Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Юристу » Наследство кодекс

Наследство кодекс

Наследство

Вернуться назад на Наследство

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

В состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается настоящим Кодексом или другими законами. Не входят в состав наследства личные неимущественные права и другие нематериальные блага.

Комментарий к статье 1112

1. Наследство – одно из основных правовых понятий всего разд. V ГК «Наследственное право», а комментируемая статья – главное положение, посвященное содержанию этого понятия. В силу этого включенные в комментируемую статью нормы определяют содержание большого количества правил наследственного права, фигурирующих в этом разделе. О наследстве говорится в правилах об открытии наследства (о времени и месте этого открытия, о свободе завещания, об обязательной доле в наследстве, о принятии наследства, о праве отказа от наследства, свидетельстве о праве на наследство, о разделе, охране и управлении наследством и др.).

Наследство представляет собой один из видов объектов гражданских прав. Однако оно отличается от других объектов. Наследство – объект гражданских прав локального характера. Оно присутствует только в области наследственного права. Общие положения ГК, посвященные объектам гражданских прав, не упоминают о наследстве (ст. 128 – 149). Локальный характер наследства выражается в том, что, будучи объектом самых разнообразных правоотношений, односторонних сделок, договоров, а также судебных и административных актов, оно способно функционировать лишь в рамках, установленных разд. V ГК «Наследственное право». Наследство не может быть объектом таких договоров, о которых не упоминается в правилах, включенных в этот раздел. Подобный характер наследства как объекта гражданских прав обусловлен тем, что соответствующие правоотношения, односторонние сделки, а также судебные и административные акты имеют ограниченную цель. Они направлены на то, чтобы обеспечить переход имущества умерших к другим лицам в порядке универсального правопреемства.

2. Наследству, функционирующему в механизме универсального правопреемства в качестве объекта гражданских прав, присуще особое качество, а именно эластичность содержания. В состав наследства могут входить любые вещи, любые имущественные права, любые имущественные обязанности, и притом в неограниченном количестве. В силу эластичности своего содержания наследство способно принять в себя и некоторые другие правовые явления. Отметим, что это – не исключительное явление. Некоторые другие объекты гражданских прав также обладают эластичностью содержания. К ним относится, в частности, предприятие, которое закон признает «имущественным комплексом» (п. 1 ст. 132 ГК).

Однако эластичность содержания наследства значительно выше. Вследствие этого наследство может быть определено как «имущественный конгломерат», если определять предприятие как имущественный комплекс.


Факт состоит в том, что само предприятие может входить в состав наследства. Причем в силу особого характера эластичности своего содержания наследство способно принять в свой состав неограниченное число имущественных комплексов, которыми закон признает предприятие. Чтобы оценить создающееся в результате положение, напомним, что в состав предприятия входят все виды имущества, предназначенные для деятельности предприятия, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, а также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания и другие исключительные права) (п. 2 ст. 132 ГК).

Наконец, эластичность содержания наследства позволяет также входить в его состав такому особому юридическому явлению, которое может быть охарактеризовано как «заграничное имущество». Речь идет о случаях, когда умершему принадлежало определенное имущество, находящееся за пределами России. Например, умерший (гражданин России, иностранец или лицо без гражданства) к моменту смерти имел за границей недвижимость или движимое имущество, права, вытекающие из разнообразных договоров (банковские счета в иностранных банках, право на получение страхового возмещения от иностранной страховой компании и т.п.). ГК предусматривает, что при определенных условиях к такому наследованию применяется российское наследственное право (см. коммент. к ст. 1224). Ключевым понятием, которое будет при этом функционировать, является понятие наследства, содержание которого определяется комментируемой статьей. В связи с тем, что по российскому наследственному праву содержание этого понятия является эластичным, в состав наследства может входить также и «заграничное имущество», которое должно переходить к наследникам.

Названное имущество по своему юридическому характеру может серьезно отличаться от остального имущества, входящего в состав наследства. В частности, если умерший приобрел соответствующие вещи и права на основе иностранных законов, то последние, как правило, будут определять характер и содержание этих прав. В силу эластичности содержания, предусмотренной российским законом, все эти обстоятельства не являются препятствием для включения такого имущества в состав наследства. Иначе говоря, если российское наследственное право подлежит применению, то оно по своему характеру способно опосредствовать переход любого «заграничного имущества», принадлежавшего умершему, к другим лицам. Способность понятия «наследство», предусмотренного российским законом, включить в свое содержание «заграничное имущество» определяется исключительно наследственным правом России при том, однако, условии, что само это право подлежит применению в соответствии со ст. 1224 ГК. В таком случае не имеет значения, что закон иностранного государства содержит свои правила на этот счет.

Например, в ряде стран наследование недвижимости подчиняется наследственному праву этих стран. Это не является основанием для вывода, что такая недвижимость не может включаться в состав наследства, если в соответствии с российским международным частным правом наследство регулируется российским наследственным правом. Ограничения могут быть установлены лишь международными договорами, имеющими силу для Российской Федерации.

Эластичность содержания понятия наследства – один из гражданско-правовых способов обеспечения конституционной свободы наследования. Конституционный Суд РФ в своем Постановлении N 1-П выявил, что Конституция обеспечивает гарантированный государством переход имущества, принадлежавшего умершему, к другим лицам и что она гарантирует, как право завещателя распорядиться своим имуществом, так и право наследников на его получение.

3. Часть 1 комментируемой статьи отражает характер наследства как имущественного конгломерата. В этой норме содержится перечень того, что входит в состав наследства. Сравнение этого перечня со списком объектов гражданских прав, предусмотренных ст. 128 ГК, обнаруживает, что комментируемая норма включает в состав наследства все, что отнесено к объектам гражданских прав. Как ч. 1 комментируемой статьи, так и ст. 128 ГК говорят о вещах. Все различие состоит в том, что последняя добавляет: «включая деньги и ценные бумаги». Это расхождение, конечно, не существенно. В состав наследства как имущественного конгломерата способны входить вещи любого рода и в любом количестве, принадлежавшие наследодателю по любым правовым основаниям. Как ч. 1 комментируемой статьи, так и ст. 128 ГК говорят об имуществе (точнее – об «ином имуществе»).

Равным образом в состав имущества они включают имущественные права. Различие состоит, прежде всего, в том, что ст. 128 упоминает об «исключительных правах» на результаты интеллектуальной деятельности. Но это различие несущественно: названные права – разновидность имущественных прав. Поэтому они охватываются правилом ч. 1 комментируемой статьи. Наследство способно включать в свое содержание исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, названные в ст. 128 ГК интеллектуальной собственностью. Такая собственность, принадлежавшая наследодателю, способна входить в состав наследства.

Более существенное отличие, выражающее характер наследства как имущественного конгломерата, состоит в том, что ч. 1 комментируемой статьи специально указывает в своем перечне, что в состав «иного имущества» входят также имущественные обязанности. Статья 128 ГК об имущественных обязанностях как об объектах гражданских прав не упоминает (хотя перевод долга допускается ст. 391 ГК). Совершенно очевидно, что наследство не могло бы играть роль имущественного конгломерата, если бы в ч. 1 комментируемой статьи не были бы прямо названы имущественные обязанности.

Еще одно отличие ч. 1 комментируемой статьи от ст. 128 ГК состоит в том, что первая не включает в свой список нематериальные блага, а также работы и услуги.

4. Часть 1 комментируемой статьи не только содержит список объектов, способных входить в состав наследства, но и указывает некоторые требования, которым должны отвечать отдельные объекты, чтобы быть включенными в состав наследства.

Прежде всего, имеется правило в отношении вещей. В нем устанавливается, что в состав наследства «входят принадлежавшие наследодателю… вещи». Следовательно, требуется, чтобы вещи принадлежали наследодателю. Это – вывод из более общего правила, согласно которому «в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству» (п. 2 ст. 218 ГК). Говоря в общем виде о вещах, комментируемая статья охватывает как недвижимые, так и движимые вещи (ст. 130 ГК).

В соответствии с Законом о регистрации прав на недвижимость право собственности на недвижимое имущество подлежит государственной регистрации (п. 1 ст. 4), а названная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права (п. 1 ст. 2). Указывая, что в состав наследства входят вещи, ч. 1 комментируемой статьи имеет в виду также и объекты, ограниченно обороноспособные, т.е. вещи, нахождение которых в обороте допускается по специальному разрешению (п. 2 ст. 129 ГК). Федеральный закон N 170-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об оружии» <*> устанавливает, что наследование боевого короткоствольного наградного оружия не допускается.

Часть 1 комментируемой статьи устанавливает также момент, на который вещи должны принадлежать наследодателю для того, чтобы быть включенными в состав наследства. Этот момент – день открытия наследства (см. комет. к ст. 1113 и 1114). Если на данный момент вещь не принадлежит наследодателю, то она не может быть включена в состав наследства, хотя бы при своей жизни наследодатель когда-то и имел на нее право собственности.

5. Часть 1 комментируемой статьи, устанавливая, что двумя другими основными элементами, образующими состав наследства, являются имущественные права и имущественные обязанности, также указывает, что они, как и вещи, входят в состав наследства при условии, что наследодатель являлся их субъектом на день открытия наследства.

Нормы, регулирующие правоотношение, в котором возникли имущественные права и имущественные обязанности, определяют, в какой момент соответствующие права (или обязанности) возникли. Согласно ГК днем открытия наследства является день смерти гражданина (ст. 1114). Сопоставление этих двух дат отвечает на вопрос: принадлежали ли данные права (обязанности) наследодателю?

Проблема появляется, однако, в том случае, когда права (обязанности) возникают в день смерти гражданина. Раздел V ГК «Наследственное право» не содержит общих правил по этому вопросу. Однако отдельные конкретные нормы имеются в других разделах ГК. Речь идет о ст. 934 ГК, посвященной договору личного страхования жизни.

Содержащиеся в ней правила посвящены праву выгодоприобретателя в таком договоре страхования жизни, в котором не было названо лицо, в пользу которого заключен договор. ГК устанавливает, что такой договор «считается заключенным в пользу застрахованного лица, если в договоре не названо в качестве выгодоприобретателя другое лицо» (п. 2 ст. 934 ГК).

В случае смерти застрахованного лица один и тот же юридический факт вызывает два последствия: возникает право на получение страховой суммы и прекращается гражданская правоспособность соответствующего гражданина. Оба эти последствия, естественно, наступают одновременно. ГК решает этот вопрос исходя из того, что названное право считается принадлежащим застрахованному лицу на день открытия наследства и, следовательно, входит в состав наследства. Он устанавливает: «В случае смерти лица, застрахованного по договору, в котором не назван иной выгодоприобретатель, выгодоприобретателями признаются наследники застрахованного лица» (абз. 1 п. 2 ст. 934 ГК).

В одном случае закон делает отступление от общего правила, согласно которому права, возникшие ранее дня смерти, считаются принадлежащими наследодателю. Это отступление, впрочем, сделано условно.

Речь идет о наследовании невыплаченных сумм, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию. Право на эти суммы «принадлежит проживавшим совместно с умершим членам его семьи» (п. 1 ст. 1183 ГК).

Однако это решение вопроса о принадлежности права не является безусловным. Одно из условий – предъявление членами семьи претензий в установленный срок. Если они не предъявлены, закон исходит из того, что права на названные суммы принадлежат наследодателю. ГК устанавливает, что они «включаются в состав наследства и наследуются на общих основаниях» (п. 3 ст. 1183).

6. Части 2 и 3 комментируемой статьи посвящены проблеме, нуждающейся в особом комментировании. Они устанавливают правила, предусматривающие, что закон ограничивает содержание того конгломерата, которым является наследство. Как ч. 2, так и ч. 3 содержат списки объектов, не входящих в состав наследства. Прежде чем переходить к их рассмотрению, отметим, что ч. 2 и 3 комментируемой статьи не являются единственными положениями ГК, которые устанавливают, что соответствующий объект не входит в состав наследства.

Прежде всего, закон предусматривает, что некоторые объекты переходят в порядке сингулярного, а не универсального наследственного правопреемства (см. коммент. к ст. 1110). В силу этого они не входят в состав наследства.

Во-первых, это право на принятие наследства. Когда наследник умер после открытия наследства, не успев его принять в установленный срок, право на принятие причитавшегося ему наследства переходит к его собственным наследникам по закону. При этом устанавливается, что такое право «не входит в состав наследства, открывшегося после его смерти» (п. 1 ст. 1156 ГК).

Во-вторых, предметом сингулярного наследственного правопреемства является право на получение денежных средств и процентов по договору банковского вклада в случае, если вкладчик до 1 марта 2002 г. сделал распоряжение в соответствии со ст. 561 ГК РСФСР о выдаче банковского вклада в случае его смерти (Вводный закон).

В-третьих, в состав наследства Федеральный закон «О связи» не включает права и обязанности гражданина, предусмотренные заключенным договором об оказании услуг связи.

7. Обратимся теперь к ч. 2 комментируемой статьи.

В грамматическом плане она состоит из одного предложения, но с юридической точки зрения в ней содержатся три правовые нормы:

а) первая из них формирует общий критерий, соответствие которому ведет к тому, что указанные права и обязанности не входят в состав наследства;
б) вторая называет два конкретных права, которые не входят в состав наследства;
в) третья предусматривает, что ГК и другие законы могут не допускать переход в порядке наследования некоторых прав и обязанностей, хотя бы и не отвечающих критерию, выдвинутому в первой норме, и хотя бы не включенных в перечень, содержащийся во второй норме.

Общим критерием является «неразрывная связь» права (или обязанности) с личностью наследодателя. Обращает на себя внимание расплывчатость всех элементов этого критерия. Любое право может быть признано «связанным» с наследодателем: к моменту смерти оно принадлежало именно ему, а не кому-либо иному.

Трудно также определить, какое из многих прав, принадлежавших наследодателю к моменту смерти, «связано» не просто с ним, а именно с его личностью. Здесь положение ч. 2 комментируемой статьи заимствовало подобную связь из не очень удачной ст. 418 о прекращении обязательства смертью. Установлено, при каких обстоятельствах смерть должника и кредитора прекращает обязательство. В ст. 418 ГК дана весьма расплывчатая формулировка о прекращении обязательств смертью, если оно не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство «иным образом связано с личностью» умершего. В этой статье не указано, что следует понимать под «связью» обязательства с личностью и что означают слова «иным образом».

Перенос критерия «неразрывной связи с личностью» в сферу наследования нельзя назвать удачным. Это наглядно видно на примере так называемого права следования. Согласно Закону об авторском праве автор произведения изобразительного искусства в каждом случае публичной перепродажи этого произведения (через аукцион, галерею и др.) по цене, превышающей предыдущую на установленный законом процент, имеет так называемое право следования, т.е. право на получение от продавца вознаграждения в определенном законом размере. При этом установлено, что «указанное право является неотчуждаемым» (п. 2 ст. 17). Последнее означает, что право следования связано с личностью автора произведения изобразительного искусства и что такая связь должна рассматриваться как неразрывная. И, однако, несмотря на свою неразрывную связь с личностью наследодателя, право следования «переходит к наследникам автора» (п. 2 ст. 17).

8. Вторая норма, содержащаяся в ч. 2 комментируемой статьи, имеет характер пояснения первой. Перечень заимствован из ст. 383 ГК.

9. В условиях неопределенности основных элементов, образующих понятие «неразрывной связи с личностью наследодателя», особое значение получила третья норма, содержащаяся в ч. 2 комментируемой статьи. Она разрешает ГК, а также другим законам не допускать переход некоторых прав и некоторых обязанностей в порядке наследования. Следует учитывать, что согласно п. «о» ст. 71 Конституции гражданское законодательство находится в ведении Российской Федерации. Рассматриваемые положения могут быть установлены только федеральными законами и не могут содержаться в законах субъектов РФ.

Законодатель воспользовался этой возможностью весьма широко. В результате при определении прав и обязанностей, которые не могут входить в состав наследства, главное значение имеют не общие критерии, упомянутые выше (и тем более не примеры), а нормы ГК и других федеральных законов, не допускающие переход соответствующих прав и обязанностей по наследству.

Здесь, прежде всего, следует упомянуть нормы, относящиеся к отдельным группам прав и обязанностей. Так, ГК предусматривает, что обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом связано с личностью должника (п. 1 ст. 418 ГК). Другое правило предусматривает, что обязательство прекращается смертью кредитора, если исполнение предназначено лично для кредитора либо обязательство иным образом связано с личностью кредитора (п. 2 ст. 418 ГК). Однако эти нормы используют критерий связи обязательства с личностью должника (и кредитора) «иным образом». В этой части обе они недостаточно определены.

Значительно более важную роль играют нормы более узкого характера, установленные законом применительно к отдельным видам договоров. Существуют четыре разновидности специальных норм, препятствующих включению имущественных прав и имущественных обязанностей в состав наследства.

В первом случае такое препятствие возникает вследствие того, что закон предусматривает, что определенный вид договора прекращается смертью (как правило, одной стороны). Вследствие названного события прекращаются все имущественные права и имущественные обязанности, возникшие в таком договоре у умершего лица. В частности, договор поручения прекращается вследствие смерти доверителя или поверенного (п. 1 ст. 977 ГК), договор безвозмездного пользования – в случае смерти гражданина-ссудополучателя (ст. 701 ГК), договор комиссии – вследствие смерти комиссионера (ст. 1002 ГК), агентский договор – вследствие смерти агента (ст. 1010 ГК), договор доверительного управления имуществом – вследствие смерти гражданина, являющегося доверительным управляющим (п. 1 ст. 1024 ГК).

Вторая разновидность препятствующих норм предусматривает прекращение смертью гражданина не определенного вида договоров как такового, а прекращения определенного имущественного права, возникшего у умершего в таком договоре.

Такая норма действует для договора социального найма жилого помещения, предусмотренного п. 1 ст. 672 ГК. Напомним, что проживающие по этому договору совместно с нанимателем члены его семьи пользуются всеми правами по договору наравне с нанимателем. Закон исходит из того, что права владения и пользования жилым помещением, принадлежавшие нанимателю по данному договору, естественно, прекращаются его смертью. Однако это касается только его прав, но не самого договора. ГК устанавливает, что договор социального найма жилого помещения продолжает действовать. Закон определяет, что «в случае смерти нанимателя… договор заключается с одним из членов семьи, проживающих в жилом помещении» (п. 2 ст. 672 ГК). Такое же правило установлено вообще для любого договора найма жилого помещения (п. 2 ст. 686 ГК).

К этой разновидности принадлежат и те положения закона, которые говорят не о том, что определенное имущественное право прекращается смертью, а о том, что оно не переходит к наследникам. Например, устанавливается, что право наследника принять часть наследства в качестве обязательной доли «не переходит к его наследникам» (п. 3 ст. 1156 ГК). Юридически это означает то же самое: соответствующее право прекращается смертью. Закон об авторском праве устанавливает, что не переходит по наследству право авторства, право на имя и право на защиту репутации автора произведения (ст. 29). Третья разновидность норм, препятствующих переходу прав и обязанностей по наследству, основывается на том, что закон в соответствующем случае использует метод установления диспозитивных норм. При этом прослеживаются два подхода. В одном случае закон вводит диспозитивную норму, которая дает возможность сторонам в договоре предусмотреть препятствующее условие. В частности, устанавливается, что в случае смерти гражданина, который является стороной в договоре аренды недвижимого имущества, его права и обязанности по названному договору «переходят к наследнику» (абз. 1 п. 2 ст. 617 ГК). Однако тут же указывается: «если законом или договором не предусмотрено иное».

При этом ГК специально предусматривает, что такое препятствие может быть выражено не только в прямом запрещающем условии договора аренды, но и посредством включения в него указания, что его заключение обусловлено личными качествами арендатора (абз. 2 п. 2 ст. 617 ГК). Сходным образом устанавливается, что обязанности дарителя, обещавшего дарение, переходят к его наследникам (п. 2 ст. 581 ГК). Однако закон добавляет: «если иное не предусмотрено договором дарения». Иными словами, договор дарения может содержать условие, препятствующее переходу обязанности дарителя в порядке наследования.

В другом случае закон, напротив, дает сторонам возможность включить в договор условие, отменяющее запрет на переход имущественных прав в порядке наследования. В частности, ГК устанавливает, что права одаряемого, которому по договору обещан дар, «не переходят к его наследникам» (п. 1 ст. 581 ГК). Но закон сразу же добавляет: «если иное не предусмотрено договором дарения». Тем самым сторонам договора предоставлено право установить, что соответствующее право переходит к наследникам. Однако этим условие договора и ограничивается. Решив этот вопрос, стороны не вправе включить в свой договор также и какие-либо условия о дальнейшей судьбе названных прав. Все, что они могут сделать, – установить, что право переходит к наследникам. Дальнейшая судьба указанного права будет определяться тем, что оно будет включено в состав наследства одаряемого, а данное наследство подлежит действию правил о наследовании по завещанию или по закону.

В этой связи уместно еще раз напомнить, что российское право не знает наследования по договору (см. коммент. к ст. 1111).

Четвертая разновидность норм устанавливает, что со смертью наступает изменение внутри одного из прав, предусмотренных определенным видом договора. При этом смерть не влечет ни прекращения этого договора, ни прекращения самого этого права. Но установленные законом изменения препятствуют переходу этого права в порядке наследования.

Сказанное относится, например, к договору пожизненной ренты, установленной в пользу нескольких граждан (п. 2 ст. 596 ГК). Закон исходит из того, что этот договор прекращается смертью только такого получателя ренты, который является последним. Предшествующая смерть других получателей ренты не ведет к прекращению этого договора. Каждая такая смерть, однако, ведет к изменениям внутри права, установленного договором, а именно права на получение ренты. Изменяются доли в этом праве. ГК устанавливает: «В случае смерти одного из получателей ренты его доля в праве переходит к пережившим его получателям ренты» (абз. 2 ч. 2 ст. 596 ГК). Это препятствует переходу названной доли в порядке наследования.

Смерть прекращает действие и некоторых видов односторонних сделок. В частности, устанавливается, что доверенность прекращается смертью как гражданина, выдавшего доверенность (подп. 6 п. 1 ст. 188 ГК), так и гражданина, которому выдана доверенность (подп. 7 п. 1 ст. 188 ГК). Эта норма препятствует переходу соответствующих прав и обязанностей в порядке наследования после гражданина, которому была выдана доверенность.

10. Особого внимания заслуживает вопрос о включении в состав наследства лежавшей на наследодателе к моменту смерти обязанности по уплате налога. По своему содержанию это – имущественная обязанность. Однако она возникает под действием норм налогового права, а не норм гражданского или семейного права.

В рассматриваемой области Налоговое право Российской Федерации проделало определенную эволюцию от признания всякой обязанности по уплате налога такой обязанностью наследодателя, которая неразрывно связана с его личностью, к признанию за некоторыми обязанностями способности переходить в порядке наследования.

темы

документ Правонарушение
документ Наследственное право
документ Исполнительная власть
документ Правоохранительные органы
документ Ответственность субъектов предпринимательской деятельности



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты