Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Полезные статьи » Перестройка

Перестройка

Перестройка

Для удобства изучения материала статью государство разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Перестройка
2. Перестройка в СССР
3. Период перестройки
4. Перестройка 1985-1991
5. Перестройка Горбачёва
6. Причины перестройки
7. Начало перестройки
8. Суть перестройки
9. Политическая перестройка
10. Реформы перестройки
11. Структурная перестройка
12. Итоги перестройки
13. Цели перестройки
14. Этапы перестройки
15. Содержание перестройки
16. Эпоха перестройки
17. События перестройки
18. Экономические реформы перестройки
19. Начало перестройки Горбачёва
20. Перестройка внешняя политика

Перестройка

ПЕРЕСТРОЙКА — официальный курс развития страны, провозглашенный правящей верхушкой СССР во главе с М. Горбачевым в 1985 г.

Совокупность действий партийно государственного руководства страны, спровоцировавших масштабный кризис, приведший к распаду государственности, развалу экономической системы страны и упадку социально-духовной сферы.

Один из самых драматичных периодов отечественной истории, который закончился ликвидацией целого государства и открыл эпоху глубочайшего системного кризиса, охватившего все без исключения сферы российской жизни, последствия которого в стране еще долго будут сказываться.

Хронологические рамки перестройки — 1985–91 гг.

В 1985 г. апрельский Пленум ЦК КПСС, возглавляемый пришедшим месяцем ранее к власти генеральным секретарем ЦК КПСС М. Горбачевым, провозгласил курс на «ускорение социально-экономического развития» страны. Именно тогда были заложены основы концепции перестройки.

Предполагалось, что принятие решительных мер по преодолению обозначившегося снижения темпов экономического роста, отставания таких отраслей промышленности, как машиностроение, от мирового уровня в относительно короткие сроки позволит вывести народное хозяйство СССР на новые рубежи, что, в свою очередь, активизирует социальную политику и приведет к заметному улучшению благосостояния граждан страны. Для этого предусматривалось усовершенствовать структуру управления экономикой и стимулирование материальной заинтересованности трудящихся в результате своего труда. Однако уже первые попытки проведения курса на ускорение провалились, встретив сопротивление со стороны многочисленного бюрократического аппарата.

Неудачей обернулись 2 первые общегосударственные кампании нового руководства: борьба с пьянством и борьба с нетрудовыми доходами.

В результате антиалкогольной кампании количество потребления спиртного (даже с учетом всех видов суррогатов) сократилось на треть, вновь достигнув уровня 1986 г. только в 1994 г., а кроме того, был зафиксирован рост ожидаемой продолжительности жизни. Однако проведенная без подготовки общественного мнения, эта кампания обернулась резким сокращением продажи спиртного в стране, появились «винные очереди», повысились цены на алкоголь, велась варварская вырубка виноградников. Все это привело к росту социального напряжения, спекуляции самогоном и, как следствие, «сахарному кризису».

Столь же плачевной по результатам была и вторая инициатива М. Горбачева, от которой пострадали не воротилы «теневой экономики», воровавшие при попустительстве коррумпированной бюрократии, а реальные производители продукции, прежде всего сельскохозяйственной. Это привело к росту цен на продовольствие и дефициту товаров на прилавках.


Отсутствие у высшего политического руководства страны полной ясности о глубине кризиса и, как следствие, последовательной программы по его преодолению, обусловило последующие действия М. Горбачева, их хаотичный, разрушительный для государственности характер.

Борясь за власть со сторонниками «старого курса» в Политбюро, Горбачев все больше опирался на поддержку антигосударственных сил, целью которых было достижение состояния «управляемого хаоса» в стране и разрушение государства. Именно с их подачи в самом начале 1987 г. была провозглашена политика «гласности». Целью ее было разрушить идеологические основы существующего строя путем сначала критики недостатков социализма с целью его очищения, затем и вовсе полного отказа от социализма в пользу капитализма, а потом разрушения государства, истории пр.

Главный идеолог проекта, «архитектор перестройки» секретарь ЦК КПСС А. Яковлев, дал добро на то, чтобы в СМИ стали появляться материалы о «преступлениях сталинского режима» и необходимости возвращения к «ленинским нормам» партийной и государственной жизни.

Апогея разнузданная антисталинская кампания достигла к началу 1988 г., когда реальное изучение истории было практически заменено масштабной фальсификацией. Появились данные о «десятках миллионов расстрелянных» и т. п.

Психологическая атака на общественное сознание целью своей ставила посеять сомнение в правильности существующего строя, в том, что жизнь многих поколений советских людей была прожита впустую. Духовный разброд усиливался и возрастанием социальной напряженности. После искусственно вызванного Западом резкого падения цен на нефть осенью 1985 г. советская экономика затрещала по швам, и в считанные месяцы СССР, который во многом жил на «нефтедоллары», из сверхдержавы стал превращаться в страну-должника, государственный долг вырос в 3 раза.

Промышленность и сельское хозяйство приходили в упадок и не были в состоянии не только конкурировать с мировыми производителями, но даже и обеспечить всем необходимым собственное население. Ставка на частную предпринимательскую инициативу только усугубила ситуацию.

Принятый в 1987 г. Закон СССР «Об индивидуальной трудовой деятельности» открыл путь к разгулу спекуляции и привел к росту социальной напряженности. Кооператор, продающий «вареные» джинсы, получал в десятки раз больше денег, чем работник любого советского предприятия.

Бурное развитие кооперативного движения в 1988–89 гг. стало началом фазы формирования начального капитала, которому уже вскоре стало тесно в рамках торговли и посредничества. Постепенно на месте гигантов промышленности возникли АО, фирмы, концерны, затем — банки, где накапливались деньги, на которые впоследствии выкупались целые отрасли. В то же время государственный экстремизм в сфере налогообложения (с частных предпринимателей взималось до 70–90% доходов) подталкивал их к поиску способов неуплаты налогов, ставшей массовым явлением.

Согласно Закону СССР «О государственном предприятии (объединении)» (1987) появилась возможность оставить основные фонды предприятий в собственности государства, а прибыль распределять частным образом. Трудовые коллективы «демократическим» путем выбирали директором не лучшего хозяйственника, а того, кто обещал большую заработную плату. Банк, на счетах которого сосредоточивалась прибыль предприятия, по требованию дирекции обязан был обналичивать любую сумму для выплат дополнительных зарплат и премиальных. В результате у населения появилось очень много ничем не обеспеченных денег, которые тратились не на вклады в сбербанках, как это было раньше, а на скупку товаров народного потребления, продуктов длительного хранения и предметов роскоши.

Притом, что роста производительности труда и качества продукции не произошло, это подстегнуло инфляцию и послужило разрушению финансовой системы государства. Товарный дефицит и огромные очереди в магазинах стали повседневным явлением.

В 1987 г. вышли 3 разрешительных документа: указ Президиума Верховного Совета, постановление Совета Министров СССР № 49, а также совместное постановление ЦК КПСС и Совмина СССР № 1074 о децентрализации внешнеэкономической деятельности, предоставившие всем советским предприятиям и кооперативам право выхода на внешний рынок. Таким образом, государство отказывалось от монополии на внешнюю торговлю.

На Запад эшелонами потекло достояние советского народа — от металла до высокотехнологичного оборудования, где оно продавалось по бросовым ценам. Обратно завозились дешевая одежда, сигареты, шоколадные батончики и проч.

Процессы насаждения в СССР рыночных отношений критиковали даже на Западе. Известный антикоммунист Дж. Сорос писал: «Можно говорить о рыночной экономике, но нельзя говорить о рыночном обществе. В дополнение к рынкам общество нуждается в институтах, которые будут служить таким социальным целям, как политическая свобода и социальная справедливость. У России в этот период были все шансы воспользоваться этим и оказаться в авангарде. Но вместо этого отягощенные комплексом неполноценности “режиссеры” привели страну к “дикому капитализму”». Аналогичную позицию высказывали и Лауреаты Нобелевской премии по экономике, например Дж. Гэлбрэйт.

Неразберихой в СССР поспешили воспользоваться лидеры западных держав, увидев шанс максимально ослабить страну и лишить ее статуса сверхдержавы. М. Горбачев потакал им в этом как мог, проявляя удивительные мягкотелость и недальновидность. Поддавшись на блеф Р. Рейгана с программой СОИ, он пошел на крайне невыгодные условия ядерного разоружения, подписав в 1987 г. договор с американской стороной о ликвидации ракет средней дальности, размещенных в Европе.

В 1990 г. Горбачев подписал в Париже «Хартию для новой Европы», что повлекло за собой распад советского военного блока, утрату позиций в Европе, вывод войск с территорий восточноевропейских стран. На фоне провалов в экономической и внешнеполитической деятельности продолжалась последовательная политика духовной агрессии против народа.

Уже в конце 1987 г. началась мощная раскрутка Б. Ельцина, «прогрессивного» первого секретаря Московского обкома партии, пострадавшего «за правду». Именно его прозападное ориентированная часть партийного руководства и готовила на роль нового властителя России вместо непоследовательного, трусливого Горбачева, который, выполнив свою незавидную роль разрушителя, стал Западу не нужен.

Горбачев еще пытался овладеть ситуацией: на XIX Всесоюзной партконференции, провозгласив «гуманный, демократический социализм» (повторив во многом лозунги с режиссированной в 1968 г. ЦРУ США провокации — т. н. «пражской весны»), он предложил куцый проект избирательной реформы, согласно которому допускалась альтернативность выборов. За КПСС закреплялась треть мест.

По этой схеме и прошли выборы народных депутатов Союза. I съезд народных депутатов СССР, состоявшийся 25 мая 1989 г., сыграл в жизни страны роковую роль. Именно на нем оформились и легитимизовались откровенно антироссийские, антигосударственные силы, активно поддерживаемые западными финансовыми структурами. Межрегиональную депутатскую группу, которая уже не скрывала своего неприятия социализма, даже «гуманного» горбачевского, возглавил, как это ожидалось, опальный Ельцин. С этого времени процесс развала страны пошел «по нарастающей».

Горбачев стремительно утрачивал свою власть и былое влияние. Ситуацию не изменило и его избрание Верховным Советом СССР президентом страны. В обществе возникали новые партии, нарастали центробежные тенденции.

Уже в 1990 г. практически независимыми стали республики Прибалтики, произошли кровавые столкновения на Кавказе — в Грузии, Азербайджане, Армении, а также в Средней Азии. Горбачев поддался на многочисленные провокации и использовал силу для «наведения порядка» в Тбилиси, Вильнюсе, Риге, Нагорном Карабахе и других регионах. Немногочисленные погибшие тут же были объявлены «жертвами, павшими за свободу народа», что усилило антисоветские настроения и подтолкнуло трусливое руководство республик к прямому провозглашению независимости.

В 1990 г. был провозглашен государственный суверенитет РСФСР, через год Б. Ельцин стал президентом России. Окончательно выпустивший из рук рычаги управления страной Горбачев предпринял последнюю попытку установить контроль над ситуацией. Он инициировал работу над подписанием нового Союзного договора, который фактически узаконивал распад Союза. Но накануне его подписания часть руководителей страны попыталась, создав ГКЧП, сохранить государство, но этот шаг был слабо подготовлен, о нем знали даже сторонники Ельцина. Они только ждали возможности воспользоваться шансом столкнуться с «представителями строгого порядка».

«Августовский путч» 19–21 августа 1991 г. был превращен сторонниками Ельцина в грандиозный политический спектакль. Фактически именно это время можно считать датой окончательного развала страны (хотя юридически это было оформлено лишь Беловежскими соглашениями, отставкой Горбачева и декабрьской сессией Верховного Совета СССР) и полным крахом перестройки.

Перестройка в СССР

Вторая половина 80-х гг. для Советского Союза ознаменовалась коренными переменами. Эта эпоха вошла в историю под названием "перестройка". Необходимость проведения преобразований была вызвана кризисом советской системы, а также падением авторитета СССР в глазах мировой общественности, и прежде всего в странах Восточной Европы, в так называемом социалистическом лагере. В этих странах, как, впрочем, и в Советском Союзе, складывается демократическое общественное мнение, формируется диссидентское движение, требовавшее реальных личных и политических прав.

10 марта 1985 г. на пост Генерального секретаря ЦК КПСС был избран М.С. Горбачев. В момент избрания на высший партийный пост новому генсеку было всего 53 года. В течение 1985-1986 гг. Горбачев формирует свою "команду", отправляя на пенсию прежних руководителей. В сентябре 1985 г. вместо престарелого Н. А. Тихонова Председателем Совета Министров СССР был назначен Н.И. Рыжков. К началу 1987 г. кадровые изменения коснулись 70% членов Политбюро, 60% секретарей обкомов и крайкомов, 40% членов ЦК партии.

Горбачев был для своей должности относительно молодым, мог говорить без бумажки, чувствовал себя раскованно в окружении простых людей. Это вызывало к нему симпатии. Между тем ситуация в стране, которая никак не могла преодолеть брежневское "безвременье", требовала серьезных перемен, прежде всего в экономике. Поэтому слово "ускорение", ставшее ключевым для первых двух лет правления нового генсека, было найдено в той ситуации довольно точно. Основная идея концепции ускорения социально-экономического развития страны сводилась к быстрому подъему экономики за счет перераспределения финансовых потоков и новой структурной политики. Предлагалось прекратить затратное капитальное строительство, а высвободившиеся средства направить на техническое перевооружение и модернизацию предприятий. От импорта ширпотреба предлагалось перейти к закупкам машиностроительного оборудования. Машиностроение было определено в качестве нового "приоритета", а его развитие должно было опережать другие отрасли.

Наряду с этими административно-управленческими решениями второй, не менее важной составляющей "ускорения", был назван "человеческий фактор". Имелось в виду продолжение курса на повсеместное укрепление дисциплины, наведение порядка в расходовании сырья и ресурсов, более рациональное использование оборудования и заслон производству недоброкачественной продукции. Вместе с тем больше внимания уделялось и другой стороне "человеческого фактора" - заинтересованности людей в результатах труда, восстановлению стимулов к труду.

Однако "концепции ускорения" довольно быстро пришла в противоречие со сложившимися управленческими структурами стала дестабилизировать сложившуюся систему планово-директивного хозяйства. В связи с возросшими на какой-то момент темпами промышленного производства при прежних экстенсивных методах работы возникло напряжение в производстве энергетических ресурсов и сырья. Валютные инвестиции закупку оборудования не дали ожидаемых результатов: поточные линии простаивали из-за отсутствия комплектующих, запасных частей, сырья необходимого технологического уровня, нужной квалификации обслуживающего персонала.

В условиях прежней системы организации и оплаты труда практически никаких результатов не дали призывы к оживлению общественной инициативы на производстве. Все это вылилось в довольно убогие попытки технологического перевооружения действующего оборудования силами местных рационализаторов. Восстановление стимулов к труду.

Политические реформы

Началом коренных перемен послужили изменении я в составе КПСС. На 27-ом съезде, проходившем в феврале-марте 86-го года, была принята новая редакция программы партии и ее новый устав. Некоторые положения устава провозглашали большую свободу в партийной жизни. Постепенно Горбачев и его соратники пришли к выводу, что решить столь масштабные задачи по переустройству страны, какие они поставили, можно лишь при расширении свободы и демократии в жизни всего общества. В 1987 году на январском пленуме ЦК КПСС были поставлены задачи "дальнейшей демократизации советского общества" и "совершенствования советской избирательной системы", предложено проводить выборы партийных и государственных руководителей на альтернативной основе.

Однако вскоре стало ясно, что новый курс одобряется далеко не всеми высшими партийными деятелями. Жесткие выступления консерваторов прозвучали и на 19-ой конференции КПСС, состоявшейся летом 88-го года. Многие критиковали политику "гласности", называли выступления журналистов "очернительством". Раздавались требования свернуть программу демократизации, усилить партийный контроль над обществом. "Перестройка – единственно возможный путь укрепления и развития социализма, решение назревших проблем общественного развития… Перестройка – это наша судьба, шанс, который дает нам история. Он не может и не должен быть упущен" – говорил М.С.Горбачев, выступая на XIX Всесоюзной конференции КПСС.

Но большинство делегатов конференции все же поддержало Горбачева и дало согласие на проведение новых, значительно более радикальных реформ. Последние изменения, прежде всего, коснулись высших органов государственной власти. 1 декабря 88-го года Верховный Совет СССР принял законы "Об изменениях и дополнениях Конституции СССР" и "О выборах народных депутатов СССР". Отныне высшим органом власти в Советском Союзе считался Съезд народных депутатов СССР. Он собирался один раз в год. В промежутках между созывами Съезда работал Верховный Совет СССР, членами которого становились отдельные депутаты Съезда. Состав Верховного Совета должен был каждый год обновляться на 1/5 часть.

В январе 89-го года в СССР началась предвыборная кампания, а 26 марта состоялись выборы, ставшие самыми демократическими за всю историю Советского Союза. На Съезд были делегированы многие общественные деятели, выступавшие с оппозиционными взглядами, критиковавшие всевластие коммунистической партии (Б.Н. Ельцин и А.Д. Сахаров).

Перемены в общественной жизни

Реализация в жизнь принципов "нового политического мышления" привела к гибели мировой социалистической системы и самого мощного в истории Евразии Советского государства.

Если в экономике перестройка началась с постановки задач "ускорения", то в духовной и культурной жизни ее лейтмотивом "гласность". Вторая половина 80-х гг. ознаменовалась новыми веяниями в культуре. Уже в 1986 г. появляются первые литературные произведения, в которых поднимались острейшие проблемы развития страны, упадка нравственности, утраты морально-этических ценностей, нарастания без духовности в обществе "застоя". После долгого периода удушения свободного слова повеяло свежим ветром. С началом реабилитации, возвращением в нашу историю имен политических деятелей, вычеркнутых из нее в годы сталинизма, возрастает интерес в литературе к нашему историческому прошлому. Появляются произведения, в которых переосмысливается наша история, раскрываются ее "белые пятна", по выражению того периода. Начинается публикация произведений, ранее недоступных советскому читателю, произведений, написанных "в стол".

В кинематографии событием стало появление фильма Т. Абуладзе "Покаяние". Советские зрители получили возможность увидеть работы мастеров мирового и отечественного кинематографа, ранее недоступные. Были извлечены из запасников и выставлены произведения художников-авангардистов 20-х гг., ранее не экспонировавшиеся. Широкую известность получил новый русский авангард, ранее существовавший полуподпольно. Появилась возможность знакомства с творчеством эмигрантов: художника М. Шемякина, скульптора Э. Неизвестного. В стране стали возможны гастроли лучших исполнителей мира, эмигрировавших ранее из СССР: М. Ростроповича, В. Ашкенази, Г. Кремера и др.

"Гласность" замышлялась не более чем обновление скомпрометированной официальной идеологии; это движение шло поначалу под девизами: "Больше демократии, больше социализма!", "Назад, к Ленину!" и др. "Гласность" должна была по замыслу "архитекторов перестройки" способствовать укреплению "социализма с человеческим лицом", поэтому с самого начала она вовсе не означала свободу слова, это была полу свобода слова – разрешение говорить лишь то, что требовалось руководству, и лишь в тех пределах, которые оно допускало.

Как и во времена хрущевской "оттепели", даже умеренная критика сталинизма использовалась реформаторами в узко политических целях – для обоснования правильности проводимого курса. Неудивительно, что главный идеолог партии Лигачев рассматривал попытки объективного прочтения истории на страницах печати как "кампанию очернительства", а лидер российских коммунистов Полозков требовал монополии КПСС на гласность. Лидеры партии были весьма обеспокоены тем, что критика сталинизма неизбежно вела к осуждению самой системы, сохранившейся со сталинских времен.

В газете "Советская Россия" было помещено обширное письмо преподавательницы из Ленинграда Н. Андреевой под заголовком "Не могу поступиться принципами", в котором открыто, осуждалось "заимствование на Западе" антисоциалистической по сути политики "гласности" и перестройки, сводимой, по мнению автора, к фальсификации "истории социалистического строительства", открытой ревизии марксизма-ленинизма в его сталинской редакции. Андреева призывала защитить Сталина и сталинизм.

Одобрение Лигачевым и перепечатка письма всеми местными газетами явилось для региональных парткомов сигналом на отход от критики сталинизма. Это означало и смену курса горбачевской перестройки. Однако обнародованные ранее тщательно скрываемые факты преступлений сталинизма не дали развернуться столь стремительной и радикальной переоценке ценностей. Таким образом, именно "гласность", превратившаяся за годы перестройки из политического лозунга в мощное средство реформирования общества, во многом способствовала и определила необратимый характер перемен.

Период перестройки

Период перестройки можно определить как попытку реформирования Советского государства, закончившуюся ликвидацией СССР.

Перестройка тесно связана с именем М.С. Горбачева, избранного Генеральным секретарем ЦК КПСС 11 марта 1985 г., который в феврале 1986 г. на XXVII съезде КПСС объявил курс на реформирование экономики, политики, социально-культурной сферы, последовательное прохождение, которого предполагало три этапа.

1. Этап ускорения социально-экономического развития должен был привести к полному изобилию материальных благ и достижению благосостояния и свободного развития всех членов общества. Средство достижения этого видели в переводе предприятий на систему полного хозяйственного расчета, предусматривавшую широкие полномочия по управлению хозяйственным процессом.

Была ликвидирована плановая система хозяйства, отменена государственная монополия внешней торговли, коммерциализировалась банковская система, создавалась широкая сеть кооперативов и совместных предприятий, шел процесс приватизации.

Следствием данного этапа реформы был быстрый и катастрофический спад производства, продовольственный и товарный дефицит, кризис финансово-кредитной системы, ухудшение жизни населения.

2. Этап гласности был направлен на демократизацию общественной и политической жизни. Характеризовался идеологической перестройкой сознания, направленной на дискредитацию советского строя, отрицание его основ, идей, символов и атрибутов.

В политическом плане это выразилось в создании массовых политических организаций с антисоветским и анти союзным настроем, требовавших реформы политической системы.

3. Этап перестройки был направлен на преобразование главных институтов государства. 1 декабря 1988 г. Верховный Совет СССР внес изменения в Конституцию, в результате которых был создан Съезд народный депутатов СССР как высший выборный орган государственной власти.

Съезд избирал Верховный Совет СССР - постоянно действующий законодательный и распорядительный орган; в марте 1990 г. был принят Закон об учреждении поста Президента СССР, он приобретал статус главы государства, наделялся широкими полномочиями, был призван согласовывать действия законодательной и исполнительной властей.

Совет Министров СССР был переименован в Кабинет Министров СССР при Президенте, были резко ограничены его исполнительные и распорядительные функции.

Перестройка 1985-1991

Годы правления седьмого руководителя советского государства – М.С.Горбачева – вошли в политический словарь всего мира под названием «перестройка». Придя к власти в марте 1985 г., он пообещал сделать Советский Союз сильнее, вдохнув новую жизнь в его социалистическую систему и сторнирующую экономику 27 декабря 1991 г. после подписания Беловежских соглашений он ушел в отставку с поста Президента СССР, когда Советского Союза больше не существовало, социализм был полностью дискредитирован, а экономика дышала на ладан.

В одной из работ писатель А.И.Солженицын сформулировал проблему, по поводу которой среди историков по-прежнему продолжаются яростные споры: как могла такая огромная страна как СССР «начать стремительный само развал – не испытав ни крупного военного поражения, ни сотрясательной революции и гражданской войны, ни массового голода, ни эпидемий, ни стихийных бедствий».

Главные вопросы, которые вызывают многочисленные споры, сводятся к следующим: могли или нет горбачевские реформы иметь успех, т.е. была ли советская система способна к само преобразованию или внутреннее разложение советского социализма было столь велико, что ему не могла помочь никакая перестройка? В чем следует искать причину исхода перестройки – в неразрешимости внутреннего конфликта между государством и советским обществом, в изначальной ли «тупиковости» проекта строительства социализма в СССР, который логично завершился самораспадом, или во внешнем факторе – холодной войне, которую вел против СССР западный лагерь во главе с США? Какова была природа кризиса, охватившего Советский Союз, как он назревал и в каком направлении развивался, какие социальные слои и группы охватывал, что в результате развития этого кризиса происходило с системой государственного управления? Можно ли выделить какую-либо одну причину распада СССР или произошло совпадение множества факторов?

Большинство историков относит вышеперечисленные вопросы к разряду «вечных», которые, якобы, не могут иметь какого-либо одного-единственного ответа, поскольку перестройка, по их мнению, является «многослойным» экономическим, политическим, идеологическим и социальным феноменом. Так, некоторые исследователи ставят вопрос о правомерности отнесения западного капитализма, а шире – мирового процесса глобализации, к внешним факторам, подчеркивая, что советская система в ходе своего становления и развития всегда нуждалась во внешнем противопоставлении, будь то «капиталистическое окружение» или военно-политический блок НАТО. Они также утверждают, что если бы советское руководство искусственно не внедряло в народное сознание тезис об «угрозе с Запада», СССР не просуществовал бы и 70-ти лет.

Отметим ряд особенностей в изучении феномена перестройки. Главное, по мнению историков, заключается в том, что прошло сравнительно мало времени с момента описываемых событий, поэтому представляется маловероятным их беспристрастное освещение современниками. Только начала создаваться и соответствующая научным задачам источниковая база. Отличительной особенностью новейшего времени, по мнению ряда ученых, является отсутствие письменных свидетельств о многих важнейших фактах этого периода, поскольку немало государственных решений принимались устно, без документального оформления.

Один из первых создателей политических биографий советских вождей Волкогонов отмечал еще одну трудность, связанную с оценкой деятельности М. С. Горбачева. Он – последний в ряду руководителей советского государства, «рубежный» персонаж, с именем которого люди связывали свои надежды и на которого возложили всю вину за крах социалистической системы. По мнению Волкогонова, последний «вождь» Советского Союза лишь «рельефно очертил конец тоталитарной системы», начало которому положил первый – Ленин. Таким образом, для Волкогонова «трагизм советской истории», включавший в себя и перестройку, закончившуюся распадом страны, был «предопределен ленинским экспериментом».

Запад констатировал: «То, что началось, как попытка обновить коммунистическую систему, привело к антикоммунистической революции. Попытавшись реформировать коммунизм, Горбачев, в конце концов, лишь ускорил его закат. Чем больше Горбачев латал систему, тем яснее становилось, что просто залатать ее будет недостаточно. Лозунг «ускорение» уступил дорогу лозунгу «перестройка», но и она была дискредитирована. Поглощенный политической борьбой, Горбачев сделал фатальную ошибку, полагая, что экономические проблемы решатся сами собой. Советский Союз смог просуществовать семь десятилетий за счет своего фантастического богатства.

Огромные запасы нефти, золота и других природных ресурсов в Сибири эффективно поддерживали самую большую в мире армию и империю, над которой никогда не заходило солнце. Традиционный советский подход к экономическому развитию, который состоял в насилованные окружающей среды, необходимо было отбросить в пользу интенсивного развития. В этом и была суть перестройки. Из-за недостатка капиталовложений производство нефти в 1988 г. начало стремительно падать, лишая Кремль самого надежного источника западной валюты. В отличие от многих революционеров Горбачев не стремился изменить ход истории, он скорее плыл по ее течению Возможно, именно это было его наибольшим достоинством. Мирный демонтаж тоталитарного государства Горбачев считал своим главным историческим достижением. Вторая русская революция проходила относительно бескровно, учитывая размах и скорость свершения событий». Приведенная цитата, на наш взгляд, достаточно точно отражает западную точку зрения на основное существо перестроечных процессов, коренным образом изменивших советское общество.

Приведем мнения различных ученых о содержательной стороне горбачевских реформ. Так, один из видных западных экономистов М. Кастельс отмечал, что перестройка имела четыре разных, но взаимосвязанных измерения. Это, во-первых, разоружение, «освобождение стран советской империи» в Восточной Европе и окончание холодной войны; во-вторых, экономическая реформа; в-третьих, постепенная либерализация общественного мнения и средств массовой информации, вошедшая в историю под названием «гласность». И, в-четвертых, «контролируемая» демократизация и децентрализация коммунистической системы. В узком смысле слова перестройка включала, согласно Кастельсу, ряд политических мер, нацеленных на «реформацию советского коммунизма». Он также полагал, что основной конфликт между властью и обществом произошел уже в ходе самой перестройки - когда общество вышло на открытую политическую арену, тогда оно, поскольку его «долго угнетали», отказалось подчиниться заранее намеченной государственной политике, создало собственную политическую жизнь и стало «непредсказуемым и неконтролируемым».

Что касается исторической фигуры М. С. Горбачева, с именем которого связана «перестройка», то большинство западных ученых не видят в ней ничего загадочного, полагая, что Горбачев «всегда оставался руководителем советского образца», т.е. в значительной степени являлся «продуктом системы». Многие западные исследователи подчеркивают, что перестройка являлась второй попыткой «коммунистического реформаторства», но в отличие от хрущевской эпохи, Горбачев имел дело с «расслабленным номенклатурным коммунизмом», а не со сталинской системой «террористического коммунизма». Изменилась и элита, поскольку, по мнению западных историков, лидеры горбачевской перестройки сформировались в годы хрущевской «оттепели», а потому многие из них были внутренне готовы к радикальным переменам.

Исход перестройки, по мнению многих западных историков, определялся тем, что реформы в ходе развития «обрели собственную инерцию движения» и это вызвало распад и Советского Союза, и Коммунистической партии. Одна из главных причин подобной хрупкости советской системы, исчезнувшей с исторической арены и при этом не оказавшей «ни малейшего сопротивления», по мнению этих ученых, заключалась в том, что горбачевская «революция сверху» спровоцировала еще одну революцию – «сбоку», в среде интеллигенции, а последняя, в свою очередь, послужила стимулом для «революции снизу», т.е. в обществе в целом.

В результате горбачевской «гласности» за несколько лет были разрушены «результаты идеологической работы семи десятилетий» - тщательно скрываемая до этого ложь вышла наружу, иллюзии о преимуществах социализма перед капитализмом «развеялись полностью» и режим, основанный на идеологии, начал гибнуть. Динамика социальных процессов выхлестнула за рамки перестройки, а «главный инструмент» проведения реформ в жизнь – партия – являлся, по мнению этих историков, «основным источником бед», с которыми боролся Горбачев. Окончательно решил судьбу Союза, по их мнению, «радикальный экономический выбор» правительства Ельцина, направленный на переход к рынку и приватизацию. По своим масштабам и уникальности, полагают эти ученые, распад СССР превзошел крах Российской империи в 1917 г., поскольку, в отличие от последнего, состоялся в условиях мирного.

До недавнего времени российская историческая наука основное внимание уделяла политическому аспекту перестройки. В целом, отмечают современные историки, огромный вал «перестроечной литературы» обслуживал по-преимуществу партийные интересы, что отрицательно сказалось на качестве научных разработок.

Историки отмечают следующую закономерность в изучении горбачевских реформ – на начальном этапе (во второй половине 80-х годов) многим работам присущ апологетический характер, связанный с идеями перестройки и с их реализацией на практике. Еще одной особенностью литературы этого времени стала так называемая докторальная публицистика, которая, в условиях кризиса общественных наук и социальных институтов взяла на себя «докторскую» функцию – анализ болевых точек общества и диагноз его болезней. Центральные издательства огромными тиражами издавали эти публицистические бестселлеры.

Для западных авторов в этот период характерна «горбимания», а изменение оценок американскими учеными во многом определялось колебаниями внутриполитического курса в США.

После 1991г. стали выходить во множестве мемуары активных участников перестройки, мнения которых о прошедших событиях были порой диаметрально противоположны. Критическое отношение к горбачевской перестройке выражено в работах сторонников Б. Н. Ельцина. Историки отмечают, что отдельные попытки комплексного изучения данной проблемы только начаты.

Некоторые ученые считают, что начавшаяся в СССР в 1985 г. «посткоммунистическая трансформация» соответствует основным признакам, так называемых классических революций (английской и французской), включая и русскую революцию 1917 г. Российская революция по своим важнейшим параметрам, утверждают они, «не имеет принципиальных отличий от революций прошлого».

Большинство российских историков называют решающим моментом в разрушении советской социальной системы радикальную реформу партийно-государственной власти, после чего кризис стал «необратимым». При этом одни исследователи считают, что распад системы был обусловлен стечением «в первую очередь» субъективных факторов, «непониманием» советскими руководителями сути советской системы. По их мнению, имелся реальный шанс «избежать обвала». Другие утверждают, что попытки преобразования и сохранения системы «были обречены на неудачу», поскольку КПСС, «узурпировав власть», превратилась «в тормоз общественного развития» и потому сошла с исторической арены. Третьи убеждены, что советская система была «не реформируемой», а потому «каждый шаг» по пути реформ давал «последовательно негативный результат» и, в конечном счете, это своеобразное накопление отрицательных остатков привело к распаду СССР.

Многие ученые при ответе на вопрос о причинах неудачи перестройки обращали внимание на фактор времени. Так, академик Т. И. Заславская считала, что перестройку следовало осуществить «гораздо раньше», пока можно было избежать кризиса. К середине же 80-х годов, т.е. к началу горбачевских реформ, по ее мнению, советская система уже «успела выработать» все свои социальные ресурсы, а потому «была обречена». Страной монопольно управляла партбюрократия, а остальное население страны было низведено до положения трудовых ресурсов. «Ни перестройка, ни экономические реформы, - утверждала Заславская, - не сняли тех коренных проблем, ради которых все начиналось».

В последние годы в отечественной литературе появился ряд специальных работ по проблемам перестройки. По мнению А. С. Барсенкова, исторические предпосылки горбачевских реформ вызревали в СССР «в течение длительного времени». В основе этого процесса лежали технологические перемены, охватившие развитые страны, что означало вступление мировой цивилизации в новое качество и потребовало от советского руководства поиска «адекватной реакции» на события, чтобы не отстать от развитых стран мира «навсегда».

К назревшим переменам была готова и советская элита, значительно изменившаяся в после сталинские времена. Барсенков также отмечает факт, на который обращали внимание многие исследователи – первоначальные перемены происходили «на базе» тех политических подходов, которые были сформулированы в конце 1982 – начале 1985 гг. И только после нарастания экономических трудностей к концу 1986 г., советским руководством был взят курс на «приоритетное преобразование» политической системы общества. В соответствии с данной периодизацией, Барсенков считает, что начало собственно горбачевского этапа реформ, именуемого «перестройкой», следует датировать 1987 г. (с этим утверждением согласны многие историки).

Внутреннее наполнение этого этапа – гласность, демократизация, а в 1989 г. началась реформа политической системы, реализация которой в итоге привела к снижению «уровня управляемости социальными процессами» в стране. Передача властных функций от партийных структур советским, подчеркивает Барсенков, вызвала ослабление центральной власти, резко понизила ее влияние на внутренние и внешние процессы - в стране начался повсеместный кризис. В этом кризисе оказалась и КПСС; внутрипартийные разногласия часто имели «непримиримый характер». Дальнейшее усиление и разрастание общесистемного кризиса Барсенков связывает с «несогласованностью в действиях союзного и российского центров власти», под которой подразумевает политическое противостояние Горбачева и Ельцина. По мнению Барсенкова, августовский «путч» перевел «латентный процесс дезинтеграции СССР в открытую форму», после чего начался «последовательный демонтаж союзных структур». Некоторые исследователи усматривают корни перестройки, в частности смену курса от планово-централизованной экономики к развитию капиталистических отношений в СССР в том, что транснациональные корпорации (ТНК) начали создавать новый «мировой правопорядок и стабильность».

Их цель – «сохранение контроля» над естественными и природными ресурсами Земли «в руках промышленно-финансовой элиты мира». Перестройка была запланирована на Западе (при активной роли Всемирного банка и Международного валютного фонда) и проводилась в несколько этапов. На первом этапе шло «первоначальное накопление капиталов» – за рубеж продавалось продовольствие, сырье, ширпотреб, энергия, золото, химические и иные дефицитные товары, что создавало незаинтересованность во внутреннем рынке, привело к опустению магазинных полок. С 1989 г. начался второй этап – «захват земли и производства». Именно тогда появились законы об аренде, о земле, об акционерных обществах и о собственности. Социальное положение людей в СССР стало определяться «толщиной кармана».

По мнению отдельных экономистов, перестройка и последующие реформы 90-х годов не привели к капитализму в России, а лишь помогли «феодализировать страну, передав все прошлые «социалистические завоевания» узкой прослойке высшего номенклатурного клана».

Некоторые российские исследователи рассматривают распад СССР как результат ведущейся США информационно-психологической войны против Советского Союза. В этой войне важная роль отводилась пятой колонне – идеологам КПСС, которые «превратили научный коммунизм в пародию на науку», организовали «так называемое диссидентское движение», черной краской «мазали советское прошлое страны». Произошла и переориентация советской элиты, направленная на «изменение существующего строя», чтобы жить как «лучшие люди» западного мира.

Чтобы развалить важнейшее звено управления страной – КПСС, пятая колонна провела интенсивную кампанию по дискредитации партии, а «группировка Горбачева» осуществила «массовую смену кадров», расставив своих людей на ключевые посты во все органы власти и управления. Параллельно с разрушением КПСС «начиналась организация сетевой структуры «демократов», создаваемая при активном участии «представителей Запада». В результате этих целенаправленных действий страна «была ввергнута в состояние глубокого кризиса». После «расчленения СССР» богатства страны перешли в руки «ничтожной группы олигархов», а основная масса населения оказалась «на грани выживания».

Этими учеными подчеркивается, что строительство новой России шло не путем внутренне присущего обществу естественно-исторического развития, а в результате «искусственного разгрома» советской системы усилиями «высшего руководства» и «пятой колонны» Запада. В результате российскому обществу была «насильственно навязана» социально-политическая система, «имитирующая западную».

Приведенные оценки - с теми или иными вариациями - имеют достаточно широкий круг сторонников не только в научной среде, но и среди населения.

Перестройка Горбачёва

Перестройка Горбачева - вторая крупномасштабная сознательная попытка реформировать общественный отрой в СССР, предпринятая по инициативе Генерального секретаря ЦК КПСС М. Горбачева после смерти К. Черненко в 1985 г. По своему существу это - определенная система мер революционного и реформистского характера, осуществленных М. Горбачевым (апрель 1985 - август 1991) и задуманных в целях "обновления социализма", придания ему "второго дыхания". Демократизировав общество, широко введя свободу печати и гласность, идейный и политический плюрализм, разрешив многопартийность и провозгласив необходимость экономических реформ, перестройка не достигла своей цели. Инициированные ею процессы в 1991 г. трансформировались в антитоталитарную, посткоммунистическую, демократическую революцию, уже не нуждавшуюся в Горбачёве, продолжающуюся и сегодня.

Если общей причиной появления М. Горбачева в качестве лидера партии и страны было то же противоречие, которое за тридцать лет до этого выдвинуло в лидеры организатора хрущевской оттепели, то непосредственным стимулятором перестройки Горбачева стало определившееся отставание СССР в гонке вооружений (на фоне американской программы СОИ), быстрый упадок производства, отчетливо обнаруживший себя в 80-е гг. Начавшаяся в апреле 1985 г. как "ускорение социально-экономического развития" перестройка Горбачева не сумела обновить социализм по объективной причине: социализма в Советском Союзе, где средства производства и политическая власть были отчуждены от трудящихся, никогда не существовало, а потому "обновлять" было нечего. Имелись и субъективные причины неудачи перестройки: инициатор перестройки неверно оценил состояние советского общества (налицо был не экономический кризис, а социально-экономический тупик, что требует совсем иных способов врачевания в сравнении с теми, которые применяются при экономическом кризисе).

Ошиблись организаторы перестройки и в определении цели перемен. Имея перед собой неудачный опыт реформатора Н. Хрущёва и его оттепели, М. Горбачев гораздо глубже, чем его предшественник понимал случившееся со страной: происшедшее нельзя было свести к бедам сталинизма, а, следовательно, было недостаточно освободиться от "скверны сталинизма", ибо дело не в одних уже оставленных в прошлом массовых репрессиях, а в самом понимании социализма, который не только у Сталина был недемократическим и негуманным, но и потом строился по велению сверху и основывался не на экономических стимулах к труду, а на приказе, команде и страхе, исчезновение которого глубоко подорвало сложившийся за многие десятилетия порядок. Необходимо было менять весь производственный фундамент общества, вводить экономические стимулы, подряд, рынок, резко расширять сферу товарноденежных отношений.

Однако дальше М. Горбачев не пошел. Следуя догмам созданного И. Сталиным " марксизма - ленинизма", видевшего суть социализма в уничтожении частной собственности и огосударствлении средств производства, инициатор перестройки считал, что все же социализм в стране есть, он только деформирован, бюрократизирован. На чем основывалось это ошибочное убеждение? Оно строилось, с одной стороны, на господстве в стране общественной ("социалистической") собственности: государственной и кооперативной. С другой стороны, поскольку власть находится в руках КПСС, а партия устами Горбачева заявляет о перестройке в интересах народа, значит, не только собственность, но и власть у народа.

Именно здесь и заключались основные заблуждения М. Горбачева. Ведь именно псевдосоциалистическая огосударствления и кооперированная собственность являлась фундаментом экономического господства и благополучия номенклатуры, партийно-государственной бюрократии в стране. Как раз из-за этой отчужденной от трудящихся собственности, на фундаменте этой собственности осуществлялась эксплуатация, совершалось угнетение трудящихся в обществе монстре - в казарменном псевдо социализме. Господство КПСС, сосредоточившей в своем руководстве основные правящие кадры партийно-государственной бюрократии (несмотря на все заверения М. Горбачева с его желании перестроить экономику и политику так, чтобы вернуть и собственность и власть народу, трудящемся) оставалось господством номенклатуры, ее продолжающимся всевластием, а заявления Генерального секретаря ЦК КПСС и Президента СССР оставались только обещаниями и заявлениями о намерениях, так как действительная политическая власть и собственность продолжали оставаться у прежних властителей.

Своими постоянными заявлениями о социализме, якобы имеющемся в стране (пусть даже в деформированном виде) М. Горбачев объявлял наличные эксплуататорско-угнетательские отношения "социалистическими" и тем самым, вольно или невольно, становился на сторону господствующей, властвующей номенклатуры, оказывался с ней "в одной лодке", "по одну сторону баррикад". Пытаясь же изменить существующие отношения, перестраивая их сверху, через партийные и государственные организации, т.е. через номенклатуру, инициатор перестройки тем самым пытался сделать невозможное: руками самой номенклатуры подорвать ее собственное благополучие, ее экономическую и политическую власть. Действуя сверху и призывая поддержать его снизу, М. Горбачев приводил в движение самые разные общественно-политические силы.

Особенно это было заметно тогда, когда, рассчитывая сломать сопротивление перестройке со стороны консервативных парт аппаратчиков, он предоставил широкий простор для действий неформалов, нацеливая их против консерваторов. Нет ничего удивительного в том, что высвобожденные такой перестройкой разнородные социальные силы подобно лебедю, раку и щуке стали звать в разные стороны, расшатывая общественные устои, что не улучшало, а ухудшало условия жизни. Естественно, что все это основательно подорвало веру простого человека в перестройку как обновление социализма, лишило авторитета ее инициатора. В августе 1991 г. перестройка Горбачева как обновление социализма окончательно исчерпала себя партийно-государственная бюрократия совершила антиконституционный переворот, чтобы под видом восстановления "порядка" вернуть жизнь в русло казарменного псевдо социализма.

Путч потерпел сокрушительное поражение: к власти пришли демократы, настроенные про капиталистически. Так перестройка Горбачева была похоронена дважды: сначала перестройка как обновление социализма умирала под гусеницами танков, выведенных на улицы учредителями ГКЧП, которые никак не хотели продолжения горбачевской перестройки, шаг за шагом лишавшей власти номенклатуру. Второй раз перестройка умирала тогда, когда освобожденный из форосского заточения Президент СССР уступал свою власть победившим путч демократам, у которых не было никакого желания продолжать перестройку и обновлять социализм, а было намерение ввести рыночную экономику капиталистического типа. Когда в результате декабрьского второго переворота был упразднен СССР, а тем самым лишен власти Президент СССР и союзное правительство, конец перестройки стал очевиден для всех.

Но перестройка Горбачева вовсе не исчезла бесследно. Вопреки утверждениям партократов перестройка похоронила не социализм, которого не было в стране, а иллюзию о нем. Как говорится, "чего нет, того не отнимешь!" Став эпицентром потрясений в бывшем "социалистическом мире", перестройка проявилась в целой серии "бархатных" и небархатных антитоталитарных демократических революций в странах Центральной и Юго-Восточной Европы и в республиках самого распавшегося Советского Союза. Их капиталистический исход наиболее вероятен. Об этом свидетельствуют распад ЧССР, конфликты и столкновения в Югославии, Румынии, Венгрии и т.д. Неожиданные процессы протекают, судя по выборам, в Польше. Литве неясно соотношение сил во многих республиках-государствах, возникших на территории бывшего Советского Союза.

Выросшие из перестройки Горбачева глубокие перемены продолжаются, их ход и исход будет определяться тем, какие общественно-политические силы окажутся во главе перемен, интересы каких социальных групп в наибольшей мере скажутся на исходе преобразований. Перестройка Горбачева. Неотвратимость и природа перемен. Несмотря на преобладание противоположных взглядов в научных кругах и средствах массовой информации в 70-х и начале 80-х гг., легко было понять, что в советской системе, в конце концов, произойдут значительные изменения. В истории и политике нет непреложных вещай, и факторы в пользу реформы уже тогда были заметны.

Сейчас трудно быть уверенным насчет того, что изменилось необратимо, а что - нет, и взвесить, что ушло, а что остается. Взять, к примеру, расхожий вывод, ставший до того аксиоматичным, что его уже не оспаривают: "советская система рухнула". Это верно во многих, но не во всех отношениях. В течение многих лет советская система ошибочно приравнивалась к коммунистической партии, как и коммунизм к тому, что мы называем "советизмом". Партия была весьма важной его частью, но далеко не всем. Скажем, она контролировала государство, но государство (или " административно-командная система", как его стали называть) осуществляло контроль, прежде всего над обществом, во всяком случае, над его экономикой. И что же произошло? КПСС фактически утратила монополию на политику еще в 1989 г. - в этом основополагающем отношении ленинская система уже распадалась в результате горбачевских реформ, но государственная организация продолжала функционировать.

После попытки переворота в 1991 г. партия рухнула, но рухнула ли советская государственная система? Не следует обманываться поверхностными переменами, сколь бы драматичными они ни выглядели. Многие звенья в системе оказались порванными, особенно в отношениях между Россией и республиками, а также в системе экономического распределения. Поменялись названия многих городов, учреждений, улиц. Но рассмотрим некоторые фундаментальные проявления преемственности в России (1992 г.). Экономика (по крайней мере, ее 95%) остается в руках государства. Никаких новых элит, как уже отмечалось, не возникло. На областных и местных уровнях старые власти удерживают свои позиции, покинув партию и другие властные структуры.

А классовые отношения остаются прежними. Поднимается новый класс предпринимателей, но пока он немногочислен и слаб. Наиболее распространенные взгляды не слишком изменились. Большинство граждан, как и раньше, уповает на пожизненное социальное обеспечение со стороны государства, что было определяющей чертой советского коммунизма до последних дней. Во всех этих важных отношениях в России не произошло никакой революции, хотя о таковой стало модно говорить. И если мы хотим с большей точностью определить перспективы дальнейших реформ в системе, то в первую очередь должны ответить на вопрос: каким же образом действительно ввести рынок и демократизацию в системе, где крупные секторы местного чиновничества, за десятилетия выросшие в касту политических, экономических и военных властителей, и население встали в оппозицию друг другу?

Мне думается, это можно сделать, но не легко и не быстра Тут возникает еще одна, даже более существенная проблема интерпретации. Были ли коммунизм и советизм чем-то, в самом деле, чуждым и навязанным России, как теперь утверждают многие западные и российские комментаторы. Если так, то легко вообразить быстрый отход от прошлого. Но если советский коммунизм в значительной мере укоренил российские авторитарные традиции, как, на мой взгляд, и случилось, то здесь требуется иная точка зрения. Несмотря на модернизацию и вестернизацию, происходящие в последние годы. Россия на может вылезти из своей кожи и, разумеется, поменять ее на нашу... Михаил Горбачев. Большинство наблюдаемых нами перемен - результат почти семилетнего пребывания Горбачева у власти. Можно ли дать сегодня всестороннюю оценку его роли?

Исчерпан ли его политический потенциал? Это достаточно трудные вопросы. Публикуемые после ухода Горбачева с поста главы государства политические некрологи весьма различны. Западные комментаторы склонны соглашаться - и вполне справедливо - что его роль в международных делах обеспечила ему видное и позитивное место в истории. Он более чем кто-либо, сделал для прекращения "холодной войны", освобождения Восточной Европы, воссоединения Германии и выхода России из длительной изоляции от Запада. С другой стороны, многие, особенно в России, считают, что лидера, председательствовавшего при развале своей страны, кризисе ее экономики и крахе собственной партии, нельзя поздравить с успехом.

Некоторые пытаются балансировать: Горбачев "принес свободу, но ликвидировал колбасу". Так что во внимание следует принять множество сложных факторов. Полную научную оценку горбачевскому руководству нельзя будет дать по ряду причин еще несколько лет. Во-первых, советологи, десятилетиями отрицавшие возможность перемен в системе, сейчас не имеют надежных критериев даже для определения успеха, либо провала подобных реформ. Во-вторых, Горбачев покусился на нечто беспрецедентное в истории, решившись на одновременные преобразования в направлении демократии, рыночной экономики и подлинного федерализма.

Сравнение с менее крупными реформами в других обществах могут быть лишь частичными и вести к серьезным заблуждениям. В-третьих, нам все еще не известно, насколько большой свободой для принятия решений обладал Горбачев, находясь у власти, и потому какое число неудачных решений можно ему в действительности приписать. Для этого нужны мемуары и архивы. В-четвертых, не исключено, что Горбачеву еще суждено некое продление политической жизни, которое изменит суждения о нем, как это было, например, с Черчиллем и де Голлем. Но самое главное, многое зависит от того, чем обернутся великие преобразования, начатые им, в последующие годы и десятилетия. Если Россия станет преимущественно демократическим государством с процветающей рыночной экономикой, по-доброму сосуществующим с бывшими республиками, то историки придут к выводу, что Горбачев был величайшим лидером XX в., предпринявшим преобразование своей обширнейшей страны.

Но если Россия будет ввергнута в новую деспотию с прожорливой государственной экономикой и милитаризмом, то скорее всего его расценят как еще одну трагическую фигуру в длительной российской истории провалившихся реформ. Лично я склонен считать Горбачева одним из величайших реформаторов этого столетия и самым великим реформатором в истории России. Противопоставив себя многовековому российскому и советскому опыту, он сознательно вознамерился освободить общество от политического и экономического засилья государства и преуспел на этом пути гораздо больше, чем кто-либо мог себе вообразить. Кстати, многие нынешние критики горбачевских внутренних реформ - это люди, которые раньше считали, что ему не удастся ничего изменить. Кроме того, Горбачев мимоходом привел Россию ближе к реальному демократическому процессу, чем это удавалось кому-либо прежде. Он смог убедить консервативную элиту в необходимости перехода к рынку и приватизации.

А догма монополистического государственного хозяйства была лишь одной из потрясенных им ортодоксии, и это был подвиг, обеспечивший новым реформаторам политический капитал на предстоящие годы, Кроме того, в отличие от любого другого лидера, царского или советского, Горбачев предложил обсудить судьбу Российской империи вместе с населяющими ее народами. И делая все это, он сумел избежать крупных кровопролитий, за что надо отдать должное его вере в то, что радикальные цели должны подкрепляться центристской тактикой и консенсусом. Наконец, Горбачев добился всего этого вопреки куда большей оппозиции, чем это нам известно. Популярные комментаторы вменяют ему в вину то, что он двигался недостаточно быстро и не принимал более мужественных шагов.

Но о лидерах надо судить в свете того, какие препятствия им пришлось преодолеть. А есть множество свидетельств, что горбачевские реформы - от капитального ремонта политико-экономической системы до переговоров с Соединенными Штатами и ухода из Афганистана - встречали действительное сопротивление, даже саботаж со стороны политических сил на всех уровнях в партии и государстве.

Причины перестройки

К началу 80-х годов советская система хозяйствования исчерпала возможности к развитию, вышла за границы своего исторического времени. Осуществив индустриализацию и урбанизацию, командная экономика не смогла далее провести глубокие преобразования, охватывающие все стороны жизни общества.

Прежде всего, она оказалась неспособной в кардинально изменившихся условиях обеспечить должное развитие производительных сил, защитить права человека, поддерживать международный авторитет страны. СССР с его гигантскими запасами сырья, трудолюбивым и самоотверженным населением все больше отставал от Запада. Советской экономике оказались не по плечу возрастающие требования к разнообразию и качеству потребительских товаров. Промышленные предприятия, не заинтересованные в научно-техническом прогрессе, отвергали до 80% новых технических решений и изобретений. Растущая неэффективность экономики отрицательно сказывалась на обороноспособности страны. В начале 80-х годов СССР начал утрачивать конкурентоспособность в единственной отрасли, в которой он успешно соперничал с Западом - в сфере военных технологий.

Экономическая база страны перестала соответствовать положению великой мировой державы и нуждалась в срочном обновлении. Одновременно громадный рост образованности и информированности народа за послевоенный период, появление поколения, не знающего голода и репрессий, сформировали более высокий уровень материальных и духовных потребностей людей, поставили под сомнение сами принципы, положенные в основу советской тоталитарной системы. Потерпела крах сама идея плановой экономики. Все чаще государственные планы не выполнялись и непрерывно перекраивались, пропорции в отраслях народного хозяйства нарушались. Достижения в области здравоохранения, образования, культуры утрачивались.

Стихийное перерождение системы изменило весь жизненный уклад советского общества: перераспределились права руководителей и предприятий, усилилась ведомственность, социальное неравенство.

Изменился характер производственных отношений внутри предприятий, начала падать трудовая дисциплина, массовыми стали апатия и безразличие, воровство, неуважение к честному труду, зависть к тем, кто больше зарабатывает. В то же время в стране сохранялось внеэкономическое принуждение к труду. Советский человек, отчужденный от распределения произведённого продукта, превратился в исполнителя, работающего не по совести, а по принуждению. Выработанная в послереволюционные годы идейная мотивация труда слабела вместе с верой в близкое торжество коммунистических идеалов.

Однако, в конечном счёте, совсем другие силы определили направление и характер реформирования советской системы. Их предопределили экономические интересы номенклатуры, советского правящего класса.

Таким образом, к началу 80-х годов советская тоталитарная система фактически лишается поддержки значительной части общества.

В условиях монопольного господства в обществе одной партии, КПСС, наличия мощного репрессивного аппарата, перемены могли начаться только «сверху». Высшие руководители страны отчетливо сознавали, что экономика нуждается в реформировании, но никто из консервативного большинства Политбюро ЦК КПСС не хотел брать на себя ответственность за осуществление этих перемен.

Своевременно не решались даже самые назревшие проблемы. Вместо принятия каких - либо мер по оздоровлению экономики предлагались новые формы «социалистического соревнования». Громадные средства отвлекались на многочисленные «стройки века», подобные Байкало-Амурской магистрали.

Начало перестройки

Генеральным секретарем ЦК КПСС после смерти К.У. Черненко, в марте 1985 года становится М.С. Горбачев, Председателем Совета Министров – Н.И. Рыжков. С данного периода времени начался новый и заключительный этап развития СССР, который был назван перестройкой. Избранным руководством стали осуществляться реформы всех общественных структур, а также и экономические преобразования.

В мае 1985 года было утверждено постановление ЦК КПСС и указ Президиума Верховного совета СССР о снижении производства спиртных напитков и их продажи, стали ликвидироваться пивоваренные заводы, закрывалось производство стеклянных бутылок и многое другое, что привело к росту подпольного самогоноварения.

Одним из начальных направлений выхода из кризисного положения страны являлся путь ускорения его социального и экономического развития. Данный путь заключался в реализации ежегодного прироста национального дохода более 4%, за счет добычи топлива и сырья, инвестиций, вовлечения огромного числа людей в процесс производства. Следовательно, было необходимо путем внедрения современного оборудования, а значит и ускорением темпов повышения машиностроения, а также привлечением инвестиций в данные отрасли, обеспечить увеличение производительности труда.

Для контроля роста уровня качества продукции была создана инстанция, получившая название Госприемка, наделенная правами отвергать некачественную продукцию и наказывать ответственных, за брак в производстве. Поскольку, производство было не оснащено передовой техникой и квалифицированными специалистами возникало огромное количество аварий, например, на Чернобыльской АЭС В 1986 году.

Начало экономической перестройки было ознаменовано июнем 1987 года, по принятию «Закона о государственном предприятии». Согласно данному закону руководителям и коллективам предприятий было дано право самостоятельно осуществлять выход на внешний рынок, а также проводить совместную деятельность с зарубежными странами. В практической деятельности это дало предприятиям большей свободы в отношении распределения собственной прибыли. Они могли либо осуществлять вклад в ее производство, либо увеличивать заработную плату рабочему персоналу. В основном предприятия выбрали второе направление, что не обеспечило научно-технического развития.

В стране стали развиваться арендные отношения, с целью повышения заинтересованности рабочих в конечных итогах их труда. В апреле 1989 года был принят «Закон об аренде», который предоставлял право трудовому коллективу арендовать у государства свое предприятие, а затем его приватизировать, путем его выкупа.

Образование новых форм производственных объединений пришлось на период 1989-1991 гг., создавались концерны и корпорации, объединенные общими интересами руководителей предприятий, целью которых являлось выгодная приватизация и республиканских и союзных учреждений, которые стремились оставить за собой решения вопросов финансирования.

В 1990 году возникла «Программа 500 дней», которая была предложена коллективом экономистов во главе академика С. Шаталина. Она была одобрена Верховным советом РСФСР.

Основными направлениями данной программы было восстановление частной собственности на все производственные факторы, введение антимонопольных мер, проведение приватизации предприятий, признания суверенитета союзных республик, снижение расходов государством, путем прекращения строительства крупных промышленных предприятий, оказания помощи различным странам и сокрушения военных расходов. Вначале программа была принята правительством страны, но затем по некоторым колебаниям была отвергнута.

Суть перестройки

Каждый, кто любит Россию, не хочет её расчленения, кто любит империю, Московское царство, каждый – белый он или красный – должен понимать, что сегодняшняя дестабилизация, она же десоветизация, она же детоталитаризация, – это не вопрос о Сталине, не вопрос о «коммуняках», не вопрос о красном. Это по русскую душу пришли. С тем, чтобы всё уничтожить до конца.

Почему это всё возможно? Почему об этом надо говорить всерьёз?

Потому, что процессы, внешние и внутренние, двигаются в определённом направлении. И до тех пор, пока они будут двигаться в этом направлении – а они пока что двигаются в нём неумолимо, – всё будет именно так. Будут и 8 русских республик, и резервации, и гетто, и восстания мятежных окраин, и дестабилизация, и окончательное озверивание русского человека, – всё будет, если процессы будут двигаться в этом направлении. Поэтому надо найти в себе силы, нам надо найти в себе силы. Больше нам рассчитывать не на кого. Силы для чего? Для того чтобы повернуть процессы, как внутренние, так и внешние. Заблокировать самые разрушительные, а потом повернуть все остальные тоже. Если мы их не повернём, – мы страну не спасём. Никогда.

И сейчас можно говорить только об одном – о том, что люди из народа займутся этим спасением всерьёз. Вот с чем мы обращаемся к «Сути времени». Мы к вам обращаемся. Не к отдельным больше или меньше стухшим элитариям. А к вам. Потому что больше не к кому. Нет больше никого, кто любит и хочет спасти Россию. Или мы вместе с вами – или никто. Вот так распорядилась судьба. И нет у нас другого выбора.

О каких процессах идёт речь? Речь идёт о том, что есть мега проект переустройства человеческой жизни вообще. Мега проект переустройства того, что именуется человеком. Мега проект, частью которого является наша перестройка. Этот мега проект развёртывается в несколько фаз.

Сначала возникла перестройка-1, в ходе, которой демонтировали Советский Союз, мировую коммунистическую систему. И глубоко повредили нашего человека, – советского, русского человека. Ведь ему нанесли глубочайшую травму. Его хотели убить, должны были убить. Он должен был быть убит. Он не убит. Он ещё жив, и он сопротивляется этому повреждению. Он зализывает раны. Но повреждение глубокое. И ставка сделана на него. Это была перестройка-1.

Теперь, поскольку этот человек не добит, шевелится, зализывает раны и пытается снова каким-то образом обрести подлинность, идентичность и мировоззрение, по нему наносится второй удар – перестройка-2, десталинизация, доходящая до отрицания всего нашего исторического самосознания. Глубочайшая травма должна быть нанесена на этом этапе так, чтобы кончились все дёрганья, чтобы этот человек не пробовал восстать, чтобы он не мог восстанавливать себя. По нему должны быть нанесены удары директивно, оккупационной, на убой – до полного паралича, до самоотрицания, до судорог суицида. Вот тогда, на фоне всего этого, можно будет начать расчленение страны. И это перестройка-2.

Сама по себе демократия – чем плохо? Давайте. Человек, которого вы уничтожали, проснулся. Так дайте ему право выбирать! Но – он же «нелюдь», он «совок», он «ублюдок». Поэтому ему нельзя давать право выбирать. Его надо беспощадно подавить, а всем остальным дать это право. Чтобы они – поскольку он-то, этот «нелюдь», «совок», ещё любит Родину и хочет её защищать, а другие её не любят, ненавидят и не хотят защищать – чтобы эти другие, которым будут даны все демократические права, могли эту Родину развалить окончательно.

Развитие. Кто против развития? Кто-то хочет деградации, застоя? Естественно, если мы не будем развиваться, причём, ускоренно, то другие страны, которые развиваются, нас уничтожат. Просто поглотят, раздавят. Конечно, развитие нужно. Но приравнивание развития к модерну – это перестроечная провокация. Это ложь. Развитие не тождественно модерну.

А почему осуществляется это ложное отождествление? Почему? Потому что если уцелевший русский человек оседлает русскую козу развития, то мало никому не покажется. Кроме того, мир будет спасён от неразвития. А те силы, которые добивают Россию и осуществляют все эти акции, хотят не развития. Они делают ставку на неразвитее. Они очень глубоко преобразуют человечество. Они создают многоэтажное человечество. Они проблематизируют единство вида человеческого. Они создают такую непроницаемую иерархию, по отношению к которой любой Египет фараонов покажется демократическим обществом. Вот что они создают с помощью этих своих перестроек. С точки зрения международной. Сначала разрушили Советский Союз, теперь преобразуют определённым образом арабский мир, потом – чем займутся-то и кем? Неужели непонятно, что всё это по русскую душу?

Итак, политическая теория состоит в том, чтобы объяснить, что такое перестройка. Что перестройка – это глобальное явление. Что это не перестройка одна, а перестройки. Что цепь этих перестроек должна построить абсолютно новый, неслыханно антигуманный порядок. И что посягательство идёт на всё на свете – на гуманизм как таковой, на человека как такового, на все.

Абсолютное зло, невероятно напоминающее гитлеровский оккультный фашизм с его волей к смерти, с его отрицанием развития, с его абсолютно непроницаемыми иерархиями, с его изощрённо мерзкой элитарностью, прикрывающей себя словами о любви к немецкому народу. А на самом деле грезящей концом истории, окончательным порабощением человечества, возвращением этого человечества к самым страшным временам непроницаемо антидемократических иерархий. В которых не будет места ничему – ни любви, ни счастью, ни свободе, ни гуманизму, ни развитию, ничему. Раздавливание человека. Вот это всё снова смотрит на нас сквозь прорезь оптического прицела. С этим нельзя не воевать.

Для этой войны мы и собираем армию.

Политическая перестройка

К концу 70-х гг. для части советского руководства стала очевидной невозможность сохранения без изменений, существовавших в стране порядков. На экономической ситуации неблагоприятно сказывались и внешние факторы. Усиление гонки вооружений, разорительная война в Афганистане и резкое понижение мировых цен на нефть к началу 80-х гг. - всё это поставило экономику СССР в крайне тяжёлое положение.

Обозначился и кризис социальной сферы. B начале 80-х гг. по сравнению с 1966-1970 гг. темпы прироста национального дохода уменьшились в 2,2 раза, реальных доходов на душу населения - в 2,8 раза. После смерти Черненко в Политбюро ЦК КПСС началась борьба за пост руководителя страны. В марте 1985 г. Генеральным секретарём ЦК КПСС был избран М.С Горбачёв. Начиная свою деятельность в качестве реформатора страны, Горбачёв явно не мог предвидеть, насколько глубокими станут преобразования, на которые он пошел. Заранее подготовленной программы реформирования страны у него не было. В апреле 1985 г. на пленуме ЦК КПСС был намечен курс на ускорение социально-экономического развития СССР, который предполагал активное использование достижений науки и техники, осуществление децентрализации управления народным хозяйством, расширение прав предприятий, введение хозяйственного расчета, укрепление порядка и дисциплины на производстве. Эти шаги, поддержанные широкими массами, не могли не дать определённой отдачи.

За 1985-1986 гг. темпы прироста производительности труда в промышленности и строительстве превысили среднегодовые показатели 11 пятилетки в 1,3 раза, в сельском хозяйстве - в 3 раза. С 1985 г. началась широкомасштабная антиалкогольная кампания, призванная в кратчайший срок сократить производство и потребление алкогольной продукции. В 1986 г. состоялся XXVII съезд КПСС, на котором Горбачёв объявил о новых подходах во внешней и внутренней политике - о новом политическом мышлении.

Эта концепция исходила из тезиса о многообразном, но взаимозависимом и целостном мире. Провозглашалась невозможность решения международных проблем силовыми методами. В мае-июле 1986 г. термин «ускорение» постепенно вытесняется понятием «перестройка». Раскрывая его, Горбачёв подчёркивал, что перестройка охватывает не только экономику, но и социальные отношения, политическую систему, духовно-идеологическую сферу, стиль и методы работы партии, всех кадров. Генеральный секретарь поставил знак равенства между словами «перестройка» и «революция», подчеркнул, что «перестройка» - не разовый, одномоментный акт, а процесс, который будет протекать в рамках определённого исторического периода. В июне 1987 г. на пленуме ЦК КПСС была принята программа первой за годы перестройки экономической реформы. Целью её провозглашался переход от административных к преимущественно экономическим методам руководства.

В 1988 г. на 19-й Всесоюзной конференции КПСС впервые за годы советской власти был поставлен вопрос о необходимости реформы политической системы. Горбачёв и его окружение пришли к убеждению, что решение всех стоящих перед страной проблем упирается в неэффективность существующей в СССР политической системы. С этого времени её реформа рассматривается как главное условие поступательного движения советского общества. Был провозглашён курс на создание правового государства, отчасти - парламентаризма и даже разделения властей.

Принятая резолюция «О гласности» открывала пути к созданию нового информационного порядка. Каждому гражданину гарантировался доступ к широкой информации, за исключением той, которая содержала государственную и военную тайны. Первым шагом политической реформы стало учреждение высшего законодательного органа в стране — Съезда народных депутатов. Выборы, которые теперь можно было назвать демократическими, проводились по новому избирательному закону. Состоялось пять Съездов народных депутатов, которые транслировались по телевидению и радио. На первом съезде М. С. Горбачёв был избран Председателем Верховного Совета СССР. Председателем Совета Министров СССР стал Н. И. Рыжков. В 1988 г. в стране появляются первые независимые общественно-политические организации и партии. В мае оппозиционной КПСС партией провозгласил себя Демократический союз.

С апреля возникают Народные фронты - первые массовые политические организации. Уже к середине 1989 г. Народный фронт Эстонии насчитывал 60 тыс., Народный фронт Латвии - 115 тыс., Саюдис (Литва) - 180 тыс. человек. В период становления многопартийности образовалось несколько партий с названием «демократическая». Либерально-демократическая партия России (ЛДПР) была основана в 1989 г. В числе других демократических партий образовались Демократическая партия России, Республиканская партия Российской Федерации, Социал-демократическая партия России и др. Все они выступали против КПСС, в целом поддерживали реформы в стране, но путь дальнейшего развития страны видели по-разному. Постепенно стали образовываться праворадикальные, националистические организации и партии.

Политический плюрализм затронул и КПСС, где выделились пять направлений, но в целом партия шла ещё за своим Генеральным секретарём. При всём многообразии возникших организаций, движений и партий в центре политической борьбы оказались «коммунисты» и «демократы». Последние выступали за решительные реформы: приватизацию государственной собственности, создание полноценной парламентской системы и обеспечение политических прав. Горбачёв и «коммунисты» ратовали за «обновление социализма» и призывали преимущественно к развитию и реформированию общественной собственности. Компенсировать падение авторитета власти было решено введением поста Президента на 3-м съезде народных депутатов в марте 1990 г. Первым и последним Президентом СССР был избран Горбачёв.

Начало разочарования масс в Горбачёве и его политике было связано с ощущавшимся народом разрывом между обещаниями лидера и отсутствием позитивных сдвигов в реальной жизни. Показателем кризисного состояния экономики и Щерившей в середине 80-х гг. бесхозяйственности стала авария на Чернобыльской атомной станции в апреле 1986 г. Советское правительство пыталось искать выходы из кризиса. Была разрешена индивидуальная трудовая деятельность и созданы кооперативы. В ноябре 1989 г. был принят закон об аренде и арендных отношениях, что означало предоставление права брать землю в аренду, т.е. начало фермерского движения.

Однако попытки возродить частное предпринимательство не изменили критическую ситуацию, сложившуюся на продовольственном рынке страны. Более того, в декабре 1989 г. началось абсолютное снижение объемов промышленного производства, которое продолжалось весь 1990 г. и ещё более ускорилось в 1991 г. Уменьшалось производство и потребление продуктов питания. В большинстве районов СССР в 1990 г. по талонам распределялись основные. Продукты питания - хлеб, сахар, крупы, яйца, мясо. В марте 1991 г. бастовало 542 предприятия. Только из-за забастовок шахтёров прямые и косвенные потери за этот месяц превысили 4 млрд. руб. Начался «парад суверенитетов» союзных республик, попытавшихся самостоятельно найти выход из углубляющегося кризиса. Инициатором «парада» стали прибалтийские республики.

В ноябре 1988 г. Эстония первая из советских республик - объявила о своём государственном суверенитете. Идентичные решения были приняты Литвой, Латвией, Азербайджаном и Молдавией. 12 июня 1990 г. была принята Декларация о российском государственном суверенитете, в которой закреплялся приоритет республиканских законов над союзными. Распад единого хозяйственного комплекса, стремление республик к самостоятельности вынуждало руководство Союза искать пути реформирования и разрабатывать новый союзный договор. Эта работа началась в мае 1991 г. в Ново-Огарёво. Предполагалось создать Союз суверенных государств, в который вошли бы девять бывших республик СССР. В этих условиях Верховный Совет принял постановление о переходе к рыночной экономике.

Одной из альтернативных программ перехода к рынку стала программа «500 дней», разработанная С. С. Шаталиным и Г. А. Явлинским. Однако под давлением консерваторов Горбачёв отказался от поддержки этой программы. Внутренняя оппозиция курсу радикальных реформ продолжалась. Она набрала новые обороты в период предвыборной кампании по выборам Президента РСФСР (май-июнь 1991 г.). Около 57% участников выборов отдали свои голоса; Ельцина и вместе с ним - за радикальную программу реформ.

Для консерваторов, которые всё более сосредоточивались в руководящих структурах государства, КПСС и созданной в 1990 г. КПРФ, это был тревожный сигнал. На пленуме ЦК КПСС 24 апреля 1991 г. рядом его участников впервые публично был поставлен вопрос о недоверии Горбачёву и о необходимости введения в стране чрезвычайного положения. Горбачёв заявил о своей отставке с поста Генсека ЦК КПСС, однако после срочно созванного заседания Политбюро снял своё заявление. Становилось очевидным, что политическая борьба вокруг содержания, темпов и методов реформирования общества вступает в решающую фазу. К лету 1991 г. в стране сложилась переломная ситуация. Центр во главе с Горбачёвым продолжал топтаться на месте, а либералы всё более активно выступали за радикальное реформирование общества. Нарастала угроза со стороны коммунистических консерваторов.

В августе 1991 г. противники перестройки предприняли попытку переворота. В историю нашей страны эти события вошли под названием «Августовский путч». Утром 19 августа группа государственных и партийных деятелей во главе с Г.И. Янаевым создала Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП) и заявила о прекращении «по состоянию здоровья» президентских полномочий Горбачёва, который в это время находился на отдыхе в Форосе, в Крыму. В состав ГКЧП вошли 8 человек: вице-президент СССР Г.И Лнаев, премьер-министр В.С Павлов, председатель КГБ В. А. Крючков, министр обороны Д. Т. Язов, министр внутренних дел Б. К. Пуго, председатель Крестьянского Союза В. А. Стародубцев, заместитель Совета обороны О. Д. Бакланов, президент Ассоциации государственных предприятий А.И. Тизяков.

ГКЧП объявил о введении в стране чрезвычайного положения на 6 месяцев. В «Обращении к советскому народу» сообщалось, что приостанавливается деятельность политических партий я массовых движений, запрещается проведение митингов и забастовок. В Москве вводился комендантский час. В столицу были введены войска. Сопротивление путчистам возглавил Б. Н. Ельцин, который объявил действия антиконституционным переворотом.

Уже к вечеру 19 августа тысячи москвичей заняли оборону вокруг Белого дома России. Ряд регионов страны, некоторые воинские части отказались выполнять решения ГКЧП. После трёхдневного противостояния члены ГКЧП были арестованы. Указом Б. Н. Ельцина деятельность КПСС приостанавливалась, её имущество национализировалось на её денежные средства накладывался арест, временно прекращался выпуск некоторых её газет. КПСС как государственная структура перестала существовать. События 19-22 августа 1991 г. ускорили распад СССР, который окончательно был оформлен в результате подписания 8 декабря 1991 г. соглашений в Беловежской Пуще.

Лидеры трёх суверенных государств - России (Б. Н. Елышн), Украины (Л. М. Кравчук), Белоруссии (С. С. Шушкевич) провозгласили, что СССР как субъект международного права прекратил своё существование. Было также заявлено о создании Содружества независимых государств (СНГ). К подписанному соглашению позже присоединились Азербайджан, Армения, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан. Устав СНГ предусматривает сферы совместной деятельности государств, обеспечение прав и свобод человека, решение внешнеполитических задач, вопросы социальной и иммиграционной политики, сотрудничество в обороне и охране внешних границ. Органами СНГ являются: Совет глав государств, Совет глав правительств, Совет министров иностранных дел, Межгосударственный экономический совет, Межпарламентская ассамблея.

Постоянно действующий орган СНГ - координационно-консультативный комитет в Минске. Попытка создания объединённых вооружённых сил СНГ не увенчалась успехом. С распадом СССР, образованием независимой России в начале 90-х гг., с уходом в декабре 1991 г. М. С. Горбачёва в отставку перестройка потерпела крах. К этому времени она, выработав весь свой ресурс, утратила значение как политическая концепция развития общества.

Реформы перестройки

Начало перестройки непосредственно связывают с приходом на пост Генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева в 1985 г. Однако осознание необходимости реформ пришло к советскому руководству еще в начале 80-х гг., о чем свидетельствовала деятельность Ю.В. Андропова. В то же время оно не приобрело пока должной устойчивости, поэтому смерть Андропова привела к прекращению попыток произвести какие-либо изменения во время недолгого пребывания у власти К.У. Черненко. И все же процесс перемен был неизбежен, будучи обусловлен всеобъемлющим кризисом системы. Впрочем, с точки зрения советского политического руководства ситуация выглядела намного менее тревожной: да, оно понимало необходимость перемен, но полагало, что можно ограничиться проведением их только в экономической сфере.

Собственно говоря, к 1985 г. багаж реформаторов мало обновился в сравнении с представлениями Ю.В. Андропова. Преобладала все та же идея наведения порядка и дисциплины на производстве, в результате чего будут исправлены накопившиеся недостатки и социализм сможет начать быстрое и поступательное движение вперед. Это движение стало все чаще именоваться "ускорением", которое и должно было привести к главной цели всей "перестройки" - обновлению социализма, приданию ему большей динамичности и способности выдержать конкуренцию со странами Запада.

Традиционным оказалось и направление, в котором двигались экономические преобразования - оно развивалось в русле опыта реформы 1965 г. - была предпринята попытка повышения самостоятельности хозяйственных единиц. Переходя от одной "модели хозрасчета" к другой, высшим достижением этой линии стала аренда государственного предприятия его коллективом.

Не был забыт и опыт осуществления нэпа: средством компенсации низкой эффективности слабо стимулирующих работника государственных форм производства, была выдвинута кооперация, сравнительно безопасная с идеологической точки зрения как общественная форма производственной деятельности, и, в то же время, основанная на личном материальном интересе. Не дав какого-либо существенного хозяйственного эффекта, экономические реформы все же сыграли весьма существенную роль - они способствовали возникновению и развитию идеи возможности применения рыночных методов в советской экономической системе. В целом же проводимая в 1985 - 1991 гг. экономическая политика продемонстрировала явную неспособность политического руководства выйти за рамки традиционных представлений и неготовность к последовательным и решительным шагам.

Но дело не только, и даже не столько в способностях высших руководителей СССР. Фактически, правильнее говорить о том, что проведение экономических реформ натолкнулось на жесткое сопротивление всей политической системы. К 1987 - 1988 гг. это стало настолько очевидным, что советское руководство вынуждено было объявить о начале частичных изменений в этой сфере. Однако, естественно, это означало ослабление позиций государственного аппарата, всего слоя советской номенклатуры, не желавшего расставаться со своими привилегиями.

Поэтому проведение реформ требовало сломить ее скрытую, но упорную оппозицию. Стремясь найти поддержку, реформаторское крыло в руководстве решило опереться на массы. Именно этими целями объясняется знаменитая политика "гласности", сначала весьма ограниченной, разрешенной, но затем все более смелеющей и выходящей из под идеологического контроля, ставшая основой фактической "свободы слова" в стране. Активная поддержка со стороны масс действительно позволила начать процесс демократизации политической системы.

В качестве главного направления здесь было избрано повышение роли Советов, означавшее установление четкого разграничения функций между советскими и партийными органами, выражавшегося, прежде всего, в отказе партийных органов от выполнения хозяйственных функций. Высший орган Советской власти - Верховный Совет - был дополнен Съездом народных депутатов и превратился в постоянно действующий орган. Именно эти меры положили начало развалу политической системы СССР, поскольку именно партийная вертикаль обеспечивала реальное функционирование политической системы; советские органы были властью сугубо номинальной, а потому оказались не готовы к выполнению возложенных на них полномочий.

Наряду с развалом старой модели власти, в стране начинается постепенное формирование первых элементов новой политической системы, основанной на многопартийности. Первые общественно-политические движения развивались в рамках самой партии, где начинают появляться как отдельные оппозиционеры (подобные Б.Н. Ельцину), так и целые группы (скажем, "демократическая платформа"). Начинают появляться и первые политические внепартийные группы - либерально-демократическая, социал-демократическая партии, Межрегиональная депутатская группа на Съезде народных депутатов. Развитие гласности в направлении все большей критики, как конкретных властей, так и системы в целом вызвало заметную политизацию общества и рост популярности радикальных движений.

Напротив, все более отчетливым становится падение авторитета КПСС и увеличение антикоммунистических настроений в стране. Наивысшего развития поляризация политических сил достигла в 1990 - 1991 гг., когда оппозиции удалось добиться отмены 6-й статьи Конституции СССР, закрепляющей особую роль КПСС в государственной системе СССР, и внушительного представительства в ряде республиканских законодательных органов. В свою очередь, непоследовательность и готовность идти на уступки М.С. Горбачева вызывала недовольство им в самом коммунистическом движении, в котором все большую силу набирало консервативное направление. Политическое размежевание оставляло все меньше возможностей руководству для проведения сбалансированной политики, приходилось постоянно лавировать между правыми и левыми, не удовлетворяя, в конечном счете, ни тех, ни других.

Растущая политическая нестабильность весьма негативно сказывалась на социально-экономической обстановке в стране. Фактическое прекращение экономических реформ резко обострило положение в народном хозяйстве, которое все меньше могло удовлетворять повседневные нужды населения. Все это усилило кризис доверия к власти. Частой формой проявления недовольства стали забастовки, во время которых выдвигались не только экономические, но и политические требования. Особую активность при этом проявили шахтерские коллективы. К концу 1990 г. политический кризис, слившись с социально-экономическим и идеологическим, поставил на повестку дня вопрос о выборе дальнейшего пути.

Этому способствовало ослабление позиций Советского Союза на внешнеполитической арене. Прежде всего, кризис в СССР привел к отходу от него "социалистических стран" Восточной Европы. Отказ от "доктрины ограниченного суверенитета" уменьшил возможности контроля за ними, что привело к поражения тех сил, которые выступали за сохранение связей с СССР. В свою очередь, распад "восточного блока" резко усилил ориентацию вышедших из него государств на западные страны, вплоть до стремления войти в НАТО.

С другой стороны, проводимая в стране линия на постепенную демилитаризацию, хотя и улучшила имидж СССР (а особенно его руководителя) в глазах западной общественности, имела и то последствие, что, ослабив опасения по поводу "военной угрозы" со стороны Советского Союза, ослабила его возможности влияния на международную обстановку в мире. К тому же стремление улучшить внутриэкономическую ситуацию в стране за счет получения кредитов на Западе привело к необходимости идти на серьезные, подчас неоправданные уступки во внешней политике, что также подрывало престиж руководства в глазах общественности.

Таким образом, к началу 90-х гг. стала очевидной невозможность осуществления реформирования СССР в рамках задуманного умеренного варианта преобразований. Руководство, инициировав перемены, уже вскоре оказалось не в состоянии справиться с теми силами, которые были им же разбужены, оно проявило явное неумение вовремя реагировать на требования общественности, запаздывало с назревшими преобразованиями, оставаясь в кругу идей, никак не соответствовавших распространенным социальным ожиданиям.

Структурная перестройка

Структура экономики региона определяется его местом в общественном разделении труда, в том числе и территориальном, и представляет собой один из тех реальных механизмов, воздействие на который позволяет осуществить целенаправленное регулирование социально-экономических пропорций региона и, соответственно, сформировать условия для устойчивого его развития.

Регион имеет многоаспектный и многоуровневый характер функционирования. Этим объясняется многообразие, а зачастую и противоречивость в определении структуры экономики региона. Отражая тот или иной аспект структуризации, эти подходы не являются общими, и структура рассматривается в зависимости от целей анализа.

Вместе с тем, преобразование структуры экономики региона не может рассматриваться как самоцель, оно является лишь средством решения широкого круга проблем социально-экономического развития. Поэтому цели структурных преобразований экономики региона носят вторичный, подчиненный характер по отношению к целям его социально-экономического развития. Это обстоятельно является основополагающим при разработке методического аппарата, выборке и обосновании целей структурной перестройки региональной экономики. В данной работе в качестве такой цели выступает определение стратегических направлений формирования такой структуры экономики, которая позволит сформировать условия для устойчивого развития региона и обеспечить достижение общепринятого стандарта качества жизни его населения.

Принято считать, что преобразование асимметричной структуры экономики России, которая закладывалась в период индустриализации и коллективизации, а сложилась в середине XX века, требует крупных материальных затрат. Отсутствие же средств и является главным фактором ее торможения. Между тем хорошо известно, что и небольшими средствами можно распоряжаться эффективно, однако практика свидетельствует об обратном.

Анализируя проблемы структурной перестройки экономики Л. Арцишевский и Б. Райзберг отмечают, что усиливаются неблагоприятные тенденции в отраслевой структуре производства промышленной продукции – изменение соотношения между добывающими и обрабатывающими отраслями в пользу первых. Особенно значителен рост удельного веса топливно-энергетического комплекса на фоне продолжающегося существенного снижения доли машиностроения и отраслей, производящих потребительские товары.

В последние годы ухудшилась технологическая структура экономики, тенденция тяготения к третьему технологическому укладу (электростанции, электрические распределительные сети и проч.) возвращает страну к началу периода индустриализации.

Это не означает, что в стране полностью не развивается пятый технологический уклад. Однако особенность развития его в России состоит в производстве весьма специфической продукции (вооружение и военная техника, ракетно-космические технологии, авиация, биотехнология, атомная энергетика). Однако специфичность проявляется в том, что внутренний спрос на эти виды продукции должен формироваться государством, а продаже на внешние рынки - осуществляться под государственным контролем.

Российские предприятия третьего и четвертого укладов (скоростные автомобильные дороги, воздушные сообщения, аэропорты, морские коммуникации) практически не предъявляют спрос на продукцию высоких технологий, а спрос государства по причинам финансового характера резко сократился, что может привести к практической потере производств пятого уклада, а значит, и к дальнейшему технологическому отставанию страны.

Следует отметить, что структурная перестройка, задачи которой неоднозначно ставились в правительственных программах по существу так и не начата.

Структурная перестройка экономики страны и ее регионов является сегодня ключевым фактором экономического роста. Причем проблема эта не нова и давно требует своего решения. Однако до сих пор еще нет однозначного понимания сущности структурной перестройки. Наряду с понятием «структурная перестройка» используются также понятия «реформирование», «реструктуризация» и т.д. Кроме того, нет единства мнений даже по поводу одних и тех же терминов. Между тем хорошо известно, что при терминологической нечеткости неизбежна путаница в основных понятиях.

Изменение состава экономики региона означает изменения в номенклатуре отраслей ее специализации, во вспомогательных и обслуживающих отраслях.

Изменение содержания экономики региона включает изменение структуры производимой продукции (работ, услуг), создание условий для обеспечения производства высокоэффективной и конкурентоспособной продукции.

Изменение существующих пропорций и связей между составными частями экономики региона обусловлено изменением состава и содержания ее частей, эффективным использованием потенциала устойчивого регионального развития.

Объектом же структурной перестройки экономики выступает экономика региона как целостная социально-экономическая система, признанная обеспечить в конечном счете, качество жизни населения, соответствующее принятым в обществе стандартам и сформировать условия устойчивого развития региона.

Структурная перестройка экономики региона должна опираться на систему взаимоувязанных научных принципов, в соответствии с которыми и следует осуществлять структурные трансформации.

Вместе с тем, структурная перестройка экономики является сложным, рассчитанным на значительную перспективу, зависящий от совокупности факторов внутреннего и внешнего порядка, социально-экономический процесс. В связи с чем, ключевым условием успеха работ в данной сфере является создание эффективной системы управления этим процессом.

Итоги перестройки

К концу 1991 года мы имели гибрид бюрократического и экономического рынка (преобладал первый), имели почти законченный (именно за счет принципиальной юридической неопределенности в отношении формальных прав собственности) номенклатурный капитализма. Господствовала идеальная для бюрократического капитализма форма - лжегосударственная форма деятельности частного капитала. В политической сфере - гибрид советской и президентской форм правления, республика посткоммунистическая и пред демократическая.

Теперь коснемся вопроса, непосредственно связанного с экономическими итогами перестройками и той экономической обстановки, которая была непосредственно после нее.

Перед новой независимой Россией стояли очень трудные и масштабные задачи. Первоочередной и самой насущной была экономическая реформа, призванная вывести страну из кризиса и обеспечить россиянам достойный уровень жизни. В экономике для этого виделся единственный путь — переход к рыночным методам хозяйствования, пробуждение предпринимательской инициативы частных собственников.

За годы «перестройки» было сделано удивительно мало для реального реформирования хозяйственного механизма. Принятые союзным руководством законы расширяли права предприятий, разрешали мелкое частное и кооперативное предпринимательство, но не затрагивали принципиальных основ командно-распределительной экономики. Паралич центральной власти и, как следствие, ослабление государственного контроля за народным хозяйством, прогрессировавший распад производственных связей между предприятиями разных союзных республик, возросшее самовластье директоров, недальновидная политика искусственного, за счет дополнительной денежной эмиссий, роста доходов населения, как и другие популистские меры в экономике — все это привело к нарастанию в течение 1990—1991 гг. экономического, кризиса в стране. Разрушение старой экономической системы не сопровождалось появлением на ее месте новой. Эту задачу предстояло решать уже новой России.

Предстояло продолжить процесс формирования свободного демократического общества, успешно начатый «перестройкой». В стране уже была реальная свобода слова, выросшая из политики «гласности», складывалась многопартийная система, проводились выборы на альтернативной (из нескольких кандидатов) основе, появилась формально независимая пресса. Но сохранялось преимущественное положение одной партии — КПСС, фактически сросшейся с государственным аппаратом. Советская форма организации государственной власти не обеспечивала общепризнанного разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную ее ветви. Требовалось реформировать государственно-политическую систему страны, что оказалось вполне по силам новому российскому руководству.

К концу 1991 г. экономика СССР оказалась в катастрофическом положении. Ускорялось падение производства. Национальный доход по сравнению с 1990 г. уменьшился на 20%. Дефицит государственного бюджета, т. е. превышение государственных расходов над доходами, составлял, по разным оценкам, от 20% до 30% валового внутреннего продукта (ВВП). Нарастание денежной массы в стране грозило потерей контроля государства над финансовой системой и гиперинфляцией, т. е. инфляцией свыше 50% в месяц, которая могла парализовать всю экономику.

Ускоренный рост зарплат и пособий, начавшийся с 1989 г., увеличил неудовлетворенный спрос, к концу года большинство товаров исчезло из государственной торговли, но зато втридорога продавалось в коммерческих магазинах и на «черном рынке». За период с 1985 г. по 1991 г. розничные цены выросли почти в три раза, государственный контроль за ценами не мог остановить инфляцию. Неожиданные перебои в снабжении населения различными потребительскими товарами вызывали «кризисы» (табачный, сахарный, водочный) и огромные очереди. Вводилось нормированное распределение многих продуктов (по талонам). Люди опасались возможного голода.

Серьезные сомнения возникли у западных кредиторов в платежеспособности СССР. Суммарный внешний долг Советского Союза к концу 1991 г. составлял более 100 млрд. долларов, с учетом взаимных долгов чистая задолженность СССР в конвертируемой валюте в реальном выражении оценивалась около 60 млрд. долларов. До 1989 г. на обслуживание внешнего долга (погашение процентов и др.) уходило 25—30% от суммы советского экспорта в конвертируемой валюте, но затем в связи с резким падением экспорта нефти Советскому Союзу для приобретения недостающей валюты пришлось продавать золотой запас. К концу 1991 г. СССР уже не мог выполнить свои международные обязательства по обслуживанию внешнего долга. Экономическая реформа становилась неизбежной и жизненно необходимой.

Цели перестройки

Основой экономических программ стала стратегия ускорения, то есть использование всех резервов для повышения производительности труда. Предполагалось сконцентрировать ресурсы для проведения модернизации производства, значительно расширить выпуск машин и оборудования. Однако о создании новых экономических стимулов для улучшения работы предприятий речь не шла. Поставленные цели планировалось достичь, ужесточая трудовую дисциплину, повышая ответственность руководителей предприятий за хозяйственные нарушения. Вводилась система государственной приёмки – вневедомственного контроля за качество выпускаемой продукции. Родившийся в 1931 г., М. С. Горбачев принадлежал к поколению, которое называло себя «детьми ХХ съезда». Образованный человек и опытный партийный работник, Горбачев продолжил начатый Андроповым анализ состояния страны и поиск путей выхода из создавшейся ситуации.

Различные варианты реформы обсуждались и в научных кругах, и в недрах партийного аппарата. Однако целостной концепции перестройки экономики к 1985 г. еще не сложилось. Большинство ученых и политиков искали выход в рамках сложившейся системы: в переводе народного хозяйства на путь интенсификации, создании условий для внедрения достижений НТР. Этой точки зрения придерживался в то время и М.С. Горбачев.

Таким образом, для укрепления позиций страны на международной арене, улучшения условий жизни населения страна действительно нуждалась в интенсивной высокоразвитой экономике. Уже первые выступления нового Генерального секретаря ЦК КПСС показали его решимость приступить к обновлению страны.

Этапы перестройки

Это небольшой по времени период, но в то же время очень сложный. В начале 80-х гг. наметился кризис властных структур. 10 ноября 1982 г. умер Брежнев. Завершились 18 лет его правления. В народе эту эпоху называют эпохой пышных похорон. За три года умерли Брежнев, Устинов, Пельше, Кулаков, Андропов, Черненко. После смерти Брежнева 15 месяцев (с ноября 82г. по февраль 84г.) партию возглавлял Андропов. С февраля 1884г. по март 85г. – Черненко. Андропов пытался бороться с коррупцией, а при Черненко все возвращается на круги своя. Черненко пришел к власти безнадежно больным человеком. 11марта 1985г. на Пленуме ЦК генеральным секретарем избирается Горбачев. Все знали, что Черненко скоро умрет, нужна было смена (Романов, Гришин, Горбачев; Громыко выдвинул Горбачева).

Начинается период, вошедший в историю как период перестройки (с марта 1985г. по декабрь 1991г.).

Причины перестройки:

1. Одни считают, что перестройка вызвана искусственно усилиями Запада, который хотел разрушить СССР, и сделал это;
2. Другие считают, что главной причина перестройки была борьба за власть старой и новой номенклатуры. Горбачев сменил 70% членов Политбюро, 60% первых секретарей.
3. Третьи считают, что перестройка была вызвана объективными обстоятельствами, т.е. тем, что мы проиграли соревнование с Западом. Мы отставали почти в 4 раза по производительности труда в промышленности, а в сельском хозяйстве – в 10 раз.

В перестройке выделяют три главных этапа:

1. 1985-1986 гг. – этап улучшения социализма на базе старых идей. Главная идея – избавиться от недостатков, реализовать неиспользованные возможности. Термин «перестройка» прозвучал в феврале 1987г.
2. 198701989 гг. – этап либерализации, введения элементов рынка. Цель – соединить рынок и социализм.
3. 1990-1991 гг. – этап углубления рыночных реформ, не доведенных до конца и завершившихся распадом СССР.

Горбачев начал перестройку, но не смог ее углубить. На первом этапе главным методом преобразований стали административные меры. 11 марта Горбачев отмечал, что мы будем жить по заветам Черненко, социализм полон сил, но его надо улучшить. Горбачев говорил сначала о больших успехах, а затем о некоторых недостатках. Фактически он пришел к власти, не имея программы реформ.

Уже на апрельском Пленуме прозвучала идея ускорения социально-экономического развития (придать новый импульс социализму). Затем появляются идеи гласности и демократизации. Гласность – это возможность свободно высказать идеи, а социалистическая гласность – нельзя выйти за прокрустово ложе социализма. Выдвигается идея активизации человеческого фактора. В июне 85г. появляется идея ускорения научно-технического прогресса (НТП) как ключ к решению проблем. 78% вложений должны идти на машиностроение. Далее появляется идея всеобщей компьютеризации. В январе 87г. как одна из главных задач выдвигается задача расширения демократии, выборности руководителей (больше демократии). В июне 87г. появляется идея экономической реформы, создания элементов рынка (чуть-чуть рынка, а остальное – социализм).

Уже на 27 съезде КПСС в 1986г. идея ускорения дополняется идеей перестройки, которая рассматривается как революция, но в рамках социализма. Стали говорить о том, что в стране существует механизм торможения во всех сферах и его надо ликвидировать, а об ускорении забыли.

В 1988г. выдвигается идея радикальной политической реформы – обеспечение полновластия народа. К 1988г. формирование концепций перестройки завершается. Таким образом, перестройка вначале замышлялась как некоторое улучшение социализма, а затем как революция, но в рамках социализма. Она предусматривала придание социализму нового импульса и нового качества роста. Конечной целью провозглашалось создание гуманного демократического социализма (а раньше был социализм со звериной мордой?), превращение социализма в более динамичную систему. Составной частью перестройки стала концепция нового политического мышления, согласно которой в оценке событий в мире и в отношениях с другими странами мы должны исходить не только из классовых, но и из общечеловеческих ценностей.

Феномен перестройки связан с личностью Горбачева. Горбачев – уникальная и трагичная личность. Он пришел к власти в 54 года. Это был энергичный, деловой руководитель, умевший нравиться массам, говорить зажигательно, но не всегда правильно. Никогда не говорил по бумажке. Он начал формировать новую команду, куда вошли Рыжков, Яковлев, Лигачев, Шеварднадзе, Алиев, Лукьянов, Медведев, Бакатин и другие. Он привлекает к разработке реформ видных экономистов (Шмелев, Попов, Шаталин, Абалкин, Аганбегян, Заславскую, Бунича и других). Одновременно получают отставку деятель брежневской номенклатуры Романов, Тихонов, Щербицкий.

Главная заслуга Горбачева в том, что он почувствовал необходимость перемен и попытался их провести, но, проводя реформы, он оказался пленником марксистских схем, не имея четкой концепции, президент остался без СССР. Горбачеву был свойственен ряд недостатков: не любил признавать ошибки, перекладывал ответственность за них на других. Это был человек сильного ума, но слабой воли. Он принимал половинчатые решения – сидел между двух стульев, шарахался из стороны в сторону. Он считал, что для решения проблем достаточно вернуться к истинному ленинизму, но нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Будучи марксистом, он не учел, что преимущества социализма в его косности, железобетонной. Он часто увлекался какой-то одной идеей, делая ее панацеей…

Март 85г. – улучшение социализма.
Апрель – ускорение.
Май – борьба с алкоголизмом.
Июнь – НТП.
Август – машиностроение.

В тех случаях, когда надо было применить силу, он действовал нерешительно. Ситуация ухудшалась. Пытаясь разрушить образ СССР как врага Запада, он шел на неоправданные уступки Западу. Перестройка началась «за здравие», закончилась «за упокой».

Социально-экономическое и политическое развитие СССР в 1985-1991 гг.

Первые меры в экономике не выходили за рамки административных решений. Считалось, что экономика находилась в предкризисном состоянии (а она была в состоянии кризиса). Первой крупной акцией стало решение о борьбе с алкоголизмом и пьянством. Срубались виноградники, исчезли из продажи спиртные напитки и одеколон. В результате увеличилась токсикомания, потери бюджета составили 37 млрд. за 2 года. С 1987г. стали опять выпускать спиртное.

В июне 85г. целью ставится ускорение НТП. Отрасли, обеспечивающие прогресс (машиностроение), выбираются как основные отрасли. Выдвигается задача нового качества экономического роста, введения в экономику элементов рынка. Школы должны быть на 100% компьютеризированы. В ноябре 1985г. создается Госагропром комитет, в основе которого лежит идея улучшения руководства селом. Через 2 года его ликвидировали (не получилось управлять экономикой дистанционно). С целью улучшить качество продукции вводится госзаказ и госприемка. С1988г. упор делается на введение полного хозрасчета с тремя «С» (самоокупаемость, самофинансирование, самоуправление). Делается попытка изменить директивное планирование на нормативное.

Многочисленные программы требовали увеличения инвестиций. В то же время цены на нефть резко упали, сократились валютные поступления. Начинается рост инфляции, который привел к дефициту. Нарастает отложенный спрос – бегство от денег, натурализация обмена. Из 211 групп продовольственных товаров к концу 80-х гг. В свободной продаже было только 23. К 90г. рынок был практически разрушен. Попытки решить проблемы путем принятия законов об индивидуальной трудовой деятельности, о кооперации, об аренде земли, о борьбе с нетрудовыми доходами потерпели крах, т.к. проводились в рамках старой системы (отношения собственности не были изменены). Началось нормированное снабжение (мыло, спички, порошок, водка). Ситуация к 1991г. стала критической.

С 1988г. (19-я партконференция, июнь-июль) началась политическая реформа. Ставятся цели обеспечить полновластие Советов, разграничить функции партийных и советских органов, нормализировать межнациональные отношения, провести правовую реформу и разделение властей. Назначаются первые в истории относительно свободные выборы на Съезд народных депутатов. Съезд должен был стать главным органом власти. КПСС считает, что Съезд будет выполнять её решения. Из состава съезда (май 1989г.) выделили постоянно действующий парламент – Верховный Совет. В марте 1990г. на 3-ем съезде народных депутатов Горбачев был избран первым президентом СССР, на этом же съезде была отменена ст.6 Конституции «О руководящей роли КПСС». Съезды обсуждали важнейшие проблемы внутреннего и мирового развития. На съезде родилась первая официальная оппозиция – МДГ-группа – во главе с Сахаровым и Ельциным.

С конца 80-х гг. появляются новые факторы в политической жизни - забастовочные движения, национальный фронты (Украина, Литва) и партии (Демократический союз - Новодворская), формируется многопартийность.

Ухудшение ситуации в стране на рубеже 80-90-х гг. Привело к резкому поправению курса руководства. Усиливается гонение на гласность, демократические силы, вводится патрулирование городов, глушат радио России, закрывают некоторые телепередачи.

17 марта 1991г. – референдум о сохранении СССР. Большинство было за. После референдума делается попытка создать новую модель Союза с элементами конфедерации. Но в августе 91г. правые силы в руководстве попытались остановить распад возвратом к старым порядкам (ГКЧП и отстранение Горбачева). Власть все больше переходит к Ельцину.

Содержание перестройки

XXVII съезд КПСС (1986) и XIX Всесоюзная конференция КПСС (1988) уточнили политический курс и определили политику перестройки, обновления всех сфер жизни советского общества. Перестройку предусматривалось проводить в рамках социалистического выбора, социалистических идеалов и ценностей под лозунгом: «Больше демократии, больше социализма». Ее целями стали преодоление деформаций социалистического строя, более полное раскрытие его потенциальных возможностей, демократизация всех сторон жизни советского общества, реформирование политических институтов государства. Предусматривалось проведение выборов в Советы всех уровней с участием нескольких кандидатов.

В ходе осуществления политики перестройки значительно расширилась самостоятельность предприятий и объединений в результате их перехода на полный хозяйственный расчет и самофинансирование. Трудовые коллективы получили право избирать руководителей, регулировать заработную плату и отчисления на социальные нужды.

Внедрялись прогрессивные формы организации труда — арендные коллективы, хозрасчетные бригады. Более демократической становилась избирательная система, развивались гласность и плюрализм мнений, формировалась многопартийная система. Больше возможностей появилось для осуществления демократических прав и свобод граждан, творческой деятельности. Вместе с тем в обществе возникли капиталистические тенденции, пропагандировалась идея обогащения любыми средствами. Многие руководители предприятий сдавали в аренду с правом выкупа часть государственного имущества, а затем за символическую плату переводили его в частную собственность. Положение еще больше осложнилось, когда в СССР в 1988 г. был принят Закон «О кооперации».

Под названием кооперативов были узаконены типичные капиталистические предприятия с правом нанимать работников, покупать сырье и полуфабрикаты по стабильным государственным ценам, а продавать продукцию — по свободным рыночным. Кооперативы создавались повсеместно, в том числе и на базе государственных предприятий. Денежные средства из государственной казны переводились в карманы частников. Производственная деятельность кооператоров почти не интересовала. Они работали преимущественно в торгово-посреднической сфере: дешево покупали товары, а продавали очень дорого. Кооперативная деятельность становилась эффективным средством для «отмывания грязных денег» и создания больших капиталов.

Социальная напряженность в обществе нарастала, увеличивалась имущественная дифференциация. С отменой государственной монополии на внешнюю торговлю и разрешением предприятиям и частным лицам продавать товары за границу социально-экономическая ситуация в стране в 1988—1990 гг. существенно ухудшилась. Пустели прилавки магазинов, значительно возросли розничные цены, продукты питания начали отпускаться по «карточкам потребителей», выдававшимся по месту жительства. Началась масштабная международная спекуляция, которая привела к вывозу крупных капиталов за границу и созданию мощных криминальных структур. Экономика СССР и ее денежно-финансовая система пришли в упадок.

Политика «гласности», провозглашенная М. С. Горбачевым, посеяла сомнения в отношении социализма как совершенной системы. Начался процесс постепенной подмены социалистических идеалов другими идеалами и ценностями. Идея социальной справедливости объявлялась вредной и недосягаемой, экономика торгово-базарного типа — вершиной экономической практики.

Начали пропагандироваться культ наживы и личной выгоды, а также насилие — то, что в советское время считалось унизительным для человека и общества. Все чаще и чаще в средствах массовой информации, на митингах и в кабинетах чиновников стала звучать мысль о том, что «западные страны нам помогут». Был сделан антинаучный и вредный вывод о том, что советская система не подлежит реформированию и поэтому должна быть разрушена, уничтожена. Как видим, антисоветизм стал идеологическим оружием курса М. С. Горбачева, а гласность фактически превратилась в идеологическую войну, направленную на смену государственного и общественного строя СССР.

Эпоха перестройки

В 1987 г. решено было сменить провалившуюся “концепцию ускорения” на “концепцию перестройки”. Ускорение оставалось целью, перестройка же рассматривалась широкомасштабным средством ее достижения. В 1987 – 88 гг. перестройка сводилась главным образом к “радикальной экономической реформе”, затем в нее включили реформу политической системы и курс на “обновление” идеологии. Об экономической реформе в полный голос заговорили летом 1987 г. во время обсуждения и утверждения Закона о государственном предприятии (объединении). Закон, который постепенно вводился в жизнь с января 1988 г., предоставлял значительные права, как предприятиям, так и трудовым коллективам. Предприятия получили право внешнеэкономических связей, в т.ч. создания совместных предприятий. В 1988 г. на территории СССР было создано 43 совместных предприятия с фирмами и организациями из 17 стран. Первое же СП было создано еще в мае 1987 г. – советско-венгерское предприятие по производству тары и упаковки.

Предприятия получили право свободной продажи своей продукции на рынке, в т.ч. и внешнем. Государство, таким образом, частично отступало от своей монополии на внешнюю торговлю, против чего в годы нэпа решительно возражал Ленин. Правда, большинство производимой продукции, а в иных случаях всю производимую продукцию, государство включило в госзаказ, вывело из свободной продажи, лишило предприятия свободы самофинансирования. Но было обещано постепенно госзаказ снижать, втягивая предприятия в хозрасчетные отношения. Трудовые коллективы получили право (через несколько лет ликвидированное) выбирать руководителей всех рангов и рабочего контроля над деятельностью администрации.

Начатая экономическая реформа предполагала перестройку центрального аппарата управления: сокращение численности министерств и ведомств, а также их аппарата, переход на “партнерские” отношения министерств с предприятиями. Однако центр своих прав уступать не хотел.

В 1988 г. были приняты два закона, открывшие простор для коллективного и частного предпринимательства: Закон о кооперации и Закон, об индивидуальной трудовой деятельности (ИТД).

В 1989 г. в социально-экономические преобразования был втянут аграрный сектор экономики. Вопрос рассматривался на мартовском (1989 г.) пленуме ЦК КПСС. Было решено отказаться от сверх централизованного управления агропромышленным комплексом, распустить созданный в 1985 г. Госагропром СССР, а также свернуть борьбу с личным подсобным хозяйством (ЛПХ), развернутую в 1986 – 1987 гг. Эта борьба велась под знаменем борьбы с нетрудовыми доходами и сильно подрывала производство сельскохозяйственной продукции.

Был взят курс на децентрализацию управления агропромышленным комплексом и перестройку экономических отношений на селе. Признавалось равенство пяти форм хозяйствования на земле: совхозов, колхозов, агрокомбинатов, кооперативов арендаторов (внутрихозяйственная аренда) и, наконец, крестьянских хозяйств (крестхозов или фермерских хозяйств). Курс к многоукладной экономике в аграрном секторе был закреплен весной 1989 г. в решениях правительства и Верховного Совета. Курс на создание “регулируемой рыночной экономики” – от борьбы с ЛПХ к признанию целесообразности, а затем необходимости строительства фермерских хозяйств с выходом крестьян из колхозов – столь резкий поворот свидетельствовал о признании руководством страны серьезного кризиса сельскохозяйственного производства и тщетности, предыдущих мер по его ускорению.

Поскольку к концу 80-х гг. стало очевидно, что “важнейшая внутриполитическая задача” – Продовольственная программа – провалена, она была перенесена на 90-е гг. К ее решению подключались все типы сельских хозяйств и горожане, любители садов и огородов. Руководство СССР не осмеливалось отказаться от обещания “накормить народ”, опасаясь окончательного падения подорванного авторитета власти. В конце 1989 и в 1990 гг. реформирование экономической системы приняло широкие масштабы, включая перестройку отношений собственности во всех отраслях народного хозяйства (кроме оборонной и тяжелой промышленности). Была провозглашена новая цель экономической реформы – не ускорение, а переход к рыночной экономике.

Поскольку государство, отказываясь от пятилетних всеохватывающих планов, не хотело и не могло свернуть свою роль в экономической жизни, то была выбрана модель “регулируемого рынка”. Она предполагала сочетание плана и рынка и была закреплена в постановлении ВС СССР.

“О концепции перехода к регулируемой рыночной экономике в СССР”, июнь 1990 г. Начать переход было намечено с 1991 г., по окончании XII пятилетки. Это была программа “арендизации экономики”, главным разработчиком которой был академик Л. Абалкин. Она окончательно сменила программу “ускорения экономического роста”, к создателям которой относили академика А. Аганбегяна.

Согласно новой программе, до 1995 г. было намечено перевести на аренду 20 % промышленных предприятий. В том же году активные критики избранного курса (академик С. Шаталин и др.), доказывая, что есть или план, или рынок, а то и другое вместе – это “жареный лед”, разработали свою программу. В ее создании большую роль сыграл доктор экономических наук Г. Явлинский. Она получила название “500 дней”. Это была программа поэтапной “приватизации экономики”. Поскольку она предусматривала не просто сокращение, а лишение союзного правительства экономической власти, альтернативная программа была отклонена.

Новая цель экономической реформы потребовала новых законов. И они довольно быстро стали приниматься Верховным Советом СССР: об основах экономических отношений в СССР, о собственности, о земле, о предприятиях в СССР, о местном самоуправлении и местном хозяйстве и др. Они должны были способствовать и регулировать процесс децентрализации и разгосударствления собственности, ликвидации крупных промышленных монополий, создания акционерных обществ, развития мелких предприятий, развертывания свободы хозяйственной деятельности и предпринимательства.

С конца 1989 по 1991 гг. было принято более ста законов, указов, постановлений и т.п. по экономическим вопросам, но абсолютное большинство из них не работало. Если в 1986 – 1988 гг. национальный доход медленно, но рос (максимальный рост в 1988 г. составил 4,4 %), то начиная с 1989 г. началось сокращение национального дохода. В 1990 г. абсолютное сокращение национального дохода превысило 10 %. Отчужденность масс от результатов своего труда за годы последней советской пятилетки возросла.

Благодаря гласности она стала осознанной. Трудящиеся вышли на улицы с лозунгами протеста. По стране прокатилась волна забастовок. Первыми взялись за это, казалось, давно забытое оружие, шахтеры (“горячее лето” 1989 г.). Поскольку правящей партией в стране была КПСС, то они заявили на своем съезде, что не считают КПСС партией рабочего класса. Шахтеров поддержали трудящиеся других отраслей, хотя и менее организованно. В декабре 1990 г., констатируя обвал экономики и “срыв перестройки”, глава правительства Н. И. Рыжков подал в отставку.

События перестройки

Совершенно забытое теперь событие периода перестройки. Но именно это партийное мероприятие что называется «легализовало» проводимые в стране преобразования. По-хорошему, надо было бы провести внеочередной съезд, но Горбачев поступил элегантнее — вернулся к забытой традиции проведения партконференций (предыдущая —18-я — была в 1941 году).

Теперь из всего того, что говорилось и обсуждалось 25 лет назад, помнится, пожалуй, только «Борис, ты неправ», брошенное Ельцину Лигачевым. В чем, кстати, неправ — тоже неясно. Между тем на этом форуме были принятые важнейшие решения. Во-первых, об отделении партийных инстанций от органов советской власти, решение о созыве Съезда народных депутатов. Замысел Горбачева был в том, что коммунисты должны пройти во власть через сито альтернативных выборов. Во-вторых, началась демократизация общественной жизни. В-третьих, гласность — опять же, как норма нашей жизни. Если без иронии, то это был манифест о переходе к социализму с человеческим лицом. И драма заключалась в том, что всё это уже было в Чехословакии ровно 20 годами ранее, в 1968, и закончилось плачевно.

Попытка перестроить то, что при перестройке ломается, по определению была обречена. Потому что гласность — это суррогат свободы слова, демократизация вместо демократии — это робкая попытка предоставить народу право выбора власти из числа тех, кто уже во власти. В самом деле, о многопартийности на партконференции даже не заикались. Шестая статья Конституции СССР о руководящей и направляющей роли КПСС как ядра политической системы сомнению не подвергалась. Вместо этого много говорили о том, что неплохо бы выбирать директоров заводов и предприятий. Хотя это как раз и спорно: ну выберут такого, который скажет, что работать будем по чуть-чуть, а получать побольше.

Возвращаясь к спору Лигачева с Ельциным, Бориса Николаевича на тот момент исключили из Политбюро, он был всего лишь членом ЦК, но отстаивал свою правоту, а Егор Кузьмич пенял ему на то, что тот в бытность секретарем обкома «посадил область на талоны». А из принципиального, действительно отражавшего идеологические взгляды Лигачева, была другая его фраза, тоже теперь забытая: «Тут много говорят, что в западных странах в магазинах всё есть. Так поймите, нам нужна не просто колбаса, а колбаса, сделанная социалистическим способом производства». В этом смысле лето 1988 — это время, когда все руководители страны — и либеральные и консервативные — каждые по-своему, но верили еще в потенциал социализма.

Экономические реформы перестройки

В апреле 1985 г. Пленум ЦК КПСС провозгласил курс на ускорение социально-экономического развития страны. Его рычагами считались научно-техническая революция, технологическое перевооружение машиностроения и активизация «человеческого фактора».

Предполагался энтузиазм рабочих, но он не был подкреплен необходимой техникой и квалификацией работников. Это привело не к уменьшению сроков работы, а к значительному увеличению числа аварий в различных отраслях народного хозяйства. Крупнейшей из них стала катастрофа на Чернобыльской АЭС в апреле 1986 г.

В середине 1980-х гг. по всей стране развертываются две административные кампании: борьба с алкоголизмом и «нетрудовыми доходами». Опять возобновились чиновничье рвение и азарт. Резкое сокращение предложения спиртных напитков, вырубка виноградников, повышение цен на алкоголь привели к росту спекуляции спиртным, самогоноварению, массовым отравлениям суррогатами. Борьба с «нетрудовыми доходами» сводилась к очередному наступлению сельских властей на личные подсобные хозяйства.

К собственно экономической реформе власти обратились летом 1987 г. Были заметно расширены права предприятий. В частности, они получили возможность самостоятельно продвигаться на внешний рынок, вести совместную деятельность с иностранными фирмами. Сокращалось число министерств и ведомств, между ними и предприятиями провозглашались «партнерские», а не командные отношения. Директивный государственный план заменялся госзаказом. На селе было установлено 5 форм хозяйствования: совхозов, колхозов, агрокомбинатов, арендных коллективов и крестьянских (фермерских) хозяйств.

В 1988 г. принимаются законы, открывшие простор в более чем 30 видах производства услуг и товаров. Побочным следствием этого стало фактическое узаконивание «теневой экономики» и ее капиталов. Принятый в ноябре 1989 г. Закон об аренде и арендных отношениях предоставил право горожанам и сельским жителям брать землю в аренду в наследственное пользование на срок до 50 лет. Они могли свободно распоряжаться полученной продукцией. Но земля, как и раньше, реально была в собственности местных Советов и колхозов. А они неохотно шли навстречу новым фермерам. Частное предпринимательство на селе сдерживало и то, что договоры аренды могли быть аннулированы верхами в одностороннем порядке с уведомлением за 2 месяца.

Следующим шагом хозяйственной реформы было постановление Верховного Совета СССР «О концепции перехода к регулируемой рыночной экономике», а затем ряд других законодательных актов. В них предусматривались постепенная демонополизация, децентрализация и разгосударствление частного предпринимательства и др. Однако механизм и сроки реализации этих мер были намечены приблизительно, неконкретно. Слабым их местом являлась проработка болезненных в социальном плане, но насущно необходимых для оптимизации производства вопросов реформирования кредитной и ценовой политики, системы снабжения предприятий и оптовой торговли оборудованием, сырьем, энергоносителями.

Тогда же вниманию общественности была предложена альтернативная «Программа 500 дней», подготовленная коллективом экономистов во главе с Г. А. Явлинским и С. С. Шаталиным. В ней намечалось провести в сжатый срок кардинальную приватизацию госпредприятий с ориентацией на прямой переход к свободным рыночным ценам, существенно ограничить экономическую власть центра. Правительство отклонило эту программу.

В общем, экономическая политика администрации Горбачева отличалась непоследовательностью и неполнотой, это увеличивало кризис народного хозяйства, дисбаланс между его различными структурами. Этому также способствовало то, что безусловное большинство принимаемых законов не работало. Они портились бюрократическим аппаратом на местах, усматривавшим в непривычных начинаниях центра открытую угрозу своему благополучию и существованию.

Экономическая ситуация продолжала ухудшаться. С 1988 г. началось уменьшение производства в сельском хозяйстве в целом, с 1990 г. – в промышленности. Сильно увеличились инфляционные тенденции из-за гигантского бюджетного дефицита.

Уровень жизни населения стремительно падал, делая для простых людей споры власти о реформе в экономике все менее заслуживающими доверия. В условиях инфляции деньги теряли вес, поднимался ажиотажный спрос на товары. Летом 1989 г. по стране прокатилась первая волна массовых забастовок рабочих. С тех пор они уже постоянно сопутствовали «перестройке».

Начало перестройки Горбачёва

После смерти К. У. Черненко в марте 1985 года генеральным секретарем ЦК КПСС был избран М.С. Горбачев, а Председателем Совета министров стал Н. И. Рыжков. Начался новый и последний этап в истории СССР, вскоре получивший название «перестройка».

Новое руководство страны встало перед необходимостью остановить распад системы государственного социализма. Для этого стали проводиться осторожные реформы всех общественных структур, в том числе и в экономике, поскольку глубокий кризис уже успел охватить основные звенья системы.

К середине 1980-х годов ВВП в расчете на душу населения составлял около 37 % от уровня США, что позволяло СССР претендовать лишь на уровень развивающейся страны. Прирост производительности труда вплотную приблизился к нулевой отметке. На единицу национального дохода в советской экономике расходовалось в 1,5 – 2 раза больше электроэнергии, топлива, металла и других ресурсов, чем в промышленно развитых странах. И это неудивительно, так как у нас предпочтение отдавалось экстенсивным путям развития.

Необходимо отметить, что тогда в обществе преобладала точка зрения о преимуществах социалистической системы и о возможности ее реформирования и совершенствования. Получила распространение иллюзия того, что эти реформы можно провести легко и безболезненно. Ярким примером ее воплощения явилась антиалкогольная компания (не первая, кстати, предыдущая была объявлена летом 1972 года, дата же ее бесславного завершения не была официально провозглашена).

Понятно, что неумеренное потребление алкоголя порождает большое количество проблем, среди которых: некачественная работа, преступность, прогулы, сокращение продолжительности жизни, распад семьи и т. д. Однако нельзя забывать, что при государственной монополии на производство и продажу спиртных напитков так называемые «пьяные деньги» приносили колоссальный доход в бюджет.

В соответствии с постановлением ЦК КПСС и Верховного Совета СССР резко сокращалось производство и продажа алкоголя. Закрывались пивные заводы, сворачивалось производство стеклянной тары и т. д. Искусственно создавались зоны трезвости, пропагандировались безалкогольные свадьбы, юбилеи и иные торжества, где водку пили из самоваров. В Москве, потратив час-полтора, в принципе можно было купить все что угодно, но на периферии… Всего два примера: в Пермской области в каждом районе ежемесячно провозглашалась декада трезвости, в остальные дни спиртное купить было тоже невозможно — его просто не было. Но если оно все же появлялось в продаже, то очередь за ним можно сравнить лишь с колонной демонстрантов, входящих на Красную площадь. В городе Луцке, областном центре Волынской губернии, ныне не залежной Украины, очередь в момент открытия магазина, сбила с ног и затоптала насмерть инвалида.

Благое начинание довольно скоро обернулось большими потерями. За два года были просто вырублены тысячи гектаров виноградников (перевыполнение плана!). Резко возросло подпольное самогоноварение, потребление алкоголя практически осталось на прежнем уровне, фактически исчез из розничной торговли сахар (это был первый продукт, на который появились талоны), резко упали доходы бюджета (примерно на 9 миллиардов рублей в год).

Нельзя не упомянуть о таком событии в нашей стране, как авария на Чернобыльской АЭС в ночь с 25 на 26 апреля 1986 года. Оставляя в стороне влияние этого события на экологию, здоровье людей и пр., необходимо отметить, что на ликвидацию последствий этой аварии только в первые месяцы было потрачено 8,5 миллиардов рублей.

Еще одна попытка, которую мы можем охарактеризовать крылатой фразой Виктора Степановича Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Речь идет об одном из первых шагов по выходу страны из кризисного состояния — о курсе на «ускорение социально-экономического развития страны». Этот курс был направлен на достижение ежегодного прироста национального дохода не менее чем на 4 %, что было крайне сложно в условиях снижения мировых цен на нефть и продолжающейся гонки вооружений. Для достижения такого роста национального дохода следовало за пятилетие увеличить добычу топлива и сырья на 15 %, инвестиции — на 30 – 40 %, вовлечь дополнительно в производство до двух миллионов человек. Но таких ресурсов у страны не было. Значит, надо было обеспечить существенный рост производительности труда путем внедрения прогрессивного оборудования за счет увеличения темпов роста машиностроения в 1,5 – 2 раза, сосредоточив инвестиционные ресурсы именно в этой отрасли.

В это же время зазвучал призыв активизировать «человеческий фактор» как важнейшее условие ускорения. Снова вспомнились ударники и стахановцы, снова стали раздаваться призывы не сводить все к рублю, не дожидаться новой техники, а мобилизовать «скрытые резервы» и энергию молодежи, добиваться максимальной загрузки имеющегося оборудования в 3 – 4 смены. Следовало укреплять трудовую дисциплину (вспомним Андропова Ю. В.), поддерживать местных рационализаторов в их усилиях по механизации и автоматизации производства и т. д. Таким образом, Горбачев и его сподвижники опять обращались к субъективным факторам, стараясь не затрагивать фундаментальные основы системы, сохраняя приверженность «социалистическому выбору».

В связи с гонкой вооружений уместно привести несколько цифр, которые, правда, относятся к концу 80-х годов, но мало изменялись за весь период правления Горбачева. На конец 1990 года в Вооруженных силах страны насчитывалось 4,5 – 4,7 млн. человек (для сравнения: в китайской армии в это время было 4,1 млн. человек). Число военнослужащих в расчете на 1000 человек населения составляло у нас 15,6 человек, тогда как в Китае — 3,8, в США — 8,9, Великобритании — 5,5 и т. д. Хотя можно отметить, что существовали и более милитаризованные государства. Этот показатель на Кубе составлял 33,3 человек, в КНДР — 38,5, Сирии — 38,8, Израиле — 47,8, Ираке — 57,5 человек и т. д.

Добиваясь военного паритета с США, СССР производил в конце 80-х годов в несколько раз больше танков, БТР, ракет малой и средней дальности и др. На нужды армии направлялись миллионы тонн дизельного топлива, в то время как его остро не хватало в сельском хозяйстве. Кроме того, Советский Союз осуществлял ежегодную военную помощь Анголе, Афганистану, Кубе, Никарагуа, Эфиопии, Сомали и другим странам, «ставшим на социалистический путь развития» (примерно на 15 млрд. р.). Выступая на XXVIII съезде партии (1990), министр иностранных дел Э. Шеварнадзе сообщил, что «идеологические потери» СССР за последние 20 лет составили 700 млрд. р.

Лукавая официальная статистика упорно сообщала, что на прямые военные расходы идет не более 7 % государственного бюджета, хотя всем было ясно, что вместе с косвенными расходами они составляют до 50 % государственного бюджета (для сравнения: 52 % госбюджета тратил Советский Союз в 1943 году, в разгар Великой Отечественной войны). Все эти немыслимо огромные военные затраты существенно подрывали экономический потенциал страны, ведь данные средства можно было направить на строительство жилья, развитие сельского хозяйства, социальные нужды и т. д.

Нельзя не вспомнить об еще одном затратном механизме — о так называемой «Госприемке», созданной с целью повышения качества продукции, полное отсутствие которого уже стало «притчей во языцех». По сути же Госприемка оказалась искусственной надстройкой над ОТК, совершенно ничего не изменила и, потратив немалую толику бюджетных средств, тихо отошла в небытие.

Перестройка внешняя политика

Изменения во внутриполитической жизни страны, начавшиеся весной 1985 года, затронули сферу внешнеполитической деятельности советского государства. Страна приступила к реформам, имея непростое наследие в сфере внешней политики. Период от середины 70-х до середины 80-х годов ознаменовался в отношениях между Востоком и Западом "вторым изданием холодной войны".

Требовалось пересмотреть основы политического мышления, воспринимавшего мир через призму конфронтационного подхода, делившего его на две общественно-политические системы, обреченные в своих отношениях на вечный антагонизм. Таким образом, начал создаваться новый внешнеполитический курс советского государства. В основу его легла философско-политическая концепция, получившая название нового политического мышления. Эта концепция исходила из тезиса о многообразном, но взаимозависимом и целостном мире.

Отсюда провозглашалась невозможность решения международных проблем силовыми методами. Вместо баланса сил универсальным способом решения международных вопросов объявлялся баланс интересов, который составляется на основе приоритета общечеловеческих ценностей над классовыми. Советское руководство попыталось предать этим идеям вид философской основы новой внешнеполитической доктрины, осознавая реальность угрозы ядерного самоуничтожения человечества. Тезис о невозможности победы в ядерной войне стал как бы материальной основой нового политического мышления.

В результате нового внешнеполитического курса советские войска были выведены из Афганистана, нормализованы отношения с Китаем. Заключенные с США договоры об уничтожении ракет средней и меньшей дальности, о сокращении стратегических вооружений означали начало принципиально новой тенденции к сокращению ядерного оружия. Идеи нового политического мышления воплощались в практику международных отношений, способствовали их оздоровлению. Начался энергичный диалог между СССР и рядом стран Азии: Индией, Японией, Южной Кореей.

Сферой повышенного внимания советской внешней политики оставался европейский континент. Многочисленные-двусторонние встречи советских лидеров с руководителями европейских государств - Великобритании, ФРГ, Франции, Италии - создали благоприятные условия для решения стоящих задач. Советский Союз выдвинул концепцию создания "общеевропейского дома", предполагая, что ее реализация позволит преодолеть последствия конфронтационной политики на континенте, объединить усилия европейцев в решении экономических, социальных и политических проблем, существующих в Европе.

В 1990 году состоялась общеевропейская встреча в верхах, на и порой была принята Хартия для новой Европы, документ, открывший новую страницу в истории континента. Он провозгласил окончание эры конфронтации и раскола Европы, подтвердил стремление европейских государств строить свои отношения на основе твердой приверженности демократии, базирующейся на принципах свободы и прав человека, процветании через экономическую свободу и социальную справедливость, равной безопасности для всех стран.

Подписание парижской Хартии было бы невозможно без радикального обновления советской внешней политики. Верность Советского Союза принципам нового политического мышления подтвердили события, развернувшиеся в странах Восточной Европы в г «39 году. Здесь на протяжении нескольких месяцев произошла смена всех руководящих политических структур, отразившая стремление народов данных стран к радикальному обновлению общественных отношений. Это был протест против ангоритарных режимов, против насилия бюрократии, против экономической неэффективности, стагнации, снижения уровня жизни. В Гюльшинстве восточноевропейских стран в результате указанных событий к власти пришли оппозиционные коммунистам силы, поставившие вопрос не только о смене власти, но и об изменении общественного строя. Итогом происходящих событий стало объединение I германии, прекращение существования Совета Экономической Взаимопомощи, организации Варшавского договора.

Коренное оздоровление международных отношений, переход к новому периоду в мировой истории - периоду длительного мира и более полной свободы - отвечали жизненным интересам нашей страны. Произошло сокращение армии и ее вооружения. Осуществлен вывод поиск из Чехословакии, Германии, Венгрии, Монголии. Наша страна не стала производить химическое оружие. Началось сокращение оборонного комплекса и перевод его потенциала на мирные нужды.

Однако, несмотря на серьезный поворот от конфронтации к сотрудничеству между государствами и впервые официально признанный отказ от идеи мировой революции, новое политическое мышление складывалось постепенно и еще медленнее переводилось на язык конкретных политических инициатив. В 1988-1989 гг. идеологические принципы стали оказывать все меньшее влияние на внешнюю политику нашей страны. Рядом смелых инициатив наша страна взломала лед международной конфронтации и выступила лидером в процессе глобальных изменений международных отношений, а также окончания холодной войны.

тема

документ Монархия
документ Оценка предприятий
документ Теория организации
документ Оценочная деятельность
документ Теории мотивации



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты