Управление финансами
документы

1. Адресная помощь
2. Бесплатные путевки
3. Детское пособие
4. Квартиры от государства
5. Льготы
6. Малоимущая семья
7. Малообеспеченная семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Налоговый вычет
12. Повышение пенсий
13. Пособия
14. Программа переселение
15. Субсидии
16. Пособие на первого ребенка
17. Надбавка 2018

Управление финансами
егэ ЕГЭ 2018    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2018 Изменения 2018
папка Главная » Предпринимателю » Субсидиарная ответственность

Субсидиарная ответственность

Субсидиарная ответственность

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

1. Субсидиарная ответственность 2018
2. Субсидиарная ответственность (Субсидиарная ответственность юридических лиц)
3. Привлечение к субсидиарной ответственности
4. Субсидиарная ответственность директора
5. Субсидиарная ответственность учредителя
6. Субсидиарная ответственность ООО
7. Субсидиарная ответственность по долгам
8. Субсидиарная ответственность при банкротстве
9. Субсидиарная ответственность руководителя
10. Субсидиарная ответственность должника
11. Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности
12. Срок субсидиарной ответственности
13. Солидарная и субсидиарная ответственность
14. Субсидиарная ответственность контролирующих лиц
15. Как избежать субсидиарной ответственности
16. Субсидиарная ответственность без банкротства
17. Субсидиарная ответственность кредитора
18. Основания субсидиарной ответственности
19. Взыскание субсидиарной ответственности
20. Субсидиарная ответственность бухгалтера
21. Субсидиарная ответственность организации

Субсидиарная ответственность

Субсидиарная ответственность - это дополнительная ответственность. Субсидиарная ответственность возникает при условии отсутствия или нехватки средств у основного должника, или, если основной должник отказался удовлетворить требования кредитора или не дал в разумный срок ответ на предъявленные требования. Субсидиарная ответственность может устанавливаться законом, иными правовыми актами или условиями обязательства.

Каждый кредитор, учредитель или руководитель коммерческой организации, должен понимать, что вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности за непогашенные долги может возникнуть в отношении любого лица, имеющего непосредственное отношение к руководству предприятием, в том числе и при ликвидации ИП, в группу риска подпадают:

• учредители компании-должника;
• руководитель организации (директор, главный бухгалтер и т.д.);
• члены органов управления компании-должника;
• собственник имущества компании-должника;
• председатель ликвидационной комиссии;
• контролирующие органы компании-должника.

Порядок привлечения к субсидиарной ответственности физических и юридических лиц прописан в ст.399 ГК РФ и включает в себя следующие последовательные действия:

• В соответствии с п.3 и п.4 ст.10 ФЗ № 127 управляющий, назначенный в арбитражном порядке (конкурсный управляющий), расследует все обстоятельства банкротства предприятия.
• После того, как юридическое лицо официально признается банкротом и составлен реестр требований кредиторов, конкурсный управляющий может подать иск о привлечении в субсидиарной ответственности виновных лиц, с ходатайством о назначении экспертизы на установление признаков фиктивного и преднамеренного банкротства (п.4. ст.10 ФЗ-127).
• В случаях, когда конкурсный управляющий не может установить обстоятельства банкротства, кредитор вправе подать в суд ходатайство о проведении соответствующих мероприятий, направленных на выявление названных обстоятельств.

При положительном заключении эксперта кредитор приобретает право требования от конкурсного управляющего подачи искового заявления на субсидиарную ответственность с последующим обжалованием его действий в случае проведения процедуры банкротства организации.

Для того, чтобы привлечь к субсидиарной ответственности юридическое лицо, имеющее непогашенные задолженности перед кредиторами, необходимо соблюдение следующих условий:

• Должно быть в наличии решение арбитражного суда о признании компании-должника банкротом, вступившее в законную силу.
• Должен быть установлен размер требований кредиторов.
• Формирование и реализация конкурсных действий по выбору управляющего и реализации имущества должника должны быть завершены полностью.

Выполнение названных условий необходимо в целях определения размера ответственности контролирующих органов в целом, определяемой как разница между суммой, требуемой кредиторами, и размером денежных средств, вырученных от продажи имущества должника. Субсидиарная ответственность в отношении контролирующих органов имеет место только в случаях недостаточности имущества должника для погашения всей кредиторской задолженности (ст.10 127-ФЗ). Основания для привлечения к субсидиарной ответственности.

Привлечение к субсидиарной ответственности

Наиболее важные изменения связаны с введением Законом N 266-ФЗ новой главы, регулирующей вопросы привлечения контролирующих лиц должника к субсидиарнойответственности. Закон № 266-ФЗ и его нормы подлежат применению к заявлениям о привлечении к субсидиарной ответственности.

Учитывая высокую значимость, придаваемую ФНС России использованию механизма субсидиарной ответственности для эффективного пополнению бюджета за счет личного имущества бенефициаров и руководителей налогоплательщиков-банкротов, налоговой службой было опубликовано письмо № СА-4-18/16148@ «О применении налоговыми органами положений главы III.2 Федерального закона № 127-ФЗ» (далее – «Письмо»). В данном Письме были разъяснены и даже развиты новые нормы о субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, а также даны рекомендации относительно порядка их применения территориальными инспекциями.

Разъясняя переходные положения Закона № 266-ФЗ, налоговая служба в Письме указала на возможность привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности на основании новых материально-правовых норм, введенных данным Законом. Подобное утверждение представляется противоречащим содержанию положений самого Закона, который говорит о допустимости придания ретроспективной силы лишь порядку рассмотрения заявлений о субсидиарной ответственности.

Пленум ВС РФ принял Постановление № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее – «Постановление»), в котором даны разъяснения как относительно общих принципов и оснований привлечения контролирующих должника лиц к ответственности, так и относительно процессуальных вопросов подачи и рассмотрения заявлений о привлечении к ответственности.

Законодатель возложил на органы управления и участников должника следующие дополнительные обязанности:

• В случае возникновения признаков банкротства (п. 2 ст. 3 Закона о банкротстве) или обстоятельств, предусмотренных ст. 8 или 9 Закона о банкротстве, руководитель обязан включить сведения о наличии таких обстоятельств в ЕФРСФДЮЛ в течение 10 рабочих дней, а также в разумный срок предпринять все зависящие от него разумные необходимые меры, направленные на предупреждение банкротства должника.
• Органы управления, а также участники и иные контролирующие должника лица со дня, когда они узнали или должны были узнать о наличии вышеуказанных обстоятельств, обязаны действовать с учетом интересов кредиторов, в частности не допускать действия (бездействие), которые могут заведомо ухудшить финансовое положение должника.
• В случае не обращения руководителя с заявлением о банкротстве должника в течение одного месяца с даты возникновения оснований, предусмотренных ст. 8 и 9 Закона о банкротстве, контролирующие лица обязаны потребовать проведения досрочного заседания органа управления, уполномоченного на принятие решений о ликвидации должника (срок его проведения не должен превышать 10 дней) для принятия решения об обращении с заявлением о банкротстве. В целях более раннего инициирования банкротства и минимизации ущерба кредиторам должника Закон о банкротстве возложил на органы управления и контролирующих должника лиц дополнительные обязанности, неисполнение которых влечет субсидиарную ответственность за непринятие мер по инициированию банкротства.

Законодатель ввел совершенно новые основания, по которым лицом может быть признано контролирующим. В частности, по признаку извлечения выгоды от неправомерных действий органов управления должника любое третье лицо может быть привлечено к ответственности по долгам банкрота.

Необходимо отметить и существенное расширение перечня лиц, с которых может быть взыскана недоимка. Теперь в их числе прямо названы финансовые директоре, главные бухгалтеры, юристы, корпоративные секретари.

Важным изменением является и появившееся в законе право суда по своему усмотрению по не указанным законом основаниям признать лицо контролирующим и привлечь его к субсидиарной ответственности.

В Постановлении ВС РФ сделан акцент на неформальном подходе при установлении статуса контролирующего лица и необходимости исходить из реального оказания контролирующим лицом определяющего влияния на условия сделок, изменяющих экономическую или юридическую судьбу должника, а также на учете преимуществ, вытекающих из положения привлекаемых к ответственности лиц. При этом, отсутствие оснований субсидиарной ответственности не исключает привлечение контролирующего лица к ответственности в силу иных норм.

ВС РФ разъяснил, что как управляющая компания должника, так и руководитель такой компании могут быть признаны контролирующими должника лицами, а номинальный руководитель по общему правилу подлежит привлечению к ответственности наряду с лицами, осуществлявшими фактическое управление компанией.

Законодатель впервые прямо назвал главных бухгалтеров и финансовых директоров должника, замещающих их лиц, а также иных лиц, ответственных за ведение бухгалтерского учета и (или) бухгалтерской (финансовой отчетности), в качестве контролирующих. Расширяя перечень примеров лиц, которые могут быть признаны контролирующими должника, ФНС России применительно к такому основанию ответственности как отсутствие или искажение документов должника, называет работников бухгалтерии, юрисконсультов, корпоративных секретарей и иных лиц, осуществляющих составление и ведение документации компании.

Кроме того, к числу контролирующих отнесены лица, которые извлекали выгоду из незаконного или недобросовестного поведения лиц, перечисленных в ст. 53 ГК РФ.

Применительно к презумпции наличия статуса контролирующего должника лица при получении выгоды за счет незаконных или недобросовестных действий органов управления должника ФНС России разъяснила, что под материальной выгодой, по аналогии с убытками, следует понимать доходы, полученные контролирующим лицом в результате неправомерных действий должника, и/или имущество (реальный «анти ущерб»), а также доходы, которые контролирующее лицо не получило бы при обычных условиях гражданского оборота (удержанная выгода).

Налоговая служба сформулировала открытый перечень способов получения выгоды, в первую очередь, применительно к модели построения бизнеса с разделением на рисковые (т.н. «центры убытков») и безрисковые (т.н. «центры прибылей») части.

ФНС России ориентирует налоговые органы на доскональное изучение финансовой, экономической и организационной структуры бизнеса в рамках дел о банкротстве. Предложенный подход к определению выгоды предоставляет возможность широкого применения данной презумпции и использования в спорах о привлечении к субсидиарной ответственности сформировавшейся негативной для налогоплательщиков практики оценки судами экономической целесообразности сделок.

На законодательном уровне впервые суду предоставлено право по своему усмотрению признавать лицо контролирующим должника по не предусмотренным Законом о банкротстве основаниям. Налоговая служба в Письме привела примерный перечень оснований, характеризующих неформальные личные отношения, позволяющих суду по своему усмотрению признать лицо контролирующим должника по не предусмотренным Законом о банкротстве основаниям, в том числе устанавливаемых оперативно-розыскными мероприятиями (совместное проживание, гражданский брак, длительная совместная служебная деятельность (в том числе военная служба, гражданская служба), совместное обучение и т.п.

Важнейшим изменением является то, что теперь трёхлетний срок, за действия в течение которого можно привлекать к субсидиарной ответственности, исчисляется ретроспективно не от даты возбуждения дела о банкротстве, а от даты возникновения у должника признаков банкротства.

Таким образом, фактически пресечена возможность избежать субсидиарной ответственности затягиванием инициирования банкротства или заменой реальных лиц, контролировавших должника, на подставных директоров и участников. С учетом одновременного расширения круга лиц, признаваемых могущими определять деятельность должника, это существенно повышает шансы кредиторов на удовлетворение требований в деле о банкротстве и одновременно значительно увеличивает риски лиц, осуществлявших соответствующие полномочия более, чем за три года до возбуждения дела о банкротстве.

Законодателем сформулировано такое основание субсидиарной ответственности как ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов, обусловленное действиями или бездействием контролирующего лица (ст. 61.11 Закона о банкротстве). Привлечение к ответственности возможно, в том числе, в случаях прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств для возмещения судебных расходов или возвращения заявления уполномоченного органа о банкротстве должника.

При этом, ВС РФ ориентирует суды на необходимость установления действий контролирующих лиц, которые явились необходимыми причинами объективного банкротства должника. Такие действия могут выражаться, в частности, в принятии ключевых деловых решений недобросовестно и неразумно, в назначении на руководящие должности лиц, результат деятельности которых будет очевидно не соответствовать интересам организации, в создании системы управления, при которой во вред должнику выгоду из его деятельности извлекают третьи лица и т.д.

Особо отмечается необходимость исследовать совокупность сделок и иных операций, так как не может быть признана единственной предпосылкой банкротства последняя сделка (операция), хотя бы она и привела к критическому изменению возникшего ранее неблагополучного финансового положения.

ВС РФ обращает внимание на важность оценки как внутренних, так и внешних факторов, которые могли повлечь невозможность полного погашения требований кредиторов (финансовый кризис, существенное изменение условий ведения бизнеса и т.п.).

Поскольку солидарная ответственность предполагает согласованность, скоординированность и направленность действий контролирующих лиц на реализацию общего для них намерения, при определенных обстоятельствах возможна замена такой формы ответственности на пропорциональную, например, в зависимости от периодов осуществления ими фактического контроля за должником.

Как разъяснил налоговый орган, причинение существенного вреда имущественным правам кредиторов в результате совершения либо одобрения контролирующим лицом одной или нескольких сделок должника имеет место, например, если предметом таких сделок являлись активы в размере 20-25% балансовой стоимости имущества должника, по аналогии с п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, ст. 78 Федерального закона № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», ст. 46 Федерального закона № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью». Также в качестве существенного рассматривается вред, причиненный сделками с имуществом, составлявшим менее 20% активов, если отсутствие этого имущества осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника. Оценка сделки как повлекшей причинение существенного вреда в силу прямого указания Закона о банкротстве не требует признание такой сделки недействительной.

Предусмотрен перечень презумпций, при которых предполагается невозможность погашения требований кредиторов по вине контролирующего лица. К числу новых относится невнесение сведений в ЕГРЮЛ и в ЕФРСФДЮЛ, подлежащих обязательному внесению, а также отсутствие или искажение документов, хранение которых являлось обязательным в силу, в том числе, законодательства об АО, ООО, рынке ценных бумаг, инвестиционных фондах.

Разъясняя введение данной презумпции, ФНС России указала, что субсидиарная ответственность в этом случае возможна, поскольку от арбитражного управляющего и кредиторов скрываются документы, позволяющие установить контролирующее лицо.

Применительно к отсутствию или недостоверности сведений, подлежащих отражению в ЕГРЮЛ и ЕФРСФДЮЛ ФНС России провела аналогию с положениями ст. 431.2 ГК РФ и приравняла сведения, подлежащие обязательному отражению в вышеуказанных общедоступных реестрах, к публичным заверениям, недостоверность которых лишает контрагентов должника возможности получения информации или вводит их в заблуждение.

Относительно невозможности полного погашения требований кредиторов в результате совершенных контролирующим должника лицом сделок важно отметить, что непризнание таких сделок недействительными судом или отказ в таком признании ввиду истечения сроков исковой давности не препятствуют привлечению совершившего сделку лица к субсидиарной ответственности.

Законодатель впервые предусмотрел право суда уменьшить размер или полностью освободить лицо от субсидиарной ответственности, если будет доказано, что оно являлось «номиналом» и фактически не контролировало должника, либо если такое лицо предоставит сведения, которые помогут установить реального бенефициара и (или) обнаружить скрывавшееся таким лицом имущество должника и (или) его собственное имущество.

Важной новацией является то, что при определении размера ответственности из общего объема обязательств перед кредиторами исключаются требования, принадлежащие контролирующему лицу либо заинтересованным по отношению к нему лицам.

Основной целью привлечения к субсидиарной ответственности в Письме налогового органа названы «поступления в бюджет», а привлечение к ответственности только номинального руководителя «свидетельствует о ненадлежащем использовании территориальными органами института субсидиарной ответственности».

Инспекциям рекомендовано во всех случаях выявлять и привлекать номинального руководителя должника к ответственности в качестве соответчика с фактически контролирующим должника лицом, а при уменьшении размера ответственности одного из солидарных должников - контролировать это процесс так, чтобы не допускать неосновательного возложения максимальной ответственности на лицо, обладающее минимальным объемом активов.

Разъясняя нормы о стимулировании участников дела о банкротстве содействовать привлечению контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, ФНС Письмом указала на возможность уменьшения судом размера или полного освобождения от субсидиарной ответственности лица, номинально осуществлявшего функции органа управления, только в случае, если благодаря предоставленным этим лицом сведениям установлено фактически контролировавшее должника лицо и (или) обнаружено скрывавшееся последним имущество должника и (или) контролирующего должника лица, ФНС России подчеркивает, что номинальному руководителю недостаточно просто указать на лицо, фактически осуществлявшее контроль над должником и предоставить соответствующие доказательства. Ему необходимо предоставить сведения, которые реально поспособствуют принятию судебного акта в отношении контролирующего лица и его исполнению (об имуществе контролирующего лица, источниках его формирования, о схеме вывода активов должника и т.д.).

К числу нововведений относится возможность привлечения к ответственности за необращение с заявлением о банкротстве не только руководителей, но и лиц, не исполнивших обязанность по созыву заседания органа управления должника для принятия решения об обращении с заявлением о банкротстве или по принятию такого решения.

Одновременно Закон № 266-ФЗ допускает возможность освобождения об ответственности при отсутствии причинной связи между невозможностью удовлетворения требований кредиторов и нарушением обязанностей контролирующих лиц по инициированию банкротства должника, что ранее в большинстве случаев не допускалось в судебной практике.

ВС РФ разъяснил, что учредительным документом полномочия по обращению в суд с заявлением должника о собственном банкротстве не могут быть предоставлены только одному из его директоров, и по общему правилу несколько директоров, действующих совместно или независимо друг от друга, солидарно несут субсидиарную ответственность.

Руководитель должника может быть освобожден от ответственности, если:

• несмотря на наличие признаков неплатежеспособности, должник не находился в состоянии объективного банкротства;
• руководитель добросовестно рассчитывал на преодоление в разумный срок финансовых трудностей, приложил необходимые условия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план.

Ограничение ответственности руководителя возможно только на тот период, когда выполнение такого плана являлось разумным.

Также Верховный Суд смягчил условия ответственности иных, кроме руководителя, лиц (например, участника или акционера) за непринятие мер по инициированию банкротства, подчеркнув, что такие лица должны быть осведомлены о возникновении у руководителя обязанности по обращению в суд с заявлением о банкротстве и невыполнении им данной обязанности.

Постановление № 53 содержит разъяснение о том, что ответственность такого лица ограничена обязательствами должника, возникшими после истечения совокупности предельных сроков, отведенных на созыв, подготовку и проведение заседания уполномоченного органа управления должника.

ВС РФ обратил внимание на то, что для ликвидатора и членов ликвидационной комиссии срок обращения с заявлением о банкротстве должника составляет не 1 месяц, а 10 дней, и что для членов ликвидационной комиссии по общему правилу ответственность за неисполнение соответствующей обязанности является солидарной.

Размер ответственности за непринятие мер по инициированию банкротства должника может быть увеличена на сумму расходов, необходимых для проведения процедур банкротства, если будет доказано, что он был бы меньше в случае своевременного исполнения контролирующим лицом обязанности по подаче заявления о банкротстве.

Публикация бывшим руководителем информации о наступлении обязанности обращения в суд с заявлением о банкротстве освобождает такого руководителя от ответственности по обязательствам перед кредиторами, возникшими после такой публикации.

Законодатель ввел новый состав правонарушения, влекущего ответственность в форме возмещения убытков за нарушение законодательства о банкротстве. Если в деле о банкротстве, а также вне дела о банкротстве до или после его возбуждения должник не принял меры по оспариванию необоснованных требований заявителя или иных кредиторов, то контролирующие должника лица несут перед кредиторами ответственность за убытки, причиненные таким бездействием.

Таким образом, руководителям необходимо занимать более активную позицию как в делах о банкротстве, так и до их возбуждения, применительно к предъявляемым требованиям кредиторов. Ненадлежащая организация противодействия установлению, и тем более, исполнению таких требований, теперь может повлечь привлечение руководителя к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Теперь заявителю при подаче с минимально необходимой степенью достоверности потребуется обосновать, что ответчик действительно является контролирующим должника лицом.

К числу возможных инициаторов привлечения контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности впервые отнесены кредиторы по текущим обязательствам.

В отличие от ранее действовавших правил, инициирование привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности теперь возможно на самых ранних стадиях рассмотрения дела о банкротстве, например, в процедуре наблюдения.

Кроме того, заявление может быть подано вне дела о банкротстве в течение трех лет со дня, когда уполномоченное лицо узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом (прекращения производства по делу о банкротстве либо возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом) и не позднее десяти лет со дня, когда имели место действия и (или) бездействие, являющиеся основанием для привлечения к ответственности.

Срок, пропущенный по уважительной причине, может быть восстановлен.

В Постановлении Пленума ВС РФ детально регламентирован порядок исчисления исковой давности с учетом большого круга возможных заявителей требования о привлечении к субсидиарной ответственности. В частности, если будет установлено, что один из кредиторов узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к ответственности до того, как об этом могли узнать иные кредиторы, исковая давность может быть применена к части требования о привлечении к субсидиарной ответственности, приходящейся на такого информированного кредитора.

Также отмечено, что исковая давность для кредиторов не может быть исчислена с момента, когда об обстоятельствах, являющихся основаниями для привлечения контролирующих лиц к ответственности, узнал арбитражный управляющий, если он недобросовестно скрыл эти сведения от конкурсных кредиторов.

Таким образом, даже при наличии бесспорных оснований ответственности целесообразно детально анализировать осведомленность каждого из конкурсных кредиторов для снижения размера ответственности. Последним, в свою очередь, также необходимо занимать активную процессуальную позицию, чтобы не допустить пропуск срока исковой давности.

Развивая положения Закона о банкротстве о процессуальных правах лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, как ответчика по заявлению о привлечении к такой ответственности, ФНС России приводит их открытый перечень: право оспаривать действия арбитражного управляющего, сделки, судебные акты о включении в реестр требований кредиторов, а также судебные акты, послужившие основанием для включения в реестр требований кредиторов.

Необходимо отметить, что содержащийся в письме перечень процессуальных прав субсидиарного ответчика выходит за рамки положений п. 1 ст. 61.15 Закона о банкротстве, связывающих права такого лица исключительно со статусом ответчика по заявлению о привлечении к ответственности. С учетом изложенного полагаем, что приведенные в письме права привлекаемого к субсидиарной ответственности лица могут осуществляться только в случае, если оспариваемые действия арбитражного управляющего, сделки или судебные акты влияют на права и обязанности контролирующего лица.

К числу важных разъяснений ВС РФ, содержащихся в Постановлении № 53, относится то, что основанием требования о привлечении к субсидиарной ответственности, являются не ссылки на нормы права, а фактические обстоятельства спора. По этой причине предъявление требования со ссылкой на одни и те же нормы права, но основанного на различных нарушениях, не будет считаться тождественным иском.

Применительно к бремени доказывания ВС РФ разъяснил, что если арбитражный управляющий и (или) кредиторы с помощью косвенных доказательств убедительно обосновали статус контролирующего лица и невозможность погашения требований кредиторов вследствие действий (бездействия) последнего, бремя опровержения данных утверждений переходи на привлекаемое лицо.

Возбуждение банкротства в отношении контролирующего должника лица не препятствует рассмотрению заявления в деле о банкротстве должника.

Законодатель впервые предусмотрел возможность заключения в рамках рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности или о взыскании убытков соглашения по правилам гл. 15 АПК РФ (мирового соглашения) с учетом следующих особенностей:

• ответчик обязан раскрыть сведения об имуществе в размере, достаточном для исполнения соглашения;
• соглашение допускается только между всеми лицами на стороне лица, подавшего заявление, и на стороне привлекаемого к ответственности лица;
• допускается прощение долга отдельными кредиторами.

При удовлетворении заявления о принятии обеспечительных мер суд вправе наложить арест на имущество юридических лиц, в отношении которых ответчик имеет право самостоятельно или совместно с заинтересованными лицами распоряжаться 50-ю и более процентами голосов либо имеет право назначать (избирать) руководителя должника.

Наложение ареста на имущество компаний, контролируемых привлекаемыми к ответственности лицами, существенно повышает эффективность института субсидиарной ответственности, одновременно значительно увеличивая риски имущественных потерь для контролирующих должника лиц и компаний группы. Соответственно, при оценке рисков необходимо принять во внимание фактор ответственности компаний группы в случае банкротства одного или нескольких входящих в группу юридических лиц.

Законодатель предусмотрел право каждого кредитора определить судьбу права требования о привлечении к субсидиарной ответственности. Волеизъявление осуществляется кредиторами после опубликования арбитражным управляющим в ЕФРСБ сведений о возможности выбора способа распоряжения.

Кредитор может выбрать:

• взыскание задолженности по требованию к контролирующему лицу в конкурсную массу с последующим распределением в установленном порядке;
• продажу этого требования должником в порядке п. 2 ст. 140 Закона о банкротстве;
• уступку должником кредитору части требования в размере требования кредитора.

При ненаправлении кредитором сведений о принятом решении арбитражному управляющему, считается, что кредитор выбрал продажу требования должником. Реализация 3-его варианта возможна только при условии, что он будет выбран всеми кредиторами. При подсчете голосов кредиторов, выбравших 1-й или 2-й варианты, принимается вариант, за которых высказались кредиторы, обладающие большим числом голосов (при этом, не учитываются голоса кредиторов, заинтересованных по отношению к должнику или контролирующему должника лицу). Возможность выбора распоряжения не применима в делах о банкротстве финансовых, кредитных организаций, а также застройщиков.

Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности может быть рассмотрено после завершения конкурсного производства или прекращения производства по делу о банкротстве в случае, если:

• об основаниях ответственности стало известно после вышеуказанных обстоятельств;
• если аналогичное заявление по тому же основанию не было рассмотрено в деле о банкротстве. Вне рамок дела о банкротстве заявление о привлечении к субсидиарной ответственности рассматривается по правилам групповых исков, поэтому в заявлении должен быть указан круг лиц, заинтересованных в таком привлечении к ответственности.

Законом о банкротстве теперь регулируется и порядок взыскания в рамках дела о банкротстве убытков, причиненных должнику лицами, уполномоченными выступать от имени юридического лица, членами коллегиальных органов юридического лица и иными лица, определяющими деятельность юридического лица.

Такие требования могут быть предъявлены в ходе любой процедуры, применяемой в деле о банкротстве, в том числе, руководителем или учредителем должника, арбитражным управляющим, конкурсным кредитором, представителем работников должника, бывшим работником должника или уполномоченными органами.

Учитывая особую роль арбитражных управляющих в делах о банкротстве и наличие у них, в отличие от иных участников процесса по делу о банкротстве, доступа к информации о деятельности должника, ФНС России в своих разъяснениях придает особое значение противодействию со стороны территориальных органов злоупотреблениям арбитражных управляющих при привлечении к субсидиарной ответственности. В частности, налоговый орган обращает внимание на недопущение подачи арбитражными управляющими заведомо безрезультативных или предъявляемых исключительно к номинальным руководителям заявлений. В этих целях налоговая служба рекомендует нижестоящим органам инициировать самостоятельную подачу заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности или в отзыве на заявление приводить дополнительное правовое обоснование и фактические обстоятельства для обеспечения удовлетворения заявления, поданного иными лицам.

Закон № 266-ФЗ ввел дополнительное вознаграждение арбитражного управляющего в размере 30% от денежных средств, поступивших в результате исполнения судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности.

ФНС России разъяснила, что такое вознаграждение следует квалифицировать как судебные расходы, которые могут быть взысканы с контролирующих должника лиц, привлеченных к субсидиарной ответственности. По мнению налогового органа, такой подход будет стимулировать контролирующих должника лиц возмещать убытки добровольно, в том числе, в рамках соглашения с кредиторами.

В то же время, налоговая служба подробно прокомментировала механизм снижения стимулирующего вознаграждения, разъяснив, что вознаграждение может не выплачиваться, например, в случае достижения положительного результата не из-за активных действий арбитражного управляющего или в ситуации противодействия управляющего привлечению контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

Отнесение дополнительного вознаграждения арбитражного управляющего к судебным расходам фактически приводит к увеличению сумм, взыскиваемых с контролирующего должника лица, на 30% от размера удовлетворенных требований, что необходимо учитывать при оценке рисков ответственности.

Исходя из текущей экономической ситуации, повышения информированности кредиторов и нацеленности уполномоченных органов на реальное взыскание денежных средств с контролирующих лиц, мы прогнозируем значительное увеличение числа таких споров как в делах о банкротстве, так и вне их рамок.

Как показывает опыт сопровождения проектов, связанных с ответственностью контролирующих лиц и оспариванием сделок, эффективность защиты во многом определяется учетом рисков, обусловленных законодательством о банкротстве, на стадии принятия бизнес-решений в ходе текущей деятельности компании. Недостаточная информированность менеджеров компаний относительно юридических последствий несоблюдения норм Закона о банкротстве значительно повышает риски негативных последствий для компании, топ-менеджеров и иных контролирующих лиц.

В связи с ретроспективным применением нового регулирования оснований и порядка привлечения к субсидиарной ответственности необходимо не только учитывать новые риски в текущей деятельности по управлению компанией, но и произвести переоценку последствий бизнес-решений, принятых до вступления в силу Закона № 266-ФЗ.

Субсидиарная ответственность директора

Изменения, внесенные в законодательство о банкротстве, добавляют руководителям компаний шансов угодить под субсидиарную ответственность, а налоговикам – возможностей взыскать недоимку. Часть поправок, одна из которых отменяет презумпцию невиновности для директоров компаний-банкротов, вступила в силу с 1 сентября, а остальные станут своеобразным новогодним подарком для кредиторов. Что касается арбитров, то и они уже основательно набили руку по части привлечения к «субсидиарке» в банкротных делах.

Случаи привлечения учредителей и руководителей компаний к субсидиарной ответственности при банкротстве уже не воспринимаются бизнесменами, как что-то из ряда вон выходящее. Как событие, которое может случиться с кем угодно, но только не с ними. Практика показывает, что этот институт работает, а принятые поправки поспособствуют его дальнейшему развитию. Так что времена, когда «комсостав» компании отвечал за ее долги только в рамках уставного фонда из нескольких тысяч рублей, а не своим собственным имуществом, прошли.

Субсидиарная ответственность – это финансовая ответственность физического лица в размере всей непогашенной задолженности компании перед кредиторами и уполномоченными органами.

Привлечь к субсидиарной ответственности можно директора, учредителя, главного бухгалтера и других физических лиц, ответственных за деятельность должника. Имеется специальный термин – «контролирующее должника лицо».

В соответствии с многократно «редактировавшимся» Федеральным законом № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) контролирующее должника лицо – это лицо, имеющее либо имевшее до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять его действия. В том числе и путем принуждения к ним руководителя или членов органов управления.

Иными словами, контролирующие лица в несостоятельности – это те, кто фактически руководил компанией-должником и мог довести ее до банкротства.

Таким образом, к субсидиарной ответственности можно привлечь практически любое физическое лицо, которое может быть даже никак не связано с должником юридически, но фактически управляло им определенный период до банкротства, что подтверждается, например, показаниями свидетелей.

То есть, скажем, ликвидация компании путем смены ее должностных лиц, либо реорганизация в форме слияния или присоединения позволяют переложить ответственность на нового генерального директора или юридическое лицо с момента внесения соответствующего изменения в ЕГРЮЛ, но не освобождают от ответственности реального генерального директора и учредителя за действия, совершенные в период их руководства компанией.

Если компания с задолженностью перед бюджетом была продана новому ответственному лицу, то новый генеральный директор будет нести ответственность за погашение этого долга, но ответственность за создание задолженности несет тот генеральный директор, который руководил компанией в момент создания этого долга.

Основания для привлечения к субсидиарной ответственности могут быть как прямыми, так и косвенными. Например, ответственность директора как руководителя компании предполагает субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если документы бухгалтерского учета отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника, либо если указанная информация искажена.

Федеральным законом № 222-ФЗ в Закон о банкротстве внесены изменения, существенно расширяющие зону ответственности контролирующих должника лиц, возможности «удостоиться» привлечения к субсидиарной ответственности и нацеливающие налоговиков активнее искать недоимки у банкротящихся компаний.

Минимальный период влияния «контролирующего лица» на деятельность компании до банкротства увеличивается с двух до трех лет. Такое изменение представляется вполне обоснованным, поскольку обычно дела о несостоятельности возбуждаются с очень большим опозданием – через три или более года после того, как появились признаки банкротства.

Также уточняется, что контролирующими можно признать лиц, которые влияли на компанию через родственные, свойственные связи или с помощью служебного положения.

Появилось новое основание для того, чтобы привлечь к субсидиарной ответственности директора или иного руководителя должника. Это возможно, если более 50% всех требований возникло в результате правонарушения (в т. ч. налогового), которое было совершено во время работы директора. По мнению экспертов, эта норма может стать новым рычагом давления на должников со стороны ФНС.

Для директоров организаций отменяется презумпция невиновности в целях субсидиарной ответственности – в случае возникновения недоимки в результате налоговых правонарушений они будут считаться виновными при привлечении к субсидиарной ответственности, пока не докажут обратного.

Заявление о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности по основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, рассматривается арбитражным судом в деле о банкротстве должника. Указанное заявление может быть подано в ходе конкурсного производства как арбитражным управляющим по своей инициативе, так и конкурсными кредиторами, и уполномоченным органом.

В целях защиты интересов государства, желающего получить с банкрота долги по налогам и сборам, вводится дополнительная степень защиты налоговых платежей от их оспаривания при банкротстве и увеличивается срок включения в реестр требований кредиторов налоговой задолженности, которая выявлена после закрытия реестра требований кредиторов.

Наконец, норма на 6 месяцев продлевает для налоговиков срок подачи требований в конкурсном производстве в тех случаях, когда нужно больше времени для проверки или решение в пользу ведомства не успело вступить в силу. Причем этой временной «форой» сотрудники ИФНС могут воспользоваться даже в том случае, если до начала процедуры или на ее ранних этапах налоговики не то чтобы «били баклуши», но, мягко говоря, не проявляли должной активности и оперативности.

При этом новая привилегия службы может создать неопределенность для участников банкротства, поскольку доначисление налогов способно изменить соотношение голосов кредиторов и повлиять на распределение конкурсной массы. Кроме того, при обжаловании сделок налоговые органы получают такие же «льготы», как и кредитные организации.

Вышеозначенные новации полностью согласуются с намерениями чиновников во что бы то ни стало увеличить поступления от налогов в делах о несостоятельности.

По замыслу законодателя, кредиторы должны перестать быть «пассивными» участниками процедуры банкротства. В качестве руководства к активным действиям можно воспринимать поправку, дающую кредиторам новые возможности определять, как реализовывать имущество из конкурсной массы. Теперь они вправе утвердить иной порядок его продажи, чем тот, который был предложен конкурсным управляющим.

Привлечение к торгам наибольшего числа потенциальных покупателей и реализация имущества по наиболее высокой цене теперь возможны благодаря наделению кредиторов правом самостоятельно утверждать условия проведения торгов и изменять состав лотов в случае нерезультативности первых торгов.

Если на единый комплекс покупателей не найдется, кредиторы могут распродать имущества по частям. Согласие кредиторов теперь требуется и для того, чтобы привлечь к торгам специализированную организацию.

Обязанности организатора торгов дополнены несколькими новыми:

• осуществлять разумные необходимые действия для поиска и привлечения покупателей с учетом особенностей выставленного на торги имущества должника;
• обеспечить возможность ознакомления с подлежащим продаже на торгах имуществом должника и имеющимися в отношении этого имущества правоустанавливающими документами, в том числе путем осмотра, фотографирования указанного имущества и копирования указанных правоустанавливающих документов.

В случае если недобросовестный должник вывел имущество или совершил иные подозрительные сделки, в результате которых появились признаки неплатежеспособности организации, введена презумпция цели причинения вреда кредиторам, что упростит оспаривание таких сделок. Речь идет о расширении понятия цели причинения вреда имущественным правам кредиторов при оспаривании сделки по основаниям подозрительности, предусмотренным пунктом 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве. Так, цель причинения вреда будет предполагаться не только при наличии неплатежеспособности, либо недостаточности имущества на момент совершения сделки, но и при появлении этих признаков после совершения оспариваемой сделки.

Производство по делу о банкротстве не может быть прекращено до вынесения арбитражным судом определения по требованию о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности (п. 6 ст. 10 Закона о банкротстве).

Кроме этого в процедуре банкротства изменено понятие текущих эксплуатационных платежей – из их состава исключены платежи, не связанные с обеспечением сохранности имущества банкрота.

При заключении в процедуре банкротства соглашения об отступном введено обязательное условие в виде погашения текущих платежей и задолженности, причитающейся к уплате в бюджет.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ время от времени обобщает и публикует практику применения законодательства о банкротстве. Особое внимание, как нетрудно догадаться, уделяется институту субсидиарной ответственности руководителя должника и контролирующих лиц. Остановимся на нескольких значимых делах.

Суд возложил на контролирующих лиц должника бремя доказывания обоснованности и разумности своих действий при наличии доказательств, свидетельствующих о существовании причинно-следственной связи между действиями учредителей и банкротством подконтрольной организации (определение ВС РФ № 302-ЭС14-1472).

Судьи указали, что заявитель представил достаточные основания, позволяющие усомниться в добросовестности действий контролирующих лиц. Таким образом, бремя доказывания обоснованности и разумности своих действий по правилам АПК РФ перешло к контролирующим должника лицам.

Судебная коллегия также разграничила понятия неплатежеспособности и банкротства должника, отметив, что неплатежеспособность – это лишь прекращение исполнения должником части денежных обязательств, тогда как банкротство – неспособность удовлетворить в полном объеме требования кредиторов.

Указанное дело вошло в Обзор по той причине, что нижестоящие суды частенько указывают на недостаточность доказательств для привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности (постановление АС ВВО по делу № А11-7884).

Верховный Суд РФ, удовлетворяя жалобу уполномоченного органа, указывает, что представление доказательств, опровергающих доводы заявителя, не должно вызывать сложности для участника должника, так как данный участник спора обладает всем объемом информации и доказательств.

Верховный Суд РФ указывает на презумпцию наличия причинно-следственной связи между виновными действиями руководителя должника по неподаче заявления о банкротстве и вредом, причиненным кредиторам должника (Определение № 309-ЭС15-16713). Случаи привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности за неподачу заявления о банкротстве в месячный срок со дня, когда руководитель в рамках управления предприятием должен был узнать о наличии признаков банкротства, нередки в сложившейся судебной практике.

Презумпция наличия причинно-следственной связи установлена положениями статьи 10 Закона о банкротстве. Однако указанное дело не только подтверждает уже сложившуюся практику, но и конкретизирует ее. При рассмотрении подобных споров судам необходимо определить момент возникновения обязанности подать заявление о банкротстве, факт неподачи такого заявления, а также объем обязательств, возникших за пределами установленного Законом срока.

Несмотря на большое количество дел, определение момента возникновения обязанности представляет некоторые сложности. Так, одни суды определяют момент наступления обязанности сдачей годовой бухгалтерской отчетности, которая указывает на неспособность расплатиться с кредиторами, другие – наступлением обязанности по уплате налогов и сборов либо иных платежей (постановление АС ВСО № Ф02-7094 по делу № А78-4382). «Верховные арбитры» указывают, что при рассмотрении вопроса о моменте возникновения обязанности необходимо оценить совокупность конкретных обстоятельств дела и определить, когда добросовестный руководитель должен был узнать о наличии обстоятельств, свидетельствующих о неплатежеспособности должника.

Поправками к закону о банкротстве в части субсидиарной ответственности, вступившими в силу 1 сентября, введена презумпция вины для целей субсидиарной ответственности для руководителей организаций в случае возникновения большей части долга из-за доказанных налоговых махинаций. Срок привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц увеличен с двух до трех лет.

В судебном акте также подробно рассмотрен вопрос определения размера предполагаемой ответственности, который складывается из требований, включенных в реестр, тогда как при своевременном обращении с заявлением о банкротстве данные требования должны удовлетворяться в режиме текущих платежей.

Таким образом, включенный в Обзор судебный акт систематизирует и обобщает практику рассмотрения споров об ответственности руководителя должника, а также определяет перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию и выяснению в процессе рассмотрения дела.

По закону, к нарушителям процедуры банкротства можно применить такую меру воздействия, как дисквалификация. Дисквалификации на срок от шести месяцев до трех лет могут подлежать должностные лица, которые не инициировали в предусмотренных законом случаях банкротство организации, причем совершили этот проступок повторно (ч. 5.1 ст. 14.13 КоАП РФ). Такая санкция появилась в КоАП РФ в конце прошлого года (Федеральный закон № 391-ФЗ), и до недавнего времени норма эта была даже не «дремлющей», а «крепко спящей». То, что ее «разбудили», свидетельствует о серьезности намерений налоговиков и арбитражных судей и незавидной участи должников.

Прецедент создал Арбитражный суд Белгородской области своим решением по делу № А08-2321.

В рассмотренном деле у компании имелась задолженность по страховым взносам на пенсионное страхование более чем за три месяца в сумме около 420 тыс. рублей и почти 18 тыс. рублей пени. ПФР прибег к принудительному взысканию долга, но у компании не оказалось достаточных средств. В такой ситуации руководитель должен был обратиться в суд с заявлением должника (ст. 9 Федерального закона № 127-ФЗ). Директор это требование проигнорировал, за что на него и был наложен административный штраф в размере 5 тыс. руб. (ч. 5 ст. 14.13 КоАП РФ). В марте ситуация повторилась. В результате руководитель компании-должника был дисквалифицирован на срок шесть месяцев. Он подал апелляционную жалобу, но не приложил к ней нужные документы и не исправил этот недостаток в отведенный судом срок. В результате жалоба была отклонена.

Решение суда так понравилось руководству ФНС, что было опубликовано на официальном сайте и продублировано чуть ли не всеми инспекциям страны с коротким, но емким резюме: «Распространение указанной выше судебной практики будет способствовать предупреждению совершения правонарушений недобросовестными должниками и минимизации случаев использования института банкротства для уклонения от исполнения своих обязательств».

Субсидиарная ответственность учредителя

Несколько раз вносились изменения в Федеральный закон № 127-ФЗ «О несостоятельности». В целом, изменения направлены на защиту прав кредиторов, снижение недоимок по налогам и сборам с обанкротившегося налогоплательщика, а также повышение ответственности учредителя по долгам своей фирмы.

Уходят в прошлое времена, когда учредители или директора ООО по долгам отвечали лишь своей долей в уставном капитале. Всем известная статья 87 ГК РФ осталась в силе только для благополучных компаний. Если же фирме «светит» признание в несостоятельности, то реалии меняются: субсидиарная ответственность при банкротстве юридического лица стала нормой, и хозяевам бизнеса стоит задуматься о перспективах их личного имущества.

Субсидиарная ответственность – это ответственность директора и учредителей перед кредиторами и государством за долги фирмы. Если юрлицо не может самостоятельно рассчитаться по своим обязательствам, то долг в полном финансовом объеме ложится на плечи лиц, привлеченных к субсидиарной ответственности. Ее можно возложить на директора, учредителя, главного инженера или главбуха, да и вообще на любого гражданина, принимавшего решения или отвечавшего за деятельность должника.

Кроме того, введен новый термин – контролирующее должника лицо. Это физлицо, которое фактически руководило деятельностью фирмы, давало указания или определяло действия исполнителей. По устоявшемуся в России выражению — «хозяин фирмы». При этом необязательно быть связанным с фирмой юридически; если установлен и доказан факт управления — привлечение к субсидиарной ответственности неизбежно.

К субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц привлекаются граждане, которые пытались контролировать деятельность ООО различными способами:

• непосредственно отдавали обязательные для исполнения указания;
• путем убеждения или принуждения должностных лиц совершали действия «их» руками;
• оказывали влияние на руководителя и других принимающих решения лиц.

При этом факт отдачи распоряжений или факт оказания влияния рассматривается за период до трех лет перед объявлением компании банкротом.

Субсидиарная ответственность учредителя и директора ООО по закону возникает только при наличии убытков у учрежденной компании. Если активов хватает для удовлетворения требований кредиторов, то к субсидиарной ответственности никого привлечь нельзя.

В противном случае необходимо выполнить следующие условия:

• Привлекаемое лицо должно иметь право давать указания, обязательные к выполнению компанией, либо иным образом влиять на ее действия.
• Должна быть проведена процедура банкротства (далее — процедура) или получено заявление должника о несостоятельности.
• Должна быть доказана причинная связь между действиями привлекаемого лица и разорением компании. Только противоправность действий ведет к субсидиарной ответственности. При этом презумпция невиновности директора или контролирующего должника лица не действует — им нужно доказать свою невиновность, если в их отношении поступит заявление о привлечении к субсидиарной ответственности.

Кроме того, мотивом для возникновения субсидиарной ответственности директора или учредителя по долгам является факт неподачи или несвоевременной подачи заявления о банкротстве. При наличии обстоятельств, перечисленных в ст. 9 и ст.224 Федерального закона № 127-ФЗ, руководитель компании обязан самостоятельно заявить о банкротстве в течение 1 месяца.

В свою очередь, субсидиарная ответственность директора по долгам ООО возникает при утрате, искажении или сокрытии бухгалтерской документации должника.

Кто может инициировать процедуру? Сам должник, кредиторы либо ФНС. Рассмотрим все три случая.

В ряде случаев должнику самому выгодно обратиться в Арбитражный суд с заявлением о признании банкротом. Преимущество заключается в том, что он может в этом случае участвовать в процедуре: выбрать «управляемого» арбитражного управляющего, блокировать требования кредиторов в отношении имущества компании и при этом продолжать деятельность до момента ликвидации юридического лица.

Должник, инициировавший банкротство, обязан представить признаки неплатежеспособности (например, невозможность ведения бизнеса из-за наложенного на имущество взыскания или невозможность удовлетворения требований кредиторов, превышающих активы компании).

В п.1 ст.9 Закона № 127-ФЗ перечислены случаи, когда у руководителя компании возникает обязанность самостоятельно подать заявление о признании несостоятельности:

• После расчетов с несколькими кредиторами компания не сможет рассчитаться с остальными кредиторами и (или) уплатить налоги;
• Органы управления ООО (собрание учредителей), рассмотрев отчет руководителя о финансовом состоянии компании, приняли решение о возбуждении дела о банкротстве;
• Если для расчетов с кредиторами (уплаты налогов) ООО будет вынуждено продать свое имущество и не сможет далее осуществлять хозяйственную деятельность;
• ООО отвечает признакам неплатежеспособности, т.е. не хватает денег для уплаты налогов и расчетов с кредиторами;
• У ООО недостаточно имущества (активов), чтобы погасить кредиторскую задолженность.

Подать заявление правильнее в период ликвидации ООО. Тогда возбуждается завершающая стадия — конкурсное производство, и должник ликвидируется по упрощенной процедуре. На этом экономится время и деньги.

При этом субсидиарная ответственность при банкротстве юридического лица не зависит от того, кто инициировал процедуру. Для руководителя должника (или контролирующего лица) самостоятельная подача заявления не дает никаких гарантий относительно личных средств и имущества.

Инициировать процедуру вправе кредитор, при чем — не каждый. Закон 127-ФЗ использует понятие конкурсного кредитора, то есть кредитора по денежным обязательствам. Если вам должны деньги, то вы — конкурсный кредитор. Если должник недопоставил товар или не выполнил услуги, то конкурсным кредитором вы не являетесь. Денежным обязательством считаются различные неоплаты (за переданные товары, оказанные услуги или выполненные работы), суммы заемов (с процентами), а также задолженности по причине нанесенного вреда имуществу кредитора или противоправных действий должника. В сумму денежного требования конкурсные кредиторы не включают штрафы, пени, проценты за просрочку платежа и убытки в виде упущенной выгоды.

Конкурсный кредитор при подаче заявления о признании должника банкротом должен следовать требованиям закона:

• С момента возникновения прошло минимум 3 месяца.
• Долг исчисляется в размере не менее 300 тыс. руб.
• Подтверждение долга отражено во вступившем в силу решении суда.

Кредиторы должны быть готовы нести расходы по процедуре. Обычно у должника на судебные расходы и оплату арбитражного управляющего уже нет средств. Вернуть понесенные расходы удается, если в ходе дела представители должника привлекаются у субсидиарной ответственности.

Худший вариант для должника — это инициирование процедуры уполномоченными органами (прокуратурой или ФНС). Закон о банкротстве наделил ФНС особыми правами, которые позволяют обращаться с заявлением без вступившего в силу судебного акта. В отличие от обычных кредиторов, ИФНС достаточно оформить решение о взыскании задолженности за счет денежных средств или имущества налогоплательщика. А далее — спустя 30 дней ФНС подает иск в суд.

Надо заметить, что ФНС подает иск лишь в том случае, если уверена в наличии имущества у должника. Связано это с тем, что суды требуют установить факты о наличии имущества, чтобы было кому оплатить судебные издержки и работу арбитражных управляющих. Если сведений об имуществе нет, то инспекция приложит все усилия для его поиска, обратится с запросами в Росреестр, к судебным приставам, в ГИБДД и др. государственные органы. То же самое касается и субсидиарной ответственности — налоговики соберут доказательства на бенефициаров, и только тогда обратятся с иском о банкротстве.

Чтобы привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, нужно четко соблюсти порядок, изложенный в ФЗ № 127. Привлекать виновных лиц к субсидиарной ответственности можно только в ходе конкурсного производства, когда имущество обанкротившейся компании реализовано и произведены расчеты с кредиторами.

Сначала арбитражный управляющий рассматривает дело о банкротстве и устанавливает обстоятельства, которые к нему привели. Он собирает информацию об имуществе должника, а также причастных к банкротству лиц. Управляющий может затребовать назначение экспертизы, если имеет сомнения в «правдивости» банкротства. При обнаружении признаков преднамеренного или фиктивного банкротства управляющий после признания компании банкротом может подать иск о привлечении виновных к субсидиарной ответственности. Подача иска — исключительное право арбитра. Если же он не считает нужным этого делать, то инициатива подачи заявления переходит к конкурсным кредиторам.

Судебная практика по делам о привлечении к субсидиарной ответственности крайне противоречива. Отметим несколько знаковых решений судов разных инстанций:

• Контролирующие должника лица обязаны сами доказать обоснованность и разумность своих действий, если другой стороной представлены аргументы против их добросовестности. В противном случае, «хозяева» предприятия несут субсидиарную ответственность по его обязательствам. Презумпция виновности подтверждена определением Верховного Суда РФ № 302-ЭС14-147.
• Неподача заявления и вред, причиненный кредитору, взаимосвязаны. Верховный Суд РФ считает, что в этом случает по определению имеется причинно-следственная связь между действиями (бездействием) представителя должника и убытком кредитора или государства в лице уполномоченного органа. Об этом вынесено определение № 309-ЭС 15-16713.
• Должностные лица, которые вовремя не инициировали процедуру, могут быть дисквалифицированы на срок от 6 месяцев до 3 лет. Особенно это касается руководителей, допустивших повторные нарушения процедуры банкротства. Об этом указал Арбитражный суд Белгородской области в решении по делу № А08-2321.
• Ответственные лица должника, не передавшие документацию конкурсному управляющему, будут привлекаться к субсидиарной ответственности (решение Арбитражного суда Свердловской области по делу № А60-45815).
• Задолженность в 300 тыс. руб. позволяет налоговому органу обратиться с иском о банкротстве. В эту сумму не должны входить требования по уплате НДФЛ. Они относятся к требованиям второй очереди, не учитывающейся при определении признаков банкротства. Об этом вынесены постановления АС Волго-Вятского округа № Ф01-311 и № Ф01-4117.

Параллельно ведется работа по защите кредиторов от «контролируемого банкротства» недобросовестных должников. Виновные в преднамеренном банкротстве рискуют не только своими денежными средствами, но и дисквалификацией, а в худшем случае — свободой. По мнению экспертов, российский бизнес входит в стадию повышенного контроля со стороны государства, и к этому нужно быть готовым.

Субсидиарная ответственность ООО

При выборе организационно-правовой формы (ИП или ООО) главным доводом в пользу регистрации общества часто становится ограниченная ответственность юридического лица. В этом Россия отличается от других стран, где компанию создают ради партнёрства, а не из-за ухода от финансовых рисков. Около 70% российских коммерческих организаций созданы единственным учредителем, он же, в большинстве случаев, сам руководит бизнесом.

Множество фирм толком не функционируют, не зарабатывая даже на оклад директору и не отличаясь по доходности от фрилансера, который оказывает услуги в свободное от наёмной работы время. Тем не менее, юридические лица в России регистрируют так же часто, как ИП.

Для начала узнаем, откуда исходит уверенность в том, что вести предпринимательскую деятельность в форме ООО финансово безопасно? Статья 56 Гражданского кодекса РФ гласит, что учредитель (участник) не отвечает по обязательствам организации, а организация не отвечает по его долгам. Именно поэтому на вопрос: «Какую ответственность несёт учредитель ООО?» большинство отвечает – только в пределах доли в уставном капитале.

Действительно, если компания платёжеспособна и вовремя рассчитывается перед государством, работниками и партнёрами, то нельзя привлечь собственника к оплате счетов фирмы. Созданная организация выступает в гражданском обороте как самостоятельное лицо, и сама отвечает по собственным обязательствам. В результате создаётся ложное впечатление полного отсутствия ответственности собственника ООО перед кредиторами и бюджетом.

Однако ограниченная ответственность общества действует, только пока существует само юридическое лицо. А вот если ООО признаётся банкротом, то участников могут привлечь к дополнительной или субсидиарной ответственности. Правда, надо доказать, что к финансовой катастрофе компании привели именно действия участников, но ведь кредиторы, желающие вернуть свои деньги, приложат для этого все усилия.

Статья 3 закона № 14-ФЗ: «В случае несостоятельности (банкротства) общества по вине его участников на указанных лиц в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам».

Субсидиарная ответственность не ограничена размером уставного капитала, а равна размеру долга перед кредиторами. То есть, если фирма-банкрот должна миллион, то его и взыщут с учредителя ООО в полном размере, несмотря на то, что в уставный капитал он внёс только 10 000 рублей.

Таким образом, понятие ограниченной ответственности в пределах уставного капитала имеет отношение только к организации. А участник может быть привлечен к неограниченной субсидиарной ответственности, что в финансовом смысле уравнивает его с индивидуальным предпринимателем.

Субсидиарная ответственность учредителя и директора ООО по обязательствам юридического лица имеет свои особенности. В ситуации, когда организацией управляет наёмный генеральный директор, какая-то доля финансовых рисков переходит на него. Согласно статье 44 закона «Об ООО» руководитель в ответе перед обществом за убытки, причинённые его виновными действиями или бездействием.

Ответственность директора ООО по долгам возникает, если имеются такие признаки виновных действий или бездействия:

• совершение сделки в ущерб интересам управляемого им предприятия, исходя из личного интереса;
• сокрытие информации о деталях сделки или неполучение одобрения участников, когда такая необходимость есть;
• непринятие мер для получения информации, имеющей значение для сделки (например, не проверена добросовестность контрагента или не выяснены сведения о лицензировании деятельности подрядчика, если характер работ требует это);
• принятие решений о сделке без учёта известной ему информации;
• подделка, утрата, хищение документов общества и др.

В таких ситуациях участник вправе подать в отношении руководителя иск о возмещении причинённого ущерба. Если же директор докажет, что в процессе работы был ограничен распоряжениями или требованиями собственника, в результате чего бизнес стал убыточным, то ответственность с него снимается.

А как быть, если управляющим фирмой выступает собственник? Сослаться в таком случае на недобросовестного наёмного руководителя не получится. Наличие непогашенных задолженностей обязывает единоличный исполнительный орган принять все меры к их погашению, даже если владелец единственный, и на первый взгляд, ничьи интересы своими действиями не ущемляет.

Показательно в этом смысле определение Арбитражного суда Еврейской автономной области по делу № А16-1209, по которому с директора-учредителя взыскано 4,5 миллиона рублей. Имея фирму, которая много лет занималась тепло- и водоснабжением, в конкурсе на право аренды объектов коммунальной инфраструктуры он заявил новую компанию с тем же названием. В результате прежнее юрлицо осталось без возможности оказывать услуги, поэтому не погасило сумму ранее полученного займа. Суд признал, что неплатёжеспособность вызвана действиями владельца и обязал выплатить заём из личных средств.

ФНС России гордится высокой собираемостью налогов в казну. Не будем сейчас обсуждать правомерность методов работы налоговиков, просто признаем, что с ними шутки плохи. Это с частными кредиторами можно договориться о списании части долга или реструктуризации выплат, а с бюджетом критической будет уже сумма задолженности свыше 300 000 рублей.

Ответственность учредителя по долгам юридического лица перед государством тоже прописана в законе.

Статья 49 НК РФ: «Если денежных средств ликвидируемой организации недостаточно для исполнения в полном объеме обязанности по уплате налогов и сборов, пеней и штрафов, остающаяся задолженность должна быть погашена участниками указанной организации».

Если размер задолженности по налогам превышает 300 000 рублей, а срок погашения более 3 месяцев, то организация находится в зоне риска. Надо предпринять все меры для выплаты долга или заявить о признании ООО банкротом, иначе это сделает налоговая инспекция, но уже с требованием признать виновными руководителя и/или учредителей.

Попытки вывести активы из организации, чтобы не платить недоимку по налогу, тоже ни к чему хорошему не приведут. К примеру, в деле № А07-7955 арбитражный суд Республики Башкортостан привлек учредителей к субсидиарной ответственности при следующих обстоятельствах.

Общество, имея задолженность по налогам в сумме 675 тысяч рублей, перевело все свои активы в другую организацию, созданную этими же лицами. Участники полагали, что при отсутствии средств на уплату налога и признании общества банкротом обязательства юридического лица прекращаются. Однако налоговая инспекция, подав иск, доказала вину собственников компании в образовании недоимки и взыскала долг из их личных средств.

Конечно, привлечь учредителя ООО по долгам его компании сложнее и дольше, чем индивидуального предпринимателя, ведь процедура банкротства достаточно длительна. Однако у налоговых инспекторов появился ещё один инструмент взыскания – в рамках возбуждения уголовного дела по статье 199 УК РФ.

Так, в определении ВС РФ № 81-КГ14-19 суд признал ответственным руководителя и единственного владельца за неуплату НДС в крупном размере и подтвердил законность взыскания с физического лица ущерба государству в размере неуплаченной суммы налога. Это решение, по сути, стало судебным прецедентом, после которого все подобные дела рассматриваются проще и быстрее. Учредитель же, кроме обязанности выплаты самого долга, получает ещё и судимость.

С какого момента наступает ответственность учредителя за деятельность ООО? Как мы уже говорили выше, это возможно только в процессе банкротства юридического лица. Если организация просто прекращает свое существование, честно расплатившись со всеми кредиторами в процессе ликвидации, то никаких претензий к собственнику быть не может.

На защите интересов бюджета и других кредиторов стоит закон № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». В нём подробно приводится процедура проведения банкротства и привлечения к ответственности руководителей и собственников компании, а также лиц, контролирующих должника.

Под последними подразумеваются лица, которые хоть и не являются формально собственниками, но имели возможность давать указания руководителю или участникам компании действовать определённым образом. Например, одна из самых впечатляющих сумм по делу о привлечении к субсидиарной ответственности (6,4 миллиарда рублей) взыскана как раз с контролирующего должника лица, который не входил в состав фирмы и формально не руководил ею (Постановление 17-го арбитражного апелляционного суда по делу № А60-1260).

Подать заявление о признании юридического лица должником должен руководитель, но если он этого не сделает, то право начать процедуру банкротства имеют работники, контрагенты, налоговые органы. При этом сторона, подавшая иск, назначает выбранного арбитражного управляющего, а это имеет особое значение в привлечении владельца к обязательствам ООО.

Кроме того, для увеличения конкурсной массы истец вправе оспорить сделки, совершённые в течение года до принятия заявления о признании должника банкротом. В случае, когда сделка совершена по ценам ниже рыночных, срок оспаривания увеличивается до трёх лет.

В процессе рассмотрения дела о несостоятельности к судебным разбирательствам привлекаются директор, владелец бизнеса, выгодополучатель. Если суд признает связь между действиями этих лиц и неплатёжеспособностью, то взыскание в размере требований истца налагается на личное имущество.

Субсидиарная ответственность по долгам

Среди владельцев бизнеса бытует мнение, что субсидиарная ответственность – это что-то далекое, из области фантастки, и вероятность привлечения к ней практически равна нулю. Возможно, когда-то именно так все и было. Привлечение к субсидиарной ответственности собственников и руководителей компаний становится обычной практикой, а процедура привлечения к такой ответственности существенно упростилась.

Давайте разберемся, что такое субсидиарная ответственность учредителя (директора) и почему она вызывает такой интерес в последнее время.

Субсидиарная ответственность – это право взыскания неполученного долга с другого лица, если первое лицо не может его погасить.

Субсидиарную ответственность несут контролирующие лица, то есть лица, имеющие право определять действия компании, давать обязательные для исполнения указания или иным образом влиять на компанию. Это может быть любое лицо, которое фактически принимало решение по бизнесу и получало выгоду.

То есть к субсидиарной ответственности могут быть привлечены лица, контролирующие компанию-должника. Это не только директор и учредители, но и, например, финансовый директор и главный бухгалтер. Важно, что именно на установление реального выгодоприобретателя нацелены контролирующие органы, чтобы с него взыскивать реальный ущерб бюджету.

Главными «претендентами» на привлечение к субсидиарной ответственности являются генеральный директор и собственники компании.

Существует ошибочное мнение, что субсидиарная ответственность учредителя и директора наступает исключительно в рамках процедуры банкротства компании-должника. Это не так.

Субсидиарная ответственность при банкротстве – это только верхушка айсберга.

Взыскание налоговой недоимки с контролирующего лица налоговые органы могут также проводить:

1. В рамках статьи 45 Налогового кодекса РФ.

Речь идет о такой ситуации, когда долги по налогам возникают при неуплате сумм, заявленных в декларации или, что случается гораздо чаще, в результате доначислений по результатам выездных проверок.

Получив акт от налоговиков, или непосредственно в ходе проверки, собственники компании в срочном порядке сворачивают свою деятельность, переводят или распродают активы, открывают новые фирмы, на которые перезаключаются все договоры, переводят в них персонал. Компанию с долгами банкротят. Ликвидируют или сливают фирмы, через которые уменьшали налоги, обналичивали выручку. В надежде на то, что теперь налоговики не смогут ничего взять с компании-должника.

Еще несколько лет назад таким образом можно было избежать уплаты долгов перед бюджетом. Сейчас – практически нереально! Субсидиарная ответственность директора ООО (учредителя ООО) в данном случае практически неотвратима.

Особенность процедуры взыскания: налоговые органы доказывают факт перевода активов или деятельности на нового участника бизнеса.

2. В рамках статьи 1064 Гражданского кодекса РФ в связке с Уголовным кодексом РФ.

В данном случае, если сама компания не в состоянии расплатиться по налоговым долгам, налоговики подают гражданский иск по взысканию ущерба – налогового долга компании– с физлица.

Особенность процедуры: в рамках уголовного дела устанавливается вина, после чего через гражданский иск по взысканию ущерба с лица взыскивается налоговая задолженность. Даже если уголовное дело осталось без внесения приговора, например, прекращено по нереабилитирующим основаниям таким как истечение срока давности, налоговые орган все равно вправе предъявить гражданский иск. Важно отметить, что порог привлечения к уголовной ответственности является очень низким, а риск – весьма реальным. Лишение свободы до 2 лет грозит за уклонение от уплаты налогов в размере от 5 млн. руб., а за неуплату 15 млн. руб. и выше – до 6 лет.

Спасибо законодателям, – в порыве заботы о бюджете, они приняли поправки в закон «О банкротстве», расширяющие круг тех, кто может быть привлечен к субсидиарной ответственности (т.е. тех, с кого можно взыскать налоговую недоимку). Теперь если компания-должник не может рассчитаться с кредиторами своими силами, то к ответственности могут быть привлечены лица, контролирующие должника. К ним отнесены не только директор и учредители, но финансовый директор и главный бухгалтер, лица, действующие по доверенности, члены ликвидационной комиссии, родственники указанных выше лиц и лица, могущие повлиять на указанных лиц в силу своего должностного положения или другими способами. Получается – неограниченный список, который можно составить из собственников и ответственных сотрудников компаний их родственников или знакомых, обладающих в силу должностных или материальных достижений большими полномочиями.

Для этого любому из кредиторов достаточно подать в суд заявление о привлечении к субсидиарной ответственности.

Как изменилась субсидиарная ответственность и процедура привлечения к ней рассмотрим на примере.

Компания, занимающаяся ремонтом нежилых помещений, по результатам выездной налоговой проверки получила доначисления налогов на большую сумму, выплатить которую она никак не сможет (или не хочет). Доначисления получились, так как подрядчики, заявленные в документах, ликвидированы. Налоговики не смогли получить документы, подтверждающие сделки. Но они выяснили, что в фирме-подрядчике персонала не было, выручка поступала от компании-должника и тут же обналичивалась. И если раньше невозможность получить встречные документы трактовалась в пользу налогоплательщика, то теперь это трактуется в пользу налоговиков. Поскольку ИФНС заявляет: с учетом выявленных обстоятельств, сделки оформлялись только с целью снижения НДС и налога на прибыль.

1. ИФНС может трактовать действия ликвидированных фирм в свою пользу, даже если эти компании уже не существуют и первичные документы по ним предоставить невозможно.

Далее собственник, как уже говорилось, пытаясь сохранить бизнес, открывает новую фирму и переводит туда персонал, перезаключает действующие договоры с поставщиками и заказчиками.

Срочно, пока шла проверка, новой фирме продали строительную технику по явно заниженной цене.

Компания-должник продает за бесценок служебный автомобиль бизнес-класса брату директора.

Собственник выкупает у компании служебные помещения, но не перечисляет денег за него.

После получения крупного доначисления налогов, компания инициирует банкротство. Начинаются судебные заседания, в которых ИФНС принимает самое активное участие. Назначается конкурсный управляющий.

Налоговики инициируют вопрос о субсидиарной ответственности собственника и директора, как лиц, контролирующих компанию-должника, действия которых привели к банкротству. И получают решение суда о привлечении к ответственности должностных лиц, поскольку они не доказали, что совершенные ими действия не нанесли ущерба заявителю, а именно государству в лице ИФНС.

2. Теперь нет презумпции невиновности должностных лиц – субсидиарная ответственность по долгам ООО наступает, если они сами не докажут свою невиновность.

Другими словами, налоговики не должны доказывать, что контролирующие лица – директор и собственник – нарушили требования законодательства и нанесли ущерб компании. Должностные лица сами должны были собрать доказательства и отстаивать правомерность своих действий в суде.

Судом, по инициативе налоговиков, вновь созданная фирма признается соответчиком по долгам компании, поскольку утверждается, что создана она только с целью ухода от долгов первой компании.

3. Налоговики будут проверять все компании, которые банкротятся по собственной инициативе или по просьбе кредиторов.

Теперь о том, как инспекторы могут заставить нести субсидиарную ответственность всем своим личным имуществом в случае, если компания не расплатилась по долгам перед бюджетом.

Налоговики могут подать в арбитражный суд заявление о привлечении к субсидиарной ответственности бухгалтера, директора учредителя, или иных третьих лиц, в распоряжение которых были выведены активы. В том числе, по тем делам о банкротстве, которые сейчас находятся в производстве. Об этом написано в письме ФНС России № СА-4-18/16148@. Документ связан с принятием нового Федерального закона № 266-ФЗ с поправками в закон «О несостоятельности (банкротстве)».

Понятие КДЛ (контролирующее должника лицо) было и раннее, но сейчас появились дополнительные признаки, при наличии которых субсидиарная ответственность может быть возложена на КДЛ. Это может быть любой топ-менеджер, включая гендиректора, главного бухгалтера, стороннее третье лицо другой компании тоже может стать КДЛ, и на него могут возложить субсидиарную ответственность. Доказывать отсутствие статуса КДЛ и свою невиновность будет сам субсидиарный ответчик.

Итак, какие выводы можно сделать из анализа нововведений с точки зрения риска привлечения к субсидиарной ответственности:

1. Опасно работать в убыток, если взаимосвязанные компании на спецрежимах получают доход. Если компания «Ромашка» на общей системе налогообложения (ОСН) аффилирована с организациями на спецрежимах, то эта компания должна работать с прибылью. Если «Ромашка» работает в убыток, а компании, в которых аккумулируется прибыль, работают на спецрежимах, тогда схема автоматически будет объявлена незаконной. Всех участников этой схемы признают КДЛ, и все будут нести субсидиарную ответственность всем своим личным имуществом, если в результате доначислений эта группа компаний не расплатилась перед бюджетом.
2. Выводить активы теперь практически бесполезно. Если активы были выведены менее, чем за три года, при этом компания на ОСН была связана с обналичкой или работала в убыток, тогда эти активы с очень большой долей вероятности заберут в пользу государства.
3. Стали опасными сделки с недвижимостью компании-хранителя активов. Если компания, которая получила недвижимость, начинает сдавать ее в аренду той же компании, от которой получила эту недвижимость, то привлечь к субсидиарной ответственности тоже могут. Это не прямой вывод из закона, а такой вывод можно сделать по косвенным выводам, обобщая нормы законодательства и судебной практики. Отстаивать свою позицию придется в суде. Долго и дорого. Либо консультанты должны придумать новую схему легального сокращения налогового бремени, которая будет учитывать нововведения.
4. Операции с «дружественными» контрагентами стала крайне опасными. Использование таких поставщиков, которые закупают товар для всей группы компаний, а потом перепродают, теперь будет проблематичным.
5. Любая экономия на налогах в рамках группы компаний может быть признана незаконной. Теперь к договорам между компаниями в одной группе надо подходить еще более внимательно и продумывать все детали, чтобы они не могли быть признаны «не несущими бизнес-цели».
6. Субсидиарная ответственность учредителя и директора ООО базируется на «личных отношениях». К субсидиарной ответственности могут привлечь не только родственников, но и лиц, с которыми связывала военная служба, командировки, гражданская служба и т.п. То есть любые неформальные личные отношения могут служить основанием для признания одной из сторон КДЛ.
7. С самих себя долги по субсидиарной ответственности взыскать не получится. Если у компании есть аффилированные лица и задолженность перед ними, теперь нельзя взыскать долги в пользу аффилированного лица. Поэтому, если начат процесс банкротства, получить долги в свою же пользу практически невозможно.
8. Крайнего для субсидиарной ответственности будут искать по цепочке КДЛ. Если компания в стадии банкротства, то все лица компании и все КДЛ – физические лица, несущие субсидиарную ответственность, тоже банкроты, то налоговики будут выбирать, с кого лучше брать им деньги. У кого больше денег и с кого легче взять – с тех и будут взыскивать. А если денег взять не с кого, то будут искать дальше, следующих КДЛ тех, кто был «контролером» у обанкротившейся компании.
9. Критерии для признания КДЛ виновным. Представим ситуацию: налоговики пришли в компанию на ОСН, которая была связана с обналом, доначислили налоги, сама компания не может расплатиться по долгам перед бюджетом. Налоговики запускают процедуру банкротства, становятся основным кредитором этой компании. С компании взять уже нечего, и налоговики назначают отвечать за долги этой компании директора, учредителя, бухгалтера, финансового директора и т.д., – другими словами их назначают КДЛ. В каких случаях все эти люди будут нести субсидиарную ответственность? Вот четыре критерия, при которых применяется субсидиарная ответственность учредителя по долгам (и прочих лиц, признанных КДЛ):
• Из компании не очень чисто были выведены активы за истекшие три года.
• Отсутствуют бухгалтерские документы и полный бардак в учете. Как минимум, учредитель, директор и главбух несут субсидиарную ответственность всем своим личным имуществом.
• Налоговые требования составляют больше 50% реестра требований кредиторов. Или единоличный исполнительный орган (т.е. гендиректор) ранее был наказан в административном, уголовном или налоговом порядке. Субсидиарная ответственность директора и прочих КДЛ возникает автоматически.
• В ЕГРЮЛ или в едином федеральном реестре сведений о фактах деятельности юрлиц указаны недостоверные данные.
10. Презумпция привлечения к субсидиарной ответственности. Если состоялся вывод активов, то этого достаточно, чтобы КДЛ понес субсидиарную ответственность. Первая презумпция привлечения к субсидиарной ответственности. Итак, первая презумпция – это вывод активов. Сделки признавать недействительными не надо. Теперь сразу КДЛ объявляется виновным и несущим субсидиарную ответственность. Если суд это подтвердит, все совершенные компанией сделки, указанные налоговиками в иске, автоматически объявляются недействительными.

Если бизнес ведется через одно юридическое лицо, он становится очень уязвимым перед контролирующими органами. Одним решением об аресте расчетного счета или имущества компании, налоговые органы могут принести серьёзные неприятности.

Диверсифицируя риски посредством дробления бизнеса можно в значительной степени усложнить процедуру реального взыскания налогов. Но только грамотное дробление бизнеса может позволить в конечном итоге уйти от субсидиарной ответственности.

В то же время без профессионального консультанта все риски предугадать и исключить невозможно. Особенно последствия работы с фирмами однодневками и «обналичкой». ИФНС и Суды сейчас непримиримы в этом вопросе.

Для того чтобы исключить привлечение к субсидиарной ответственности, должностным лицам необходимо направить усилия, прежде всего, на скрупулезный сбор доказательств отсутствия условий, при которых неотвратимо наступает субсидиарная ответственность директора и учредителя по долгам компании.

Предостеречь собственника и директора от необдуманных действий, разработать план обоснованных мероприятий, которые позволяют сохранить бизнес, минимизировать финансовые потери и избежать субсидиарной ответственности поможет профессиональный налоговый консультант, привлеченный накануне проведения проверки или в ходе нее.

Мы не устаем напоминать о том, что государство в последние годы продолжает принимать жесткие меры против незаконных методов ухода от налогов. Как действовать в этих условиях повышенного риска, вам могут подсказать профессионалы, работающие в нашей компании. Они всегда найдут наиболее безопасные и одновременно законные способы снижения рисков доначислений, подходящие именно вашему бизнесу, и не допустят того, чтобы собственники или директор был привлечен к субсидиарной ответственности.

Субсидиарная ответственность при банкротстве

Статья 3 Федерального N 488-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" ввела существенные изменения в институт субсидиарной ответственности при банкротстве.

Первое, на что стоит обратить внимание - это возможность рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности после завершения дела о банкротстве должника. Ранее такая возможность отсутствовала.

Согласно нововведениям если соответствующие заявления поданы после завершения конкурсного производства, либо после того, как судом возвращено заявление о признании должника банкротом, или после того, как прекращено производство по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, заявление о привлечении к субсидиарной ответственности может быть подано в Арбитражный суд, который рассматривал дело о банкротстве.

На этом моменте стоит остановиться подробнее.

За рамками банкротства привлечение к субсидиарной ответственности фактически является, на наш взгляд, иском о возмещении убытков по правилам ст.15 ГК РФ, так как банкротства, как такового нет.

Остается открытым вопрос, каким образом будет истцом доказываться виновность руководящих лиц должника. Кто будет финансировать проведение процедуры финансового анализа бухгалтерской отчетности должника. А без этого, как представляется, будет весьма затруднительно доказать виновность действий руководящих органов для привлечения к субсидиарной ответственности.

Например, в рамках Дела № А12-20422 в Арбитражный суд Волгоградской области (далее - суд) поступило заявление ФНС России в лице МИФНС №10 по Волгоградской области о признании общества с ограниченной ответственностью «Ворошиловская Эксплуатирующая Компания» несостоятельным (банкротом). Производство по делу было прекращено в связи с отсутствием финансирования процедуры. Как представляется, по новым правилам уполномоченный орган в лице ФНС России в лице МИФНС №10 по Волгоградской области теперь может подать исковое заявление в тот же Арбитражный суд о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника по правилам ст.15 ГК РФ.

Как будет складываться судебная практика по таким искам и какую доказательную базу будут требовать суды, покажет время.

Нововведения разграничили основания привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственно по основаниям п. 2 и п. 4. ст. 10 Закона о банкротстве.

Ранее Закон о банкротстве предусматривал единый подход к рассмотрению заявлений по основаниям п. 2. и п. 4. ст. 10 Закона о банкротстве. Сейчас законодатель данные составы указывает в разных абзацах правовой нормы, тем самым подчеркивая их различия.

Круг лиц, которые могут обратиться в арбитражный суд, законодателем не изменился. Таким правом все так же обладают:

1. Конкурсный управляющий по своей инициативе;
2. Конкурсный управляющий по инициативе собрания кредиторов или комитета кредиторов;
3. Конкурсный кредитор;
4. Представитель работников должника;
5. Работник должника;
6. Бывший работник должника;
7. Уполномоченный орган.

Однако, при подаче заявления на основании пункта 2 ст. 10 Закона о банкротстве теперь необходимо учитывать, что бы задолженность перед соответствующими лицами образовалась после истечения срока, предусмотренного пунктами 2 и 3 статьи 9 Закона о банкротстве.

Исковое заявление о привлечении к субсидиарной ответственности по п.2 ст. 10 Закона о банкротстве теперь может быть подано в течение трех лет с момента, когда заявитель узнал или должен был узнать о наличии у него оснований, но не позднее трех лет с момента признания должника банкротом. Этот срок может быть восстановлен судом при наличии уважительных причин.

Ранее этот срок составлял один год.

Заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному пунктом 4 ст. 10 закона о банкротстве, может быть подано также не позднее трех лет со дня завершения конкурсного производства в случае, если лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало или должно было узнать о наличии соответствующего основания для привлечения к субсидиарной ответственности после завершения конкурсного производства и если аналогичное требование по тем же основаниям и к тем же лицам не было предъявлено и рассмотрено в деле о банкротстве. В случае пропуска этого срока по уважительной причине он может быть также восстановлен судом. При этом, какие-либо особенности в данном случае учитывать не нужно.

Нововведения коснулись и порядка рассмотрения обособленного спора о привлечении к субсидиарной ответственности.

Ранее дело о банкротстве могло быть приостановлено, если на момент рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному ч. 4. ст. 10 Закона о банкротстве, невозможно определить размер ответственности.

В настоящее же время дело может быть приостановлено не только по ч. 4. ст. 10 Закона о банкротстве, но и по другим основаниям.

При этом, изменения теперь обязывают арбитражный суд после установления всех имеющих значение для привлечения к субсидиарной ответственности фактов указывать в резолютивной части определения выводы о доказанности наличия оснований для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности и о приостановлении рассмотрения этого заявления до окончания расчетов с кредиторами либо до окончания рассмотрения требований кредиторов, заявленных до окончания расчетов с кредиторами.

Аналогичная обязанность возлагается теперь и на суд апелляционной инстанции в случае отмены определения суда первой инстанции об отказе в привлечении к субсидиарной ответственности.

Для возобновления дела о банкротстве после расчетов с кредиторами конкурсный управляющий одновременно с отчетом о результатах проведения конкурсного производства теперь должен направить в арбитражный суд ходатайство о возобновлении производства по рассмотрению заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, указав размер субсидиарной ответственности, подлежащей взысканию в пользу каждого лица, чьи требования остались непогашенными в связи с недостаточностью имущества должника.

Иными словами теперь арбитражный суд при разрешении вопроса о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности взыскивает недостающие суммы в пользу каждого кредитора, чьи требования остались неудовлетворенными в связи с недостаточностью имущества. При этом, арбитражный суд указывает в обязательном порядке очередность погашения требования каждого кредитора и выдает выдаются исполнительный лист или исполнительные листы по правилам пункта 5.6 ст. 10 Закона о банкротстве.

Кроме всего изложенного следует отдельно обратить внимание на положения нового пункта 5.8. Закона о банкротстве.

Указанная правовая норма определяет, что в случае возврата арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, кредитор, обратившийся с указанным заявлением, кредиторы в деле о банкротстве, производство по которому было прекращено, вправе обратиться с исковым заявлением о взыскании в свою пользу с лиц, указанных в пунктах 1 - 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (контролирующие должника лица), убытков, причиненных по их вине должнику, в сумме, не превышающей размера требований такого кредитора к должнику, при наличии оснований для возмещения убытков должнику, указанных в пунктах 1 - 3 статьи 53.1Гражданского кодекса Российской Федерации.

Т.е. новеллы Закона о банкротстве теперь дают прямую отсылку на положения ГК РФ и позволяют взыскивать убытки с контролирующих должника лиц убытки вне рамок дела о банкротстве.

Поводя итоги всему изложенному, следует отметить, что теперь законодатель существенно усилил ответственность контролирующих должника лиц, более детально регламентировал процессуальный порядок привлечения к субсидиарной ответственности. Данные меры направлены на борьбу с теневым бизнесом. Однако, не исключено, что могут пострадать добросовестные предприниматели.

К чему это приведет? Покажет время и судебная практика...

Субсидиарная ответственность руководителя

В течение последних нескольких лет наметилась активная и устойчивая тенденция к реформированию законодательства, регулирующего вопросы ответственности недобросовестных руководителей, — совершенствовались старые и появлялись новые инструменты правового воздействия на лиц, принимающих решения в компании. На сегодняшний день нормы различных отраслей права, регулирующие вопросы привлечения к ответственности владельцев и менеджмента бизнеса за неверные управленческие решения и ведение финансовой хозяйственной деятельности с нарушением закона, делают жизнь этих лиц весьма рискованной. Прежнее понимание об ограниченной размером уставного капитала ответственности собственников бизнеса уходит в прошлое.

Значительное число правовых проблем директоров связано с начислением налоговой недоимки. На сегодняшний день лицо, принимающее на себя обязанности топ-менеджера, должно четко понимать, что руководство компании, помимо бонусов, может получить и серьезные проблемы: имущественную ответственность и даже судимость. Спокойная жизнь не гарантирована в том числе и после закрытия компании. Фискальная система в России ориентирована на пополнение бюджета всеми возможными способами, поэтому, если не получится взыскать недоимку с самой компании, ее попытаются взыскать с руководителей и учредителей.

Вступили в силу изменения, внесенные в Федеральный закон № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) и ряд других нормативно-правовых актов сначала Федеральным законом № 488-ФЗ, а затем Федеральным законом № 266-ФЗ. Эти поправки изменили подход законодателя к регулированию вопросов ответственности по долгам юридического лица его менеджмента/учредителей и иных контролирующих лиц, обозначив задачу государства перенести ответственность перед кредиторами, в том числе за неуплату налоговой недоимки на недобросовестных директоров/учредителей компании и их личное имущество.

На практике прецеденты, когда владельцев компании привлекали к субсидиарной ответственности, были и ранее. Одной из первых ласточек стало дело уральского олигарха, владельца «Макси-Групп», начавшееся когда его привлекли к субсидиарной ответственности по обязательствам подконтрольной ему компании (постановление АС Уральского округа № Ф09-5639 по делу № А60-32798). Сейчас такая практика ширится.

Маловероятно, что конкретные физические лица могут погасить столь существенные суммы, и государство, скорее всего, понимает это. Полагаем, эти показательные дела призваны дисциплинировать других налогоплательщиков.

Напомним, субсидиарную ответственность несут контролирующие должника лица в размере всех непогашенных из-за недостаточности имущества юридического лица при банкротстве требований кредиторов.

Лица, которые могут быть признаны контролирующими должника, то есть реально управляющие деятельностью компании, закон определяет следующим образом.

Под контролирующим должника лицом понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий.

Из этой нормы следует, что в круг контролирующих должника лиц входят не только его руководитель и учредители, но и иные лица, имеющие возможность опосредованно влиять на решения должника: члены совета директоров, бывшие руководители/учредители и иные лица, имеющие связь с банкротом и возможность контролировать его действия. По закону арбитражный суд имеет право признать контролирующими должника лицами по любым основаниям (ч. 5 ст. 61.10 Закона о банкротстве).

Подать заявление о привлечении к субсидиарной ответственности могут (ст. 61.14 Закона о банкротстве):

• арбитражный управляющий;
• работник должника;
• налоговый орган;
• конкурсный кредитор (в том числе налоговая инспекция);
• кредитор по текущему требованию.

Применительно к делам с налоговой недоимкой логика закона такова. Во-первых, законодательство о банкротстве содержит презумпцию виновности лица, которое привлекается к ответственности. Иными словами, доказывать, что директор не виновен в совершении действий, которые привели к образованию недоимки, должен он сам.

Соответственно, в ситуации, когда директор сам принимал решения о сотрудничестве с фирмой-однодневкой (самая на сегодняшний день распространенная причина доначисления налоговой недоимки), подписывал договоры и бухгалтерскую отчетность, трудно найти аргументы отсутствия вины.

Также и в постановлении № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» Пленум ВАС РФ указывал, что недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом (фирмой-однодневкой и т.п.). При этом добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо, в том числе в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим законодательством. В связи с этим в случае привлечения юридического лица к публично-правовой ответственности (налоговой, административной и т.п.) по причине недобросовестного и (или) неразумного поведения директора понесенные в результате этого убытки юридического лица могут быть взысканы с директора.

Получается, что, если компания совершает сделку на заведомо невыгодных и/или с заведомо не способным исполнить обязательство лицом и в результате таких действий будет привлечена к налоговой или административной ответственности, понесенные убытки в размере доначисленных сумм налогов, пеней и штрафов могут быть взысканы с ее директора.

Во-вторых, в случае с субсидиарной ответственностью по налоговым долгам нет проблем с определением величины ущерба — он прописан в решении по итогам выездной налоговой проверки.

Таким образом, получается, что в подобных делах нетрудно найти основания для привлечения к субсидиарной ответственности по налоговым долгам компании ее руководителей: вина презюмируется, причинно-следственная связь и размер ущерба доказаны. Дальше дело техники — суду остается только удовлетворить заявление о привлечении директора к субсидиарной ответственности.

Особое внимание следует обратить на тот факт, что теперь Закон о банкротстве предусматривает возможность кредитора обратиться с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц самостоятельно, в том числе и после завершения процедуры банкротства или если дело прекращено в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве (п. 3 ст. 61.14 Закона о банкротстве), если докажет, что контролирующее должника лицо действовало недобросовестно, неразумно и не в интересах должника. Кредитор в этом случае подает иск о взыскании убытков в размере требований кредитора к должнику в суд, который рассматривал завершившееся банкротное дело (п. 2 ст. 61.19 Закона о банкротстве).

Обратиться с таким заявлением кредиторы могут в течении трех лет после завершения процедуры конкурсного производства, но не позднее десяти лет со дня, когда имели место действия и (или) бездействие, являющиеся основанием для привлечения к ответственности (п. 6 ст. 61.14 Закона о банкротстве). Раньше недобросовестный должник, руководствуясь положениями ст. 142 Закона о банкротстве, согласно которой долги, оставшиеся после завершения конкурсного производства, считаются погашенными, мог чувствовать себя спокойно после завершения процедуры банкротства компании и реализации ее активов. Сегодня контролирующие должника лица уже не могут чувствовать себя так же спокойно даже после ликвидации компании в связи с банкротством.

Определение Верховного суда РФ № 305-ЭС15-18099 по делу № А40-89736: Одно из знаковых дел — дело «Санрайз Тур Групп» о привлечении руководителя к субсидиарной ответственности в размере более 1 млрд. руб. по налоговым долгам юридического лица. Налоговая доказала, что налогоплательщик получил необоснованную налоговую выгоду, а затем в процедуре банкротства подала заявление о привлечении его руководителя к субсидиарной ответственности. Суд требование налоговой удовлетворил. Налогоплательщик не смог ни в одной инстанции доказать, что сумма насчитана не совсем правомерно — при ее расчете ни налоговая, ни суд не учитывали расходы, и теперь директор должен огромную сумму бюджету.

Отдельно остановимся на судьбе тех директоров, которые уже привлечены к субсидиарной ответственности. Напомним, что начал работать институт банкротства физических лиц. Казалось бы, лица, привлеченные к ответственности на серьезные суммы, могут обратиться к нему и избавиться от бремени долгов компании. Однако это не так. Закон о банкротстве содержит ряд исключений из общего правила о том, что долги банкрота считаются погашенными, в том числе правило о том, что требования о субсидиарной ответственности к физическому лицу погашенными не признаются (ст. 61.11 Закона о банкротстве).

После завершения расчетов с кредиторами гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина (далее — освобождение гражданина от обязательств).

Освобождение гражданина от обязательств не распространяется на требования кредиторов, предусмотренные п. 4 и 5 настоящей статьи, а также на требования, о наличии которых кредиторы не знали и не должны были знать к моменту принятия определения о завершении реализации имущества гражданина.

Требования кредиторов по текущим платежам, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, о выплате заработной платы и выходного пособия, о возмещении морального вреда, о взыскании алиментов, а также иные требования, неразрывно связанные с личностью кредитора, в том числе требования, не заявленные при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина, сохраняют силу и могут быть предъявлены после окончания производства по делу о банкротстве гражданина в непогашенной их части в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Правила пункта 5 настоящей статьи также применяются к требованиям:

• о привлечении гражданина как контролирующего лица к субсидиарной ответственности (глава III.2 настоящего Федерального закона);
• о возмещении гражданином убытков, причиненных им юридическому лицу, участником которого был или членом коллегиальных органов которого являлся гражданин (ст. 53 и 53.1 ГК РФ), умышленно или по грубой неосторожности;
• о применении последствий недействительности сделки, признанной недействительной на основании ст. 61.2 или 61.3 настоящего Федерального закона.

Действующая редакция Закона о банкротстве (подп. 5 п. 2 ст. 61.11) содержит совершенно новое основание привлечения к субсидиарной ответственности руководителя: если на дату возбуждения дела о банкротстве он не внес подлежащие обязательному внесению в соответствии с федеральным законом сведения либо внес недостоверные сведения о юридическом лице:

- в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц в части сведений, обязанность по внесению которых возложена на юридическое лицо (здесь речь может идти о том, что, например, не внесена запись о намерении обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве);
- в ЕГРЮЛ на основании представленных таким юридическим лицом документов (речь идет, к примеру, о том, что не исправлена запись о недостоверности адреса).

Необходимо обратить внимание, что об обязанности публиковать сведения на реестре юридически значимых сведений о деятельности юрлиц и предпринимателей забывают многие компании, а некоторые и вовсе не знают, что такая обязанность возложена на юрлица уже несколько лет, а ответственное за ее исполнение лицо — директор может легко стать субъектом для наказания.

Тем, кто считает эффективным вариантом избавления от ставшей нежелательной компании такие действия, как смена директора и учредителя на неизвестных лиц, офшоры, переезд компании в другой город, реорганизация и последующее бросание компании, которая имеет кредиторскую задолженность, рассчитывая, что ее ликвидируют в административном порядке сами налоговые органы (на основании ст. 21.1 Федерального закона № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», далее — Закон о госрегистрации), необходимо иметь в виду, что теперь кредиторам будет проще истребовать причитающееся, а риски возрастают многократно.

Если ситуация дойдет до уголовного преследования (например, будет возбужденно дело по ст. 199, 159 или 177 УК РФ), такие действия, как, например, смена директора, в уголовном праве трактуются однозначно как действия, направленные на уход от погашения кредиторской задолженности, и могут стать отягчающими вину обстоятельствами. Столь же негативно к подобным действиям относятся и арбитражные суды, рассматривая вопрос о привлечении собственников и руководителей бизнеса к субсидиарной ответственности в процедуре банкротства, и считают его свидетельствующим о наличии виновных действий должника при банкротстве.

Кроме того, бросание компании с долгами как способ ликвидации может быть чревато так называемой условной дисквалификацией (норма применяется - подп. «ф» п. 1 ст. 23 Закона о госрегистрации, введен Федеральным законом № 67-ФЗ).

В чем суть? Если лицо являлось директором брошенной компании или ее учредителем с долей участия более 50% и эта компания была ликвидирована как недействующее юридическое лицо, имеющее задолженность перед бюджетом, то при попытке зарегистрировать новое общество или стать руководителем или учредителем другого общества такое лицо получит отказ. Данное поражение в правах действует три года с момента ликвидации брошенной компании.

Аналогичные ограничения введены в отношении лиц, являющихся учредителями или руководителями компаний, о которых в ЕГРЮЛ внесены сведения о недостоверности сведений об их адресе или руководителе (что часто бывает с брошенными компаниями или с компаниями, имеющими номинального директора) — такие лица так же не смогут стать руководителями или учредителями новой компании.

Общие и самые распространенные случаи привлечения к субсидиарной ответственности:

Ситуация

Судебные решения

Директор не передал документы бухгалтерского учета арбитражному управляющему или передал, но в них содержится недостоверная информация

- постановление АС Дальневосточного округа № Ф03-2144 по делу № А73-684;

- постановление АС Северо-Западного округа по делу № А56-72339;

- постановление ФАС Северо-Западного округа № Ф07-224 по делу № А66-10924

Вред кредиторам причинен сделками должника, которые впоследствии признаны судом недействительными. Самый распространенный случай здесь — это вывод активов должника (их передача третьим лицам без должного встречного удовлетворения). Другой распространенный случай — директор совершал сделки с лицами (например, с фирмами-однодневками), которые привели к формированию налоговой недоимки

- постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу № А03-11273;

- постановление -ФАС Западно-Сибирского округа по делу № А27-12668;

- постановление АС Московского округа № Ф05-1554 по делу № А40-140844;

- постановление АС Уральского округа № Ф09-9765 по делу № А60-16176;

- постановление АС Уральского округа № Ф09-5428 по делу № А07-4656

Директор или ликвидатор не обратились вовремя с заявлением о банкротстве в суд

- постановление АС Восточно-Сибирского округа № Ф02-5951 по делу № А78-3518;

- постановление АС Волго-Вятского округа № Ф01-1165 по делу № А29-1659



Собственники бизнеса и руководители, которые считают, что могут избавиться от проблем старой компании, за которой числится налоговая недоимка, обанкротив ее и начав новый аналогичный бизнес, должны учитывать, что законодатель и правоприменитель такую практику пресекают.

Первой ласточкой в формировании судебной практики было дело ООО «Королевская вода» (постановление АС Московского округа № Ф05-12000 по делу № А40-28598), в котором изначально существовавшее ЗАО «Королевская вода» после налоговой проверки не смогло заплатить более 330 млн. руб. налоговой недоимки и перевело весь бизнес на вновь созданное ООО «Королевская вода». Налоговый орган признал компании взаимозависимыми через суд, который обязал заплатить доначисленные налоги новое юрлицо.

Каким образом налоговые долги взыскивают с взаимозависимых юридических лиц?

Такая возможность предусмотрена в ст. 45, 48, 105 НК РФ, которые позволяют даже при ликвидации или банкротстве юридического лица с налоговой недоимкой взыскать ее через суд с других обществ, признанных взаимозависимыми по прямым или косвенным признакам. Налоговый орган обращается в суд, который признает лиц взаимозависимыми в случае ликвидации или банкротства компании-должника, если видит, что собственники должника попытались перевести весь свой бизнес на другое, даже формально независимое юридическое лицо. Затем налоговую недоимку взыскивают с нового лица.

Подобная практика налоговых органов развивается весьма успешно. Признаками взаимозависимости признаются не только очевидные факторы — общие руководители/учредители, родственники в составе руководящих и иных органов.

Также начинают иметь значение и косвенные признаки взаимозависимости и подконтрольности юридических лиц:

• одни и те же поставщики/покупатели и сотрудники, одни и те же офис, сайт, телефон, адреса отправки электронной отчетности, товарные знаки и т.п.;
• перевод деятельности на другую организацию незадолго до ликвидации или во время выездной проверки;
• передача активов во время проверки;
• одинаковые условия работы с поставщиками/покупателями, перечисление выручки, причитающейся старому обществу, новому и др.

Взыскать налоговые долги возможно и с взаимозависимых физических лиц. Действуют нормы (абз. 8 и 9 подп. 2 п. 2 ст. 45, ст. 48 НК РФ), которые позволяют налоговым органам взыскивать недоимку с взаимозависимых физических лиц через суд при условии, что такие лица действовали согласованно с обществом и получали от общества денежные средства, активы и т.п. По сути, речь идет о реальных выгодоприобретателях (бенефициарах) бизнеса, в отношении которых будет выявлено, что они получали доходы от общества.

Наиболее распространенные статьи УК РФ, которые могут быть инкриминированы предпринимателям, это:

• ст. 199 УК РФ «Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией, и (или) страховых взносов, подлежащих уплате организацией — плательщиком страховых взносов». Эта статья распространяет свое действие не только на тех, кто уклоняется от уплаты налоговой недоимки, но и на тех, кто не платил сборы;
• ст. 199.1 УК РФ «Неисполнение обязанностей налогового агента»;
• ст. 199.2 УК РФ «Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов, сборов, страховых взносов»;
• ст. 159 УК РФ «Мошенничество». В том числе данная статья применяется к делам о незаконном возмещении НДC.

Помимо уголовного наказания за совершенные преступления, предприниматели могут еще и заплатить за преступление деньгами. Основываясь на позиции Верховного суда РФ, изложенной в Определении № 81-КГ14-19, налоговые органы активно предъявляют гражданские иски в уголовном процессе и взыскивают с директоров налоговую недоимку как ущерб, причиненный государству. Приговором суда виновным в совершении преступления, выразившегося в неуплате налога или незаконном его возмещении, признается конкретное физическое лицо, которое обязывают возместить ущерб, причиненный этим преступлением.

Надо также иметь в виду, что даже после завершения уголовного дела правоохранительные органы в течение двух лет имеют право подать в суд заявление и взыскать с директора суммы налоговых недоимок на таких же основаниях — как ущерб, причиненный бюджету налоговым преступлением (ст. 47 НК РФ, ст. 44 ГПК РФ), если его не взыскали в рамках уголовного дела.

Надо отметить, что борьба за максимальную пополняемость бюджета привела к тому, что политика государства в этом направлении стала затачиваться в отношении именно реальных бенефициаров бизнеса, а не менеджеров, которые выполняют свои обязанности номинально.

Новая редакция главы о субсидиарной ответственности в Законе о банкротстве впервые прямо упоминает термин «лицо, осуществляющее функции органа управления номинально» и указывает на основания для освобождения такого лица от субсидиарной ответственности или уменьшения ее размера.

Арбитражный суд вправе уменьшить размер или полностью освободить от субсидиарной ответственности лицо, привлекаемое к субсидиарной ответственности, если это лицо докажет, что оно при исполнении функций органов управления или учредителя (участника) юридического лица фактически не оказывало определяющего влияния на деятельность юридического лица (осуществляло функции органа управления номинально), и если благодаря предоставленным этим лицом сведениям установлено фактически контролировавшее должника лицо и (или) обнаружено скрывавшееся последним имущество должника и (или) контролирующего должника лица.

Таким образом, номинальное лицо сможет снять с себя ответственность и переложить ее на выгодоприобретателя бизнеса. Однако в отношении тех менеджеров, которые выполняли свою работу реально, эта норма вряд ли будет применима.

Ужесточение ответственности учредителей и топ-менеджмента за долги компании, законодательно закрепляемая возможность налоговых и правоохранительных органов пополнить бюджет не тем, так иным способом делает жизнь предпринимателей сложной. Поэтому важно следить за практикой применения новых законов, чтобы управленческие решения бизнеса были легальными, а личные риски управленцев и риски бизнеса были сведены к минимуму.

Определение КС РФ № 396-О: В одном деле предприятие не смогло заплатить недоимку, и налоговый орган возбудил процедуру банкротства. При этом в рамках уголовного дела было установлено, что собственник предприятия, не являясь юридически его руководителем, фактически контролировал деятельность предприятия и давал распоряжение номинальному директору и бухгалтеру о заключении фиктивных договоров и представлении налоговой отчетности с фиктивными показателями. На этом основании его признали виновным в уклонении от уплаты налогов этим предприятием. Суд, установив вину собственника и причинно-следственную связь между его действиями и ущербом, причиненным государству в связи с уклонением от уплаты налогов, постановил взыскать с него сумму недоимки. Собственник бизнеса обратился с жалобой в Конституционный суд РФ, однако, получил отказ в ее рассмотрении.

Субсидиарная ответственность должника

Пленум ВС РФ принял Постановление № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее – постановление № 53).

Полагаем, что этот документ можно с уверенностью признать практикообразующим для привлечения лиц к субсидиарной ответственности, поскольку ранее не существовало систематизированных правовых позиций высшей судебной инстанции по этой сфере общественных отношений.

Поскольку объем постановления № 53 велик, то тезисно перечислим, по нашему мнению, ключевые правовые позиции Пленума ВС РФ:

– даются критерии отнесения лиц к категории контролирующих: к таковым, в частности, могут быть отнесены лица, которые фактически влияли на хозяйственную деятельность должника: давали указания совершать определенные сделки, ухудшившие финансово-экономическое положение организации. При этом Пленум ВС РФ обращает внимание, что само по себе наличие родственных отношений или свойства с членами органов управления должника либо совершение обычных (ординарных) сделок в хозяйственной деятельности должника, либо работа на должности финансового директора или главного бухгалтера однозначно не указывает на то, что лицо является контролирующим;
– Пленум ВС РФ выделяет две категории руководителей: фактический и номинальный – по общему правилу они несут ответственность солидарно. Однако номинальный руководитель может уменьшить объем убытков, которые он должен возместить кредиторам должника – раскрыть информацию, которая неизвестна другим участникам гражданского оборотам, помочь установить фактического руководителя и местонахождение имущества должника, за счет которого могут быть погашены требования кредиторов;
– если должник имел несколько управляющих, то они несут ответственность солидарно за несвоевременную подачу заявления должника о банкротстве или уклонение от исполнения этой обязанности. Учредительным документом юридического лица не может быть предоставлено конкретному директору право по обращению в суд с заявлением должника;
– контролирующее должника лицо не подлежит привлечению к субсидиарной ответственности в случае, когда его действия (бездействие), повлекшие негативные последствия на стороне должника, не выходили за пределы обычного делового риска и не были направлены на нарушение прав и законных интересов гражданско-правового сообщества, объединяющего всех кредиторов. При рассмотрении споров о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности данным правилом о защите делового решения следует руководствоваться с учетом сложившейся практики его применения в корпоративных отношениях, если иное не вытекает из существа законодательного регулирования в сфере несостоятельности;
– независимо от того, каким образом при обращении в суд заявитель поименовал вид ответственности и на какие нормы права он сослался, суд применительно к положениям статей 133 и 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) самостоятельно квалифицирует предъявленное требование. При недоказанности оснований привлечения к субсидиарной ответственности, но доказанности противоправного поведения контролирующего лица, влекущего иную ответственность, в том числе установленную статьей 53.1 ГК РФ, суд принимает решение о возмещении таким контролирующим лицом убытков;
– кредитор, обладающий правом на присоединение к заявлению о привлечении к субсидиарной ответственности, поданному вне рамок дела о банкротстве, не реализовавший это право, утрачивает право на последующее предъявление требования к тому же контролирующему должника лицу по тем же основаниям (часть 5 статьи 225.16 АПК РФ), за исключением случаев, когда существовала объективная невозможность присоединения к первому требованию, например, кредитор не имел возможности присоединиться к первоначальному требованию ввиду того, что судебное решение, подтверждающее задолженность перед ним (или иной документ – для случаев взыскания задолженности во внесудебном порядке), не вступило в законную силу.

В постановлении № 53 приводятся также разъяснения по процессуальным аспектам рассмотрения обособленных споров по привлечению к субсидиарной ответственности, стимулирующих выплатах арбитражному управляющему, разграничиваются специальные банкротные и корпоративные основания для привлечения контролирующих лиц к ответственности.

Значимость рассматриваемых разъяснений не только в том, что они систематизируют и направляют правоприменительную практику по субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц (такого раньше не было), но толкуют новые нормы главы III.2 Федерального закона № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», которая поименована законодателем как «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве».

С полным текстом Постановления Пленума ВС РФ № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» можно ознакомиться на официальном сайте Верховного суда Российской Федерации.

Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности

Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности можно подать и в том случае, когда:

• конкурсное производство завершилось;
• суд вернул заявление о банкротстве;
• суд прекратил производство по делу о банкротстве из-за того, что имущества должника недостаточно, чтобы возместить судебные расходы на проведение банкротства.

Заявление нужно подавать в суд, который рассматривал дело о банкротстве. Такие правила устанавливает пункт 5 статьи 10 Закона о банкротстве.

Порядок рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, которое заинтересованное лицо подает после окончания конкурсного производства, зависит от оснований заявления и времени подачи.

Если уполномоченное лицо подает заявление до окончания конкурсного производства, то суд его рассматривает в рамках дела о банкротстве (п. 5.1, 5.4 ст. 10 Закона о банкротстве).

Если уполномоченное лицо подает заявление о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц после завершения конкурсного производства, то суд рассматривает его по правилам дел о защите прав и законных интересов группы лиц (п. 4, 5.5 ст. 10 Закона о банкротстве, гл. 28.2 АПК РФ).

К заявлению нужно приложить перечень лиц, которые заинтересованы в привлечении к ответственности контролирующих лиц. В противном случае суд оставит заявление без движения.

Такое заявление может подать помимо прочих и любой кредитор, то есть:

• конкурсный кредитор;
• кредитор по текущим обязательствам;
• кредитор, требования которого погашаются после требований реестра кредиторов.

Если уполномоченное лицо подает заявление о привлечении к субсидиарной ответственности в связи тем, что контролирующее лицо нарушило обязанность своевременно заявить о банкротстве, то суд рассматривает его по правилам искового производства. При этом должника к участию в деле не привлекают.

Такой порядок действует в случае, когда уполномоченное лицо подает заявление после того, как суд вернул заявление о банкротстве или прекратил производство из-за недостаточности средств (п. 5.7 ст. 10 Закона о банкротстве).

Увеличили срок, в течение которого можно обратиться с заявлением о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности. Раньше он составлял год, а теперь – три года со дня, когда суд признал должника банкротом.

После завершения конкурсного производства с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности по основаниям, которые предусматривает пункт 4 статьи 10 Закона о банкротстве, можно обратиться в течение трех лет, если о соответствующем основании стало известно после завершения конкурсного производства.

Суд восстановит пропущенный срок, если причина пропуска уважительна.

Такой вывод следует из пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве.

С заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц в рамках конкурсного производства могут обратиться:

• конкурсный управляющий;
• конкурсный кредитор;
• представитель работников должника, работник, бывший работник должника;
• уполномоченный орган.

Если в момент подачи заявления, а также в процессе рассмотрения дела невозможно установить конкретный размер ответственности, то суд рассматривает дело по существу и выносит определение. В нем он делает вывод о том, есть ли основания, чтобы привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих лиц.

Если такие основания есть, суд приостанавливает дело до окончания:

• расчетов с кредиторами;
• рассмотрения требований кредиторов, заявленных до окончания расчетов с кредиторами.

Такой вывод следует из пункта 5.1 статьи 10 Закона о банкротстве.

Срок субсидиарной ответственности

На практике часто возникает вопрос применения сроков исковой давности по различным категориям исковых требований. Особую актуальность в настоящее время представляет вопрос исчисления сроков по делам о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, как в делах о банкротстве, а также после прекращения конкурсного производства и признания должника банкротом.

Широкое распространение практика привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности получила после принятия Федерального закона N 266-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" (Далее – закон о банкротстве), в соответствии с которым Закон о банкротстве был дополнен главой III.2. «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве». В частности, указанной главой были установлены специальные сроки исковой давности по данной категории дел.

До вступления в силу Закона № 266-ФЗ, суды руководствовались статьей 10 «Ответственность должника и иных лиц в деле о банкротстве» Закона о банкротстве (утратила свою силу в связи с принятием закона 266-ФЗ), согласно п. 5 которой, заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 4 настоящей статьи, могло быть подано в течение трех лет со дня, когда лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом и открытия судом конкурсного производства.

Таким образом, срок исковой давности на предъявление иска к контролирующему лицу ограничивался тремя годами и такой иск не мог был быть предъявлен, если прошло три года со дня объявления должника банкротом. Новая редакция закона о банкротстве (Пункт 5 ст. 61.14 Закона о банкротстве в ред. ФЗ-266) также содержит указание на трёхлетний срок, который по нашему мнению является пресекательным.

Вместе с тем, начинает появляться практика расширительного толкования начала течения сроков давности по делам о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц. Самое интересное, что эта практика сформирована Судебной коллегией по Экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации по делу, где кредитором является Федеральная налоговая служба, а размер долга перед бюджетом составил более 8 млрд. рублей.

Определение Коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ № 302-ЭС14-1472. Обстоятельства спора: Одним из ответчиков по вышеуказанному делу (требование о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующего лица), являлся Абазехов Х.Ч - участник хозяйственного общества, долговые обязательства которого перед бюджетом сформировались примерно 10 лет назад от даты Определения Верховного суда РФ.

Конкурсный управляющий не обращался с иском о привлечении к субсидиарной ответственности Абазехова Х.Ч. в течение более чем трех лет с даты объявления должника банкротом и открытия конкурсного производства. Требования к участнику общества были заявлены конкурсным управляющим со ссылкой на то, что ему стало известно об этом именно в этот период.

Суды всех инстанций отказали в удовлетворении требования о привлечении к субсидиарной ответственности, сославшись на пропуск трехгодичного срока исковой давности (как на самостоятельное основание для отказа в иске) конкурсным управляющим, исчисляемого от даты открытия конкурсного производства, в порядке, установленном ст. 196 ГК РФ.

В том числе, в Постановлении АС Восточно-Сибирского округа по данному делу (№ А33-1677) содержится следующий вывод: «Таким образом, о наличии оснований для обращения в суд с заявлением о привлечении Абазехова Х.Ч. к субсидиарной ответственности на основании пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве первоначальный конкурсный управляющий узнал или должен был узнать с даты принятия Арбитражным судом Красноярского края решения о признании ООО «Инком» несостоятельным (банкротом).

Поскольку заявление о привлечении Абазехова Х.Ч. к субсидиарной ответственности подано конкурсным управляющим Рец М.Н., то есть по истечении трех лет с даты открытия конкурсного производства, суды пришли к правильному выводу о пропуске конкурсным управляющим срока, установленного статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации для обращения с заявлением о привлечении указанного лица к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении настоящего заявления».

Вместе с тем, конкурсный управляющий не согласился с отказом и обратился в коллегию Верховного суда Российской Федерации по экономическим спорам с требованием отменить, не законные, по его мнению, судебные акты, в том числе, не согласившись с пропуском срока исковой давности.

В результате рассмотрения жалобы по существу, Верховный суд Российской Федерации судебные акты по делу, которыми было отказано в удовлетворении требований о привлечении субсидиарной ответственности Абазехова Х.Ч, отменил, сославшись на следующие нормы:

«Согласно пункту 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности, по общему правилу, начинает течь с момента, когда действующий в интересах всех кредиторов арбитражный управляющий или кредитор, обладающий правом на подачу заявления, узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности – о совокупности следующих обстоятельств: о лице, контролирующем должника (имеющем фактическую возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия), неправомерных действиях (бездействии) данного лица, причинивших вред кредиторам и влекущих за собой субсидиарную ответственность, и о недостаточности активов должника для проведения расчетов со всеми кредиторами. При этом в любом случае течение срока исковой давности не может начаться ранее возникновения права на подачу в суд заявления о привлечении к субсидиарной ответственности (применительно к настоящему делу – не ранее введения процедуры конкурсного производства).

Таким образом, в Определении Верховный суд РФ указал, что трехлетний срок исковый давности пресекательным не является и может выходить за пределы трех лет после даты объявления должника банкротом. Фактически суд связал начало течения срока давности по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности, с датой подачи соответствующего заявления в суд. Хотя формулировка в определении суда противоречива, поскольку суд указал, что «При этом в любом случае течение срока исковой давности не может начаться ранее возникновения права на подачу в суд заявления о привлечении к субсидиарной ответственности (применительно к настоящему делу – не ранее введения процедуры конкурсного производства)». А на дату вынесения Определения ВС РФ три года с даты открытия конкурсного производства прошли, поэтому мотивы суда не совсем понятны.

Законом ФЗ-266 не установлены расширительные сроки исковой давности за пределами трех лет от даты объявления должника банкротом и открытия конкурсного производства. В законе появились дополнительные основания для привлечения к субсидиарной ответственности, а также установлен нижний предел срока, за которыми привлечение к субсидиарной ответственности контролирующего лица в принципе, невозможно.

Пункт 5 ст. 10 Закона о банкротств

Пункт 5 ст. 61.14 Закона о банкротстве

Заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 4 настоящей статьи, может быть подано в течение трех лет со дня, когда лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом.

Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, может быть подано в течение трех лет со дня, когда лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом (прекращения производства по делу о банкротстве либо возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом) и не позднее десяти лет со дня, когда имели место действия и (или) бездействие, являющиеся основанием для привлечения к ответственности.



Как мы видим из сравнения вышеуказанных норм Закона о банкротстве в редакциях «до» и «после», обе статьи указывают на трехлетний срок привлечения к субсидиарной ответственности, исчисляемый от даты начала конкурсного производства и объявления должника банкротом.

В более ранних редакциях Закона о банкротстве специальный срок и вовсе отсутствовал (применялся общий трехлетний срок), потом был установлен одним годом и дорос до трех лет.

Подробное разъяснение оснований применения указанных сроков дано в Постановлении Пленума Верховного суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее - Пленум).

Согласно пункта 58 Пленума, сроки, указанные в абзаце первом пункта 5 и абзаце первом пункта 6 статьи 61.14 Закона о банкротстве, являются специальными сроками исковой давности (пункт 1 статьи 197 ГК РФ), начало течения которых обусловлено субъективным фактором (моментом осведомленности заинтересованных лиц).

При этом, как сказано в п. 58 Пленума, данные сроки ограничены объективными обстоятельствами: они в любом случае не могут превышать трех лет со дня признания должника банкротом (прекращения производства по делу о банкротстве либо возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом) или со дня завершения конкурсного производства и десяти лет со дня совершения противоправных действий (бездействия).

Пунктом 59 Пленума установлено, что предусмотренный абзацем первым пункта 5 статьи 61.14 Закона о банкротстве срок исковой давности по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности, по общему правилу, исчисляется с момента, когда действующий в интересах всех кредиторов арбитражный управляющий или обычный независимый кредитор, обладающий правом на подачу заявления, узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности - о совокупности следующих обстоятельств: о лице, имеющем статус контролирующего, его неправомерных действиях (бездействии), причинивших вред кредиторам и влекущих за собой субсидиарную ответственность, и о недостаточности активов должника для проведения расчетов со всеми кредиторами (без выяснения точного размера такой недостаточности).

При этом в любом случае течение срока исковой давности не может начаться ранее возникновения права на подачу в суд заявления о привлечении к субсидиарной ответственности (например, ранее введения первой процедуры банкротства, возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом, прекращения производства по делу о банкротстве на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом).

По нашему мнению, трехлетний срок, установленный в Законе о банкротстве все таки является пресекательным. То есть, если кредитор не обратился с соответствующим требованием в течение трех лет с даты признания должника банкротом, такой срок восстановлен быть не может и в иске должно быть отказано если сторона заявила о пропуске срока. Расширительное толкование сроков давности (как в рассмотренном деле) не должно допускаться судами.

Рекомендуем также ознакомится с недавно опубликованным Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда N 09АП-56640 по делу N А40-122205/13, в котором суд назвал трехгодичный срок пресекательным.

«ООО "Фоллин-99" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. Указанное заявление было направлено в суд в электронном виде через систему подачи документов в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет".

В соответствии с абзацем 4 пункта 5 статьи 10 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" в редакции, действовавшей на момент подачи заявления, заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 4 настоящей статьи, может быть подано в течение одного года со дня, когда подавшее это заявление лицо узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом. В случае пропуска этого срока по уважительной причине он может быть восстановлен судом.

Указанная норма устанавливает пресекательный трехгодичный срок для подачи заявления о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности, который подлежит исчислению со дня признания должника банкротом. Исчисление заявителем указанного срока с момента опубликования решения суда в Единой информационной системе, является ошибочным.

Таким образом, учитывая, что решение о признании должника банкротом принято судом, Арбитражный суд г. Москвы пришел к обоснованному выводу о том, что обратившись в суд, заявитель пропустил трехлетний срок давности для подачи заявления о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

В соответствии с пунктом 2 статьи 199 ГК РФ истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске».

Солидарная и субсидиарная ответственность

В соответствии с гражданским законодательством РФ (ст. 322, 323 ГК РФ), при солидарной ответственности должника и поручителя кредитор вправе требовать исполнения как от солидарных должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. Кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, имеет право требовать недополученное от остальных солидарных должников. При этом солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью.

При субсидиарной ответственности, согласно ст. 399 ГК РФ, до предъявления требований к поручителю, который несет ответственность дополнительно к ответственности должника, кредитор должен предъявить требование к должнику. Если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено поручителю (лицу, несущему субсидиарную ответственность).

Таким образом, можно сделать вывод, что при:

• солидарной ответственности кредитор вправе требовать полного исполнения обязательства от любого из должников;
• субсидиарной ответственности кредитор вправе требовать исполнения обязательства от субсидиарного должника только в случае невозможности исполнения этого обязательства основным должником.

Нужно отметить, что два этих вида ответственности не являются взаимоисключающими (например, согласно ст. 75 ГК РФ участники полного товарищества солидарно несут субсидиарную ответственность своим имуществом по обязательствам товарищества).

Субсидиарная ответственность контролирующих лиц

Не секрет, что изменения, внесенные за последнее время, в законодательство о банкротстве, все больше заставляют руководителей компаний при принятии решений задумываться о потенциальной субсидиарной ответственности за такие решения, а налоговым органам, конкурсным управляющим, да и рядовым, даже миноритарным, кредиторам добавляют возможностей взыскать недоимку и задолженность соответственно.

К примеру, такие поправки отменяют презумпцию невиновности для директоров компаний-банкротов, что существенно расширяет зону ответственности контролирующих лиц должника, а также увеличивают минимальный период влияния "контролирующего лица" на деятельность компании до банкротства с двух до трех лет.

Если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, такое лицо несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника. При этом, пока не доказано иное, предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица. Привлечь к субсидиарной ответственности можно директора, учредителя, главного бухгалтера и других физических лиц, ответственных за деятельность должника. В Законе содержится термин - "контролирующее должника лицо.

То есть, скажем, ликвидация компании путем смены ее должностных лиц либо реорганизация в форме слияния или присоединения позволяет переложить ответственность на нового генерального директора или юридическое лицо с момента внесения соответствующего изменения в ЕГРЮЛ, но не освобождает от ответственности реального генерального директора и учредителя за действия, совершенные в период их руководства компанией. Или, к примеру, если компания с задолженностью перед бюджетом перешла в ведение нового исполнительного органа, то новый генеральный директор будет нести ответственность за погашение этого долга, но ответственность за создание задолженности несет тот генеральный директор, который руководил компанией в момент создания этого долга.

Основания для привлечения к субсидиарной ответственности могут быть как прямыми, так и косвенными. Например, ответственность директора как руководителя компании предполагает субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если документы бухгалтерского учета отсутствуют или не содержат информации об имуществе и обязательствах должника либо если указанная информация искажена. Кроме того, если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия нескольких контролирующих должника лиц, такие лица несут субсидиарную ответственность солидарно.

Верховный Суд РФ указывает на презумпцию наличия причинно-следственной связи между виновными действиями руководителя должника по неподаче заявления о банкротстве и вредом, причиненным кредиторам.

Помимо привлечения к субсидиарной ответственности, возможна дисквалификация: Налоговые органы вправе составлять протоколы об административном правонарушении за неисполнение судебного акта, которым контролирующее должника лицо привлечено к субсидиарной ответственности. Арбитражный суд по результатам рассмотрения таких протоколов сможет дисквалифицировать нарушителей на срок от шести месяцев до трех лет (ч. 8 ст. 14.13 КоАП РФ).

Теперь в Законе прямо сказано, что определять действия компании в силу должностного положения может не только руководитель, но и люди, замещающие должности главного бухгалтера или финансового директора. Это весьма существенное дополнение. Ведь раньше суды отклоняли попытки привлечения к субсидиарной ответственности, например, главного бухгалтера. Теперь же отвечать за отсутствие первички или за искажение отчетности могут как директор, так и главбух компании-банкрота.

Арбитражный суд вправе уменьшить размер или полностью освободить от субсидиарной ответственности лицо, привлекаемое к такой ответственности, если это лицо докажет, что оно при исполнении функций органов управления или учредителя (участника) юридического лица фактически не оказывало определяющего влияния на деятельность организации (осуществляло функции органа управления номинально), и если благодаря представленным этим лицом сведениям установлено фактически контролировавшее должника лицо, и (или) обнаружено скрывавшееся последним имущество должника и (или) контролирующего должника лица. Предоставление данной возможности номинальным руководителям финансово мотивирует их представлять суду доказательства, раскрывающие схему вывода имущества должника, подтверждающие наличие статуса контролирующего должника лицо у иного лица, а также сведения о его имуществе, что позволит впоследствии исполнить судебный акт о привлечении к субсидиарной ответственности. Кредиторы получают преимущество от того, что номинальные руководители, действуя в своих интересах (уменьшая размер субсидиарной ответственности), содействуют наиболее полному погашению долга (Письмо ФНС России N СА-4-18/16148@ (п. 6.1)).

Контролирующее же должника лицо, вследствие действий и (или) бездействия которого невозможно полностью погасить требования кредиторов, не несет субсидиарной ответственности, если докажет, что его вина в невозможности полного погашения требований кредиторов отсутствует. Такое лицо не подлежит привлечению к субсидиарной ответственности, если оно действовало согласно обычным условиям гражданского оборота, добросовестно и разумно в интересах должника, его учредителей (участников), не нарушая при этом имущественные права кредиторов, и если докажет, что его действия совершены для предотвращения еще большего ущерба интересам кредиторов.

Как избежать субсидиарной ответственности

В некоторых случаях долги организации могут взыскать с учредителя или руководителя. Казалось бы, столь неприятная процедура применима только в случае банкротства, а потому топ-менеджеры стабильных и процветающих компаний могут быть спокойны. Однако, не все так просто.

Не случайно в действующем законодательстве стали так широко применять понятие «контролирующее должника лицо», увеличивающее круг тех, кто может оказаться «под ударом». Кроме того, в последнее время прослеживается явная тенденция расширения границ субсидиарной ответственности, о чем свидетельствует вступивший в силу Федеральный закон Российской Федерации №488-ФЗ (далее - Закон №488-ФЗ).

Предупрежден – значит, вооружен. Разбираемся в тонкостях российского законодательства, чтобы рассказать о предупреждающих мерах и возможных последствиях субсидиарной ответственности.

Субсидиарная ответственность представляет собой дополнительную финансовую ответственность указанных лиц, в размере непогашенной задолженности компании перед кредиторами и уполномоченными органами, в том числе и налоговыми. При этом в группу риска попадают не только руководители, учредители, но и любые лица, которые могли совершать сделки от имени компании, давать указания или определять действия компании в силу каких-либо причин (п.3 ст.53.1 ГК РФ, п.1 ст. 61.10 «Закона о банкротстве») и факт наличия формально-юридических признаков аффилированности не играет существенной роли.

Контролирующие лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности и отвечать своим имуществом за долги компании в следующих случаях (Федеральный закон N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»:

• из-за невозможности полного погашения требований кредиторов вследствие действий/бездействия данного контролирующего лица (ст. 61.11 №127-ФЗ);
• за неподачу (несвоевременную подачу) заявления о несостоятельности должника (ст. 61.12 №127-ФЗ);
• за нарушение законодательства о несостоятельности (банкротстве) (ст. 61.13 №127-ФЗ).

Привлечение к субсидиарной ответственности возможно в течение трех лет с момента, когда кредитору стало известно о наличии на то оснований, но не позже трех лет с момента признания компании банкротом и исключение компании-должника из ЕГРЮЛ не является поводом забыть о долгах.

В связи с внесенными изменениями в законодательство доказать свою невиновность и избежать субсидиарной ответственности становится все труднее и сложнее.

Для снижения рисков привлечения к данному виду ответственности руководителям, учредителям и другим контролирующим лицам необходимо применять превентивные меры, например, такие как:

• избегать продажи активов организации по заниженной цене;
• не заключать заведомо невыгодные сделки с аффилированными лицами, фиктивные сделки;
• в случае утраты финансовых, бухгалтерских документов предпринимать активные меры по их восстановлению;
• проявлять должную осмотрительность и осторожность при выборе контрагентов;
• отслеживать просроченную задолженность на регулярной основе и предпринимать своевременные меры по ее устранению (погашать либо оспаривать).

Следует отметить, что в действующем законодательстве в отношении контролирующих лиц действует презумпция вины, и чтобы избежать привлечения к субсидиарной ответственности контролирующему должника лицу необходимо будет доказать:

1) отсутствие своей вины в причиненных убытках;
2) добросовестность и разумность в принятии управленческих решений;
3) отсутствие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) контролирующего лица и убытками компании, либо желание предотвратить вред большего масштаба.

Как правило в качестве документальных доказательств контролирующие лица предоставляют отчеты аудиторов, независимых оценочных организаций, документы подтверждающие факты хозяйственных операций и т.п.

Например, руководитель может доказать, что возникновение признаков неплатежеспособности в компании еще не является свидетельством его объективного банкротства и он пытался преодолеть возникшие обстоятельства в разумный срок, приложил для этого все необходимые усилия. В качестве документальных доказательств можно предоставить план финансового оздоровления компании, утвержденный, например, на внеочередном общем собрании участников общества.

Вышли очень подробные разъяснения Пленума Верховного Суда о том как на практике должны применяться внесённые Законом №488-ФЗ изменения в правовом регулировании ответственности за банкротство юридического лица (Постановление Пленума Верховного Суда РФ №53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»). В данных разъяснениях также описаны ситуации, в которых контролирующее лицо не подлежит привлечению к субсидиарной ответственности. Например, если действия (бездействие) контролирующего должника лица, повлекшие негативные последствия для должника, не выходили за пределы обычного делового риска и не были направлены на нарушение прав и законных интересов кредитора, то в этом случае субсидиарная ответственность на контролирующее лицо не возлагается.

Субсидиарная ответственность без банкротства

В этой статье мы прокомментируем недавно принятый закон за номером 488-ФЗ, которым вносятся изменения в ФЗ № 14-ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью”, в ФЗ № 129-ФЗ “О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей”, и в ФЗ № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”. Большая часть его статей вступают в силу и касаются расширения возможности заинтересованных лиц обращения с заявлениями в арбитражный суд с целью привлечения к субсидиарной ответственности, а также ответственности в виде взыскания убытков с руководителей и собственников (выгодоприобретателей) организаций. Кроме того, вышел обзор важнейших процедурных изменений в частях первой и второй статьи “Изменения в Законе о банкротстве по субсидиарной ответственности”.

В корпоративное законодательство – ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью” – Федеральным законом 488-ФЗ внесена статья 3.1 о возможности привлечения к субсидиарной ответственности лиц, ранее контролировавших деятельность общества, которое было принудительно ликвидировано налоговым органом в связи с отсутствием признаков действующего лица.

Сам термин “субсидиарная ответственность” и все основания для ее применения описывались ранее в указанной статье.

Данные изменения можно назвать кардинальными, поскольку любым заинтересованным лицам позволено подавать заявление о привлечении к субсидиарной ответственности участников и руководителей обществ. Правда, касается это только тех юридических лиц, которые были исключены из ЕГРЮЛ в связи с непредставлением отчетности и отсутствием движения денег по счетам в течение года до такого исключения.

Брошенные с долгами и ликвидированные регистрирующими органами компании теперь влекут риски для их бывших выгодоприобретателей.

Также, закон допускает увеличение срока ликвидации общества с 1 года до 1.5 лет по решению суда, при этом запрещает повторное (в случае отмены предыдущего решения) обращение с заявлением о добровольной ликвидации в течение 6 месяцев.

В ФЗ № 129-ФЗ “О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей” внесены следующие изменения.

В ЕГРЮЛ будет новая графа, содержащая сведения о процедурах банкротства организации. Такие сведения в регистрирующий орган будет направлять оператор Единого федерального реестра сведений о банкротстве (ЕФРСБ) не позднее 3-х дней с даты внесения их в ЕФРСБ.

Запрещена принудительная ликвидация компаний при наличии сведений об их банкротстве, либо при наличии обоснованных заявлений заинтересованных лиц о нарушении их прав ликвидацией общества. Следует отметить, что на практике такой подход действует уже давно, теперь он закреплен на законодательном уровне.

Федеральный закон N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” претерпел ряд внушительных изменений, особенно многим известная его статья 10.

Предусматривающая субсидиарную ответственность статья 10 дополнена изменениями в пункте 5 о возможности подачи и рассмотрения соответствующего заявления и после завершения конкурсного производства, а также при возвращении заявления о банкротстве либо прекращения банкротного дела в связи с отсутствием средств для финансирования процедуры.

Последнее основание – об отсутствии финансирования являлось очень распространенным для невведения судом процедур банкротства и теперь не является препятствием для привлечения лиц к субсидиарной ответственности, даже, при отсутствии банкротства общества как такового. Десятки и сотни заявлений кредиторов о банкротстве были возвращены заявителям ввиду недоказанности возможности финансирования будущих процедур банкротства. В итоге, все должники данных кредиторов получили возможность без каких-либо беспокойств оставить вопросы погашения долгов. Теперь эта порочная практика прекращается.

Заявление об ответственности контролирующих лиц в этом случае подается в трехлетний срок в тот же арбитражный суд, что и возвращал заявление о банкротстве или прекращал это дело. Допускает законодательство теперь и подачу искового заявления о взыскании убытков с виновных лиц в исковом производстве по тем же правилам.

Кроме того, предоставлено право подавать аналогичное заявление и работникам общества, правда только в процедуре конкурсного производства.

Заявление об ответственности за неподачу заявления о банкротстве может быть подано в течение 3х лет с момента возникновения соответствующей обязанности, но не позднее 3х лет с момента введения конкурсного производства.

В ситуации, когда суд по заявлению стороны устанавливает наличие оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но размер этой ответственности пока что определить не удается (пополняется конкурсная масса, идут расчеты с кредиторами), арбитражный суд по своей инициативе должен приостановить рассмотрение обособленного спора, а в резолютивной части определения указать на доказанность наличия виновных действий. Таким же образом должен поступить и отменивший определение суда об отказе в привлечении к ответственности апелляционный суд – указать в резолютивной части на наличие оснований для привлечения к ответственности и приостановить производство. Возобновляется производство на основании ходатайства конкурсного управляющего, где указывается и подлежащая взысканию денежная сумма.

После завершения конкурсного производства вправе по общим основаниям (ч. 4 ст. 10 Закона о банкротстве) подать заявление о привлечении к субсидиарной ответственности виновных лиц кредиторы:

• по текущим обязательствам;
• включенные во все очереди реестра требований кредиторов;
• зареестровые кредиторы.

Как мы видим, Федеральный закон №488-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” позволил наравне с конкурсными кредиторами обращаться с заявлениями к виновным лицам, в том числе и после завершения процедуры конкурсного производства, кредиторам по текущим обязательствам и тем кредиторам, чьи требования учтены для погашения за счет оставшегося после всех других кредиторов имущества.

Исполнительный лист на взыскание субсидиарной ответственности должен содержать не только размер выплачиваемой каждому кредитору суммы, но и ее очередность относительно иных кредиторов. Теперь аффилированные виновным лицам структуры не смогут просто выкупить долги (субсидиарная ответственность, убытки) с торгов, т.к. взыскателями будут указываться конкретные кредиторы.

Далее, взыскание задолженности по субсидиарным долгам или убыткам будет продолжаться после завершения процедуры банкротства группой кредиторов. Т.е. выгодоприобретатели должника останутся сами должниками на неопределенный срок.

Подытожим основные вносимые Федеральным законом №488-ФЗ изменения:

• появилось право предъявлять требования к контролирующим компанию лицам после завершения ее деятельности, но только в результате принудительной ликвидации;
• принудительная ликвидация предприятий запрещается, если в ЕГРЮЛ есть запись о банкротстве или в налоговый орган предъявлено заявление заинтересованного лица;
• заявление о привлечении к субсидиарной ответственности можно подать как после завершения процедуры банкротства, так и вне данной процедуры, если в ее введении было ранее отказано или было прекращено производство;
• заявление о привлечении к субсидиарной ответственности может быть подано любым видом кредиторов: реестровый, зареестровый, текущий, работник;
• по общему правилу заявление о привлечении к субсидиарной ответственности и взыскании убытков подаются в течение трех лет с момента как лицо должно было узнать или узнало о наличии соответствующих оснований;
• гражданско-правовое преследование виновных в банкротстве или перед кредиторами лиц, сами кредиторы смогут инициировать и осуществлять в рамках исполнительного производства и после завершения банкротных процедур.

Субсидиарная ответственность кредитора

Словосочетание «субсидиарная ответственность» за последние несколько лет прочно закрепилось в сознании и даже подсознании собственников бизнеса и их «приспешников». При этом «субсидиарка» ассоциируется прежде всего с банкротством - затяжной и дорогостоящей процедурой. Однако на сегодняшний день привлечь контролирующее должника лицо (директора, участника и др.) к субсидиарной ответственности по долгам такого должника можно и в упрощенном режиме - минуя банкротство. Для этого достаточно получить определение суда об отказе в возбуждении процедуры или об её прекращении, например, если нет средств на её финансирование.

Но субсидиарная ответственность по долгам ООО на сегодня не ограничивается процедурой банкротства организации.

Привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности можно и в случае исключения организации-должника из ЕГРЮЛ как недействующего. Данное правило распространяется только на общества с ограниченной ответственностью.

Исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в пунктах 1 - 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества.

Юридическое лицо исключается из ЕГРЮЛ как недействующие, если:

• в течение предшествующих 12 месяцев не сдавало отчетности и не осуществляло никаких операций по своим банковским счетам;
• в течение шести месяцев в отношении организации в ЕГРЮЛ «висела» запись о недостоверности сведений о ней;
• организацию невозможно ликвидировать ввиду отсутствия средств на осуществление ликвидации.

Это как раз та быстрая и бесплатная «ликвидация», на которую рассчитывали многие, прекращая отчитываться по деятельности ненужного юридического лица.

Сейчас после исключения ООО из ЕГРЮЛ, согласно п.п. 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО», кредиторы могут идти в суд с требованиями напрямую к директору, участнику или иному лицу, контролировавшему «брошенную» компанию.

Это связано с тем, что субсидиарная ответственность распространяется на следующих лиц:

• единоличных исполнительных органов ООО и иных лиц, которые уполномочены выступать от его имени;
• членов коллегиальных органов;
• иных лиц, которые имеют фактическую возможность определять действия ООО, в том числе давать обязательные для исполнения указания руководителям организации.

В последней группе оказываются участники ООО, с привлечением которых к субсидиарной ответственности по рассматриваемому основанию ясность более-менее присутствует. Они точно относятся к категории лиц, способных давать обязательные для директора указания.

Меньше ясности в процедуре привлечения к субсидиарной ответственности «иных контролирующих лиц». Да, закон позволяет предъявлять требования и к ним, но здесь, скорее всего, возникнет сложность для кредитора в доказывании фактов их преобладающего статуса в организации. Тем более в той, которая исключена из реестра. Подобные факты можно установить, например, путем проведения опросов сотрудников, которые бы засвидетельствовали, кто, действительно, руководил компанией. Но вряд ли рядовые кредиторы обладают доступом к подобной информации. Очевидно, что процесс доказывания факта контроля у «иных» лиц будет для кредитора весьма затруднительным.

При этом закон в качестве субсидиарных ответчиков указывает тех лиц, именно по вине которых не исполнено конкретное обязательство Общества. Вполне возможна ситуация, когда обязательство было не исполнено по вине одного директора, а при исключении из Реестра эту должность в компании занимало уже другое лицо.

Рекомендации для кредиторов здесь следующие:

• в первую очередь в качестве соответчиков указывать директора/участников, которые были указаны в ЕГРЮЛ в момент исключения из него компании, поскольку в соответствии с указанной нормой факт исключения компании из ЕГРЮЛ означает отказ основного должника от исполнения обязательства и, как следствие, вину последних руководителей компании в этом, а, следовательно, их субсидиарную ответственность;
• также можно указать директора/участников должника в момент неисполнения его обязательства. Однако, доказывая виновность указанных лиц, кредитору придется приложить существенные усилия, в первую очередь потому, что презумпции их вины в данной ситуации в законодательстве нет.

В качестве итога напрашивается следующий очевидный вывод: в текущих условиях велика вероятность того, что, передав «бразды» правления номиналам, которые и будут значится в компании в момент её исключения из ЕГРЮЛ, реальные собственники должника все равно имеют высокие шансы быть привлеченными к субсидиарной ответственности по долгам компании. В первую очередь на них укажут сами «номиналы», вряд ли желающие нести чужую ответственность.

Полезность данной нормы для добросовестных кредиторов сложно переоценить.

Изначально было сложно спрогнозировать, как суды на неё отреагируют. Однако сегодня уже очевидно, что судебная практика начала складываться. Это подтверждает одно из первых решений судов по делу, в котором директора недействующего ООО привлекли к субсидиарной ответственности по обязательствам юридического лица.

Суть дела заключается в следующем. Физическое лицо (ФЛ) обратилось к ООО за оказанием услуг по приобретению недвижимости, предварительно эти услуги оплатив. Но ООО своих обязательств не исполнило. ФЛ просудило задолженность ООО и получило исполнительный лист.

Однако в ходе исполнительного производства ООО было исключено из ЕГРЮЛ как недействующее. Гражданка, ссылаясь на указанную норму, обратилась в суд с требованием о взыскании долга уже непосредственно с директора, который также был единственным участником. Обе инстанции требования физического лица удовлетворили.

Примечательно, что суды исходили из того, что доказательством недобросовестности и неразумности действий директора стал факт неподачи заявления о банкротстве ООО, когда стало ясно, что оно не сможет расплатиться по своим долгам.

Не будет преувеличением сказать, что значительное количество недействующих юридических лиц всегда имеют долги, которые не могут оплатить. То есть суд фактически определил, что уже сам факт наличия непогашенной задолженности на момент исключения ООО из ЕГРЮЛ, является неразумным и недобросовестным поведением контролирующих должника лиц.

Интересно, что в вопросе о применении новой нормы корпоративного законодательства суды общей юрисдикции опередили арбитражные суды, что случается крайне редко. Более того, Арбитражный суд Свердловской области вовсе хотел освободить арбитражную юрисдикцию от данных споров: Определением по делу №А60-47830 прекратил дело о привлечении к субсидиарной ответственности по п. 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО» в связи с его подведомственностью судам общей юрисдикции. Однако апелляционная инстанция вернула дело Арбитражному суду на новое рассмотрение.

В постановлении 17 ААС в качестве основания для отнесения дела к арбитражной подведомственности указано то, что субсидиарная ответственность основана на действиях директора (участника и др.), «определяющих экономическую деятельность ООО, и основано на положениях Закона об обществах с ограниченной ответственностью». Такая формулировка полностью отстраняет суды общей юрисдикции от подобных дел.

Однако, полагаем, что надо рассматривать контекст принятых решений. В случае арбитражных судов, обязательство, которое привлекло к судебному спору, происходило из договора между двумя ООО, который носил предпринимательский характер. Соответственно, в таких условиях, даже если требования предъявляются к физическому лицу, спор явно связан с экономической и предпринимательской деятельностью.

Московские суды общей юрисдикции рассматривали спор, который был основан на договоре между ООО и физическим лицом-потребителем.

Поэтому, полагаем, вопрос о подведомственности определяется именно правовой природой обязательства, которое стало основанием для субсидиарной ответственности.

Данный вывод соотносится с положениями самой рассматриваемой нормы, которая указывает, что «факт исключения компании из реестра означает отказ основного должника (т.е. Общества) от исполнения своих обязательств». Поскольку основное обязанное лицо свои обязательства не исполнило, «включается» субсидиарная ответственность других лиц, к которым нужно предъявить судебные иски в общем порядке, установленном процессуальным законодательством (в зависимости от субъекта и/или особенностей правоотношений).

Соответственно, если субсидиарная ответственность возникла, например, в результате неисполнения ООО договоров:

• с физическим лицом – дело будут рассматривать суды общей юрисдикции;
• с юридическим лицом или ИП – арбитражные суды.

Требования каждого из кредиторов к одному или нескольким контролирующим лицам «брошенного» ООО, которые предъявлены на основании п. 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО», носят самостоятельный характер и будут рассматриваться в отдельных судебных производствах, с возложением на каждого кредитора обязанности по доказыванию вины субсидиарных ответчиков. Точно так же, как каждое обязательство к основному должнику рассматривается в отдельном производстве, только если нет оснований для объединения дел. Вероятно, право рассматривать подобные дела сохранится у обеих юрисдикции в зависимости от обстоятельств. Однако более четкое разграничение покажет дальнейшая судебная практика.

Пункт 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО» принимает активные попытки «начать работать». Однако пока вопросов больше, чем ответов. Основной из них: - как кредитору найти действительно виновное в неисполнении обязательства лицо и/или доказать статус фактических управленцев у неких субъектов в отношении организации, которая исключена из реестра. Сбор доказательств здесь пока представляется героическим подвигом с иллюзорным результатом.

С учетом озвученных сомнений наиболее реалистичным вариантом остается предъявление требований последним указанным в ЕГРЮЛ лицам в надежде, что под угрозой личных имущественных потерь они укажут на реальных собственников компании. Наиболее результативный вариант, как показывает практика, - при совпадении участника и директора исключенного должника.

При этом в зависимости от правовой природы неисполненного обязательства спор о привлечении к ответственности может быть рассмотрен как судами общей юрисдикцией, так и арбитражными судами. Однако, более четкое понимание будет только после того, как на эту тему выскажется Верховный суд РФ.

Очевидно одно - просто так бросить компанию уже не получится, даже без банкротства это может привести к имущественной ответственности контролирующих лиц. Выйти из убыточного бизнеса стало еще сложнее.

Основания субсидиарной ответственности

Одна из основных задач в процессе создания нового субъекта бизнеса — выбор его организационно-правовой формы. Подбирая приемлемую для себя форму, следует обратить особое внимание на вопрос материальной ответственности учредителей на случай банкротства. С этой точки зрения наиболее безопасной формой хозяйственной деятельности на случай финансовых сложностей будет ООО, поскольку его акционеры практически не сталкиваются с субсидиарной ответственностью. Согласно статье 2 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» №14-ФЗ, они несут ответственность исключительно в размере, ограниченном их долями в уставном капитале организации.

Исполнительный орган ООО (генеральный директор, директор) тоже не может привлекаться к субсидиарной ответственности по долговым обязательствам общества, потому что все сделки и иные действия он совершает не от своего имени, а от имени общества. Следовательно, права и обязанности по сделкам приобретает тоже общество, а не исполнительный орган.

Этот факт объясняет большую популярность ООО на просторах Российской Федерации.

В Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» были внесены серьезные коррективы, затрагивающие обязательства лиц, осуществляющих контроль над должником. В соответствии с этими изменениями, значительно расширен круг совершенных должником сделок, которые могут быть признаны недействительными, а также внедрена субсидиарная ответственность в процессе банкротства. Субсидиарная (вспомогательная) ответственность — это поручительство учредителя, руководителя или другого лица, оказывающего влияние на принятие решений, своими личными денежными средствами и имуществом перед кредиторами и бюджетом в размере, составляющем всю задолженность компании, когда основной ответчик не может оплатить долг. Оно является дополнительным, усиливающим защиту интересов кредитора.

В разрезе изменений в «Законе о несостоятельности (банкротстве)» введено такое понятие, как »подозрительная сделка». Критерием подозрительности является значительное отличие условий и цены сделки от аналогичных сделок в худшую сторону для должника. Таковой может считаться сделка, заключенная не позднее одного года до принятия заявления о банкротстве. Под подозрительными подразумеваются сделки, совершенные с целью нанесения вреда имущественным правам кредитора в течение трех лет до и после принятия заявления о банкротстве.

К ответственности субсидиарного характера можно привлечь:

• руководителей должника;
• членов исполнительного органа должника;
• учредителей (участников) должника;
• унитарного предприятия — собственника имущества должника;
• членов совета директоров должника;
• председателя ликвидационной комиссии должника;
• управляющую компанию должника;
• иных контролирующих должника лиц.

Контролирующим лицом считается юридическое или физическое лицо, которое имело полномочия давать банкроту распоряжения, обязательные для исполнения, или другим образом оказывало влияние на хозяйственную деятельность должника на протяжении не более чем двух лет до даты подачи заявления о банкротстве. Если ответственность наступает по отношению к нескольким контролирующим лицам, то отвечают они солидарно.

Право предъявления иска о привлечении к ответственности за преднамеренное банкротство законодательно закреплено только за конкурсным (внешним) управляющим. Однако на основании п. 3 ст. 56 ГК РФ такой иск может быть предъявлен и другими кредиторами в том случае, если виновные не были привлечены конкурсным управляющим к субсидиарной ответственности.

Порядок привлечения к субсидиарной ответственности:

1. Арбитражный управляющий расследует обстоятельства банкротства согласно п. 3 и 4 ст.10 ФЗ № 127.
2. После признания банкротом, составления реестра требований кредиторов и реализации имущества должника управляющий вправе подать иск о привлечении к субсидиарной ответственности лиц, виновных в этом. Конкурсный управляющий также может ходатайствовать перед судом о назначении экспертизы, направленной на выявление признаков преднамеренного и фиктивного банкротства. В ходатайстве конкурсный управляющий обязан указать вопросы к эксперту, сформулированные на основании п. 4 ст. 10 ФЗ № 127, и кандидатуру эксперта.
3. Если кредитор считает, что управляющий не может выявить обстоятельства, предусмотренные п. 3 и 4 ст. 10 ФЗ № 127, он может ходатайствовать в суде о проведении мероприятий по установлению указанных обстоятельств. Положительное заключение эксперта дает право кредитору требовать от управляющего подать иск с последующим обжалованием его действий в процессе ведения процедуры банкротства или право на представление отдельного иска на основании п. 3 ст. 56 ГК РФ.

Если арбитражный суд вынес решение о субсидиарной ответственности учредителя или руководителя компании-должника, эти лица будут отвечать за долги всеми собственными финансовыми и имущественными средствами за долги кредиторам.

Действующим законодательством предусмотрено несколько случаев субсидиарной ответственности генерального директора, акционеров и других участников ООО.

Условия и основания наступления субсидиарной ответственности содержатся в следующих нормативных актах:

• Ст. 3 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» гласит, что в случае банкротства по вине участников общества или других лиц, уполномоченных давать обязательные для исполнения распоряжения или иным образом влиять на его деятельность, на вышеуказанных лиц может быть возложена ответственность субсидиарного характера по их обязательствам в случае недостатка имущественных средств.

Возможность привлечь участника ООО к субсидиарной ответственности по такому основанию существует только в случае одновременного наличия следующих условий:

• наличие у участника общества (ответчика) права давать распоряжения, обязательные для исполнения должником, либо иным образом влиять на его деятельность;
• совершение участником общества (ответчиком) действий, указывающих на использование его права давать распоряжения, обязательные для исполнения должником, либо иным образом влиять на его деятельность;
• присутствие причинно-следственной связи между тем, что участник общества (ответчик) использовал свои права и возможности по отношению к должнику, а общество-должник предпринял действия (бездействие), приведшие к его несостоятельности (банкротству);
• присутствие вины участника общества (ответчика) в банкротстве должника.
1. Федеральный закон № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», ст. 10 ч. 2, предусматривает субсидиарную ответственность руководителя организации-должника за неподачу заявления о банкротстве в сроки и в случаях, предусмотренных законом. Вместе с тем руководитель должника отвечает субсидиарно исключительно по тем обязательствам, которые возникли по истечении сроков подачи такого заявления.
2. Ст. 10 ч. 4 вышеупомянутого закона гласит, что лица, контролирующие должника, несут солидарную субсидиарную ответственность по финансовым обязательствам должника с момента прекращения расчетов по требованиям о возмещении вреда, причиненного исполнением указаний контролирующих лиц или исполнением текущих обязательств в случае недостатка его имущества.
3. Ст. 10 ч. 5 того же закона определяет субсидиарную ответственность руководителя должника по его обязательствам, если бухгалтерские документы и отчетности общества-должника отсутствуют, искажены или не содержат информацию об обязательствах и имуществу должника на момент введения наблюдения или признания должника банкротом.

На основании ст. 15 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» в том случае, когда оплата долей осуществлялась не денежными средствами, участники общества совместно с независимым оценщиком солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам общества в сумме, равной завышению стоимости имущества. Она имеет силу в течение трех лет с момента регистрации общества или внесения изменений относительно увеличения уставного капитала в устав общества.

Согласно ст. 19 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» участники общества несут солидарную субсидиарную ответственность при недостаточности имущества в случае, если в течение трех лет с момента увеличения уставного капитала за счет дополнительных вкладов такие вклады не были фактически внесены.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что процессы, происходящие внутри компании и вокруг нее, особенно связанные с кредиторами, необходимо всегда тщательно отслеживать. Важно своевременно начать процедуру банкротства, не допустив перехода инициативы в руки кредиторов.

Взыскание субсидиарной ответственности

Объявление субответственности в случае банкротства предприятия, происходит не автоматически, а лишь при соответствии определенным условиям.

Для генерального директора, учредителей или председателя ликвидационной комиссии такими условиями будут:

• противозаконное нарушение своих обязанностей и прав третьих лиц;
• доказанная вина нарушителя;
• наличие убытков или вреда;
• четкая связь между противоправной деятельностью нарушителя и негативными последствиями.

Статья 400 Гражданского кодекса РФ рассматривает вопрос ограничения ответственности. Субсидиарным должникам будет интересно узнать, что законодательством установлены ограничения по отдельным видам обязательств, упрощающие схему выплат и увеличивающие надежность имущественного оборота. Такие лимиты могут касаться причин, по которым убытки не могут быть возмещены вообще, компенсации только реального ущерба или его части. Закон устанавливает льготные условия восполнения убытков и для предприятий энергоснабжения, связи и перевозочной деятельности.

Законодательно различаются два вида субответственности, которая может быть договорной или внедоговорной. В первом случае необходимым условием будет подписание специального договора, который устанавливает условия наступления этой обязанности. Для внедоговорной ответственности никаких договоров не требуется – законодательство уже определило эти критерии.

Самый распространенный пример договорной ответственности – удовлетворение требований кредиторов в ситуации, когда первоначальный должник отказывается от этого. При этом важен сам факт отказа (или отсутствия ответа в установленный срок) для того, чтобы требование о выплате распространилось и на поручителя. На данном этапе не имеет значения, может ли основной должник самостоятельно расплатиться (есть ли у него необходимое имущество и т.д.). Поручитель вовлекается в юридический процесс, в ходе которого определится, кто будет нести нагрузку по исполнению обязательств.

Рассматривая внедоговорную форму, сразу обращаешь внимание, что она затрагивает совершенно разные ситуации – банкротство компаний и родительскую ответственность. Объединяющим принципом, собравшим вместе эти разные случаи, будет отсутствие необходимости в юридическом закреплении обязанностей дополнительного ответчика (с помощью договора и др.), которые применяются по факту. Например, не требуется никаких договоров, чтобы родители стали ответчиками, в случае причинения вреда подростком от 14 до 18 лет.

Изменениями в Законе «О несостоятельности (банкротстве)» были значительно ужесточены меры воздействия на контролирующих лиц, которые по новым правилам должны сами доказывать свою невиновность. Однако даже в таком ракурсе рассмотрения, поиск прямой причинно-следственной связи между действиями генерального директора и банкротством организации, не всегда будет простым. Возложение субответственности на родителей несовершеннолетних или поручителей в этом отношении не такой сложный процесс.

Привлечение к субответственности, даже если речь идет о документально закрепленных договорных отношениях – это многоплановый процесс, который начинается с подготовки заявления в суд. Сложности привлечение учредителя или директора компании, автоматически подразумевают юридическую консультацию (или более полное участие специалистов), для более успешного продвижения дела.

Вне зависимости от того, идет ли речь о родителях несовершеннолетнего нарушителя, поручителя за недобросовестного плательщика кредита или контролирующих лиц организации, взыскание по дополнительной ответственности подразумевает судебное рассмотрение. При этом будет определяться конкретная степень виновности и размер финансовой компенсации. В отдельных случаях решение может быть в пользу ответчика, освобождая его от выплат.

Хотя субсидиарная (дополнительная) ответственность четко определена действующим законодательством, для директоров и учредителей существует множество вариантов избежать ее, или хотя бы свести выплаты к минимуму. Вот почему, если вы задумываетесь о том, как привлечь директора к субсидиарной ответственности, приготовьтесь, что это может потребовать существенных усилий.

Рассматривая порядок привлечения руководителя или учредителя должника к субответственности, важно знать, что этот процесс, в подавляющем большинстве случаев, следует только за процедурой банкротства. Инициировать банкротство может конкурсный управляющий или налоговая инспекция. Однако нужно четко осознавать, что это повлечет большие затраты времени, поэтому, если главная цель – получение невыплаченной зарплаты, то проще сделать это через обращение в трудовую инспекцию.

Как правило, заявление о привлечении к субответственности контролирующих лиц должника, подает конкурсный управляющий, ориентируясь на решение собрания кредиторов. В тексте заявления должны быть указаны статьи закона, на основании которых этот документ подается, а самая объемная описательная часть должна содержать полную информацию о нарушениях со стороны конкретных контролирующих лиц.

Все утверждения должны подкрепляться заключением юридической экспертизы и данными финансового анализа, доказывающими, что уменьшение конкурсной массы произошло по вине директора (или учредителя). Опираясь на Закон «О несостоятельности (банкротстве)», есть возможность привлечь контрольных лиц компании к дополнительной ответственности. При этом очень важно, чтобы к этому моменту была сформирована и распределена конкурсная масса, поэтому не стоит торопиться, подавая такое заявление.

Просмотр постановлений арбитражных судов России, быстро покажет, что по существующей практике директоров компаний не очень часто привлекают к субответственности, и это при том, что такие лица априори считаются виновными в банкротстве предприятия! Однако вероятность применения санкций все же существует, поэтому контролирующим лицам не стоит затягивать с обращением о несостоятельности фирмы. В противном случае это увеличивает возможность судебного решения о признании субответственности, и установлении суммы для выплаты.

Есть ряд действий, которые помогут генеральному директору предотвратить возможность привлечения к субответственности. Предвидя банкротство, следует избегать сделок сомнительного характера с передачей активов компании или максимально эффективно обосновать их необходимость. Также важно своевременно оспорить взыскания со стороны налоговой службы, потому что это тоже может стать причиной применения санкций. Во многих случаях, необходимым будет предварительное обращение к арбитражному юристу, для оценки состояния фирмы перед банкротством.

В российском законодательстве четко различается субсидиарная и солидарная ответственность, что определяет разные действия кредитора в каждом из этих случаев. В случае солидарной ответственности, все участники имеют равные обязанности по погашению долга, и кредитор вправе получить выплаты одновременно от всех, либо от кого-то одного в отдельности. При субответственности механизм будет другой, при котором непременным условием реализации станет отказ основного должника от уплаты долга.

Субсидиарная ответственность бухгалтера

Давно известен тот факт, что ответственность руководителя и главного бухгалтера обусловлена возложенными на них полномочиями. На руководителя и главного бухгалтера в соответствии с законодательством может быть возложена материальная, административная, уголовная и гражданско-правовая ответственность.

Главный бухгалтер подчиняется непосредственно руководителю организации и несет ответственность:

• за формирование учетной политики;
• за ведение бухгалтерского учета;
• за своевременное представление полной и достоверной бухгалтерской отчетности.

Но мало кто знает, что:

• На этом риски «несчастного» бухгалтера не заканчиваются. С каждым днем все более актуальным становится вопрос о его ответственности в процедурах банкротства организаций-должников.
• Если рассматривать вопрос ответственности главного бухгалтера организации более детально, следует обратить особое внимание на возможность привлечения бухгалтера к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в процедурах банкротства.

Если рассматривать вопрос ответственности главного бухгалтера организации более детально, следует обратить особое внимание на возможность привлечения бухгалтера к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в процедурах банкротства.

Субсидиарная ответственность — это право взыскания неполученного долга с другого обязанного лица, если первое лицо не может погасить обязательства. Такими лицами для организации являются учредители, руководители и с недавнего времени бухгалтер! В случае недостаточности имущества компании для погашения долгов на них может быть возложена субсидиарная ответственность.

Именно так! По всем обязательствам организации придется отвечать не только руководителю, но и бухгалтеру! И отвечать придется в размере всей кредиторской задолженности организации, а в большинстве случаев это достаточно солидная сумма.

Закон о банкротстве регламентирует, что ответственность для бухгалтера наступает в случаях, когда документы бухгалтерского учета:

• отсутствуют,
• не содержат всю необходимую информацию,
• содержат искаженную информацию, что должно затруднить процедуру банкротства (к этому относятся действия по оптимизация налогообложения).

Все просто:

• все документы должны быть на месте, в том числе документы, послужившие основанием для составления документов бухгалтерского учета. Поэтому «первичку» необходимо беречь как зеницу ока. Кстати, если у бухгалтера не нашли документов о том, куда делась ручка из закупленных канцтоваров, документы бухучета формально могут быть признаны отсутствующими;
• информация в документах не должна быть искаженной. Понятно, что если есть споры, например, проигранные ФНС, то документы будут признаны искаженными. Или учтено принятие контрагентом товара, а накладная отсутствует — в этом случае информация также становится искаженной…
• проблемы с документами бухучета должны затруднять процедуру банкротства. Ну и здесь все просто: не видно по документам, куда ушла ручка из канцтоваров - разбазаривание конкурсной массы!

Иными словами, бухгалтер должен быть идеальным счетным работником и хранителем бумаг, в противном случае его виновность в неплатежеспособности организации подразумевается, и он солидарно отвечает по всем долгам компании.

Иными словами, бухгалтер должен быть идеальным счетным работником и хранителем бумаг, в противном случае его виновность в неплатежеспособности организации подразумевается, и он солидарно отвечает по всем долгам компании.

Вышеуказанная практика в настоящее время набирает обороты. Так, в Постановлении ФАС СЗО N А56-44366 указано следующее: «Генеральный директор и главный бухгалтер общества, имея возможность и фактически определяя действия общества, допустили противоправное бездействие, уклонившись от перечисления денежных средств во исполнение обязательств по агентскому договору. В результате действий обоих указанных лиц, передавших причитающиеся обществу денежные средства иным организациям в отсутствие правовых оснований и встречного предоставления, наступило банкротство общества. Таким образом, судами установлено наличие причинной связи между действиями руководителей общества и фактом банкротства должника. Приняв во внимание, что конкурсная масса не сформирована из-за отсутствия у должника имущества, суды удовлетворили заявление конкурсного управляющего и возложили на генерального директора и главного бухгалтера общества субсидиарную ответственность по денежным обязательствам общества. Определяя размер ответственности названных лиц, суды учли, что наступление вредных последствий в виде банкротства общества явилось следствием содеянного обоими лицами в совокупности, а потому эти лица должны отвечать солидарно».

(Определением ВАС РФ N ВАС-15477 отказано в передаче дела N А03-3190 в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора данного Постановления. Определением ВАС РФ N ВАС-13759/11 отказано в передаче дела N А12-15735 в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора данного Постановления).

Таким образом, Высший арбитражный суд «развязал» руки арбитражным управляющим и кредиторам в части привлечения к субсидиарной ответственности, в том числе и бухгалтера.

Для того, чтобы избежать субсидиарной ответственности как в отношении руководителя, так и в отношении иных лиц, контролирующих должника (в том числе и бухгалтера), необходимо как можно серьезнее отнестись к подготовке процедуры банкротства организации. Еще лучше — доверить дело профессионалам, которые достоверно оценят риски, проведут анализ всей документации и сделают все возможное, чтобы максимально обеспечить Ваше спокойствие и безопасность.

Не стоит забывать и о более суровых рисках — уголовной ответственности.

К уголовной ответственности главных бухгалтеров чаще всего привлекают за уклонение организации от уплаты налогов или сборов, а также за невыполнение обязанностей налогового агента. Это ст.ст. 199, 199.1, 199.2 Уголовного кодекса РФ.

Чтобы возложить на главного бухгалтера или иное лицо уголовную ответственность, необходимо доказать его виновность в совершении конкретного преступления. Причем к ответственности, предусмотренной ст. ст. 199, 199.1 и 199.2 УК РФ, можно привлечь лишь за те деяния, которые совершены умышленно и направлены непосредственно на избежание уплаты законно установленного налога. Такова правовая позиция Конституционного Суда РФ (Определение N 189-О и Постановление N 9-П).

Умышленное преступление может быть совершено с прямым или косвенным умыслом (ст. 25 УК РФ). Например, неуплата налогов считается совершенной с прямым умыслом, если главбух осознавал общественную опасность своих действий или бездействия, предвидел возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желал их наступления. Речь идет о косвенном умысле, если лицо не желало, но сознательно допускало возможность наступления общественно опасных последствий либо относилось к ним безразлично.

Отметим, что УК РФ предусматривает ответственность также и за неоконченные преступления, то есть за приготовление к преступлению или покушение на его совершение (ч. 2 ст. 29 УК РФ). Значит, если в ходе налоговой проверки инспекторы выявили факт подготовки к уклонению от уплаты налога, главного бухгалтера при наличии в его действиях вины могут привлечь к уголовной ответственности. Он может быть привлечен, даже если преступление так и не было доведено до конца, то есть неуплата налога так и не состоялась.

Субсидиарная ответственность организации

При субсидиарной ответственности никто из участников не несет ответственности перед предприятием, и наоборот. Все вопросы, связанные с наступлением субсидиарной ответственности, регулируются Гражданским кодексом РФ. Но существуют определенные моменты, когда участники организации могут быть привлечены к данной ответственности, но лишь по судебному решению. В таком случае они отвечают имеющимся имуществом, а также денежными средствами, которые обязаны будут выплатить в счет непогашенного долга организации.

В том случае, когда участники не виноваты в ликвидации предприятия, так как действия их не были противоправными, то к субсидиарной ответственности они не привлекаются. Также нельзя привлечь к субсидиарной ответственности граждан после завершения процедуры прекращения деятельности организации.

Конституция России определяет обязанности юридических лиц своевременно уплачивать все налоги. Налоги от предприятия уплачиваются с момента открытия и до момента его ликвидации. Организация полностью прекращает свою деятельность после того, как в ЕГРЮЛ будут внесены изменения. Процессом ликвидации предприятия занимается специально созданная ликвидационная комиссия.

В каких случаях учредители предприятия несут субсидиарную ответственность:

1. При условии, что в судебный орган не было обращения о ликвидации предприятия (признании его банкротом) от учредителей.
2. Если в ходе проверок будут выявлены нарушения в документах бухгалтерского учета.
3. Если в ходе ликвидации организации кредиторы и учредители понесли убытки.
4. При условии, когда ликвидация организации была осуществлена без причин, а лишь по инициативе руководителя (собственника).

Не стоит забывать, что несвоевременное внесение налоговых платежей дает право ФНС списывать со счета предприятия необходимую сумму. При этом подобное действие не подлежит оспариванию. Но если организация проходит процедуру прекращения осуществления деятельности, то налоговый орган не вправе списывать со счета средства на погашения налоговых сборов, так как в данном случае будет нарушен Налоговый кодекс РФ.

Ликвидация начинается с принятия решения учредителями предприятия, а также с назначением специальной ликвидационной комиссии. Далее учредители должны направить в регистрирующий орган уведомление в срок не позднее 72 часов после принятия решения о прекращении деятельности предприятия. В случае упущения сроков учредители привлекаются к административной ответственности в виде вынесения письменного предупреждения либо штрафа. Ликвидация юридического лица считается завершенным процессом лишь после того, как данные будут отображены в Едином государственном реестре. Это значит, что до внесения сведений в ЕГРЮЛ предприятие обязано вести налоговый, а также бухгалтерский учет. Организация до прекращения процедуры ликвидации обязана погасить все имеющиеся задолженности перед сотрудниками, кредиторами и иными инстанциями. О проделанной работе по погашению задолженностей предприятие обязано предоставить в налоговую отчетность в письменной форме.

Существует несколько видов ответственности:

1. Административная ответственность. Учредители организации обязаны подготовить и передать всю финансовую документацию в архив. При невыполнении учредителей, ликвидаторов ждет административное наказание.
2. Уголовная ответственность. Наступает при условии полного уничтожения финансовой документации учредителями. При этом их действия должны оказать значительный ущерб предприятию. Также уголовная ответственность для собственников, учредителей наступает в следующих случаях:
• налоговые сборы не уплачивались в казну государству;
• прибыль организации умалчивалась;
• уклонение от погашения кредиторской и иного вида задолженностей;
• приведение предприятия к намеренному банкротству.
3. Налоговая ответственность. Невыплата налогов несет за собой налоговую ответственность. Не стоит забывать, что за каждый день просрочки в выплате предприятие обязано будет выплатить пени.

Несение субсидиарной ответственности:

1. Организация. Гражданский кодекс РФ предусматривает несение ответственности предприятием. При этом все его имущество и средства идут в счет погашения задолженностей. Но в случаях, когда основное предприятие виновно в банкротстве своего дочернего учреждения, то за основным закрепляется обязанность выплат всех долгов. При этом за учредителями дочерней организации закрепляется право истребования возмещения убытков, которые были причинены в процессе банкротства. Возмещать убытки будет основная организация.
2. Субсидиарная ответственность учредителя предприятия либо собственника. Ответственность наступает, если вкладчики, учредители внесли средства не в полном объеме, а при ликвидации они несут субсидиарную ответственность в объеме неоплаченных средств вкладов. Также ответственность наступает в следующих случаях:
• были предоставленный неверные данные документов, удостоверяющих личности;
• сведения о прекращении деятельности организации были размещены в средствах массовой информации с нарушениями установленных законом сроков;
• ликвидационный баланс предприятия составлен с нарушениями законодательства.
3. Субсидиарная ответственность кредиторов организации.

тема

документ Ответственное лицо
документ Ответственное хранение
документ Ответственность бизнеса
документ Ответственность предпринимателей - список административных правонарушений
документ Ответственность предпринимателей - список преступлений в экономической сфере
документ Ответственность предпринимателя




назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Курс доллара на 2018 год
Курс евро на 2018 год
Цифровые валюты 2018
Алименты 2018

Аттестация рабочих мест 2018
Банкротство 2018
Бухгалтерская отчетность 2018
Бухгалтерские изменения 2018
Бюджетный учет 2018
Взыскание задолженности 2018
Выходное пособие 2018

График отпусков 2018
Декретный отпуск 2018
ЕНВД 2018
Изменения для юристов 2018
Кассовые операции 2018
Командировочные расходы 2018
МСФО 2018
Налоги ИП 2018
Налоговые изменения 2018
Начисление заработной платы 2018
ОСНО 2018
Эффективный контракт 2018
Брокеру
Недвижимость



©2009-2018 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты