблеме самозарождения: "Пастер... выступал как химик, владевший экспериментальным методом, вошедший в новую для него область знания с новыми методами и приемами работы, увидевший в ней то, чего не видели в ней ранее ее изучавшие натуралисты-наблюдатели".

Говоря о специфике разных наук, можно отметить особенности философского знания. В целом философия не является наукой. Если в классической философской традиции философия трактовалась как особого рода наука, то современные мыслители часто развивают философские построения резко отграниченные от науки (это относится, например, к экзистенциалистам, неопозитивистам). Вместе с тем, в рамках философии всегда были и есть построения и исследования, которые могут претендовать на статус научных. М.Борн относит к таковым "исследование общих черт структуры мира и наших методов проникновения в эту структуру".

Виды научного познания

ПОЗНАНИЕ - творческая деятельность субъекта, ориентированная на получение достоверных знаний о мире. П. является сущностной характеристикой бытия культуры и в зависимости от своего функционального предназначения, характера знания и соответствующих средств и методов может осуществляться в следующих формах: обыденное, мифологическое, религиозное, художественное, философское и научное. Познание начинается с чувственного (ощущения, восприятие, представление), затем логическое (понятие, суждение, умозаключение). Суждения имеют общую форму и не зависят от языка. Умозаключения ведут к получению нового знания. При индукции требуется проверка, т. к. индукция не полна. При дедукции требуется проверка исходного постулата.

Научное познание формируется на основе обыденного.

Особенности научного познания:

1. Основная задача научного познания – обнаружение объективных законов действительности – природных, социальных (общественных) законов самого познания, мышления и др. Это основной признак науки, главная ее особенность.
2. На основе знания законов функционирования и развития исследуемых объектов наука осуществляет предвидение будущего с целью дальнейшего практического освоения действительности.
3. Непосредственная цель и высшая ценность научного познания – Объективная истина, постигаемая преимущественно рациональными средствами и методами, но не без участия живого созерцания и внерациональных средств.
4. Существенным признаком познания является его системность. Без системы это не наука.
5. ДЛЯ науки характерна постоянная методологическая рефлексия. Это означает, что в ней изучение объектов, выявление их специфики, свойств и связей всегда сопровождается — в той или иной мере – осознанием методов и приемов, посредством которых исследуются данные объекты.
6. Научному познанию присуща строгая доказательность, обоснованность полученных результатов, достоверность выводов. Знание для науки есть доказательное знание. Знание должно быть подтверждено фактами.
7. Научное познание есть сложный, противоречивый процесс производства и воспроизводства новых знаний, образующих целостную и развивающуюся систему понятий, теорий, гипотез, законов и других идеальных форм, – закрепленных в языке Процесс непрерывного самообновления наукой своего концептуального и методологического арсенала - важный показатель (критерий) научности.
8. Знание, претендующее на статус научного, должно допускать принципиальную возможность эмпирической проверки. Процесс установления истинности научных утверждений путем наблюдений и экспериментов называется верификаций, а процесс установления их ложности – фальсификация. Важным условием при этом является направленность научной деятельности на критику своих же собственных результатов.
9. В процессе научного познания применяются такие специфические материальные средства, как приборы, инструменты, другое так называемое «научное оборудование», зачастую очень сложное и дорогостоящее (синхрофазотроны, радиотелескопы, ракетно-космическая техника и т.д.).
10. Специфическими характеристиками обладает субъект научной деятельности — отдельный исследователь, научное сообщество, «коллективный субъект». Занятие наукой требует особой подготовки познающего субъекта, в ходе которой он осваивает сложившийся запас знаний, средства и методы его получения, систему ценностных ориентации и целевых установок, специфичных для научного познания, этические принципы.

Эти критерии выполняют охранительную функцию, ограждают науку от бреда. Научное познание — это конкретно-историческая система критериев. Она постоянно меняется и приведенный набор не постоянен. Также есть критерий логической непротиворечивости, принципы простоты, красоты, эвристичности, когерентности.

Обыденное познание существовало с самого зарождения человечества, доставлявшее элементарные сведения о природе и окружающей действительности. Основой был опыт повседневной жизни, имеющий, однако, несистематический характер. Является исходным пластом всякого познания. Обыденное знание: здравый смысл, и приметы, и назидания, и рецепты, и личный опыт, и традиции.

Его особенностью является то, оно используется человеком практически неосознанно и в своем применении, не требует предварительных систем доказательств. Другая его особенность — принципиально бесписьменный характер. Ученый, оставаясь ученым, не перестает быть просто человеком.

Особую форму в ненаучного знания представляет собой, так называемая народная наука, которая в настоящее время стала делом отдельных групп или отдельных субъектов: знахарей, целителей, экстрасенсов, а ранее шаманов, жрецов, старейшин рода. Народная наука существует и транслируется в бесписьменной форме от наставника к ученику. Можно выделить конденсат народной науки в виде заветов, примет, наставлений, ритуалов и пр.

В картине мира, предлагаемой народной наукой, большое значение имеет круговорот могущественных стихий бытия. Природа выступает как «дом человека», а человек, в свою очередь, как органичная его частичка, через которую постоянно проходят силовые линии мирового круговорота. Считается, что народные науки обращены, с одной стороны, к самым элементарным, а с другой — к самым жизненно важным сферам человеческой деятельности, как-то: здоровье, земледелие, скотоводство, строительство.

Художественная деятельность несводима целиком к познанию. Художественно осваивая действительность в различных своих видах (живопись, музыка, театр и т.д.), удовлетворяя эстетические потребности людей, искусство одновременно познает мир, а человек творит его - в том числе и по законам красоты. В структуру любого произведения искусства всегда включаются в той или другой форме определенные знания о природе, о разных людях и их характерах, о тех или иных странах и народах, о культуре, обычаях, нравах, быте, об их чувствах, мыслях и т.д.

Специфической формой освоения действительности в искусстве является художественный образ, мышление в образах, «чувствующая мысль». Наука же осваивает мир, прежде всего в системе абстракций.

Специфика религиозного познания состоит не только в способности к трансцендированню. к выходу за пределы чувственно осязаемой реальности и признании иного ("сверхъестественного") мира — проще говоря, Бога или богов.

Особенности религиозного познания определяются тем, что оно обусловлено непосредственной эмоциональной формой отношения людей к господствующим над ними земным силам (природным и социальным).

Будучи фантастическим отражением последних, религиозные представления содержат в себе определенные знания о действительности, хотя нередко и превратные. Достаточно мудрой и глубокой сокровищницей религиозных и других знаний, накопленных людьми веками и тысячелетиями, являются, например, Библия и Коран. Однако религия (как и мифология) не производила знание в систематической и тем более теоретической форме. Она никогда не выполняла и не выполняет функции производства объективного знания, носящего всеобщий, целостный, само ценностный и доказательный характер. Если для религиозного познания характерно соединение эмоционального отношения к миру с верой в сверхъестественное, то сущность научного познания — рациональность, которая в качестве подчиненных моментов содержит и эмоции, и веру. Важнейшим понятием религии и религиозного познания является вера.

В этой связи отметим, что в понятии «вера» следует выделять два аспекта:

а) религиозная вера;
6) вера как уверенность (доверие, убеждение), т.е. то, что еще не проверено, не доказано в данный момент, в различных формах научного познания и прежде всего в гипотезах. Эта вера есть и всегда останется основным мотивом всякого научного творчества.

Особенности философского познания заключаются в том, что специальные науки изучают свой фрагмент бытия (постижения определенных вопросов), а философия стремится изучать мир в целом, ищет причины всего (целостное постижение).

Частные науки обращены к явлениям, существующим объективно, вне человека, а философия формулируется как вопрос об отношении человека к миру.

Частный специалист не задумывается, как возникла его дисциплина, а философия науки направлена на выявление достоверных основ, которые могли бы служить точкой отсчета. Наука направлена на описание и объяснение процессов действительности, а философия на осмысление таких проблем, как мир и человек, судьба, культуры, природа познания и т.д.

Классификация научного познания

Научные знания классифицируются по разным основаниям:

• по группам предметных областей знания делятся на математические, естественные, гуманитарные и технические;
• по способу отражения сущности знания классифицируются на феноменалистские (описательные) и эссенциалистские (объяснительные). Феноменалистские знания представляют собой качественные теории, наделяемые преимущественно описательными функциями (многие разделы биологии, географии, психология, педагогика и т.д.). В отличие от них эссенциалистские знания являются объяснительными теориями, строящимися, в основном, на количественных средствах анализа;
• по функциональному назначению научные знания классифицируются на фундаментальные и прикладные; и так далее.

Классификаций научных знаний существует множество.

Для данной работы наиболее существенной является классификация научного знания по отнесению к формам мышления – разделение знаний на эмпирические и теоретические. Поскольку, очевидно, именно здесь кроется наиболее существенное отличие докторской диссертации от кандидатской.

Эмпирическое знание – это установленные факты науки и сформулированные на основе их обобщения эмпирические закономерности и законы. Соответственно, эмпирическое исследование направлено непосредственно на объект и опирается на эмпирические, опытные данные.

Эмпирическое знание, будучи совершенно необходимой ступенью познания, т.к. все наши знания возникают, в конечном счете, из опыта, все же недостаточно для познания глубоких внутренних закономерностей возникновения и развития познаваемого объекта.

Теоретическое знание – это сформулированные общие для данной предметной области закономерности, позволяющие объяснить ранее открытые факты и эмпирические закономерности, а также предсказать и предвидеть будущие события и факты.

тема

документ Информационные процессы
документ Качество жизни
документ Метод сбора информации
документ Способы разрешения конфликта



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты