Управление финансами

документы

1. Жилищная субсидия
2. Бесплатные путевки
3. Жилищные условия
4. Квартиры от государства
5. Адресная помощь
6. Льготы
7. Малоимущая семья
8. Материальная помощь
9. Материнский капитал
10. Многодетная семья
11. Молодая семья
12. Налоговый вычет
13. Повышение пенсий
14. Пособия
15. Субсидии
16. Детское пособие
17. Мать-одиночка
18. Надбавка


Управление финансами
егэ ЕГЭ 2019    Психологические тесты Интересные тесты
папка Главная » Юристу » Досудебное производство

Досудебное производство

Досудебное производство

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:



1. Досудебное производство
2. Досудебное производство по уголовным делам
3. Прокурор в досудебном производстве
4. Стадии досудебного производства
5. Суд в досудебном производстве
6. Порядок досудебного производства
7. Решения в досудебном производстве
8. Досудебное производство в уголовном процессе
9. Проблемы досудебного производства
10. Особенности досудебного производства
11. Надзор в досудебном производстве

Досудебное производство

Досудебное производство — уголовное судопроизводство с момента сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения по существу (п. 9 ст. 5 УПК РФ). Будучи частью уголовного судопроизводства, досудебное производство имеет свойственный всему уголовному процессу публично-правовой характер.

Досудебное производство состоит из нескольких стадий:

1. возбуждение уголовного дела (первоначальный и обязательный этап (стадия) уголовного судопроизводства, характеризующийся как общими (свойственными всему уголовному процессу в целом), так и непосредственными (присущими исключительно данному этапу уголовного судопроизводства) задачами, специфическими субъектами, средствами и сроками, а также отграничивающийся от других этапов итоговым процессуальным актом (постановлением о возбуждении уголовного дела);
2. предварительное расследование — основная форма досудебного производства, в ходе которой компетентные государственные органы и должностные лица под надзором прокурора осуществляют деятельность, направленную на разрешение задач, стоящих перед данным этапом уголовного судопроизводства. Предварительное расследование представляет собой вторую стадию уголовного процесса, которая следует за возбуждением уголовного дела. Предварительное расследование проводится по большинству уголовных дел. Исключение составляют лишь дела частного обвинения, установление обстоятельств которых сложности обычно не представляет. Однако в предусмотренных законом случаях (ч. 4 ст. 20, ч. 3 ст. 21 УПК РФ) по данной категории дел также может быть проведено предварительное расследование. Предварительное расследование осуществляется компетентными государственными органами и должностными лицами, строго определенными законом. К их числу относятся: прокурор, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания и дознаватель (ст. 5, 37, 38, 38.1 и 39 УПК РФ). В особых случаях, указанных в части 4 ст. 146 УПК РФ, и исключительно на первоначальном этапе расследование могут осуществлять также: капитаны морских или речных судов, находящиеся в дальнем плавании, руководители геолого-разведочных партий или зимовок, удаленных от места расположения органов дознания, главы дипломатических представительств или консульских учреждений Российской Федерации;
3. следственные действия. Собирание доказательств в российском уголовном судопроизводстве осуществляется дознавателем, следователем, прокурором и судом путем следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством (ч. 1 ст. 86 УПК РФ). Законодатель не дает четкого понятия следственных действий. Определение этой категории можно вывести посредством анализа ряда норм действующего уголовно-процессуального законодательства. Законодатель в пункте 32 ст. 5 УПК РФ определяет процессуальное действие как следственное, судебное или иное действие, предусмотренное Уголовно-процессуальным кодексом. Таким образом, не все процессуальные действия являются следственными. Ряд действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, не имеют непосредственной направленности на собирание доказательств и по этому признаку не относятся к числу следственных. Вместе с тем некоторые процессуальные действия имеют целью формирование доказательств, однако при этом следственными не являются. Сведения о фактах могут стать доказательствами посредством таких действий, как требование, поручение, запрос должностного лица, осуществляющего производство по делу (ч. 4 ст. 21 УПК РФ); принятие предметов и документов, представленных подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями, а также защитником (ч. 2 и 3 ст. 86 УПК РФ), требование производства документальных проверок и ревизий (ч. 1 ст. 144 УПК РФ). Однако в отличие от действий, предусмотренных главами 24—27 УПК РФ (следственных действий), законодатель не предусмотрел процессуального порядка их производства;
4. привлечение в качестве обвиняемого — один из этапов на пути к реализации назначения уголовного судопроизводства. Согласно части 1 ст. 171 УПК РФ при наличии достаточных доказательств, дающих основание для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого. В Российском уголовном процессе обвиняемый, как процессуальная фигура, в большинстве случаев появляется в результате вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого (ч. 1 ст. 47, ст. 171 УПК РФ). В связи с этим акт привлечения в качестве обвиняемого считается состоявшимся на момент вынесения соответствующего постановления. Последующие процессы разъяснения обвиняемому прав и обязанностей, предъявления обвинения, допроса обвиняемого — самостоятельные процессуальные действия. Именно такое решение наиболее соответствует смыслу закона и лингвистическому значению терминов. В этой связи наименование главы 23 УПК РФ — «Привлечение в качестве обвиняемого. Предъявление обвинения» представляется правильным;
5. окончание предварительного расследования — заключительный этап (часть) стадии предварительного расследования. Он (она) представляет собой комплекс процессуальных действий, направленных на проверку всесторонности, полноты и объективности проведенного расследования и обеспечение прав и законных интересов участников процесса, окончательную систематизацию материалов уголовного дела, формулирование и обоснование выводов по делу в итоговом для данной стадии документе и препровождение дела по назначению. Содержание данного этапа независимо от формы окончания предварительного расследования составляют следующие процессуальные действия:
• анализ и оценка собранных по делу доказательств с точки зрения их достаточности для принятия соответствующего итогового решения на стадии предварительного расследования (ч. 1 ст. 88 УПК РФ);
• систематизация материалов уголовного дела (ст. 217,439 УПК РФ);
• объявление заинтересованным в исходе дела участникам уголовного судопроизводства об окончании расследования и предъявление им материалов уголовного дела для ознакомления (ч. 4 ст. 213, ч. 1 и 2 ст. 215, ст. 216, ст. 217, ч. 3 ст. 439 УПК РФ и др.);
• принятие, фиксация и рассмотрение ходатайств и жалоб, поступивших от участников уголовного судопроизводства (ст. 123, ч. 4 ст. 217, ст. 219, ч. 4 ст. 439 УПК РФ).

Уголовный процесс представляет систему. Любая система — это такая совокупность составляющих ее элементов, которые имеют определенные связи между собой и со средой. Как система уголовный процесс представляет совокупность стадий уголовного процесса.

Следует различать семь обычных стадий:

1) возбуждение уголовного дела;
2) предварительного следствия и дознания (предварительного расследования);
3) подготовки дела к судебному разбирательству;
4) судебного разбирательства;
5) апелляционного производства;
6) кассационного производства;
7) исполнения приговора.

Кроме того, законодательством предусмотрено две исключительные стадии — надзорного производства и производства по новым и вновь открывшимся обстоятельствам.

Исключительность этих стадий объясняется тремя обстоятельствами:

1) проверкой законности и обоснованности уже вступивших в законную силу судебных решений;
2) возможностью их отмены и изменения;
3) узким кругом должностных лиц, полномочных возбудить производство в этих стадиях процесса.

Стадии уголовного процесса отличаются от других его частей тем, что, будучи связанными единством общих задач и принципов, характеризуются пятью признаками:

1) непосредственными задачами, решаемыми в соответствующих стадиях;
2) особым кругом субъектов, участвующих в той или иной стадии;
3) специфическими процессуальными действиями, проводимыми в определенной процессуальной форме;
4) определенными временными границами;
5) своими итоговыми процессуальными решениями.

Стадия возбуждения уголовного дела и стадия предварительного расследования охватываются понятием «досудебное производство».

Стадия возбуждения уголовного дела — это первая стадия уголовного процесса, потому что именно в ней решается основной вопрос о том, начать ли производство по уголовному делу. Это первая и обязательная стадия, которая не только предшествует производству по уголовному делу в других стадиях уголовного судопроизводства, но и неминуема ни для одного уголовного дела. Производимые в ней действия и возникающие при этом правовые отношения, будучи урегулированными уголовно-процессуальными нормами, приобретают процессуальный характер. Этой процессуальной по своей правовой природе стадии может предшествовать или одновременно с ней вестись оперативно-розыскная, административно-служебная или иная государственная деятельность.

Как всякая самостоятельная стадия, возбуждение уголовного дела имеет свои непосредственные задачи, особый круг субъектов, свои процессуальную форму, временные границы и особые итоговые решения.

Непосредственными задачами первой стадии являются:

• обнаружение признаков совершенного или подготовляемого преступления;
• определение правовых оснований и выбор соответствующего порядка дальнейшего уголовного производства;
• предотвращение предварительного следствия и дознания, когда в них нет необходимости (ст. 21 и 144 УПК).

Задачи полного раскрытия преступления, изобличения лица, его совершившего, установления всех признаков состава преступления не входят в круг непосредственных задач этой стадии, поскольку они относятся к числу общих задач и решаются главным образом в последующих стадиях уголовного процесса.

Общие и непосредственные задачи, решаемые в стадии, адресованы прокурору, следователю, органу дознания, дознавателю (ст. 21 и 144 УПК). Эти субъекты в пределах своей компетенции наделены полномочиями принимать заявления и сообщения о преступлениях, рассматривать их, при необходимости проверять и разрешать по существу. Иные субъекты, наделенные государственно-властными правами, могут по уполномочию соответствующего должностного лица выполнять вышеперечисленные обязанности.

Начало стадии возбуждения уголовного дела закон связывает с моментом получения заявления и сообщения о преступлении или обнаружения соответствующими органами уголовного судопроизводства следов преступления. Такие заявления и сообщения названы поводами для возбуждения уголовного дела (ст. 140 УПК). Среди них заявления о преступлении, явка с повинной, сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников.

Структурно производство в стадии представляет собой следующие, последовательно сменяющие друг друга, части:

• прием заявления или сообщения о преступлении и его регистрация;
• рассмотрение и оценка поступивших материалов, проверка с целью получения дополнительных материалов (доказательств);
• разрешение материалов по существу (принятие итогового решения);
• исполнение принятого решения, контроль и надзор за законностью и обоснованностью совершенных и совершаемых действий и принятых в стадии решений.

Кроме того, при рассмотрении и при проверке заявления или сообщения может приниматься промежуточное решение о направлении материалов по подследственности и подсудности с одновременным принятием мер к предотвращению или пресечению преступления, а равно закреплению следов преступления.

Обычно заявления и сообщения поступают в дежурную часть структурного подразделения органа внутренних дел, работающую круглосуточно. Устные заявления заносятся в протокол, в котором делается отметка о разъяснении ответственности за заведомо ложный донос. Такая же отметка должна делаться в случае обращения граждан с письменным заявлением (на этом же заявлении) в отдельном протоколе.

Убедившись в наличии всех необходимых реквизитов (даты, подписей и т.п.), должностное лицо дежурной части регистрирует поступившее заявление в Книге учета заявлений и сообщений о преступлениях (Книга № 1), проставляет на заявлении штамп с указанием произведенной регистрации. Затем заявителю выдается талон-уведомление с указанием в нем даты принятия заявления, регистрационного номера и лица, принявшего заявление.

Завершается работа по приему и регистрации поступившего заявления докладом дежурного начальнику структурного подразделения органа внутренних дел. Начальник структурного подразделения органа внутренних дел поручает подчиненному должностному лицу проведение предварительной проверки (при необходимости таковой) и (или) составление соответствующего промежуточного или итогового решения.

Аналогично регулируется рассматриваемая деятельность и иных органов исполнительной власти, наделенных в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности и отнесенных к органам дознания (п. 1 ч. 1 ст. 40 УПК). Особенность процессуального порядка такой проверки заключается в возможности ее проведения с помощью таких проверочных действий, как требования, поручения, запросы (ст. 21). Следственные действия в этой стадии по общему правилу не разрешаются, за исключением осмотра места происшествия (ст. 178).

Каждое поступившее заявление и сообщение о преступлении должно быть рассмотрено, при необходимости проверено и разрешено в срок до трех суток, в исключительных случаях — до 10 суток со дня получения заявления или сообщения. Эти сроки не подлежат ни продлению, ни восстановлению.

B пределах общего или исключительного сроков процессуальное решение должно быть не только составлено и подписано, но и в необходимых случаях утверждено. Имеются в виду случаи, когда производство по заявлению или сообщению велось дознавателем, чьи постановления, чтобы приобрести юридическую силу, нуждаются в утверждении начальником органа дознания.

Итоговые решения, принимаемые на данной стадии, таковы:

1) о возбуждении уголовного дела;
2) об отказе в возбуждении уголовного дела.

Стадия предварительного расследования — это вторая стадия уголовного процесса, она предваряет производство в суде, предшествует его судебному следствию. Выводы, сделанные на данной стадии, носят для суда обязательный характер, поскольку жестко опре-деляют пределы последующего судебного разбирательства по делам, направляемым в суд. При прекращении уголовных дел в этой стадии выводы являются окончательными.

Стадия предварительного расследования обладает всеми признаками самостоятельной стадии уголовного процесса. Ее главное содержание определяется непосредственными задачами. Перечни задач, приводимые в учебной литературе, у разных авторов неоди-наковые и, кроме того, обычно страдают подменой их задачами быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличения виновных и другими общими целями — задачами уголовного судопроизводства. Главное содержание, суть предварительного расследования — производство следственных действий, преследующих цели собирания доказательств. Основной задачей этой стадии является собирание доказательств в целях раскрытия преступления, изобличения виновных, привлечения их к уголовной ответственности, ограждения от нее и реабилитации невиновных, а также решения других общих задач уголовного судопроизводства.

Стадия предварительного расследования является обязательной по всем делам о преступлениях, за исключением дел частного обвинения, по которым предварительное расследование проводится лишь в факультативном порядке (т.е. если его производство при-знает необходимым суд или прокурор).

Следует различать производство предварительного расследования в собственном смысле слова и производство в одноименной стадии, являющимся более широким понятием.

Производство в стадии начинается после возбуждения уголовного дела, а собственно предва-рительное расследование — с момента принятия уголовного дела следователем или органом дознания к своему производству. При возбуждении дела одним органом и при принятии его к производству другим органом временной разрыв между этими актами может быть весьма значительным — чреватым опасностью утраты следов преступления. Это обстоятельство побудило законодателя ввести правило о немедленном после возбуждения дела принятии его к производству расследования (ст. 156 УПК).

Структура стадии складывается из следующих основных этапов (частей):

1) деятельность, связанная с принятием к производству расследования возбужденного уголовного дела;
2) производство неотложных следственных и иных процессуальных действий в целях предотвращения и пресечения преступлений, обнаружения и закрепления следов преступлений, а также вовлечения в дело заинтересованных и иных участников расследования;
3) привлечение лица в качестве обвиняемого, предъявление ему обвинения и избрание мер уголовно-процессуального принуждения;
4) производство следственных и иных процессуальных действий с целью уточнения обвинения, вовлечения в дело оставшихся не привлеченными заинтересованных участников процесса;
5) процессуальные действия, связанные с окончанием предварительного расследования, принятием и исполнением итоговых решений;
6) итоговый надзор прокурора за законностью и обоснованностью произведенного расследования по делу.

Оставлением в силе принятых итоговых решений органов предварительного расследования (полностью или частично) и направления прокурором дела в суд завершается стадия предварительного расследования.

Ввиду особенностей процессуального порядка производства предварительного расследования принято различать две его формы: предварительное следствие и дознание. По этому признаку саму стадию справедливо называют стадией предварительного следствия и дознания.

Предварительное следствие представляет собой урегулированную законом государственную деятельность следователя, выражающуюся в производстве следственных и иных процессуальных действий, направленных на раскрытие преступлений, изобличение и привлечение виновных к уголовной ответственности, на защиту нарушенных преступлением прав и свобод личности, законных интересов общества и государства, ограждение от неосновательного обвинения и реабилитацию каждого невиновного.

Предварительное следствие производится по большинству уголовных дел о наиболее сложных преступлениях. В законе предусмотрены дела, по которым предварительное следствие обязательно, и дела, по которым оно проводится факультативно, т.е. только в тех случаях, когда это признают необходимым суд или прокурор (ст. 151 УПК). Предварительное следствие ведется в основном следователями органов внутренних дел, федеральной службы безопасности и прокуратуры. Предварительное следствие может проводиться также начальниками и заместителями начальников следственных подразделений этих служб, пользующимися при этом полномочиями следователя. В ходе следствия участвуют граждане, юридические и должностные лица, наделяемые этими органами особым статусом участников предварительного расследования, обладающих определенными процессуальными правами и обязанностями (свидетели, потерпевшие, подозреваемые, обвиняемые и др.).

Производство предварительного следствия складывается из нескольких частей, представляющих собой систему процессуальных действий и решений, связанных с принятием дела к производству, выполнением неотложных следственных и иных процессуальных действий, предъявлением обвинения, применением мер уголовно-процессуального принуждения, уточнением обвинения, приостановлением (не всегда) и окончанием следствия, а также исполнением итоговых решений по делу.

Дознание проводится специально уполномоченными органами исполнительной власти государства — органами дознания. Для них производство предварительного следствия — деятельность производная, обусловленная их основными функциями.

К органам дознания относится прежде всего милиция. Это основной и универсальный орган дознания, поскольку милиция осуществляет дознание по подавляющему большинству уголовных дел и по любым преступлениям, независимо от сферы общественных отношений, на которые они посягают, и независимо от квалификации преступлений.

B настоящее время оба вида милиции (криминальная милиции и милиция общественной безопасности) являются органами дознания. Милиция является одним из двух элементов (наряду с внутренними войсками) системы органов внутренних дел. Законодатель, отказавшись от использования термина «милиция», оперирует термином «орган внутренних дел» (п. 1 ч. 1 ст. 40 УПК). Такими же универсальными органами дознания являются капитаны морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании, руководители геологоразведочных партий и зимовок в период отсутствия транспортных связей, главы дипломатических и консульских представительств (п. 3 ч. 3 ст. 40).

Иные учреждения, органы и должностные лица, уполномоченные законом на производство дознания, осуществляют дознание лишь по делам, отнесенных к их ведению.

К этим органам дознания относятся:

• командиры воинских частей, соединений и начальники военных учреждений — по делам обо всех преступлениях, совершенных подчиненными им военнослужащими, а также военнообязанными во время прохождения ими сборов; по делам о преступлениях, совершенных работниками Вооружённых Сил РФ в связи с исполнением служебных обязанностей или в расположении части, соединения, учреждения (п. 4 ч. 2 ст. 157 УПК);
• органы ФСБ России — по делам, подследственным следователям этого ведомства (п. 2 ч. 2 ст. 151);
• начальники учреждений и органов уголовно-исполнительной системы Минюста России — по делам о преступлениях, совершенных сотрудниками этих учреждений и органов в связи с исполнением ими служебных обязанностей, а равно по делам о преступлениях, совершенных в расположении этих учреждений (п. 5 ч. 2 ст. 157);
• органы Государственной противопожарной службы МЧС России — по делам о преступлениях, предусмотренных ч. 2 ст. 168, ч. 1 ст. 219, ч. 1 ст. 261 УК;
• органы пограничной службы — по делам о нарушении режима Государственной границы РФ, пограничного режима и режима в пунктах пропуска через Государственную границу РФ, а также по делам о преступлениях, совершенных на континентальном шельфе России (п. 3 ч. 3 ст. 157 УПК);
• таможенные органы — по делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 188, ст. 194 УК (п. 5 ч. 3 ст. 151 УПК);
• Главный судебный пристав РФ, главный военный судебный пристав, главный судебный пристав субъекта Федерации, их заместители, старший судебный пристав, старший военный судебный пристав, а также старшие судебные приставы Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ — по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 294, ст. 297, ч. 1 ст. 311, ст. 312, 315 УК (п. 2 ч. 1 ст. 40, п. 4 ч. 3 ст. 151 УПК).

Руководители учреждений и органов обладают всеми полномочиями органов дознания. Непосредственное расследование обычно ведут специально уполномоченные должностные лица, именуемые дознавателями (ст. 41 УПК). Эти субъекты обладают меньшими процессуальными полномочиями. Процессуальные решения, составляемые этими лицами, приобретают юридическую силу после утверждения актов начальником органов дознания.

Дознание по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, представляет собой этап предварительного расследования, предшествующий предварительному следствию. Суть этого усеченного вида дознания состоит в том, что при наличии признаков преступления, по которому обязательно производство предварительного следствия, орган дознания возбуждает уголовное дело и производит неотложные следственные действия в целях обнаружения и фиксации следов преступления, а также доказательств, требующих незамедлительного закрепления, изъятия и исследования. В число неотложных следственных действий включены осмотр места происшествия, освидетельствование и назначение судебной экспертизы (п. 19 ст. 5, п. 2 ч. 2 ст. 40, ч. 4 ст. 146, ст. 157 УПК). Об обнаруженном преступлении и начатом дознании орган дознания немедленно уведомляет прокурора. По выполнении неотложных следственных и других процессуальных действий орган дознания направляет уголовное дело прокурору (п. 3 ст. 149, ч. 3 ст. 157). Таким образом, этот вид дознания завершается решением о передаче дела прокурору.

Дознание по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия необязательно, представляет собой расследование уголовного дела в полном объеме. Оно проводится в случаях обнаружения преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 150 УПК (представляющие меньшую общественную опасность преступления, расследование которых не представляет такой трудности, как дела, подследственные следователям).

Досудебное производство по уголовным делам

В соответствии с п. 9 ст. 5 УПК РФ досудебное производство включает в себя уголовное судопроизводство с момента получения сообщения о преступлении и до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу. Тем самым подчеркивается, что возбуждение уголовного дела является составной частью досудебного производства и регламентируется уголовно-процессуальным законом.

Понятием "возбуждение уголовного дела" в учебной и научной литературе охватываются сходные, но все же различающиеся категории. Это и институт уголовно-процессуального права, и стадия уголовного судопроизводства, и деятельность уполномоченных органов и должностных лиц, в отдельных же случаях речь идет о специфических правоотношениях. Представляется, что при выработке понятия следует использовать различные аспекты этого правового явления, поскольку именно их совокупность позволит создать представление о многогранности и значимости возбуждения уголовного дела.

Под возбуждением уголовного дела следует понимать первоначальную стадию уголовного судопроизводства, в рамках которой уполномоченные государственные органы и должностные лица обнаруживают деяние, производят его проверку, в результате чего выносят постановление о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела, в связи с чем вовлеченные в процесс лица приобретают определенные права и обязанности.

Из данного определения вытекает ряд признаков, характеризующих возбуждение уголовного дела в качестве самостоятельной стадии уголовного судопроизводства:

1. Возбуждение уголовного дела является первоначальной и обязательной стадией уголовного судопроизводства. Для того чтобы досудебное производство осуществлялось надлежащим образом, требуется, чтобы перед этим уголовное дело было возбуждено. Особенно актуален этот признак для случаев, когда в рамках уже расследуемого уголовного дела требуется возбудить уголовное дело по новому факту.
2. Данная деятельность осуществляется в порядке, строго регламентированном законом. В УПК РФ имеется разд. VII "Возбуждение уголовного дела", состоящий из двух глав (ст. 140—149). Органы и должностные лица не вправе совершать действия, которые не прописаны в указанных нормах, а также расширительно толковать положения закона.
3. Осуществлять проверочные действия и принимать процессуальные решения на данной стадии вправе лишь государственные органы и должностные лица, наделенные соответствующими полномочиями. Такой возможностью обладают следующие участники уголовного судопроизводства: следователь (ст. 38 УПК РФ); руководитель следственного органа, осуществляющий полномочия следователя или руководителя следственной группы (ч. 2 ст. 39 УПК РФ); орган дознания (ст. 40 УПК РФ); начальник подразделения дознания (ч. 2 ст. 40' УПК РФ); дознаватель (ст. 41 УПК РФ). Уголовные дела частного обвинения возбуждаются самим потерпевшим путем подачи им заявления (ч. 1 ст. 318 УПК РФ).
4. Содержанием данной стадии является обнаружение деяния и его проверка на предмет наличия или отсутствия признаков преступления. Иная деятельность (например, профилактика преступлений, рассмотрение материалов об административных правонарушениях) в понятие возбуждения уголовного дела не входит и нормами уголовно-процессуального права не регламентируется.
5. В результате проверочных действий на данной стадии принимается одно из решений — о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела. Данные решения оформляются соответствующими постановлениями. Категорически запрещено списывать поступившие сообщения о преступлениях через канцелярию правоохранительного органа, не давая им уголовно-правовой оценки.
6. На стадии возбуждения уголовного дела возникают специфические уголовно-процессуальные отношения, в рамках которых вовлеченные в них лица приобретают определенные права и обязанности. Например, заявитель имеет право обращаться с информацией в правоохранительный орган. Одновременно на него налагается обязанность сообщать правдивые сведения, а в случае заведомо ложного доноса он несет ответственность по ст. 306 УК РФ.

Значение стадии возбуждения уголовного дела состоит в следующем:

1. Возбуждение уголовного дела обеспечивает незамедлительное и адекватное реагирование правоохранительных органов на каждый случай совершенного или готовящегося преступления.
2. Процедура возбуждения уголовного дела обеспечивает ограждение лица от незаконного и необоснованного уголовного преследования, применения к нему мер процессуального принуждения, иного ограничения его прав и свобод.

Прокурор в досудебном производстве

Стадия возбуждения в уголовном судопроизводстве имеет очень важное значение. Оттого, насколько правильно и своевременно будет принято и зарегистрировано сообщение о преступлении, насколько полно будет проведена проверка поступившего повода, зависит успех дальнейшего расследования, а также обеспечение прав и законных интересов граждан. В соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства должностные лица органов, осуществляющих уголовное преследование, обязаны принять и проверить сообщение о любом совершенном, совершаемом или готовящемся преступлении.

Процессуальный порядок возбуждения уголовного дела урегулирован как уголовно-процессуальным законодательством, так и внутриведомственными нормативными актами.

Участие прокурора на стадии возбуждения уголовного дела заключается в осуществлении надзора за соблюдением правил приема, регистрации, рассмотрения и проверки поступающих сообщений о преступлениях с целью установления наличия или отсутствия оснований для возбуждения уголовного дела.

Уголовное судопроизводство начинается с поступления и регистрации повода для возбуждения уголовного дела. Поводом для возбуждения уголовного дела служит установленный уголовно-процессуальным законом источник, из которых компетентные государственные органы и должностные лица получают информацию о совершаемом, совершенном или готовящемся преступлении.

Поступление соответствующего повода для возбуждения уголовного дела является юридическим фактом, который обязывает прокурора, следователя, орган дознания принять его, проверить на наличие или отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела и вынести соответствующее решение.

На этом этапе стадии возбуждения уголовного дела допускаются серьезные нарушения законности:

1) в случаях, когда преступление совершено в условиях неочевидности и нет подозреваемого лица, пострадавшим нередко отказывают в приеме заявлений и сообщений о преступлениях, а принятые — не регистрируются и не рассматриваются;
2) уголовно наказуемые деяния квалифицируются как административные проступки, а при очевидных признаках состава преступления принимаются незаконные решения об отказе в возбуждении уголовного дела, подчас учиняются подлоги, фальсифицируются материалы проверок;
3) нарушаются установленные законом сроки рассмотрения и разрешения сообщений о преступлениях и т.д. В связи с этим прокурор обязан ежемесячно проверять исполнение законодательства при приеме, разрешении и учете заявлений и сообщений о преступлениях, сопоставляя для этого данные органов внутренних дел, сообщения средств массовой информации, жалобы граждан, сведения страховых компаний, медицинских учреждений об оказании помощи гражданам по поводу криминальных травм, результаты судебно-медицинского исследования трупов с признаками насильственной смерти, сводки о совершенных преступлениях, материалы иных источников.

Генеральный прокурор обязывает нижестоящих прокуроров, ответственных за правильность ведения учетно-регистрационной документации, обеспечить своевременную и полную регистрацию заявлений, сообщений и сигналов о преступлениях, поступающих в органы прокуратуры. Прокуроры должны систематически проверять состояние делопроизводства, учетно-регистрационной дисциплины в нижестоящих прокуратурах. Ответственность за организацию этой работы возложена лично на прокуроров городов и районов.

Осуществляя надзор за исполнением закона в стадии возбуждения уголовного дела, прокуроры обязаны обращать внимание и на соблюдение установленной уголовно-процессуальным законом формы поступившего повода для возбуждения уголовного дела.

При наличии фактов фальсификации материалов доследственных проверок, прокурор должен выносить мотивированное постановление о направлении в органы предварительного следствия соответствующих материалов для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений.

Особое внимание при осуществлении надзора за исполнением законов в этой стадии прокурор должен уделить срокам проверки поступившего повода для возбуждения уголовного дела. В соответствии с положениями УПК прокурор, следователь и дознаватель обязаны проверить поступивший повод для возбуждения уголовного дела и в течение трех суток принять решение о возбуждении уголовного дела либо об отказе в этом.

Продлить срок проверки до 10 суток может только руководитель следственного органа или начальник органа дознания по ходатайству соответственно следователя или дознавателя. Дальнейшее продление срока проверки недопустимо. Все проверочные действия, проводимые следователем, дознавателем после истечения 10 суток, признаются нарушением закона.

Однако при необходимости проведения ревизий или документальных проверок руководитель следственного органа по ходатайству следователя, а прокурор по ходатайству дознавателя вправе продлить срок проверки поступившего сообщения о преступлении до 30 суток.

Основной задачей стадии возбуждения уголовного дела является установление наличия или отсутствия оснований для возбуждения уголовного дела. Представляется вполне оправданным в этой стадии уголовного процесса истребовать предметы и документы, опрашивать граждан относительно обстоятельств, имеющих значения для разрешения поступившего в компетентные органы повода для возбуждения уголовного дела, назначать и проводить ревизии, инвентаризации, проверки документации, необходимые исследования с привлечением специалистов и т.д.

Отдельного внимания заслуживает подход к возможности осуществления в этой стадии уголовного процесса следственных действий. Так, до возбуждения уголовного дела может быть проведено только одно следственное действие — осмотр места происшествия (ч. 2 ст. 176 УПК). В связи с этим прокуроры должны обращать внимание на то, что это положение УПК не подлежит расширительному толкованию.

При выявлении нарушений порядка приема, регистрации и разрешения сообщений о преступлениях, проведения доследственных проверок прокурор должен требовать их устранения и привлечения виновных лиц к ответственности.

Следователь, дознаватель, убедившись в том, что в поступившем сообщении о преступлении содержатся признаки преступления и отсутствуют правовые основания к отказу в возбуждении уголовного дела, обязаны принять решение о возбуждении уголовного дела, вынести об этом постановление и немедленно уведомить заявителя.

Следователь, вынеся постановление о возбуждении уголовного дела, незамедлительно приступает к расследованию. В свою очередь дознаватель обязан свое решение о возбуждении уголовного дела согласовать с начальником органа дознания и прокурором.

Прокурор, признав постановление об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, должен отменить его и с указаниями возвратить в орган дознания, установив при этом конкретный срок проведения дополнительной проверки с учетом объема производства необходимых проверочных действий.

Копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента его вынесения направляется заявителю и прокурору. При этом заявителю разъясняются его право обжаловать данное постановление и порядок обжалования. Постановление следователя, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела, в свою очередь, должно стать объектом пристального внимания прокурора, как с формальной, так и с содержательной стороны.

Генеральный прокурор возлагает на надзирающих прокуроров безотлагательно рассматривать поступающие от дознавателей копии постановлений о возбуждении уголовного дела публичного обвинения, проверяя наличие поводов и оснований для возбуждения уголовного дела. В тех случаях, когда, исходя из текста копии постановления, невозможно сделать однозначный вывод о законности возбуждения уголовного дела, прокуроры должны незамедлительно требовать от органа дознания, дознавателя представления материалов, обосновывающих принятое решение. Признав постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, надзирающий прокурор выносит постановление о его отмене в течение 24 часов с момента получения указанных материалов прокурором или его заместителем, независимо оттого, производились ли по делу следственные действия.

Отказ в возбуждении уголовного дела может быть обжалован прокурору, руководителю вышестоящего следственного органа или в суд в порядке, установленном ст. 124 и 125 УПК.

В соответствии со ст. 124 УПК прокурор, руководитель следственного органа рассматривают жалобу в течение трех суток со дня ее получения. В исключительных случаях, когда для проверки жалобы необходимо истребовать дополнительные материалы либо принять иные меры, допускается рассмотрение жалобы в срок до 10 суток, о чем извещается заявитель. По результатам ее рассмотрения прокурор, руководитель следственного органа выносит постановление о полном или частичном удовлетворении жалобы либо об отказе в ее удовлетворении. Заявитель должен быть незамедлительно уведомлен о решении, принятом по жалобе, и дальнейшем порядке его обжалования.

Стадии досудебного производства

Всесторонность, полнота и объективность рассмотрения уголовного дела в суде и ее решение по сути нуждаются в объемной и квалифицированной подготовительной работы. Поэтому все уголовные производства имеют "пройти" стадию досудебного расследования.

Досудебное расследование - первая стадия уголовного процесса, в которой следователь, прокурор обязаны исследовать обстоятельства уголовного правонарушения с целью изобличения виновных и обеспечения возмещения причиненного преступлением ущерба и возможной конфискации имущества.

Признаки стадии досудебного расследования:

1) строгое нормативное регулирование уголовной процессуальной деятельности;
2) осуществление деятельности специально уполномоченными субъектами (следователь, прокурор);
3) ограниченный круг средств познания;
4) познание имеет ретроспективный характер;
5) установление обстоятельств уголовного правонарушения часто происходит в условиях противодействия со стороны заинтересованных участников досудебного расследования.

Назначением стадии досудебного расследования является решение вопроса о формировании и формулировка обвинения, которое передается прокурором в суд. В случае установления обстоятельств, препятствующих привлечению определенного лица в качестве обвиняемого, уголовное производство закрывается. Если в ходе расследования будут установлены обстоятельства, освобождающие лицо от уголовной ответственности, то дело должно быть направлено в суд.

Соотношение стадии досудебного расследования и стадии судебного разбирательства раскрывается через следующие положения:

1) Досудебное расследование имеет вспомогательный относительно стадии судебного разбирательства характер. Плотность в стадии досудебного расследования осуществляется не только до суда, но и (и это главное) для суда.
2) Развитие связи между этими стадиями является односторонним, поскольку материалы расследования направляются в суд для решения вопроса о виновности обвиняемого и назначения ему наказания, то есть окончательного решения дела. С вступлением в силу нового УПК уголовное дело не может быть возвращено для производства дополнительного досудебного расследования, как это имело место по предыдущим КПК.
3) В стадии досудебного расследования устанавливаются пределы судебного разбирательства. Суд, рассматривая уголовное дело, не может выйти за пределы обвинения (подозрения), предъявленного во время досудебного расследования. Исключения составляют случаи, предусмотренные ст.338, ст. 339 УПК.

Стадия досудебного расследования имеет уголовно-правовое и уголовно-процессуальное значение.

Уголовно-правовое значение досудебного расследования заключается в том, что в нем осуществляется квалификация уголовного правонарушения: сначала в Едином реестре досудебных расследований (ЕРДР), потом в сообщении о подозрении и наконец - в обвинительном акте.

Уголовное процессуальное значение стадии досудебного расследования проявляется в том, что в ней устанавливаются пределы судебного разбирательства.

Наряду с общими принципами уголовного судопроизводства (гл. 2 УПК), в стадии досудебного расследования проявляют свое действие также общие положения, присущие только для нее.

Общие положения досудебного расследования - это установленные законом (гл. 19 УПК) и обусловленные принципами уголовной производства правила, которые выражают характерные особенности до судового расследования как стадии процесса и определяют наиболее существенные требования, предъявляемые к порядку производства следственных (розыскных) действий и принятия процессуальных решений.

Суд в досудебном производстве

Судебная деятельность в досудебном производстве осуществляется на основании и в порядке, установленных уголовно-процессуальным законом РФ. В соответствии с предписаниями ч. 2 ст. 29 УПК РФ только суд правомочен принимать решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста, продлении срока содержания под стражей, о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы, о производстве осмотра в жилище при отсутствии согласия проживающих в нем лиц, о производстве обыска (выемки) в жилище, выемки заложенной или сданной в ломбард вещи, о производстве личного обыска, за исключением случаев, предусмотренных ст. 93 УПК РФ, о производстве выемки предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, а также предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях, о наложении ареста на корреспонденцию, разрешении на ее осмотр и выемку в учреждениях связи, о наложении ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях, о временном отстранении подозреваемого или обвиняемого от должности в соответствии со ст. 114 УПК РФ, о контроле и записи телефонных и иных переговоров. Суд также вправе рассматривать жалобы на действия (бездействие) и решения прокурора, следователя, органа дознания, дознавателя в случаях и в порядке, предусмотренных ст. 125 УПК РФ.

Перечисленные процессуальные решения и действия составляют один из способов определения пределов судебной компетенции в досудебном производстве.

Закон определяет этот перечень для создания необходимых ориентиров деятельности как органов досудебного производства, так и суда, исключая возможность некоторого дублирования в деятельности этих органов и создавая за счет этого дополнительную и весьма существенную гарантию законности производства процессуальных действий и законности и обоснованности процессуальных решений, производимых и принимаемых в досудебном производстве. Кроме того, как отмечается в научных источниках судебная деятельность (в большинстве случаев за судебной деятельностью в досудебном производстве утвердилось название судебного контроля) в досудебном производстве является важным средством охраны и защиты конституционных прав и свобод участников производства по уголовному делу.

Судебная деятельность в рамках досудебного производства действительно создает необходимые предпосылки для повышения качества предварительного расследования, в том числе и в части обеспечения прав участников уголовного судопроизводства. Однако в ряде случаев возникают правовые коллизии, создающие как теоретические, так и практические проблемы в судебной и следственной деятельности.

В части 2 ст. 29 УПК РФ законодатель постарался сконцентрировать все решения, которые уполномочен принимать судья в досудебном производстве. Однако является ли этот перечень исчерпывающим? Для ответа на поставленный вопрос обратимся к содержанию действующего уголовно-процессуального закона.

В соответствии с ч. 3 ст. 118 УПК РФ при неисполнении участником уголовного судопроизводства возложенных на него процессуальных обязанностей к нему может быть применено денежное взыскание, которое налагается судом.

Как указано в ч. 3 ст. 217 УПК РФ, утверждение графика и срока ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемого и его защитника в случае явного затягивания ознакомления с этими материалами устанавливается судом в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ.

Положениями ст. 448 УПК РФ предусмотрены особенности возбуждения уголовного дела в отношении специальных субъектов, перечисленных в ч. 1 ст. 447 УПК РФ: судей, прокуроров, депутатов и др. В числе этих особенностей указаны полномочия суда давать согласие на принятие соответствующего решения. Например, в отношении судьи Конституционного Суда уголовное дело может быть возбуждено Председателем Следственного комитета при прокуратуре РФ с согласия Конституционного Суда РФ.

В части 2 ст. 450 УПК РФ предусмотрено, что судебное решение об избрании в отношении судьи Конституционного Суда РФ меры пресечения в виде заключения под стражу исполняется с согласия Конституционного Суда РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 463 УПК РФ осуществляется судебная проверка законности и обоснованности решения прокурора о выдаче.

Таким образом, вряд ли можно считать перечень ч. 2 ст. 29 УПК РФ исчерпывающим. Суд вправе принимать и иные решения, а также осуществлять иные действия, в этой статье УПК РФ не предусмотренные. Полагаем, что соответствующее дополнение должно быть внесено в ч. 2 ст. 29 УПК РФ следующего содержания: "12) принимать иные решения, предусмотренные настоящим Кодексом".

В ст. 165 УПК РФ указан процессуальный порядок получения судебного решения о производстве отдельных следственных действий, перечисленных в ч. 2 ст. 29 УПК РФ, где указано, что по судебному решению в жилище гражданина производится обыск, выемка и осмотр места происшествия. А если в жилище гражданина требуется провести не осмотр места происшествия, выемку или обыск, а иное следственное действие, то правомочен ли суд принять соответствующее решение, или для соблюдения законности будет достаточно постановления следователя?

О проблеме производства иных следственных действий в жилище граждан без судебного решения высказываются многие ученые. В частности, В.А. Семенцов пишет: "В ст. 12 УПК упоминаются только три следственных действия, производство которых осуществляется на основании судебного решения: осмотр, обыск и выемка в жилище. Но производство и других следственных действий (допрос, проверка показаний на месте, следственный эксперимент) может быть сопряжено с проникновением в жилище помимо воли проживающих в нем лиц". И далее автор делает, на наш взгляд, вполне логичный вывод, вытекающий из самой цели введения в досудебное производство судебной проверки законности и обоснованности ограничения конституционного права на неприкосновенность жилища: "Правомерным проникновение (в жилище - О.А.) будет только при наличии судебного решения".

Разделяя высказанную точку зрения в целом, в то же время считаем возможным несколько уточнить те изменения, которые предлагается внести в УПК РФ в связи с частичным несоответствием уголовно-процессуальных положений конституционному смыслу принципа неприкосновенности жилища. В.А. Семенцов предлагает заменить в ч. 1 ст. 12 УПК РФ слова "осмотр жилища производится" на "осмотр, допрос, проверка показаний на месте и следственный эксперимент в жилище производятся".

Полагаем, наличие исчерпывающего перечня следственных действий, производство которых в жилище требует судебного решения, не разрешит основную проблему: необходима выработка общего критерия законности производства тех или иных действий, сопряженных с вторжением в жилище граждан. Этот же критерий послужит и для определения пределов судебной деятельности в досудебном производстве.

Предлагаем установить следующее правило: любые процессуальные действия, включая следственные, которые могут сопровождаться вторжением в жилище граждан, должны производиться только по судебному решению. При этом следует учитывать положения ч. 5 ст. 165 УПК РФ, регламентирующие производство следственных действий в неотложных случаях.

Поэтому суд должен будет проверять законность и обоснованность производства не только определенных следственных, а любых процессуальных действий, сопровождающихся принудительным вторжением в жилище граждан.

Подходя к оценке пределов судебных полномочий в досудебном производстве, можно отметить следующее весьма существенное обстоятельство. В одних случаях законом предусмотрено принятие судом решения (например, ч. 2 ст. 29 УПК РФ). В других - суд разрешает производство следственных действий (как, например, сказано в ч. 4 ст. 165 УПК РФ). В третьем - суд дает согласие на производство следственных и иных процессуальных действий (например, п. 3 ч. 1 ст. 448, ч. 5 ст. 450 УПК РФ). В каждом случае речь идет о различных процессуальных полномочиях суда, обусловливающих характер судебной деятельности и соответствующее этому характеру вмешательство в досудебную деятельность.

В первую очередь различия в полномочиях сказываются на определении фактических оснований их реализации. Принять решение или разрешить производство какого-либо процессуального действия либо дать на него согласие означает, что суд в каждой ситуации обязан собрать определенную совокупность сведений, а поскольку речь идет о досудебном производстве - обязать орган предварительного расследования представить эту совокупность, оценить сведения по существу и на их основе реализовать предоставленное законом полномочие. Объем представляемых сведений судье для принятия им того или иного решения определяется его компетенцией и должен регулироваться определенными рамками, т.е. пределами.

С учетом того разнообразия судейских полномочий, которые предусмотрены в действующем уголовно-процессуальном законе, эти пределы в указанном аспекте достаточно широки и неконкретизированны, что приводит к формированию неоднозначной правоприменительной практики. Например, судья Ленинского районного суда, рассмотрев постановление дознавателя ОМ-1 УВД по г. Краснодару, приняла решение избрать в отношении подозреваемого Ч. меру пресечения в виде заключения под стражу. В том же суде при рассмотрении постановления следователя СО СУ при УВД по г. Краснодару о продлении срока заключения под стражу обвиняемого К. судьей принято решение удовлетворить ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей обвиняемому. Анализ этих двух судебных решений приводит к выводу, что в одном случае судья принял самостоятельное решение, как предписывает закон, а в другом согласился с решением следователя.

Полагаем, что в тексте уголовно-процессуального закона необходимо использование единой терминологии, позволяющей вполне однозначно выявлять правовой смысл приводимых категорий и понятий. Если в базовой ст. 29 УПК РФ употребляется понятие "принимать решение", то и в последующих нормативных положениях необходимо придерживаться этого же подхода.

Порядок досудебного производства

Прежде чем суд сможет рассмотреть уголовное дело и вынести приговор, необходима особая предварительная подготовка: собирание доказательств, применение мер принуждения, предварительное определение позиции стороны защиты. Этим задачам и служит досудебное производство — та часть уголовного судопроизводства, которая начинается с момента получения сообщения о преступлении и заканчивается направлением прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу (п. 9 ст. 5 УПК РФ).

Термин «досудебное» означает, что судопроизводство ведется еще не судом, а органами публичного уголовного преследования: прокурором, следователем, дознавателем. Эти органы выполняют функцию обвинения (уголовного преследования), что позволяет законодателю называть их стороной обвинения (п. 47 ст. 5 УПК РФ). Однако собственно стороной они будут лишь перед лицом независимого суда, т. е. в судебном производстве. Пока следователь и дознаватель ведут уголовное дело, они «должностные лица, осуществляющие уголовное (вернее — досудебное) судопроизводство». Поэтому следователь и дознаватель в досудебных стадиях выполняют не только функцию обвинения, но и отдельные элементы судебной по своей изначальной природе функции рассмотрения и разрешения дела (собирание судебных доказательств, принятие окончательных решений, влекущих прекращение уголовного дела, и т. д.), а также функции защиты (в виде обеспечения прав подозреваемого и обвиняемого — ч. 1 ст. 11 УПК РФ), которые практически сливаются в их деятельности в единую функцию расследования. Последняя, как было показано выше (более подробно об этом см. в § 2 гл. 3, § 1, 3 гл. 5 настоящего учебника), есть наследие розыскного типа уголовного процесса. Об осуществлении органами предварительного расследования и прокурором функции обвинения в чистом виде можно, на наш взгляд, говорить только в тех случаях, когда они участвуют в судебных заседаниях, в том числе по рассмотрению и разрешению судьей в порядке судебного контроля вопросов о применении мер или совершении ими действий (бездействия), ограничивающих конституционные права граждан (ч. 2 ст. 29, ст. 108, 125, 165 УПК РФ).

Таким образом, в современном российском уголовном судопроизводстве досудебное производство осуществляется не только по состязательной, но и по розыскной модели, в которой в единой функции расследования сливаются направления деятельности по обвинению, защите и разрешению дела. Называя производство досудебным, законодатель невольно подчеркивает, что оно частично еще и несостязательное. В целом наше предварительное расследование можно определить как смешанную форму, сочетающую розыскные и состязательные элементы.

Однако по сравнению с прежним процессуальным законодательством УПК РФ закрепляет тенденцию возрастания роли суда в досудебных стадиях (ст. 29), которая лежит в русле развития уголовного процесса стран континентального права. В силу укрепляющего свои позиции принципа состязательности досудебные стадии перестраиваются таким образом, чтобы они также делались судебными. Положение «хозяина процесса» (dominus litis — лат.) от прокурора постепенно переходит к суду. В результате существует перспектива упразднения деления стадий на досудебные и судебные.

В связи с этим вместо досудебного и судебного производства в системе стадий публично-состязательного уголовного процесса более правильно, на наш взгляд, выделять предварительное и окончательное производство. Термин предварительное производство точнее отражает его смысл — подготовительные для судебного разбирательства меры — и не противоречит принципу состязательности. К предварительному производству относятся возбуждение уголовного дела, предварительное расследование, предание суду.

Решения в досудебном производстве

Согласно п. 33 ст. 5 УПК РФ процессуальное решение — это решение, принимаемое судом, прокурором, следователем, дознавателем в порядке, установленном УПК РФ.

В уголовно-процессуальном праве понятие «решение» употреблено при разъяснении наименования таких процессуальных актов, как постановление, приговор, определение. Общими признаками этих актов является то, что они содержат ответы на правовые вопросы. Этим они отличаются от таких процессуальных актов, как протоколы следственных и судебных действий, в которых удостоверяется факт производства, содержание и результаты следственных действий. Процессуальные решения содержат ответы на вопросы «что установлено» и «как действовать для достижения поставленной цели».

УПК РФ установлено более 100 случаев составления различных постановлений. Согласно п. 25 ст. 5 УПК РФ постановление — это решение прокурора, руководителя следственного органа, следователя, дознавателя, вынесенное при производстве предварительного расследования, за исключением обвинительного заключения и обвинительного акта.

Все процессуальные решения досудебного производства можно, исходя из способа приобретения юридической силы, подразделить на три следующих вида:

1) постановления, вынесенные следователем (руководителем следственного органа) или дознавателем (начальником подразделения дознания, начальником органа дознания), а также прокурором единолично, в упрощенном порядке, которые непосредственно приобретают юридическую силу;
2) постановления следователя или дознавателя (начальника подразделения дознания, начальника органа дознания), которые приобретают юридическую силу с согласия (разрешения), соответственно, руководителя следственного органа или прокурора;
3) постановления следователя (руководителя следственного органа) или дознавателя (начальника подразделения дознания, начальника органа дознания), которые приобретают юридическую силу на основании судебного решения.

Постановления, вынесенные следователем (руководителем следственного органа) или дознавателем (начальником подразделения дознания, начальником органа дознания), а также прокурором единолично, которые непосредственно приобретают юридическую силу с момента их вынесения. Эти постановления составляют подавляющее большинство процессуальных документов досудебного производства по уголовному делу.

По задачам, установленным уголовно-процессуальным законом, постановления этой группы выполняют следующие функции:

а) подтверждают факт возбуждения уголовного дела, факт отказа в возбуждении уголовного дела, факт передачи сообщения по подследственности (ст. 145, 146—149 УПК РФ);
б) устанавливают статус участников уголовного судопроизводства, например о признании потерпевшим, о привлечении лица в качестве обвиняемого, о назначении лица переводчиком и др. (ст. 42, 47, 59 УПК РФ);
в) направлены на собирание доказательств, например, о производстве выемки, о производстве освидетельствования о назначении судебной экспертизы и др. (ст. 183, 179, 195 УПК РФ);
г) направлены на обеспечение прав лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, например об отводе эксперта, о рассмотрении ходатайства защитника обвиняемого и др. (ст. 70, 219 УПК РФ) и др.

Постановления следователя или дознавателя (начальника подразделения дознания, начальника органа дознания), которые приобретают юридическую силу, соответственно, с согласия (разрешения) руководителя следственного органа или прокурора. Согласие — это разрешение руководителя следственного органа на производство следователем или разрешение прокурора на производство дознавателем соответствующих следственных и иных процессуальных действий и на принятие ими процессуальных решений (п. 411 ст. 5 УПК РФ).

С согласия руководителя следственного органа (его заместителя) приобретают юридическую силу постановления следователя: об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с мотивированным постановлением прокурора о направлении материалов в орган предварительного следствия для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства (ч. I1 ст. 148 УПК РФ); об обеспечении безопасности потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц (ч. 9 ст. 166 УПК РФ).

Согласие прокурора (его заместителя) обязательно при вынесении постановления дознавателем о возбуждении уголовного дела по отдельной категории для частного и частно-публичного обвинения (ч. 4 ст. 20, ч. 3 ст. 21 УПК РФ).

Только с согласия руководителя органа следственного органа (его заместителя) или прокурора (его заместителя) могут приобрести юридическую силу соответственно постановления следователя или дознавателя:

• о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК РФ);
• о прекращении уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием (ст. 28 УПК РФ);
• об отмене или изменении меры пресечения (ч. 3 ст. 110 УПК РФ), в случае избрания ее с согласия руководителя следственного органа или прокурора.

Постановления следователя или дознавателя, которые приобретают юридическую силу на основании судебного решения.

К ним относятся приведенные ниже постановления, представляемые указанными должностными лицами в суд для получения разрешения на производство следственных и иных процессуальных действий, которые получают юридическую силу только по решению суда, выносимому в порядке, установленном ст. 29 и 165 УПК РФ:

• о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде залога (ст. 97—101, ст. 106 УПК РФ);
• о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста (ст. 97—101, ст. 107 УПК РФ);
• о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (ст. 97—101, ст. 108 УПК РФ);
• о возбуждении перед судом ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей (ст. 109 УПК РФ);
• о возбуждении перед судом ходатайства о временном отстранении подозреваемого (обвиняемого) от должности (ст. 111, ст. 114 УПК РФ);
• о возбуждении перед судом ходатайства о наложении ареста на имущество (включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях, ценные бумаги) подозреваемого (обвиняемого) или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия (ст. 115, ст. 116 УПК РФ);
• о возбуждении перед судом ходатайства о производстве осмотра жилища (ч. 5 ст. 177 УПК РФ);
• о возбуждении перед судом ходатайства о разрешении на извлечение трупа (эксгумации) (ч. 3 ст. 178 УПК РФ);
• о возбуждении перед судом ходатайства о передаче для реализации или уничтожения вещественных доказательств, если владелец не дал согласие на реализацию или уничтожение имущества (п/п «в» п. 1, п/п «б» и «в» п. 2 и п. 3 ч. 2 ст. 82 УПК РФ);
• о возбуждении перед судом ходатайства о производстве обыска (выемки) в жилище, а также в служебном помещении адвоката или адвокатского образования (ч. 3 ст. 182, ч. 2 ст. 183 УПК РФ, п. 3 ст. 8 ФЗ РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Определение Конституционного Суда РФ № 439-0 «По жалобе граждан С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав ст. 7, 29, 182 и 183 УПК РФ»);
• о возбуждении перед судом ходатайства о производстве выемки предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, а также предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях (ч. I, 2 и 4 ст. 182, ст. 183 УПК РФ, Определение Конституционного Суда РФ № 10-0 «По жалобе открытого акционерного общества «Универсальный коммерческий банк «Эра» на нарушение конституционных прав и свобод частями второй и четвертой статьи 182 УПК РФ»);
• о возбуждении перед судом ходатайства о производстве выемки вещей, заложенных или сданных на хранение в ломбард (ст. 183 УПК РФ);
• о возбуждении перед судом ходатайства о производстве личного обыска подозреваемого (обвиняемого) (ст. 93, ч. 1 и 3 ст. 182, ст. 184 УПК РФ);
• о возбуждении перед судом ходатайства о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления и производстве их осмотра и выемки (ст. 185 УПК РФ);
• о возбуждении перед судом ходатайства о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров (ст. 186 УПК РФ);
• о возбуждении перед судом ходатайства о получении информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами (ст. 186 УПК РФ);
• о возбуждении перед судом ходатайства о помещении подозреваемого (обвиняемого), не содержащегося под стражей, в медицинский (психиатрический) стационар для производства судебно-медицинской (судебно-психиатрической) экспертизы (ст. 203 УПК РФ);
• о возбуждении перед судом ходатайства о помещении лица, содержащего под стражей, в психиатрический стационар (ст. 435 УПК РФ);
• о прекращении уголовного дела и возбуждении перед судом ходатайства о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия (ст. 427 УПК РФ).

Досудебное производство в уголовном процессе

Уголовное судопроизводство (уголовный процесс) представляет собой одно из направлений реализации государственной власти, специфика которого обусловлена необходимостью защиты граждан, общества и государства от преступлений как наиболее общественно опасного вида правонарушений. В системе государственного противодействия преступности уголовное судопроизводство имеет приоритетное значение, поскольку признавать лицо виновным в совершении преступления и назначать ему наказание возможно лишь в результате законно проведенного расследования и судебного разбирательства при строгом соблюдении надлежащей правовой процедуры.

С позиции этимологии «судопроизводство» есть производство, осуществляемое судом, что полностью соответствует рассмотрению гражданских, административных и арбитражных дел. Этот же термин законодатель использует и применительно к уголовному производству, где, наряду с судебным разбирательством, осуществляется значительное и продолжительное досудебное производство.

Понятия «уголовное судопроизводство» и «уголовный процесс» тождественны, хотя по буквальному толкованию судопроизводство означает производство в суде, а УПК РФ устанавливает процессуальные нормы, регулирующие деятельность не только суда, но и органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора. Пункт 56 ст.5 УПК РФ в содержание термина «уголовное судопроизводство» включает досудебное и судебное производство по уголовному делу.

В юридической литературе уголовное судопроизводство (уголовный процесс) трактуется по-разному. Авторы акцентируют внимание на тех или иных чертах данной дефиниции. Так, М.А. Чельцовым уголовный процесс определяется только как деятельность суда, прокуратуры, следствия и дознания. Процессуальные отношения не только не включаются в определение, но и прямо утверждается, что они в уголовном процессе не играют существенной роли. При таком понимании уголовного процесса его участники, на которых распространяется деятельность ведущих уголовный процесс органов и должностных лиц и к которым применяются принудительные меры, выступают в качестве объектов односторонних властных полномочий, а не в качестве субъектов права, осуществляющих свои права и выполняющих свои обязанности.

Однако, чаще всего в определения отечественного уголовного процесса включаются три элемента:

1) деятельность (систему упорядоченных действий) органов предварительного расследования, прокурора, суда и других участников уголовного судопроизводства;
2) правоотношения этих органов и должностных лиц как друг с другом, так и с участвующими в деле лицами;
3) обязательную правовую регламентацию деятельности и возникающих на ее основе правоотношений.

Исходя из сказанного, уголовное судопроизводство (уголовный процесс) - это осуществляемая в установленном законом порядке деятельность дознавателя, органа дознания, следователя, прокурора, судьи, суда и других участников уголовного судопроизводства при возбуждении, расследовании, судебном рассмотрении и разрешении уголовных дел, исполнении приговоров, а также возникающие в связи с этой деятельностью правовые отношения этих органов и должностных лиц как между собой, так и с другими участвующими в деле лицами.

Досудебное производство, охватывающее в соответствии с п.9 ст.5 УПК РФ период с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу, является частью уголовного судопроизводства. Следовательно, досудебное производство также возможно рассматривать как единство уголовно-процессуальной деятельности и уголовно-процессуальных правоотношений.

Основанная на уголовно-процессуальном законе деятельность дознавателя, органа дознания, следователя, прокурора и судьи составляет основное содержание досудебного производства. Она имеет определяющее и организующее значение при возбуждении уголовных дел и их предварительном расследовании. Государственные органы и должностные лица несут ответственность за законное производство по уголовному делу, законность и обоснованность принимаемых ими решений.

Конституция Российской Федерации, как известно, возлагает на государство обязанность обеспечить признание, соблюдение, защиту прав и свобод человека и гражданина (ст.2), частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности (ч.2 ст.8); гарантирует государственную, в т.ч. судебную, защиту прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации. Уголовно-процессуальная деятельность следователя, органа дознания и дознавателя гарантирует государственную защиту названных прав и свобод от преступных посягательств, как наиболее опасной разновидности правонарушений.

Уголовно-процессуальная деятельность является частью более широкого понятия - «правоохранительная деятельность», которое достаточно распространено в теории и практике юриспруденции. Однако отсутствие необходимой ясности в нормативных актах о понятии и содержании этой деятельности, множественность нормативных документов, ее регламентирующих, споры в теории, привели к тому, что данное наименование носит весьма условный характер.

Поскольку исследованию подвергается уголовно-процессуальная деятельность следователя, органа дознания и дознавателя, полномочия начальника следственного отдела, прокурора и судьи на досудебном производстве рассматриваются в контексте осуществления контроля и надзора за уголовно-процессуальной деятельностью указанных субъектов.

Понятие «правоохранительная деятельность» получило освещение в основном с позиций теории государства и права, хотя и здесь единого мнения среди ученых так и не достигнуто. Некоторые из них дают неоправданно широкие определения, к примеру, рассматривая под правоохранительной деятельностью форму осуществления функций государства по охране норм права от нарушений; другие - необоснованно сужают это понятие, ставя знак равенства между правоохранительной деятельностью и борьбой с преступностью либо поддержанием общественного порядка и т.д.

Следует согласиться с А.П. Гуляевым в том, что правоохранительная деятельность - это деятельность специально созданных или уполномоченных на то государственных органов и негосударственных организаций, направленная на защиту прав, свобод и законных интересов субъектов общественных отношений и осуществляемая в соответствии с законом.

Вместе с тем вполне очевидно, что правоохранительная деятельность характеризуется: направленностью на защиту прав и законных интересов лиц от конкретных посягательств и угроз; правовосстановительным характером и ориентацией на возмещение вреда; направленностью на привлечение правонарушителя к юридической ответственности; использованием юридических мер воздействия; осуществлением указанной деятельности органами и должностными лицами, уполномоченными на то законом и в рамках принадлежащей им компетенции; наличием определенной законом формы этой деятельности, т.е. реализацией ее в установленном законом порядке с соблюдением определенных процедур.

В сфере уголовного судопроизводства реализуется ряд направлений (видов) правоохранительной деятельности: правосудие; судебный контроль за законностью и обоснованностью решений и действий органа дознания, следователя и прокурора; обеспечение исполнения приговоров; прокурорский надзор; выявление и расследование преступлений; оказание юридической помощи, которые можно обозначить общим термином - «уголовно-процессуальная деятельность».

Названные направления взаимосвязаны и дополняют друг друга, хотя и выполняются разными органами и должностными лицами. Это в значительной степени обусловлено единством назначения уголовного судопроизводства, существованием системы принципов, регламентацией уголовно-процессуальным законом. Поэтому уголовно-процессуальная деятельность, осуществляемая на досудебном этапе уголовного судопроизводства, обладает теми же признаками, которые присущи правоохранительной деятельности в целом.

Необъемлемой характеристикой уголовно-процессуальной деятельности, в том числе на досудебном этапе, является ее публичность.

Большинство процессуалистов относит публичность уголовного процесса к его принципам, хотя в УПК РФ данное положение среди принципов уголовного судопроизводства не обозначено. Вместе с тем, установление в качестве базового, основного именно публичного порядка осуществления уголовного преследования (глава 4 УПК РФ) демонстрирует определяющее значение указанного института для уголовного судопроизводства.

Выше отмечалось, что уголовное судопроизводство как разновидность государственной деятельности защищает личность, общество и государство от преступных посягательств, а органы и должностные лица осуществляют свои уголовно-процессуальные полномочия от имени государства.

Надо сказать, что содержание понятия публичности уголовного судопроизводства всегда было дискуссионным. Обычно в литературе указанный принцип определялся требованиями ст.3 УПК РСФСР: суд, прокурор, следователь и орган дознания обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, и к их наказанию.

Вместе с тем публично-правовую природу уголовного судопроизводства нельзя связывать только с обязанностью возбуждения уголовного дела, установления виновных и т.д. Применительно к досудебному производству следователь, орган дознания, дознаватель обязаны независимо от воли и желания потерпевших и иных заинтересованных лиц выполнить все возложенные на них законом функции. На стадии возбуждения уголовного дела указанные органы и должностные лица должны быстро и обоснованно реагировать на каждый случай обнаружения признаков преступления; на стадии предварительного расследования - выяснить все обстоятельства по делу, проверить все версии о способе преступления, лице, его совершившем, мотивах преступной деятельности, установить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого обстоятельства и т.д.

В этом смысле правомерно сделать акцент на том, что принцип публичности выражается в невозможности для следователя отказаться от производства действий, нужных для правильного разрешения дела, лишь на том основании, что заинтересованное лицо не просит об этом.

Публичность уголовного судопроизводства к тому же означает, что способы и порядок возбуждения и предварительного расследования уголовных дел не могут быть произвольными, они строго определяются законом и составляют общее правило досудебного производства. В этом смысле не будут иметь процессуального характера действия потерпевшего, предпринимаемые им для изобличения виновного по собственной инициативе, без ведома органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, поскольку такой способ уголовного преследования не составляет общего правила, установленного законом.

С публичным характером уголовно-процессуальной деятельности связан ряд обязанностей, который возложен на граждан и должностных лиц. Так, закон обязывает всех граждан оказывать всяческое содействие уголовному судопроизводству (вызов на допрос является для любого лица обязательным и его неявка влечет применение мер принуждения; все учреждения, предприятия, организации, должностные лица и граждане должны исполнять требования, поручения и запросы следователя, органа дознания, дознавателя - ч.4 ст.21 УПК РФ).

Исходя из сказанного, публичность уголовно-процессуальной деятельности на досудебном этапе следует рассматривать как обязанность следователя, органа дознания, дознавателя и других должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, выполнить возложенные на них уголовно-процессуальным законом функции, независимо от воли и желания заинтересованных лиц, в целях реализации назначения уголовного судопроизводства.

Понятие диспозитивности в уголовном судопроизводстве лишь в последние годы подвергается активной научной разработке, поскольку в советский период считалось, что данная категория противоречит принципу установления объективной истины. Основываясь на латинском происхождении термина (dispositio-усмотрение), диспозитивность следует определить как возможность по собственному усмотрению распоряжаться своим субъективным правом.

В литературе одни авторы рассматривают диспозитивность в широком смысле (как свободу любого участника распоряжаться предоставленными законом правами при осуществлении уголовного правосудия) и в узком смысле (как свободу распоряжения правами теми участниками уголовного судопроизводства, которые имеют в деле публичный либо частный интерес). Другие процессуалисты полагают, что диспозитивность - это «право сторон распоряжаться своими правами на уголовный иск (материальная диспозитивность) и процессуальными правами, включая право по доказыванию, в своих процессуальных интересах (формальная диспозитивность)».

Наиболее существенным элементом диспозитивности выступает осуществление уголовного преследования в частном и частно-публичном порядке, когда возбуждение уголовного дела возможно соответственно по заявлению потерпевшего, его законного представителя и представителя либо - по заявлению потерпевшего (ч.2 и 3 ст.20 УПК РФ). Конституционный Суд Российской Федерации признает жалобу потерпевшего не только исключительным поводом к возбуждению уголовного дела частного обвинения, но и в качестве обвинительного акта, в рамках которого осуществляется уголовное преследование.

Закон существенно ограничивает диспозитивное начало уголовного процесса, допуская возбуждение уголовного дела частного или частно-публичного обвинения по усмотрению прокурора, следователи или дознавателя и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами (ч.4 ст.20 УПК РФ). В таких ситуациях частное или частно-публичное уголовное преследование приобретает публично-правовой характер, чем подчеркивается ведущая роль публичности как черты уголовно-процессуальной деятельности.

Исходя из сказанного, диспозитивность уголовно-процессуальной деятельности на досудебном этапе представляет собой право участников уголовного процесса, имеющих интерес в уголовном деле, по собственному усмотрению в пределах, установленных уголовно-процессуальным законом, распоряжаться своими субъективными правами, связанными с началом, ходом или окончанием судопроизводства, в целях реализации своих прав и законных интересов.

Публичный характер уголовно-процессуальной деятельности обуславливает наличие системы контрольных и надзорных полномочий, призванных служить барьером на пути возможного произвола со стороны должностных лиц, осуществляющих досудебное производство, оградить граждан от необоснованного обвинения, осуждения, от незаконного ограничения прав и свобод. Действительно, реализация задач уголовного судопроизводства достижима лишь при максимальном снижении числа злоупотреблений и ошибок, допускаемых следователем и дознавателем при возбуждении и расследовании уголовных дел.

Тем не менее на практике уровень нарушений закона из года в год остается высоким, о чем может свидетельствовать целый ряд показателей. Так, по 38,4% изученных нами уголовных дел и «отказных материалов» допускались те или иные нарушения закона. Некоторые из них существенно затрудняли, а иногда и препятствовали эффективному осуществлению производства по делу. Наиболее типичными нарушениями закона являлись: принятие необоснованных решений по ключевым вопросам расследования, а также о применении мер принуждения (35,1 % от количества нарушений); несоблюдение процессуальных сроков (53,7%); несоблюдение процессуальной формы при производстве следственных действий (49,5 %); нарушения прав участников процесса (61,8 %).

Как показывает практика, некоторые из таких правонарушений носят преступный характер.

Именно поэтому характерной чертой уголовно-процессуальной деятельности и на досудебном этапе, и в суде является контрольно-надзорный аспект деятельности соответствующих участников уголовного судопроизводства (начальника следственного отдела, начальника органа дознания, прокурора, судьи и суда), который выступает как неотъемлемая часть внутренней структуры всего уголовного процесса.

Содержание уголовно-процессуальной деятельности следователя, органа дознания, дознавателя не есть механическое соединение отдельных разрозненных процессуальных действий и решений. Все эти действия и решения регламентированы законом и направлены на выявление всех обстоятельств совершенного преступления и на реализацию назначения уголовного судопроизводства. Иными словами, уголовно-процессуальная деятельность следователя, органа дознания и дознавателя представляет собой урегулированную уголовно-процессуальным законом систему процессуальных действий и процессуальных решений по рассмотрению сообщений о преступлении и предварительному расследованию уголовных дел.

Содержание досудебного производства, как отмечалось, не исчерпывается системой действий и решений участников уголовного судопроизводства. Оно включает в себя также правоотношения названных органов и должностных лиц с другими лицами, в том или ином процессуальном положении вовлекаемыми в производство по уголовному делу. Для такого участия закон наделяет их процессуальными правами или обязывает к совершению конкретных действий. В содержание досудебного производства включаются также правовые отношения органов предварительного расследования, а также прокурора и судьи между собой.

В свете изложенного очевидно, что действия обвиняемого, потерпевшего и других участников уголовного судопроизводства не совершаются помимо процесса, а включаются в него; что участники судопроизводства, на которых распространяется деятельность органов и должностных лиц, не являются объектами их властных полномочий, а выступают как субъекты, своими действиями реализующие свои права и выполняющие обязанности. Таким образом, досудебное производство не может рассматриваться как деятельность должностных лиц с односторонними властными полномочиями. Концепция односторонних властных полномочий неправильна в своей основе и противоречит гуманистической природе отечественного уголовного судопроизводства.

Уголовно-процессуальные правоотношения как составляющая досудебного производства есть возникающие на основе закона конкретные связи между участниками уголовно-процессуальной деятельности, характеризующиеся наличием субъективных прав и обязанностей. Правоотношения пронизывают все стадии уголовного процесса, в т.ч. досудебный этап; нет действий, совершаемых помимо правоотношений, как нет участников уголовного судопроизводства, которые могли бы реализовывать свои права или исполнять обязанности вне правоотношений.

Уголовно-процессуальные правоотношения имеют важное значение для механизма правового регулирования уголовно-процессуальной деятельности. Следует согласиться с В.П. Божьевым в том, что процессуальные правоотношения представляют собой средство реализации нормы права и являются связующим звеном между нормой и тем результатом, для достижения которого принята та или иная процессуальная норма.

В силу публично-правового характера уголовно-процессуальной деятельности уголовно-процессуальные правоотношения обладают спецификой, которая наиболее наглядно проявляется на досудебном производстве, где действие состязательности ограничено. Во-первых, одним из субъектов правоотношений всегда выступает орган или должностное лицо, наделенные властными полномочиями. Без властного начала в уголовно-процессуальных отношениях не будет движения производства по уголовному делу и реализации назначения уголовного судопроизводства. Во-вторых, властным полномочиям органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, противостоят не только обязанности участвующих в деле лиц, но и права этих лиц для защиты своих прав или прав представляемых. В-третьих, самостоятельные уголовно-процессуальные правоотношения между участвующими в деле лицами, в том числе между обвиняемым и его защитником, отсутствуют. Эти лица связаны непосредственно правоотношениями не друг с другом, а с соответствующими органами или должностными лицами. Наконец, специфика уголовно-процессуальных правоотношений состоит в особенностях отношений между органами и должностными лицами, осуществляющими досудебное производство.

Для уголовного судопроизводства вообще, и досудебного производства, в частности, первостепенное значение имеет вопрос о задачах данной деятельности. Дело в том, что формы судопроизводства на каждой из стадий уголовного процесса приспособлены к выполнению единых задач, сформулированных для всех участников, осуществляющих уголовное судопроизводство. При этом законодатель, конструируя такие формы уголовно-процессуальной деятельности, выбирает такие процессуальные средства, которые позволили бы реализовать задачи в кратчайший срок, наиболее эффективно с точки зрения решения основного вопроса уголовного процесса, а также с максимальным обеспечением прав участников уголовного судопроизводства. Иными словами, задачами уголовного судопроизводства, наряду с принципами, определяется все его содержание, построение отдельных этапов, стадий и институтов.

В отличие от УПК РСФСР, где в ст.2 определялись задачи уголовного судопроизводства, в ст.6 УПК РФ вместо формулировки задач вводит новый термин - «назначение уголовного судопроизводства».

Нельзя не признать, что в прошлом произошло смещение задач уголовного судопроизводства в сторону борьбы с преступностью; все внимание акцентировалось на быстром и полном раскрытии преступлений, снижении показателей преступности, что приводило к обвинительному уклону в деятельности следователя и органа дознания. В то же время проблемы правовой защищенности личности, охраны интересов общества оставались в стороне.

Приоритет общечеловеческих ценностей, провозглашенный Конституцией Российской Федерации, обусловил корректировку задач уголовного судопроизводства. При анализе ст.6 УПК РФ не трудно убедиться в том, что законодатель формулирует назначение уголовного судопроизводства, сгруппировав их в два блока.

От осуществляющих производство по уголовным делам органов и должностных лиц требуется, чтобы они обеспечивали по каждому уголовному делу:

1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;
2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. При такой трактовке назначения уголовного судопроизводства законодатель подчеркивает не карательную, а правозащитную, гуманистическую сущность этого вида правоохранительной деятельности.

В п. 1 ч. 1 ст.6 УПК РФ сформулирована главная задача уголовного судопроизводства - защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений. На протяжении многих десятилетий механизмы уголовной юстиции совершенствовались в системе «государство - преступник», тогда как проблемы правового положения жертвы преступления оставались без внимания государства. Как отмечалось, в течение последних лет криминогенная ситуация в России остается достаточно сложной: по данным МВД России в результате преступных посягательств погибли и получили тяжкий вред здоровью около 150 тысяч человек, всего пострадали от преступлений более 2 миллионов человек. По данным независимых экспертов от преступлений пострадали более 38 миллионов человек.

Регламентация в качестве первостепенной задачи уголовного судопроизводства защиты прав и законных интересов потерпевших от преступлений отражает требования международных документов и Конституции Российской Федерации.

В законе сделан акцент также и на защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (п.2 ч.1 ст.6 УПК РФ), что служит не менее важной задачей уголовно-процессуальной деятельности.

Названные задачи конкретизируются в ч.2 ст.6 УПК РФ. Действительно, защита лиц от преступлений, в частности, находит выражение в уголовном преследовании лиц, совершивших эти преступления. Поскольку реализация уголовной ответственности, предусмотренной уголовным законом, невозможна без уголовного преследования, в ч.2 данной статьи подчеркнуто, что уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Исходя из смысла ч.2 ст.6 УПК РФ, к средствам достижения задач уголовного судопроизводства отнесено:

1) уголовное преследование виновных;
2) назначение виновным справедливого наказания;
3) отказ от уголовного преследования невиновных;
4) освобождение невиновных от наказания;
5) реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Важно отметить, что закон не просто называет, но и подробно регламентирует каждое из указанных средств, устанавливая виды уголовного преследования и обязанность его осуществления; основания отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела и уголовного преследования; основания возникновения права на реабилитацию, виды и порядок возмещаемого вреда реабилитированному и т.д.

В рамках реализации назначения уголовного судопроизводства в целом непосредственной задачей досудебного производства является создание необходимых предпосылок для последующих судебных стадий. Рассматривая проблему соотношения досудебного производства и судебного разбирательства, нельзя не отметить, что для современного отечественного уголовного судопроизводства характерно отделение процессуальной деятельности на досудебных стадиях от производства в суде. Эта деятельность осуществляется различными государственными органами, независимыми друг от друга, хотя и связанными единством задач. Однако это обстоятельство не должно служить основанием для утверждения о том, что вся уголовно-процессуальная деятельность на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, не будучи отправлением правосудия, имеет вспомогательный, субсидиарный по отношению к судебному разбирательству характер. Каждая досудебная стадия обладает самостоятельным значением и занимает свое, достойное место в системе уголовного процесса. Уголовный процесс не перестает быть процессом, если уголовное дело пройдет лишь часть его стадий, найдя окончательное на законных основаниях разрешение в досудебном производстве - в стадиях возбуждения уголовного дела или предварительного расследования.

Так, непосредственное назначение стадии возбуждения уголовного дела состоит в обнаружении следователем, органом дознания и дознавателем признаков преступления, для чего они принимают, рассматривают и разрешают сообщения о любом совершенном или готовящемся преступлении. Иными словами, конкретные задачи стадии возбуждения уголовного дела можно обозначить следующим образом: установление повода и основания для возбуждения у головного дела; проверка наличия или отсутствия оснований отказа в возбуждении уголовного дела; принятие мер по сохранению следов преступления.

Задачи предварительного расследования заключаются в создании необходимых предпосылок для разрешения судом уголовного дела, а также в самостоятельном его разрешении в случае принятия решения о прекращении уголовного дела. Следовательно, непосредственным назначением данной стадии служит установление обстоятельств совершения преступления, изобличение лица или лиц, виновных в его совершении.

Проблемы досудебного производства

В процессуальной науке утвердился взгляд на уголовное судопроизводство как на организованную систему, охватывающую составляющие ее исходные элементы – стадии уголовного процесса. Стадии различаются специфическими задачами, особым кругом субъектов и комплексом осуществляемых процессуальных действий. Однако помимо стадий в УПК РФ в структуре процесса выделяется досудебное (ч. 2) и судебное (ч. 3) производство, понимая под первым уголовное судопроизводство с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором дела в суд для рассмотрения по существу (п. 9 ст. 5). Досудебное производство, согласно УПК РФ, включает в себя две самостоятельные стадии: возбуждение уголовного дела (разд. VII) и предварительное расследование (разд. VIII), распадающееся на предварительное следствие (гл. 22) и дознание (гл. 32).

Несмотря на такую регламентацию, в процессуальной науке предметом острой дискуссии стал вопрос о правомерности выделения в судопроизводстве отдельной стадии возбуждения уголовного дела. Основания для критической оценки самостоятельности этого этапа процесса давала так называемая "доследственная проверка" – действия управомоченного государственного органа, производимые с целью выявления наличия или отсутствия в поступивших сообщениях, материалах признаков преступления (ч. 1 ст. 144 УПК РФ). Сложившиеся на практике широкие рамки доследственной проверки фактически превращали ее в суррогат расследования, предрешающего исход процесса, но при этом осуществляемого непроцессуальными, т.е. не обладающими необходимой надежностью, средствами. Еще Концепция судебной реформы в РСФСР предлагала отказаться от доследственной проверки, т.е. по существу и от выделения самостоятельной стадии возбуждения уголовного дела. Авторы Концепции, ссылаясь на положения УУС, согласно которым подача жалобы обязательно влекли начало следствия, предлагали возбуждать уголовные дела по заявлениям и сообщениям без предварительной их проверки. Они полагали, что "всякое сообщение о преступлении, если на момент рассмотрения неочевидна ложность", следует рассматривать "как бесспорный повод к возбуждению уголовного дела". Предложения об упразднении стадии возбуждения уголовного дела, исходящие из того, что рассмотрение заявлений и сообщений о преступлении – это не более чем начальный момент предварительного расследования, поддержал Ю. В. Деришев, считавший стадию возбуждения уголовного дела реликтом социалистической законности, и некоторые другие процессуалисты.

При всей привлекательности этой идеи с точки зрения законности судопроизводства представляется, однако, что условия для ее претворения в жизнь в настоящее время все же отсутствуют.

Существование стадии возбуждения уголовного дела в настоящее время оправдано, на наш взгляд, следующими обстоятельствами:

1. Необходимостью отграничения случаев смерти людей при неясных обстоятельствах (самоубийство, утопление, несчастные случаи на производстве и транспорте и т.п.) от криминальных событий с тем, чтобы предотвратить неоправданную затрату трудовых усилий органов расследования.
2. Дифференциацией правонарушений в нормах материального права, вследствие чего сходные по содержанию деяния в зависимости от определенных свойств образуют либо административные правонарушения, либо преступления, что также требует рационального распределения сил и средств государственных органов по исследованию правонарушений. Подобные ситуации достаточно часто встречаются на практике, поэтому игнорирование указанных выше различий может привести к неоправданной перегрузке следственного аппарата, вызванной исследованием действий некриминального характера, что вряд ли можно оправдать последующим прекращением за отсутствием состава или события преступления дел о таких действиях.
3. Необходимостью определения подследственности дел разным органам расследования по признаку тяжести вреда, причиненного преступлением. Игнорирование этого обстоятельства может привести к дублированию работы различных органов правоохраны при разрешении заявлений потерпевших и, соответственно, порождать ненужную волокиту.

Несмотря на целесообразность, ввиду вышесказанного, сохранения стадии возбуждения уголовного дела, при ее реализации возникает ряд проблем, одна из которых сводится к следующему: должен ли быть достоверным вывод управомоченных на возбуждение уголовного дела органов о наличии признаков преступления как основание для возбуждения дела.

На практике наблюдается стремление органов расследования уже в этот момент достоверно, т.е. с несомненностью, установить факт преступления. В свое время Р. Д. Рахунов утверждал даже, что расследование обоснованно возбужденного уголовного дела должно всякий раз завершаться вынесением приговора. Естественно, что при таком взгляде последующее прекращение дела за отсутствием события или состава преступления рассматривается как "брак в работе" следователя, порожденный, якобы, необоснованным возбуждением дела. Такая позиция представляется ошибочной. Можно утверждать, что для возбуждения уголовного дела достаточно располагать вероятным по характеру знанием – обоснованным предположением о том, что преступление имело место в действительности. В подтверждение сказанному отметим, что познавательная задача стадии возбуждения уголовного дела, в отличие от познавательных задач последующих стадий, ограничена и сводится только к выявлению достаточных данных, указывающих на признаки преступления (ч. 2 ст. 140 УПК РФ). Под признаками же преступления следует понимать отдельные черты деяния (главным образом, его объективной стороны), которые позволяют предположить, что это деяние имело место и является преступным. Достаточными же можно считать данные, позволяющие выдвинуть такое предположение.

Из сказанного следует, что попытка в момент возбуждения дела бесспорно установить факт совершения преступления, т.е. выявить все субъективные и объективные элементы состава, неправомерна, ибо не соответствует познавательной ситуации, складывающейся на этом этапе производства. Более того, она вредна, так как, во-первых, ориентирует органы расследования на выполнение действий, объективно не вызванных обстановкой, во-вторых, побуждает их к тому, чтобы во что бы то ни стало подтвердить свое первоначальное суждение об установлении преступления и этим избежать последующего прекращения дела, т.е. "брака в работе". Такой подход – демонстрация явного обвинительного уклона, причиняющего немалый вред работе органа расследования.

Вышеизложенное позволяет утверждать, что обоснованный вывод об установлении признаков преступления отнюдь не равнозначен достоверному установлению состава преступления, поэтому обоснованное возбуждение уголовного дела вполне совместимо с выявлением в последующем факта отсутствия события или состава преступления, что должно расцениваться отнюдь не как "брак в работе следователя", а как ее закономерный результат.

Вторая проблема связана с определением методов доследственной проверки, т.е. круга средств, которые могут быть применены для проверки оснований возбуждения уголовных дел. Краеугольным для решения этой проблемы является постулат, согласно которому применять средства сбора информации, носящие принудительный характер, можно лишь при условии, когда это оправдано наличием достаточных данных о совершении преступления, т.е. фактом преступления, которое предстоит раскрыть. Отсюда следует, что для проверки сообщений о признаках преступления могут быть применены не связанные с принуждением познавательные приемы, к которым, полагаем, можно отнести проведение ревизий и документальных проверок. Являясь актами административно-хозяйственного расследования и не теряя впоследствии этого свойства, они, будучи привлечены к выявлению признаков преступления, становятся допустимыми средствами доследственной проверки, так как удовлетворяют требованию непринудительности. Таким же средством традиционно считается осмотр места происшествия и его разновидность – осмотр трупа, также по общему правилу не содержащие явных элементов принудительности и, к тому же, требующие с учетом ситуации немедленного, в том числе до возбуждения дела, проведения. Однако сложнее обстоит дело с проведением других следственных действий.

На момент принятия в ч. 4 ст. 146 УПК РФ помимо осмотра, ревизий и документальных проверок предусматривалось также, хотя и не вполне четко, назначение судебной экспертизы и проведение освидетельствования. Федеральным законом № 87-ФЗ эти положения были исключены из УПК РФ, так что средствами проверки остались лишь осмотр, ревизия и документальная проверка. Однако согласно Федеральному закону № 226-ФЗ в число средств проверки вновь было включено освидетельствование и добавлен осмотр трупа. Наконец, Федеральный закон № 19-ФЗ существенно расширил круг способов проверки с включением в него, помимо осмотра места происшествия, трупа и освидетельствования, документальных проверок, ревизий, исследование документов, предметов, трупов. Это последнее дополнение побуждает к размышлениям. Как известно, исследование трупов и освидетельствование живых лиц – это меры, предусмотренные принятыми в разное время ведомственными актами органов здравоохранения для судебно-медицинских экспертных учреждений и используемые в экспертной практике для выявления признаков преступления. Исследователи неоднократно критиковали эти институты, видя в них непроцессуальный суррогат судебно-медицинской экспертизы, вынуждающий субъектов доказывания дважды–до и после возбуждения уголовного дела (во втором случае уже в форме экспертизы) – исследовать одни и те же объекты, решать одни и те же вопросы, применять одни и те же методики исследования. Эти критические суждения относятся и к допроцессуальным приемам исследования документов и предметов (например, для определения, не является ли порошок наркотиком), которое в криминалистике именуется предварительным исследованием. По логике вещей указанные приемы требуют повторного проведения экспертных исследований после возбуждения уголовного дела. В связи с этим учеными неоднократно ставился вопрос о закреплении в УПК РФ возможности назначения и проведения экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела. Предприняв изначально не вполне удачную попытку решить этот вопрос и впоследствии отказавшись от нее, законодатель сохраняет ситуацию, при которой экспертные учреждения дважды проводят одну и ту же работу, что отнюдь не повышает эффективность процессуальной деятельности на начальном этапе процесса. Можно считать, что данная проблема ждет своего решения.

Дискуссионным остался также вопрос о доказательственном значении результатов доследственной проверки. Хотя многие авторы решают этот вопрос безоговорочно положительно, вряд ли с этим можно вполне согласиться. Нельзя не признать обоснованной отрицательную оценку Концепцией судебной реформы методов доследственной проверки как непроцессуальных, тяготеющих к административным приемам. Весьма спорным остается возможность использования на этом этапе процесса в качестве доказательств результатов ОРД в их изначальном виде, хотя ст. 144 Федерального закона № 404-ФЗ внесено специальное дополнение о праве лица, производящего проверку, "давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий". В то же время вряд ли можно отрицать доказательственную ценность актов ревизий и документальных проверок, устанавливающих основания к возбуждению дела, поскольку получены они без нарушений постулатов доказывания. Не должна вызывать сомнения и доказательственная ценность результатов осмотра происшествия, трупа и освидетельствования, если они не сопровождались принуждением и были проведены с соблюдением необходимых процессуальных гарантий.

Однако положение кардинально изменилось с принятием Федерального закона № 23-Ф3. Расширив до невиданных ранее предметов круг приемов доследственной проверки, включив в них ряд административно-правовых мер. Федеральный закон установил положения, существенно колеблющих традиционные представления теории доказательств, относительно самого понятия доказательств: способов их получения, специфики и целей доказывания на отдельных стадиях процесса. Суть реформирования состоит в придании доказательственного значения результатам применения не только следственных действий, но и непроцессуальных приемов доследственной проверки. Так, ч. 1.2 ст. 144 УПК устанавливает: "Полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения могут быть использованы в качестве доказательств при условии соблюдения положений ст. 75 и 89 настоящего Кодекса".

Условия признания полученных материалов доказательствами – соблюдение положений ст. 75 и 89 УПК РФ – фактически неприменимы. Анализ этих норм показывает, что полученные при доследственной проверке сведения изначально не могут им соответствовать. Так, ст. 75 УПК РФ прямо провозглашает, что недопустимыми признаются доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ. Процессуальная наука интерпретирует эти требования как доказательства, полученные управомоченным лицом, от надлежащего источника и с соблюдением требований процедуры их получения. Последнее из этих требований заведомо невыполнимо, ибо несмотря на попытки "опроцессуалить" приемы доследственной проверки (кроме следственных действий) процедура их проведения отсутствует.

Также неприменимы и положения ст. 89 УПК. Несмотря на то, что эта норма подвергается справедливой критике (поскольку результаты оперативно-розыскной деятельности изначально не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам) из нее все же следует, что в своем первоначальном виде результаты ОРД доказательствами считаться не могут.

Проанализируем формулу ч. 1.2 ст. 144 УПК РФ. Из нее следует, что полученные объяснения, истребованные и изъятые предметы и документы, акты документальных проверок и ревизий, результаты исследований (очевидно экспертных) документов, предметов, трупов, полученные по поручениям органов расследования результаты ОРМ могут быть признаны доказательствами.

Кроме того, согласно этой норме, доказательства могут быть получены в результате проведения таких следственных действий, как получение образцов для сравнительного исследования, назначение судебной экспертизы, осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствования.

Анализируя перечень приемов доследственной проверки, следует обратить внимание на внутреннюю согласованность (либо противоречивость) отдельных формулировок.

В чем смысл того, что наряду с назначением судебной экспертизы закон предусматривает и исследование трупов, т.е. мероприятие явно судебно-медицинское? Когда применять каждый из этих приемов и какова целесообразность включения и того и другого в перечень проверочных действий, понять невозможно.

Что означает изъятие предметов и документов "в порядке, установленном настоящим Кодексом"? Ведь "изъятие" – это административная мера (ст. 27.10 КоАП РФ), УПК же аналогичное действие именует выемкой (ст. 183 УПК РФ). Складывается впечатление, что законодатель таким путем фактически включает выемку (а возможно и обыск) в число проверочных действий.

Отмеченные ранее стремление законодателя "опроцессуалить" проверочные действия, в первую очередь, следует отнести к получению объяснений от заподозренного лица. Что означает, что такое лицо вправе отказаться от дачи показаний против себя и своих близких, пользоваться помощью адвоката, обжаловать действия и решения органа расследования (ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ)? Не есть ли это такой же суррогат следственного действия – допроса подозреваемого (ст. 76 УПК РФ), как и изъятие предметов и документов?

Вот и получается, что фактически круг следственных действий, которые могут производиться в стадии возбуждения уголовного дела, мало отличаются от познавательного арсенала, которым орган расследования наделен в стадии предварительного расследования.

Сказанное позволяет утверждать, что в стадии возбуждения уголовного дела оказывается применимым такой спектр познавательных приемов, который:

1) является чрезмерно широким и выходит за пределы решения ограниченной познавательной задачи стадии – выявления признаков преступления;
2) мало чем отличается от познавательного арсенала органа государства, которым он наделен для решения задач стадии предварительного расследования;
3) реально обеспечивает на уровне достоверности установление не только оснований возбуждения уголовного дела, но и виновности заподозренного лица.

Из этого следует, что фактически центр доказывания смещается из стадии предварительного расследования в стадию возбуждения уголовного дела. Представляется закономерным усиление негативных тенденций, которые сопровождают стадию возбуждения уголовного дела: волокиту в решении вопроса о возбуждении уголовного дела, неоправданное дублирование следственных действий, которые придется проводить дважды – до и после возбуждения уголовного дела.

Стадия возбуждения уголовного дела рождает немало других проблем, например о субъектах возбуждения дел частного обвинения и роли прокурора при принятии решения, о возбуждении дела этой категории, об особенностях рассмотрения сообщений о совершении таких преступления и ряд других. Решение всех таких вопросов должно, как и в рассмотренных выше случаях, опираться на принципы уголовного процесса, действующие на этом этапе, и на постулаты теории доказательств.

Особенности досудебного производства

В досудебном производстве предусмотрено два самостоятельных этапа — возбуждение уголовного дела и предварительное расследование.

Уголовные дела о преступлениях несовершеннолетних возбуждаются с соблюдением общих правил, установленных гл. 19-20 УПК РФ. Вместе с тем при решении вопроса о возбуждении уголовного дела необходимо учитывать положения ст. 19 УК РФ, согласно которой уголовной ответственности подлежит вменяемое, физическое лицо, достигшее возраста, с которого наступает уголовная ответственность. И если лицо соответствующего возраста (14 или 16 лет) не достигло, уголовное дело не может быть возбуждено ввиду отсутствия состава преступления (нет субъекта). Поэтому, если при решении вопроса о возбуждении уголовного дела следователь (дознаватель) располагает данными, что преступление совершено несовершеннолетним, необходимо установить не только год, но и месяц, и день его рождения. Эти сведения устанавливаются на основании официального документа (свидетельства о рождения или паспорта). Кроме того, в стадии возбуждения уголовного дела должен быть рассмотрен вопрос о наличии взрослого соучастника. При невозможности исключения участия взрослого соучастника уголовное дело должно быть возбуждено и предварительное расследования проведено для проверки версии о наличии взрослого соучастника.

Однако большинство особенностей производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних предусмотрены в стадии предварительного расследования. Эти особенности касаются следующих процессуальных институтов: подследственность; выделение уголовного дела в отдельное производство; предмет доказывания; двойное представительство интересов несовершеннолетнего; производство отдельных процессуальных действий; применение мер принуждения; окончание предварительного расследования.

Подследственность. Расследование по уголовному делу в отношении несовершеннолетнего возможно в форме как предварительного следствия, так и дознания. В соответствии со ст. 150, 151, УПК РФ форма предварительного расследования зависит от характера (квалификации) совершенного несовершеннолетним деяния, т.е. с учетом предметного (родового) признака подследственности. При этом тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные несовершеннолетними, отнесены законом к исключительной подследственности следователей Следственного комитета РФ.

Выделение уголовного дела в отдельное производство. Если несовершеннолетний участвовал в совершении преступления вместе со взрослыми, то в соответствии со ст. 422 УПК РФ орган расследования вправе дело о нем выделить в отдельное производство. При этом необходимо учитывать требования ст. 154 УПК РФ о том, что выделение дела допускается, если это не отразится на всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела. В случае когда выделение отдельного производства невозможно в отношении несовершеннолетнего обвиняемого, подозреваемого, правила главы 50 УПК РФ должны соблюдаться в полном объеме.

Существенные особенности по таким делам имеет предмет доказывания. Он складывается из обстоятельств, подлежащих установлению по уголовному делу в соответствии со ст. 73 УПК РФ (обстоятельств, устанавливаемых по всем уголовным делам), и обстоятельств, подлежащих доказыванию по делам несовершеннолетних (ст. 421 УПК РФ).

К таким обстоятельствам относятся:

1. возраст несовершеннолетнего, число, месяц, год рождения;
2. условия его жизни и воспитания, уровень психического развития и иные особенности личности несовершеннолетнего;
3. влияние на несовершеннолетних старших по возрасту лиц;
4. при наличии данных, свидетельствующих об отставании в психологическом развитии, не связанном с психическим расстройством заболеванием, устанавливается также, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими;
5. о преступлении средней тяжести или тяжком преступлении, совершенных несовершеннолетним, за исключением преступлений, указанных в ч. 5 ст. 92 УК РФ, устанавливается также наличие или отсутствие у несовершеннолетнего заболевания, препятствующего его содержанию и обучению в специальном учебно-воспитательном учреждении закрытого типа.

Эти обстоятельства устанавливаются путем допроса родителей несовершеннолетнего, его учителей, воспитателей и других лиц, могущих дать нужные сведения, а равно истребования необходимых документов и проведения иных следственных и судебных действий.

Лицо считается достигшим возраста уголовной ответственности по истечении суток, на которые приходится дата рождения, т.е. со следующих суток. В тех случаях, когда документ о возрасте отсутствует, должна быть обязательно проведена судебно-медицинская экспертиза для установления возраста несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого (ч. 5 ст. 196 УПК РФ). При установлении возраста судебно-медицинской экспертизой днем рождения подростка считается последний день года, который назван экспертом годом его рождения. Кроме того, может проводиться медицинское освидетельствование несовершеннолетнего на основании постановления следователя или дознавателя в порядке, установленном Правительством РФ1Постановление Правительства РФ № 259 «Об утверждении Правил медицинского освидетельствования несовершеннолетнего на наличие или отсутствие у него заболевания, препятствующего его содержанию и обучению в специальном учебно-воспитательном учреждении закрытого типа».

Вместе с тем общим требованием остается установление со всей паи но гой и достоверностью обстоятельств, составляющих предмет доказывания по уголовному делу: события преступления, виновности лица, его совершившего, формы его вины, мотивов его действий, обстоятельств влияющих на степень и характер ответственности обвиняемого, обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния либо могущих повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания, причиненного ущерба, причин и условий, способствовавших совершению преступления, и т.д. (ст. 73 УПК РФ).

Двойное представительство интересов несовершеннолетнего — защитником и законным представителем. В соответствии со ст. 51 УПК РФ участие защитника обязательно, если подозреваемый, обвиняемый является несовершеннолетним. Дознаватель и следователь обязаны обеспечить участие защитника при производстве расследования независимо от волеизъявления несовершеннолетнего (ч. 2 ст. 52 УПК РФ). Несоблюдение данного положения закона считается грубейшим нарушением гарантий прав несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого) на защиту и расценивается как существенное нарушение уголовно-процессуального закона (п. 4 ч. 2 ст. 381 УПК РФ).

По этим делам вопрос о приглашении защитника решается, как правило, через законного представителя несовершеннолетнего. Все остальные правила, касающиеся участия защитника по этим делам: о лицах, которые допускаются в качестве защитника, о моменте его допуска в дело, о его правах и обязанностях — применяются и действуют без каких-либо ограничений или исключений.

Законный представитель допускается в дело для реализации своей функции по защите прав и интересов несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого). Его участие в деле обязательно не только при производстве предварительного расследования, но и в последующих судебных стадиях.

Законными представителями являются родители, усыновители, опекуны, попечители подозреваемого, обвиняемого или потерпевшего, представители учреждений и организаций, на попечении которых находится подозреваемый, обвиняемый (п. 12 ст. 5 УПК РФ). Правовое положение законного представителя на стадии предварительного расследования установлено ст. 426 УПК РФ.

Законный представитель допускается к участию в деле на основании постановления следователя либо дознавателя с момента первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обвиняемого. С этого момента законный представитель вправе: знать, в чем подозревается или обвиняется несовершеннолетний; присутствовать при предъявлении обвинения, участвовать в допросе несовершеннолетнего, а также, с разрешения следователя, в иных следственных действиях, производимых с участием несовершеннолетнего обвиняемого, подозреваемого и его защитника; знакомиться с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие, и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в них записей; заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на действия и решения следователя и дознавателя; представлять доказательства; по окончании расследования знакомиться со всеми материалами дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме (ч. 2 ст. 426 УПК РФ).

Законный представитель может быть отстранен от участия в деле, если имеются основания полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего или направлены на воспрепятствование объективному расследованию дела. Об этом выносит мотивированное постановление. В этом случае к участию в деле допускается другой законный представитель несовершеннолетнего.

Наряду с защитником и законным представителем активным участником уголовного судопроизводства по делам о преступлениях несовершеннолетних является гражданский ответчик. Он несет материальную ответственность за ущерб, причиненный преступными действиями несовершеннолетнего обвиняемого. В соответствии с ГК РФ гражданским ответчиком может быть физическое или юридическое лицо. О привлечении в качестве гражданского ответчика дознаватель, следователь, судья выносят постановление, а суд — определение (ст. 54 УПК РФ).

Производство отдельных процессуальных действий. Законом установлен ряд особенностей, связанных с привлечением и участием несовершеннолетних в некоторых процессуальных действиях. Прежде всего, они касаются порядка вызова несовершеннолетнего. Вызов его к следователю, дознавателю производится через его родителей или других законных представителей. В таком же порядке он вызывается и в суд (ст. 424 УПК РФ). Несовершеннолетний, находящийся под стражей, вызывается через администрацию места содержания под стражей.

Целый ряд особенностей касаются порядка допроса несовершеннолетнего, правила проведения которого сформулированы в ст. 428 УПК РФ.

Они сводятся к следующему:

1. допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого не может продолжаться без перерыва более двух часов, а в общей сложности — более четырех часов в день;
2. при допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого участие защитника обязательно, который вправе задавать ему вопросы, а по окончании допроса — знакомится с протоколом, и делать на него замечания;
3. в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего 16-летнего возраста, а также достигшего этого возраста, но признанного умственно отсталым, участие педагога или психолога обязательно;
4. педагог или психолог участвуют в допросе несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого старше 16 лет по усмотрению следователя, дознавателя либо по ходатайству защитника.

Педагог или психолог вправе с разрешения следователя задавать вопросы допрашиваемому, а по окончании допроса — знакомиться с протоколом допроса и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей. Эти права следователь (дознаватель) разъясняет педагогу или психологу перед допросом несовершеннолетнего, о чем делается отметка в протоколе допроса.

Применение мер принуждения. Следующие особенности связаны с задержанием и избранием меры пресечения в отношении несовершеннолетнего. Они определены в ст. 423, 96, 101, 105, 108 УПК РФ. Следует вместе с тем отметить, что задержание и избрание меры пресечения в отношении несовершеннолетнего осуществляются в целом с соблюдением порядка, установленного в гл. 12 и 13 УПК РФ, определяющих общие правила применения мер процессуального принуждения.

В соответствии с ч. 2 ст. 108 УПК РФ к несовершеннолетнему подозреваемому или обвиняемому заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется в случае, если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении несовершеннолетнего, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления средней тяжести. Для задержания несовершеннолетнего по подозрению в совершении преступления законом таких ограничений не предусмотрено.

О задержании, заключении под стражу или продлении срока содержания под стражей ставятся в известность родители несовершеннолетнего или другие его законные представители (ч. 3 ст. 423 УПК РФ). При этом следует отметить одно обстоятельство, которое изложено в ч. 3 ст. 96 УПК РФ: если в интересах следствия факт задержания необходимо сохранить в тайне, следователь, дознаватель с санкции прокурора должны воздержаться от уведомления соответствующих лиц, но, когда речь идет о задержании несовершеннолетнего, такое исключение не допускается. Указанные лица не только уведомляются, но им также сообщается о месте нахождения несовершеннолетнего и об органе, который ведет расследование уголовного дела.

Законный представитель несовершеннолетнего также вправе, участвовать в судебном заседании при рассмотрении вопроса об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу в отношении несовершеннолетнего (ч. 4 ст. 108 УПК РФ); получить копию постановления об избрании меры пресечения (ч. 2 ст. 101 УПК РФ).

Законом предусмотрена специальная мера пресечения, которая применяется только к несовершеннолетним обвиняемым — отдача под присмотр родителей, опекунов, попечителей или других заслуживающих доверие лиц, а также должностным лицам администрации специализированного детского учреждения, в котором он находится. При решении вопроса о применении меры пресечения в отношении обвиняемого несовершеннолетнего в каждом случае должна быть рассмотрена возможность избрания такой меры, как отдача несовершеннолетнего под присмотр в порядке, предусмотренном ст. 105 УПК РФ. Суть этой меры пресечения состоит в принятии на себя кем-либо из указанных лиц письменного обязательства обеспечить надлежащее поведение несовершеннолетнего обвиняемого и его явку к дознавателю, следователю, прокурору и в суд. При отобрании подписки о принятии под присмотр соответствующее лицо ставится в известность о характере преступления, в котором обвиняется несовершеннолетний, и об их ответственности в случае нарушения принятых на себя обязанностей по присмотру. К лицам, которым был отдан под присмотр несовершеннолетний, в случае невыполнения ими принятого обязательства могут быть применены меры взыскания, предусмотренные ч. 4 ст. 103 УПК РФ.

Законом предусмотрены особенности, связанные с окончанием предварительного расследования по этой категории дел. Прежде всего, они касаются такого вида окончания предварительного расследования, как прекращение уголовного дела и уголовного преследования. Уголовное дело и уголовное преследования по данной категории могут быть прекращены в общем порядке в соответствии со ст. 24-28 УПК РФ.

Вместе с тем в соответствии со ст. 427 УПК в отношении несовершеннолетнего предусмотрен специальный вид прекращения уголовного дела — прекращение уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего в ходе предварительного расследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия.

Такое решение возможно принять при наличии следующих условий:

1) несовершеннолетний совершил преступление небольшой или средней тяжести,
2) имеются данные, которые свидетельствуют о возможности исправления несовершеннолетнего без применения наказания,
3) против прекращения уголовного преследования не возражает несовершеннолетний и его законный представитель.

При наличии указанных условий следователь с согласия руководителя следственного органа и дознаватель с согласия прокурора выносят постановление о прекращении условного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении принудительных мер воспитательного воздействия. Судья рассматривает материалы уголовного дела и ходатайство по правилам ч. 4, 6, 7, 8, 9, 11 ст. 108 УПК РФ.

Согласившись с принятым решения органа предварительного расследования, судья применяет к несовершеннолетнему принудительные меры воспитательного воздействия. Контроль за исполнением несовершеннолетним требований, предусмотренных назначенной принудительной мерой воспитательного воздействия, возлагается но постановлению судьи на специализированный государственный орган, обеспечивающий исправление несовершеннолетнего. В случае систематического неисполнения несовершеннолетним этих требований судья по представлению специализированного государственного органа, обеспечивающего исправление несовершеннолетнего, отменяет принудительную меру воспитательного воздействия и направляет материалы прокурору для дальнейшего производства по уголовному делу (ч. 5 ст. 427 УПК РФ).

Также особенностью окончания предварительного расследования по делам несовершеннолетних является право следователя вынести постановление о непредъявлении несовершеннолетнему для ознакомления тех материалов, которые могут оказать на него отрицательное влияние, а ознакомить с этими материалами законного представителя.

Надзор в досудебном производстве

Прокуратура Российской Федерации - единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации.

Прокуратура РФ призвана обеспечивать верховенство закона, единство и укрепление законности, защиту прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства.

Прокуратура осуществляет надзор за:

1) исполнением законов;
2) соблюдением прав и свобод человека и гражданина;
3) исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие;
4) исполнением законов администрациями органов и учреждений, исполняющих наказание и назначаемые судом меры принудительного характера, администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу.

Нормы, касающиеся надзорной деятельности прокуратуры, содержатся также в иных законодательных актах, регулирующих различные сферы правовых отношений. Например, Федеральные законы № 40-ФЗ «О Федеральной службе безопасности», № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», № 273-Ф3 «О противодействии коррупции» и др.

Такая государственная институция, как прокуратура нередко берет на себя обязанности по расследованию преступлений и ведению различных уголовных дел. Работники прокуратуры, в первую очередь прокуроры, принимают решения о том, какие дела могут быть отнесены к компетенции прокуратуры и могут в ней рассматриваться.

Прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия (ст. 37 УПК РФ).

В ходе досудебного производства по уголовному делу прокурор уполномочен:

- проверять исполнение требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях;
- возбуждать уголовное дело и поручать его расследование дознавателю, следователю, нижестоящему прокурору либо принимать его к своему производству;
- участвовать в производстве предварительного расследования и в необходимых случаях давать письменные указания о направлении расследования, производстве следственных и процессуальных действий;
- давать согласие дознавателю, следователю на возбуждение уголовного дела;
- давать согласие дознавателю, следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения;
- разрешать отводы, заявленные нижестоящему прокурору, следователю, дознавателю, а также их самоотводы;
- отстранять дознавателя, следователя от дальнейшего производства расследования, если ими допущено нарушение при производстве предварительного расследования;
- изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю, передавать уголовное дело от одного следователя прокуратуры другому с обязательным указанием оснований такой передачи;
- передавать уголовное дело от одного органа предварительного расследования другому;
- поручать органу дознания производство следственных действий, а также давать ему указания о проведении оперативно-разыскных мероприятий;
- продлевать срок предварительного расследования;
- утверждать постановление дознавателя, следователя о прекращении производства по уголовному делу;
- утверждать обвинительное заключение или обвинительный акт и направлять уголовное дело в суд;
- возвращать уголовное дело дознавателю, следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования;
- приостанавливать или прекращать производство по уголовному делу (п. 2 ст. 37 УПК РФ).

Данные полномочия осуществляются прокурорами района, города, их заместителями, приравненными к ним прокурорами и вышестоящими прокурорами (п. 3 ст. 37 УПК РФ).

Прокурорский надзор за деятельностью в стадии возбуждения досудебного производства регулируется ст. 116 и 211 УПК.

Прокурорский надзор - самостоятельный, специфический вид государственной деятельности. Эту деятельность не могут осуществлять кроме прокуратуры никакие другие государственные, общественные, самодеятельные или иные органы, организации, учреждения, должностные или физические лица.

Специфичность прокурорского надзора как вида государственной деятельности состоит в том, что он не относится к деятельности одной ветви власти (представительной, исполнительной, судебной), но в то же время имеет признаки каждой из этих ветвей.

Одним из главных и важных направлений прокурорского надзора является надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие. Характерным признаком надзора за исполнением законов органами, осуществляющими уголовное судопроизводство, является то, что в отличие от так называемого общего надзора он реализуется в процессуальной форме, то есть при определенных условиях и в определенном порядке, точно предусмотренных уголовно-процессуальным законом. Другая особенность этой отрасли прокурорского надзора заключается в том, что прокурор обладает властно-распорядительными полномочиями, закрепленными в законе.

Анализ полномочий прокурора свидетельствует о том, что при осуществлении прокурорского надзора существуют не только собственно процессуальные отношения, но и отношения управленческого характера. Поэтому прокурор осуществляет одновременно надзор, как за исполнением законов, так и за досудебной подготовкой материалов.

темы

документ Досудебный порядок
документ Претензионный порядок
документ Арбитражный порядок
документ Порядок судебного разбирательства
документ Публичный порядок



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами
важное

Как отдохнуть на море и сэкономить в 2019 году
Как правильно отдыхать в отпуске в 2019 году
Как не попасться на удочку мошенникам в отпуске в 2019 году
Налог на профессиональный доход с 2019 года
Цены на топливо в 2019 году
Самые высокооплачиваемые профессии в 2019 году
Скачок цен на продукты в 2019 году
Цены на топливо в 2019 году
Что будет с инвестициями в Российскую экономику в 2019 году
Индивидуальный инвестиционный счет в 2019-2020 годах
Новые льготы и выплаты с 2020 года
Как получить квартиру от государства в 2019 году
Компенсация покупок государством в 2019 году
Получить деньги на бизнес от государства в 2019 году
Вещи, которые можно получить бесплатно в 2019 году
Бухгалтерские изменения в 2019 году
Налоговые изменения в 2019 году
Изменения для юристов в 2019 году
Изменения для ИП в 2019 году
Изменения в трудовом законодательстве в 2019 году
Изменения в 2019 году
Брокеру
Недвижимость


©2009-2019 Центр управления финансами. Все материалы представленные на сайте размещены исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Контакты Контакты