Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Бухгалтеру » Трансакционные издержки

Трансакционные издержки

Трансакционные издержки

Для удобства изучения материала, статью Трансакционные издержки разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Трансакционные издержки
2. Теория трансакционных издержек
3. Виды трансакционных издержек
4. Снижение трансакционных издержек
5. Трансакционные издержки Коуз
6. Трансакционные издержки фирмы
7. Минимизация трансакционных издержек
8. Трансакционные издержки в России
9. Рыночные трансакционные издержки
10. Классификация трансакционных издержек
11. Оценка трансакционных издержек
12. Анализ трансакционных издержек
13. Сущность трансакционных издержек
14. Трансакционные издержки институциональная экономика
15. Р. Коуз трансакционные издержки

Трансакционные издержки

Критика положения неоклассической теории о том, что обмен происходит без издержек, послужила базисом для введения в экономический анализ нового понятия – трансакционные издержки (transaction cost).

О возможности существования издержек обмена и об их влиянии на решения обменивающихся субъектов, писал еще Менгер в своих “Основаниях политической экономии”.

Экономический обмен происходит только тогда, когда каждый его участник, осуществляя акт мены, получает какое-либо приращение ценности к ценности существующего набора благ. Это доказывает Карл Менгер в работе “Основания политической экономии”, исходя из предположения о существовании двух участников обмена. Первый имеет благо А, обладающее ценностью W, а второй благо В с такой же ценностью W. В результате произошедшего между ними обмена ценность благ в распоряжении первого будет W + х, а второго – W + у. Из этого можно сделать вывод, что в процессе обмена ценность блага для каждого участника увеличилась на определенную величину. Этот пример показывает, что деятельность, связанная с обменом, есть не напрасная трата времени и ресурсов, а такая же продуктивная деятельность как производство материальных благ.

Исследуя обмен, нельзя не остановиться на пределах обмена. Обмен будет происходить до тех пор, пока ценность благ в распоряжении каждого участника обмена будет, по его оценкам, меньше ценности тех благ, которые могут быть получены в результате обмена. Этот тезис верен для всех контрагентов обмена.

Пользуясь символикой вышеуказанного примера, обмен происходит, если W(A) < W + х для первого и W(B) < W + у для второго участников обмена, или если х > 0 и у > 0.

Но мы сих пор мы рассматривали обмен как процесс, происходящий без издержек. Но в реальной экономике любой акт обмена связан с определенными издержками. Такие издержки обмена получили название трансакционных. они обычно трактуются как “издержки сбора и обработки информации, издержки проведения переговоров и принятия решения, издержки контроля и юридической защиты выполнения контракта”.

Понятие трансакционных издержек было введено Р. Коузом в 30е годы в его статье “Природа фирмы”. Оно было использовано для объяснения существования таких противоположных рынку иерархических структур, как фирма. Р. Коуз связывал образование этих “островков сознательности” с их относительными преимуществами в плане экономии на трансакционных издержках. Специфику функционирования фирмы он усматривал в подавлении ценового механизма и замене его системой внутреннего административного контроля.

В рамках современной экономической теории трансакционные издержки получили множество трактовок, иногда диаметрально противоположных.

Так К. Эрроу определяет трансакционные издержки как издержки эксплуатации экономической системы. Эрроу сравнивал действие трансакционных издержек в экономике с действием трения в физике. На основании подобных предположений делаются выводы о том, что чем ближе экономика к модели общего равновесия Вальраса, тем ниже в ней уровень трансакционных издержек, и наоборот.

В трактовке Д. Норта трансакционные издержки “состоят из издержек оценки полезных свойств объекта обмена и издержек обеспечения прав и принуждения к их соблюдению”. Эти издержки служат источником социальных, политических и экономических институтов.


В теориях некоторых экономистов трансакционные издержки существуют не только в рыночной экономике (Коуз, Эрроу, Норт), но и в альтернативных способах экономической организации и в частности в плановой экономике (С. Чанг, А. Алчиан, Демсец). Так согласно Чангу максимальные трансакционные издержки наблюдаются в плановой экономике, что, в конечном счете, и определяет ее неэффективность.

В экономической литературе существует множество классификаций и типологий трансакционных издержек.

Наиболее распространенной является следующая типология включающая пять типов трансакционных издержек:

1. Издержки поиска информации. Перед тем, как будет совершена сделка или заключен контракт, нужно располагать информацией о том, где можно найти потенциальных покупателей и продавцов соответствующих товаров и факторов произвоства, каковы сложившиеся на данный момент цены. Издержки такого рода складываются из затрат времени и ресурсов, необходимых для ведения поиска, а также из потерь, связанных с неполнотой и несовершенством приобретаемой информации.
2. Издержки ведения переговоров. Рынок требует отвлечения значительных средств на проведение переговоров об условиях обмена, на заключение и оформление контрактов. Основной инструмент экономии такого рода затрат – стандартные (типовые) договоры.
3. Издержки измерения. Любой продукт или услуга-это комплекс характеристик. В акте обмена неизбежно учитываются лишь некоторые из них, причем точность их оценки (измерения) бывает чрезвычайно приблизительной. Иногда интересующие качества товара вообще неизмеримы и для их оценки приходится пользоваться суррогатами (например, судить о вкусе яблок по их цвету). Сюда относятся затраты на соответствующую измерительную технику, на проведение собственно измерения, на осуществление мер, имеющих целью обезопасить стороны от ошибок измерения и, наконец, потери от этих ошибок. Издержки измерения растут с повышением требований к точности.
Громадная экономия издержек измерения была достигнута человечеством в результате изобретения стандартов мер и весов. Кроме того, целью экономии этих издержек обусловлены такие формы деловой практики, как гарантийный ремонт, фирменные ярлыки, приобретение партий товаров по образцам и т. д.
4. Издержки спецификации и защиты прав собственности. В эту категорию входят расходы на содержание судов, арбитража, государственных органов, затраты времени и ресурсов, необходимых для восстановления нарушенных прав, а также потери от плохой их спецификации и ненадежной защиты. Некоторые авторы (Д. Норт) добавляют сюда же затраты на поддержание в обществе консенсусной идеологии, поскольку воспитание членов общества в духе соблюдения общепринятых неписаных правил и этических норм является гораздо более экономным способом защиты прав собственности, чем формализованный юридический контроль.
5. Издержки оппортунистического поведения. Это самый скрытый и, с точки зрения экономической теории, самый интересный элемент трансакционных издержек.

Различают две основных формы оппортунистического поведения. Первая носит название ”морального риска”. Моральный риск возникает тогда, когда в договоре одна сторона полагается на другую, а получение действительной информации об ее поведении требует больших издержек или вообще невозможно. Самая распространенная разновидность оппортунистического поведения такого рода – отлынивание, когда агент работает с меньшей отдачей, чем от него требуется по договору.

Особенно удобная почва для отлынивания создается в условиях совместного труда целой группой. Например, как выделить личный вклад каждого работника в совокупный итог деятельности “команды” завода или правительственного учреждения?

Приходится использовать суррогатные измерения и, скажем, судить о производительности многих работников не по результату, а по затратам (вроде продолжительности труда), но и эти показатели сплошь и рядом оказываются неточными.

Если личный вклад каждого агента в общий результат измеряется с большими ошибками, то его вознаграждение будет слабо связано с действительной эффективностью его труда. Отсюда отрицательные стимулы, подталкивающие к отлыниванию.

В частных фирмах и в правительственных учреждениях создаются специальные, сложные и дорогостоящие структуры, в задачи которых входят контроль за поведением агентов, обнаружение случаев оппортунизма, наложение наказаний и т. д. Сокращение издержек оппортунистического поведения главная функция значительной части управленческого аппарата различных организаций.

Вторая форма оппортунистического поведения - вымогательство. Возможности для него появляются тогда, когда несколько производственных факторов длительное время работают в тесной кооперации и настолько притираются друг к другу, что каждый становится незаменимым, уникальным для остальных членов группы. Это значит, что если какой-то фактор решит покинуть группу, то остальные участники кооперации не смогут найти ему эквивалентной замены на рынке и понесут невосполнимые потери. Поэтому у собственников уникальных (по отношению к данной группе участников) ресурсов возникает возможность для шантажа в форме угрозы выхода из группы. Даже когда “вымогательство” остается только возможностью, оно всегда оказывается, сопряжено с реальными потерями. Самая радикальная форма защиты от вымогательства – превращение взаимозависимых (интер специфических) ресурсов в совместно владеемое имущество, интеграция собственности в виде единого для всех членов команды пучка правомочий.

Приведенная классификация является не единственной, например, существует еще классификация К. Менара:

1. Издержки вычленения.
2. Информационные издержки.
3. Издержки масштаба.
4. Издержки поведения.

С введением в анализ трансакционных издержек необходимо уточнить структуру издержек фирмы.

В рыночной экономике издержки фирмы можно разделить на три группы:

1) трансформационные;
2) организационные;
3) трансакционные.

Трансформационные издержки – это издержки по трансформации физических свойств продукции в процессе использования факторов производства.

Организационные издержки – это издержки по обеспечению контроля и распределению ресурсов внутри организации, а также издержки по минимизации оппортунистического поведения внутри организации.

Трансакционные и организационные издержки являются взаимосвязанными понятиями, увеличение одних ведет к уменьшению других и наоборот.

В современном экономическом анализе трансакционные издержки получили операционное применение. Так в некоторых исследованиях воздействие трансакционных издержек на спрос и предложение аналогично введению налогов.

Также использование трансакционных (TС) издержек позволяет выразить через них функцию спроса на институты при анализе институционального равновесия и институциональной динамики. В качестве предложения институтов “на институциональном рынке” выступают издержки коллективного действия (CAC).

САС – это предельные издержки по созданию институтов, ТС - выражают предельную полезность институтов, выраженную через их альтернативную стоимость в форме трансакционных издержек.

Теория трансакционных издержек

Теория трансакционных издержек является составной частью нового направления в современной экономической науке - неоинституционализма. Ее разработка в первую очередь связана с именами двух экономистов - Р.Коуза и О.Уильямсона.

Базовой единицей анализа в теории трансакционных издержек признается акт экономического взаимодействия, сделка, трансакция. Категория трансакции понимается предельно широко и используется для обозначения обмена, как товарами, так и юридическими обязательствами, сделок как краткосрочного, так и долговременного характера, как требующих детального документального оформления, так и предполагающих простое взаимопонимание сторон. Затраты и потери, которыми может сопровождаться такое взаимодействие, получили название трансакционных издержек.

Трансакционные издержки - центральная объясняющая категория всего неоинституционального анализа. Ортодоксальная неоклассическая теория рассматривала рынок как совершенный механизм, где нет необходимости учитывать издержки по обслуживанию сделок. Ключевое значение для работы экономической системы трансакционных издержек было осознано благодаря статье Р.Коуза "Природа фирмы" (1937 г.). Он показал, что при каждой сделке необходимо проводить переговоры, осуществлять надзор, устанавливать взаимосвязи, устранять разногласия.

Первоначально трансакционные издержки были определены Р.Коузом как "издержки пользования рыночным механизмом". Позднее это понятие приобрело более широкий смысл. Оно стало обозначать любые виды издержек, сопровождающих взаимодействие экономических агентов независимо от того, где оно протекает - на рынке или внутри организаций, поскольку деловое сотрудничество в рамках иерархических структур (таких как фирмы) также не свободно от трений и потерь. По завоевавшему наибольшее признание определению К.Далмана, трансакционные издержки включают издержки сбора и переработки информации, проведения переговоров и принятия решений, контроля за соблюдением контрактов и принуждения к их выполнению. Введение в научный оборот идеи положительных трансакционных издержек явилось крупным теоретическим достижением. Это подвело к постановке принципиально новых вопросов: каковы основные разновидности трансакций? чем объясняется их разнообразие? насколько велики трансакционные издержки? как они соотносятся с производственными издержками?

По мнению О.Уильямсона, трансакции различаются по трем главным признакам - степени их специфичности, повторяемости и неопределенности. С его точки зрения, чем более общий, краткосрочный и однозначный характер носит сделка, тем больше оснований либо вообще обходиться без ее юридического оформления, либо ограничиваться составлением простейших контрактов. Напротив, чем более специальный, повторяющийся и неопределенный характер она имеет, тем выше трансакционные издержки и тем сильнее стимулы к установлению долговременных отношений между участниками.

Особое значение О.Уильямсон придает первому из трех выделенных им факторов. Деление ресурсов на общие и специальные восходит к работам Г.Беккера. Общий ресурс представляет интерес для множества пользователей и его цена мало зависит от того, где он используется (пример - бензин стандартной марки). В отличие от этого специальный ресурс приспособлен к условиям конкретной сделки и вне её не имеет большой ценности (пример - станок, произведенный по индивидуальному заказу). Согласно Уильямсону, специальным может быть как физический капитал (оборудование), так и человеческий (квалификация и знания). Специфичность ресурса может вызываться его местоположением (электростанция, построенная вблизи угольной шахты), а также предназначенностью для единственного покупателя при отсутствии спроса со стороны кого-либо еще.

Как показал О.Уильямсон, в результате инвестиций в специфические активы предпринявший их агент оказывается "заперт" в сделку со своим нынешним партнером. Если до этого у него мог быть выбор среди достаточно большого числа примерно равноценных контрагентов, то теперь их круг сужается до одного. Разрыв отношений становится равнозначен потере капитала, воплощенного в специфических активах, так как они приспособлены к особенностям данного партнера и имеют малую ценность для всех остальных. Это превращение исходной конкурентной ситуации в конечную монопольную О.Уильямсон назвал "фундаментальной трансформацией", которая расценивается им как одно из главных препятствий на пути рыночного обмена.

Развивая анализ Коуза, сторонники трансакционного подхода предложили различные классификации трансакционных издержек.

В соответствии с одной из них выделяются:

1) издержки поиска информации (затраты времени и ресурсов на получение и обработку информации о ценах, имеющихся товарах, поставщиках и потребителях);
2) издержки ведения переговоров;
3) издержки измерения количества и качества вступающих в обмен товаров и услуг;
4) издержки по спецификации и защите прав собственности (расходы на содержание судов, арбитража, органов государственного управления, а также затраты времени и ресурсов, необходимые для восстановления нарушенных прав);
5) издержки оппортунистического поведения, под которым понимается недобросовестное поведение, нарушающее условия сделки или направленное на получение односторонних выгод.

Проблеме оппортунистического поведения в теории трансакционных издержек принадлежит одно из центральных мест. Под эту рубрику попадают различные случаи лжи, обмана, бездельничанья, манкирования взятыми на себя обязательствами. Различают две основных формы оппортунизма, первая из которых характерна для отношений внутри организаций, а вторая для рыночных сделок. Отлынивание (shirking) представляют собой работу с меньшей отдачей и ответственностью, чем следует по условиям договора. Когда отсутствует возможность эффективного контроля за агентом, он может начать действовать исходя из собственных интересов, не обязательно совпадающих с интересами нанявшей его фирмы. Проблема становится особенно острой, когда люди работают сообща ("командой") и личный вклад каждого определить очень трудно. Вымогательство (holding-up) наблюдается в тех случаях, когда кем-либо из агентов произведены инвестиции в специфические активы. Тогда у его партнеров появляется возможность претендовать на часть дохода от этих активов, угрожая в противном случае разрывом отношений (с этой целью они могут начать настаивать на пересмотре цены получаемого продукта, повышении его качества, увеличении объема поставок и т. д.). Угроза "вымогательства" подрывает стимулы к инвестированию в специфические активы.

Трансакционные издержки, возникающие по ходу взаимодействия экономических агентов, противопоставляются трансформационным (производственным) издержкам, связанным с физическим преобразованием ресурсов. Значение трансакционных издержек, как показали Дж.Уоллис и Д.Норт, возрастает в процессе экономического развития. Согласно их расчетам, доля в ВВП США трансакционных услуг, оказываемых частным сектором, увеличилась с 23% в 1870 г. до 41% в 1970 г., оказываемых государством - с 3,6% в 1970 до 13,9% в 1970 г., что в итоге составило рост с 26,6% до 54,9%. Расширение трансакционного сектора экономики, по их мнению, служит одним из главных признаков, отделяющих процветающие экономики от стагнирующих.

Одно из наиболее интересных и плодотворных приложений трансакционного подхода связано с проникновением его идей в теорию фирмы. Основоположником трансакционного анализа экономических организаций явился Р.Коуз.

В неоклассической теории понятие фирмы фактически сливалось с понятием производственной функции. Вследствие этого в ней даже не возникало вопросов о причинах существования фирм, особенностях их внутреннего устройства и т. п. Трансакционная теория фирмы представляет собой попытку преодолеть подобные упрощенные представления. В "Теории фирмы" Р.Коузу впервые удалось поставить и частично разрешить вопрос, который традиционно даже не ставился: почему существует фирма, если есть рынок? Если децентрализованный рынок способен, как утверждала неоклассическая теория, обеспечить оптимальное размещение ресурсов, то вкрапления таких административных структур как фирмы бесполезно. Откуда же посреди рыночной стихии берутся "островки сознательного контроля"?

Коуз помещал проблему в сравнительно-институциональную перспективу, противопоставляя два возможных способа координации - децентрализованный, присущий рынку, и централизованный, характерный для сознательно управляемых организаций. По его мнению, соображения экономии трансакционных издержек являются решающими при выборе организационной формы и размеров фирмы. Любая хозяйствующая единица стоит перед выбором: что для нее дешевле и лучше -- взять эти издержки на себя, покупая необходимые товары и услуги на рынке, или же остаться свободной от них, производя те же товары и услуги собственными силами? Именно стремлением избегать издержек по заключению сделок на рынке можно, по мысли Коуза, объяснить существование фирм, в которых распределение ресурсов происходит административным путем (посредством приказов, а не на основе ценовых сигналов). Фирмы, согласно его теории, возникают в ответ на дороговизну рыночной координации и в мире без трансакционных издержек были бы излишни. В пределах фирм сокращаются затраты на ведение поиска, отпадает необходимость частого перезаключения контрактов, деловые связи приобретают устойчивость. В той мере, в какой административный контроль обеспечивает экономию трансакционных издержек, организация вытесняет рынок.

Но тогда возникал обратный вопрос: зачем нужен рынок, если вся экономика может быть организована наподобие единой фирмы? Ответ Коуза состоял в том, что административный механизм также не свободен от издержек, которые нарастают по мере увеличения размеров фирмы (потеря управляемости, бюрократизация и т. п.). Поэтому ее границы будут проходить там, где предельные издержки, связанные с использованием рынка, сравниваются с предельными издержками, связанными с использованием иерархической организации.

Работа Р.Коуза открыла совершенно новую область экономических исследований. На заложенной им теоретической основе выросло целое семейство концепций, развивающих идеи трансакционного подхода и направленных на более полное и глубокое осмысление феномена фирмы.

Важным шагом в дальнейшей разработке трансакционной теории стала работа А.Алчиана и Г.Демсеца. Сущность фирмы они выводили из преимуществ кооперации, когда совместно используя какой-либо ресурс в составе целой "команды", можно достигать лучших результатов, чем действуя поодиночке. Однако производство единой "командой" затрудняет оценку вклада каждого участника в общий результат, порождая стимулы к "отлыниванию". По утверждению Алчиана и Демсеца, контроль за отклоняющимся поведением эффективнее проводить в рамках фирмы, когда один из участников (собственник) берет на себя функции надзора за остальными. Но поскольку возможности центрального агента по предотвращению "отлынивания" также ограничены, с определенного момента издержки "командной" деятельности начинают перевешивать ее выгоды, так что дальнейшее расширение фирмы становится неэффективным.

Развивая этот подход, У.Меклинг и М.Дженсен определили фирму как "сеть контрактов". (С этой точки зрения понятие фирмы сводится к общей подписи, фигурирующей на заключенных ею контрактах.) Проблема фирмы трактовалась ими как проблема выбора оптимальной контрактной формы, обеспечивающей максимальную экономию агентских издержек, то есть издержек, сопровождающих отношения между принципалами (руководителями) и агентами (исполнителями).

В концепции Й.Барцеля определяющее значение получили издержки измерения. В ней отмечается, что при производстве многих товаров и услуг оценка изменений, происходящих с ними на промежуточных стадиях, оказывается затруднена. Зачастую измерение обходится дешевле, когда оно ведется не прямо по выпуску, а косвенно по затратам. С точки зрения Барцеля фирма представляет собой объединение нескольких последовательных стадий производственного цикла, на которых оценка по затратам является менее дорогостоящим способом измерения. Напротив, рыночные сделки концентрируются в точках, где покупатель сравнительно легко может удостовериться в количестве и качестве приобретаемой продукции. Чем меньше поддается продукт манипуляциям, тем проще оценка происходящих с ним изменений и тем чаще по ходу изготовления он станет переходить от одной фирмы к другой. Там, где предельные издержки измерения по затратам оказываются равны предельным издержкам измерения по выпуску, и пролегают границы фирмы.

Огромный вклад в трансакционную теорию фирмы был внесен О.Уильямсоном. Его книгу "Экономические институты капитализма" (1985 г.) можно считать настоящей энциклопедией трансакционного подхода. Уильямсон не отрицает, что фирма имеет контрактное происхождение, но вводит в анализ новое измерение - тип "регулятивных структур" (governance structure). По его мнению, фирмы отличаются прежде всего, особым механизмом регулирования контрактных отношений.

Он выделяет три основных формы контракта:

Классический контракт применяется для разовых и повторяющихся сделок со стандартными товарами. Такой контракт содержит четко оговоренные условия и по истечение срока его действия отношения сторон прекращаются.
Неоклассический контракт распространяется на сделки средней степени специфичности. Так как не все существенные обстоятельства могут быть заранее в нем отражены, решение части вопросов стороны оставляют на будущее.
Отношенческие контракты охватывают высокоспецифические трансакции, при которых критическое значение приобретает личность партнера (поскольку ему невозможно подыскать равноценной замены на рынке). Отношения становятся длительными, неформальные соображения получают перевес над формальными обязательствами.

Каждому типу контракта, по мысли Уильямсона, соответствует особая регулятивная структура. Этим термином обозначаются организационные механизмы, использующиеся для оценки поведения участников, разрешения возможных споров, адаптации к неожиданным изменениям, применения санкций к нарушителям. Защиту классического контракта обеспечивает рынок, поскольку многочисленность потенциальных продавцов и покупателей ограничивает возможности нечестного поведения; споры же по таким контрактам решаются судами. Неоклассические контракты регулируются трехсторонней структурой, принимающей форму арбитража. Регулирование отношенческих контрактов осуществляется в ходе двусторонних неформальных переговоров, без обращения к закону или авторитету третьего лица. Наконец, в случае отношенческих контрактов, предполагающих значительные инвестиции в высокоспецифические активы, создаются унитарные регулятивные структуры - фирмы, где принятие решений возлагается на одну из сторон.

Главный тезис Уильямсона состоит в том, что фирма обеспечивает более надежную защиту специфических ресурсов от "вымогательства" и позволяет их владельцам быстрее приспосабливаться к непредвиденным изменениям. Однако этот выигрыш достигается ценой ослабления стимулов. По его выражению, если на рынке действуют стимулы "высокой мощности", то в фирме - стимулы "слабой мощности". Границы фирмы проходят поэтому там, где выгоды от лучшей адаптации и большей защищенности специфических активов уравновешиваются потерями от ослабления стимулов.

Сходные идеи легли в основание концепции С.Гроссмана и Г.Харта. Они обратили внимание на тот факт, что влияние фирмы на риск "вымогательства" не столь однозначно, как полагал Уильямсон. Допустим, фирма, принадлежащая агенту A, поглотила фирму, принадлежавшую агенту B, причем он остался руководить своей бывшей фирмой, но уже как наемный менеджер. Очевидно, что если для A риск "вымогательства" сократился, то для B возрос. Соответственно, ослабли и его стимулы к накоплению специального по отношению к фирме человеческого капитала. Если такого рода потери оказываются значительными и в варианте, когда фирма B поглощается фирмой A, и в варианте, когда фирма A поглощается фирмой B, то экономически выгоднее, чтобы они оставались независимыми и их отношения строились через рынок. Основным ограничителем на размер фирмы признается концентрация власти у одного или узкой группы агентов, что может отрицательно сказываться на инвестиции в специфические активы других участников.

Эта линия анализа была продолжена теорией Д.Крепса, строящейся вокруг понятия "корпоративной культуры". По его мнению, из-за неизбежной неполноты контрактов критическое значение для любой фирмы имеет вопрос об адаптации к неожиданным изменениям. Но необходимую свободу маневра ей удастся получить, только если ее сотрудники будут уверены, что она не злоупотребит этой свободой во вред им. Чтобы убедить их в этом, фирма может сама связать себя определенными принципами, пообещав (в явной или неявной форме) руководствоваться ими при приспособлении к непредвиденным обстоятельствам. Набор таких принципов образует, по определению Крепса, "организационную культуру" фирмы. Следование избранному принципу, даже когда это явно невыгодно, закрепляет за ней репутацию "надежной" и "справедливой", что дает ощутимые долговременные преимущества. Однако поддержание репутации не обходится без издержек. Всякая организационная культура приспособлена к строго определенной категории случайных событий. При распространении одного и того же принципа на далекие друг от друга области адаптация к изменениям становится все менее эффективной. Это оказывается препятствием на пути вертикальной интеграции: границы фирмы, утверждает Д.Крепс, будут определяться ее организационной культурой и проходить там, где лучшая адаптация в одних видах деятельности станет уравновешиваться худшей адаптацией в других.

К исходной идее Р.Коуза об определяющей роли издержек по ведению переговоров возвращается концепция П.Милгрома и Дж.Робертса. Они показали, что если бы такие "издержки торга" отсутствовали, то вопреки точке зрения О.Уильямсона последовательное заключение серии исчерпывающих краткосрочных контрактов обеспечивало бы оптимальный объем вложений в специфические активы. По их убеждению, именно эти издержки, а не сами по себе специфические инвестиции могут служить основанием для отказа от рынка в пользу фирмы. Но если возможности рынка ограничиваются издержками торга, то возможности фирмы - издержками, связанными с централизованной системой контроля. Само существование центральной власти порождает стимулы к злоупотреблению ею. Кроме того, она создает почву для непроизводительной деятельности с целью повлиять на процесс принятия решений в пользу тех или иных групп внутри организации. В результате укрупнение фирмы сверх определенного размера ведет к потерям в эффективности. Ее границы, по Милгрому и Робертсу, будут определяться чертой, за которой издержки влияния начинают превосходить издержки торга.

При всех различиях между этими трактовками они, скорее, дополняют, чем исключают друг друга. Теоретикам трансакционных издержек удалось выделить важнейшие характеристики, определяющие сущность фирмы. Это формирование сложной сети контрактов, долговременный характер деловых отношений, производство единой "командой", инвестирование в специфические активы, административный механизм координации с помощью приказов. Все объяснения, развивавшие идеи Р.Коуза, исходили из общего представления о фирме как орудии по экономии трансакционных издержек.

Согласно теории трансакционных издержек, этот ключевой принцип объясняет не только сам факт существования фирм, но и многие частные аспекты их функционирования - финансовую структуру, формы управления, организацию трудового процесса и т. п. Плодотворность такого подхода была подтверждена при изучении гибридных организационных форм, промежуточных между рынком и фирмой, таких как франчайзинг. Он способствовал кардинальному пересмотру представлений в области антимонопольного регулирования, продемонстрировав, что многие нетипичные формы деловой практики объясняются не погоней за монопольными преимуществами, а стремлением к экономии трансакционных издержек. Благодаря трансакционному подходу современная экономическая теория приобрела большую реалистичность, открыв для себя широкий спектр явлений деловой жизни, прежде совершенно выпадавших из поля ее зрения.

Виды трансакционных издержек

Итак, трансакционные издержки являются препятствием для взаимовыгодного обмена. В связи с этим возникает вопрос о средствах, которые позволяют снизить уровень трансакционных издержек и обеспечить их распределение таким образом, чтобы добровольный обмен стал возможным. Разнообразие трансакционных издержек обусловливает и многообразие средств, позволяющих снизить данные издержки.

Нами будут последовательно рассмотрены следующие виды трансакционных издержек:

- издержки выявления альтернатив;
- издержки измерения;
- издержки ведения переговоров и заключения контрактов;
- издержки спецификации и защиты прав собственности;
- издержки спецификации и защиты прав собственности;
- издержки оппортунистического поведения.

Издержки выявления альтернатив

Один из фундаментальных моментов функционирования экономической системы – это индивидуальный выбор. В свою очередь принятие решения предполагает сопоставление альтернатив. Однако альтернативы изначально не даны лицу, принимающему решение. Существование данного вида трансакционных лежит феномен неопределенности, проявляющийся во фрагментарности и неоднородности информации, которую получает каждый экономический агент. В условиях неопределенности неизбежно возникают издержки, обусловленные поиском наиболее выгодной цены (как со стороны покупателей, так и со стороны продавцов), других условий контракта, а также подбором потенциальных контрагентов.

Для минимизации издержек поиска наименьшей цены используются такие институты, как специализированные рынки, в частности биржи, а также реклама и/или репутация. Что касается организованных рынков, то экономия на издержках возможна за счет концентрации спроса и предложения. В результате ускоряется циркуляция информации и происходит более интенсивное выравнивание цен.

Проверка надежности контрагента (как один из моментов процесса поиска) требует также времени и ресурсов. Так, для получения чековой книжки с гарантией банка потенциальному клиенту придется не только заполнить достаточно подробную форму, в которой он дает интересующую банк информацию о себе, в том числе и о доходах, но и побеседовать с сотрудником или руководителем отделения банка, предоставить рекомендательное письмо, а также в случае необходимости пройти испытательный срок с книжкой без права на овердрафт.

Для экономии на этом виде трансакционных издержек также используется репутация (как общественно значимая оценка экономического агента с точки зрения деловой этики, если речь идет о предпринимателе), которая, в свою очередь, может рассматриваться как актив (обладающий определенной ценностью и, следовательно, могущий быть использованным, например, в качестве взноса в уставный капитал или для обращения на него взыскания). В частности, поручительство в приведенном примере оказывается формой залога, который должен обеспечить предсказуемость поведения клиента в будущем.

Если речь идет о продукции, то репутация тесно связана со средствами индивидуализации предприятий, в частности с фирменными наименованиями, товарными знаками, знаками обслуживания и наименованиями мест происхождения товаров. Именно данные средства позволяют потребителями сэкономить на издержках поиска.

Издержки измерения

Любое благо имеет множество измерений, поскольку обладает комплексом полезных свойств. Существует два типа характеристик благ – физические и правовые, следовательно, можно выделить и два типа издержек измерения, связанных с оценкой свойств, принадлежащих различным типам. Необходимо измерить и/или оценить наличие этих свойств, что предполагает затраты на измерительную аппаратуру, затраты времени.

Для снижения издержек измерения возможно использование суррогатов (оценка качества товара по физическим свойствам, по цене, по оценкам других агентов) или посредников (в том числе и государственных по формальному статусу): в виде госторгинспекции, обществ потребителей, оценщиков, конкурентов и т. п. Кроме того, необходимо знание правил, а также технологии обеспечения их соблюдения для того, чтобы оценить, насколько велика ожидаемая полезность вещи.

Информация о свойствах благ распределяется неравномерно между контрагентами, что и является содержанием феномена асимметрии информации, которая вынуждает сторону, обладающую относительно меньшей информацией, нести относительно более высокие издержки (через использование экспертов, затраты времени и т. п.), связанные с восстановлением симметрии в обладании ею.

В связи с определением данного вида трансакционных издержек можно было бы выделить три категории благ: исследуемые, опытные и доверительные. Блага с запретительно высокими издержками измерения качества до их приобретения (потребления) называются опытными. Блага со сравнительно дешевой процедурой предварительного определения их качества называются исследуемыми. Качество последних может быть относительно легко оценено до покупки, качество же других — главным образом в процессе потребления. Для доверительных благ характерны высокие издержки измерения качества как ex ante, так и ex post.

Отметим, что одно и то же благо может быть в одной ситуации опытным, а в другой — исследуемым. В частности, большое значение могут иметь физические свойства блага, в том числе делимость, а также технология и существующие правила измерения. Например, если покупатель приобретает один апельсин, то издержки измерения по отношению к его стоимости слишком высоки. Однако, если предположить, что апельсины стандартные, то при покупке десяти килограммов можно съесть один апельсин для оценки всей партии.

В историческом аспекте институциональной реакцией на издержки измерения стала система мер и весов, которая обеспечивала сопоставимость различных количеств благ, значительно облегчая обмен. Однако ее (систему мер и весов) можно трактовать шире, включая, например, меру хозяйственного успеха в виде максимальной (или приемлемой величины) экономической прибыли.

Издержки ведения переговоров и заключения контракта

Поскольку в условиях неопределенности сложно предугадать развитие событий, контракты, с одной стороны, призваны придать устойчивость взаимоотношениям, но с другой — разработка условий контракта, согласование их между сторонами также требует ресурсов и времени.

Для иллюстрации можно перечислить действия банка при заключении соглашения о кредитовании. Непосредственно на стадии заключения договора необходимо подготовить предложения по кредиту в случае принципиально положительной оценки заявки. В силу того, что данные предложения достаточно существенно могут отличаться от запросов заемщика, возникает необходимость в проведении переговоров. Поскольку устанавливаемая цена кредита, сроки, способы погашения и так далее являются предметами торга, существенное значение имеет то, кто из участников торга обладает сравнительными преимуществами в переговорах. Ключевой фактор, позволяющий получить эти преимущества, — конфиденциальная информация, которая позволяет обладающему ей построить игру на выгодных для него условиях. Соответственно добыча и/или сохранение конфиденциальной информации также оказывается элементом издержек при подготовке контракта. Наконец, необходимо задокументировать ссуду и подписать кредитное соглашение, содержащее согласованные условия по свидетельствам и гарантиям, характеристикам кредита, обязывающим условиям, запрещающим условиям, определению ситуации нарушения кредитного соглашения, санкций в случае нарушения соглашения.

В числе способов снижения издержек заключения контрактов иногда используются стандартные формы контрактов, если ситуации, которые регулируются с помощью данный контрактов, типовые с точки зрения взаимных обязательств сторон. Кроме того, для снижения издержек заключения контракта используют в качестве гаранта третью сторону, которая отчасти может компенсировать недостаток доверия сторон контракту друг у другу.

Издержки спецификации и защиты прав собственности

Поскольку благо имеет множество измерений с точки зрения возможных способов его использования, требуются определенные ресурсы и время для четкого определения объекта и субъекта права собственности и способа наделения им. Характерный пример — это определение границ между соседними государствами или садовыми участками. С этой точки зрения издержки, связанные с урегулированием пограничных споров (в том числе и содержание вооруженных подразделений в непосредственной близости от границы, сооружение укрепленных районов), так же как и стоимость услуг землемера должны быть отнесены к категории трансакционных издержек. Проблема спецификации прав собственности, а также разграничения прав возникает практически повсеместно, если воспроизводится система взаимодействия между людьми по поводу ограниченных ресурсов. В частности, определение сферы компетенции в рамках фирмы, домашнего хозяйства, государственного учреждения также сопряжены с определением субъекта-носителя права, объекта, набора действий, которые могут быть осуществлены в отношении данного объекта, а также условий делегирования данного права.

В той степени, в какой деятельность по спецификации прав собственности подчиняется закону убывающей предельной производительности, можно говорить о некотором оптимальном уровне их размывания (то есть воспроизводства ситуации, когда не удается обеспечить точное соблюдение того или иного правового режима). Таким образом, совершенная исключительность в реализации того или иного правомочия — скорее исключение, чем правило.

Ключевой фактор экономии на издержках обеспечения соблюдения правил, и в частности заключенных контрактов — идеология. Посредством использования идеологии осуществляется не только экономия на издержках принятия решений, но и интериоризация норм, которая понимается, как процесс превращения ограничения в элемент системы предпочтений, ценностей, так что они выполняются даже в том случае, если их нарушение проходит незамеченным окружающими.

Издержки оппортунистического поведения

В основе оппортунистического поведения лежит несовпадение экономических интересов, обусловленное ограниченностью ресурсов, неопределенностью и как следствие несовершенной специфицированностью условий контракта. Если ожидаемые издержки, связанные с уклонением от условий контракта, оказываются меньше, чем те выгоды, которые оно принесет, то данный экономический агент выберет ту или иную форму оппортунистического поведения.

С точки зрения контрактного процесса выделяется два типа оппортунистического поведения — предконтрактное и постконтрактное.

Предконтрактное оппортунистическое поведение

Первый тип оппортунистического поведения характерен для стадии заключения контракта. Формой предконтрактного оппортунизма является сокрытие одним из контрагентов информации о характеристиках обмениваемого блага. Следствием данного типа оппортунизма становится неблагоприятный, или ухудшающий условия обмена, отбор. Он характеризуется неблагоприятными для части экономических агентов свойствами внешней среды, выделяющими в ней как потенциальных партнеров тех экономических агентов, которые являются наименее желательными для рассматриваемого субъекта. Например, если работодатель не может по внешнему виду определить производительность потенциального работника, то нанимающемуся на работу будет предложена некоторая заработная плата, соответствующая средней производительности. Однако она не удовлетворит высокопроизводительных работников, лучше информированных о собственных характеристиках. Они предпочтут предложить свои услуги другой фирме. Зато работники с низкой производительностью с радостью примут условия контракта. Если все работодатели будут предлагать некоторую среднюю заработную плату, то у потенциальных работников вообще исчезнут стимулы повышать свою квалификацию и производительность.

В условиях полной определенности заработная плата производительного и непроизводительного работника соответствует их предельному продукту, то есть Wп = MPп; Wн = MPн. В том случае, если уровень производительности конкретного работника неизвестен, ставка заработной платы будет единой и соответствовать ожидаемой производительности работника W* = xMPп + (1—x) MPн, где х – представления работодателя о доле высокопроизводительных работников на рынке. Таким образом, WпxW*xWн.

В данном случае существующие издержки измерения неблагоприятно сказывается как на благосостоянии работодателя, так и производительного работника, поскольку сужают область взаимовыгодного обмена. Наоборот, непроизводительные работники заинтересованы в существовании такого рода асимметрии, поскольку в данном случае они могут получить более высокий доход, чем в условиях полной определенности. Можно сказать, что производительные работники создают позитивные внешние эффекты для непроизводительных, а последние — отрицательные внешние эффекты для производительных работников и работодателей.

Институциональной реакцией на существование проблемы неблагоприятного отбора может быть, во-первых, использование сигналов, во-вторых, самоотбор. В качестве сигналов используются данные об образовании потенциального работника, в том числе о том учебном заведении, которое данный работник закончил, система частных рекомендаций, а также предварительное получение информации через анкетирование и собеседование.

Получение образования свидетельствует об определенном уровне способностей работника усваивать необходимые знания и навыки. В данном случае предполагается, что учебное заведение, чей диплом рассматривается в качестве сигнала, обладает необходимой репутацией. Предполагается, люди откажутся от инвестиций в образование, если альтернативные издержки его получения будут слишком высоки по сравнению с разницей в заработной плате.

В той мере, в какой затраты на образование обусловливают повышение предельного продукта работника, они являются производительными. Однако в силу того, что зачастую значение имеет сам факт получения образования, а не его содержание, издержки, связанные и с производством сигнала, могут считаться непроизводительными.

В процессе отбора часто большое значение имеют письменные или устные рекомендации. Особенно это относится к рынку услуг труда, который зачастую характеризуется неформальными связями и нестандартизованностью, что не позволяет использовать общедоступную информацию о высшем учебном заведении как надежный сигнал о качестве работника.

Система сигналов далеко не всегда позволяет удовлетворительно решить проблему неблагоприятного отбора, поэтому в качестве дополнения к ней используют систему самоотбора. Она может быть построена на существовании меню контрактов, которое формирует ожидания потенциальных работников и позволяет им выбрать форму соглашения в соответствии со своими межвременными предпочтениями и способностями.

Постконтрактное оппортунистическое поведение

Одной из причин возникновения данного вида оппортунистического поведения является неполнота контракта, поскольку при составлении контракта невозможно предсказать все возможные действия агентов. Рациональный субъект, максимизирующий свою полезность, доход которого не зависит от прибыли контрагента, попытается, формально не нарушая контракт, использовать ситуацию в собственных целях. Другая причина возникновения постконтрактного оппортунистического поведения – это сложности измерения качества деятельности сторон.

Одним из типов постконтрактного оппортунистического поведения является так называемое отлынивание, то есть работа с меньшей отдачей, чем установлено по договору. Например, в рабочее время работник может играть в компьютерные игры или разговаривать с близкими людьми по телефону за счет фирмы. Особенно актуальна эта проблема, когда результат деятельности работника не связан напрямую с прилагаемыми усилиями, поскольку усилия – явление ненаблюдаемое.

Чтобы сократить вероятность возникновения отлынивания, можно применить две технологии. Во-первых, можно создать систему мониторинга за деятельностью работника с определенными наказаниями за выявленное отлынивание. Во-вторых, можно создать систему стимулов, когда вознаграждение работника зависит от результатов деятельности предприятия.

Другая форма постконтрактного оппортунистического поведения, вымогательство. Вымогательство возможно в случае, если в данной трансакции используются специфичные активы, имеющие особенную ценность в рамках данных отношений. Если активы обеих сторон специфичны, вымогательство носит двухсторонний характер. Так, работник, приобретший важные для этой фирмы навыки и знания, может шантажировать фирму угрозой ухода в то время как фирма – единственная сфера применения данных навыков и знаний – угрозой увольнения. Условия шантажа зависят от переговорной силы сторон и от размера потерь для каждой стороны. Логично предположить, что проблема вымогательства гораздо острее, если специфичность существует только с одной стороны. Так, если уникальные навыки работника важны для этой фирмы, но могут быть применены и на другой, вероятность вымогательства возрастает. Следовательно, эту проблему можно решить обеспечением взаимной специфичности активов, например, созданием взаимных инвестиций. Другое решение проблемы вымогательства – составление как можно более полного, формализованного контракта, либо переход к долгосрочным контрактным отношениям, основанным на доверии.

Снижение трансакционных издержек

В Европе уже давно устранены все препятствия на пути потока грузов и капиталов: границы прозрачны, пошлины отсутствуют, рабочая сила свободно перемещается из страны в страну, но приходится оперировать несколькими валютами. Страны ЕС теряли от 15 до 30 млрд. евро ежегодно из-за обращения множества валют на достаточно тесном торговом пространстве.

Банки забирают себе значительную долю доходов фирм, проводя обменные операции; нестабильность курсов при таких процессах требует затрат компаний на страхование от курсовых рисков. Следовательно, введение единой валюты позволяет упростить расчеты и сократить трансакционные издержки, связанные с обменом валют и курсовыми рисками, а также снизить экономическую неопределенность.

Трансакционные издержки Коуз

Анализ проблемы социальных издержек привел Коуза к выводу, который Дж. Стиглер назвал “теоремой Коуза” (Coasе theorem). Суть ее заключается в том, что, если права собственности всех сторон, тщательно определены, а трансакционные издержки равны пулю, конечный результат (максимизирующий ценность производства) не зависит от изменений в распределении прав собственности.

Трансакционные издержки равны нулю, это значит:

• Все знают и новое узнают мгновенно и однозначно. Все друг друга понимают идеально, то есть слова не нужны.
• У всех со всеми всегда согласованы ожидания и интересы. При изменении условий согласование происходит мгновенно. Любое оппортунистическое поведение исключено.
• Каждому товару или ресурсу соответствуют множество взаимозаменяемых.

В этих условиях «первоначальное распределение прав собственности совершенно не влияет на структуру производства, так как, в конечном счете, каждое из прав окажется в руках у собственника, способного предложить за него наивысшую цену на основе наиболее эффективного использования данного права» Сравнение системы ценообразования, включающей ответственность за ущерб от отрицательных внешних эффектов, с системой ценообразования, когда такой ответственности нет, привело Р. Коуза к парадоксальному на первый взгляд выводу о том, что если участники могут договориться сами, и издержки таких переговоров ничтожно малы (трансакционные издержки равны нулю), то в обоих случаях в условиях совершенной конкуренции достигается максимально возможная ценность производства.

Однако при учете трансакционных издержек желаемый результат может быть и не достигнут. Дело в том, что высокая стоимость получения необходимой информации, ведения переговоров и судебных дел может превысить возможные выгоды от заключения сделки. К тому же при оценке ущерба не исключены значительные различия потребительских предпочтений (например, один оценивает тот же самый ущерб гораздо больше, чем другой). Чтобы учесть эти различия, в формулировку теоремы Коуза позднее была введена оговорка относительно эффекта дохода.

Экспериментальные исследования показали, что теорема Коуза верна для ограниченного числа участников сделки (двух-трех). При возрастании численности участников резко увеличиваются трансакционные издержки и предпосылка о их нулевом значении перестает быть корректной.

Любопытно отметить, что теорема Коуза доказывает значение трансакционных издержек “от противного”. В реальной действительности они играют огромную роль и удивительно то, что неоклассическая экономическая теория до недавнего времени их совсем не замечала.

Огромный вклад в трансакционную теорию внесли: О.Уильямсон, А.Алчиани, Г.Демсец, С.Гросман и другие.

Трансакционные издержки фирмы

В хозяйственной практике термин «фирма» используют для обозначения образований, ведущих коммерческую деятельность. Рассматривая фирму в таком аспекте, ее можно определить как хозяйственную единицу, обладающую обособленным имуществом и оформленными правами, позволяющими ей осуществлять хозяйственную деятельность под свою имущественную ответственность. Хотя такое определение наиболее широко используется на практике, оно отражает юридический аспект природы фирмы, не раскрывая таких важнейших с точки зрения экономического анализа ее сторон, как особенности внутренней организации и цель функционирования. Фирма - сложное экономическое явление. Ею может быть как мелкое предприятие, так и крупная компания, объединяющая несколько предприятий. Поэтому в экономической теории сложилось несколько концепций фирмы: неоклассическая, неоконституциональная, бихевиористская, эволюционная.

Неоклассическая теория фирмы рассматривает фирму как производственную (технологическую) единицу, деятельность которой описывается производственной функцией, а целью является максимизация прибыли. Главная задача фирмы усматривается в нахождении такого соотношения ресурсов, которое обеспечило бы ей минимальные издержки производства. В этой связи оптимизация размеров фирм постулируется как результат действия эффекта масштаба. Однако опорные предпосылки неоклассической трактовки фирмы - заданность условий деятельности (совершенство информации, полная рациональность поведения, стабильность цен), игнорирование особенностей внутренней организации и отсутствие альтернативности в выборе решений -- делали ее уязвимой для критики с позиций хозяйственной практики.

Институциональная теория фирмы исходит из того, что фирма является сложной иерархической структурой, действующей в условиях рыночной неопределенности. Главная задача анализа связывается с объяснением поведения фирмы в системе дорогостоящей и неполной информации, а в центр внимания ставятся вопросы о причинах многообразия видов фирм и их развития. Используя в качестве предпосылок наличие транзакционных издержек (издержки осуществления сделок), а также присущего фирме неценового метода распределения ресурсов, институциональная теория определяет фирму как альтернативный рыночному (ценовому) механизм осуществления сделок (управления ресурсами) в целях экономии транзакционных издержек. Это одна из предпосылок данной теории.

Другая предпосылка теории фирмы базируется на понимании того, что, являясь сложной иерархической организацией, фирма представляет собой совокупность отношений между владельцами ресурсов. В этом смысле центральным аспектом анализа становится исследование проблемы распределения прав собственности, а сама фирма представляется в виде заключаемого между владельцами ресурсов контракта, призванного обеспечить наиболее эффективное использование ресурсов. Переуступка властных правомочий порождает необходимость контроля поручителем исполнителя, в связи с чем возникают издержки контроля. Фирма оказывается средоточением двух типов контрактов - внешних (рыночных), отражающих ее взаимодействие с рыночными институтами и связанных с транзакционными издержками, а также внутренних, отражающих особенности внутренней организаций фирмы и связанных с издержками контроля. Поэтому фирма представляется образованием, позволяющим оптимизировать соотношение транзакционных издержек и издержек контроля в процессе координации решений владельцев производственных ресурсов. Само же соотношение транзакционных издержек и издержек контроля будет выступать критерием определения размеров фирмы.

Бихевиористские теории фирмы акцентируют внимание на активной роли фирм в экономике, их способности не только приспосабливаться к изменяющейся рыночной среде, но и трансформировать эту среду. Они исходят из невозможности максимизации какой-либо цели и концентрируют внимание на исследовании функционирования внутренних структур фирмы и проблем принятия решений. В этом отношении можно выделить предпринимательскую концепцию фирмы, в которой фирма рассматривается как система взаимодействия разных уровней проявления предпринимательской функции (управления). Имея в качестве главной задачи консолидацию этой функции, поведение фирмы определяется как результат взаимодействия разных уровней предпринимательства, а главный вопрос сводится к решению проблемы взаимодействия собственников и наемных управляющих.

Другой разновидностью этой теории является эволюционная концепция фирмы. Суть ее сводится к тому, что фирма эволюционирует под воздействием внешних и внутренних факторов, а решения принимаются исходя из особенностей внутренней организации и сложившихся в фирме традиций. При этом у фирмы отсутствует единственный критерий оптимальности принятия решений и ее поведение меняется в зависимости от рыночной ситуации, сложившихся традиций и исторического опыта фирмы.

Общая особенность всех фирм, представляющих собой сложные иерархические структуры, заключается в наличии проблемы взаимодействия собственника и наемных управленцев. Проблема «работодателя-агента» возникает всякий раз, когда располагающие более полной информацией и обладающие специальными знаниями «агенты» могут использовать это к собственной выгоде и в ущерб интересам собственника. Следствием ее могут быть отклонение от целей фирмы, рост издержек и снижение прибыли. Поэтому главная задача внутрифирменного управления сводится к обеспечению едино направленности их целей в долгосрочной перспективе, а условием ее решения выступают дисциплина рынка и создание механизмов, стимулирующих управленцев.

Фирма это производственная единица, осуществляющая свою деятельность на принципах оптимизации затрат с целью максимизации прибыли.

Контрактная концепция фирмы

Фирма представляет собой совокупность отношений между работниками, управляющими и собственниками. Эти отношения часто выражаются формальными договорами - контрактами. Но даже если отношения не регулируются формальным договором, существуют свои правила поведения между работниками фирмы, работниками и управляющими, между поставщиками и потребителями продукции. Эти правила поведения могут рассматриваться в качестве неформальных контрактов, так как они достаточно стабильны на протяжении длительных периодов времени, а их нарушение вызывает формальные или неформальные санкции прочих участников.

Фирма, представляя собой совокупность внутренних и внешних контрактов, сталкивается с двумя типами затрат на обеспечение их выполнения. Это транзакционные издержки (от слова «трансакция» - сделка, операция, контракт) и издержки контроля. Транзакционные издержки - это затраты (явные и неявные) на обеспечение выполнения внешних контрактов, в противоположность затратам, связанным с внутренними контрактами - издержками контроля. Транзакционными издержками служат затраты на совершение деловых операций, включая в себя денежную оценку времени на поиск делового партнера, на ведение переговоров, заключение контракта, обеспечение соответствующего выполнения контракта. Издержки контроля включают расходы на мониторинг выполнения внутренних контрактов, а также потери в результате недолжного выполнения контрактов. Рынок и фирма с этой точки зрения представляют собой альтернативные способы заключения контрактов. Рынок может трактоваться как сеть внешних контрактов, а фирма - как сеть внутренних контрактов. Фирма может купить продукт или услугу на рынке посредством заключения соответствующего соглашения с другим, внешним контрагентом, но фирма может произвести товар сама, используя внутренние контракты с работниками. Выбор между внешними и внутренними контрактами зависит от соотношения издержек их использования. Чем выше транзакционные издержки по сравнению с издержками контроля, тем выше вероятность того, что товар будет производиться фирмой, а не рынком.

Транзакционные издержки особенно высоки по сравнению с издержками контроля в таких ситуациях, когда существуют возможности и стимулы для оппортунистического поведения.

А именно:

* производство уникального товара;
* динамический рынок с неопределенным спросом и непредсказуемым движением цен;
* асимметрия информации на рынке.

Рост транзакционных издержек из-за неэффективности внешних контрактов ограничивает сферу деятельности рынка. Это в свою очередь обусловливает существование относительно крупных фирм, перед которыми проблема внешнего соглашения и возможности оппортунистического поведения во многих случаях снимается развитием внутренних контрактов. Теперь возникает вопрос, почему же существует рынок, если фирма обеспечивает экономию на транзакционных издержках? Зачем вообще нужны внешние контракты? При росте фирмы растет численность занятых и расчлененность производственного процесса (характерный пример - конвейер с обособленными операциями), так что совокупный результат деятельности фирмы оказывается делом не одного или нескольких работников, как в доиндустриальную эпоху, а многих подразделений и множества работников. В результате теряется непосредственная связь между трудом и его результатом, характерная для мелкого производства. И сразу же появляется проблема «безбилетника»: сокращение интенсивности труда одного из работников никак не сказывается прямым образом на совокупном продукте фирмы и может остаться незамеченным, а, следовательно, искушает работников трудиться не в полную силу. Самоконтроль интенсивности труда перестает служить способом повышения эффективности производства, на его место вынужденно встает контролирующая инстанция. Появляются и растут издержки контроля за степенью интенсивности труда (деятельности) каждого производственного звена. Чем крупнее становится фирма, тем выше оказываются эти издержки контроля. В конце концов затраты на обеспечение выполнения внутренних контрактов превышают трансакционные издержки, привлекательность рыночных контрактов по сравнению с внутренними растет, и внутренние контракты заменяются внешними. Фирма как обособленный субъект экономической деятельности существует между двумя видами издержек - трансакционными издержками, которые определяют нижнюю границу фирмы, ее минимальный размер, и издержками контроля, которые задают верхнюю границу, ее максимальный размер.

Издержки мониторинга: проблема уклонения от налогов

Государство активно участвует в экономике через формирование налоговой политики. Между тем для производителей налоги являются по существу трансакционными издержками, уклонение от которых является формой, или поведения «безбилетника». Средства от налогообложения государство использует на производство общественных благ, которыми пользуются все. Получается, что фирмы, не уплачивающие налоги, пользуются услугами общественного сектора бесплатно, то есть возникает так называемая проблема "безбилетника". Причина возникновения этого явления кроется в свойстве общественного блага - неисключаемости. Например, защита прав собственности в стране предполагает существование большой и дорогостоящей системы судов, контрольных и властных органов, регистрационных органов и т.п. На ее содержание необходимы значительные издержки, которые финансируются из государственного бюджета. Для фирмы надежная охрана ее прав собственности является ценным благом. Но поскольку данная система носит общенациональный и универсальный характер, то исключить из числа пользующихся ею субъектов рынка неплательщиков налогов невозможно. Ведь не будет же милиция, прежде чем представить такой фирме защиту от грабителей, выяснять, своевременно ли и правильно ли она внесла налоговые платежи.

Причины возникновения проблемы "безбилетника" можно разделить на субъективные: непорядочность граждан и объективные, которые в свою очередь делятся на связанные преимущественно с налогоплательщиком (индивидом), и связанные с государством, то есть с каждым из двух субъектов отношений: общественные блага - налоги.

Субъективные причины: сокрытие налогоплательщиками истинных предпочтений в общественных благах. Участникам финансирования общественного блага выгодно занижать свою объявленную потребность в общественном благе, чтобы меньше платить за него. Если число потребителей мало, то ситуация стимулирует последних к честному выражению своих предпочтений, так как ложная информация может привести к недопроизводству блага. И наоборот, рост числа потребителей приводит к росту количества зайцев, надеющихся, что общественное благо будет предоставлено вне зависимости от их взноса.

Объективные причины: отсутствие у граждан полной информации, наличие высоких затрат на сбор платы за информацию о каждом отдельном общественном благе в сравнении с унифицированным налогообложением и ряда других причин, вызывающих высокие транзакционные издержки. Например, индивид, не интересующийся геологией может и не знать, сколько стоит добыча урана, который идет на производство ядерной бомбы. Поэтому он может несознательно искажать свои представления о затратах на оборону страны.

Налогоплательщик чаще всего довольствуется информацией, которую предоставляет государство в лице активных участников политической жизни: политиков, чиновников, журналистов, общественных деятелей. Часто последние убеждают индивидов о необходимости такого финансирования общественных благ, когда предельные издержки его производства (то есть налогообложение) превышают предельные выгоды, получаемые потребителями. Такой феномен, когда налогоплательщик недооценивает альтернативные издержки производства общественных благ, в экономической литературе называется фискальной иллюзией. Фискальная иллюзия - "ситуация, при которой преимущества от конкретных государственных расходов ясно видны их получателям, но этого нельзя сказать о связанных с ними издержках, которые распределены во времени и приходятся на большое число людей".

Фискальной иллюзией часто способствуют производители общественных благ. Так, по мнению ряда экономистов в России " баланс власти перекошен в пользу... производителей публичных благ за счет налогоплательщиков потребителей".

Объективные причины: " ошибки" государства при определении оптимального объема производства общественных благ, который, как мы знаем из предыдущего параграфа, находится на пересечении спроса и предложения на общественные блага.

Финансирование общественных благ происходит на основе коллективных решений. Но коллективный характер решения обуславливают меньшую по сравнению с частным выбором заинтересованность в том, чтобы решение было максимально эффективным. Этому способствуют два момента: во-первых, позиция отдельного индивида при коллективном принятии решения не имеет большого значения, во-вторых, на него приходится малая часть выгод и издержек, которые формируются в процессе реализации решения. Чем больше членов в коллективе, тем нагляднее данное положение.

Государство, региональные и муниципальные власти, собирающие налоги, взамен берут на себя значительную часть транзакционных затрат общества, обеспечивая граждан транзакционными благами. Имеет смысл выделить четыре основные сферы хозяйственной деятельности, в которых государство активно участвует в перераспределении бремени сопутствующих транзакционных издержек.

К ним относятся:

* контракты,
* измерения,
* защита действующих отношений собственности,
* предоставление фоновой информации.

Контракты. Гарантирование исполнения контрактов, заключенных в соответствии с законодательством, предоставление типовой или обязательной (в трудовых отношениях) формы контрактов.

Измерения. Выпуск денег, как универсальной единицы измерения стоимости; обеспечение системы мер и весов, других государственных стандартов качества. Прежде всего, это денежная система. Деньги - основной и колоссальный элемент экономии на издержках измерения. А их может выпускать только государство (если печатать свои деньги начнет каждый, сложится ситуация, практически равная тому, что денег нет). Далее это система мер и весов, системы различных стандартов, также снижающих наши измерительные издержки. В те времена, когда государство не обеспечивало своих граждан институтами снижения издержек измерения, доход составлял до одной трети стоимости трансакции. А он именно этим и занимался - определял соответствие мер и весов, денег различных государств и т.п.

Защита действующих отношений собственности. Гарантирование правильно зарегистрированной собственности с использованием монопольного аппарата насилия и предоставления даровой информации об официально существующих правилах и правах собственности. Без государства защищать свою собственность крайне дорого и затруднительно. А так всем известно, что за вашей официально зарегистрированной собственностью или за контрактом, который вы подписали с ними и зарегистрировали у государственного нотариуса, стоит сила государства, а, точнее, угроза применить насилие по отношению к тому, кто осмелится покуситься на вашу собственность или сорвать контрактные обязательства. Гарантии обеспечиваются наличием суда, некой вооруженной силы (которой боятся люди, преступающие закон), да и самого закона - системы некоторых формальных правил. Этим правилам люди следуют не только из-за боязни наказания при их нарушении. В 90 % случаев им просто удобно следовать предложенным правилам, которые, например, позволяют партнерам прогнозировать действия друг друга, а в противном случае партнеры несли бы огромные информационные издержки.

Предоставление фоновой информации. Фоновой информацией, за счет нашей налоговой системы, мы пользуемся в наименьшей степени. Бесплатно предоставляется государством только правовая информация. Государство ничего не берет с граждан за то, что они знакомятся с законами. Берут только те, кто эти законы для нас размножает.

Обеспечение хозяйствующих субъектов всеми перечисленными выше транзакционными благами связано для государства со значительными расходами на:

- собственно государственный аппарат (включая ЦБ и судебно-правовую систему);
- аппарат принуждения (МВД и др.);
- обеспечение информации и стандартов;
- внешнюю политику, национальную оборону.

Поэтому, с точки зрения государства, все эти блага не являются бесплатными. Чтобы иметь возможность их использовать (каждое в отдельности - бесплатно или по символической цене), предприятия и индивиды должны выполнять свои обязанности перед государством: соблюдать законы и платить налоги.

В то же время, с точки зрения предприятия или хозяйствующего индивида, все налоги выступают:

а) внешними затратами по отношению к его производственной деятельности;
б) условием доступа к бесплатным транзакционным благам, предоставляемым государством.

Поэтому хозяйствующий субъект рассматривает налоги исключительно, как транзакционные издержки. Предприятия не учитывают положительный эффект сборов налогов для экономики в целом и рассматривают налоги, как издержки. При такой постановке проблемы, предприятия сталкиваются с дилеммой уклонения от платежей и опасности штрафов (взяток) со стороны государства. Налогоплательщик должен выбрать степень уклонений от налогов, не зная точно, будет ли осуществлена налоговая проверка.

Минимизация трансакционных издержек

Минимизация трансакционных издержек ведет к повышению степени конкурентности рыночной структуры и, следовательно, в большинстве случаев к росту эффективности функционирования рыночного механизма. Наличие институциональных барьеров на пути конкуренции хозяйствующих субъектов ведёт к противоположному результату. Поэтому их исследование предполагает чёткую содержательную характеристику категории «конкуренция».

Как показали Д. Норт и Дж. Уоллис, развитие рыночных отношений в переходной экономике обусловливает возникновение и развитие трансакционного сектора. Согласно их трактовке, к трансакционному сектору относятся отрасли, основная функция которых заключается в обеспечении перераспределения ресурсов и продукции с наименьшими средними трансакционными издержками.

В развитых странах наблюдается тенденция снижения удельных трансакционных издержек, что детерминирует увеличение количества сделок, и поэтому объём совокупных издержек в экономике может расти. Однако в России вследствие существования неэффективных институтов, административных барьеров и ограничений средние трансакционные издержки остаются на недопустимо высоком уровне, что ограничивает объём и количество сделок, приводит к увеличению предельных издержек предприятия, подвергающихся их воздействию.

Трансакционные издержки в России

Трансакционные издержки могут иметь место только при определенных условиях. Речь идет об отношениях контрагентов по поводу специфических активов, ограниченной рациональности и оппортунизме.

Специфические активы обладают особой ценностью для реализации конкретного проекта и в то же время завязывают контрагентов таким образом, что отказ одного из них выполнять условия контракта может принести большие убытки другому. Ограниченная рациональность не позволяет заранее предсказать необходимость адаптации условий контракта к новым обстоятельствам, а опасность оппортунизма заставляет искать «соответствующие контрактные гарантии». Таким образом, в контракте всегда есть слабые места с точки зрения его потенциальной гибкости. Когда изменившиеся обстоятельства дают повод одному из контрагентов отказаться от намеченного в соглашении хода проведения сделок, для второго это означает убытки, связанные с несоответствием намеченного в контракте хода сделки ее конкретной реализации. Данный тип издержек и относится к трансакционным и выявляет самую суть того, почему существуют институты в экономике. Их функция заключается в том, чтобы обеспечивать управление сделками таким образом, чтобы свести к минимуму возможности возникновения затрат описанного выше типа.

Следует заметить, что в современной российской экономике условия существования трансакционных издержек имеют особенно яркое выражение по сравнению с развитыми странами. Специфичность активов в России проявляется в тесной зависимости поставщиков и потребителей, а также в узкой предметной специализации предприятий, что было унаследовано от плановой системы Экономические реформы в России. Ограниченная рациональность имеет особенно яркое выражение благодаря характерной для российской переходной экономики нестабильности.

Очевидно, что в таких условиях трансакционные издержки должны быть очень высоки. В развитых рыночных экономиках «минимизация трансакционных издержек достигается путем дифференцированного закрепления трансакций за структурами управления ими» Уильямсон О. К подобным структурам управления относятся вертикальная интеграция и достоверные обязательства. Однако в современной России, где отсутствует разработанная правовая база, институты, описываемые западными экономистами, не могли бы эффективно функционировать. Поэтому в российской переходной экономике в качестве своеобразного института, направленного на минимизацию трансакционных издержек, выступили денежные суррогаты, а именно бартер и неплатежи.

Экономия трансакционных издержек в развитых странах осуществляется в рамках институтов, требующих разработанного законодательства, регулирующего экономическую деятельность. Поскольку в России нет условий для возникновения цивилизованных институтов, способствующих минимизации трансакционных издержек, в ней стихийно возникают специфические для переходного периода институты. К ним можно отнести денежные суррогаты.

Снижение трансакционных издержек, не относящихся к прямым затратам на реализацию конкретных проектов, осуществляется развитием информационной инфраструктуры инвестиционного рынка, регулированием тарифов на услуги монополий, обеспечением защиты собственности и личности инвестора от криминальной сферы.

Интересы инвесторов предполагается учитывать при подготовке законодательных и нормативных актов, а также ведомственных инструкций по ценообразованию в электроэнергетике, связи, железнодорожном транспорте. Для мелких инвесторов важнейшее значение имеет ограничение платы за аренду производственных помещений.

В отношении защиты собственности инвесторов необходимо разработать единый порядок определения размеров ущерба, причиняемого растратами и хищениями, а также недобросовестной конкуренцией.

Необходимо совершенствовать работу международного коммерческого арбитражного суда, третейского суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации.

Для обеспечения личной и имущественной безопасности инвесторов необходимо разработать специальные государственные программы предупреждения преступности в криминогенных сферах экономики, а также в регионах России с повышенным уровнем правонарушений.

Под эти цели необходимо предусмотреть материально-техническое, информационное укрепление соответствующих оперативных служб, следственных органов и судов.

В части информационного обеспечения инвестиционной деятельности необходимо содействие государства действующим и создаваемым коммерческим консалтинговым организациям, фирмам по разработке бизнес- планов, проектным институтам. Конкретными задачами информационного обеспечения инвестиционной деятельности являются: сбор, обработка и актуализация информации о законодательстве, состоянии рынка, перспективах развития экономики и отдельных отраслей, о планах предприятий, заинтересованных в привлечении инвестиций, о ходе приватизации, продаже акций, конверсии производства.

По инициативе Правительства России создана качественно новая структура - Консультативный совет по иностранным инвестициям в России, в состав которого входят представители зарубежных фирм, осуществляющих прямые инвестиции в российскую экономику в крупных размерах. Его основная задача - обеспечение постоянного диалога между Правительством Российской Федерации и крупными иностранными инвесторами с целью выработки конкретных рекомендаций по совершенствованию инвестиционного климата в России, налогового и таможенного законодательства Российской Федерации, созданию привлекательности образа России как страны, принимающей инвестиции.

Для развития экономики России и продвижения частных иностранных прямых инвестиций важное значение имеет сотрудничество России с ведущими международными финансовыми организациями, прежде всего с Международным валютным фондом, Международным банком реконструкции и развития, Европейским банком реконструкции и развития и др.

Рыночные трансакционные издержки

В теории рынка важное значение имеет установление границ действия рыночных отношений. При рассмотрении данного вопроса определяющим условием является возникновение издержек в сфере обмена. Потери, связанные с реализацией и приобретением товаров в рыночных условиях, К. Маркс называл чистыми издержками. В западной экономической литературе издержки в сфере обмена получили название трансакционные издержки (термин ввел американский экономист Р. Коуз).

По мнению Д. Норта, к основным типам трансакционных издержек относятся:

а) издержки, связанные с поиском информации о рынках и складывающихся на них условиях движения товаров и услуг;
б) издержки по определению условий и оформлению сделок;
в) издержки по выявлению качества товаров, затрат на разработку системы стандартов, на охрану фирменных знаков;
г) издержки по защите правового режима с помощью юридической системы;
д) потери за счет необдуманного (оппортунистического) поведения на рынке.

Использование этой формы издержек получило весьма широкое распространение.

Задолго до введения трансакционных издержек представители теории предельной полезности, ссылаясь на недостаточное внимание, которое уделялось конкуренции и процессам рыночного ценообразования, переместили процесс исследования в сферу обращения.

В современной экономике используются бухгалтерские издержки производства, которые кроме прямых издержек включают торговые и административные расходы. Теоретическое обоснование издержек в сфере обращения фактически сводится к решению проблемы о соотношении законов производства и законов распределения: существуют ли они автономно или первые зависят от вторых. Если мы считаем, что процесс производства не зависит от процесса распределения, то трансакционные издержки должны быть равны нулю. Однако в реальной действительности трансакционные издержки никогда не бывают нулевыми. Следовательно, распределение оказывает непосредственное влияние на процесс производства, которое осуществляется через рыночный механизм.

Чтобы установить уровень этого влияния, следует рассмотреть теоремы А. Смита и Р. Коуза.

В соответствии с теоремой А. Смита (теоремой обмена) добровольный обмен приносит выгоду обеим сторонам. Данная теорема устанавливает связь рынка, разделения труда и эффективности производства. Развитие рыночных отношений и обеспечение выгод в процессе обмена достигается рациональностью предпринимательской деятельности, которая возникает в результате специализации, основанной на разделении труда. За счет этого происходит увеличение объемов производства и увеличение масштабов обмена. При этом возникает противоречивый процесс. С одной стороны, в целом издержки снижаются за счет специализации, с другой – за счет расширения территориальных границ рыночных отношений трансакционные издержки возрастают. В результате выгоды от разделения труда в силу роста трансакционных издержек могут быть сведены к нулю. Отсюда следует, что границы рыночных отношений, в рамках которых выгоды от разделения труда сравниваются с трансакционными издержками, выступают в качестве границ между субъектами рыночных отношений.

Теорема Р. Коуза. Сущность теоремы состоит в следующем: если права собственности четко определены, то положительные или отрицательные результаты могут решаться между заинтересованными сторонами без вмешательства государства. Эта теорема основана на том, что трансакционные издержки, возникающие в процессе использования собственности, делятся на собственно издержки, связанные с ее функционированием, и дополнительные издержки по координации собственности со стороны государства между заинтересованными сторонами. Отсюда следует, что расширение границ рыночных отношений наталкивается на двойной барьер. Первый связан непосредственно с издержками по расширению сферы действия режима частной собственности. Второй связан с издержками по координации, т. е. если стороны прибегнут к помощи государства в виде координации, то затраты резко возрастут, что неизбежно скажется на сужении границ рыночных отношений.

Во избежание дополнительных затрат по координации стороны решают возникающие проблемы путем негласного соглашения.

Классификация трансакционных издержек

Теперь мы можем перейти к задаче классификации трансакционных издержек. Разумнее всего привязать классификацию трансакционных издержек к этапам заключения сделки. О. Уильямсон говорит о трансакционных издержках ex ante и ex post, т. е. возникающих до и после заключения сделки. Если в качестве этапов заключения сделки выделить следующие: поиск партнера, согласование интересов, оформление сделки, контроль за ее выполнением, то классификацию трансакционных издержек можно представить в виде таблицы.

Издержки ex ante

Издержки ex post

Издержки поиска информации включают затраты на поиск информации о потенциальном партнере и о ситуации на рынке, а также потери, связанные с неполнотой и несовершенством приобретаемой информации

Издержки мониторинга и предупреждения оппортунизма касаются затрат на контроль за соблюдением условий сделки и предотвращение оппортунизма, т. е. уклонения от этих условий

Издержки ведения переговоров включают затраты на ведение переговоров об условиях обмена, о выборе формы сделки

Издержки спецификации и защиты прав собственности включают расходы на содержание судов, арбитража, затраты времени и ресурсов, необходимых для восстановления нарушенных в ходе выполнения контракта прав, а также потери от плохой спецификации прав собственности и ненадежной защиты

Издержки измерения касаются затрат, Необходимых для измерения качества товаров и услуг, по поводу которых совершается сделка

Издержки защиты от третьих лиц включают затраты на защиту от претензий третьих лиц (государства, мафии и т. д.) на часть полезного эффекта, получаемого в результате сделки

Издержки заключения контракта отражают затраты на юридическое или внелегальное оформление сделки



Построение классификации трансакционных издержек на основе этапов заключения контракта позволяет внести ясность в вопрос об их количественной оценке как на микроэкономическом, так и на макроэкономическом уровне. Например, при заключении сделки по найму квартиры, предполагающей передачу собственником квартиры арендатору права пользования ею.

Трансакционные издержки для арендатора примут следующие формы:

• Издержки на поиск информации о сдающихся квартирах, о ценах на рынке жилья: покупка специализированных изданий и звонки по объявлениям или обращение в риэлторскую фирму, которая за комиссионные самостоятельно подбирает несколько вариантов, — издержки в денежной форме и затраты времени.
• Издержки ведения переговоров с собственниками отобранных по результатам первого этапа квартир об особых условиях аренды — затраты времени, могут быть переложены на посредника и принять в этом случае денежную форму.
• Издержки оценки качества жилья в ходе посещения отобранных квартир — затраты времени и транспортные расходы тоже могут быть переложены на посредника.
• Издержки юридического оформления контракта о найме, его нотариального заверения - издержки в денежной форме.
• Издержки предотвращения оппортунизма собственника, выражающегося в стремлении изменить условия аренды, например, увеличить арендную плату, — затраты времени, психологические издержки.
• Издержки защиты переданного на срок действия контракта права пользования квартирой в случае, если собственник предъявляет арендатору претензии по содержанию квартиры и/или хочет досрочно расторгнуть договор, — затраты времени и издержки в денежной форме, связанные с обращением в суд.

Таким образом, количественную оценку возникающих при аренде жилья трансакционных издержек можно получить либо с помощью анализа доходов посреднических фирм, либо с помощью суммирования прямых денежных затрат и затрат времени, помноженных на среднюю почасовую заработную плату. Например, в Москве в середине 90-х годов трансакционные издержки примерно равнялись месячной арендной плате, т. е. составляли эквивалент 200-500 дол.

Оценка трансакционных издержек

Впервые попытку систематической оценки трансакционных издержек в экономике в целом предприняли Д. Норт и Дж. Уоллис. Ее результаты нашли отражение в статье «Измерение трансакционного сектора в американской экономике в 1870—1970 годах».

Авторы предлагают оценить трансакционные издержки через анализ четырех типов отношений и соответствующих им видов деятельности:

а) отношения между отдельными покупателями и продавцами;
б) внутрифирменные отношения;
в) производство услуг фирмами — посредниками различных видов;
г) отношения, связанные с защитой прав собственности.

Издержки трансакции для отдельных покупателей и продавцов

Рассмотрим трансакционные издержки, которые возникают при покупке и продаже дома. Сначала выясним, как данная проблема выглядит со стороны покупателя.

Трансакционные издержки включают:

• время на осмотр дома (ценность которого определяется через вмененные издержки использования времени);
• затраты на получение информации о ценах, а также других вариантах покупки дома;
• инвестиции в репутацию как необходимое условие демонстрации надежности для контрагента (что в теории игр известно как достоверность обещаний);
• гонорары юристам;
• нотариальные пошлины;
• уплата залога в случае согласия на покупку дома и т.п.

Следует отметить, что здесь возникает проблема в связи с появлением вторичных трансакций, когда, например, покупатель нанимает юриста, который, в свою очередь, использует услуги охранника, секретаря, ассистента. Вот почему определение издержек как трансакционных является относительным. В данном случае расходы на услуги юриста являются элементом трансакционных издержек покупки дома.

При продаже дома к трансакционным относят те издержки, которые не надо было бы нести, если бы продавец продал его сам себе. Именно ценность права пользования, владения домом являются вмененными издержками его продажи.

В трансакционные издержки продажи дома включают:

1) наем агента по продаже недвижимости,
2) расходы на рекламу,
3) издержки, связанные с доказательством надежности для контрагента (репутация),
4) время, затрачиваемое на демонстрацию дома потенциальным покупателям,
5) страхование титула собственности.

При анализе сделки по покупке дома мы сталкиваемся с ситуацией, когда трансакционные издержки делятся с точки зрения возможностей их количественной оценки. Как уже отмечалось, данной оценке относительно легко поддаются трансакционные издержки, соответствующие ценности услуг юристов и риэлтеров. Оценка же времени на осмотр дома покупателем и соответствующие затраты времени продавцами, отчасти затраты на создание своей репутации могут быть осуществлены с большим трудом через определение величины вмененных издержек.

Видимые, наблюдаемые и измеряемые элементы трансакционных издержек будут называться трансакционными услугами.

В дополнение к этому следует отметить, что речь здесь идет о трансакционных услугах в легальном секторе экономики. Таким образом, за пределами данной модели количественной оценки остаются и трансакционные услуги в теневой экономике.

Внутрифирменные трансакционные услуги

Переходя от анализа трансакционных издержек в связи с поведением отдельных экономических агентов (покупателей и продавцов) к анализу их в связи с поведением групп, следует отметить, что наряду с общими моментами, когда фирма выступает как один из субъектов рынка, возникают и специфические, когда рассматриваются трансакционные издержки в связи с внутрифирменными отношениями, осуществлением внутрифирменных трансакций.

Предлагаются два варианта оценки трансакционных издержек:

Первый способ заключается в рассмотрении сети контрактов как некоторой последовательности в рамках определенной иерархической структуры: между владельцами фирмы (собственниками) и менеджерами, менеджерами и контролерами (надзирателями), контролерами и рабочими. В качестве примера можно рассмотреть компанию Форда, который нанимает бухгалтеров, юристов, секретарей для координации, направления и контроля за своими обменами с управляющими. Управляющие также несут соответствующие издержки, которых не было бы в том случае, если бы Форд производил автомобили для самого себя. Далее, управляющие используют аналогичный набор услуг для осуществления обменов с контролерами и т.д.

Следует только отметить, что структура трансакционных издержек изменяется в зависимости от уровня, на котором рассматриваются контракты. Чем он выше, тем более значительна доля издержек получения, обработки и предоставления информации. Чем ниже этот уровень, тем выше доля издержек, связанных с контролем выполнения контрактов по найму.

Второй способ предполагает более простую схему: Форд (или акционеры) как бы заключают контракты напрямую с непосредственными производителями автомобилей, то есть теми, кто сам участвует в процессе трансформации ресурсов в продукт. Тогда все расходы, связанные с содержанием людей на промежуточных должностях в иерархии (мастера, инспекторы, контролеры, клерки, менеджеры), составляют ту часть издержек производства, которая не может быть перенесена на непосредственных производителей, а это как раз и является существенной характеристикой трансакционных издержек. Таким образом, все эти промежуточные звенья используются для координации, направления и контроля обменов с теми, кто напрямую обеспечивает предоставление трансформационных услуг. Иногда издержки, связанные с выполнением указанных видов деятельности, определяют как издержки управления или бюрократические издержки.

Вне зависимости от выбора схемы количественной оценки трансакционного сектора внутри фирм, необходимо выполнение двух условий:

1. Выделение профессий, которые напрямую связаны с выполнением трансакционных функций:
а) приобретение ресурсов;
б) распределение производимого продукта;
в) координация и контроль за выполнением трансформационных функций.
2. Определение величины трансакционных издержек через вычисление заработной платы занятых во внутрифирменном трансакционном секторе.

Трансакционные отрасли

Существует особая категория фирм, основная деятельность которых связана с оказанием трансакционных услуг. Таким образом, если в рамках их деятельности используются трансформационные услуги ресурсов, на уровне экономики в целом они все равно оцениваются как часть трансакционных издержек. К данной категории фирм относятся посредники. Однако можно предложить и более точную спецификацию отраслей, в которых сгруппированы фирмы, оказывающие чистые трансакционные услуги или трансакционные услуги по преимуществу.

В так называемые трансакционные отрасли включены следующие группы фирм:

1. Финансы и операции с недвижимостью. Основная функция данных фирм — обеспечение передачи прав собственности, включая поиск альтернатив, подготовку и осуществление сделок.
2. Банковское дело и страхование. Основная функция — посредничество в осуществлении обменов, зависящих от специфических обстоятельств и требований (неопределенных, асинхронных во времени и не соответствующих по количеству и величине), а также снижение издержек, связанных с безопасностью реализации прав собственности на соответствующие ресурсы. В частности, один из наиболее важных видов страхования при осуществлении сделки — это страхование титула собственности, например, на землю.
3. Правовые (юридические) услуги. Основная функция соответствующих организаций состоит в обеспечении координации, направления и контроля выполнения условий контрактов. Поскольку существующая институциональная среда достаточно сложна, что выражается в значительных трудностях учета различных нормативных положений, относящихся к деятельности фирмы, для экономии на издержках использования существующей системы правил нанимают юристов.
4. Оптовая и розничная торговля. Более сложным оказывается вопрос об оптовой и розничной торговле, которая включает как трансакционные, так и трансформационные услуги. К последним можно было бы отнести, например, хранение благ, которое аналогично транспортировке, только не в пространстве, а во времени. В нашу задачу не входит специальное обсуждение данного вопроса, поэтому, следуя предложению Д. Норта и Дж. Уоллиса, мы будем относить услуги оптовой и розничной торговли к трансакционным.

Что касается квалификации транспорта как трансакционной или трансформационной отрасли и соответственно транспортировки как трансакционной или трансформационной услуги, то решающее значение имеет способ определения блага. Если вещь определяется как благо с учетом того места, где будет происходить его потребление, то транспортные издержки не могут быть отнесены к элементу трансакционных. В частности, если приобретаются материалы для строительства загородного дома, то данные материалы в магазине и на строительной площадке — это разные блага. В этом моменте находит выражение принцип взаимодополняемости характеристик, делающих вещь благом.

Анализ трансакционных издержек

Если рынки могут обеспечивать такие хорошие результаты, то почему же мы столь часто сталкиваемся с примерами отказа от использования ценового механизма, когда экономическая деятельность организуется в рамках формализованных иерархических структур и их взаимоотношений, с использованием явного планирования и директив? Проще говоря, почему существуют фирмы? Какова их экономическая функция? И в силу каких причин часть сделок осуществляется посредством рыночного механизма, а другая часть — в рамках формальных организаций и при централизованном руководстве?

Эти фундаментальные вопросы впервые были сформулированы Рональдом Коузом. Согласно Коузу, осуществление сделок сопряжено с издержками, и эти трансакционные издержки различаются в зависимости, как от характера сделки, так и от способа ее организации. Далее, исходя из принципа эффективности можно предположить, что существует тенденция выбирать такой способ организации, который обеспечивает наибольшую экономию на трансакционных издержках. Таким образом, сделки, как правило, совершаются на рынке в тех случаях, когда этот способ является наиболее эффективным, и осуществляются внутри фирмы или какой-либо другой формальной организации, когда такой способ минимизирует издержки, связанные с осу-ществлением сделок.

Это несложная, но глубокая идея. Однако Коуз не объяснил происхождения и природы трансакционных издержек, а без систематизированного раскрытия этих вопросов сама идея трансакционных издержек не имеет большого практического значения. Поэтому значительная часть исследований в области экономической теории организации была посвящена наполнению этой идеи конкретным содержанием. Фактически трансакционные издержки представляют собой издержки, связанные с обеспечением функционирования экономической системы, — издержки координации и мотивации. Таким образом, если исходить из гипотезы, согласно которой структура и тип организации определяются стремлением к минимизации трансакционных издержек, оба аспекта проблемы организации оказывают влияние на распределение деятельности между различными организационными формами.

Типы трансакционных издержек

Различные типы организаций, институциональные и контрактные структуры представляют собой различные способы решения проблем координации и мотивации. Эти проблемы порождают трансакционные издержки, которые в несовпадающих контекстах принимают различные формы.

Издержки координации. В рыночной системе трансакционные издержки, связанные с проблемой координации, возникают вследствие необходимости определять цены и другие детали сделок, обеспечивать информированность потенциальных покупателей и продавцов о существовании и местонахождении друг друга и сводить покупателей с продавцами в целях совершения сделок.

В качестве примера таких издержек координации рассмотрим проблему обмена финансовыми активами, такими как акции и облигации. Подобные сделки по большей части совершаются при помощи организованных финансовых рынков, например Нью-Йоркской, Лондонской и Токийской фондовых бирж. Очень немногие рынки функционируют более эффективно, чем эти организованные финансовые рынки, и, тем не менее, их деятельность, несомненно, требует расходования значительного количества ресурсов для определения цен и совершения сделок. Используются крупные здания, мощная коммуникационная и вычислительная техника и способности тысяч одаренных людей. Если зачастую поражающие воображение доходы владельцев инвестиционных банков и торговцев ценными бумагами дают хоть какое-то представление об издержках общества, связанных с использованием этих людей в данном секторе экономики, то трансакционные издержки, связанные с функционированием таких рынков, должны быть очень велики.

На других рынках трансакционные издержки, связанные с координацией, включают в себя те ресурсы, которые продавцы расходуют на проведение исследования рынка с тем, чтобы определить вкусы покупателей, расходы на рекламу и маркетинг с целью информирования покупателей о данном товаре или услуге и на выработку административных решений, определяющих цены, по которым будут реализовываться товары и услуги. Со стороны покупателей к этим издержкам относятся затраты времени на поиск поставщиков и оптимальных цен. Еще одна, менее очевидная разновидность трансакционных издержек — это упущенные выгоды, не реализованные из-за несо-вершенства контрактов между продавцами и покупателями и срыва вследствие этого выгодных сделок.

Трансакционные издержки координации при помощи иерархических структур, будь то частные или государственные структуры, это в первую очередь издержки, связанные с передачей на верхние уровни иерархии первоначально рассеянной информации, необходимой для выработки эффективного плана, с составлением этого плана на основе переданной информации и с последующим доведением данного плана до тех лиц, которые будут нести ответственность за его осуществление. Эти издержки включают в себя не только непосредственные затраты на сбор и передачу информации, но и потери времени, затрачиваемого на передачу информации и на выработку плана центром. Поскольку информация никогда не может передаваться с абсолютной точностью, существуют также трансакционные издержки, связанные с неточ-ностью или недостаточностью информации, которой располагает центр принятия решений.

Издержки мотивации. К трансакционным издержкам, связанным с проблемой мотивации, в первую очередь относятся две группы издержек. Одну группу составляют издержки, связанные с неполнотой и асимметрией информации — ситуациями, в которых участники потенциальной или действительной сделки не располагают всей информацией, необходимой для определения взаимоприемлемых условий соглашения и для проверки их выполнения. Например, потенциальный покупатель нового автомобиля может столкнуться с трудностями в части проверки утверждений продавца относительно экономичности и надежности данной машины и может усомниться, почему продавец желает от нее избавиться. Менеджеру отдела сбыта какой-либо фирмы может быть сложно определить — действительно ли тот или иной местный агент фирмы посвящает все свое время и усилия делам фирмы, или же он в рабочее время занимается своими делами. При таких обстоятельствах возможны срывы взаимовыгодных сделок по причине того, что та или другая сторона опасается понести ущерб, или же для защиты от оппортунистического поведения предпринимаются дорогостоящие меры предосторожности.

Другая группа трансакционных издержек, связанных с проблемой мотивации, возникает в тех случаях, когда имеет место недостоверность обязательств — неспособность сторон гарантировать выполнение ими своих угроз и обещаний, от выполнения которых они впоследствии могут отказаться. Пример. Промышленник стремится добиться от своего поставщика осуществления крупных инвестиций, необходимых для удовлетворения специфических запросов промышленника. Поставщик в этом случае не может не опасаться, несмотря на все обещания промышленника на этот счет, того, что после осуществления инвестиций промышленник попытается добиться от него снижения цены и других уступок, которых будет трудно избежать. Признание возможности невыполнения угроз и обещаний лишает их убедительности. Ввиду этого предусмотрительные люди не станут принимать их в расчет, и снова возникает ситуация, когда либо упускаются возможности для совершения выгодных сделок, либо необходимо затрачивать ресурсы на обеспечение гарантий или защиту от оппортунизма. Возможность гарантировать неоппортунистическое поведение была бы выгодна промышленнику, поскольку в этом случае поставщик более охотно решился бы на осуществление инвестиций. Обеспечение такой надежности может оказаться затруднительным, и ввиду этого поставщик может отказаться от осуществления инвестиций, или же для защиты его интересов могут понадобиться дорогостоящие мероприятия.

Эти проблемы затрагивают как рыночные, так и нерыночные организации, хотя для различных организационных форм они могут иметь различный характер и оказывать различное влияние. Таким образом, одна организационная форма может быть более подходящей для конкретной трансакции, чем другая.

Характеристики трансакций

Понятие трансакционных издержек позволяет предположить, что разнообразие способов организации трансакций, которое существует в мире, отражает тот факт, что различные трансакции отличаются друг от друга в некоторых своих существенных аспектах.

Для нашего анализа важное значение имеют пять атрибутов трансакции:

1) специфичность инвестиций, необходимых для осуществления трансакции;
2) частота, с которой совершаются подобные трансакции, и продолжительность, т. е. период времени, в течение которого они неоднократно совершаются;
3) сложность трансакции и неопределенность в отношении последующих действий;
4) трудность измерения результатов трансакции;
5) взаимосвязь с другими трансакциями, совершаемыми другими людьми.

Специфичность активов. Важным аспектом, отличающим одни трансакции от других, является характер инвестиций, которые должны осуществить их участники. Когда отдельный потребитель покупает хлеб у булочника, ни тот, ни другой участник этой конкретной сделки не связывает с ней никаких инвестиций. Булочник может инвестировать средства в свой магазин и в пекарню, однако эти активы используются им для обслуживания множества различных потребителей. В противоположность этому, когда некий субподрядчик осуществляет сборку крыльев для конкретной модели авиалайнера «боинг», он может инвестировать средства в создание технологической ли-нии для производства данных конкретных конструкций. Такие капиталовложения называются специфическими инвестициями, поскольку вне связи с конкретным назначением — поставками крыльев для «боинга» — они в значительной мере обесцениваются. Субподрядчик не стал бы осуществлять эти инвестиции, если бы не имел четкого заказа или, по крайней мере, веских гарантий предоставления такого заказа в ближайшем будущем. По той же причине работник не захочет тратить силы, средства и время на изучение деятельности фирмы, чьи дела идут неважно и которая едва ли сможет обеспечить ему постоянную занятость. Сделки, для которых необходимы специфические инвестиции, обычно требуют заключения контракта или же принятия мер для защиты инвестора от преждевременного расторжения контракта или оппортунистического пересмотра условий производственных отношений.

Частота и долговременность. Некоторые трансакции представляют собой одноразовые операции, например покупка жилого дома у его прежнего владельца. Другие же трансакции часто повторяются с участием хотя бы частично одних и тех же сторон, при более или менее похожих условиях в течение длительного периода времени.

В первом случае можно ожидать, что участники трансакции используют для ее осуществления любые доступные для них механизмы общего характера. В частности, они, скорее всего, заключат контракт стандартной формы, предусматривающий, что все споры между ними подлежат разрешению в суде.

В случае же частого взаимодействия сторон можно ожидать использования совершенно иного механизма, приспособленного для осуществления данной конкретной трансакции. Например, споры между фабричным рабочим и его начальником редко разрешаются в зале суда. Вместо этого на фабрике может быть создан специальный комитет для рассмотрения жалоб с участием профсоюзов или иных представителей рабочих. Для заслушивания жалоб и посредничества между конфликтующими сторонами может быть использован третейский судья. Такие специальные институты весьма ценны, поскольку их можно приспособить к условиям конкретной фабрики и постоянно совершенствовать, снижая тем самым издержки, связанные с разрешением конфликтов. В общем плане, когда схожие друг с другом трансакции совершаются часто, в течение длительного периода, с участием хотя бы частично одних и тех же сторон, регулярно взаимодействующие стороны могут прибегнуть к разработке и внедрению различных процедур совершения трансакций, не сопряженных со значительными издержками.

Частота и продолжительность трансакции имеют еще один эффект. Стороны, между которыми существуют длительные и тесные взаимоотношения и которые часто вступают во взаимодействия друг с другом, имеют немало возможностей для того, чтобы вознаградить друг друга за верность и наказать за неверность. Эта особенность долговременных отношений в значительной мере снимает необходимость разработки каких-либо формальных механизмов, обеспечивающих выполнение сторонами взаимных договоренностей. Участники трансакции могут также создать такую атмосферу взаимопонимания и такие рутинные процедуры, при наличии которых уменьшается потребность в формальном планировании, направленном на координацию их действий. Такая практика порой может привести к тому, что отпадает всякая необходимость в заключении подробных формальных соглашений — и потому, что стороны понимают, чего они ожидают друг от друга, и потому, что нет необходимости документировать эти взаимопонимания для какой-то третьей стороны, полномочной принуждать участников соглашения к выполнению своих обязательств. В результате этого может достигаться значительное снижение издержек.

Неопределенность и сложность. Стандартным способом организации рыночной сделки между двумя сторонами является заключение письменного контракта, определяющего, какие действия ожидаются от каждой из этих сторон. В случае купли-продажи пшеницы такой контракт может просто устанавливать, что определенное количество зерна одного из стандартных сортов (например, северная твердая пшеница, сорт «Манитоба № 1») будет поставлено в определенный срок (скажем, 1 апреля 2014 г.) в определенное место (скажем, в Виннипег) по определенной цене (к примеру, 5 канадских долларов за 1 бушель). Такой стандартный контракт достаточно прост.

В противоположность этому контракт на строительство электростанции представляет собой очень сложную договоренность. За время строительства могут изменяться и рассчитанная ранее потребность в электроэнергии, и стоимость и доставка различных видов топлива. Влияние электростанции на окружающую среду может быть неизвестным в момент начала работы над проектом, в силу чего невозможно спрогнозировать величину расходов на необходимые мероприятия по обеспечению экологической безопасности и охраны труда. Последовательность стадий проекта, продолжительность его реализации и будет ли он вообще осуществлен до конца — решения по всем этим вопросам должны быть приняты позже, уже после подписания контракта и начала его выполнения. Необходимо выработать какую-то процедуру, позволяющую определить, какие платежи должны быть произведены в случае изменения проекта, отсрочки или прекращения работ. Неопределенность в отношении того, какие условия будут преобладать во время выполнения контракта, наряду со сложностью задачи, решение которой предусматривается контрактом, делает невозможным или, по крайней мере, неэкономичным заблаговременное определение действий сторон во всех возможных обстоятельствах. Вот почему такой контракт, как правило, составляется в менее определенной форме, чем это было при решении более простой задачи. Такой контракт не столько определяет, что, когда и в каком количестве будет поставлено, сколько устанавливает, кем и в каких пределах принимаются те или иные решения.

Если вернуться к нашему примеру с производителем крыльев для самолетов, то контракт может разрешить проблему неопределенности в отношении будущего объема продаж самолетов, установив, что поставщик будет поставлять такое количество крыльев, которое потребует покупатель, по цене, рассчитываемой по специальной формуле. В свою очередь покупатель может включить в контракт обязательство приобретать крылья только у данного поставщика до тех пор, пока он в состоянии удовлетворять потребности покупателя. Покупатель может также обязаться заранее представить расчеты своей потребности, которые не могут отличаться от фактических заказов более чем на определенное число процентов, субсидировать приобретение поставщиком специфических активов, используемых в производстве крыльев, и т. д.

В общем плане в тех случаях, когда ввиду неопределенности и сложности трансакции прогнозирование желательных в будущем действий затруднено, контрактные отношения приобретают более сложный характер: контракты определяют не столько конкретные действия сторон, сколько их права и обязанности, а также процедуры их осуществления. Трудность измерения результатов. Даже в тех случаях, когда желаемые действия идеально поддаются прогнозированию, оценка полученных результатов может оказаться трудной или дорогостоящей задачей. Например, человек, нанявший адвоката для ведения бракоразводного процесса, может не иметь ни малейшего представления о том, действительно ли достигнутое соглашение является удачным или же другой адвокат смог бы добиться лучшего результата. Аналогично низкие показатели выработки у группы фабричных рабочих могут объясняться и недостаточными усилиями рабочих, и плохим качеством материалов или отсталой технологией, используемой данной фирмой. Когда ломается машина, на которой ездят поочередно несколько таксистов, то ее владелец может оказаться не в состоянии определить, кто именно из таксистов небрежно относился к машине и виноваты ли вообще водители или же поломка объясняется дефектом конструкции или чистым невезением. Если же машина еще не сломалась, но неправильная эксплуатация увеличивает вероятность поломки в будущем, то издержки таких злоупотреблений, естественно, почти не поддаются измерению.

Данные примеры позволяют предположить, что трудно обеспечить эффективное стимулирование в тех случаях, когда невозможно точно измерить полученные результаты. Если бы в таких случаях можно было точно оценить результаты работы адвоката, фабричных рабочих или таксистов, то клиент адвоката, управляющий фабрикой и владелец компании такси могли бы возложить на своих контрагентов ответственность за результаты их работы. Можно предположить, что это побудило бы последних к большим усилиям и улучшило бы результаты их деятельности.

Когда измерение результатов затруднено, люди обычно организуют свои дела таким образом, чтобы облегчить измерение результатов или уменьшить значимость точных измерений. В нашем примере с такси машину можно было бы закрепить за одним таксистом, что облегчило бы выявление причины любого очевидного повреждения. Или же можно было передать такси в собственность водителя с тем, чтобы любые убытки вследствие небрежного обращения с машиной (включая и те убытки, которые не поддаются немедленному учету) нес бы владелец-водитель. Какое из этих возможных решений является наилучшим и будут ли они вообще действенными — это зависит от других атрибутов сделки.

Взаимосвязь с другими трансакциями. Наконец, трансакции отличаются друг от друга и по тому, как они связаны с другими трансакциями, в особенности с теми, которые совершаются другими людьми. Некоторые трансакции в значительной мере независимы от всех остальных трансакций. Например, принимаемые в каком-то учреждении решения о сроках покупки новых пишущих машинок, о том, где хранить архивы, и о выборе поставщика канцтоваров едва ли нужно координировать друг с другом.

Другие сделки отличаются гораздо большей взаимозависимостью. Во время прокладки железных дорог в США в XIX в. различным железнодорожным компаниям не удалось скоординировать свои решения относительно выбора размеров колеи. Поскольку вагоны, рассчитанные на один тип колеи, не могли ходить по дорогам с другими размерами колеи, то товары, перевозившиеся на дальние расстояния, приходилось по нескольку раз перегружать из одних вагонов в другие. Принятие любого из возможных размеров колеи в качестве стандартного было бы гораздо более эффективным решением. Аналогичная ситуация, порождающая дополнительные издержки, до сих пор существует в Европе: размеры колеи на железных дорогах в Испании и Франции не совпадают друг с другом. Стандартизация колеи, осуществленная, в конце концов, в США, привела к значительному ускорению и удешевлению грузовых перевозок и способствовала развитию западных районов страны.

Более современный пример. Фирма — производитель компьютеров разрабатывает новую модель. Она не может начать поставки опытных образцов до тех пор, пока не получит все необходимые компоненты — чипы, центральные процессоры, блоки питания и т. д. — в количестве, достаточном для начала сборки. Кроме того, должны быть готовы операционная система для данной модели и некоторые прикладные программы; в противном случае новый компьютер будет, по существу, бесполезен.

В данной ситуации необходима тесная координация действий производителей различных компонентов компьютера и разработчиков программного обеспечения. Например, не имеет смысла спешить с вводом в строй сборочного производства, если остальные производства еще не готовы к работе. Аналогичным образом должны быть увязаны друг с другом объемы поставок различных производителей, так как вряд ли стоит иметь клавиатуры в большем количестве, чем драйверы. Компоненты компьютера должны быть совместимыми по своим характеристикам; необходимо скоординировать проектные допуски. Несовместимость характеристик различных компонентов, или несо-ответствие проектных допусков, или несвоевременное поступление компонентов могут повлечь за собой гораздо большие издержки, чем ошибки при выборе проекта или даты начала производства.

Когда потенциальные ошибки такого типа являются наиболее дорогостоящими — в отличие, скажем, от неспособности эффективно использовать местные ресурсы, — мы говорим, что сделки обнаруживают конструктивную взаимосвязь. Конструктивная взаимосвязь представляет собой лишь один из возможных крайних случаев; вообще говоря, относительные издержки ошибок различных типов могут быть какими угодно.

Одной из возможных реакций фирм на тесную взаимосвязь сделок является усиление механизмов централизованной координации. Это может означать более частые встречи между работниками, осуществляющими различные сделки, или более пристальный надзор со стороны руководства, или какое-то сочетание этих приемов. Второй метод реагирования заключается в сужении круга лиц, причастных к этим сделкам, чьи действия необходимо координировать. Конкретный способ действий в ситуации тесной взаимосвязи сделок определяется в зависимости от других атрибутов взаимосвязанных сделок.

Границы применимости концепции трансакционных издержек

Концепция трансакционных издержек кажется убедительной, и впоследствии мы будем принимать ее за основу при анализе некоторых проблем. Однако применение ее для анализа всех проблем экономической организации было бы некорректным, поскольку при отсутствии некоторых дополнительных условий ее основное положение, согласно которому любая экономическая деятельность организуется таким образом, чтобы свести к минимуму трансакционные издержки, оказывается спорным. Здесь мы выделим две главные проблемы.

Во-первых, нельзя считать справедливыми для всех случаев утверждения о том, что общие издержки любой экономической деятельности могут быть представлены в виде суммы издержек производства и трансакционных издержек, причем первые определяются исключительно технологией, а вторые зависят от способа организации сделок. Обычно как издержки производства, так и трансакционные зависят одновременно и от организации, и от технологии, что делает затруднительным их концептуальное разграничение. Если выпуск продукции уменьшился из-за задержек с составлением планов, то является ли это результатом медлительности плановиков, или же используемая технология такова, что ее невозможно быстро адаптировать к изменившимся планам? Более сложный пример можно найти в промышленности полупроводников. Производству интегральных схем присущи увеличение доходов по мере роста масштаба производства и очень сильные эффекты накопленного опыта. Поэтому на любом предприятии чем выше объем производства, тем ниже уровень издержек как в пределах любого единичного периода времени, так и в совокупности. Таким образом, в целях эффективности производства необходимо, чтобы любой отдельный тип схемы выпускался только одним производителем. Однако в течение длительного времени существовала стандартная процедура, в рамках которой фирма, разработавшая новый чип, передавала соответствующую техническую документацию другой фирме, которая начинала конкурировать с ней в производстве и сбыте этого чипа. Было даже принято содействовать второму поставщику в освоении производства новой схемы.

При таком способе организации производства интегральных схем эффективный уровень издержек производства приносится в жертву ради получения других преимуществ: не будь на рынке второго поставщика-конкурента, потенциальные покупатели новой интегральной схемы неохотно шли бы на заключение сделок, опасаясь, что в дальнейшем единственный поставщик захочет воспользоваться выгодами своего монопольного положения. Создание второго поставщика-конкурента представляет собой эффективный способ обеспечения надежности, которая вызывает увеличение спроса. Как следует классифицировать дополнительные издержки

в данном случае: отнести их к издержкам производства, возникающим вследствие применения неэффективной технологии, не в полной мере использующей экономию от масштаба, или же к трансакционным издержкам, которые фирма несет, чтобы убедить потребителей в надежности условий сделки? Невозможно найти какой-либо неопровержимый ответ на этот вопрос. Вывод из данного примера заключается в следующем: хотя трансакционные издержки действительно существуют, их не всегда бывает легко отделить от издержек других типов.

Вторая проблема связана не с понятием трансакционных издержек как таковых, а с идеей, согласно которой эффективные институты стремятся к минимизации этих издержек. Например, согласно постулату Коуза, трудовые отношения могут рассматриваться как способ минимизации общих трансакционных издержек. Но зачем же работодатели, стремящиеся минимизировать общие трансакционные издержки, разрабатывают системы найма, оплаты труда, продвижения по службе, оценки результатов труда и надзора за персоналом? Эти системы отнюдь не упрощают структуру тех издержек, кото-рые они должны нести. Часть трансакционных издержек, несомненно, будут нести работники; можно ли ожидать, что работодатели, принимая свои решения, будут должным образом учитывать эти издержки? В сущности, почему бы им не переложить все трансакционные издержки на работников? Стандартный ответ на эти вопросы состоит в том, что конкуренция вынуждает работодателей учитывать те издержки, которые несут работники. В главе 8 мы докажем, что этот стандартный ответ применим лишь в определенных пределах. Но даже в тех случаях, когда он применим, ссылки на конкуренцию или другие внешние силы, обеспечивающие эффективность, значительно ослабили бы позиции этой теории, поскольку в данном случае диапазон ее потенциальной применимости резко сужается.

В более общем виде вторую проблему можно сформулировать следующим образом: поскольку любая проблема распределения ресурсов, как правило, имеет немалое число эффективных решений, эффективность сама по себе не является достаточно сильным критерием, позволяющим делать конкретные прогнозы или давать четкие объяснения. Критерию эффективности может соответствовать очень большое число различных типов организации, и это лишает понятие эффективности какой-либо практической ценности.

Сущность трансакционных издержек

Природа фирмы, ее внутренние изменения привлекали внимание многих экономистов. Поэтому вполне закономерно, что в сложившийся в первой трети 20 века в социально-экономических условиях перед экономической наукой встала задача и появилась необходимость определить и ввести в обиход новое понятие, которое бы констатировало тот факт, что имеют место положительные потери и затраты, обусловленные взаимодействием экономических агентов между собой, и что именно такое взаимодействие происходит не бесплатно и эту "небесплатность" необходимо учитывать при определении эффективности деятельности как отдельных фирм, так и экономики в целом. В качестве такого понятия было признано, введенное Р. Коузом в его работе "Природа фирмы" понятие трансакционных издержек.

К таким издержкам относят, главным образом, издержки обращения. Всемирную известность и признание Коузу принесла статья "Проблема социальных издержек" (1960), посвященная экстернальным (внешним) эффектам - так называемым побочным результатам любой деятельности.

В статье "Природа фирмы" обращается внимание на то, что появляются новые издержки, которые он назвал "трансакционными" (от слова сделка - трансакция). К ним относятся затраты на сбор информации о ценах, предпочтениях потребителей и намерениях конкурентов; на ведение переговоров, заключения и юридического обеспече6ния сделок. По признанию Коуза, его идеи относятся к числу самоочевидных: любая форма социальной организации (рынок, фирма, организация) требует немало издержек для своего создания и поддержания.

Две статьи Коуза породили неоинституционализм, ибо они дали начало новым идеям науки - трансакционной экономике и экономике права. По мнению К. Эрроу, трансакционные издержки в экономике подобны трению в физике. Неоинституционалисты считают, что функция рынка заключается в экономии трансакционных издержек, а главное его преимущество - тенденция к минимизации затрат на получение информации.

Обычно выделяют 5 форм трансакционных издержек:

- издержки поиска информации;
- издержки ведения переговоров и заключения контрактов;
- издержки измерения;
- издержки спецификации и защиты прав собственности;
- издержки оппортунистического поведения.

В последние годы изучению трансакционных издержек посвятили свои работы и отечественные экономисты: А. Шеститко, С. Малахов, А. Нестеренко.

Неоинституционалисты в условиях рынка отводят достойное место фирме, при этом выделяют новый вид издержек, связанных с рыночными отношениями- трансакционные. Вместе с тем, они считают, что существует система общественного спроса и предложения институтов. К таким институтам отечественной экономики относят, например, институт регулирования коммерческого кредита или институт арбитража. Отсутствие института, регулирующего коммерческий кредит, ведет к трансакционным издержкам в форме неплатежей, а арбитражного института - к трансакционным издержкам неисполнения контрактов.

Из этого можно сделать вывод: чем выше величина трансакционных издержек, тем большая потребность в институтах. Общественный спрос на институты выражается величиной трансакционных издержек, а общественное предложение институтов определено издержками коллективного действия, т.е. издержек по созданию и функционированию институтов. Если трансакционные издержки отсутствия институтов равны издержкам коллективного действия, следовательно, на рынке возникнет состояние равновесия. Понятие трансакционных издержек для нашей страны ново, но на Западе, еще в эпоху раннего капитализма, с целью снижения издержек купцы объединялись в компании, стремясь к минимизации рисков торговых операций. В нашей стране наступает ситуация, когда предприятия вынуждены объединять свои капиталы и усилия с целью преодоления несовершенных рыночных отношений.

В настоящее время появился еще один вид издержек - издержки фрирайдерства (free rider - проблема безбилетника). Государственное вмешательство в экономические процессы, по мнению представителей теории трансакционных издержек, способствует росту издержек фрирайдерства. Например, при уплате налогов. Законопослушные налогоплательщики - фирмы оказываются в проигрыше, так как другие пренебрегают своими обязанностями, но участвуют наравне со всеми в бюджетном распределении. Чтобы избежать роста издержек фрирайдерства, государство должно не увеличивать, а снижать налоги. Говоря о трансакционных издержках, нужно учитывать, что в условиях рынка они являются обычным явлением. Вот почему речь идет не об исключительных трансакционных издержках, а об их минимизации. "Этот принцип лежит в основе определения границ роста размеров фирмы или изменения ее организационной формы при заданной технологии измерения и контроля".

С. Малахов утверждает, что теория трансакционных издержек позволяет перейти к анализу несовершенных рынков в целом и развивающихся российских рынков в частности. Рассмотрев природу возникновения трансакционных издержек применительно к российской экономики с позиции неоклассического подхода, он предлагает отделить денежные трансакционные издержки (T) от неденежных (S) - издержек поиска, информации и ожидания. К сожалению, на современных предприятиях не ведется анализ трансакционных издержек в таком разрезе.

В период советской плановой экономики государственный контроль цен препятствует установлению равновесия и денежных, и неденежных трансакционных издержек, при котором минимальная совокупность трансакционных издержек (А) обеспечивается равенством:
T = S(A min = S + T = 2T)

Сдерживание роста цен обеспечивало снижение денежных издержек, что вело к непропорциональному росту не денежных издержек, т.е росту совокупности ТИ = А (т.е. трансакционные издержки равны минимальной совокупности трансакционных издержек). По мнению А. Шеститко, при исследовании трансакционных издержек необходимо учитывать, что они существуют в любой хозяйственной системе. При оценке эффективности следует использовать критерий минимизации издержек производства, а не трансакционных издержек, что в свою очередь предполагает исследование зависимости трансакционных издержек не только от деятельности организаций и институтов, но и от технологии.

Трансакционные издержки - это издержки (денежные и неденежные), появляющиеся при принятии управленческих решений о реализации товаров (информационных затрат по поводу рынков сбыта, покупателях, поставщиках, конкурентах, ценах реализации, затрат по рекламе, по заключению договоров и т.п.). Можно ввести понятие "маркетинговые издержки", которые в какой-то степени являются синонимом понятия "трансакционные издержки".

В литературе существует много определений трансакционных издержек:

- издержки по обмену права собственности;
- издержки по осуществлению и защите контрактов;
- издержки получения выгоды от разделения труда.

Следует отметить, что понятие трансакционных издержек вошло в язык отечественной экономической литературы совсем недавно. Например, Шаститко и А. Олейник5 дают определение трансакционных издержек в рамках неоинституционализма. С. Малахов пытается ввести понятие трансакционных издержек в неоклассическую теорию тоже, а Капелюшников Р.И. рассматривает их с точки зрения экономической теории прав собственности.

Трансакционные издержки институциональная экономика

Среди интегральных издержек, которыми занимается экономическая наука, мы должны различать два типа издержек:

- трансформационные издержки (PC), т.е. «production costs» - «производственные издержки»;
- трансакционные издержки (TC), т.е. «transaction costs».

Трансформационные издержки можно назвать «производственными издержками» лишь условно, потому что в значимые производственные издержки входят и трансформационные, и трансакционные издержки. Тем не менее, для различения мы будем их так называть, имея в виду под «production costs» трансформационные, а не интегральные издержки. Заметим, что для трансформационных издержек устоявшегося обозначения нет.

Трансформационные издержки есть издержки, сопровождающие процесс физического изменения материала, в результате чего мы получаем продукт, который обладает определенной ценностью. В эти издержки входят не только издержки обработки материала, но и издержки, связанные с планированием и координацией процесса производства, если последний касается технологии, а не взаимоотношений людей. Классическим примером экономики, которая не знает трансакционных издержек, а знает только трансформационные, является идеальное натуральное хозяйство Робинзона (Robinson Crusoe Economy). Трансформационные издержки Робинзона могут включать в себя не только издержки вспахивания поля, строительства какого-то жилища, т.е. каких-то физических действий, но и издержки некоторых действий по планированию, некоторых действий предсказательного характера (так, на основе опыта прошлого года Робинзон будет определять, когда ему лучше сеять, и пр.).

Совершенно очевидно, что в трансформационные издержки (или в издержки технологии) входят также определенные элементы измерения и планирования. Обычно на них не обращают внимания или относят к трансакционным издержкам, тогда как они могут относиться к чистой технологии. А наши идеологи полагали, что, в конечном счете, все будет эволюционировать до состояния «единой фабрики», и что всем будет распоряжаться Госплан на основе непосредственных натуральных балансов. В основе советской экономической системы лежало именно технологическое измерение, технологическое планирование, осуществляемое в масштабах страны. Такой подход привел к краху всей экономической системы, ибо издержки (в данном случае полу трансформационные) попытки создания «единой фабрики» в масштабе, выходящем за рамки отдельной фабрики, оказались настолько велики, что породили целую серию уже трансакционных издержек, связанных с наличием в системе очень сильного элемента огрубления, недоопределенности.

Трансакционные издержки есть издержки, обеспечивающие переход прав собственности из одних рук в другие и охрану этих прав. В отличие от трансформационных издержек, трансакционные издержки не связаны с самим процессом создания стоимости. Они обеспечивают трансакцию. Условно говоря, трансформационные издержки создают блага, свойства которых имеют ценность для индивида или коллективного агента экономики (предприятия, фирмы, ассоциации). Например, стол, услуга врача или автомобиль имеют непосредственную ценность. В очищенном виде трансформационные издержки создают ценности. А во что вкладываются трансакционные издержки? Существует несколько их определений.

Впервые это понятие ввел Рональд Коуз. В своей статье «Природа фирмы» (1937) он определил трансакционные издержки, как издержки функционирования рынка. До этого экономической теорией предполагалось, что рынок бесплатный, что агенты рынка ничего в него не вкладывают, что ценовой механизм обеспечивает координацию, доведение сигналов до агентов рынка абсолютно бесплатно или по таким ценам, которыми можно пренебречь. Коуз объясняет факт существования фирмы наличием значительных издержек функционирования ценового механизма. По Коузу, фирма возникает тогда, когда агентские издержки, связанные с тем, что ты доверяешь нечто своим агентам, меньше, чем издержки функционирования рынка, т.е. трансакционные издержки.

Коуз противопоставлял трансакционным издержкам, которые он относил только к рынку, т.н. «агентские издержки», которые возникают внутри фирмы. Естественно, что в рамках фирмы люди, нанятые нами, начинают вести себя несообразно, и за ними надо присматривать. Поэтому каждый раз мы выбираем: либо создать фирму между нами, либо нанять кого-то в качестве постоянного работника, либо выйти на рынок и обеспечить выполнение этой работы на основе рыночных механизмов.

Рассмотрим возможные альтернативы, предоставляемые нам повседневной жизнью. Типичный пример - ремонт квартиры. Вы можете делать его сами, если умеете и если у вас к этому есть интерес. Или вы можете организовать весь процесс, нанимая на рынке работников для каждой конкретной операции, закупая краску и рассчитывая, сколько ее надо, и т. д. В этом случае вы пытаетесь встать в такой ряд трансакций, который будет чисто рыночным и исключит ваше взаимодействие с одной фирмой. Ведь фирме вы заранее не доверяете, считая, что у нее есть собственный интерес, а вы сделаете ремонт дешевле. Однако если вы - человек занятый или достаточно богатый, вы для ремонта квартиры нанимаете фирму, потому что ваши альтернативные издержки времени выше, чем издержки, которые вы потратите на организацию этого процесса. Чаще всего это связано с «эффектом богатства» - «wealth effect». Впервые этот термин ввел тоже Коуз. В его теории понятие «трансакционные издержки» противополагается понятию «агентские издержки», и выбор между тем или иным типом издержек в значительной мере определяется «эффектом богатства».

Следующий этап развития теории приходится на 1950-ые гг. Он связан с целой группой имен, среди которых Кеннет Эрроу (КеппеШ Arrow), Джордж Стиглер (George J. Stigler), Армен А. Алчиан (Armen A. Alchian), Гарольд Демсец (Harold Demsetz), Оливер Уильямсон (Oliver E. Williamson). Эти ученые вышли на следующий уровень абстракции, объединив в одну категорию издержки функционирования фирмы и рынка и противопоставив их трансформационным издержкам.

В настоящее время трансакционные издержки понимаются подавляющим большинством ученых интегрально, как издержки функционирования системы. Трансакционные издержки - это издержки, возникающие, когда индивиды обменивают свои права собственности в условиях неполной информации либо подтверждают их в тех же условиях. (Подтверждение прав собственности - защита тех прав собственности, которые у вас есть сейчас.) Когда люди обмениваются правами собственности, они вступают в контрактные отношения. Когда они подтверждают свое право собственности, они не вступают ни в какие контрактные отношения (оно у них уже есть), но они защищают его от нападок третьих лиц. Они боятся, что их права собственности будут ущемлены третьей стороной, поэтому тратят ресурсы на защиту этих прав (например, строят забор, содержат полицию, и т.п.).

Мотивационные издержки

Поль Р. Милгром (Poul R. Milgrom) и Джон Робертс (John Roberts) предложили следующую классификацию трансакционных издержек. Они делят их на две категории - на издержки, связанные с координацией, и на издержки, связанные с мотивацией. На мой взгляд, это деление - достаточно условное. Тем не менее, в этой классификации есть, что обсудить. Авторы попытались выделить две стороны, присущие системе трансакционных издержек. Координационные издержки, в свою очередь, делятся ими на три подвида, а мотивационные - на два.

Трансакционные издержки.
Координационные издержки.

Издержки определения деталей контракта. По сути, это - обследование рынка с целью определить, что вообще можно купить на рынке, прежде чем вы сузите свой подход до чего-либо конкретного.

Издержки определения партнеров. Это - изучение партнеров, которые поставляют нужные услуги или товары (их местоположения, их возможности выполнить данный контракт, их цены и т.д.).

Издержки непосредственной координации. Что это значит в условиях рыночного обмена? На колхозном рынке эти издержки примерно равны тому, что вы доехали до рынка и обошли ряды, т.е. значительная наведенная стоимость в данном случае отсутствует. А что касается сложного контракта, то здесь возникает необходимость создания структуры, в рамках которой осуществляется сведение сторон вместе. Эта структура представляет, например, интересы заказчика и обеспечивает процесс переговоров.

Мотивационные издержки (т.е. издержки, связанные с процессом выбора: вступать или не вступать в данную трансакцию).

Издержки, связанные с неполнотой информации. Ограниченность информации о рынке может привести к отказу от совершения трансакции, от приобретения блага. Классический пример отказа от решения в результате неполноты информации - ликвидация в настоящее время фондового рынка в России. Люди не знают, будет ли он существовать, какова будет судьба предприятий (может, их вновь национализируют). Т.е. уровень неопределенности становится столь высок, что люди предпочитают скорее отказаться от трансакций, чем тратить силы на получение дополнительной информации.

А в начале 1990-ых гг. проблемы, связанные с нехваткой информации, у нас решались по- иному. Например, организация покупала ключевых людей на той фирме, чей контрольный пакет акций она собиралась приобрести, и они выкладывали всю подноготную своей фирмы. Это обычные трансакционные издержки на преодоление неполноты информации. Законны или не законны такие действия, сказать трудно. Боюсь, подобные издержки нашим законодательством еще не регулируются. А на Западе они явно не законны. Проблемы организации того же фондового рынка в России связаны с недоопределенностью огромного числа случаев. Наши законы не подтверждены массой подзаконных актов, массой т.н. юридической рутины, которая разъясняет, как надо поступать в том ином случае. Ведь всего в законе не напишешь!

Издержки, связанные с оппортунизмом. Они особенно часты внутри фирмы, но проявляются и в рыночных контрактах. Издержки, связанные с преодолением возможного оппортунистического поведения, с преодолением нечестности партнера по отношению к вам, приводят к тому, что вы либо нанимаете надсмотрщика, либо пытаетесь найти и вложить в контракт какие-то дополнительные измерения эффективности вашего партнера, и т.д.

Следующий автор, на котором обязательно следует остановиться, говоря о типологии трансакций, - О.Уильямсон. Он попытался оценить все трансакции по частоте трансакций и по специфичности активов. По этим двум параметрам Уильямсон делит трансакции на три (как было в его ранних книгах) или на четыре (как в последних книгах) основных уровня:

Разовый (или элементарный) обмен на анонимном рынке.

Примером разовой покупки может служить покупка на рынке чайника. Купив один чайник, вы купите следующий лишь тогда, когда этот у вас сломается. Приобретение чайника выйдет за рамки единичной, не повторяющейся трансакции, если только вы будете его продавать или если вы, скажем, представляете гостиницу, где в каждом номере стоит чайник. Итак, если вы - массовый потребитель, то приобретение чайника будет для вас атомарной трансакцией. В данном случае частота трансакции - редкая. Кроме того, в данном случае нет никакой специфичности активов. Дело в том, что продавцу безразлично, кому продать чайник - вам или кому-то еще. Единственным определяющим критерием здесь выступает цена. Активы, которые включены в эту трансакцию: со стороны продавца - чайник, с вашей стороны - деньги. Чайник меняется на деньги. Деньги для вас имеют opportunity costs (альтернативные издержки), практически не отличающиеся от стоимости данного выбора. С другой стороны, для продавца чайника opportunity costs продажи чайника вам за ваши деньги практически те же, потому что это массовый обмен следующей за вами сделки. Продавец не будет бежать за вами, умоляя купить чайник. Он будет стремиться продать чайник, но не будет стремиться продать его именно вам. Ведь в обмен на чайник он получит определенную сумму денег. Его цену он уже объявил, и теперь ему безразлично, кому его продать. Он просто хочет получить эти деньги.

Повторяющийся обмен массовыми товарами.

В этом случае частота трансакции возрастает. Специфичности активов по-прежнему нет. Например, постоянно у одного и того же продавца покупая хлеб, вы знаете, что он хорошего качества, и потому не тратитесь на дополнительную оценку, хороший ли хлеб вам продали, какой хлеб есть в других булочных, и т.д. Это очень важно, ибо тем самым вы значительно экономите на издержках поиска, на издержках измерения качества хлеба, а продавцу ваше поведение придает большую уверенность в обороте (в том, что он хлеб продаст). Между прочим, ежедневно из булочных на переработку уходит 30-40 % хлеба, и булочник, несомненно, крайне заинтересован в постоянном прогнозируемом клиенте. Однако вы - покупатель очень небольшой части его оборота, благодаря чему ваша внезапная смерть или отъезд из города не станут для него трагедией.

Повторяющийся контракт, связанный с инвестициями в специфические активы. Разберем на примере, что такое «специфические активы». Скажем, вы построили здание для фабрики, в котором она разместила станки. Но тут начался экономический кризис, оборудование вывезли, и у вас остался пустой цех с монтажными креплениями. Естественно, вы начнете искать другую фабрику. Однако в кризисной ситуации найти ее будет трудно, и скорее всего вам придется рассматривать вариант альтернативного применения данного здания. Например, вы решите трансформировать его в спортивный зал. Но тогда вам придется покупать соответствующее оборудование, монтировать новые полы, устанавливать другую вентиляцию, отопление (ведь машины обогревали сами себя, а спортсмены так не могут)! И тут выяснится, что если за размещение в здании фабрики вы получали 300 $ в месяц за 1 кв. м, то за размещение в нем спортзала вы получите 250 $ минус разовые затраты. А с учетом капитализации разовых затрат это составит ~ 250 - 50 = 200 $. И можно считать, что вам еще повезло!

Итак, специфический актив создается специально под определенную трансакцию. Скажем, я построил здание для употребления в качестве цеха. Я могу его, конечно, использовать альтернативно, но тогда я понесу потери. Т.е. даже следующая после наилучшей возможность использования этого актива приносит гораздо меньший доход и связана с риском. Специфические активы есть такие затраты, следующее применение которых является куда менее выгодным.

Другой пример. Вы для булочника - самый значимый покупатель. Ежемесячно вы оставляете в его булочной 10 $. Следующий по значимости для него покупатель несколько реже приходит в булочную и оставляет там ежемесячно только 9.8 $. Opportunity set тоже есть, но он не настолько трагичен в глазах инвестора, как в предыдущем примере. Ведь там сделанная вами инвестиция связана с определенным контрагентом (с фирмой «Заря», которая разместила в здании станки), что ведет к целому ряду последствий.

Дело в том, что при расторжении контракта на продажу неспецифического актива продавец не несет особого убытка. Однако расторжение контракта на продажу специфического актива приводит к значительным для него убыткам. Поэтому в процессе переговоров по поводу заключения такого рода контрактов продавец будет требовать либо денежной компенсации в объеме капитализации своего риска, либо юридических гарантий нерасторжения контракта, либо взятия его в долю фабрикой, для которой он строит здание, чтобы он сам мог принимать решения и нести совместный риск с этой фабрикой.

Инвестиции в идиосинкратические (уникальные, эксклюзивные) активы.

Идиосинкратический актив - это актив, который при альтернативном употреблении (при изъятии его из данной трансакции) теряет ценность вообще, или его ценность становится ничтожной. К таковым активам относится половина производственных инвестиций - инвестиций в конкретный технологический процесс. Скажем, построенную домну, кроме как по прямому назначению, использовать больше никак нельзя. Даже если на ней устраивать соревнования альпинистов, это не окупит и 1 % затрат на ее строительство. В данном случае актив идиосинкратичен, т.е. привязан к определенной технологии. Теперь представим, что вам предлагают на неком передельном заводе установить за свои деньги мартеновскую печь и использовать ее по назначению, согласно заключенному с вами контракту. Т.е. вам предлагают взять на себя определенную часть технологического процесса при условии, что он независим от остального производства. Такое бывает, например, в секторе производства комплектующих и запасных частей (в каждом случае для достаточно уникального производства), где предпочитают иметь независимых производителей-поставщиков. В природе существуют любые виды трансакций, и надо просто уметь объяснить их происхождение. Однако в большинстве случаев требуется, чтобы идиосинкратические инвестиции регулировались в рамках единой собственности. Классический ответ экономической теории: идиосинкратические трансакции требуют фирмы.

Что касается повторяющегося контракта с использованием специфического актива, то он, согласно Уильямсону, влечет за собой т.н. «фундаментальную трансформацию», когда вместо рыночного типа связи возникает внерыночный партнерский тип связи. Это еще не фирма, но нечто, совершенно от рынка отличное. Уильямсон считает, что фундаментальная трансформация происходит следующим образом.

Фирмы вступают в аукционную игру за получение того или иного контракта на производство каких-то заказов (чаще всего - правительственных или крупной фирмы). Кто-то из них этот контракт выигрывает в рамках чисто рыночного взаимодействия. Но когда на рынок повторно будет вынесена закупка некого оборудования, у фирмы, первый раз выигравшей контракт на его изготовление и выполняющей этот контракт, будет столь большое преимущество перед всеми другими фирмами, что любой другой выбор будет не выгоден не только для этой фирмы (она понесет потери, ибо вложила средства в какие-то специфические активы), но и для покупателя этих услуг.

Например, будь то Министерство обороны России, США или Кувейта, оно будет стараться покупать оборонную технику у поставщика, с которым в свое время связалось. Они не образуют никакой совместной фирмы, но между ними возникают отношения взаимозависимости, основанные на том, что продавец услуг или товаров (производитель) вложился в специфические активы, сделал специфические инвестиции, адаптировал свой товар к специфическим условиям данного покупателя. Они как бы вросли друг в друга. Тем не менее, покупатель каждый раз будет сохранять ситуацию торгов, угрожая возможным переходом к другому поставщику, не для того, чтобы избавиться от своего поставщика, а для того, чтобы добиться лучших для себя условий контракта. Эти отношения взаимозависимости Уильямсон называет фундаментальной трансформацией рыночных отношений. Он считает, что до половины всех трансакций по стоимости приходится на трансакции в отношениях взаимной зависимости, а по частоте, наверное, 90-95 % трансакций - это разовые или повторяющиеся трансакции массовых товаров. Т.е. практически в экономике мы имеем дело не с рынком и фирмами (особенно, когда речь идет не о потребительском секторе, а о секторе контрактов компаний между собой), а с очень плотной сетью отношений взаимной зависимости, при которых партнеры чаще всего друг от друга уйти не могут, они связаны друг с другом.

Такова реальная картина капиталистического рынка с момента его возникновения в середине XIX в., когда оформились правила свободной торговли и рыночной информации. Рынок тесно связан с отношениями взаимной зависимости - ими поддерживается стабильность рынка.

И надо четко различать на рынке два сектора с разными задачами:

Во-первых, это сектор продолженных трансакций, сектор отношений взаимной зависимости. Он привносит на рынок стабильность, предсказуемость. Иначе рынок (как и вообще любая координационная система без предсказуемости) очень быстро уступил бы место тоталитарной системе. Скелет рынка образуют именно эти продолженные отношения. По ним можно прогнозировать поведение его участников, потому что они друг от друга практически уйти не могут.
Во-вторых, это сектор, связанный с массовыми, но мелкими трансакциями. Данный сектор поддерживает эффективность рынка благодаря созданию конкурентного фона экономических отношений, в том числе и среди крупных компаний. Последние все время ощущают, что при снижении эффективности или качества своей работы они могут быть замещены более мелкими компаниями, предлагающими более выгодные условия. Кстати, одна из причин краха советской экономики заключалась в том, что при наличии таких же долгосрочных производственных связей, как на Западе, у нас отсутствовал этот конкурентный эфир, из которого крупные предприятия могли выбирать альтернативу своим поставщикам. Пусть этот выбор осуществляется в одном случае из 1000, но он возможен!

Пример из автомобильной промышленности - казалось бы, очень технологически жестко построенной отрасли. В Японии целый ряд фирм распределяет производство не только запасных частей, но и 30-40 % объема компонентов по мелким фирмам, считая, что это выгоднее - это обеспечивает дешевизну и эффективность исполнения. Такого рода системы типичны для Японии. Однако в США их не удается организовать из-за другой экономической культуры. В США отношение человека к своему контракту, к тому экономическому долгу, который он взял на себя, совершенно другое.

В чем смысл специализации инвестиций? С одной стороны, это снижение производственных затрат. С другой стороны, это повышение риска. Двигаясь от первого уровня (разовый обмен на анонимном рынке) к четвертому (инвестиции в идиосинкратические активы), мы снижаем производственные затраты или, условно говоря, экономим на масштабе и повышаем трансакционные затраты ради компенсации риска. Т.е. движение в этом направлении обеспечивает снижение трансформационных издержек и при прочих равных условиях повышение трансакционных издержек, ибо риск разрыва контракта многократно возрастает по своей денежной оценке.

Чтобы уловить в обыденной жизни те трансакционные издержки, о которых мы говорили в общем виде, в виде логическом, обратимся к классификации трансакционных издержек Дугласа Норта (Douglas North) и Трайн Эггертсона (Thrainn Eggertson) Впервые ее предложил Норт, а четко сформулировал Эггертсон в книге «Economie Behavior and Institutions». Это простая и наглядная классификация. Она, единственная, построена по осязаемым внешним признакам некой деятельности, порождающей соответствующие издержки.

Согласно Норту и Эггертсону, трансакционные издержки состоят из:

- search activities;
- bargaining activities;
- contract making activities;
- monitoring;
- enforcement;
- protection vs 3d parties.
- Search activities (издержки поиска).

Существует четыре вида издержек, которые связаны с поиском:

- приемлемой цены;
- качественной информации об имеющихся товарах и услугах;
- качественной информации о продавцах;
- качественной информации о покупателях.

Количественная информация о продавцах и покупателях первыми двумя позициями уже дана. Под качественной информацией о продавцах и покупателях понимается информация об их поведении - честны ли они, как выполняют свои обязательства, в каких находятся обстоятельствах (может, кто-то из них на грани краха или, наоборот, процветает); Bargaining activities (издержки ведения переговоров).

В рыночном смысле вы торгуетесь, чтобы минимизировать издержки. Вы ищете в процессе bargaining activities предельную кривую безразличия вашего партнера (до какой цены он может дойти при торговле). Ведь у каждого из торгующихся есть как некая запросная, так и некая резервная цена. В процессе bargaining activities вы и пытаетесь разными путями подойти максимально близко к предельной - наиболее низкой или наиболее высокой - цене, которую способен дать ваш партнер. Т.е. bargaining activities ведет к выяснению т.н. «true position», которая в экономическом смысле есть предельная кривая безразличия или предельная изокванта (в случае фирмы). Какие издержки и затраты вы несете в процессе bargaining activities?

Если вы индивидуально (а не фирма) торгуетесь с кем-то на рынке, вы тратите время, говоря, что вам это дорого, что у вас мало денег, намекая, что вы - замечательный объект для проведения политики ценовой дискриминации, поворачиваетесь, уходите, демонстративно подходите к другому ларьку.

А каковы издержки фирмы в процессе bargaining activities?

Надо отметить, что search activities и bargaining activities - вещи принципиально разные. В search activities вы еще не определили партнеров, вы их только еще выбираете. Кстати, такой деятельностью вы занимаетесь в Интернете (фактически это просмотр, желательно, с минимальными издержками). А bargaining activities предполагает, что вы определили узкий круг ваших партнеров - одного-двух-трех и уже с ними ведете переговоры (переговоры дороги, поэтому нет смысла вести их со всеми).

Ваши затраты, как фирмы, в процессе bargaining activities могут быть очень значительными, если вы организуете тендер. Например, Европейская комиссия берет в качестве вознаграждения тендерному агентству 15 % от суммы сделки. Однако затраты необязательно будут велики, если вам удастся купить кого-либо в стане «врага», чтобы узнать резервную позицию партнера. Для этого в наших условиях при невысокой экономической культуре и невысокой стойкости иногда достаточно сводить представителя вашего партнера в хороший ресторан, и за обедом он просто проговорится. Этот же путь получения информации очень часто используется и на Западе. На самом деле в bargaining формально входят представительские расходы на переговоры. Последние несут совершенно определенную функцию: они должны выяснить true position партнера. Contract making activities (издержки составления контракта).

Это ваши затраты на то, чтобы в тексте контракта было записано, как в тех или иных случаях (предвиденных вами) поведет себя ваш партнер и как будут складываться внешние обстоятельства. А применительно к случаям, вами не предугаданным, обычно в контракте формулируется некий механизм. Скажем, устанавливается: если мы не договоримся, судить нас будет Международный арбитражный суд г. Стокгольма (обычная для международных контрактов инстанция). Т.е. специально резервируется некая позиция для непредвиденных обстоятельств. Contract making activities - одна из самых дорогих (510 % объема сделки) при инвестициях в специфические активы. Это фантастические деньги! Но в ряде случаев столь велики риски, столько велика ответственность за прописанное в контракте, что вы вынуждены их тратить на юристов.

Monitoring (издержки мониторинга).

Пункты 1-3 относились к activities ex ante (к деятельности до появления юридически оформленного контракта). А с пункта 4, когда такой контракт уже появился, начинается activities ex post (деятельность после его появления). И начинается она с мониторинга исполнения контракта каждым из контрагентов.

Например, купив машину, вы в течение гарантийного срока можете ремонтировать ее за счет продавца на станции техобслуживания - это и будут затраты на мониторинг при приобретении машины. А по истечении гарантийного срока определенный мониторинг тоже может иметь место, но не в рамках первой сделки (она уже закончена), а в том случае, когда вы хотите продолжить отношения с данным поставщиком, чтобы в 5-летней перспективе опять у него же купить другую машину.

Еще пример. Вы заказали на Ташкентском авиазаводе самолет, подписали все необходимые бумаги, перевели заводу часть денег (advance payment), самолет начали делать. В этом случае с мониторингом будет связано возникновение института представителей заказчика: вы пошлете своего представителя на этот авиазавод, и хотя такая командировка - вещь достаточно дорогая, в сравнении с объемом самой сделки она ничтожна.

Заметим, что не все затраты по мониторингу делаются покупателем. Часть их выгодно делать и продавцу. Классический пример мониторинга со стороны производителя дает та же автомобильная промышленность. Регулярно можно прочесть, что, скажем, «Форд» отозвал все свои модели таких-то годов выпуска. Т.е. компания, стремясь не потерять свое имя и позиции на рынке, сама осуществляет мониторинг по случаям тяжелых аварий, отслеживая, как работает ее продукция, что сопряжено для нее с немалыми затратами. Enforcement (издержки на принуждение).

Это издержки на принуждение другой стороны к выполнению условий контракта. Поскольку люди стремятся действовать в своих интересах, а информация (по определению) неполна, нередко возникают ситуации, когда контракт не выполняется частично или полностью. Предполагается, что существует система, которая заставляет партнеров соблюдать условия контракта. Такой системой прежде всего является государство, а также в какой-то степени - профессиональные ассоциации и частная юридическая система. Последняя взаимодействует с двумя предыдущими, дополняя их. Но есть и альтернативная система принуждения, которая возникает в слабом государстве и конкурирует с ним. Это - частная система enforcement (не путать с вышеупомянутой частной юридической системой). Сюда относятся мафия, всевозможные «крыши» и т.п. Подчеркнем, что львиная доля затрат на принуждение к исполнению контрактов в нормальных цивилизованных экономиках бесплатна для экономических агентов. Это затраты государства, а оно экономит на масштабе. Ведь каждому из нас дорого а) искать, б) содержать постоянно (когда он еще понадобится!) судебного исполнителя или «человека с ружьем». Государство же, учитывая, что такие случаи регулярно возникают, содержит и арбитражные суды, и обычные уголовные суды, и систему угрозы насилием - тюремную систему, систему судебных агентов, и пр. Естественно, система enforcement в огромной степени финансируется за счет государства (за счет налогов, грубо говоря, так как бесплатного государства не бывает).

А общество, которое экономит на налогах, вынуждено тратиться на альтернативную систему enforcement (систему частного правосудия), крайне неэффективную и очень дорогую. Поэтому если контракт не защищен (если вас могут обмануть), вы скорее всего предпочтете его просто не заключать. Неээфективность альтернативной системы enforcement обусловлена, в частности, высокой конкуренцией между бандитами. Скажем, вы «встали под некую крышу», а ее взяли и перестреляли. Т.е. у вас нет гарантий, что избранная вами «крыша» будет надежно работать. Эффективность у нее на микроуровне выше, но в перспективе гораздо ниже, чем у милиции. В России альтернативная система enforcement может существовать только в очень высокоприбыльных секторах - в оптовой и розничной торговле, в сфере обслуживания «новых русских». Но никто и не подумает устраивать «крышу» над системой продажи пирожков в ВШЭ, потому что это не оправдано, с точки зрения бандитов.

Protection vs 3d parties (издержки на защиту прав собственности).

Это единственная статическая форма трансакционных издержек, в отличие от динамических издержек, связанных с обеспечением контрактов.

Например, вы посадили за 100 км от Москвы картофель для собственного потребления, а не для продажи, но бомжи его выкапывают. Вы либо складываетесь с соседями и нанимаете человека с ружьем, заряженным солью, для охраны, либо вообще отказываетесь сажать картофель, либо теряете до 60 % урожая. И то, и другое, и третье есть конкретные либо позитивные, либо негативные трансакционные издержки, связанные с protection vs 3d parties.

В определенных случаях такого рода издержки связаны с охраной от правонарушителей, и тогда это функция государства. Примерно в том же числе случаев такого рода издержки связаны с предосторожностью в отношении государства. В России до 50 % трансакций носит не совсем легальный (т.н. «серый») характер. Классическими примерами такого типа трансакционных затрат в нашей экономике являются взятки налоговому инспектору, а если удастся, еще и налоговому полицейскому, чтобы они закрывали глаза на ряд аспектов вашей экономической деятельности, а также взятки таможенникам. Вообще у нас объем взяток составляет 15-20 % всего кругооборота товаров в богатых секторах, а в экономике в целом примерно вдвое меньше - 7,5-10 %, ибо тот же крестьянин не заинтересован подкупать никого, кроме азербайджанской мафии, контролирующей колхозный рынок. Данный уровень защиты и есть, кстати, примерно та сумма, которую мы не доплачиваем нашим органам власти - нашим чиновникам, органам правопорядка и пр. В любой нормальной стране содержание слоя чиновников (государственных, муниципальных и пр.) стоит ~ 7-10 % ВНП. А мы не хотим платить чиновничеству эту сумму в явном виде, поэтому платим в неявном и с тем же успехом. Существует жесткое разделение на трасформационные и трансакционные издержки. Трансакционные издержки включают в себя разные виды издержек. Рассмотрим их подробнее.

MC. Это издержки измерения (measurement costs), одну часть которых относят к категории TC, а другую их часть, обусловленную характеристиками производственного процесса, - к категории PC. MC - единственный вид трансакционных издержек, который выходит за их рамки (он имеет интегральную форму).

Чаще всего MC - это издержки измерения качества. Например, вы продали кому-то нагревательный котел со встроенным градусником. В данном случае издержки измерения олицетворены этим градусником. Он стоит денег, котел можно делать и без него. Однако, с одной стороны, градусник нужен технологически (котел может перегреться и лопнуть), а с другой - он нужен покупателю как встроенный контроль качества (градусник показывает ему, что котел действительно работает).

Следует отметить, что покупатель, как правило, не несет все издержки полностью: ни производственные, ни трансакционные. Он пытается, платя все большую и большую цену, получать все более и более полную информацию о неком продукте, но в какой-то момент он останавливается. Происходит это тогда, когда его затраты на приобретение более точной информации оказываются равными ожидаемому приросту ценности от обладания данным продуктом. Скажем, покупая автомобиль, человек ограничивается поверхностным осмотром, а не разбирает его до последнего винтика с целью определить, находятся ли все детали автомобиля в рабочем состоянии (ведь последнее удорожило бы покупку минимум на 50 %).

Разумеется, человек, вступая в трансакцию, заинтересован минимизировать издержки измерения. А позволяют ему это сделать несколько установившихся в обществе институтов, которые обеспечивают ситуацию измерения на доверии (measurement by proxy). Прежде всего, это госстандарты. Правда, они такого объема, что вы в них ровным счетом ничего не поймете (они предназначены скорее производителям и проверяющим органам), однако вы им доверяете. Так, вы, не задумываясь, покупаете хлеб у некоего предприятия, зная, что оно подвергается, согласно госстандартам, санитарным проверкам. Примеры измерения на доверии могут быть связаны не только с государственными стандартами, но и с некой практикой хозяйственной деятельности. Допустим, вы - начальник отдела кадров и ищите инженера в конструкторское бюро. Вам нужно, чтобы у него была определенная производительность труда, чтобы он обладал некоторой суммой знаний. Но вы, как начальник кадров, этого проверить не можете, и вам приходится доверяться неким индикаторам, не имеющим никакой связи с той ценностью, которую он для вас представляет, - вот в чем парадокс!

В XIX в. самой продвинутой бюрократической системой была китайская. Китаец, чтобы стать чиновником, должен был пройти три серии экзаменов: сначала написать три сочинения об искусстве управления государством, потом семь исторических сочинений, а потом еще два реферата на актуальную проблему государственного управления. Англичане, в середине прошлого века ознакомившись с китайской системой, попытались воспроизвести ее у себя. Отныне английский чиновник должен был закончить университет, владеть латынью и демонстрировать блестящий литературный слог. Результатом в конце концов стало падение Британской империи, но зато появилась масса блестящих мемуаров. Классическим примером являются мемуары сэра Уинстона Черчилля, за которые, в частности, он в 1953 г. получил Нобелевскую премию по литературе, однако именно при нем Британская империя распалась. Т.е. далеко не всегда можно успешно пересадить институт на новую почву. Измерение на доверии явно имеет целый ряд проблем, и мы идем по этому пути исключительно потому, что замещение его прямым измерением практически невозможно.

TCi. Это информационные издержки, или издержки по информации (information costs). Они представляют собой еще один вид трансакционных издержек, который частично пересекается с MC. Возникновение TCi обусловлено неполнотой информации и асимметрией ее распределения между взаимодействующими агентами. Очевидно, что к данной категории относятся search activities и monitoring activities, а также отчасти bargaining activities и enforcement activities.

TCpr. Это издержки по правам собственности (PR costs). Их можно выделить наряду с информационными издержками. Порождаются они несовершенством прав собственности. В частности, к ним относится enforcement activities и частично bargaining activities (это смешанная деятельность). Мы их выделяем таким образом, чтобы иметь основу для их определения и счета.

Например, вы покупаете собаку для охраны вашего садового участка. В этих трансакционных издержках по правам собственности следует выделить и трансакционные издержки по информации - ведь вы ищете, какая собака злобнее, у какой собаки зубы острее, у кого дешевле ее можно купить. Тем не менее, все это занимает 5 - 10 % ваших усилий и затрат по приобретению и содержанию собаки, т.е. основными в данном случае являются ваши издержки по правам собственности. Логически это одно и тоже, потому что трансакционные издержки по правам собственности возникают исключительно оттого, что люди не владеют полной информацией. Если же представить себе мир, в котором люди владели бы полной и достоверной информацией обо всем, что их интересует, то не было бы ни прав собственности, ни экономических институтов, потому что в каждый данный момент времени люди точно знали бы, что им надо, оптимизировали, бесплатно вступали в сделки с партнерами, как бы далеко от них они ни находились, и не делали ошибок.

Какие трансакционные издержки по правам собственности будут, а какие не будут пересекаться с областью информационных издержек? У нас есть сектора, пересекающиеся полностью и пересекающиеся частично. Подобное деление достаточно условно, однако без него мы не сможем найти эти издержки в реальности. Оно позволяет исследователю, скажем, в реальных затратах фирмы найти ряд трансакционных издержек, связанных с приобретением информации, и ряд трансакционных издержек, связанных с защитой собственности (с защитой контрактов).

Издержки поиска (search activities). Это издержки на приобретение фоновой экономической информации, т.е. информации, не связанной с определенной сделкой, когда вы уже меняетесь правами собственности. Фоновая информация не входит в трансакционные издержки по правам собственности, но входит в трансакционные информационные издержки. Например, читая газету, вы узнаете, что некто продает чайник за такую-то цену или что индекс Доу Джонса изменился таким-то образом. Фоновая экономическая информация не имеет отношения к конкретному обмену правами собственности, к определенной сделке, но формирует фон вашего отношения к этой сделке. Смысл фоновой информации в том, что на ее основе вы принимаете конкретное решение. Например, вы говорите себе: «Фондовые индексы побочных компаний идут вверх. Пожалуй, я вступлю в конкретную сделку и сделаю инвестиции». Или: «Все индексы идут вниз. Лучше я резервирую свои деньги в ликвидной форме и воздержусь от сделки».

Издержки на принуждение (enforcement). К ним относятся издержки экономических агентов на защиту их прав собственности и их контрактов.

Издержки на приобретение качественной информации (quality information). Эти издержки не пересекаются с издержками по правам собственности. Любые права собственности есть зона контракта, которую условно можно разделить на protection vs 3d parties и contract making activities.

Агентские издержки (agency costs). Это следующий вид трансакционных издержек, который, главным образом, относится к трансакционным издержкам по правам собственности, хотя захватывает и другие.

Согласно теории принципала-агента, принципал - человек, который делегирует некие свои права выбранному им агенту, заключая с ним договор, в силу того, что сам он не в состоянии распорядиться всем объемом своей собственности. В результате агент начинает действовать от имени принципала. При этом агентом может быть и родная мать принципала, и его раб, и наемный работник. Возможны различные отношения между принципалом и агентом. Какого рода специфические издержки здесь имеют место? К трансакционным агентским издержкам можно отнести заработную плату агента, если он получает ее за деятельность по управлению собственностью. Однако прежде всего к агентским издержкам относятся потери, которые несет принципал, во-первых, из-за неполного совпадения его интересов с интересами агента (у агента есть собственный интерес); и, во-вторых, из-за асимметричности информации, которой обладают принципал и агент. Агент знает о своих возможностях и о специфике своего поведения больше, чем принципал, - ведь последний, наняв агента, не может все время за ним следить. Таким образом, объективно возникает ситуация асимметричной информации. Это позволяет агенту там, где принципал не может его проконтролировать, реализовывать свои, а не его интересы.

Наемному работнику низшего уровня свойствен такой тип оппортунистического поведения, как отлынивание, что приводит к агентским издержкам. Скажем, вы нанимаете приемщицу в свое ателье, а она, стоит ей остаться одной, начинает вязать чулок. Такое ее поведение контрактом не предусмотрено, но оно может быть нейтрально к вашим требованием в отношении нее. Однако, если она еще и не отвечает на телефонные звонки, то здесь уже начинается ущемление ваших интересов. Не уследи вы за этим, вы будете нести прямые потери.

Другой пример: ремонт дороги в Российской Федерации. Три-четыре года назад я за одну неделю побывал в трех странах - в России, Японии и Голландии, и так получилось, что в каждой стране, где я был, чинили дорогу. В Голландии в 5 утра пришли два молодых длинноволосых человека, привезли с собой единиц восемьдесят какой-то техники, включили радио на полную мощность и принялись работать. Они проработали два дня, никому не давая ни жить, ни спать, все сделали и ушли. В Японии характерную для города мелкую улочку, очень ухоженную, да еще и размеченную, где нужно мотороллерам ездить, а где - пешеходам ходить, частично огородили аккуратным забором, за которым работали японцы с соответствующей техникой, а вокруг забора была постелена ковровая дорожка в качестве извинения перед окружающими, которым мешают. Кроме того, около забора были поставлены двое японцев в униформе, указывающих дорогу. Это, кстати, вполне рациональная политика японского правительства. Дело в том, что японец чувствует себя беспредельно несчастным и даже может покончить с собой, если он не включен в социум (таковы национальные традиции). Поэтому правительство всячески стремится избежать безработицы, которой в Японии действительно почти нет, для чего создает такие псевдоработы. Подобные типы в фуражках стоят, например, при входе в любое министерство и отдают входящим честь. И хотя они получают за это всего треть, иногда половину обычной зарплаты, они ощущают себя нужными обществу. В России же дорогу ремонтируют так: стоит - надо отдать должное - примерно вдвое больше механизмов, чем у буржуев, и при них восемь человек, из которых двое что-то делают, а остальные (кстати, такие же рабочие, а не мастера!) либо указывают им, как надо делать, либо обсуждают нечто более животрепещущее. Это классическое увиливание от работы, традиционно в высшей степени присущее нашим гражданам, что можно объяснить двумя причинами: во-первых, Россия очень долго была феодальной страной; во-вторых, у нас очень большие расстояния (пока барин доедет, можно перекурить)!

К более серьезным агентским издержкам приводит оппортунистическое поведение наемного работника высшего уровня - менеджера. При отсутствии необходимого контроля за ним он способен преследовать собственные цели. Если менеджер не владеет очень крупным пакетом акций своей корпорации, он будет заинтересован иметь больше подчиненных, проводить конференции на Багамских островах, но это еще не представляет реального риска для корпорации. А самое опасное для нее, если менеджер вкладывает средства корпорации в рискованные проекты. Конечно, в случае успеха такого проекта он может получить очень большой бонус. Однако в случае срыва проекта менеджер будет уволен (хотя по действующей на Западе системе гарантий при увольнении он получает немало), но акционер потеряет очень много.

Очевидно, что все агентские издержки носят альтернативный характер - это то, что хозяин теряет. Многие трансакционные издержки можно посчитать в прямых затратах, а применительно к агентским издержкам этого сделать нельзя, и в этом, пожалуй, их главное отличие (средства, которые вы тратите на зарплату вашим сотрудникам, есть трансакционные издержки, но не есть агентские издержки).

Налоги. К трансакционным издержкам относятся также налоги. Это классический тип трансакционных издержек для любого хозяйствующего агента. В обмен на уплату налогов мы получаем от государства трансакционные блага. Целый ряд их нам непривычно воспринимать, как трансакционные блага, и, тем не менее, они ими являются.

Это, прежде всего денежная система. Деньги - основной и колоссальный элемент экономии на издержках измерения. А их может выпускать только государство (если каждый начнет печатать свои деньги, сложится ситуация, практически равная тому, что денег нет). Вообще, государство есть некий механизм экономии на трансакционных издержках.

Далее это система мер и весов, системы различных стандартов, также снижающих наши измерительные издержки.

Кроме того, государство предоставляет нам гарантии личной безопасности (ее государство обеспечивает хуже всего); а также гарантии наших прав собственности (права собственности охраняются плохо, но все же охраняются).

Без государства защищать свою собственность крайне дорого и затруднительно, ее у вас могут отобрать. А так всем известно, что за вашей официально зарегистрированной собственностью или за контрактом, который вы подписали с ними и зарегистрировали у государственного нотариуса, стоит сила государства, а, точнее, угроза применить насилие по отношению к тому, кто осмелится покуситься на вашу собственность или сорвать контрактные обязательства. Гарантии обеспечиваются наличием суда, некой вооруженной силы (которой боятся люди, преступающие закон), да и самого закона - системы некоторых формальных правил. Этим правилам люди следуют не только из-за боязни наказания при их нарушении. В 90 % случаев им просто удобно следовать предложенным правилам, которые, например, позволяет партнерам прогнозировать действия друг друга, а в противном случае партнеры несли бы огромные информационные издержки. Наконец, в наименьшей степени мы пользуемся за счет нашей налоговой системы фоновой информацией. Бесплатно предоставляется государством только правовая информация. Государство ничего не берет с граждан за то, что они знакомятся с законами. Берут только те, кто эти законы для нас размножает. Поэтому-то правительство С.В. Кириенко в лихорадочных поисках источников дохода в казну раздумывало, не возродить ли гербовую бумагу и марки на все официальные документы, как это было прежде. Итак, налоги - это доплата государству, как поставщику трансакционных благ. Трансакционные блага противоположны трансакционным издержкам. Они как бы сокращают эти издержки и выступают некоей формой издержек, которые проходят через государство.

Помимо этого, государство собирает налоги, чтобы оплачивать социальные издержки на образование, здравоохранение и культуру (содержание больниц, школ, библиотек и пр.). За все эти товары мы склонны недоплачивать, в силу чего государство или общество (на уровне муниципалитетов и пр.) должно брать эти расходы на себя. Скажем, отдельная фирма или семья, живущая в Магадане, совсем не заинтересована платить свои 10 руб. налогов на содержание Всероссийской Государственной библиотеки в Москве, у них нет в ней потребности.

Таким образом, исчезни государство, все издержки, которые мы сейчас платим в виде налога, увеличились бы, но направление их резко изменилось бы: трансакционная их часть значительно возросла бы, а социальная серьезно уменьшилась бы. Трансакционная часть при отсутствии государства возросла бы потому, что государство может экономить на масштабе на принуждении, на издержках на измерение и на всем, чем угодно. А почему уменьшилась бы социальная часть? Дело в том, что мы хотели бы, чтобы другие тратились больше нас на такие блага, как образование, культура, здравоохранение, т.е. на социально-культурную сферу. Все эти товары мы относим к разряду merit goods. Например, в США масса людей всю жизнь копит деньги, чтобы потом отправить детей учиться в колледж или университет. А мы инстинктивно недооценивали необходимость затрат на образование.

Налоги четко делятся на те, которые обеспечивают трансакционные блага, и на те, которые обеспечивают социальные блага. Подобным образом это выглядит с точки зрения макроэкономической, с точки зрения государства. А как это выглядит с точки зрения фирмы или гражданина?

Казалось бы, фирмы и граждане должны быть заинтересованы платить налоги, чтобы экономить на издержках измерения, на издержках приведения в действие своих контрактов. Без этого они бы просто не смогли функционировать экономически. Однако в действительности и те, и другие избегают налогов. Человек по своей природе склонен расценивать потребности в развлечении выше, чем потребности в совершенствовании. Поэтому налоги воспринимаются и фирмой, и гражданином, как часть трансакционных издержек.

Сегодня между уплатой налогов и осуществлением гражданских прав связи нет. А раньше, между прочим, такая связь была. Еще в XIX в. в России существовал имущественный ценз, в соответствии с которым к выборам допускались только крупные налогоплательщики. В этом была определенная справедливость - если ты содержишь государство, ты можешь им распоряжаться. Ныне у нас победил другой принцип - принцип поголовной демократии. Такую демократию часто называют охлократией, т.е. властью толпы. В этом отношении мы уподобились древнегреческим демократиям на этапе их ухудшения в преддверии империи. Ведь интересы людей, составляющих большинство избирателей, не совпадают с интересами той группы населения, которая платит крупные налоги. Соответственно, экономический строй, выбираемый большинством населения, не выгоден активной его части, которая сосредоточивает в своих руках богатство и платит налоги. Эта ситуация в той или иной степени характерна для любой демократии, не только для российской. Но в России она усугублена в значительной степени отсутствием среднего класса. В демократии заложены очень серьезные и трагические противоречия. И именно механизм демократии в огромной мере противостоит эффективности экономического развития.

Фактически поведение человека, уклоняющегося от налогов, - это поведение «безбилетника», которые предполагает, что другие не последуют его примеру. К сожалению, если не наступает быстрого неотвратимого наказания за подобное поведение, люди уже в массовом порядке начинают так себя вести. Общество сталкивается с проблемой «free riding» (проблемой «безбилетника» или «зайца»), когда любой член общества может пользоваться всеми благами независимо от того, платит он налоги или нет, и сколько он платит. Даже платя минимальные налоги, он претендует на полномасштабное пользование всеми благами, предоставляемыми государством. Итак, налоги - это специфический тип трансакционных издержек. Их государству надо собирать, чтобы минимизировать наши издержки.

Р. Коуз трансакционные издержки

Девяностые годы 20 века принесли успех экономистам на пути исследования рынка, собственности, фирмы, корпорации. Образовался своеобразный синтез неоклассики и институционализма, «чистой» теории и прикладных разработок, макроэкономического и микроэкономического анализа. Быстрое внедрение в практику теоретических результатов заставляет повторить слова одного из выдающихся физиков: «Нет ничего практичнее хорошей теории». Мир экономистов заговорил о новой парадигме в науке, способной определить как будущее самой экономики, так и ее применение в самых различных областях хозяйства. Одним из возмутителей спокойствия стал американец Рональд Коуз (Нобелевский лауреат 1991 г.).

Рональд Коуз свою награду «за пионерные работы по проблемам трансакционных издержек и прав собственности» получил в весьма преклонном возрасте — 80-летний профессор Чикагского университета уже более 10 лет как вышел в отставку. Родился он в 1910 г. в Великобритании, закончил Лондонскую школу экономики. Переехав в США, работал в Вирджинском и Чикагском университетах. Труды Коуза служат блестящим опровержением тому, казалось бы сейчас, неопровержимому мнению, что успеха в экономических исследованиях можно добиться только применяя математические методы, конструируя много-факторные модели. В трудах Коуза нет формализованных моделей, математических выкладок или хотя бы графиков и диаграмм. Однако они (всего три статьи, опубликованные в 1937, 1946 и 1960 гг.) произвели переворот в видении экономической действительности, послужили источником парадигмальных изменений в современном экономическом анализе, породили целый ряд бурно развивающихся научных концепций.

Далеко не сразу идеи Коуза были поняты и приняты. Опубликованная в 1937 г. статья «Природа фирмы» не произвела в свое время никакого впечатления. Внимание ученых в то время было приковано к макроэкономической теории Кейнса, к трудам, анализирующим «провалы рынка» и обосновывающим неизбежность государственного регулирования рыночной системы. Коуз же в этой и последующих публикациях подходил к проблемам рынка, фирмы, государства совсем с иной стороны. В конце концов его идеи начали вызывать серьезные возражения многих американских экономистов, особенно профессоров Чикагского университета, буквально обескураженных парадоксальностью подходов и выводов далеко не самого именитого из ученых.

Казалось, общепринятые и известные даже ученикам колледжей положения о «провалах рынка», о неизбежности государственного регулирования монополий, финансирования образования и решения экологических проблем, были поставлены с ног на голову. Коуз, как он пишет, «был принужден к более полному изложению своих соображений», опубликовав статью «Проблема социальных издержек». С этого времени теории «прав собственности» и «трансакционных издержек», разработанные ученым начинают завоевывать признание, и что особенно важно, их применение на практике оказывается эффективно.

Теорема Коуза.

Анализ проблемы социальных издержек привел Коуза к выводу, который Дж. Стиглер назвал “теоремой Коуза” (Coasе theorem). Суть ее заключается в том, что, если права собственности всех сторон, тщательно определены, а трансакционные издержки равны пулю, конечный результат (максимизирующий ценность производства) не зависит от изменений в распределении прав собственности.

Трансакционные издержки равны нулю, это значит:

. Все всё знают и новое узнают мгновенно и однозначно. Все друг друга понимают идеально, то есть слова не нужны.
. У всех со всеми всегда согласованы ожидания и интересы. При изменении условий согласование происходит мгновенно. Любое оппортунистическое поведение исключено.
. Каждому товару или ресурсу соответствуют множество взаимозаменяемых. В этих условиях «первоначальное распределение прав собственности совершенно не влияет на структуру производства, так как в конечном счете каждое из прав окажется в руках у собственника, способного предложить за него наивысшую цену на основе наиболее эффективного использования данного права»

Сравнение системы ценообразования, включающей ответственность за ущерб от отрицательных внешних эффектов, с системой ценообразования, когда такой ответственности нет, привело Р. Коуза к парадоксальному на первый взгляд выводу о том, что если участники могут договориться сами, и издержки таких переговоров ничтожно малы (трансакционные издержки равны нулю), то в обоих случаях в условиях совершенной конкуренции достигается максимально возможная ценность производства.

Однако при учете трансакционных издержек желаемый результат может быть и не достигнут. Дело в том, что высокая стоимость получения необходимой информации, ведения переговоров и судебных дел может превысить возможные выгоды от заключения сделки. К тому же при оценке ущерба не исключены значительные различия потребительских предпочтений (например, один оценивает тот же самый ущерб гораздо больше, чем другой). Чтобы учесть эти различия, в формулировку теоремы Коуза позднее была введена оговорка относительно эффекта дохода.

Экспериментальные исследования показали, что теорема Коуза верна для ограниченного числа участников сделки (двух-трех). При возрастании численности участников резко увеличиваются трансакционные издержки и предпосылка о их нулевом значении перестает быть корректной.

Любопытно отметить, что теорема Коуза доказывает значение трансакционных издержек “от противного”. В реальной действительности они играют огромную роль и удивительно то, что неоклассическая экономическая теория до недавнего времени их совсем не замечала.

Огромный вклад в трансакционную теорию внесли: О.Уильямсон, А.Алчиани, Г.Демсец, С.Гросман и другие.

темы

документ Отчет о движении денежных средств
документ Годовой отчет
документ Нераспределенная прибыль
документ Вернуться назад на Оборотный капитал
документ Консолидированный бюджет



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты