Управление финансами

документы

1. Компенсации приобретателям жилья 2020 г.
2. Выплаты на детей до 3 лет с 2020 года
3. Льготы на имущество для многодетных семей в 2020 г.
4. Повышение пенсий сверх прожиточного минимума с 2020 года
5. Защита социальных выплат от взысканий в 2020 году
6. Увеличение социальной поддержки семей с 2020 года
7. Компенсация ипотеки многодетным семьям в 2020 г.
8. Ипотечные каникулы с 2020 года
9. Новое в пенсионном законодательстве в 2020 году
10. Продление дачной амнистии в 2020 году


Управление финансами
Психологические тесты Интересные тесты   Недвижимость Недвижимость
папка Главная » Юристу » Доказывание

Доказывание

Статью подготовил ведущий корпоративный юрист Шаталов Станислав Карлович. Связаться с автором

Доказывание

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:



1. Доказывание (Понятие доказывания)
2. Процесс доказывания
3. Предмет доказывания
4. Уголовное доказывание
5. Гражданское доказывание
6. Обстоятельства доказывания
7. Доказательства и доказывание
8. Средства доказывания
9. Бремя доказывания
10. Обязанность доказывания
11. Пределы доказывания
12. Факты доказывания
13. Арбитражное доказывание
14. Право доказывания
15. Доказывание в судопроизводстве
16. Субъекты доказывания
17. Административное доказывание
18. Цель доказывания
19. Доказывания преступлений
20. Проблемы доказывания

Доказывание

Доказывание — это регулируемая законом деятельность по собиранию, проверке и оценке доказательств с целью установления обстоятельств, имеющих значение для законного, обоснованного и справедливого разрешения дел. Доказывание, в пределах своих полномочии, осуществляют лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, судья, суд. Право участия в доказывании имеют подозреваемый, обвиняемый, защитник, общественный обвинитель, общественный защитник, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители.

К участию в собирании и проверке доказательств привлекаются эксперты, специалисты, понятые и другие лица, которые в порядке, установленном законом, выполняют определенные процессуальные обязанности. Собирание и проверка доказательств производятся путем допросов, очных ставок, предъявления для опознания, выемок, обысков, осмотров, экспериментов, производства экспертиз и других следственных и судебных действий, предусмотренных законом.

Собирание, проверку, оценку доказательств на досудебных стадиях путем сведения следственных и других действий осуществляют дознаватель, следователь, прокурор (ст. 70, 71 УПК). Определенные права на участие в доказательственной деятельности предоставлены всем участникам процесса.

Суд первой инстанции при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства: допросить подсудимых, потерпевших, свидетелей, заслушать заключение экспертов, осмотреть вещественные доказательства, огласить протоколы и иные документы (ст. 240 УПК). Суд вправе вызвать любое лицо для допроса или для дачи заключения в качестве эксперта, производить осмотры и др. (ст. 70 УПК).

Очевидно различие доказательственной деятельности на предварительном следствии и в суде. Следователь собирает доказательства для установления того, было ли событие преступлением и кто, какие действия совершал. Следователь и прокурор решают, собраны ли достаточные доказательства для направления дела в суд. В суде исследуются представленные сторонами доказательства для ответов на вопросы, доказано ли событие преступления, доказана ли виновность обвиняемого и др. Суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создает сторонам необходимые условия для всестороннего и полного исследования дела, а также сам выясняет в ходе исследования доказательств имеющиеся у него вопросы. Суд (судья) обеспечивает надлежащую процедуру доказывания в суде, но не обязан принимать меры к восполнению доказательств, представленных обвинителем, или возвращать для этого дело для дополнительного расследования (ст. 429, 446 УПК). Такие правила установлены для суда с присяжными заседателями.

Эти правила отличаются от правил, установленных в гл. 21, 23 УПК применительно к суду, действующему без участия присяжных заседателей. Это объясняется тем, что УПК исходил из того, что суду принадлежит активная, самостоятельная роль и доказывании и он, наряду с обвинителем, обязан принимать меры к доказыванию обстоятельств, указанных в обвинительном заключении (ст. 3, 255, 256—258 УПК).

В ходе доказательственной деятельности должна быть обеспечена охрана прав и законных интересов граждан и юридических лиц.

При доказывании запрещается совершать действия, опасные для жизни и здоровья граждан или унижающие их честь и достоинство, домогаться показаний, объяснений, заключений, выдачи документов или предметов путем насилия, угроз, обмана и иных незаконных мер.

Эти и другие правила доказывания устанавливаются и применительно к отдельным следственным действиям:

1. В каждой стадии процесса в соответствии с ее конкретными задачами и процессуальными формами доказывание имеет свои особенности, свои характерные черты, результатом доказывания могут быть только предусмотренные для данной стадии решения. Задачи конкретной стадии, ее процессуальная форма отражаются и в соотношении отдельных элементов доказывания, и в том, как происходит исследование доказательств (непосредственно или по письменным материалам) и, соответственно, какие выводы из оценки доказательств могут быть сделаны в той или иной стадии. В соответствии с теми процессуальными условиями, в которых могут быть получены и проверены доказательства в той или иной стадии, закон определяет пределы полномочий органа, те выводы из оценки доказательств, которые он вправе сделать, и виды решений, которые он вправе принять (см. ст. 143, 144, 205, 303, 309, 454 УПК). Правила доказательственной деятельности, закрепленные в законе, должны быть руководящими и при разработке криминалистикой тактических приемов следственных действий при определении допустимости использования тех или иных технических средств и тактических методов получения и проверки доказа-тельств.
2. Доказательственная деятельность в уголовном процессе не ограничивается познанием обстоятельств происшедшего события тем или иным субъектом процесса (например, следователем). Для использования все фактические данные по делу должны быть зафиксированы в процессуальной форме, которая бы обеспечивала возможность ознакомления с ними всех субъектов уголовно-процессуальной деятельности и создавала гарантии достоверности полученных сведений. Поэтому процесс доказывания имеет не только познавательный, но и удостоверительный характер. Удостоверительная сторона процесса доказывания выражена в требованиях закона о порядке собирания, проверки и оценке доказательств.
3. Характеризуя в целом доказывание как процесс опосредованного доказательствами познания, надо иметь в виду, что отдельные обстоятельства, факты могут быть восприняты следователем, судьей и непосредственно. Это те факты и состояния, которые сохранились ко времени расследования, рассмотрения судом дела (например, последствия пожара, испорченная картина, обезображенное лицо потерпевшего)'. Эти непосредственно воспринятые следователем и судьей обстоятельства, факты будут иметь доказательственное значение для всех иных участников процесса, если они получены в установленном законом процессуальном порядке (например, при осмотре, освидетельствовании), а полученные при этом данные надлежащим образом отражены в протоколе. Эти протоколы — самостоятельный вид доказательств (ст. 87 УК). Факты общеизвестные (например, дата исторического события) или преюдициально установленные используются в уголовном процессе без доказывания, если не возникает сомнения в их достоверности (например, факты, установленные вступившим в законную силу приговором по другому делу). Таким образом, в совокупность фактических данных, которые служат основой для формирования выводов по делу, входят различные по своей природе и по способу получения сведения об интересующих следствие и суд обстоятельствах, что должно учитываться при характеристике всего доказательственного процесса и составляющих его элементов.

4. Доказывание происходит в единстве практической и мыслительной деятельности. Доказывание представляет собой познавательный процесс, которому присуще единство асоциального и рационального, субъективного и объективного, непосредственного и опосредованного, что проявляется во всех его взаимосвязанных элементах. Все элементы доказательственной деятельности — собирание, проверка и оценка доказательств — неразрывно между собой связаны, протекают в единстве, имеют место на всех стадиях процесса в тех процессуальных формах, которые соответствуют задачам данной стадии и установленному в ней порядку производства.
5. Познание обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу, может осуществляться либо путем получения сведений, информации непосредственно об этих обстоятельствах (например, показания свидетелей-очевидцев, показания обвиняемого о его действиях), либо путем логического построения выводов от известных обстоятельств к неизвестным. В первом случае доказывание происходит на основе прямых доказательств, когда основная задача следователя, суда состоит в установлении достоверности сообщенных сведений для того, чтобы признать конкретное обстоятельство, входящее в предмет доказывания, установленным, доказанным. Во-втором — при доказывании с помощью косвенных доказательств надо сначала установить достоверность полученных сведений, на их основе установить те или иные факты (доказательственные)', а затем по совокупности этих фактов сделать вывод о наличии (или отсутствии) какого-либо обстоятельства, входя-щего в предмет доказывания. Здесь доказывание идет от установленных фактов, имеющих доказательственное значение к выводу о фактах, входящих в предмет доказывания, то есть в системе “от факта к факту”. В этом смысле в судебном доказывании выделяют два пути познания: информационный и логический.
6. Логический путь доказывания обычно включает множество “подсистем” доказательств, связанных между собой и с доказываемым тезисом различными логическими формами связи. Это могут быть элементарные акты доказывания в форме дедуктивного умозаключения, где в качестве большой посылки выступают данные науки, техники, обобщенного социального опыта, очевидные и общеизвестные истины (суждения “здравого смысла”). В таких умозаключениях вывод строится от наличия основания к логическому следствию: “если... то”. Например, из факта обнаружения отпечатков пальцев подозреваемого на стекле следует однозначный вывод о том, что подозреваемый прикасался к этому стеклу. Однако не каждый вывод из установленного факта может в процессуальном доказывании строиться по правилам традиционной, двузначной логики, оперирующей силлогизмами. Это объясняется тем, что нет таких универсальных, общих посылок, относящихся к обстоятельствам, подлежащим доказыванию, которые всегда приводили бы к однозначному выводу из установленных фактов. Так, если бы обнаружение похищенной вещи у подозреваемого во всех случаях было бы следствием того, что он эту вещь украл, то в каждом конкретном случае вывод о краже вещи вытекал бы из самого факта обнаружения вещи у подозреваемого. Однако приведенная выше посылка (если вещь обнаружена у подозреваемого, то, значит, он ее украл) не может быть признана единственно верной для каждого случая обнаружения вещи у подозреваемого, так как он мог ее найти, купить, вещь могла быть ему подброшена.
7. Поскольку суждение о значении, силе отдельного доказательства и всей их совокупности не может быть формализовано, в уголовно-процессуальном доказывании используется логика правдоподобных умозаключений, оперирующая такими категориями, как “более (менее) вероятно”, “весьма правдоподобно”. Такого рода умозаключения преобладают при построении вывода по делу на основе косвенных доказательств. В системе всех косвенных доказательств по делу значение каждого отдельно взятого доказательства возрастает, совпадение их представляется маловероятным, а совокупность всех доказательств усиливает значение каждого из них и при правильном использовании приводит к надежным, достоверным выводам по делу.
8. Для гносеологической характеристики выводного знания, каким является знание, полученное в уголовном процессе, может использоваться понятие достоверного знания. Достоверным признается знание, полученное в результате собирания, проверки и оценки доказательств в точном соответствии с установленными законом правилами и не вызывающее сомнений в своей обоснованности. В законе в указанном выше смысле используется понятие доказанности (ст. 309, 449). Закон разрешает постановить обвинительный приговор лишь при условии, если ...виновность подсудимого доказана, то есть обоснована проверенными и достаточными доказательствами, не вызывающими сомнений. Закон требует достоверности обвинительного приговора. В этом смысле в процессуальной теории употребляют как равнозначные понятия приговора достоверного и истинного. Профессор М.С. Строгович писал, что: “Достоверность выводов следствия и суда об обстоятельствах рассматриваемого уголовного дела — это то же самое, что истинность этого вывода”. Достоверность противопоставляется вероятности, предположению. Поэтому закон говорит о том, что обвинительный приговор “не может быть обоснован на предположениях...”.

Достоверность не имеет степени, в то время как вероятность может иметь разные степени в зависимости от обоснованности знания может быть “более вероятно — менее вероятно”. Используя категории вероятности и достоверности, можно проследить становление достоверного знания в уголовном процессе и, соответственно, переход от вероятности к достоверности, к доказанности с несомненностью.

В этой связи находятся и различные требования, которые предъявляет закон при принятии различных решений на том или ином этапе производства по делу. Так, например, при возбуждении уголовного дела, при задержании подозреваемого достаточно вероятности и предположения о совершении преступления, а для постановления обвинительного приговора преступление и лицо его совершившее должны быть установлены достоверно, вне сомнения. Презумпция невиновности может быть опровергнута только достоверными доказательствами вины, поэтому все неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиня-емого (п. 3 ст. 49 Конституции РФ).

Процесс доказывания

Доказывание в пределах своих полномочий осуществляют так называемые субъекты доказывания, а именно дознаватель, следователь, прокурор, суд. Право на участие в доказывании имеют подозреваемый, обвиняемый, защитник, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители (ст. 86 УПК РФ).

К участию в доказывании привлекаются эксперты, специалисты, понятые и другие лица, которые в порядке, установленном законом, выполняют определенные процессуальные обязанности.

Процесс доказывания состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ (ст. 85 УПК РФ).

Собирание, проверка и оценка доказательств являются элементами процесса доказывания. Следует уяснить, что собирание, проверка и оценка доказательств являются именно элементами, а не этапами процесса доказывания, поскольку термин «этап» предполагает жесткую последовательность во времени, в то время как термин «элемент» указывает на наличие данных видов деятельности в процессе доказывания. В этом смысле собирание, проверка и оценка доказательств являются не этапами, четко следующими друг за другом, а частями, переходящими из одной в другую.

Процесс доказывания не содержит четко установленных границ между его элементами. Доказательства проверяются путем собирания новых доказательств, одновременно оцениваются, вследствие чего принимается решение о собирании новых доказательств, которые, в свою очередь, служат для проверки уже имеющихся, и т.д.

Собирание доказательств — термин условный, поскольку доказательства не существуют как таковые в природе, в обществе. Они формируются субъектами доказывания (дознавателем, следователем, прокурором, судом).

Процесс формирования доказательства состоит из обнаружения источника сведений, имеющих значение для дела, а также из надлежащего порядка их получения и фиксации. Формирование доказательства завершается в тот момент, когда сведения, имеющие значение для дела, полученные из надлежащего источника, приобретают определенную законом форму.

Собирание доказательств осуществляется дознавателем, следователем, прокурором, судом путем:

1. производства следственных действий, перечень и порядок проведения которых указан в законе (допрос, обыск, выемка, предъявление для опознания и др.);
2. производства иных процессуальных действий, среди которых можно назвать истребование справок, характеристик иных документов, проведение ревизий, документальных проверок и др.;
3. приобщения к уголовному делу в качестве доказательств письменных документов и предметов, собранных и представленных подозреваемым, обвиняемым, а также потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями. Особо следует отметить, что указанные участники процесса не являются субъектами доказывания. Они собирают и представляют не доказательства, а документы и предметы для последующего возможного приобщения их в качестве доказательств.

Часть 3 ст. 86 УПК РФ, наделяющая защитника правом собирать доказательства (путем получения предметов, документов, опроса лиц с их согласия, истребования справок, характеристик, иных документов от учреждений и организаций), содержит в себе определенную долю условности.

Защитник не имеет возможности получить допустимое доказательство, поскольку закон не предусматривает надлежащей процедуры получения этим участником доказательств:

1. он не назван в качестве субъекта доказывания в ч. 1 ст. 74 УПК РФ, определяющей понятие доказательства;
2. доказательствами согласно ч. 2 ст. 74 УПК РФ признаются показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля, которые, в свою очередь, являются сведениями, сообщенными ими на допросе, проведенном с соблюдением соответствующих требований (ст. 173, 174, 187-190, 275, 277 и 278 УПК РФ);
3. в УПК РФ полностью отсутствует регламентация такого действия, как опрос лиц с их согласия.

Защитник собирает не доказательства, а... тот полуфабрикат, который он представляет лицам, уполномоченным решить, можно ли это использовать в качестве доказательства по делу... Материалы, собранные адвокатом, находятся как бы за рамками процессуального регулирования, значит, должны войти в уголовный процесс, но только через соответствующее постановление того, кто является движущей силой этого процесса.

Таким образом, защитник имеет право истребовать и представлять следователю, дознавателю, прокурору, суду предметы и документы с просьбой приобщить их к уголовному делу в качестве вещественных доказательств, ходатайствовать о вызове лиц, которые могут быть допрошены в качестве свидетелей. Он вправе ходатайствовать о производстве следственных действий по собиранию доказательств, но сам собирать доказательства не может.

Собирание и представление предметов и документов для дальнейшего приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств — это способ реализации участниками процесса своего права на участие в доказывании. Следователь, суд не вправе им отказать в приобщении к делу документа, представленного в качестве доказательства или в производстве следственных действий по собиранию доказательств, если обстоятельства, о которых они ходатайствуют, могут иметь значение для дела (ст. 159, 271 УПК РФ).

Способами закрепления доказательств закон считает как письменную форму (протокол), так и фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы допроса, кассеты видеозаписи, чертежи, планы, схемы слепки и оттиски следов, выполненных при производстве следственного действия, а также электронные носители информации, полученной или скопированной с других электронных носителей информации в ходе производства следственных действий (ст. 166 УПК РФ).

В уголовно-процессуальном законе предусмотрено использование научно-технических средств для собирания, закрепления и проверки доказательств (ст. 166, 259, 276, 281 УПК РФ).

Это преимущественно практическая деятельность дознавателя, следователя, прокурора, суда, направленная:

1. на сопоставление проверяемого доказательства с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле;
2. установление и детальный анализ источника этого доказательства;
3. собирание новых доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

Например, проверка имеющихся в уголовном деле показаний свидетеля будет заключаться:

1) в сопоставлении различных частей его показаний между собой, а также с другими показаниями, с результатами осмотра места происшествия, заключениями экспертиз и т.д.;
2) в анализе данных о лице, давшем показания, на предмет его вменяемости, наличия физических или психических недостатков, которые могли оказать влияние на его показания;
3) в установлении, не основаны ли его показания на догадке, предположении, слухе, может ли оно указать источник своей осведомленности и т.п.;
4) в производстве иных следственных действий. УПК РФ специально предусматривает такие в основном проверочные следственные действия, как очная ставка, проверка показаний на месте, следственный эксперимент и др. Проверка может состоять в допросе иных лиц, повторном допросе этого же лица, производстве экспертиз, в том числе повторных и дополнительных, и т.д.

Доказательство может проверяться в момент его получения (например, путем постановки уточняющих вопросов свидетелю), в последующем расследовании и рассмотрении дела судом по мере собирания и проверки других доказательств.

Объективная проверка дает возможность правильно оценить каждое доказательство и все их в совокупности. Каждое доказательство соотносится с другими доказательствами, проверяется в совокупности по делу и, таким образом, приводит к его оценке как достоверного или недостоверного.

Это мыслительная, логическая деятельность, направленная на определение допустимости, относимости и достоверности отдельного доказательства и достаточности всей совокупности доказательств для разрешения уголовного дела.

Если проверка доказательств — это в основном практическая деятельность, то оценка доказательств полностью и целиком мыслительная деятельность. Она не предполагает практических действий дня исследования доказательств.

Оценка доказательств определяется следующими признаками.

Субъектами оценки доказательств являются судья, присяжные заседатели, прокурор, следователь, дознаватель (ст. 17 УПК РФ). Однако это не означает, что подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители не оценивают доказательства. Они тоже оценивают доказательства, по процессуальные решения принимаются только на основе оценки доказательств лицами, перечисленными в ст. 17 УПК РФ.

Доказательства оцениваются по внутреннему убеждению. Оценка доказательств будет отвечать требованиям УПК РФ только в том случае, когда следователь, судья самостоятельно пришел к выводу о том, что это доказательство относимо, допустимо или достоверно. Его убеждение должно сформироваться у него самого, оно не должно быть навязанным извне.

Внутреннее убеждение, с одной стороны, — это метод опенки доказательств, с другой — это результат такой оценки. Как метод, внутреннее убеждение представляет собой право лица без какого- либо вмешательства извне самостоятельно оценивать доказательства. Как результат — это тот вывод, к которому лицо приходит на основе оценки совокупности собранных доказательств, убеждение в наличии (отсутствии) каких-либо фактических обстоятельств.

В психологическом аспекте внутреннее убеждение представляет собой чувство уверенности в достоверности своих выводов об обстоятельствах дела. В этом качестве оно является важным волевым стимулом, побуждающим к практическим действиям, выражающимся, например, в решении о признании обвиняемого виновным или невиновным, в назначении обвиняемому наказания или освобождении от него.

Внутреннее убеждение основывается на совокупности доказательств. Свобода оценки доказательств не безгранична, она предопределена имеющейся совокупностью доказательств. Если внутреннее убеждение следователя, судьи не подкреплено совокупностью доказательств, оно юридически ничтожно.

Предоставляя оценку доказательств внутреннему убеждению, закон вместе с тем предписывает определенные правила формирования этого убеждения, а для многих решений — и форму выражения результатов этой оценки в принятом решении. «Только присяжные заседатели освобождены от приведения мотивов своих решений, но не потому, будто бы им предоставлено основывать свои ответы на впечатлении вместо знания, даваемого изучением дела, а лишь для облегчения их письменной работы, в которой народный элемент оказывается малопригодным». Это обеспечивает сочетание при оценке доказательств субъективного фактора (внутреннего убеждения) и объективного (совокупности рассмотренных доказательств).

Оценивая доказательства, следователь, судья руководствуются законом и совестью. Регулирующая роль уголовно-процессуального закона в оценке доказательств проявляется через определение назначения и принципов уголовного судопроизводства, предмета доказывания, правил о допустимости и недопустимости доказательств, регламентацию порядка собирания, проверки доказательств, требований, предъявляемых к выражению оценки доказательств в процессуальных решениях. Эти и другие правила препятствуют формированию безотчетной, интуитивной оценки доказательств. Закон в оценке доказательств играет различную роль: в одних случаях он четко устанавливает правила (правила признания доказательства недопустимым), в других — лает только общие ориентиры (оценка относимости и достаточности доказательств).

Оценивая доказательства, следователь руководствуется законом и не вправе, например, признать доказательство допустимым или недопустимым, если этот вывод не сообразуется с требованиями УПК РФ. Помимо закона следователь при оценке доказательств обязан принимать во внимание решения Конституционного Суда РФ, постановления Пленума Верховного Суда РФ, сложившуюся следственную и судебную практику, приказы министра внутренних дел РФ, приказы и указания Генерального прокурора РФ и другие нормативные акты. Иными словами, термин «руководствуясь законом» в данном случае следует толковать в широком смысле.

Совесть — это чувство нравственной ответственности за свое поведение перед окружающими людьми, обществом. Лицо, производящее оценку доказательств, не связано оценкой доказательств, которую дачи другие лица или органы на предшествующих стадиях уголовного процесса или в пределах данной стадии. Так, суд, оценивая доказательства, не связан выводами, сделанными в обвинительном заключении, мнениями, высказанными обвинителем или защитником в судебном заседании.

Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Закон не предписывает, какими доказательствами должны быть установлены те или иные обстоятельства, не устанавливает заранее силы доказательств, преимущественного значения видов доказательств, количественных показателей достаточности доказательств для того или иного решения по делу. Следователь, судья не связаны формально ни с содержанием сведений, ни с тем, в какую процессуальную оболочку они облачены. Они оценивают доказательства по внутреннему убеждению.

Оценка доказательств по внутреннему убеждению именуется в теории доказательств свободной оценкой доказательств в отличие от так называемой формальной теории доказательств, когда сила и значение доказательств формализованно определялись в законе и судьям оставалось только подсчитать, имеется ли в деле необходимое количество доказательств для признания лица виновным. По этой системе доказательства делились на полные и неполные, или, иначе, на совершенные и несовершенные. Одного совершенного доказательства считалось достаточно для обвинения. К таким относились признание своей вины подсудимым, как «лучшее свидетельство всего света», свидетельства сведущих лиц, совпадающие показания двух достоверных свидетелей.

Наиболее рельефно формальная теория доказательств проявила свои недостатки при установлении того, как должно быть доказываемо изнасилование.

При суждении об изнасиловании уголовный суд должен определять положенное законом наказание не иначе как:

1) при точном удостоверении в действительности насилия;
2) когда свидетели будут, что изнасилованная криком своим призывала на помощь посторонних;
3) когда у нее или обвиняемого, или у обоих окажутся кровавые знаки, синие пятна или изорванное платье, свидетельствующее о сопротивлении;
4) когда объявление о том подано будет тотчас или до истечении дня.

В настоящее время формальное доказывание исключено.

Предмет доказывания

Такого термина, как предмет доказывания, не содержится в юридическом глоссарии РФ. Вместе с тем верное обозначение предмета доказывания в конкретном деле (т. е. общности юридических фактов, от выявления которых поставлен в зависимость итог рассмотрения спора судебным органом) способствует правильному и быстрому разрешению судебного спора.

Комплекс юридических фактов, включаемых в предмет доказывания, выделяется в каждой конкретной ситуации в зависимости от обстоятельств дела. Выстраивание предмета доказывания начинается уже на этапе представления сторонами и иными участниками дела собственных требований, возражений, доводов.

Однако окончательное выделение круга обстоятельств, играющих важную роль при разрешении спора по существу, производится судебным органом при установлении им конкретной нормы права, подлежащей употреблению в рассматриваемой спорной ситуации.

Ошибочное обозначение судом предмета доказывания или в недостаточной степени полное его исследование ведет к неверному разрешению спора, вследствие чего дело может быть направлено судом вышестоящей инстанции на новое рассмотрение или решение по нему может быть отменено/изменено.

Судебный орган определяет:

• какие обстоятельства обладают значимостью для рассматриваемой ситуации;
• на кого из участников процесса необходимо возложить обязанность по предоставлению доказательств существования указанных обстоятельств.

Суд, рассматривающий дело, компетентен вынести на обсуждение в том числе и те обстоятельства, ссылки на которые не были представлены самими сторонами (п. 2 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ № 138-ФЗ).

В соответствии со ст. 195 ГПК РФ обоснованным можно считать то решение суда, в котором всесторонне и в полной мере установлены все юридически значимые для дела факты. При этом доказательства, подтверждающие названные факты, должны отвечать требованиям относимости, допустимости, достоверности и достаточности (см. Обзор судебной практики ВС РФ № 3, утв. президиумом ВС РФ (далее — Обзор № 3), раздел «По гражданским делам»).

Если судебным органом были неверно установлены юридически значимые для дела обстоятельства, а значит, был неверно определен предмет доказывания, это может стать причиной для отмены вынесенного решения в вышестоящей инстанции.

Рассмотрение обстоятельств дела надлежит считать полным, если исследован весь предмет доказывания и изучены все обстоятельства, которые надлежит доказать (см. п. 9 Обзора ВС РФ по отдельным вопросам, утв. президиумом ВС РФ). Таким образом, перед судом стоит задача не только верного определения вектора предмета доказывания, но и выявления и изучения полного спектра фактов, играющих важную роль в разрешении спора.

Согласно положениям ст. 56 ГПК РФ суд правомочен определить, какие обстоятельства должны входить в предмет доказывания по указанному делу. Использование судом при вынесении решения лишь формальных обоснований без надлежащего исследования фактических обстоятельств может быть трактовано судом вышестоящей инстанции как существенное нарушение норм права, в результате чего такое судебное решение может быть отменено, а дело отправлено на новое рассмотрение (например, определение ВС РФ по делу № 18-КГПР15-96).

Выявление и собирание доказательств по делу должно производиться не только участниками, но и судебным органом, к компетенции которого отнесена обязанность по установлению доказательств, подтверждающих или опровергающих факты, включенные в предмет доказывания.

Кроме того, если суд посчитает доказательственную базу недостаточной, он правомочен предложить участникам процесса представить дополнительные доказательства (см. раздел «По гражданским делам» Обзора № 3).

При этом безосновательное отклонение представленных доказательств, подтверждающих факты, входящие в предмет доказывания, может повлечь признание судебного решения вынесенным с нарушением норм ст. 195 и 198 ГПК РФ, т. е. необоснованным (см. постановление президиума ВС РФ по делу № 5-ПВ15).

Обстоятельства, включаемые в предмет доказывания, устанавливаются арбитражным судом на основании требований и возражений участников процесса, в зависимости от подлежащих использованию в деле положений законодательства (п. 2 ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ). В том числе судья правомочен предложить участникам процесса в случае необходимости представить дополнительные доказательства (п. 2 ст. 66 АПК РФ).

Таким образом, субъектом, являющимся ответственным за определение предмета доказывания, в арбитражном процессе также является суд.

Последствия неверного или недостаточно полного определения спектра сведений, входящих в предмет доказывания, в рамках арбитражного процесса могут стать основанием для отмены или изменения решения арбитражного суда. Так, в постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа по делу № А33-8047 указано, что неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела, означает: арбитражный суд не рассмотрел или недостаточно исследовал все регламентированные нормой материального права важные для дела юридические либо доказательственные факты.

Всякий участник процесса обязан раскрыть доказательства, на которые он делает ссылку, еще до начала заседания в суде или в границах установленного судом срока (п. 3 ст. 65 АПК РФ). Например, ФАС Северо-Кавказского округа своим постановлением по делу № А32-25692 отменил решение суда предыдущей инстанции именно со ссылкой на указанную норму АПК. Также в упомянутом акте в качестве одного из оснований для отмены обжалуемого судебного решения указывается на ненадлежащий уровень исследования фактов, относящихся к предмету доказывания по рассматриваемому спору.

Перечень обстоятельств, которые необходимо доказать в целях достижения объективного итога рассмотрения дела (т. е. входящих в предмет доказывания), перечислен в ст. 73 Уголовно-процессуального кодекса РФ № 174-ФЗ.

Помимо общих правил отдельно в УПК РФ оговорены особенности определения предмета доказывания в отношении некоторых категорий дел. Так, например, в производстве по уголовному делу в отношении несовершеннолетнего в обязательном порядке надлежит включить в предмет доказывания перечисленные в ст. 421 УПК РФ обстоятельства (т. е. возраст несовершеннолетнего лица, уровень его психического развития, условия воспитания и др.).

В то же время при проведении судебного заседания в особом порядке разбирательства судья оценивает только обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также характеристику подсудимого (см. п. 5 ст. 316 УПК РФ).

Не все юридические факты, которые могут повлиять на итог судебного процесса, входят в предмет доказывания.

Существует категория так называемых бесспорных фактов, к которым относятся:

• общеизвестные обстоятельства (п. 1 ст. 61 ГПК РФ, п. 1 ст. 69 АПК РФ);
• преюдициальные факты, зафиксированные судебным решением или приговором, получившим законную силу (пп. 2–4 ст. 61 ГПК РФ, п. 2–4 ст. 69 АПК РФ, ст. 90 УПК РФ); для того чтобы факты можно было квалифицировать как преюдициальные, судебный орган обязан приобщить к рассматриваемому делу копию соответствующего судебного акта;
• обстоятельства, подтвержденные нотариусом в регламентированном законом порядке (п. 5 ст. 61 ГПК РФ, п. 5 ст. 69 АПК РФ).

Таким образом, определение предмета доказывания задает вектор для всего процесса рассмотрения дела по существу. При этом правильное определение юридически значимых фактов и обстоятельств способствует максимально объективному и быстрому разрешению спора. В противном же случае можно говорить о временных и материальных потерях как со стороны участников процесса, так и со стороны судебного органа.

Уголовное доказывание

Доказывание состоит в трех основных действиях:

• собирании;
• проверке;
• оценке доказательств.

В целях установления события преступления, виновности лица, формы его вины и мотивов, обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, характер и размер вреда, обстоятельства, которые могут исключить преступность и наказуемость деяния, смягчить и отягчить наказание, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания, а также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. Собирание доказательств, согласно ст. 86 УПК РФ, осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ.

Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.

Согласно положениям ч. 2 ст. 86 УПК РФ защитник вправе собирать доказательства путем:

• получения предметов, документов и иных сведений;
• опроса лиц с их согласия;
• истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

По нашему мнению такая формулировка в УПК является грубейшей ошибкой, противоречащей положениям уголовно-процессуального законодательства. Так как защитник не наделен процессуальным правом проводить какие либо следственные или иные процессуальные действия, а также он не вправе признавать результаты своей работы доказательствами по уголовному делу. Полученные им предметы, документы или иные сведения он должен предоставить должностному лицу, в производстве которого находится уголовное дело и только это лицо вправе признать их доказательствами по делу. Произведенный защитником опрос лица, с его согласия не может быть признано доказательством, так как на его основании и по ходатайству защитника, дознаватель, следователь или иное должностное лицо, в чьем производстве находится уголовное дело должны допросить указанное лицо с соблюдением процессуальных требований и только сведения, содержащиеся в протоколе допроса могут стать доказательствами по делу.

Истребованные защитником справки, характеристики, иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций должны также предоставляться должностному лицу, в производстве которого находится уголовное дело и оно, произведя их осмотр на основании ходатайства защитника, может приобщить их к уголовному делу признав в качестве доказательств. Таким образом, согласно положениям УПК РФ защитник не является субъектом доказывания по уголовному делу, как это утверждают некоторые авторы. Проверка доказательств, согласно ст. 87 УПК РФ, производится дознавателем, следователем, прокурором, судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство. Обратите внимание, законодатель в данной статье даже не упоминает защитника. Правила оценки доказательств содержит ст. 88 УПК РФ. Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Суд, прокурор, следователь, дознаватель признает доказательства недопустимыми:

• показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;
• показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;
• иные доказательства, полученные с нарушением требований закона.

Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение или обвинительный акт.

Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном статьями 234 и 235 УПК РФ.

Исходя из вышеизложенного субъектами доказывания являются государственные должностные лица (суд, прокурор, следователь, дознаватель), в обязанности которых входит собирание, проверка и оценка доказательств.

Предоставление права иным участникам собирать и предоставлять доказательства само по себе не означает включение их в число субъектов доказывания по следующим признакам:

• собирание и предоставление доказательств является их правом, а не обязанностью;
• представленную ими информация нельзя именовать доказательствами, так как они еще не обладают таким свойством;
• собранные ими сведенья должны быть предоставлены должностным лицам, в чьем производстве находится уголовное дело и только они вправе признать эти сведения доказательствами по делу.

Таким образом, признание в качестве субъекта доказывания иных лиц, кроме должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу является ошибочным.

Пределы доказывания составляет такая совокупность доказательств, которая достаточна для законного действия или решения следователя, прокурора, суда. На разных этапах производства по делу закон предусматривает разную совокупность достаточных доказательств. Кроме того, под пределами доказывания понимаются те границы исследования фактов и обстоятельств дела, которые необходимы и достаточны для их установления. Исходя из пределов доказывания в теории уголовного процесса не требуется доказывать общеизвестные и очевидные факты.

К общеизвестным фактам относятся такие, о которых известно широкой общественности, например, о террористическом акте в г. Беслане.

К очевидным фактам относятся такие обстоятельства, которые не подлежат доказательству, например, о том, что вода - мокрая, снег - холодный и т.п. Особую проблему в доказывании по уголовным делам представляет использование результатов оперативно-розыскной деятельности. Однако законодатель в уголовно-процессуальном законодательстве посвятил этому вопросу всего две строчки в ст. 89 УПК РФ указав, что «в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом».

Оперативно-розыскная деятельность представляет собой вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то федеральным законом, в пределах их полномочий посредством проведения ОРМ в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств. Данная деятельность регламентирована Федеральным законом № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» и тесно связана с уголовно-процессуальной деятельностью органов предварительного расследования, поскольку задачами ОРД в числе прочих являются: выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших; осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших; установление имущества, подлежащего конфискации (ст. 2 указанного Федерального закона).

Перечень ОРМ, которые могут проводиться при осуществлении ОРД, определен ст. 6 указанного Закона, является исчерпывающим и может быть изменен или дополнен только федеральным законом. Это:

1) опрос;
2) наведение справок;
3) сбор образцов для сравнительного исследования;
4) проверочная закупка;
5) исследование предметов и документов;
6) наблюдение;
7) отождествление личности;
8) обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств;
9) контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений;
10) прослушивание телефонных переговоров;
11) снятие информации с технических каналов связи;
12) оперативное внедрение;
13) контролируемая поставка;
14) оперативный эксперимент.

Данные мероприятия проводятся как до возбуждения уголовного дела, когда органам, ее осуществляющим, становятся известными сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела; о лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов; либо когда они выполняют поручения органов предварительного расследования по материалам проверки сообщений о преступлении, находящимся в их производстве в порядке ст. 144 УПК РФ; так и после возбуждения дела в целях установления местонахождения и задержания лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания, выполнения поручений следователя, руководителя следственного органа, органа дознания или определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве.

Результаты ОРД, осуществляемой для решения вышеуказанных задач, могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, если они легализованы и отвечают требованиям допустимости:

Во-первых, это означает, что сами по себе материалы ОРД не являются процессуальным источником доказательств, а выступают лишь материальными носителями информации об обстоятельствах преступления и лицах, его совершивших. Содержащиеся в материалах ОРД сведения, имеющие значение для дела, должны быть переданы органу предварительного расследования или суду в соответствии с Инструкцией о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд, утвержденной Приказом МВД России № 776, Министерства обороны РФ № 703, ФСБ России № 509, ФСО России № 507, Федеральной таможенной службы № 1820, СВР России № 42, ФСИН России № 535, Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков № 398, Следственного комитета РФ № 68.

После этого данные сведения должны быть закреплены и приобщены к делу в установленном законом порядке, т.е. путем проведения предусмотренных УПК РФ следственных и иных процессуальных действий. К примеру, по результатам оперативной проверки заявления гражданина о вымогательстве взятки органу предварительного расследования могут быть переданы фонограмма и бумажный носитель телефонных и иных переговоров вымогателя, записи акта описи и вручения гражданину помеченных денег и аудио- и (или) видеозаписывающей аппаратуры, других технических средств, аудио- и (или) видеозапись разговоров гражданина с вымогателем, вручения гражданином требуемых денег взяткодателю, акт задержания взяткополучателя с поличным, изъятия у него и осмотра денег. Для того чтобы содержащиеся в перечисленных материалах ОРД сведения стали доказательствами, в отношении их необходимо провести следующие процессуальные действия: фонограмма и бумажный носитель записи телефонных и иных переговоров осматриваются с участием понятых и при необходимости специалиста, фонограмма прослушивается, о чем составляются протокол осмотра, после чего фонограмма и бумажный носитель признаются вещественными доказательствами и в качестве таковых приобщаются к делу; кассеты, диски с аудио- и (или) видеозаписями осматриваются с участием понятых и при необходимости специалиста, прослушиваются, просматриваются, о чем составляются протокол осмотра и прилагаемая к нему стенограмма аудио- и (или) видеозаписи, после чего кассеты, диски признаются вещественными доказательствами и приобщаются к делу; заявитель и оперативные работники, проводившие указанные ОРМ, допрашиваются в качестве свидетелей, а изъятые в ходе задержания взяткополучателя деньги осматриваются с участием понятых, признаются вещественными доказательствами и приобщаются к делу и т.д.

Во-вторых, органы предварительного расследования, прокурор и суд обязаны проверить и убедиться в том, что:

1) ОРМ, по результатам которых получены материалы, проводились уполномоченными на то физическими и юридическими лицами и в строгом соответствии с требованиями Конституции РФ и Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», в том числе его ст. 2 «Задачи оперативно-розыскной деятельности», ст. 5 «Соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности», ст. 7 «Основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий», ст. 8 «Условия проведения оперативно-розыскных мероприятий», ст. 9 «Основания и порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий»;
2) в случаях, предусмотренных указанными статьями, ОРМ проводились на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего ОРД, на основании судебного решения и при наличии соответствующей информации.

В-третьих, ОРМ не должны подменять следственные и иные процессуальные действия, которые в той или иной ситуации могут и должны быть проведены в целях обнаружения и закрепления доказательств (к примеру, оперативный опрос не должен подменять получение объяснений в порядке ст. 144 УПК РФ или допрос, а обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств не должно подменять осмотр или обыск). Применительно к тем случаям, когда в материалах уголовного дела имеются данные об осуществлении проверочной закупки наркотических средств, психотропных веществ или растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, Пленум ВС РФ обратил внимание судов на то, что «необходимыми условиями законности ее проведения являются соблюдение оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных статьей 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности", и требований части 7 статьи 8 указанного Федерального закона, в соответствии с которыми проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена, проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность». В другом Постановлении, касающемся дел о любых преступлениях, Пленум ВС РФ разъяснил судам, что «результаты оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, установленных федеральным законом), могут быть использованы в качестве доказательств по делам, лишь когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством».

Еще одним фактором, влияющим на процесс доказывания является использование обстоятельств, установленных в уже состоявшемся решении суда, так называемая «преюдиция».

Под преюдицией (лат. praejudicio - предрешение) в уголовно-процессуальном праве понимается обязательность для дознавателя, следователя, прокурора, суда, расследующих или рассматривающих уголовное дело, признать без дополнительной проверки и повторного доказывания обстоятельства, ранее установленные вступившим в законную силу приговором по другому уголовному делу либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства.

Исходя из правовых позиций, содержащихся, в частности, в Постановлении КС РФ № 30-П, признание преюдициального значения окончательных судебных решений не может быть абсолютным и имеет определенные, установленные процессуальным законом пределы. В уголовном судопроизводстве без дополнительной проверки и повторного доказывания принимаются только данные о наличии либо об отсутствии какого-либо деяния или события, установленного в порядке гражданского (арбитражного, административного) судопроизводства, но не его квалификация как противоправного с точки зрения уголовного закона.

В связи с этим КС РФ признал положения комментируемой статьи не противоречащими Конституции РФ в той мере, в какой они означают следующее:

1) имеющими преюдициальное значение по уголовному делу являются фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства (далее - решением по гражданскому делу), т.е. когда в уголовном судопроизводстве рассматривается вопрос о правах и об обязанностях того лица, правовое положение которого уже определено ранее вынесенным судебным актом;
2) фактические обстоятельства, установленные решением по гражданскому делу, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности обвиняемого по уголовному делу и уголовно-правовой квалификации его действий (бездействия), которые устанавливаются на основе всей совокупности доказательств, включая не исследованные при разбирательстве гражданского дела доказательства, подлежащие рассмотрению в установленных уголовно-процессуальным законом процедурах, что в дальнейшем может повлечь пересмотр гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам;
3) признание при рассмотрении уголовного дела преюдициального значения фактических обстоятельств, установленных решением по гражданскому делу, не может препятствовать рассмотрению уголовного дела на основе принципа презумпции невиновности лица, обвиняемого в совершении преступления, которая может быть опровергнута только посредством процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и лишь в рамках уголовного судопроизводства. Иное являлось бы нарушением конституционных прав гражданина на признание его виновным только по обвинительному приговору суда, а также на рассмотрение его дела тем судом, к компетенции которого оно отнесено законом;
4) фактические обстоятельства, не являвшиеся основанием для разрешения гражданского дела, при наличии в них признаков состава преступления против правосудия (к примеру, подлога или фальсификации доказательств, относящихся к законности приобретения собственником права на имущество) подлежат проверке на всех стадиях уголовного судопроизводства, включая возбуждение и расследование уголовного дела, в том числе на основе доказательств, не исследованных ранее судом в гражданском или арбитражном процессе.

Так, до тех пор, пока в ходе уголовного процесса факт подлога или фальсификации доказательств, представленных лицом соответствующим органам или суду для приобретения права на имущество, и виновность лица в этом преступлении не будут установлены на основе не вызывающих сомнения обстоятельств, решение по гражданскому делу должно толковаться в пользу собственника имущества, поскольку одним только предположением о фальсификации доказательств нельзя опровергнуть законность перехода права собственности.

В иных случаях, когда судебными актами, принятыми в порядке гражданского (арбитражного, административного) судопроизводства, дело по существу не было разрешено или они касались таких фактов, фигурировавших в гражданском (арбитражном, административном) деле, которые не являлись предметом его рассмотрения и потому не могут быть признаны установленными, такие судебные акты не имеют преюдициального значения для органов, осуществляющих уголовное судопроизводство.

Вступивший в законную силу приговор по другому уголовному делу создает преюдицию лишь в отношении факта общественно опасного деяния, но не может предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассмотренном уголовном деле.

Гражданское доказывание

Под доказыванием (доказательством) в логике понимают установление истинности одного суждения с помощью других, уже известных положений, суждений, принимаемых за истинные. При этом понятия "доказывание" и "доказательство" обычно употребляются как тождественные.

В юридической науке и законодательстве понятия "доказательство" и "доказывание" различаются. Каждое из них имеет свое содержание. В судебной деятельности доказывается существование или отсутствие фактов, с которыми закон связывает возникновение, изменение, прекращение правоотношений.

Процесс доказывания осуществляется при помощи доказательств.

В юридической литературе определение доказательств осуществляется:

• либо через факты,
• либо через сведения о фактах (представляется более справедливым).

Так как информация - это сведения, сообщения, полученные от материальных объектов (т.е. средства установления фактов), то под содержанием доказательств можно понимать информацию, сведения о фактах, подлежащих установлению по делу.

Вместе с тем гражданское процессуальное доказывание осуществляется в соответствии с установленной законом процессуальной формой, т.е. доказательства получают, исследуют и оценивают в строгом соответствии с требованиями гражданского процессуального закона.

Понятие судебного доказательства может быть дано путем отражения в нем следующих характеристик:

• сведения (информация) о фактах;
• сведения, полученные из указанных в законе средств доказывания;
• сведения о фактах, полученные в порядке, предусмотренном процессуальным законом.

На основании изложенного можно сформулировать следующее определение: судебными доказательствами являются сведения, способные подтвердить (опровергнуть) имеющие значение для правильного разрешения дела факты, полученные, исследованные и выраженные в строго установленном процессуальным законом порядке.

Иначе, доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

ГПК РФ предусматривает несколько категорий фактов, которые по общему правилу могут быть положены в основу решения по делу без доказывания в судебном заседании:

1. общеизвестные факты;
2. преюдициально установленные факты;
3. обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия;
4. признанные стороной факты.

Общеизвестными являются факты, о которых знает широкий круг лиц, в том числе судьи. Право признать факт общеизвестным предоставлено суду.

Это возможно при одновременном наличии двух условий:

• объективном - известность факта широкому кругу лиц;
• субъективном - известность факта всем членам суда.

Преюдициально установленные факты, т.е. установленные ранее вынесенным и вступившим в законную силу приговором или решением суда по конкретному делу. Преюдиция — это такое нормативное предписание, которое предоставляет органу, рассматривающему юридическое дело, возможность освободить себя от необходимости заниматься доказыванием обстоятельств, уже ранее установленных и закрепленных в соответствующем судебном акте (решении, приговоре). Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в установленном процессуальным законом порядке или не установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального действия.

Признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает последнюю от необходимости дальнейшего доказывания этих обстоятельств. Однако в случае, если у суда имеются основания полагать, что признание совершено в целях сокрытия действительных обстоятельств дела или под влиянием обмана, насилия, угрозы, добросовестного заблуждения, суд не принимает признание, о чем судом выносится определение. В этом случае данные обстоятельства лежат доказыванию на общих основаниях.

Судебные доказательства состоят из двух взаимосвязанных элементов:

• сведения о фактах (содержание доказательства);
• средства доказывания (процессуальная форма доказательства).

Сведения (информация) о фактах, составляющие содержание судебного доказательства, являются необходимым элементом получения знаний об обстоятельствах, имеющих значение для дела. Совершенные действия, произошедшие события находят отражение в различной форме в объектах живой или неживой природы – носителях (источниках) информации. Источниками сведений о фактах выступают человек, предметы, документы и т.д.

При рассмотрении гражданских дел с помощью судебных доказательств устанавливаются различные по своему характеру и правовому значению юридические факты (обстоятельства):

• материально-правового характера (установление которых необходимо для правильного применения нормы материального права, регулирующей спорное правоотношение, и правильного разрешения дела по существу);
• процессуально-правового характера (с наличием или отсутствием которых связанно право на предъявление иска (например, досудебное урегулирование), прекращение, приостановление производства, совершение иных процессуальных действий);
• доказательственные (т.е. факты, которые не имеют самостоятельного юридического значения, но в случае их доказанности позволяют сделать вывод о других юридически значимых фактах);
• факты, установление которых необходимо для выполнения воспитательных и предупредительных задач правосудия (например, факты нарушения законности организациями или должностными лицами, что является основанием для вынесения судом частного определения).

Процессуальный закон регламентирует форму, посредством которой могут быть получены данные сведения (искомая информация).

Эти сведения получаются из (ст. 55 ГПК РФ):

• объяснений сторон и третьих лиц;
• показаний свидетелей;
• письменных и вещественных доказательств;
• аудио- и видеозаписей;
• заключений экспертов.

Таким образом, в отличие от доказательств в обычном значении этого слова, судебные доказательства должны заключать в себе информацию, извлеченную только из установленных в законе средств доказывания.

К функциям судебных доказательств в гражданском процессе относят:

1. организационную;
2. отражательно-информационную;
3. удостоверительную.

Организационная функция проявляет себя через процесс организации сбора необходимых доказательств по делу, позволяет накопить первичную информацию (предварительные доказательства) для ее последующего исследования и оценки.

Отражательно-информационная функция проявляет себя в воспроизведении и считывании искомой информации, когда решаются вопросы относимости, допустимости, достоверности доказательств по делу.

Удостоверительная функция проявляет себя через аргументацию конечных выводов суда (на основе окончательных доказательств) по разрешаемому делу в судебном акте.

В процессуальной науке наиболее распространенной является следующая классификация доказательств:

1) по характеру связи содержания доказательств с доказываемым фактом:
• прямые;
• косвенные.
2) по процессу формирования сведений о фактах:
• первоначальные;
• производные.
3) по источнику доказательств:
• личные (источник доказательства - человек);
• вещественные или предметные (источник доказательства - материальный объект).

Прямыми называются доказательства, содержание которых имеет однозначную связь с устанавливаемым фактом (позволяют сделать единственный вывод о наличии или отсутствии искомого факта). Например, прямым письменным доказательством факта заключения брака является свидетельство о браке установленной формы и содержания.

Косвенными, именуются доказательства, в которых содержание имеет с доказываемым фактом многозначную связь (предполагают как минимум два равно вероятных вывода о наличии или отсутствии факта). Например, квитанция о почтовом денежном переводе не является основанием для однозначного вывода о наличии между сторонами договора займа. Передача денежных средств могла быть произведена как во исполнение договора, так и вызвана другими обстоятельствами. В этой связи необходимо подчеркнуть, что одного косвенного доказательства недостаточно для установления искомого факта, поскольку какое-то из возможных предположений, вероятно следующих из содержания данного доказательства, является априори ложным.

Первоначальные (первоисточники) доказательства формируются в результате непосредственного воздействия искомого факта (действия, события) на носитель информации. Например, первоначальными письменными доказательствами являются подлинники документов.

Производными называются доказательства, содержание которых воспроизводят сведения, полученные из других источников. В частности, производными письменными доказательствами выступают копии документов, а также сообщенные свидетелем сведения об обстоятельствах, о которых он осведомлен не лично, а от других лиц.

К личным доказательствам относятся объяснения сторон, третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов.

К предметным — письменные, вещественные доказательства, аудио и видеозаписи.

Следует отметить, что в процессуальной науке высказываются и другие точки зрения относительно классификации доказательств по их источнику. Так, к личным доказательствам, кроме объяснений сторон, третьих лиц, показаний свидетелей и заключений экспертов относят еще письменные доказательства, поскольку они всегда исходят от конкретных лиц, и не имеет значения, что содержание закреплено на материальном объекте.

Кроме личных и предметных доказательств, выделяется третий вид — смешанные доказательства, к которым относятся заключение эксперта (экспертов), факты опознания, результаты следственного эксперимента. Такая точка зрения обосновывается тем, что процесс формирования смешанных доказательств состоит из двух частей, а информация о фактах извлекается из двух источников — личного и вещественного. В частности, эксперт, изучая предмет, преобразует полученные из этого источника вещественного доказательства сведения, сам становится источником личного доказательства — заключения эксперта.

Обстоятельства доказывания

В уголовно-процессуальной теории понятие «предмет доказывания» существует и используется всеми процессуалистами, хотя содержание, которое они вкладывают в это понятие, различно.

Законодатель не дает прямого ответа на вопрос, что следует понимать под понятием «предмет доказывания».

Статья 73 УПК указывает на обстоятельства, подлежащие установлению по каждому уголовному делу:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);
2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;
3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;
4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;
5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;
6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;
7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.

Выявлению подлежат также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

Поскольку различия в определении предмета доказывания заключаются в разрешении вопроса о необходимости включения в это понятие иных, кроме перечисленных в ст. 73 УПК, обстоятельств, то обстоятельства, прямо указанные в законе, однозначно являются элементами предмета доказывания, подлежащими установлению по каждому уголовному делу.

Несмотря на наличие стандартизированных законодателем обстоятельств, подлежащих доказыванию, предмет доказывания по каждому уголовному делу индивидуален. В предмет доказывания по конкретному уголовному делу, кроме обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК (в некоторых случаях — ст. 421 и 434 УПК), входят так называемые доказательственные (промежуточные) факты. При установлении указанных законодателем обстоятельств следователь, дознаватель, прокурор нередко должны установить ряд промежуточных обстоятельств. Так, вывод о совершении убийства определенным лицом может быть сделан на основе установленного факта нахождения лица в данном месте в данное время, высказывавшихся угроз в отношении погибшего, обнаружения в жилище обвиняемого орудия преступления, личных вещей погибшего, на одежде — явных признаков преступления. Такие промежуточные факты в теории уголовного процесса называют доказательственными фактами.

По каждому уголовному делу такие доказательственные факты, естественно, различны и подлежат установлению на основе доказательств, т.е. должны доказываться.

Установление обстоятельств, входящих в предмет доказывания, возможно только на основе доказательств.

Одним из наиболее важных и сложных вопросов, разрабатываемых теорией доказательств, является определение понятия доказательства. В соответствии с ч. 1 ст. 74 УПК доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном законом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Григорьев В. Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. отмечают неточность формулировки ч. 1 ст. 74 УПК — все обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, а не только прямо предусмотренные законом подлежат доказыванию, а значит, являются элементом предмета доказывания.

В зависимости от объекта (предмета) доказывания и его условий можно выделить понятия доказательств судебных и логических.

Под доказыванием (доказательством) в логике понимают установление истинности одного суждения с помощью других, уже известных положений, суждений, принимаемых за истинные. При этом понятия доказывание и доказательство употребляются как тождественные.

Однако для того, чтобы сведения о фактах могли быть использованы в качестве доказательств, необходимо установить их не иначе как показаниями подозреваемого, обвиняемого; показаниями потерпевшего и свидетеля; заключением и показаниями эксперта; заключением и показанием специалиста, вещественными доказательствами; протоколами следственных и судебных действий; иными документами (ч. 2 ст. 74 УПК). Указанная в ч. 2 ст. 74 УПК форма существования сведений о фактах в теории уголовного процесса нередко называется источниками доказательств.

Приведенная формулировка закона не исключает научных споров относительно определения доказательства, источников доказательств. Рассуждая об уголовно-процессуальном понятии доказательства, следует учитывать, что это понятие коренным образом отличается от понятия доказательства, используемого в логике. В последнем случае это умозаключение на основе посылок. В уголовном процессе доказательством является сведение о факте, обладающее определенными свойствами.

В эти понятия вкладывают различное содержание. Одной из наиболее распространенных позиций является представление доказательства как сведений о фактах в совокупности с их источником. В таком случае, поскольку указанные в ч. 2 ст. 74 УПК источники являются составной частью доказательства, их следует называть источниками сведений о фактах (процессуальными источниками), а источниками доказательств будут являться субъекты, предоставившие информацию либо предметы, документы (материальные источники).

Конечно, сведения о фактах могут считаться доказательствами, только если получены из источников, перечисленных в ч. 2 ст. 74 УПК. Однако это обстоятельство не исключает возможности их раздельного рассмотрения. Так, например, следует иметь в виду, что сведения об одном факте могут быть получены из нескольких источников; из одного источника могут быть получены сведения о нескольких фактах. Кроме того, источник может не содержать сведений о фактах, относящихся к уголовному делу.

Иногда доказательствами называют факты, которые непосредственно воспринимает соответствующее должностное лицо, например, при осмотре места происшествия. По мнению, Григорьева В. Н., Победкина А.В. и Яшина В.Н., это не может быть признано верным, поскольку сами по себе факты, воспринятые должностным лицом, не имеют значения для уголовного процесса, не могут использоваться в доказывании, если сохранены только в сознании должностного лица. Сведения об этих фактах должны найти отражение в соответствующих процессуальных документах (протоколах), т.е. принять надлежащую процессуальную форму. Таким образом, доказательствами будут являться сведения об этих фактах, а источниками доказательств — протоколы следственных (судебных) действий.

Некоторые авторы рассматривают в качестве доказательства единство объективного содержания (отраженного факта, обстоятельства) и субъективной формы (отражения в сознании конкретного человека). Источником доказательства при этом рассматривается человек (субъект), от которого исходит доказательство, т.е. лицо, занимающее (могущее занять) соответствующее правовое положение и сообщившее в установленном законом порядке относимые к делу данные3. По мнению, Григорьева В. Н., Победкина А.В. и Яшина В.Н., эта позиция также не свободна от слабостей. Во-первых, отраженного факта не может существовать. Материальные или идеальные следы, оставленные событием, — это сведения о нем. Во-вторых, субъективная форма (отражение в сознании конкретного человека) не может рассматриваться как процессуальная категория. Это лишь идеальный след, существующий за рамками уголовного судопроизводства, который не имеет процессуального значения до тех пор, пока не приобретет действительно процессуальную форму одного из источников, указанных в ч. 2 ст. 74 УПК. В-третьих, этот подход не учитывает, что следы события могут существовать не только в сознании людей, но и на материальных объектах (вещественные источники доказательств).

По мнению, Григорьева В. Н., Победкина А.В. и Яшина В.Н., правильной, логически выверенной представляется позиция Ф.Н. Фаткуллина, который под доказательствами понимает только сведения о фактах, но обязательно полученные из предусмотренных законом источников.

Таким образом, под перечисленными в ч. 2 ст. 74 УПК носителями информации следует понимать именно источники доказательств, а самими доказательствами являются сведения, которые в этих источниках содержатся.

Доказательством в широком смысле называется установление истины, т.е. соответствие между утверждением и действительностью. Это понятие доказательства в общем смысле имеет место во всех научных дисциплинах и в терминологии. В тесном юридическом смысле доказательством называют только то, что служит для убеждения судей в истинности утверждений сторон на суде.

Известный русский ученый-процессуалист XIX в. К.И. Малышев писал: «Доказательством в обширном смысле или доводом называется все, что убеждает наш ум в истинности или ложности какого-нибудь факта или положения. В этом смысле понятие о доказательстве принадлежит к области логики. В техническом смысле нашей науки судебными доказательствами называются законные основания для убеждения суда в существовании или несуществовании спорных юридических фактов. Спорные факты в процессе достоверяются доказательствами и вот почему на них именно сосредотачивается борьба сторон».

В логическом доказательстве различают определенную структуру, знание которой позволяет отличать судебные доказательства от логических.

То, что подлежит доказыванию (предмет доказывания по терминологии процессуальной науки), в логическом доказательстве называют тезисом. Тезис есть суждение, истинность или ложность которого выясняется при помощи других суждений, называемых аргументами. Способ доказывания, т.е. переход от аргументов к доказанности тезиса называется демонстрацией. Другими словами, в логике как доказательства выступают суждения, известные мысли, доказанные ранее положения. Логическое доказывание есть оперирование мыслями, суждениями.

Доказательства и доказывание

Доказательство — любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в определенном в законе порядке устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, и иных обстоятельств, имеющих значение для дела (ст. 74 УПК). Виды доказательств: прямые и косвенные; первичные и вторичные; обвинительные и оправдательные; вещественные и личностные. Источники доказательств: показания подозреваемого, обвиняемого; показания потерпевшего, свидетеля; заключение и показания эксперта; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы. Критерии оценки доказательств: допустимость; относимость; достоверность. Допустимость — это соответствие процесса обнаружения, закрепления, приобщения к делу доказательств (процессуальной формы) требованиям УПК. Относимость — наличие или отсутствие логической связи между полученными по делу сведениями и обстоятельствами, подлежащими доказыванию по уголовному делу, а также иными обстоятельствами, имеющими значение для дела. Достоверность — это качественная характеристика доказательства, указывающая на то, что доказательства соответствуют объективной действительности и не имеют субъективного налета.

Предмет доказывания — обстоятельства, подлежащие обязательному установлению по делу (ст. 73 УПК): событие преступления (время, место, способ и др.); виновность лица в совершении преступления, форма его вины, мотивы; обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; характер и размер вреда, причиненного преступлением; обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния; обстоятельства, смягчающие (ст. 61 УК) и отягощающие (ст. 63 УК) наказание; обстоятельства, которые могут повлечь освобождение от уголовной ответственности и наказания (например, примирение (ст. 25 УПК)); обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

Субъекты доказывания — лица, осуществляющие путем производства следственных и иных процессуальных действий собирание доказательств: суд, прокурор, следователь, дознаватель, и имеющие право участия в доказывании путем заявления ходатайств об истребовании документов и предметов в качестве доказательств, приобщении их к делу, а также о производстве следственных и иных процессуальных действий, направленных на получение доказательств: подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, защитник, частный обвинитель (ч. 2, 3 ст. 86, гл. 41 УПК). Пределы доказывания — необходимый минимум достоверных доказательств и глубина исследования обстоятельств предмета доказывания, на основании которых возможно принять единственно правильное решение по делу. Это правило универсальное для всех решений в уголовном процессе. Доказывание — это процесс собирания, проверке и оценке доказательств (ст. 85 УПК). Собирание доказательств происходит в основном путем производства следственных, а также процессуальных действий дознавателем, следователем, прокурором и судом. Защитник вправе собирать доказательства путем: получения предметов, документов и иных сведений; опроса лиц с их согласия; истребования справок, характеристик и иных документов от органов власти различного уровня, а также общественных объединений (ст. 86 УПК). Собирание, оценка и проверка доказательств в целях установления обстоятельств предмета доказывания — формализованное понятие процесса доказывания. Из правил оценки доказательств следует, что каждое доказательство подлежит не только проверке, но и оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные по делу доказательства — достаточности для разрешения уголовного дела. Правила допустимости установлены в ст. 75, 88 УПК, и в случае нарушения требований закона при их получении они не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения или оправдания, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, названных в ст. 73 УПК (предмета доказывания). Правило достаточности по сути соответствует определению пределов доказывания по уголовному делу. Правило преюдиции указывает на то, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором суда, признаются органами расследования и суда доказательством без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений, но не могут предрешать, однако, виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Доказательства, полученные с нарушением требований УПК, являются недопустимыми. Это значит, что они не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

Недопустимые доказательства (ст. 75 УПК):

1. показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;
2. показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;
3. иные доказательства, полученные с нарушение требований УПК.

Средства доказывания

Средства доказывания - предусмотренные процессуальным законом способы получения фактических данных, подтверждающих или опровергающих существование фактов, интересующих суд. Ими являются: объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, потерпевших, письменные и вещественные доказательства, заключения экспертов.

Объяснение сторон является одним из средств доказывания. Доказательствами они являются в той, части, где содержатся сведения, информация об обстоятельствах дела. Особенность объяснений сторон заключается в том, что они исходят от лиц, юридически заинтересованных в исходе дела. Это заставляет суд относится к ним с осторожностью. Поэтому, как и все доказательства объяснения сторон и третьих лиц подлежат проверке и оценке наряду с другими доказательствами. Стороны пользуются равными процессуальными правами и несут равные процессуальные обязанности. Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Сторонами в гражданском процессе являются истец и ответчик. Объяснения могут исходить как от истца, так и от ответчика. Они могут быть как устными, так и письменными. Кроме сторон, участвующих в деле в состав также входят и третьи лица. Третьими лицами являются любые заинтересованные лица в исходе дела. Они могут заявлять свои самостоятельные требования относительно предмета спора. Если в дело вступает третье лицо, которое заявляет самостоятельные требования относительно предмета спора, рассмотрение дела производится с самого начала. В отношении лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, судья выносит определение о признании их третьими лицами в рассматриваемом деле или об отказе в признании их третьими лицами, на которое может быть подана частная жалоба. Третьи лица могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству лиц, участвующих в деле или по инициативе суда.

Одним из распространённых видов доказательств являются свидетельские показания. Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела. Свидетель является субъектом гражданского производства. Они играют немаловажную роль для правильного и всестороннего рассмотрения гражданских дел. Возможность быть свидетелем определяется прежде всего способностью лица правильно воспринимать факты и давать правильные показания. В качестве свидетеля может быть вызвано любое лицо, но процессуальный закон устанавливает несколько исключений.

Не могут быть вызваны и допрошены в качестве свидетелей:

1) представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении - об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника;
2) судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели - о вопросах, возникавших в совещательной комнате в связи с обсуждением обстоятельств дела при вынесении решения суда или приговора;
3) священнослужители религиозных организаций, прошедших государственную регистрацию, - об обстоятельствах, которые стали им известны из исповеди ст.7 Закон Российской федерации “О свободе совести и религиозных объединениях” №169-ФЗ.

В этой же статье ГПК РФ предусмотрен перечень лиц, которые могут отказаться от дачи показаний:

1) гражданин против самого себя;
2) супруг против супруга, дети, в том числе усыновленные, против родителей, усыновителей, родители, усыновители против детей, в том числе усыновленных;
3) братья, сестры друг против друга, дедушка, бабушка против внуков и внуки против дедушки, бабушки;
4) депутаты законодательных органов - в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением депутатских полномочий;
5) Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации - в отношении сведений, ставших ему известными в связи с выполнением своих обязанностей.

При установлении фактов, необходимых для решения дела, суду приходится использовать не только объяснения сторон и показания свидетелем, но и различные сведения, в частности письменные и вещественные доказательства. Согласно ГПК РФ письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи либо иным позволяющим установить достоверность документа способом. К письменным доказательствам относятся приговоры и решения суда, иные судебные постановления, протоколы совершения процессуальных действий, протоколы судебных заседаний, приложения к протоколам совершения процессуальных действий (схемы, карты, планы, чертежи). К письменным доказательствам можно отнести чертежи, карты, документы ЭВМ. Письменные знаки могут наносится непосредственно человеческой рукой и с помощью технических средств (принтер, печатная машинка).

Письменные доказательства могут классифицироваться по различным признакам:

1) по содержанию;
2) форме;
3) по субъекту;
4) характеру источника.

По содержанию письменные доказательства делятся на распорядительные и осведомительные. Распорядительными называют те письменные доказательства, в которых выражен акт воли или волеизъявления одного или нескольких лиц, органа государственной власти или управления, направленное на установление, прекращение или изменение. Осведомительными называют письменные доказательства, которые содержат сведения о наличии или отсутствии определённых фактов: справки, удостоверения, не выражающие волеизъявлений.

По субъекту, от которого исходят письменные доказательства, делятся на официальные и неофициальные. Официальными называют, которые исходят от государственных органов, учреждений. Неофициальными называют, которые исходят от граждан.

По форме письменные доказательства делятся доказательства простой и квалифицированной письменной формы. Доказательства простой письменной формы называют такие письменные доказательства, которые не содержат никакого удостоверения или регистрации. Доказательства квалифицированной письменной формы называют документы, нотариально удостоверенные или прошедшие регистрацию.

По характеру источника доказательства классифицируются на подлинники и копии. Подлинником называется документ, который представляет собой оригинал. Копия - это повторение документа целым или в его части.

Вещественными доказательствами являются предметы, которые по своему внешнему виду, свойству, месту нахождения или иным признакам могут служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела. В качестве вещественных доказательств являются предметы реального мира, в частности: бытовая техника, персональные компьютеры, носители компьютерных программ, одежда, транспортные средства; иные движимые и недвижимые вещи.

К вещественным доказательствам относятся такие предметы, которые могут служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для дела вследствие: своего внешнего вида (например, разбитый автомобиль); своих свойств (например, засохла краска); месту нахождения (например, спорный дом расположен на земельном участке); и иных признаков (веса, цвета, породы и т.п.). Вещественные доказательства может быть предоставлено любыми лицами, участвующими в деле, ходатайствуя об этом. Суд может сам запросить для получения доказательств. Если лицо не представило истребуемое доказательство, суд может на виновных наложить штраф, в порядке установленном законом.

Хранение вещественных доказательств осуществляется в суде. Так, например копия паспорта или иной предмет, который можно подшить к делу. Например, книги, брюки хранятся в сейфе специального помещения. Если вещественное доказательство невозможно доставить в суд, то оно хранится в место его нахождения. Осмотр вещественных доказательств, которые подвергаются быстрой порче, немедленно осматриваются и исследуются судом по месту их нахождения или в ином месте, которое определяет суд. После осмотра вещественных доказательств они возвращаются лицу, их представившим для осмотра, или передаются организациям, которые могут их использовать по назначению. Тогда владельцу вещественных доказательств могут быть возвращены предметы того же рода и качества или их стоимость.

Ещё одним средством доказывания является аудио и видеозаписи. В соответствии с процессуальным законодательством аудио - видео записи представляются на электронном или ином носителе. Такими носителями могут быть аудио - видео кассеты, записи, сохранённые на мобильных телефонах, лазерные диски, диктофоны и т.д.

Во время проведения следственных экспериментов отдаётся предпочтение именно видеосъёмке. Как и любое средство доказывания, аудио - видео записи должны судом внимательно оцениваться, исследоваться и конечно проверяться. Лицо представляющее аудио и видео записи на электронном или ином носителе, ходатайствует об их истребовании. При этом лицо должно указать, каким образом осуществлялась запись, при каких условиях, когда и кем. Из условий нужно указать в какую погоду, время суток, при каких - либо грохотах. Такие детали имеют немаловажное значение, суд может вызвать лицо, которое осуществляло запись. Аудио - видео записи прослушиваются и просматриваются судом в зале судебного заседания или ином оборудованном помещении. В Конституции РФ сказано, что каждый имеет право неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

В ходе судебного разбирательства при рассмотрении гражданских дел могут возникать вопросы, которые требуют специальных знаний в различных областях науки. Для выяснения таких вопросов для участия в процессе приглашаются лица, владеющими знаниями в различных областях науки, а именно эксперт.

Эксперт - это, лицо, обладающее специальными познаниями и привлечённое судом к участию для дачи заключения по вопросам, требующих познаний. Должность эксперта в государственных судебно - экспертных учреждениях может занимать гражданин Российской Федерации, имеющий высшее профессиональное образование и прошедший последующую подготовку по конкретной экспертной специальности. Должность эксперта в экспертных подразделениях федерального органа исполнительной власти в области внутренних дел может также занимать гражданин Российской Федерации, имеющий среднее специальное экспертное образование. Экспертами могут быть только люди, но не организации. Эксперты назначаются руководителями соответствующих учреждений. Как и любое лицо, участвующее в деле эксперт имеет процессуальные права и несёт определённые обязанности.

Эксперт обязан:

1) явиться по вызову суда и ответить на вопросы, связанные с полным исследованиями представленных материалов; в случае неявки по неуважительным причинам суд может подвергнуть штрафу в размере до десяти установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда. Суд может вынести определение о его продолжении или отложении;
2) дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам и направить его в суд, назначивший экспертизу;
3) не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с производством судебной экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну;
4) эксперт обеспечивает сохранность представленных ему для исследования материалов и документов и возвращает их в суд вместе с заключением или сообщением о невозможности дать заключение.

Бремя доказывания

В рамках гражданского процесса суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. Также существует фундаментальное правило, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом (ст. 56 ГПК РФ).

Бремя доказывания распределяется судом после принятия заявления (искового заявления) в суд, так как судья вправе приступить к подготовке дела к судебному разбирательству только после возбуждения гражданского дела в суде и вынесения определения о принятии заявления к производству суда.

Недопустимо совершение действий по подготовке дела к судебному разбирательству и распределению бремени доказывания до его возбуждения в суде, поскольку такие действия противоречат положениям статьи 147 ГПК РФ.

После принятия заявления (искового заявления) судья выносит определение о подготовке дела к судебному разбирательству, указав в нем конкретные действия, которые следует совершить сторонам и другим лицам, участвующим в деле, а также сроки совершения этих действий.

Определение о проведении подготовки к судебному разбирательству обжалованию не подлежит, поскольку не исключает возможности дальнейшего движения дела.

При подготовке дела к судебному разбирательству уточняются обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, и должны быть совершены действия судьи и лиц, участвующих в деле, по определению юридических фактов, лежащих в основании требований и возражений сторон, с учетом характера спорного правоотношения и норм материального права, подлежащих применению.

В случае заблуждения сторон относительно фактов, имеющих юридическое значение, судья на основании норм материального права, подлежащих применению, разъясняет им, какие факты имеют значение для дела и на ком лежит обязанность их доказывания.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» указано, что необходимо обратить внимание судов на то, что, по смыслу статей 4, 45, 46, 47, 56, 57 ГПК РФ, обязанность доказывания лежит на сторонах, третьих лицах, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, на прокуроре, органах, организациях и гражданах, подавших заявление в защиту иных лиц.

По делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, рассматриваемых в порядке особого производства, на заявителях лежит обязанность привести доказательства, подтверждающие невозможность получения ими надлежащих документов или невозможность восстановления утраченных документов (статья 267 ГПК РФ).

По делам особого производства не исключается право суда истребовать необходимые доказательства по собственной инициативе (часть 1 статьи 272 ГПК РФ).

Согласно ст. 153 ГПК РФ судья, признав дело подготовленным, выносит определение о назначении его к разбирательству в судебном заседании. При этом судья обязан известить стороны, других лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения дела, а также вызвать других участников процесса в соответствии с требованиями статей 113 и 114 ГПК РФ.

В некотором понимании бремя доказывания по ГПК РФ путем распределения между сторонами и другими лицами, участвующими в деле, не является обязанностью сторон, за неисполнение которой могут наступить неблагоприятные последствия в сфере материального права.

Однако при неявке в судебное заседание ответчика, надлежаще извещенного о времени и месте судебного заседания, по делу может быть вынесено заочное решение, если истец (его представитель) не возражает против этого. Отчасти это может быть негативным последствием для ответчика, который не выяснил бремя доказывания по ГПК РФ.

Бремя доказывания по ГПК РФ имеет особенности по гражданским делам разных категорий, которые условно можно классифицировать по: предмету, объекту, способу защиты, субъектному составу.

Обязанность доказывания

Понятие «обязанность доказывания» употребляется в уголовном процессе в двух значениях:

1) обязанность доказывания как обязанность осуществления деятельности по доказыванию, т.е. обязанность собирать, проверять и оценивать доказательства. В этом смысле обязанность доказывания - это составная часть полномочий органов и должностных лиц, ведущих судопроизводство и имеющих право в результате доказывания принять то или иное решение;
2) однако главный смысл понятия "обязанность доказывания" в уголовном процессе состоит в ответе на вопрос, на ком лежит обязанность доказывать виновность обвиняемого. Очевидно, что эта обязанность лежит на том, кто утверждает, что обвиняемый виновен, т.е. на обвинителе (государственном, частном).

Правила, которыми надлежит руководствоваться в доказательственной деятельности. А именно:

1) обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность;
2) на обвиняемого не может быть возложена обязанность подтвердить свои показания доказательствами или указывать для объяснения своих поступков на определенные доказательства;
3) представление доказательств невиновности обвиняемого не может быть возложено и на его защитника. Тот факт, что, отрицая предъявленное обвинение, защитник не представил доказательств, которые бы опровергли обвинение, не может сам по себе рассматриваться как доказательство, подтверждающее вину обвиняемого, или иным путем повлечь за собой неблагоприятные для подсудимого последствия. Защитнику достаточно породить у суда сомнение в доказанности стороной обвинения вины обвиняемого;
4) в УПК появился еще один аспект понимания обязанности доказывания применительно к обоснованию ходатайства об исключении доказательств. Здесь распределение бремени доказывания проведено следующим образом: если сторона защиты заявляет ходатайство об исключении доказательства, представленного обвинением, на том основании что оно получено с нарушением закона (например, при допросе подозреваемого на него было оказано физическое или психическое насилие), то бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре.

В иных случаях заявления ходатайства об исключении доказательства бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство. Это означает, что сторона защиты должна представить доказательства, которые подтверждают, что при получении доказательств был нарушен установленный процессуальный порядок, а поэтому доказательство должно быть признано недопустимым.

Существуют 2 вида принуждения: государственное и правовое. Государственное – внешнее воздействие на поведение людей в целях подчинения их воле государства. Правовое – принуждение к исполнению требований права, они могут иметь гражданско-правовой, административно-правовой, уголовно-правовой и уголовно-процессуальный характер.

Меры процессуального принуждения - предусмотренные уголовно-процессуальным законом процессуальные средства принудительного характера, применяемые уполномоченными на то государственными органами и должностными лицами при наличии оснований и в установленном законом порядке в отношении подозреваемых, обвиняемых и др. лиц. Эти меры направлены на предупреждение или пресечение неправомерных действий, препятствующих расследованию, рассмотрению и разрешению уголовного дела и выполнению иных задач уголовного судопроизводства.

Меры уголовно-процессуального принуждения неодинаковы по своему характеру и преследует разные цели. Следовательно, могут быть разделены на средства пресечения, предупреждения противоправного поведения и средства обеспечения надлежащего поведения.

Виды:

- Задержание подозреваемого (гл. 12):
• порядок задержания подозреваемого;
• личный обыск подозреваемого;
• основания освобождения подозреваемого;
• порядок содержания подозреваемых под стражей;
• уведомление о задержании подозреваемого.
- Меры пресечения (гл. 13):
• подписка о невыезде (не применяется к несовершеннолетним и на судне, напр., к стюардессе, подводнику, шоферу-дальнобойщику, проводнику дальнего следования);
• личное поручительство;
• наблюдение командования воинской части;
• присмотр за несовершеннолетним обвиняемым;
• залог;
• домашний арест; - только по судебному решению;
• заключение под стражу – только по суд. Решению.
- Иные меры процессуального принуждения (гл. 14):
• обязательство о явке;
• привод;
• временное отстранение от должности;
• наложение ареста на имущество;
• денежное взыскание.

Дознаватель может применить к потерпевшему, свидетелю, гр. истцу, гр. ответчику, эксперту, специалисту, переводчику или понятому: обязательство о явке, привод, денежное взыскание.

Пределы доказывания

С предметом доказывания тесно связано другое понятие, также служащее инструментом для обеспечения и оценки всесторонности, полноты, объективности исследования обстоятельств уголовного дела. Речь идет о таких границах последнего, которые обеспечивают полное и достоверное установление всех обстоятельств, могущих иметь значение для дела. Иными словами, пределы доказывания — это необходимая и достаточная совокупность доказательств, которая, будучи собранной по делу, обеспечивает правильное его разрешение путем установления «искомого комплекса» обстоятельств, подлежащих доказыванию. Понятия предмета и пределов доказывания взаимосвязаны и взаимозависимы: первое выражает цель, второе — средства ее достижения. Статья 20 УПК требует полно, всесторонне, объективно исследовать обстоятельства дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, как отягчающие, так и смягчающие его вину обстоятельства. Статьи 20 и 71 запрещают ставить решение вопроса о пределах доказывания в зависимость от вида полученных доказательств. Статья 243 также подчеркивает применительно к стадии судебного разбирательства необходимость определить в каждом конкретном случае пределы доказывания, чтобы, с одной стороны, обеспечить полное, всестороннее, объективное исследование предмета доказывания, а с другой — устранить все, не имеющее отношения к делу. Эта же позиция была свойственна ранее действовавшему процессуальному закону. Нельзя согласиться с высказываниями А. Я. Вышинского о том, что «советское процессуальное право, не расширяя безгранично круг вопросов, подлежащих судебному исследованию, не ставит, однако, здесь никаких формальных границ, допуская к предъявлению на суде и следствии любые факты» Во-первых, как уже было показано выше, утверждение о нерегламентированности законом круга вопросов, подлежащих исследованию, не соответствует действительности. Во-вторых, очевидно, что в приведенном высказывании отождествляются два вопроса: о предмете доказывания и о его пределах, причем последние трактуются как неопределенные. В действительности они определены предметом доказывания и конкретизация их по каждому делу вовсе не означает утраты целенаправленности доказывания: она осуществляется на базе и во исполнение нормативной регламентации предмета доказывания.

Понятие пределов доказывания, с одной стороны, включает требование обеспечить необходимую и достаточную полноту (глубину) познания существенных явлений и их связей; с другой - оно выражает требование надежности результатов познания. Иными словами, пределы доказывания предполагают определение по конкретному делу его границ таким образом, чтобы собранная совокупность доказательств с качественной стороны обеспечивала установление каждого элемента предмета доказывания. С количественной стороны они должны гарантировать достоверность установления этих обстоятельств для адресата доказывания и всех лиц, к которым обращено воспитательное и предупредительное действие судопроизводства.

Таким образом, если предмет доказывания охватывает обстоятельства, подлежащие установлению по делу, как фактическое основание для решения вопросов ответственности, наказания и др., то пределы доказывания охватывают доказательственный материал, относящийся к обстоятельствам, подлежащим установлению по делу, и позволяющий сделать о них достоверные выводы (фактическое основание для установления предмета доказывания). Таким образом, на процессуальном материале и процессуальными средствами решается общая для теории информации задача создания надежных систем с использованием относительно ненадежных элементов, превращения вероятного знания в достоверное. Речь идет как о доказательствах, содержанием которых являются фактические данные непосредственно об элементах предмета доказывания, так и о промежуточных и других вспомогательных фактах.

Пределы доказывания зависят прежде всего от предмета доказывания. Именно на этой основе решается по каждому делу вопрос, какие фактические данные относятся к делу и должны быть собраны, проверены, оценены, а следовательно, какие процессуальные действия и каким образом должны быть проведены. Иными словами, пределы доказывания определяются с использованием свойства относимости доказательств, хотя в конкретном случае часть относящейся информации может оказаться избыточной. Определенное значение имеет, однако, и наличие применительно к конкретному делу решений преюдициального характера, общеизвестных фактов и подлежащих применению презумпций. Соответствующая фактическая информация как бы «замещает» в деле, поскольку она не взята под сомнение и не устранена в установленном порядке, некоторые сведения, которые надо было собрать. При определении пределов доказывания имеют значение и правила об обязанности использовать доказательства определенного вида при установлении некоторых элементов предмета доказывания и вспомогательных фактов (например, ст. 79 УПК РСФСР). Надо отметить также, что в пределы доказывания включаются только допустимые доказательства (ошибочно включенные фактические данные, не обладающие этим свойством, устраняются из совокупности доказательств). В частности, фактические данные, собранные в ходе ведомственной проверки деятельности должностных лиц контрольно-ревизионных, таможенных и других органов, включаются в систему доказательств лишь постольку, поскольку удовлетворяют требованиям, которые процессуальный закон предъявляет к документам (см. гл. гл. IV, XII) не образуют они и самостоятельной системы фактических данных наряду с процессуальными доказательствами. Поэтому выводы, сделанные собравшими их должностными лицами о существовании (несуществовании) обстоятельств, входящих в предмет доказывания, не влияют на пределы последнего. С учетом изложенного следует отличать пределы доказывания от более широкого понятия пределов собирания и оперирования фактическими данными в ходе производства по делу. Последнее понятие включает и различные виды вспомогательной информации, не имеющей значения доказательств, но используемой для их собирания (обнаружения). Невыполнение требований закона относительно пределов доказывания порождает ошибки троякого рода. Во-первых, следователь и суд могут необоснованно сузить пределы доказывания, в результате чего те фактические данные, которыми будет располагать суд к моменту вынесения приговора, окажутся недостаточными для правильного ответа на все стоящие перед судом вопросы. Иными словами, некоторые элементы предмета доказывания останутся недостаточно исследованными из-за пробелов в доказательственном материале.

Примером такого неправильного определения пределов доказывания может служить дело по обвинению Л., Ш. и др. Подсудимые обвинялись в. хищении ваты и матрацев, изготовленных из неучтенного сырья. В обвинительном заключении указывалось, что похищенные товары сбыты через торговую сеть. В ходе судебного разбирательства, однако, обнаружилось, что по делу не были собраны доказательства, устанавливающие значительную часть обстоятельств, относящихся к событию преступления, в том числе источники сырь для изготовления неучтенных товаров, соответствие количества полученного сырья выпущенной продукции. Так как установить эти обстоятельства в ходе судебного разбирательства не представилось возможным, суд направил дело для производства дополнительного расследования. Во-вторых, следствие и суд могут необоснованно сузить пределы доказывания, пренебрегая данными, обеспечивающими надежность выводов, хотя в принципе исследованием и были охвачены все элементы предмета доказывания. В результате недостаточной глубины исследования не все из них можно будет признать установленными. Примером может служить дело по обвинению 3., П., Р. и других во взяточничестве. В судебном разбирательстве было установлено, что обвинение подсудимых основано исключительно на показаниях свидетелей, являющихся взяткодателями.

Направляя дело на доследование, суд указал, что следственным органам надлежит установить характер взаимоотношений между обвиняемыми и свидетелями, так как имеются сведения, что эти свидетели на производстве недисциплинированны, имеют многочисленные взыскания и, будучи этим недовольны, оговаривают подсудимых. Суд предложил следственным органам выяснить причину противоречий в показаниях обвиняемых и свидетелей. Таким образом, из-за сужения пределов доказывания часть существенных обстоятельств неминуемо остается вне поля зрения следователя и суда. Это подрывает убедительность и обоснованность решения и угрожает ошибкой. В-третьих, могут быть допущены ошибки, связанные с «избыточным» расширением пределов доказывания. При этом следует правильно трактовать понятие «избыточности». В формировании необходимой и достаточной совокупности доказательств по конкретному делу используются количественный и качественный критерии надежности в их совокупности. С увеличением количества доказательств, с объективно совпадающим или частично перекрывающим (подкрепляющим) содержанием увеличивается и их надежность, а, следовательно, и надежность установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Поэтому при определении пределов доказывания по конкретному делу следует учитывать значение соответствующих доказательств (действий, с помощью которых они могут быть собраны) не толь ко для выявления обстоятельств, входящих в предмет доказывания, но и для проверки уже собранных данных, для восполнения пробелов и устранения противоречий, имеющихся в доказательственном материале. В частности, можно провести несколько следственных действий для выяснения одного и того же обстоятельства. Получение в процессе доказывания сведений об одних и тех же фактах из разнородных и независимых друг от друга источников или каналов информации есть своего рода резервирование или параллельное объединение подсистем информации, эффективно влияющее на повышение надежности всей системы в целом. Один количественный критерий, однако, не может обеспечить определение необходимых и достаточных пределов доказывания по конкретному делу. Используя его, следователь и суд вместе с тем изучают происхождение и связи между доказательствами (наличие их системы), устанавливают существование (несуществование) фактов, которые Должны были составить обязательный комплекс в случае, если содержание того или иного доказательства является достоверным (например, наличие пробоины от пули в стене, если направление выстрела соответствовало показаниям очевидца), и т. д. Иными словами, совокупность доказательств должна формироваться целенаправленно, так как неоправданная избыточность доказательственного материала, так же как и его недостаточность, может представлять серьезную опасность. Слишком широкие пределы доказывания неоправданно затягивают предварительное расследование и судебное разбирательство. Кроме того, слишком широкие пределы доказывания нередко ставят под угрозу убедительность приговора, затрудняют проверку обоснованности выводов следователя и суда, не дают возможности присутствующим в зале суда разобраться в деле, понять правильность решения. Нередко такое загромождение отрицательно сказывается и на правильности самого решения по существу: ведь собирание ненужных для решения дела материалов мешает целеустремленности следствия и судебного разбирательства, искажает перспективу дела, отвлекает от собирания доказательств, действительно необходимых для выяснения существенных обстоятельств.

Речь идет не о любой избыточности доказательственной информации, но именно о неоправданной избыточности, т. е. о включении в пределы доказывания фактических данных:

а) не относящихся к обстоятельствам дела;
б) устанавливающих обстоятельства, уже достоверно установленные;
в) устанавливающих обстоятельства, познание которых по данному делу не требует процессуального доказывания (см. 1, 2);
г) фиксирующих заведомо известную невозможность получения доказательств определенного вид;
д) недопустимых в силу процессуальных правил доказывания (2 гл. IV).

В то же время определенная избыточность доказательств по делу практически неизбежна в связи с требованием надежности их системы (совокупности). Хотя собранная совокупность доказательств до определенного момента дает все основания считать определенные обстоятельства относящимися или не относящимися к делу, эта оценка до завершения доказывания всегда является лишь предварительной и подвергается перепроверке. Дальнейшее производство может менять оценку некоторых обстоятельств с точки зрения их связи с обстоятельствами, входящими в предмет доказывания, промежуточными и вспомогательными фактами. Соответственно может измениться и оценка значения того или иного доказательства. Поэтому расширение объема доказывания на предварительном следствии и в суде по сравнению с необходимыми и достаточными пределами его не всегда свидетельствует о недочетах в работе следователя или судей, о том, что они пренебрегли необходимыми пределами доказывания, а подчас зависит от условий, в которых проводятся соответствующие стадии процесса, конкретной обстановки, недостаточности первоначальных сведений о событии, появления версий, которые отпадают после проверки, и т. д. Практически наличие определенного количества «резервных» доказательств имеет место в каждом конкретном случае, в связи с чем следует различать необходимые и достаточные пределы доказывания, к которым следователь, суд стремятся при планировании и осуществлении производства, и фактический объем доказывания. Однако и применительно к последнему надо различать оправданную его избыточность и неоправданную за счет материалов, заведомо не могущих нести полезные сведения («шум» по терминологии теории информации). В момент перехода из одной стадии процесса в другую, как и в ходе производства, в каждой стадии фактический «объем доказательств» все время корректируется в направлении максимального приближения к необходимым пределам доказывания. При этом анализируется собранная совокупность доказательств, позволяющих все более и более точно представлять эти пределы. Иными словами, определение пределов доказывания (как и его предмета) не может рассматриваться как разовое действие. Отпадение, появление, изменение версий, получение объяснений, заявление ходатайств участниками процесса, результаты предварительной оценки собранных доказательств — все это влечет изменение ранее сделанных выводов. Совмещение же фактического объема и пределов доказывания осуществляется при составлении итоговых процессуальных документов, причем, отказываясь от определенной части собранных данных как недопустимых или неотносимых, следователь и суд мотивируют свою позицию соответственно в обвинительном заключении и приговоре Сказанное позволяет найти правильный ответ на возникающий в процессуальной теории, следственной и судебной практике вопрос о соотношении пределов доказывания в стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства. Из того бесспорного обстоятельства, что предварительное расследование не завершает в большинстве случаев процесса доказывания, иногда делается вывод о более узких пределах доказывания на предварительном расследовании. Другие научные и практические работники, наоборот, считают, что пределы доказывания на предварительном следствии шире, чем на судебном следствии. Обе эти точки зрения представляются неверными. Поскольку предварительное расследование призвано подготовить полноценный доказательственный материал для судебного рассмотрения во всем его объеме (что, разумеется, не исключает возможности и правомерности собирания судом новых доказательств, если в этом возникает необходимость), постольку пределы доказывания — одни и те же на следствии и в суде. Иначе и не может быть, поскольку предмет доказывания и критерии, на основании которых решается вопрос об относимости и допустимости доказательств, одинаковы на различных стадиях процесса. Несовпадение констатируется не в пределах, необходимых и достаточных для установления предмета доказывания, а именно в фактическом объеме доказывания.

При этом могут иметь место следующие варианты:

а) фактический объем доказывания на предварительном расследовании более широк по сравнению с объемом доказывания на судебном разбирательстве за счет информации, хотя и оказавшейся в конечном счете избыточной, но собранной для обеспечения полноты и надежности доказывания;
б) более широкий объем объясняется ошибочным включением в предмет доказывания обстоятельств, фактически в него не входящих, в связи с чем собиралась информация, не относящаяся к делу;
в) более широкий объем объясняется ошибочным определением круга доказательств, необходимых и достаточных для достоверного знания обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

В свою очередь расширение объема доказывания на судебном разбирательстве по сравнению с предварительным расследованием может быть также обусловлено одним из названных выше вариантов либо связано с необходимостью восполнить пробелы предварительного расследования. Последнее имеет место в случае, когда на предварительном расследовании остались невыявленными или неисследованными существенные для дела обстоятельства, т. е. пределы доказывания на этой стадии были неправильно определены и поэтому сужен объем доказывания. Различие в объеме доказывания может объясняться и тем, что на предварительном расследовании пределы были определены и спланированы правильно, а суд неосновательно сузил или расширил их.

На предварительном расследовании и при судебном разбирательстве исследуются наряду с обстоятельствами, входящими в предмет доказывания, и вспомогательными относительно них фактами также факты, необходимые для принятия процессуальных решений, в частности для охраны прав граждан на определенное имущество, и т. п. Статья 303 УПК РСФСР, например, указывает, что при постановлении приговора суд должен разрешить вопрос о том, как поступить с вещественными доказательствами, на кого и в каком размере должны быть возложены судебные издержки. Чтобы решить эти вопросы, надо установить ряд обстоятельств, в том числе, что представляют собой вещественные доказательства, кто является их владельцем (ст. 86 УПК). Для решения вопроса о том, на кого и в какой сумме возложить судебные издержки, необходимо установить имущественное положение осужденного и т. д. Входят ли в пределы доказывания фактические данные, с помощью которых устанавливаются такого рода обстоятельства? Представляется, что нет, так как эти пределы неразрывно связаны с предметом доказывания, фиксируя необходимый и достаточный для его установления объем информации. Здесь же речь идет о своего рода побочных линиях доказывания, направленных на решение вопросов процедурного («обслуживающего») характера. В то же время применительно к решению каждого из таких вопросов должен в конкретном случае определяться комплекс доказательств, необходимый и достаточный для его решения. Разумеется, их собирание, проверка, оценка осуществляются с соблюдением процессуальных норм.

Факты доказывания

Для разрешения по существу конкретного гражданского дела суд должен установить юридические факты, являющиеся основаниями возникновения или изменения спорного материального правоотношения, т. е. факты, от установления которых и зависит разрешение дела. Данные факты составляют предмет доказывания.

Предмет доказывания — это совокупность юридических фактов, от установления которых зависит разрешение дела по существу. Ещё эти факты называют искомыми фактами.

Все факты, входящие в предмет доказывания, должны быть исследованы и доказаны в судебном заседании, в отношении каждого из фактов предмета доказывания должны быть представлены доказательства.

Обязанность определения предмета доказывания возложена на суд. Согласно ч. 2 ст. 56 ГПК суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. Эта обязанность суда позволяет говорить о сохранении в современном российском гражданском процессе принципа объективной истины. Состязательное начало гражданского процесса возлагает на стороны так называемое бремя утверждения, в силу которого стороны должны указать суду те обстоятельства, на которых они основывают свои требования или возражения (ч. 1 ст. 56, п. 5 ч. 2 ст. 131 ГПК). Однако стороны не обязаны обладать юридическими знаниями и могут ошибаться в определении обстоятельств, которые имеют юридическое значение. Они могут указать несущественные обстоятельства, которые не влекут юридических последствий. И наоборот, не указать фактов, которые в силу закона важны и должны быть исследованы. Таким образом, обязанность суда определять предмет доказывания восполняет возможные пробелы в определении искомых фактов сторонами.

При рассмотрении гражданского дела следует также учитывать факты, не подлежащие доказыванию.

ГПК РФ предусматривает несколько категорий фактов, которые по общему правилу могут быть положены в основу решения по делу без доказывания в судебном заседании:

1) общеизвестные факты;
2) преюдициально установленные факты;
3) обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия;
4) признанные стороной факты.

Правовая презумпция — это закрепленное правовой нормой предположение о наличии (или отсутствии) определенного факта. В основе таких предположений лежит жизненный опыт поколений, высокая вероятность существования закрепленного нормой факта. Такое предположение считается верным до тех пор, пока иное не будет установлено судом.

Наиболее распространенные исключения из общих правил доказывания представляют собой доказательственные презумпции (от лат. praesumptio — предположение).

Доказательственная презумпция — это предположение о существовании определенного факта, прямо предусмотренное законом, если доказаны другие связанные с ним факты.

Наиболее распространенными доказательственными презумпциями являются презумпция вины лица, нарушившего обязательство (п. 2 ст. 401 ГК), презумпция вины причинителя вреда (п. 2 ст. 1064 ГК), презумпция добропорядочности гражданина (п. 1 ст. 152 ГК) и т. д.

Доказательственные презумпции дают возможность делать заключение об истинности одних фактов из доказанности других. Названных презумпций не так уж много, все они закреплены в материально-правовых законах (ГК, СК и др.).

В силу действия презумпции вины причинителя вреда лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Общим условием гражданско-правовой ответственности является наличие вины. Однако в деле о возмещении вреда истец не должен доказывать вину ответчика. Истец должен доказать только факт совершения ответчиком противоправных действий, факт причинения истцу ущерба в определенном размере и факт наличия причинно-следственной связи между противоправными действиями ответчика и причиненным истцу ущербом. Когда истец докажет эти 3 факта, вина ответчика считается установленной, пока ответчик не докажет обратного — своей невиновности, например причинения вреда в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости.

Схожим образом по делу о защите чести и достоинства истец должен доказать факт распространения о нем определенных сведений и факт распространения этих сведений именно ответчиком. Поскольку законом установлена презумпция добропорядочности гражданина, то считается установленным, что распространенные сведения не соответствуют действительности, пока ответчик не представит доказательства обратного.

Таким образом, значение доказательственных презумпций заключается именно в перераспределении обязанностей доказывания. Доказательственная презумпция, снимая с утверждающего о существовании определенного факта лица обязанность его доказывания, возлагает на другую сторону обязанность опровержения данного факта. Пока сторона презюмируемый факт не опровергнет, он считается установленным. С другой стороны, действие доказательственной презумпции начинается только с того момента, когда истец представил достаточные доказательства для установления иных фактов предмета доказывания, обязанность доказывания которых на него возложена законом.

Все существующие в российском законодательстве презумпции являются опровержимыми. Это означает, что они могут быть опровергнуты той стороной, против которой они установлены. Кроме того, наличие доказательственной презумпции не освобождает суд от обязанности использования всех предусмотренных законом способов для установления действительных обстоятельств рассматриваемых гражданских дел.

Больше всего суду при рассмотрении гражданских дел приходится реализовывать следующие виды презумпции:

• презумпция вины должника;
• презумпция добропорядочности гражданина;
• презумпция собственности (ст. 209 ГК). Лицо, владеющее и пользующееся какой-либо вещью, предполагается ее собственником, пока не будет доказано обратное, т. е. пока не будет опровергнуто в установленном порядке данное предположение;
• презумпция смерти долго отсутствующего гражданина. Если человек в месте своего постоянного пребывания отсутствует свыше определенного законом срока и нет сведений о нем, то суд на основании данной презумпции и по правилам особого производства признает лицо умершим (ст. 45 ГК);
• презумпция отцовства. Муж матери ребенка, родившегося от родителей, состоящих в зарегистрированном браке, предполагается отцом этого младенца (ст. 48 СК). Мужчина вправе оспаривать отцовство в судебном порядке.

В гражданском процессе значение презумпций состоит в том, что они:

• не только изменяют общие правила распределения обязанностей по доказыванию, но и упрощают процесс доказывания (ответчику легче и проще доказать свою невиновность, чем истцу обосновывать вину другого лица);
• вносят нравственные начала в судебное познание (презумпция отцовства, собственности и др.);
• предоставляют процессуальные льготы для защиты наиболее социально значимых субъективных прав и интересов.

Арбитражное доказывание

В учебной литературе по арбитражному процессу принято называть доказывание в арбитражном процессе «судебным», что отражает недавнюю направленность российского процесса на развитие повсеместной активности суда при рассмотрении в судах дел, будь то арбитражные, гражданские или уголовные. Современному российскому процессу (как, впрочем, и праву многих стран со следственным типом судопроизводства) свойственна ориентация на расширение состязательных аспектов судопроизводства, сопряженных с развитием активности и инициативности сторон в процессе и пассивности суда.

Доказывание – это сложный процесс, охватывающий мыслительную и процессуальную деятельность его субъектов по обоснованию какого-то положения и выведению нового знания на основе исследованного. Лица, участвующие в деле, приводят факты и доводы, подтверждающие их правовую позицию по делу, которая может меняться в процессе судебного разбирательства под влиянием различных обстоятельств. Они формируют представление о своей правовой позиции и позиции иных лиц. На основе исследованных в суде доказательств эти лица делают умозаключение об устойчивости своей позиции и либо продолжают участие в деле, либо отказываются от иска, ищут пути заключения мирового соглашения, признают иск и т.д. Суд анализирует приведенные факты и доводы сторон, предлагает сторонам представить дополнительные доказательства по делу, содействует собиранию доказательств. В конце концов суд делает умозаключение по всему рассмотренному делу, которое отражает в решении.

Следовательно, в доказывании суд и участвующие в деле лица обосновывают обстоятельства предмета доказывания, его элементы с помощью доказательств, что приводит к формированию нового знания, имеющего значение для разрешения дела.

В процессе доказывания в арбитражном суде принимают участие различные субъекты, каждый из которых выполняет возложенные на него обязанности. Это доказывание складывается в рамках арбитражного процесса, следовательно, его участники являются субъектами арбитражно-процессуальных правоотношений.

Таким образом, доказывание - это деятельность субъектов доказывания в арбитражном процессе по обоснованию обстоятельств дела с целью его разрешения.

Ориентация современного российского процесса на состязательность привела и будет приводить к активизации позиции участвующих в деле лиц в процессе доказывания.

Необходимо уточнить, какие именно субъекты арбитражно-процессуальных правоотношений являются субъектами доказывания. Прежде всего это суд, а также лица, участвующие в деле, их представители. В процессуальной науке судне всегда признается субъектом доказывания, что обосновывается, в частности, тем, что под судебным доказыванием понимается убеждение в своей правоте противника в споре и органа, разрешающего данный спор. Суд при таком подходе никого не убеждает и по этой причине исключается из субъектов доказательственной деятельности. В русском языке под глаголом «доказать» понимается два значения: во-первых, подтвердить какое-нибудь положение фактами или доводами; во-вторых, вывести какое-нибудь положение на основе системы умозаключений. Вряд ли процессуальная наука должна игнорировать лексическое значение слова, в противном случае грамматический способ толкования будет невозможен.

Двойственное понимание процесса доказывания приводит к выводу, что даже участие в процессе в форме выведения какого-либо положения на основе исследованных доказательств означает участие в доказывании. Однако и суд, и участвующие в деле лица как аргументируют правоту своих суждений, так и выводят соответствующее знание на основе исследованных доказательств.

Свидетели, эксперты, будучи участниками процесса доказывания, оказывают помощь в достижении цели доказывания, не неся обязанности доказать какие-либо обстоятельства по делу.

Доказывание в арбитражном процессе можно подразделить на два вида:

1) доказывание относительно всего дела;
2) доказывание относительно отдельных юридических фактов.

Например, принятие мер обеспечения иска предполагает, что их непринятие может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта. Следовательно, в суде лицо, ходатайствующее об обеспечении иска, должно подтвердить, что непринятие мер может затруднить или сделать невозможным последующее исполнение акта суда. Или другой пример: в ходатайстве об отсрочке, рассрочке уплаты государственной пошлины должны быть приведены мотивы и приложены доказательства, подтверждающие данную просьбу.

Объектом доказывания для совершения отдельного процессуального действия являются обстоятельства, подлежащие установлению в соответствии с требованиями, как правило, арбитражного процессуального законодательства.

Объект доказывания но делу в целом представляет собой предмет доказывания.

Доказывание в арбитражном процессе осуществляется в соответствии с законодательством и поэтому неизбежно обладает чертами, выделяющими его как разновидность познания.

Важным аспектом арбитражного процессуального доказывания является его осуществление в процессуальной форме, свойственной для всего арбитражного судопроизводства и для доказывания как его части.

Можно выделить следующие черты процессуальной формы доказывания:

• Во-первых, законодательная урегулированность. Вопросы доказывания в арбитражном процессе регламентируются законом, прежде всего АПК. Однако существенной особенностью законодательного регулирования доказывания является сочетание процессуальных и материально-правовых источников. Например, предмет доказывания по конкретным делам, правовые презумпции, допустимость доказательств и многое другое регулируются нормами материального нрава. Общие же положения о процедуре доказывания закреплены в Арбитражном процессуальном кодексе.
• Во-вторых, детальность правовой регламентации. Как последовательность действий по доказыванию, так и их содержание подробно регламентируются нормами права.
• В-третьих, универсальность процессуальной формы доказывания. Доказывание рассчитано на весь арбитражный процесс. Например, в любой стадии арбитражного судопроизводства объект доказывания включает в себя обоснование отдельных юридических фактов, необходимых для совершения определенных процессуальных действий.
• В-четвертых, императивность процессуальной формы доказывания – важный элемент, определяющий специфику процедуры доказывания. Императивность характерна для отношений суда и других субъектов доказывания. Применительно к процессуальной форме императивность означает обязательность нормативных предписаний для всех субъектов доказывания без исключения. Нарушение нормативных предписаний в области доказывания неизбежно вызывает неблагоприятные последствия для всех субъектов.
• В-пятых, подчиненность доказывания принципам арбитражного процесса. Доказывание – гибкий правовой институт, чье содержание зависит от принципов судопроизводства. В классическом следственном гражданском процессе царил принцип письменного процесса, не было представительства, состязательности. В итоге одним полновластным субъектом доказывания был суд. Состязательный процесс отличается устностью, наличием представительства, расширением круга субъектов доказывания, где каждый играет определенную законом роль.

Таким образом, процессуальная форма доказывания в арбитражном суде – это детально законодательно урегулированная система правил доказывания, отличающаяся универсальностью, императивностью и подчиненностью принципам арбитражного процесса.

Право доказывания

Доказательственное право – подотрасль УПП, совокупность уголовно-процессуальных норм, устанавливающих цели доказывания, признаки и требования, предъявляемые к доказательствам, круг обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовным делам, порядок собирания, проверки и оценки доказательств. Нормы доказательственного права неразрывно связаны с иными уголовно-процессуальными нормами и применяются практически во всех стадиях уголовного судопроизводства.

Вопросы источников, методов, предметов рассматриваются также как и в УПП, т.к. доказательственное право не выделено из УПП. Отдельно ДП не обособлено, самостоятельных источников не имеет. Поэтому источник тот же, что и у УПП – УПК не весь, а в части, которая относится к доказательствам и доказыванию (Раздел 3 УПК – Доказательства и доказывание).

Процесс доказывания исследуется теорией доказательств, которая является частью науки уголовного процесса и соотносится с ней как часть и целое, в том числе и с точки зрения предмета познаваемых явлений.

Теория доказательств – часть науки УПП, система идей, взглядов, концепций, отражающих природу, характер, содержание доказательственного законодательства и практики его применения в отечественном и зарубежном уголовном судопроизводстве.

Предметом теории доказательств являются не только нормы доказательственного права, но и практика их применения, что способствует развитию теории доказательств и совершенствованию следственной и судебной деятельности.

Теория доказательств – это часть науки УПП, которая имеет предметом своего изучения:

• доказательственное право России;
• историю соответствующих институтов и самого доказательственного права в целом и практику их применения;
• историю и действующее доказательственное права зарубежных стран;
• правовые свойства доказательств: относимость и допустимость доказательств, предмет и пределы доказывания, процесс доказывания как практическую и мыслительную деятельность, исследует теоретические основания и практическое значение классификации доказательств, природу отдельных видов доказательств, особенности доказывания в различных стадиях процесса и пути обеспечения достоверности выводов по делу.

Доказывание является познавательной деятельностью человека, следовательно, на него распространяются законы гносеологии. Имеется особый объект познания: преступление, преступник. И особый субъект познания: дознаватель, следователь, адвокат, суд и проч.

Методологическую основу теории доказательств составляет теория познания (гносеология, от греческого gnosis – познавание, узнавание; познание, знание), которая определяет учение об истине, путях ее познания.

Методы:

- основной: диалектический
- прикладные: исторический, сравнительный, логический, генетический.

Структура теории доказательств и доказательственного права совпадает со структурой УПП:

• Общая часть: в гл. 10, 11 УПК указан круг обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу (ст. 73), дано понятие доказательств (ст. 74), определены способы их собирания (ст. 86), сформулированы правила оценки доказательств (ст. 88), названы субъекты, на которые возложена обязанность доказывания (ст. 14), определены виды доказательств.
• Особенная часть: УПК регламентирует порядок доказывания в различных стадиях уголовного процесса и по отдельным категориям дел.

Успешное раскрытие преступлений, справедливое наказание каждого совершившего преступление связаны с доказыванием. Оно осуществляется в соответствии с установленной законом процедурой, обеспечивающей достижение. Правила доказывания имеют настолько существенное значение для всего уголовного процесса, что их основы закреплены в ст. 49-51 Конституции РФ.

Доказывание в судопроизводстве

Суд, следователь, дознаватель могут познавать обстоятельства преступления только при помощи доказательств и только в процессе доказывания. Если же такое познание будет произведено не ими или в какой-либо другой форме, то его результаты не смогут являться основанием для принятия процессуальных решений. Это означает, что доказывание, как разновидность познавательной деятельности, имеет свою специфику.

Она проявляется в следующих, присущих ему характерных чертах:

1. форма познания однозначно определена законом;
2. предмет познания ограничен обстоятельствами совершенного или готовящегося преступления;
3. характер доказывания является удостоверительным;
4. ограниченность во времени;
5. источники доказательств определены законом;
6. закрепление обязанности доказывания;
7. наличие лиц, заинтересованных в результатах доказывания;
8. обеспеченность мерами процессуального принуждения;
9. необходимость принятия решения по его результатам.

Забегая вперед заметим, что ни одна из названных характерных черт процесса доказывания не является препятствием для проявления в его рамках закономерностей познания событий объективной реальности, присущих любой другой его форме.

Доказывание – стержень уголовного процесса. Оно представляет собой основанную на законе деятельность участников уголовного судопроизводства, включающую в себя собирание, проверку и оценку доказательств в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

Порядок и средства его осуществления урегулированы нормами гл.11 УПК РФ (ст.ст.85 – 90 УПК РФ). В соответствии с ее предписаниями, собирание доказательств осуществляется участниками уголовного судопроизводства путем проведения следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ (ст.86 УПК РФ). Проверка доказательств осуществляется уполномоченными участниками уголовного судопроизводства в порядке, предусмотренном ст.87 УПК РФ, через их сопоставление с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, путем установления их источников, а также посредством получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих данное доказательство. После того, как доказательства собраны и проверены, каждое из них подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности, с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела, в порядке, предусмотренном ст.88 УПК РФ.

Таким образом, доказывание всегда осуществляется в определенной последовательности, можно сказать, поэтапно. Этапы доказывания разнятся по задачам, по количеству участвующих в них лиц, по направленности процессуальных действий и по некоторым другим правовым нюансам. Тем не менее, именно их последовательное и комплексное прохождение, как не что иное, способствует осуществлению перехода от вероятностных суждений к достоверным. От незнания - к знанию.

Деление доказывания на этапы – это методологическая условность.

Поэтому собирание, проверка и оценка доказательств, может быть даже больше компоненты доказывания, чем его этапы. Несмотря на очевидные различия в следственной и судебной практике они всегда воспринимаются как единое целое, имеющее одновременно и практическую, и познавательную направленность.

Практическая или сугубо процессуальная сторона доказывания, полностью подчинена предписаниям норм УПК РФ и основана на них.

Познавательная или мыслительная его сторона основывается исключительно на законах логики.

Иначе говоря, доказывание – это единство двух видов деятельности: процессуальной и логической. Уголовно-процессуальные нормы обязывают к совершению таких процессуальных действий, которые призваны создавать наилучшие условия для того, чтобы «… процесс доказывания был логичным и приводил к адекватным действительности знаниям людей, применяющих эти нормы права».

Доказывание, как логико-правовая деятельность, протекающая в форме, урегулированной нормами уголовно-процессуального права, имеет своей целью воспроизведение действительности. Причем опосредованным, информационно-логическим путем, через доказательства. Для ее достижения стороны пользуются не равнозначными средствами. Тем не менее, каждый заинтересованный участник этого процесса рано или поздно получает возможность убедиться в достоверности сведений, имеющихся в уголовном деле, путем ознакомления как с отдельными, так и со всеми его материалами.

Как единый процесс накопления знаний, доказывание имеет свои особенности в каждой стадии уголовного процесса. Это значит, что в зависимости от процессуальных условий, в которых были собраны и проверены доказательства, закон определяет полномочия должностного лица или органа по их оценке. Так, например, оценив собранные доказательства, следователь может составить обвинительное заключение, прокурор - принять решение об его утверждении, а суд - сделать вывод о виновности или невиновности подвергнутого уголовному преследованию лица. Напрашивается вывод: собирание, проверка и оценка доказательств не только протекают в неразрывном единстве, но и присутствуют на всех стадиях уголовного процесса, причем только в тех процессуальных формах, которые соответствуют установленному порядку производства в данной стадии.

Обязанность осуществлять доказательственную деятельность является составной частью полномочий должностных лиц и органов, несущих ответственность за ход и исход уголовного дела. Иначе говоря, никто иной, как участники уголовного судопроизводства, обладающие правом принятия решений по результатам доказывания, обязаны собирать, проверять и оценивать доказательства, т.е. нести бремя (обязанность) доказывания (ч.2 ст.14 и ч.4 ст.235 УПК РФ). При этом они всегда должны исходить не только из потребности установить обстоятельства дела в соответствии с тем, что имело место в действительности, но и из презумпции невиновности повергаемого уголовному преследованию лица. Более того, осуществляя доказывание, дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны принимать в установленных процессуальных формах все зависящие от них меры к тому, чтобы были получены доказательства, подтверждающие как виновность, так и невиновность лица в совершении инкриминируемого ему преступления.

Как известно, обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность (ч.2 ст.49 Конституции РФ). Однако это не означает, что в случае отказа обвиняемого от участия в доказывании или неспособности по каким-либо причинам осуществлять его, доказательства невиновности могут не устанавливаться и не исследоваться. Тот факт, что обвиняемый воспользовался названным конституционным правом не может служить основанием ни для признания его виновным в инкриминируемом преступлении, ни для наступления каких-либо неблагоприятных последствий, связанных с применением процессуальных санкций, в том числе с ограничением возможности реализации им своих процессуальных прав.

Иными словами, любое решение, принятое по результатам доказывания, не может основываться на том, что обвиняемый отказался от дачи показаний либо, согласившись дать показания, не смог опровергнуть предъявленное ему обвинение. Более того, на обвиняемого не может быть возложена обязанность подтверждать свои показания доказательствами.

Так, например, следствие и суд не должны приходить к выводу о том, что имущество обвиняемого было нажито преступным путем, только на том основании, что он не привел сведений, подтверждающих правомерное приобретение имеющихся у него ценностей.

Представление доказательств, оправдывающих обвиняемого не может возлагаться и на его защитника. Если ему удастся породить у суда сомнение в доказанности вины своего подзащитного, то уже можно считать, что он со своей задачей справился. Поскольку, если эти сомнения неустранимы, то судом они могут толковаться только в пользу обвиняемого, а вывод о его виновности, как известно, не может быть основан на предположениях.

С логической стороны процесс доказывания является построением системы выводов, в которой из одних суждений (исходных данных) на основе правил логики выводятся другие суждения (доказываемые обстоятельства).

Причем, если фактические обстоятельства дела всегда подтверждаются с помощью сведений, которые собираются, проверяются и оцениваются в соответствии с нормами процессуального права, то правовая оценка им может быть дана только на основе норм материального права.

В процессуальном доказывании практически никогда не фигурируют универсальные посылки, которые бы приводили к однозначному выводу. Это значит, что умозаключение типа: «если у обвиняемого изъяты похищенные вещи, то значит, это он совершил кражу», не должно признаваться единственно верным. Очевидно, что он мог их не только похитить, но и купить, найти и т.д.

Нельзя исключать, например, что эти вещи могли быть ему подброшены. Но когда, помимо изъятых вещей, следователь располагает свидетельскими показаниями о том, что обвиняемого видели возле дома, в то время когда в нем произошла кража, если на месте происшествия были обнаружены следы его рук и ног, если способ совершения кражи имеет сходство с другими подобными преступлениями, совершенными обвиняемым ранее, то места для сомнений в его невиновности, практически не остается.

На этом примере мы постарались проиллюстрировать, как возрастает значение каждого отдельно взятого косвенного доказательства, по мере увеличения их количества и приведения в систему. Именно принадлежность к системе усиливает значение каждого из них и способствует получению достоверных выводов по уголовному делу.

Наблюдения показывают, что умозаключения именно такого типа являются наиболее распространенными в следственной и судебной практике.

Как правило, они лежат в основе выводов по уголовному делу, сделанных в результате оценки совокупности косвенных доказательств. Этому феномену имеется убедительное объяснение, которое в специальной литературе сформулировано следующим образом: поскольку суждение о значении, силе отдельного доказательства и всей их совокупности не может быть формализовано, в уголовно-процессуальном доказывании используется логика правдоподобных умозаключений, оперирующая такими категориями, как «более (менее) вероятно», «весьма правдоподобно» и т.п.

Для характеристики результатов процессуального познания в уголовном процессе принято использовать термин «достоверное знание», который противопоставляется разного рода предположениям. Знание, имеющее статус достоверного, должно основываться на внутреннем убеждении дознавателя, следователя, прокурора и суда, которое появляется в результате собирания, проверки и оценки доказательств в точном соответствии с правилами, предусмотренными УПК РФ. В уголовном процессе любое достоверное знание (в т.ч. с высокой степенью надежности) практически всегда ставится под сомнение заинтересованной стороной. Такова природа состязательного уголовного судопроизводства. Поэтому правильнее всего оценивать достоверное знание, как наиболее вероятное, на момент принятия решения по уголовному делу. Иного быть не может, поскольку история российского правосудия изобилует примерами, когда уже после вступления приговора в законную силу становились известными новые обстоятельства, вынуждавшие суд надзорной инстанции отменять приговор, все последующие судебные решения и прекращать производство по данному уголовному делу.

В советской процессуальной литературе достоверное знание было принято называть не наиболее вероятным, а истинным. Особенно часто этот термин применялся для характеристики итоговых процессуальных решений, поскольку истине, как цели доказывания, некогда было принято уделять особое внимание. Интересы ее установления считались наивысшими, что отодвигало на второй план правила, продиктованные презумпцией невиновности, а также некоторые другие, не менее важные принципиальные положения уголовного процесса. Отождествление истины с высшими ценностями никак не способствовало вычленению ее содержания. Советский суд был вынужден действовать в интересах стороны обвинения, а оправдательные приговоры были редкостью. Но даже, несмотря на это, их было принято связывать с плохой работой следователя, прокурора и органа правосудия, вынесшего этот акт.

Истине отводилась роль идеологического постулата в уголовном процессе, которым, по сути, отрицалась вполне вероятная возможность ее не достижения, как цели доказывания. Но главное, невозможно было понять, если истина – цель доказывания, то какие именно обстоятельства должны были устанавливаться по уголовным делам.

В отличие от УПК РСФСР, ныне действующим уголовно-процессуальным законодательством РФ ни перед сторонами, ни перед судом не ставится задача устанавливать истину по уголовному делу. Несмотря на то, что такая позиция законодателя повлекла критику со стороны многих процессуалистов, это правовое решение, на наш взгляд, следует считать вполне логичным и уместным. Постараемся это обосновать.

По действующему законодательству, назначением уголовного судопроизводства провозглашена защита прав потерпевших от преступлений и личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Причем ему в равной мере отвечает не только уголовное преследование, но и отказ от него (ст.6 УПК РФ). Для того чтобы все это становилось реальностью, в каждом случае расследования и судебного рассмотрения уголовного дела законодатель разработал и установил адекватную назначению уголовного судопроизводства процедуру доказывания по уголовным делам. Ее непременными атрибутами признаны: свидетельский иммунитет (п.40 ст.5 УПК РФ), правила признания доказательств недопустимыми (ст.75 УПК РФ), невозможность обоснования обвинительного приговора предположениями (ч.4 ст.302 УПК РФ) и некоторые другие. В принципе, каждое названное нормативное положение, можно рассматривать в качестве объективного препятствия в деле установления обстоятельств, подлежащих доказыванию. Возникает вопрос: «Почему законодатель, провозгласив вполне реалистичную цель доказывания, сам же установил правовые препоны на пути ее достижения?».

Ответ здесь должен быть следующим: процедура российского уголовного судопроизводства не только не обязывает познавать истину по уголовному делу, в ней отвергнута сама возможность достижения цели доказывания, что называется «любой ценой». Иными словами, стремление законодателя к недопущению судебных ошибок, поддерживается полным отсутствием в УПК РФ чьих-либо обязанностей, связанных с поиском истины. Что же касается не столько истинного, сколько достоверного знания об обстоятельствах совершенного преступления, то оно обязательно должно иметь место только в случаях постановления обвинительного приговора, поскольку он не может основываться на предположениях. К оправдательному приговору такого требования закон не предъявляет. Для его вынесения суду достаточно достоверно убедиться лишь в том, что виновность подвергнутого уголовному преследованию лица не нашла своего подтверждения в ходе судебного разбирательства уголовного дела.

Итак, доказывание - это единственный способ познания в уголовном процессе. Его начало справедливо связывается с возбуждением уголовного дела. Далее, доказательственная деятельность может иметь место на всех последующих стадиях уголовного процесса. Но вне зависимости от этапа, на котором находится уголовное судопроизводство, целью доказывания является установление обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, путем собирания, проверки и оценки доказательств. Однако эта цель может быть достигнута лишь при условии, что в процессе ее достижения не нарушались законы логики: тезис не подменялся аргументом, аргументов достаточно и они являются убеждающими, а в умозаключениях нет противоречий. Для того чтобы понять это лучше, рассмотрим каждый компонент процесса доказывания подробно.

Собирание доказательств выражается в системе действий, направленных на обнаружение, фиксацию и изъятие любых следов преступного события.

Правом собирать доказательства наделены следующие участники уголовного судопроизводства:

1. дознаватель, следователь, прокурор, суд – уполномочены осуществлять собирание доказательств путем проведения следственных и иных процессуальных действий (ч.1 ст.86 УПК РФ);
2. подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители – наделены правом, собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств (ч.2 ст.86 УПК РФ);
3. защитник – вправе собирать доказательства путем:
• получения предметов, документов и иных сведений;
• опроса лиц с их согласия;
• истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны представлять запрашиваемые документы или их копии (ч.3 ст.86 УПК РФ).

Данные органы и организации обязаны выдавать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката.

В отличие от собирания, проверка доказательств может производиться лишь дознавателем, следователем, прокурором и судом, причем, только следующими путями:

1. путем их сопоставления с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле;
2. путем установления их источников;
3. путем получения доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство (ст.87 УПК РФ).

Проверка доказательств включает в себя установление наличия их связи с уголовным делом, уточнение законности источника происхождения проверяемых сведений, выяснение степени их достоверности, полноты каждого доказательства, а также присутствие данных, подтверждающих соблюдение процессуальных правил собирания доказательств.

Так, например, даже собранные на законных основаниях фактические данные не смогут признаваться доказательствами если:

1. сведения о них неточно или неполно зафиксированы в протоколе;
2. не была обеспечена сохранность доказательств;
3. не были созданы условия, исключающие их подмену или порчу;
4. исключена возможность их проверки.

Обычно одно и тоже доказательство проверяется как сразу, по факту его получения, так и позже, по мере поступления новых сведений. Существование такого способа изучения его содержания обусловлено тем, что первоначальная проверка доказательства чаще всего бывает недостаточной для его последующей оценки с позиций достоверности. Поэтому результаты предварительной проверки доказательства должны сопоставляться с результатами контрольной проверки как его самого, так и каждого нового доказательства. Только после этого, как минимум дважды проверенное доказательство, должно окончательно оцениваться с позиций достоверности.

Таким образом, неоднократная проверка помогает объективно оценить каждое доказательство, а затем и всю их собранную совокупность.

Оценка доказательств является последним компонентом, завершающим процесс доказывания. Хотя в действительности она производится на всем его протяжении. Иначе говоря, собирание доказательств, а тем более их проверка, постоянно сопровождается их же оценкой. В противном случае, дознаватель, следователь, прокурор и суд просто не смогли бы продвигаться вперед. В качестве отдельной логической операции оценка доказательств выделяется лишь тогда, когда на основе уже установленных фактов и сведений о них, возникло новое знание об обстоятельствах, подлежащих доказыванию.

Вместе с тем, проверка и оценка доказательств по своему содержанию не совпадают. Проверка если и подразумевает мыслительную деятельность, то только на фоне совершения предусмотренных законом практических действий.

Оценка – исключительно мыслительная деятельность, логическая операция в форме оценочных суждений типа: подтверждается причастность того или иного лица к совершению преступления или нет, состав какого преступления усматривается в его действиях и т.д.

Оценке подлежат: вначале каждое доказательство с позиций их относимости, допустимости и достоверности, а затем совокупность доказательств с позиции их достаточности для разрешения уголовного дела (ч.1 ст.88 УПК РФ).

Содержание оценки доказательств, как и всего процесса доказывания едино. Из определения таких обязательных свойств доказательств, как относимость, допустимость, достоверность и достаточность оно складывается условно.

Здесь уместно напомнить, что относимость доказательств является таким их свойством, которое свидетельствует о наличии связи между фактами, сведениями о них, источниками доказательств и обстоятельствами, подлежащими доказыванию по конкретному уголовному делу. Допустимость доказательств призвана подтверждать соблюдение требований закона, предъявляемых к их форме. В соответствии со ст.88 УПК РФ прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. В этом случае оно не подлежит включению в обвинительное заключение или обвинительный акт. Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном ст.ст.234 и 235 УПК РФ. Достоверность – соответствие действительности фактов, сведений о них, а также надежность их источников. Достаточность доказательств означает, что на основе собранной их совокупности может быть сделан соответствующий логический вывод, предопределяющий вынесение предусмотренного законом решения.

Не связывая какими-либо жесткими формальными условиями оценку доказательств, закон предусмотрел некоторые непреложные правила, создающие благоприятные условия для получения объективного результата.

Эти правила адресованы только тем участникам процесса доказывания, которые несут ответственность за производство по делу и уполномочены принимать решения.

Все они возведены в ранг принципа уголовного судопроизводства (ст.17 УПК РФ) и состоят в следующем:

1. никакие доказательства не имеют заранее установленной силы;
2. каждое из них должно оцениваться судом, прокурором, следователем и дознавателем на основе внутреннего убеждения;
3. оценка каждого доказательства должна быть основана на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств;
4. оценивая доказательства, суд, прокурор, следователь и дознаватель, должны руководствоваться законом и совестью.

Названные правила объединены общим названием – свобода оценки доказательств. Однако эта свобода не является произвольной. Она имеет отчетливые правовые границы, предопределенные совокупностью имеющихся в уголовном деле сведений и полномочиями участников процесса доказывания.

Так, например, свободная оценка доказательств может производиться не только судом, прокурором, следователем и дознавателем, но и всеми другими участниками доказательственной деятельности. Однако по ее результатам не могут быть приняты итоговые процессуальные решения. По этому поводу в специальной литературе правильно отмечалось, что оценка доказательств может быть рекомендательной и властной, в зависимости от того, кто из субъектов оценивает доказательства.

В то же время, даже тогда, когда оценка доказательствам была дана уполномоченным на это участником уголовного судопроизводства, за всеми другими сохраняется право на свою собственную оценку. Так, например, в случае несогласия с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, следователь обязан представить свои письменные возражения руководителю следственного органа, который информирует об этом прокурора (ч.3 ст.38 УПК РФ). Или, скажем, суд, давая оценку доказательствам, не связан мнением сторон по этому вопросу.

Оценивая доказательства, и суд, и прокурор, и следователь, и дознаватель должны руководствоваться законом и совестью. Их внутреннее убеждение – это не что иное, как познавательный результат, в основе которого собранные, проверенные и получившие надлежащую оценку доказательства. Безусловное соблюдение норм права и чувство нравственной ответственности за свою убежденность, выступают в качестве внешнего и внутреннего критериев оценки всей доказательственной деятельности, а также побудительным мотивом для вынесения справедливых решений.

Метод оценки доказательств по внутреннему убеждению пока остается лучшим. Даже, несмотря на то, что нередко отсутствие или недостаточность доказательств по уголовному делу подменяются субъективной уверенностью участников процесса доказывания в собственной правоте. Это закономерно, поскольку при оценке доказательств, внутреннее убеждение не формируется без влияния опыта, прецедента, веры, личного, представляемого или защищаемого интереса. Полагаем, что такое положение дел сохраниться до тех пор, пока накопление и изучение закономерных сочетаний доказательственных фактов приведет к созданию системы криминалистических алгоритмов и программ, предназначенных для оптимизации деятельности, непосредственно связанной с оценкой доказательств. Их разработка в обозримом будущем, является реальной и вполне посильной задачей. Это подтверждается тем, что каждому виду или группе однородных преступлений присущ определенный набор доказательственных фактов. В своем большинстве они присутствуют почти во всех уголовных делах об этих преступлениях и в разном сочетании используются для обоснования решений, принятых по результатам доказывания.

Прежде чем завершить рассмотрение этого вопроса, необходимо остановиться еще и на рассмотрении значения результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам и принятого сейчас порядка их использования в уголовном судопроизводстве.

Результаты оперативно-розыскной деятельности – это сведения, полученные в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, лицах, подготавливаемых, совершающих или совершивших преступления и скрывшихся от органов дознания, следствия или суда (п.361 ст.5 УПК РФ). Порядок их представления дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд регламентирован специальной, согласованной с Генеральной прокуратурой РФ, межведомственной Инструкцией.

В ней речь идет о результатах оперативно-розыскной деятельности, которые соответствуют предъявляемым к ним требованиям и могут:

1) служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела (в таком случае они должны содержать достаточные данные, указывающие на признаки преступления, а именно: сведения о том, где, когда, какие признаки и какого именно преступления обнаружены; при каких обстоятельствах имело место их обнаружение; сведения о лице (лицах), его совершившем (если оно известно), и очевидцах преступления (если они известны); о местонахождении предметов и документов, которые могут стать вещественными доказательствами; о любых других фактах и обстоятельствах, имеющих значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела);
2) быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий (в этом случае они должны содержать сведения о местонахождении лиц, скрывающихся от органа предварительного расследования и суда, о лицах, которым известны обстоятельства и факты, имеющие значение для уголовного дела, о возможных источниках доказательств, о местонахождении предметов, перечисленных в ч.1 ст.81 УПК РФ, о других фактах и обстоятельствах, позволяющих определить объем и последовательность проведения процессуальных действий, выбрать наиболее эффективную тактику их производства, выработать оптимальную методику расследования по конкретному уголовному делу);
3) использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с требованиями УПК РФ, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств (в данном случае они должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств, содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на оперативно-розыскные мероприятия, при проведении которых получены предполагаемые доказательства, а также данные, позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе).

Результаты оперативно-розыскной деятельности представляются в виде рапорта об обнаружении признаков преступления или сообщения о результатах оперативно-розыскной деятельности. К каждому из них могут прилагаться полученные при проведении оперативно-розыскных мероприятий фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы, видеозапись, носители компьютерной информации, чертежи, планы, схемы, акты, справки, другие документы, а также иные материальные объекты, которые в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством могут быть признаны вещественными доказательствами. Способ фактической передачи результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, следователю, прокурору или в суд избираются органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в каждом конкретном случае с учетом требований нормативно-правовых актов, регулирующих организацию делопроизводства. Основанием для этого служит соответствующее постановление, утвержденное руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность (начальником или его заместителем). Оно составляется в двух экземплярах, первый из которых направляется дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд, второй – приобщается к материалам дела оперативного учета или, в случае его отсутствия, к материалам специального номенклатурного дела.

Оформлению постановления и фактической передаче результатов оперативно-розыскной деятельности может предшествовать рассмотрение вопроса о необходимости рассекречивания сведений, составляющих государственную тайну, содержащихся в представляемых результатах оперативно-розыскной деятельности и их носителей. В таком случае руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность (начальником или его заместителем), выносится постановление о рассекречивании сведений, составляющих государственную тайну и их носителей.

Как и любые другие сведения, результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться в процессе доказывания, но при том непременном условии, что они отвечают всем требованиям, предъявляемым УПК РФ к доказательствам (ст.89 УПК РФ). В противном случае, они должны оцениваться как недопустимые.

Таким образом, сведения, полученные оперативным путем, могут быть признаны доказательствами лишь при соблюдении следующих условий:

1. оперативно-розыскные мероприятия производились в соответствии с Законом РФ «Об оперативно-розыскной деятельности»;
2. полученные в результате их проведения сведения имеют непосредственное отношение к обстоятельствам, подлежащим доказыванию по уголовному делу;
3. они собраны и проверены в порядке, установленном УПК РФ.

Таким образом, факт безусловного соблюдения предусмотренного законом процессуального порядка получения информации фигурирующей в уголовном деле, является решающим при определении ее допустимости. По этому же признаку проводится разграничение доказательств от всех других данных (в т.ч. полученных оперативным путем), поступивших дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или суду.

Такая постановка вопроса в УПК РФ означает, что предметы, документы, конфиденциальные сведения, полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий, способны трансформироваться в доказательства только путем производства следственных и иных процессуальных действий. Это вполне согласуется с предназначением оперативно-розыскной деятельности, поскольку негласное документирование, как правило, преследует две взаимосвязанные цели: во-первых, выявление любых сведений, имеющих отношение к преступлению; во-вторых, обеспечение реальной возможности их использования в процессе доказывания.

Так, например, при представлении дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных при проведении оперативного эксперимента, проверочной закупки или контролируемой поставки предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, к ним прилагается постановление о проведении данного оперативно-розыскного мероприятия, утвержденное руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность (начальником или его заместителем). Если в результате проведения, например, проверочной закупки не удалось в достаточной степени задокументировать подготавливаемое, совершаемое или совершенное противоправное деяние, то ее результаты приобщаются к материалам повторной проверочной закупки, содержащим признаки преступления, которые представляются следователю или прокурору в порядке, установленном соответствующей Инструкцией.

В случае представления дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных при проведении оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, к ним прилагаются копии судебных решений о проведении оперативно-розыскного мероприятия. Представление результатов оперативно-розыскной деятельности, содержащих сведения об организации и тактике проведения оперативно-технических мероприятий, используемых при их проведении технических средствах, о штатных негласных сотрудниках оперативно-технических и оперативно-поисковых подразделений, должно в обязательном порядке согласовываться с исполнителями соответствующих мероприятий.

Завершая рассмотрение этого вопроса, следует коротко остановиться на преюдиции (от лат. praejudicio - предрешение). Этим термином принято именовать существующую принципиальную возможность у суда, прокурора, следователя, дознавателя по признанию без дополнительной проверки и повторного доказывания обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным решением по какому-либо другому делу.

Так, в частности, по уголовным делам закон допускает принимать во внимание без дополнительной проверки обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства. Однако такой приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Таким образом, преюдициальные сведения могут использоваться в доказывании при существовании следующих процессуальных условий:

1. наличие вступившего в законную силу приговора или иного решения суда;
2. установленные им обстоятельства;
3. отсутствие сомнений по поводу достоверности этих обстоятельств у суда, прокурора, следователя, дознавателя;
4. признание ими этих обстоятельств достоверными без дополнительной проверки.

Однако преюдиция распространяется только на лиц, участвовавших в предыдущем и последующих процессах, и на их правопреемников. В отношении третьих лиц преюдиция судебного решения не действует. В некоторых случаях она может отпасть. Например, после пересмотра вступившего в законную силу решения ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Субъекты доказывания

Рассмотренное выше понятие доказывания позволяет, во-первых, определить круг субъектов доказывания, во-вторых, устранить двусмысленность, существующую много лет в определении обязанности доказывания и субъектов, ее осуществляющих. Рассмотрим по порядку.

Субъектами доказывания принято считать участников уголовного процесса, играющих в доказывании не разовую, эпизодическую, а постоянную, длительную (хотя бы в пределах одной стадии процесса) роль. Субъекты доказывания, таким образом, - это не все участники уголовного процесса, а лишь те, которые имеют в нем самостоятельный или представляемый процессуальный интерес. Процессуальный интерес может носить публичный или личный характер, поэтому в зависимости от защищаемого интереса субъекты доказывания делятся на две группы. К первой относятся субъекты доказывания, деятельность которых направлена на защиту публичного интереса, - дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа, прокурор, государственный обвинитель. Все это официальные субъекты уголовного процесса, обязанные в силу служебных обязанностей выполнять определенные процессуальные действия и принимать официально-властные решения, например, возбудить уголовное дело, привлечь лицо в качестве обвиняемого, прекратить уголовное преследование или отказаться от его продолжения. Эти лица вправе применять меры принуждения к другим участникам уголовного процесса в целях пресечения и предупреждения с их стороны действий, препятствующих доказыванию. В то же время, они обязаны обеспечить гарантированные законом права и свободы других субъектов уголовного процесса.

Вторая группа субъектов доказывания включает в себя лиц, имеющих в уголовном процессе непосредственный, личный интерес, поскольку результаты уголовного судопроизводства способны создать для них определенные права и обязанности. К ним относятся подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, а также гражданский истец и гражданский ответчик, лично заинтересованные в исходе уголовного дела.

К этой же группе должны быть отнесены и лица, представляющие в доказывании чужой личный интерес. Это защитник, представитель потерпевшего, а также представители гражданского истца и гражданского ответчика, процессуальная деятельность которых производна от представляемых ими участников уголовного процесса. Эти субъекты уголовного процесса отличаются от официальных должностных лиц отсутствием каких бы то ни было властных полномочий. Однако они в состоянии влиять на принимаемые официальными субъектами решения путем реализации принадлежащих им широких прав - заявления ходатайств, представления доказательств, обжалования действий и решений субъектов первой группы.

Принципиальное отличие субъектов первой и второй групп проявляется в их отношении к обязанности доказывания.

УПК РСФСР, в силу изложенной выше его характеристики, такого понятия не содержал. Пресловутая ст. 20 УПК РСФСР позволяла считать обязанностью доказывания обязанность всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства дела, выявлять как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства. Такое представление об обязанности доказывания позволяло считать ее тождественной обязанности осуществлять уголовное судопроизводство, что стирало различия между субъектами уголовного процесса и размывало ответственность. Закономерным образом возникал вопрос: как понимать установленный ч. 2 ст. 20 УПК РСФСР запрет перелагать обязанность доказывания на обвиняемого, ведь обвиняемый не имеет права всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Положения ч. 2 ст. 20 УПК РСФСР не могли быть поняты иначе, как недопустимость перелагать на обвиняемого обязанность доказать свою невиновность. Соответственно, обязанность доказывания не могла быть не чем иным, как обязанностью доказать выдвинутое в отношении лица обвинение.

Сформулированная ранее в ряде постановлений Пленума Верховного Суда СССР именно таким образом обязанность доказывания нашла свое закрепление в ст. 14 УПК: "бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого и обвиняемого, лежит на стороне обвинения".

Итак, обязанность доказывания - это обязанность доказать виновность лица в совершении преступления. В содержание этой обязанности входит доказывание и самого факта, т.е. события преступления и его уголовной противоправности, и достаточной степени для признания преступлением общественной опасности совершенного лицом деяния. Доказывание виновности включает в себя также опровержение обстоятельств, исключающих преступность деяния и возможность привлечения лица к уголовной ответственности (невменяемость, необходимая оборона и др.). Выполнить обязанность доказывания выдвинутого в отношении лица обвинения можно только с помощью доказательств, поэтому обязанность доказывания реализуется путем собирания, проверки и оценки доказательств. Таким образом, обязанность доказывания можно определить и как обязанность собирания, проверки и оценки доказательств в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления.

Обязанность (бремя) доказывания в полной мере возложена на субъекты первой группы. К ним примыкают и другие субъекты, выполняющие функцию обвинения - потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец, их представители. Сторону защиты представляют в доказывании подозреваемый, обвиняемый, защитник, гражданский ответчик и его представитель. Поэтому можно классифицировать субъектов доказывания и по тому, на какой стороне они выступают. Рассмотрим роль в доказывании каждого из названных субъектов.

Административное доказывание

Доказательствами в административном процессе могут быть (ст. 59 Кодекса административного судопроизводства РФ, далее — КАС РФ):

1. Объяснения участников дела. Могут выражаться в письменной или устной форме и наряду с другими доказательствами подлежат проверке судом (ст. 68 КАС РФ).
2. Свидетельские показания. Могут излагаться устно и письменно. При этом такие доказательства должны соответствовать следующим критериям, чтобы быть принятыми судом:
• свидетель должен указать источник получения излагаемой суду информации;
• доказательства, основывающиеся на показаниях иных лиц, принимаются, если такие лица также были опрошены.
3. Письменные доказательства — любые отвечающие требованиям закона информационные данные, зафиксированные на материальных носителях (акты, справки, деловая переписка, цифровые и графические материалы, материалы, полученные посредством использования электронной, цифровой, факсимильной связи, по каналу видео-конференц-связи и др., см. ст. 70 КАС РФ).
4. Вещественные доказательства — предметы, которые по своему внешнему виду, свойствам, месту нахождения или иным признакам могут служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для спора (ст. 72 КАС РФ).
5. Аудио- и видеозаписи.
6. Экспертные заключения.

Доказательства могут быть как представлены в суд по собственной инициативе участников спора, так и запрошены судом (п. 1 ст. 63 КАС РФ, п. 24 постановления Пленума ВС РФ № 36, далее — ППВС № 36).

По КАС РФ доказательства должны соответствовать требованиям:

• относимости, т. е. иметь значение для разрешения данного конкретного спора (ст. 60 КАС РФ);
• допустимости, т. е. отвечать требованиям, установленным законом, чтобы быть принятыми судом как имеющими юридическое значение для разрешения конкретного спора (ст. 61 КАС РФ).

Определенные доказательства, представленные в суд, могут быть признаны недопустимыми как по ходатайству заинтересованного лица, так и по собственному убеждению суда (пп. 2, 3 ст. 61 КАС РФ).

При этом если производится оценка доказательства по ходатайству участника процесса, то должны быть соблюдены следующие правила (п. 25 ППВС № 36):

• такое ходатайство должно быть оформлено в письменной форме;
• бремя доказывания недопустимости оспариваемого доказательства возлагается на лицо, подавшее соответствующее ходатайство;
• вопрос о допустимости такого доказательства разрешается судом после заслушивания мнений по этому поводу лиц, участвующих в процессе, или их представителей.

Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности по своему внутреннему убеждению, основанному на соблюдении принципов, закрепленных в пп. 2–6 ст. 84 КАС РФ.

Обязанность по доказыванию тех или иных фактов, на которых участник процесса основывает свою позицию в споре, по общему правилу возлагается на таких участников процесса (п. 1 ст. 62 КАС РФ).

Вместе с тем если разрешается спор о соответствии требованиям закона нормативного акта, решения органа публичной власти, действий или бездействия должностных лиц и органов, наделенных государственными или публичными полномочиями, бремя доказывания законности таких документов или действий/бездействия госорганов возлагается уже на административного ответчика.

Таким образом, административный истец, защищающий свои права и законные интересы или права и интересы неограниченного круга лиц, не обязан доказывать незаконность актов или действий органов, наделенных публичными полномочиями.

Однако такой административный истец должен сообщить суду:

• каким нормам закона противоречит оспариваемый акт или действия административного ответчика;
• на основании каких данных можно судить о том, что оспариваемым актом или действиями административного истца нарушены или будут нарушены права и законные интересы административного истца или неограниченного круга лиц;
• иные факты, имеющие значение для объективного и справедливого разрешения спора.

Не нуждаются в доказывании:

• Обстоятельства, являющиеся общеизвестными (п. 1 ст. 64 КАС РФ).
• Обстоятельства, установленные уже вступившим в законную силу ранее принятым решением суда (если в административном процессе участвуют лица, в отношении которых данные обстоятельства доказаны, или лица, относящиеся к категории лиц, в отношении которой установлены эти обстоятельства). Кроме того, такие обстоятельства не подлежат и оспариванию. При использовании данной юридической нормы надлежит исходить из того, что под лицами, относящимися к категории лиц, в отношении которой установлены названные выше обстоятельства, подразумеваются, например, органы государственной власти, входящие в единую систему госорганов (в т. ч. ФНС РФ, ФТС РФ и т. п.), должностные лица соответствующей системы госорганов (п. 26 ППВС № 36).
• Обстоятельства, признанные сторонами (ст. 65 КАС РФ). Такие обстоятельства в дальнейшем по общему правилу не подлежат проверке судом. Однако если у последнего все же имеются сомнения, что данное соглашение о признании обстоятельств не подписано под влиянием заблуждения, угрозы или без целей скрыть истинные обстоятельства дела, то суд не принимает указанное соглашение сторон, а сами доказательства подлежат проверке.

Как уже упоминалось выше, суд оценивает представленные доказательства по собственному внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании (п. 1 ст. 84 КАС РФ).

При этом никакие обстоятельства не могут иметь для суда заранее определенной силы. Значимость тех или иных обстоятельств суд определяет в каждом конкретном случае.

При этом оценка на предмет соответствия требованию достоверности, допустимости и относимости производится в отношении каждого факта в отдельности, а достаточность и взаимосвязь — в совокупности с иными обстоятельствами дела.

Итоги оценки доказательств суд фиксирует в решении, в котором также указывается, какие именно обстоятельства и по каким основаниям приняты судом в качестве надлежащих доказательств, а какие и по каким причинам отклонены.

Цель доказывания

Цель доказывания — установление объективной истины, содержанием которой являются фактические обстоятельства, характеризующие расследуемое событие, т.е. объективная реальность, а не субъективное представление о ней.

Установить в уголовном деле объективную истину — это значит признать, что выводы органа расследования и суда по вопросам, подлежащим решению по существу дела (было ли совершено преступление, совершил ли его обвиняемый, какова форма его вины, есть ли по делу смягчающие или отягчающие его вину обстоятельства), сделаны в соответствии с действительностью, с реальными фактами.

Исследование обстоятельств уголовного дела по своей гносеологической природе не отличается от исследования в других областях познания. В уголовном процессе исследуются определенные факты и отношения объективной действительности. Выяснив со всей полнотой и тщательностью фактические данные, связанные с рассматриваемым делом, органы следствия и суд из совокупности их должны сделать вывод о том — имели ли место в действительности эти факты и отношения, обо всех существенных обстоятельствах их.

Установление обстоятельств дела такими, какими они были в действительности, составляет содержание объективной истины.

В уголовном судопроизводстве, которое детально и полно урегулировано уголовно-процессуальным законом, процедура установления истины осуществляется в форме процесса доказывания, в порядке, установленном доказательственным правом, и с использованием предусмотренных законом средств. Поскольку событие преступления всегда относится к прошлому, необходимо установить его картину, реконструировать ее путем нахождения и использования доказательств. Доказывание, как содержание уголовно-процессуальной деятельности, имеет своей целью познание истины, т.е. установление фактов, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела.

Основу правовых гарантий установления истины составляет система правовых принципов судопроизводства, каждый из которых имеет определенное значение в обеспечении истинных выводов.

Установлению истины способствует разделение процессуальных функций субъектов уголовного процесса. Для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела важное значение имеет прохождение дела по стадиям, каждая из которых выполняет определенную роль в собирании, проверке и оценке доказательств. Особое место среди всех стадий уголовного процесса занимает судебное разбирательство в суде первой инстанции. Учитывая, что признание лица виновным, а также назначение ему наказания вверено только суду первой инстанции, закон определяет такие условия рассмотрения дела судом, которые создают наиболее благоприятные условия для достоверного познания обстоятельств дела. Это устное, непосредственное рассмотрение дела в условиях равноправия сторон состязательности и решения дела независимым судом.

В числе гарантий установления истины по делу важное место занимает и деятельность вышестоящих судов, проверяющих, была ли соблюдена надлежащая правовая процедура при рассмотрении и разрешении дела.

Нарушение правил доказательственной деятельности порождает сомнение в достоверности выводов, что влечет за собой определенные правовые последствия.

Приговор постановляется судом в совещательной комнате. Во время постановления приговора в этой комнате могут находиться лишь судьи, входящие в состав суда по данному уголовному делу. Судьи не вправе разглашать суждения, имевшие место при обсуждении и постановлении приговора.

При постановлении приговора суд в совещательной комнате разрешает следующие вопросы:

1) доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый;
2) доказано ли, что деяние совершил подсудимый;
4) виновен ли подсудимый в совершении этого преступления;
5) подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное им преступление;
6) имеются ли обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание;
7) какое наказание должно быть назначено подсудимому;
8) имеются ли основания для постановления приговора без назначения наказания или освобождения от наказания;
9) какой вид исправительного учреждения и режим должны быть определены подсудимому при назначении ему наказания в виде лишения свободы;
11) как поступить с имуществом, на которое наложен арест для обеспечения гражданского иска или возможной конфискации;
12) как поступить с вещественными доказательствами.

Если в совершении преступления обвиняется несколько подсудимых, суд разрешает эти вопросы в отношении каждого подсудимого в отдельности, определяя роль и степень его участия в совершенном деянии.

Если дело рассматривалось коллегиальным составом суда, председательствующий ставит на разрешение указанные выше вопросы. При разрешении каждого вопроса судья не вправе воздержаться от голосования. Все вопросы разрешаются большинством голосов. Председательствующий подает свой голос последним.

Судье, голосовавшему за оправдание подсудимого и оставшемуся в меньшинстве, предоставляется право воздержаться от голосования по вопросам применения уголовного закона. Если мнения судей по вопросам о квалификации преступления или мере наказания разошлись, то голос, поданный за оправдание, присоединяется к голосу, поданному за квалификацию деяния по уголовному закону, предусматривающему менее тяжкое преступление, и за назначение менее сурового наказания.

Судья, оставшийся при особом мнении по постановленному приговору, вправе письменно изложить его в совещательной комнате. Особое мнение приобщается к приговору и оглашению в зале судебного заседания не подлежит (ст. 301 УПК).

Приговор излагается на языке, на котором происходило судебное разбирательство, и состоит из вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной частей. Приговор должен быть написан от руки или изготовлен с помощью технических средств одним из судей, участвующих в его постановлении.

Приговор подписывается всеми судьями, в том числе и судьей, оставшимся при особом мнении.

Вводная, описательно – мотивировочная и резолютивная части должны содержать: ст. 304, 305, 306.

В вводной части приговора указываются следующие сведения:

1) о постановлении приговора именем Российской Федерации;
2) дата и место постановления приговора;
3) наименование суда, постановившего приговор, состав суда, данные о секретаре судебного заседания, об обвинителе, о защитнике, потерпевшем, гражданском истце, гражданском ответчике и об их представителях;
4) фамилия, имя и отчество подсудимого, дата и место его рождения, место жительства, место работы, род занятий, образование, семейное положение и иные данные о личности подсудимого, имеющие значение для уголовного дела.

В описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются:

1) существо предъявленного обвинения;
2) обстоятельства уголовного дела, установленные судом;
3) основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие;
4) мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения;
5) мотивы решения в отношении гражданского иска.

Резолютивная часть оправдательного приговора должна содержать:

1) фамилию, имя и отчество подсудимого;
2) решение о признании подсудимого невиновным и основания его оправдания;
3) решение об отмене меры пресечения, если она была избрана;
4) решение об отмене мер по обеспечению конфискации имущества, а также мер по обеспечению возмещения вреда, если такие меры были приняты;
5) разъяснение порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Если подсудимому предъявлено обвинение по нескольким статьям уголовного закона, то в резолютивной части приговора должно быть точно указано, по каким из них подсудимый оправдан и по каким осужден (ст. 308 УПК).

Доказывания преступлений

Традиционно принято считать, что доказывание представляет собой процесс установления истины в судопроизводстве, ее познания и обоснования представлений о ее содержании. Сущность этого процесса заключается в собирании, исследовании, оценке и использовании доказательств, а в деятельностном аспекте он представляет собой единство познавательного и удостоверительного моментов. Хотя в литературе нет единого определения понятия доказывания, можно сказать, что сущность его характеризуется в принципе одинаково, как и цель доказывания - установление истины по делу.

Так, доказывание - это деятельность, познавательная и удостоверительная, компетентных государственных органов, среди которых традиционно называют и суд, но также традиционно все еще не упоминают адвоката.

Действующее процессуальное законодательство детально определяет предмет доказывания.

При производстве дознания, предварительного следствия и разбирательства уголовного дела в суде подлежат доказыванию:

1. событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);
2. виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления;
3. обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого (ст. 61 и 63 УК РФ), а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;
4. характер и размер ущерба, причиненного преступлением.

Раскрыть содержание предмета доказывания невозможно без уголовно-правовых норм, однако они не исчерпывают все содержание предмета доказывания.

Например, по делам о контрабанде культурных ценностей такие обстоятельства, как способы приобретения, хранения предметов контрабанды, а также обстоятельства, способствующие совершению контрабанды культурных ценностей, не относятся к составу контрабанды, но все же они должны быть отнесены к предмету доказывания по делу о контрабанде культурных ценностей.

Определенное преступление и связанные с ним, подлежащие обязательному выяснению обстоятельства представляют собой совокупность фактов, имеющих место в реальной действительности. Эти факты всегда конкретны, поэтому предмет доказывания по делу индивидуален.

Многие криминалисты при определении предмета доказывания рекомендуют руководствоваться в процессе расследования вопросами, сгруппированными по отдельным элементам состава преступления.

Таким образом, элемент криминалистической характеристики должен излагаться в виде основных обстоятельств, подлежащих доказыванию и сгруппированных по элементам уголовно-правового состава контрабанды:

а) основные обстоятельства, относящиеся к объекту посягательства;
б) основные обстоятельства, относящиеся к объективной стороне;
в) основные обстоятельства, относящиеся к субъекту посягательства;
г) основные обстоятельства, относящиеся к субъективной стороне посягательства.

Данный подход является более правильным, поскольку с его помощью в последовательной и широкой форме передается специфика всего круга обстоятельств, подлежащих выяснению при расследовании данного вида преступлений, и одновременно обеспечивается сравнительная простота практического применения.

К числу явных признаков совершения преступного уклонения от уплаты таможенных платежей следует отнести:

1. Полное несоответствие реальной ситуации ее документальному отражению.
2. Несоответствие данных, содержащихся в документах, предъявляемых в таможенный орган, записям в бухгалтерских документах предприятия.
3. Наличие материальных подлогов в документах (дописки, исправления, подчистки и т.д.).
4. Уничтожение документов, необходимых для таможенного оформления товаров и транспортных средств, для последующего таможенного контроля.
5. Инсценировка несчастного случая (пожар, авария) или форс-мажорных обстоятельств.

К неявным признакам относятся те нарушения, которые могут быть следствием отсутствия профессионализма, небрежности. К их числу относятся нарушения правил, действующих в таможенном деле, правил учета товарно-материальных ценностей при проведении складских операций на складах временного хранения, таможенных складах, технологической дисциплины.

Источниками первичной информации могут быть лица определенной категории: работники предприятия, не участвующие в совершении уклонения от уплаты таможенных платежей, но осознающие факт его совершения, очевидцы каких-либо криминальных или финансовых операций, не отдающие себе отчет в их сути (секретари-референты, водители, банковские служащие и др.); лица, замешанные в преступлении (иностранные контрагенты, перевозчики, покупатели, работники складов временного хранения, таможенных складов); ревизоры, аудиторы, члены инвентаризационных комиссий, налоговые инспекторы, сотрудники таможни, осуществляющие таможенное оформление и контроль, сотрудники оперативно-розыскных отделов, сотрудники органов внутренних дел.

Полученные сведения зависят от способа совершения преступления, и к ним могут относиться:

• документы (либо их копии), связанные с перемещением товаров, транспортных средств через таможенную границу России, их таможенном оформлении и контроле как на пограничной, так и на внутренней таможнях, а также данные о произведенной оплате таможенных платежей;
• акты, требования об уплате налогов и сборов и материалы таможенной инспекции и/или отдела федеральных таможенных доходов и учета денежных средств, подтверждающие факт уклонения от уплаты таможенных платежей;
• расчеты специалистов о таможенной стоимости товаров и размере неуплаченных таможенных платежей;
• документы подразделения таможни, осуществляющего контроль доставки товаров, подтверждающих недоставку товаров в таможню назначения согласно установленным срокам;
• документы, подтверждающие нарушение таможенного режима товаров и транспортных средств;
• данные о лицах, осуществляющих перемещение товаров и транспортных средств через таможенную границу;
• уставно-регистрационные документы (или их копии) предприятий и организаций, уклонившихся от уплаты таможенных платежей;
• копии документов банков об открытии предприятием, организацией рублевых и валютных счетов;
• копии квалификационных аттестатов специалистов по таможенному оформлению;
• списочный состав работников, должностные инструкции последних, приказы о распределении обязанностей между руководителями предприятия, организации;
• копия протокола собрания учредителей предприятия, организации о назначении руководителя и главного бухгалтера;
• результаты оперативно-розыскной деятельности;
• объяснения лиц, причастных к совершению уклонения от уплаты таможенных платежей, а также лиц, которым известны обстоятельства правонарушения;
• материалы дела об административном правонарушении, если последнее заведено, или их заверенные копии.

Предметом преступного посягательства в таможенной сфере являются технологии, научно-техническая информация и услуги, сырье, материалы и оборудование, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средства его доставки, вооружение и военная техника, в отношении которых установлен специальный экспортный контроль (ст. 189 УК РФ).

Доказыванию здесь подлежит незаконный экспорт или передача лицом, наделенным правом осуществлять внешнеэкономическую деятельность, иностранной организации или ее представителю перечисленных предметов преступления, в выполнении этим лицом работ для иностранной организации или ее представителя, а равно в незаконном оказании услуг иностранной организации или ее представителю, которые заведомо для указанного лица могли быть использованы при создании вооружения и военной техники (ч. 1) либо оружия массового поражения, средств его доставки (ч. 3) и в отношении которых установлен экспортный контроль. При этом совершенное деяние не должно отражать преступное поведение, предусмотренное ст. 188 или 275 УК РФ.

Экспорт или передача сырья, материалов, оборудования, технологий, научно-технической информации, выполнение работ (услуг), связанных с получением результатов интеллектуальной деятельности, которые в силу своих особенностей и свойств могут внести существенный вклад в создание оружия массового поражения, средств его доставки, иных видов вооружения и военной техники. Перечень контролируемых товаров и технологий утверждается указами Президента РФ по представлению Правительства РФ.

Субъективная сторона данных составов преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Мотив и цель для квалификации значения не имеют.

Согласно примечанию ст. 189 УК РФ под лицом, наделенным правом осуществлять внешнеэкономическую деятельность, в настоящей статье понимаются руководитель юридического лица, созданного в соответствии с законодательством РФ и имеющего постоянное место нахождения на территории РФ, а также физическое лицо, имеющее постоянное место жительства на территории РФ и зарегистрированное на территории РФ в качестве индивидуального предпринимателя.

Поэтому любое преступление посягает на определенный объект, причиняет ему существенный ущерб. Так, контрабанда является преступлением в сфере экономической деятельности, потому непосредственным объектом контрабанды рассматривают установленный порядок перемещения товаров через таможенную границу РФ, а точнее - охраняемые уголовным законом общественные отношения в сфере товарооборота через таможенную границу и внесение в бюджет таможенных пошлин и сборов, т.е. государству наносится существенный материальный вред.

Невосполнимый ущерб может быть причинен контрабандой в результате незаконного вывоза из страны культурных ценностей (ст. 190 УК РФ). Поэтому с точки зрения обстоятельств, подлежащих доказыванию, необходимо доказывать нанесенный государству ущерб в результате преступной контрабандной деятельности.

Кроме доказывания нанесенного ущерба объекту преступления по уголовным делам о таможенных преступлениях, в частности о контрабанде культурных ценностей, необходимо доказывать сам предмет преступления, так как данное обстоятельство существенно влияет на квалификацию данного преступления, поскольку предмет является обязательным признаком состава преступления.

Кроме этого, по каждому уголовному делу необходимо тщательно устанавливать стоимость, количество предметов контрабанды, их художественную и историческую ценность и иные данные, характеризующие их значимость, а также масштабы контрабандной деятельности.

Так, к основным обстоятельствам, подлежащим выяснению и относящимся к объекту преступления, будут относиться вопросы: каков предмет контрабанды; какова его стоимость; какова его художественная и историческая ценность; подлежит ли данный предмет вывозу из страны; кому причинен ущерб преступлением; каков характер и размер ущерба, причиненного контрабандной деятельностью; каковы масштабы контрабандной деятельности?

Поэтому при расследовании дел о контрабанде подлежит доказыванию не только сам факт незаконного перемещения через таможенную границу РФ, но и выяснение других объективных признаков совершения данного преступления - когда, где, каким способом и при каких обстоятельствах совершена контрабанда культурных ценностей.

В соответствии со ст. 188 УК РФ местом совершения контрабанды может быть только таможенная граница РФ, а точнее - ее конкретный участок. Такими пунктами могут быть пограничные железнодорожные станции, морские, речные и авиационные порты международного сообщения, но возможно и нарушение сухопутной государственной границы.

Поэтому в ходе предварительного расследования дел о контрабанде культурных ценностей должен быть установлен конкретный участок таможенной границы РФ, через который было совершено незаконное перемещение культурных ценностей.

Время совершения контрабанды является также одним из подлежащих установлению обстоятельств, которое входит в понятие события преступления. Доказыванию подлежит конкретный точно установленный период времени совершения преступления, т.е. время пересечения таможенной границы.

Сложнее устанавливается точное время при доказывании факта незаконного перемещения предметов контрабанды через таможенную границу, совершенное помимо таможенного контроля.

Поскольку в этом случае время совершения контрабанды может указывать, имело ли место незаконное, помимо таможенного контроля перемещение предметов контрабанды. В частности, было ли перемещение вне установленного времени таможенного оформления и работы таможенного органа.

Способ совершения контрабанды также является обязательным признаком объективной стороны данного преступления и подлежит доказыванию, поскольку законодатель сформулировал несколько обязательных альтернативных способов такого незаконного перемещения предметов контрабанды через таможенную границу. Доказыванию подлежит наличие хотя бы одного из них, что достаточно для квалификации преступного деяния как контрабанды.

К таким способам совершения контрабанды закон относит перемещение культурных ценностей через границу, совершенное: помимо таможенного контроля; с сокрытием от таможенного контроля; с обманным использованием документов; с обманным использованием средств таможенной идентификации; с недекларированием предметов; с недостоверным декларированием предметов.

Перечисленные способы контрабанды являются факультативными, уточняющими или конкретизирующими по отношению к главному или генеральному способу совершения данного преступления - перемещению предметов через таможенную границу РФ, они определяют конкретный противоправный характер генерального способа совершения преступления.

Таким образом, доказыванию по делам данной категории подлежит наличие в деянии генерального способа совершения преступления - фактического перемещения предмета контрабанды и одного из обязательных альтернативных факультативных способов.

При доказывании данных основных обстоятельств, относящихся к объективной стороне преступления, следует учитывать, что перемещение через таможенную границу РФ может осуществляться лично контрабандистом либо безличным способом.

В случае перемещения предметов контрабанды лично контрабандистом при расследовании необходимо выяснять способы приобретения документов, предназначенных для прикрытия контрабанды при ее перемещении через таможенную границу, и выявлять причастных к этому лиц.

При переправке предметов контрабанды через таможенную границу без сопровождающих лиц обнаружить предметы контрабанды на транспортных средствах нелегко, но еще труднее доказать принадлежность задержанной контрабанды конкретному лицу.

В процессе следствия устанавливается, применялось ли контрабандистом физическое или психическое насилие к лицу, осуществлявшему таможенный контроль, в чем конкретно оно выразилось; предшествовала ли преступлению подготовка, какая именно, кем и когда она проведена; не сопряжена ли контрабанда с совершением других преступлений.

Кроме того, необходимо устанавливать способы приобретения предметов контрабанды.

Однако основные обстоятельства, подлежащие доказыванию и относящиеся к объективной стороне преступления, заключаются в доказывании:

1. в каком месте совершена контрабанда (участок таможенной границы (государственной границы) перемещения предметов);
2. в какое конкретно время совершалось перемещение предметов контрабанды;
3. каким конкретно способом совершалось перемещение;
4. какие при этом применялись ухищрения;
5. какое орудие использовалось при изготовлении специальных хранилищ;
6. каковы способы приобретения предметов контрабанды;
7. принадлежность предметов контрабанды конкретному лицу;
8. на какой стадии пресечено совершение преступления;
9. имеются ли обстоятельства, исключающие уголовную ответственность.

В настоящее время контрабандой культурных ценностей занимаются граждане России, отдельные иностранные граждане, прибывающие в Россию по частным делам, а также бывшие российские граждане, выехавшие за границу на постоянное место жительства. В качестве специального субъекта ст. 188 УК РФ выделяет должностное лицо, совершившее контрабанду с использованием служебного положения.

Контрабанда часто совершается по предварительному сговору группой лиц. При этом преступная роль каждого участника группы определяется заранее. Организованную устойчивую группу контрабандистов трудно разоблачить, но она может причинить государству больший ущерб, поэтому закон выделяет как один из признаков уголовно наказуемой контрабанды совершение ее группой лиц, специально для этого организовавшихся.

Важная задача следствия состоит в выявлении всех участников контрабандной группы.

Таким образом, обстоятельства, подлежащие доказыванию, будут выглядеть следующим образом:

1. совершалась ли контрабанда одним лицом или же группой лиц;
2. если преступление совершается группой лиц, то необходимо подробно устанавливать, имел ли место предварительный сговор, распределение ролей в группе, роль каждого соучастника;
3. какова структура, степень устойчивости и направленности данной группы;
4. имеются ли в группе граждане иностранных государств;
5. данные о личности всех членов группы (возраст, профессия, род занятий, вменяемость, место жительства);
6. не совершали ли эти лица подобных преступлений прежде и судимы ли они в прошлом;
7. не является ли лицо, совершившее контрабанду, специальным субъектом (должностным лицом).

Правильное и достаточно полное установление фактов, составляющих субъективную сторону совершенного обвиняемым деяния, - непременное условие правильного разрешения дела. Без доказывания этих фактов невозможно решить вопрос о виновности обвиняемого и правильно квалифицировать его деяние.

В числе обязательных признаков субъективной стороны контрабанды законодатель указал лишь вину в форме умысла, причем только прямого умысла. Поэтому прежде всего необходимо установить содержание умысла, охватываются ли им все фактические признаки происшедшего события, которые образуют элементы состава контрабанды.

Следователям необходимо иметь в виду, что для правильного расследования и квалификации содеянного очень важно установить момент возникновения умысла, поскольку отличие контрабанды от незаконного невозвращения культурных, исторических и других ценностей, являющихся предметами художественного, исторического и археологического достояния народов РФ и зарубежных стран, заключается именно во времени и месте формирования умысла.

Объектом преступления является установленный порядок вывоза из РФ и возвращения на ее территорию предметов художественного, исторического и археологического достояния народов РФ и зарубежных стран.

Под предметом преступления следует понимать предметы художественного, исторического и археологического достояния народов РФ и зарубежных стран, вывезенные за ее пределы. Эти предметы являются специфической разновидностью культурных ценностей, определяемых Законом РФ, в котором дается определение исторических, археологических и художественных ценностей.

Признаки объективной стороны - невозвращение в установленный срок на территорию РФ вывезенных ранее предметов, в отношении которых имеется обязательство возвращения.

Субъект невозвращения - лицо, обязанное в силу договора или выполняемых функций возвратить в определенный срок на территорию РФ предметы, являющиеся художественным, историческим или археологическим достоянием.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

Следует также заметить, что признаками, характеризующими субъективную сторону контрабанды, являются также мотив и цель совершения контрабанды. Несмотря на то, что цель и мотив не являются обязательными элементами субъективной стороны контрабанды культурных ценностей, так как для квалификации действий значения не имеют, однако в соответствии с требованиями закона всегда входят в предмет доказывания.

Следовательно, основные обстоятельства, подлежащие доказыванию, относящиеся к субъективной стороне преступления:

1. осознавал ли преступник общественную опасность контрабанды культурных ценностей;
2. желал ли он совершить перемещение предметов контрабанды за границу;
3. что толкнуло его на совершение контрабанды;
4. какую цель преследовал;
5. что охватывалось умыслом каждого соучастника;
6. какие мотивы и цели были у каждого соучастника.

В предмет доказывания по делу входят также обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в ст. 61 и 63 УК РФ, а также причины и условия, способствовавшие совершению контрабанды культурных ценностей.

Поэтому одновременно следует выяснять обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание обвиняемого (обвиняемых).

К обстоятельствам, смягчающим наказание за контрабанду, можно отнести: совершение контрабанды под влиянием угрозы или принуждения либо материальной, служебной или иной зависимости; вследствие стечения тяжелых личных или семейных обстоятельств; наличие у виновного малолетних детей. Кроме того, смягчает наказание чистосердечное раскаяние или явка с повинной, а также активное способствование раскрытию преступления и возврату культурных ценностей, вывезенных за границу ранее.

Отягчающими наказание обстоятельствами можно признать: совершение контрабанды лицом, ранее судимыми за какое-либо преступление, в особенности за контрабанду; совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества; особо активную роль в совершении преступления; совершение преступления с применением физического или психического принуждения.

Исследуя эти вопросы, необходимо выявлять также обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого (обвиняемых): общее развитие, жизненный опыт, отношение к общественному долгу до совершения преступления, причины, приведшие на преступный путь, и др.

К обстоятельствам, способствующим совершению данного преступления, можно отнести:

1. недостаточный выборочный контроль при таможенном досмотре пассажиров и ручной клади;
2. нарушения в порядке досмотра пропуска грузов на таможенной границе;
3. слабая профессиональная подготовка сотрудников таможенных органов;
4. легализация продажи антиквариата через антикварные магазины, в которых проходит накопление, аккумулирование предметов антиквариата для возможного дальнейшего вывоза из страны;
5. халатность сотрудников музеев, библиотек и существующая система учета единиц хранения;
6. недостатки в организации охраны памятников, музеев, библиотек и квартир коллекционеров;
7. недостаточная организация взаимодействия правоохранительных органов на различных уровнях;
8. мягкость назначенного судом уголовного наказания.

Установление указанных выше обстоятельств, если каждое из них будет подтверждено необходимой и достаточной совокупностью доказательств, позволяет в полной мере обеспечить требуемую по закону всесторонность, полноту и объективность расследования контрабанды культурных ценностей.

Проблемы доказывания

Изменение назначения и принципов уголовного судопроизводства в обновленном законодательстве России не могло не оказать влияния на теоретические представления об институтах доказательственного права. В первую очередь, это касается понятия доказывания, подходы к определению которого в состязательном и несостязательном процессах принципиально различны.

В советский период развития уголовного процесса в науке получил распространение и занял доминирующее положение взгляд, отождествляющий доказывание с познанием. Одним из первых четко выразил эту мысль профессор М. С. Строгович; "Мы отождествляем доказывание в уголовном процессе с познанием истины по уголовным делам: процесс доказывания и есть процесс познания фактов, обстоятельств уголовного дела". Представление о доказывании как о полном, объективном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, осуществляемом не только дознавателем, следователем, прокурором, но и судом, логически вытекало из несостязательной конструкции советского уголовного процесса.

В то же время некоторые ученые, опираясь на высказанный известным русским процессуалистом И. Я. Фойницкий взгляд на доказывание как процесс, "путем которого обстоятельство искомое ставится в связь с обстоятельством известным, данным и показывается им", подчеркивали в доказывании его другую – обосновывающую – сторону. Конфликтный характер уголовного судопроизводства, позволяющий рассматривать его как общение субъектов, обладающих несовместимыми целями, требует признания того факта, что стороны стремятся доказать суду наличие или отсутствие определенных, существенных для этих целей обстоятельств. Такое представление о доказывании соответствует состязательной модели судопроизводства, обеспечивает объективность и беспристрастность суда. Однако неизбежным негативным следствием такого подхода явились попытки разграничить собирание доказательств (познавательно-практическую деятельность) и доказывание (деятельность рационально-логическую, обосновывающую) или обосновать двойственную трактовку доказывания, во-первых, как познавательной деятельности, осуществляемой органами, расследующими и разрешающими дело, и состоящей в собирании, проверке и оценке доказательств (доказывание в широком смысле), во-вторых, как деятельности по обоснованию утверждения, выдвинутого участником процесса, по убеждению в его истинности каких-либо лиц (доказывание в узком смысле). Обе попытки представляются одинаково неудовлетворительными, в связи с чем вопрос о понятии доказывания продолжает сохранять свою дискуссионность. Определенные проблемы в решении этого вопроса создает и уголовно-процессуальный закон.

В ст. 85 УПК РФ доказывание определяется как деятельность, состоящая в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, перечисленных в ст. 73 УПК РФ. Закрепляя понятие "доказывание" таким образом, законодатель исходит из того, что в уголовном процессе действительно происходит установление обстоятельств совершенного преступления: осуществляется поиск и обнаружение носителей доказательственной информации, ее извлечение и закрепление в материалах уголовного дела и использование полученных сведений для обоснования завершающего познание вывода. Эту познавательную деятельность осуществляют как сторона обвинения (главным образом), так и суд, что в целом не вызывает возражений, так как соответствует их процессуальному статусу. Однако навязываемый в ст. 85 УПК РФ вывод о том, что познавательная деятельность следователя, прокурора, суда и есть доказывание, находится в противоречии с взаимосвязанными принципами презумпции невиновности, состязательности и равноправия сторон и независимости суда.

Так, презумпция невиновности обусловливает построение процесса, в котором бремя доказывания лежит на одной из сторон, а именно: на выдвигающей обвинение. В соответствии с этим правилом подозреваемый или обвиняемый, считающийся невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда, не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого, подозреваемого, лежит на стороне обвинения. Из формулировки, данной в ст. 14 УПК РФ, видно, что предметом доказывания по уголовному делу является виновность лица в совершении преступления. В соответствии с ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств. Это означает, что обвинительный приговор постановляется лишь при безусловной доказанности вины подсудимого. Аналогичных требований к доказыванию невиновности закон не предъявляет. Невиновность обвиняемого есть объективное правовое положение обвиненного в преступлении лица, сохраняющееся до тех пор, пока не доказано обратное. Невиновность не нуждается в доказывании – она презюмируется.

Приведенные положения закона позволяют утверждать, что уголовно-процессуальное доказывание – это деятельность по установлению и обоснованию вины лица в совершении преступления. Отсюда ясно, что возложенная на органы уголовного преследования обязанность выяснить все обстоятельства преступления совпадает с обязанностью обосновать утверждение о виновности совершившего это преступление лица. Иначе говоря, собирание, проверка и оценка доказательств органами расследования совпадает с доказыванием ими обвинения: познавательная и обосновывающая стороны этой деятельности образуют неразрывное единство. Установить событие преступления и виновность обвиняемого для органов уголовного преследования означает не только выяснить, т.е. узнать, что произошло в действительности, но и убедить суд в достоверности полученных знаний и правильности сделанных на их основе выводов.

В силу принципа состязательности уголовного судопроизводства (ст. 15 УПК РФ) функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо. Суд не является органом уголовного преследования, подчеркивает законодатель, помня о реальной опасности широко распространенного в недавнем прошлом обвинительного уклона. Уголовное преследование, т.е. деятельность, имеющая своей целью изобличение обвиняемого в совершении преступления, – это обязанность следователя, дознавателя и прокурора. Суд этой цели не преследует, он не изобличает обвиняемого и на нем не лежит обязанность доказать его вину. Однако, разрешая уголовное дело, суд должен ответить на вопрос: доказана ли виновность подсудимого.

Различие между познавательной деятельностью следователя (дознавателя, прокурора) и суда очевидно. Деятельность органа расследования и прокурора направлена на изобличение подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п. 55 ст. 5 УПК РФ). Деятельность суда – это осуществление правосудия путем рассмотрения в предусмотренном порядке уголовного дела. Наличие у суда одинаковых со следователем полномочий по исследованию доказательств (допрос, осмотр, назначение экспертизы) не является подтверждением однородности их деятельности.

Суд не обязан доказывать ни вину, ни невиновность подсудимого, он не является субъектом доказывания. Суд не может принять на себя полномочия по доказыванию виновности подсудимого, поскольку это означает нарушение закрепленного в ст. 15 УПК РФ принципа состязательности: суд не является органом уголовного преследования, он не выступает ни на стороне обвинения, ни на стороне защиты. Однако суд не может принять на себя также обязанности доказывания невиновности, поскольку она, как говорит закон, доказыванию не подлежит. Доказывание судом невиновности обвиняемого означало бы, что суд исходит из презумпции его вины, а это несовместимо ни с положением суда как независимого от обвинения органа судебной власти, ни с другими принципами уголовного судопроизводства. В связи с этим роль суда в состязательном уголовном процессе иная: он не субъект, а адресат доказывания. В то же время бесспорно, что рассмотрение судом уголовного дела является познавательной деятельностью, служащей основой принятия решения. Суду принадлежат полномочия как по собиранию доказательств, так и по их проверке и оценке. Однако деятельность суда лишена того обосновывающего и обвинительного смысла, который заложен в понятии доказывания. Суд никого не должен убеждать, но сам должен быть убежден в правильности принимаемого решения. И хотя к этому убеждению его склоняют стороны, лежащая на суде ответственность за законность и обоснованность приговора дает ему право критически оценивать их доводы, проверять и перепроверять все представляемые в подтверждение этих доводов доказательства.

Таким образом, корень разногласий по вопросу о понятии доказывания заключается в том, осуществляет ли эту деятельность наравне с органами уголовного преследования и суд. Анализ относящихся к доказыванию статей УПК РФ ведет к единственно возможному выводу: если собирание, проверка и оценка доказательств направлены на установление события преступления и виновности совершившего это преступление лица (ст. 85 и п. 1 и 2 ч. 1 ст. 73) и если эта деятельность осуществляется не только следователем и прокурором, но и судом (ст. 86–88), то суд осуществляет доказывание виновности лица в совершении преступления, какой бы смысл мы ни вкладывали в это понятие. Стремление сохранить суд в числе субъектов доказывания, т.е. возложить на него те же обязанности, которые выполняют органы уголовного преследования, и есть та причина, по которой доказывание продолжают отождествлять с познанием. В этом стремлении скрыта неготовность науки и практики признать на деле судейскую независимость, освободить суд от обязанности устанавливать виновность подсудимого.

Сказать, что суд не осуществляет доказывание, значит, признать, что суд не доказывает виновность лица в совершении преступления, а признав это, мы получаем возможность прочесть ст. 85 УПК РФ именно так, как она сформулирована: доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств, включает в себя эти виды деятельности, но не является ими, не тождественно собиранию, проверке и оценке доказательств.

Таким образом, мы приходим к выводу, что под доказыванием следует понимать состоящую в собирании, проверке и оценке доказательств мыслительную и практическую деятельность органов уголовного преследования (дознавателя, следователя, прокурора, в том числе государственного обвинителя) по изобличению подозреваемого и обвиняемого в совершении преступления и обоснованию его вины. Собирание, проверка и оценка доказательств являются урегулированными законом видами, элементами деятельности этих органов, направленной на доказывание обвинения.

Совсем иную роль играют собирание, проверка и оценка доказательств в деятельности независимого и беспристрастного суда. Не направленная на обоснование какого-либо утверждения или вывода, эта познавательная деятельность необходима суду для ответа на вопрос о том, считает ли он обвинение доказанным. Убеждение суда в доказанности обвинения формируется под воздействием сторон, исследующих собранные ими доказательства и представляющих суду свои доводы. В связи с этим задача суда состоит в обеспечении сторонам одинаковых возможностей доказывать свои утверждения, представлять суду дополнительные доказательства и исследовать доказательства, представленные другой стороной. Не связанный ни с одной из сторон, суд в то же время не вправе уклониться от проверки представляемых ими доказательств, ибо обвинительный приговор может быть основан только на достаточной совокупности доказательств, отвечающих требованиям достоверности и допустимости. Проверка доказательств, предшествующая их окончательной оценке, часто требует получения дополнительных сведений, следовательно, собирание судом доказательств – лишь способ проверки обоснованности обвинения или доводов, приводимых стороной защиты. Таким образом, выражение "установить событие преступления и виновность подсудимого" для следователя и прокурора означает доказать обвинение, а для суда – признать обвинение доказанным.

Не превращает суд в субъект доказывания и необходимость мотивировать свои выводы в приговоре. Мотивируя приговор, суд обосновывает не виновность подсудимого, а свой вывод о том, почему он признает обвинение доказанным и соглашается с аргументами государственного обвинителя. Изложение в приговоре мотивов принятия судом решения является неотъемлемым атрибутом правосудия, облегчает понимание решения суда при рассмотрении дела вышестоящими инстанциями.

Сохранение привычного представления о доказывании как о нейтральной по отношению к обвинению познавательной деятельности, позволяющее по-прежнему относить к субъектам доказывания не только следователя и прокурора, но и суд, на деле прикрывает стремление сохранить единство функций обвинения и разрешения уголовного дела. Взгляд на доказывание сквозь призму состязательности уголовного судопроизводства и презумпции невиновности позволяет увидеть принципиальные различия как в познавательно-практической, так и рационально-логической деятельности суда и сторон, устранить двусмысленность понятия доказывания, освободить, наконец, суд от несвойственных ему обвинительных полномочий.

Взаимосвязанные принципы состязательности уголовного судопроизводства и презумпции невиновности предопределяют существенное изменение наших представлений и о структуре процесса доказывания, в которой традиционно выделяют такие элементы, как собирание, проверка и оценка доказательств. Актуальным и все еще дискуссионным является здесь вопрос о месте в структуре доказывания деятельности по закреплению (фиксации) доказательств, связанный, в свою очередь, с понятиями формы и содержания доказательства.

Если доказательство – это любые сведения, на основе которых могут быть установлены искомые обстоятельства дела (ч. 1 ст. 74 УПК РФ), то закрепление доказательств представляет собой самостоятельную деятельность по сохранению уже полученного доказательства (т.е. сведений) в материалах уголовного дела. Эта деятельность обеспечивает возможность использования доказательства в дальнейшем, так как она направлена на удостоверение факта получения доказательства и соответствия его содержания отраженной в следах преступления информации. В то же время в теории сложилось устойчивое мнение, что процесс закрепления обнаруженной органом расследования информации в материалах дела неотделим от процесса ее получения: любые сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, могут быть использованы в уголовном процессе лишь после их процессуального закрепления в материалах уголовного дела. Глубоко исследовавший собирание доказательств С. А. Шейфер пришел к убеждению, что фиксация (закрепление) доказательств является составной частью их собирания, поскольку включает в себя "преобразование воспринятой следователем доказательственной информации, а также информации об источниках, условиях и способах ее получения, в форму, обеспечивающую эффективное (максимально полное) сохранение и использование полученных данных в целях доказывания". При таком подходе фиксация доказательства как форма удостоверительной деятельности становится одной из сторон собирания доказательства, завершающей процесс его формирования. Однако современные тенденции развития уголовно-процессуального законодательства дают весомые основания усомниться в возможности сохранения взгляда на собирание доказательств как на процесс их формирования.

Концепция формирования доказательств обусловлена наличием в уголовном процессе досудебной части, основное содержание которой и заключается в поиске, обнаружении и закреплении сведений об обстоятельствах, имеющих значение для дела, в целях их сохранения и последующего использования для обоснования обвинения в суде. Не имеющее аналогичной досудебной части гражданское судопроизводство не нуждается в придании доказательствам какой-либо процессуальной формы, поскольку суд является единственным субъектом, непосредственно получающим сведения об обстоятельствах, имеющих значение для разрешения судебного спора, от (из) их источников. Совершенно иначе обстоит дело в процессе уголовном, где вся информация о расследуемом событии вначале воспринимается и проверяется следователем (дознавателем). Именно следователь в процессе производства следственных действий (допроса, осмотра и т.д.) извлекает информацию из следов преступления (памяти людей или материальных объектов) и фиксирует ее в установленной законом форме. В результате этой познавательно-удостоверительной деятельности следователя возникают протоколы допроса, осмотра, обыска, фиксирующие полученные им сведения, т.е. доказательства, взятые со стороны их процессуальной формы. Появление в уголовном деле доказательств, таким образом, есть результат процессуальной деятельности органа расследования по обнаружению, восприятию и закреплению сведений о доказываемых обстоятельствах, в процессе которой этим сведениям придается предусмотренная ч. 2 ст. 74 УПК РФ форма, происходит формирование доказательства.

Концепция формирования доказательств как синонима их собирания вполне соответствовала существовавшей во время ее возникновения модели уголовного судопроизводства. В уголовном процессе, который не имел состязательной формы, доказательства могли быть получены только органами предварительного расследования, а поскольку перед следователем, прокурором и судом стояли общие задачи – быстро и полно раскрыть преступление и изобличить виновного, не допустить, чтобы виновный ушел от ответственности, а невиновный был осужден, исследовать обстоятельства дела объективно и всесторонне, – результаты познавательной и удостоверительной деятельности следователя (дознавателя) признавались доказательствами и в суде, т.е. судебными доказательствами. Однако при анализе данной концепции в современных условиях нельзя не обнаружить ее несоответствия состязательной форме уголовного судопроизводства. Рассмотрим основные параметры этого несоответствия.

Состязательность уголовного процесса не может не изменить наших представлений о роли следователя в собирании доказательств. Отнесенный законодателем к стороне обвинения следователь не может более претендовать на роль беспристрастного субъекта, а результаты осуществляемой им познавательной деятельности – на роль единственно допускаемых к судебному исследованию доказательств. Процессуальная форма познавательной деятельности дознавателя, следователя или прокурора не может по-прежнему являться инструментом, обеспечивающим достоверность, правильность, объективность содержания доказательственной информации, поскольку самому субъекту познания отказано в привилегии считаться более объективным и незаинтересованным, чем вторая сторона.

Следует признать, что следователь собирает, т.е. отражает в своем сознании, а затем в составляемых им актах, не всю наблюдаемую или получаемую его органами чувств информацию, а лишь ту, которая отвечает стоящей перед ним познавательной задаче. Отраженный в составленных следователем протоколах познавательный образ того или иного объекта не является его точной, механической копией, а представляет собой результат его мысленного преобразования познающим субъектом. Попытки выдать за доказательство результат познавательной деятельности следователя или прокурора не соответствуют смыслу понятия доказательства как объективно существующей, не зависящей от познающего субъекта информации.

Создатели УПК РСФСР, в соответствии с нормами которого разрабатывалась концепция формирования доказательств, закрепляя правила о собирании доказательств, исходили из авторитарно-бюрократического понимания законности, соответствующего духу инквизиционной (разыскной) модели уголовного процесса. Принципу законности в такой модели свойственна инструктивность, юридическая педантичность, т.е. неуклонное следование подробным предписаниям закона. Практика, однако, свидетельствует о том, что никакая, даже самая детальная регламентация законом процедуры следственного действия (процессуальная форма) сама по себе не является гарантией ее соблюдения. Так, участие понятых законом предусмотрено в качестве гарантии законности действий следователя. Однако известно, что это требование закона нарушается повсеместно и ежедневно: в качестве понятых используются не те посторонние лица, которые способны, по мысли законодателя, осуществлять объективный общественный контроль за ходом следственного действия и удостоверить его результаты, а разного рода неофициальные (общественные) помощники, студенты-практиканты, а то и вовсе почти состоящие (негласно) на службе в органах следствия лица. Наличие подписей одних и тех же лиц во многих протоколах следственных действий и в нескольких делах "придает им свойство допустимости", поскольку суд, как правило, не обращает внимания на сообщения об этих нарушениях. В связи с этим представляется далеко не случайной замена института понятых при проведении отдельных следственных действий на процессуальную фиксацию этих действий с использованием технических средств.

Предусмотренная законодателем процессуальная форма не обеспечивает и достоверности полученных в ходе следственных действий сведений, а значит, не может рассматриваться как единственная гарантия достоверности доказательств и обоснованности вытекающих из них выводов. Призванная в свое время служить гарантией надежности полученных органом расследования доказательств концепция их формирования сегодня служит препятствием их объективной, свободной, не предустановленной оценки как доказательств, представленных стороной обвинения и полученных вне контроля второй стороной. Рассматриваемая концепция позволяла и продолжает позволять теоретически обосновывать процессуальное неравенство сторон в уголовном процессе. При нашей организации предварительного расследования формирование совокупности доказательств полностью сосредоточено в руках субъектов, осуществляющих уголовное преследование. Обвиняемый и его защитник, а также потерпевший как субъекты, не имеющие права собирать доказательства в той процессуальной форме, которая признается единственно возможной, от формирования совокупности представляемых суду доказательств фактически отстранены.

В связи с изложенным уточним понятия. Собирая сведения о событии преступления, следователь формирует доказательственную базу, позволяющую ему сделать и обосновать определенные выводы. Однако он не формирует конкретного доказательства, ибо в этом случае, как заметила П. А. Лупинская, "следователь как бы становится создателем доказательства, что противоречит природе доказательств". Доказательства создаются в процессе взаимодействия преступления и окружающей среды, следователь же отыскивает, обнаруживает, воспринимает и закрепляет эти доказательства. Условен и термин "собирание доказательств". Собирать можно лишь явления, имеющие количественную характеристику, поэтому нельзя рассуждать ни о собирании, ни о формировании одного, единичного доказательства, но можно говорить о собирании сведений, о формировании совокупности доказательств. От формирования совокупности доказательств (т.е. сбора сведений) следует отличать оформление полученных сведений путем составления протоколов и пр. Удостоверительная деятельность органа расследования действительно сопровождает каждый его познавательный шаг, обеспечивает сохранение полученного доказательства в материалах уголовного дела, придает ему определенную процессуальную форму, но это неравнозначно формированию доказательства.

Итак, собирание доказательств – это собирание сведений о преступлении и других имеющих значение для дела обстоятельствах. В соответствии со ст. 86 УПК РФ собирание доказательств осуществляется дознавателем, следователем, прокурором и судом, а также обвиняемым и защитником, потерпевшим и представителем путем совершения отнесенных к компетенции каждого из них следственных и (или) иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ.

Каждое доказательство подлежит тщательной и всесторонней проверке и оценке с точки зрения его относимости, допустимости, достоверности.

В УПК РФ в качестве способов проверки доказательств называются:

а) сопоставление их с другими доказательствами, уже имеющимися в деле;
б) установление источников доказательств;
в) получение иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

Как видим, проверка доказательств сочетает в себе практическую (получение доказательств, установление их источников) и мыслительную (сравнение с другими доказательствами) деятельность. В науке обращается внимание на то, что проверка доказательств по отношению к процессу доказывания в целом имеет условную самостоятельность, поскольку она практически растворяется в собирании и оценке доказательств. Все элементы процесса доказывания взаимосвязаны: в каждый момент практического доказывания мы имеем и собирание, и проверку, и оценку доказательств, однако это не лишает их самостоятельного содержания и значения.

Основной способ проверки доказательств – получение других доказательств, расширение их совокупности, поскольку оно обеспечивает и установление источников проверяемого доказательства, и возможность сопоставления доказательств между собой. Каждое новое доказательство в этом смысле не только служит средством проверки уже имеющихся доказательств, но и само проверяется ими. В судебном разбирательстве доказательства проверяются также путем их исследования сторонами, поэтому только судебное следствие может считаться формой действительно всесторонней проверки доказательств и всестороннего исследования обстоятельств дела.

Оценка доказательств – это мыслительная деятельность, состоящая в анализе и синтезе содержания и формы доказательства и завершающаяся выводом об относимости, допустимости и достоверности каждого доказательства и достаточности в их совокупности для принятия процессуального решения (ч. 1 ст. 88 УПК РФ). Мыслительная деятельность не может регулироваться уголовно-процессуальным законом, она протекает в соответствии с законами человеческого мышления, логики и психологии. В то же время закон устанавливает принципы и правила, которыми следователь и суд должны руководствоваться в процессе оценки доказательств, а также правила процессуального выражения результатов оценочной деятельности. При этом значимость оценки доказательств настолько велика, что законодатель сформулировал правила оценки в качестве принципа уголовного судопроизводства.

В соответствии со ст. 17 УПК РФ судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. В своей совокупности эти правила олицетворяют принцип свободной оценки доказательств. Свободная оценка доказательств – это оценка, осуществляемая самостоятельными субъектами уголовно-процессуальной деятельности, не связанная какими-либо формальными предписаниями и не допускающая никакого принуждения к принятию того или иного решения. Свободной оценке доказательств исторически предшествовала формальная теория их оценки, основанная на установлении законом силы отдельных доказательств и возможности их использования, хотя, как писал И. Я. Фойницкий, "формальная теория никогда не предупреждала несправедливых осуждений и весьма часто приводила к безнаказанности явных преступников".

Говоря о субъектах свободной оценки доказательств, в первую очередь мы имеем в виду судью, представляющего в конкретном деле независимую судебную власть и принимающего по нему итоговое решение. В связи с этим хотя принцип оценки доказательств по внутреннему убеждению признавался и предшествующими УПК, он не мог быть в полной мере реализован ввиду отсутствия самостоятельной и независимой судебной власти. Как представляется, и сегодня проблема свободной оценки доказательств не решена. Указание в ст. 17 УПК РФ рядом с судьей дознавателя, следователя и прокурора есть отголосок прежних представлений, навеянных ранее цитированной ст. 20 УПК РСФСР. Суть свободы внутреннего убеждения в несвязанности его односторонней процессуальной функцией и отсутствии обязанности что-либо доказать. Следователь, как и дознаватель, именно внутренне и не может быть свободен в оценке результатов своего труда; он пристрастен и необъективен. То же относится и к прокурору, под руководством или надзором которого производилось расследование. Еще более не свободен государственный обвинитель, представляющий в судебном заседании обвинение, утвержденное вышестоящим прокурором, и не имеющий права без согласования с ним отказаться от обвинения.

Субъектом действительно свободной оценки доказательств по своему внутреннему убеждению является рассматривающий и разрешающий уголовное дело суд.

Его свобода в этом гарантируется:

• состязательностью уголовного судопроизводства, освобождающей судью от обязанности доказывания;
• отсутствием обязанности принять определенное решение;
• отсутствием заранее установленных правил, по которым следует оценивать доказательства;
• отсутствием заранее установленной силы доказательств;
• свободой от внешнего принуждения к принятию решения.

В то же время закон гласит, что внутреннее убеждение судьи должно быть основано на совокупности имеющихся в деле доказательств. Это значит, что оно должно быть объективным. Объективность внутреннего судейского убеждения зависит от возможности учесть аргументы обеих сторон, для чего им обеспечивается равное право на участие в доказывании и на обжалование принятого судом решения.

Оценка доказательств пронизывает все виды процессуальной деятельности, присутствует как в собирании, так и в проверке доказательств. Она не исчерпывается оценкой свойств отдельных доказательств в процессе их собирания и проверки, но проникает в невидимые и неосязаемые связи между самими доказательствами и между ними и доказываемыми обстоятельствами. Именно эта, основанная на доказательствах как результатах практической деятельности мыслительная деятельность позволяет субъекту доказывания путем логических умозаключений установить существование недоступных непосредственному познанию фактов.

темы

документ Доказательства в российском уголовном процессе
документ Опознание
документ Дознание
документ Выемка
документ Досмотр



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Изменения ПДД с 2020 года
Рекордное повышение налогов на бизнес с 2020 года
Закон о плохих родителях в 2020 г.
Налог на скважину с 2020 года
Мусорная реформа в 2020 году
Изменения в трудовом законодательстве в 2020 году
Запрет коллекторам взыскивать долги по ЖКХ с 2020 года
Изменения в законодательстве в 2020 году
Изменения в коммунальном хозяйстве в 2020 году
Изменения для нотариусов в 2020 г.
Запрет залога жилья под микрозаймы в 2020 году
Запрет хостелов в жилых домах с 2020 года
Право на ипотечные каникулы в 2020
Электронные трудовые книжки с 2020 года
Новые налоги с 2020 года
Обязательная маркировка лекарств с 2020 года
Изменения в продажах через интернет с 2020 года
Изменения в 2020 году
Брокеру


©2009-2020 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты Контакты