Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Юристу » Правосудие

Правосудие

Правосудие

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Правосудие
2. Принципы правосудия
3. Осуществление правосудия
4. Понятие правосудия
5. Конституционное правосудие
6. Правосудие система
7. Основы правосудия
8. Лицо правосудия
9. Качество правосудия
10. Государственное правосудие
11. Виды правосудия
12. Конституционные принципы правосудия
13. Проблемы правосудия
14. Судебная власть и правосудие
15. Уголовный процесс и правосудие
16. История правосудия
17. Воспрепятствование осуществлению правосудия
18. Функции правосудия
19. Содержание правосудия
20. Доступность правосудия

Правосудие

Правосудие, форма государственной деятельности, которая заключается в рассмотрении и разрешении судом отнесённых к его компетенции дел — об уголовных преступлениях, о гражданских спорах и др. Основными элементами осуществления правосудие являются: установление факта, события, по поводу которого ведётся судопроизводство (преступление, имущественные отношения и др.), применение к этому факту соответствующей правовой нормы, вывод суда на основе данной правовой нормы по рассматриваемому случаю (признание подсудимого виновным и применение к нему меры уголовного наказания или оправдание его, удовлетворение иска или отказ в нём). Осуществление правосудие судом производится в установленном законом процессуальном порядке.

Правосудие всегда имеет классовый, политический характер, оно направлено на сохранение и укрепление существующих социальных порядков, на защиту интересов господствующих классов. В. И. Ленин, характеризуя буржуазный суд, писал, что этот суд "... изображал собою защиту порядка, а на самом деле был слепым, тонким орудием беспощадного подавления эксплуатируемых, отстаивающим интересы денежного мешка".

Деятельность буржуазного суда, защищающего интересы эксплуататорских классов, противоречит народному представлению о правосудие как о выражении справедливости, а его практика убеждает трудящихся в классовой пристрастности этого суда.

Социалистическое правосудие основано на принципах социалистического демократизма и социалистической законности. Советское социалистическое правосудие призвано охранять от всяких посягательств государственный и общественный строй СССР, права и законные интересы советских граждан, права и охраняемые законом интересы государственных учреждений и общественных организаций. Задача правосудие-обеспечение точного и неуклонного исполнения законов всеми учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами СССР правосудие в СССР осуществляется только судом, т. е. никакому другому государственному органу или общественной организации право осуществления правосудию не принадлежит.


Соответственно никто не может быть признан виновным в совершении преступления иначе как по приговору суда, только приговором суда осуждённый может быть, подвергнут уголовному наказанию. Основные принципы советского правосудия: выборность и отчётность судей и народных заседателей, право их досрочного отзыва, гласность рассмотрения судебных дел, участие в судах общественных обвинителей и защитников и др. Важнейшим принципом социалистического правосудие является независимость судей и их подчинение только закону правосудие осуществляется на началах равенства граждан перед законом и судом, независимо от их социального, имущественного и служебного положения, национальной и расовой принадлежности и вероисповедания.

Принципы правосудия

Правосудие осуществляется, сообразуясь с определенными принципами. Иногда их называют конституционными принципами правосудия, иногда – правовыми.

Принципы правосудия – это мировоззренческие идеи высокой степени общности, определяющие должное и сущее в построении и деятельности органов правосудия.

Принципы правосудия обладают рядом признаков:

1. Принципы – это мировоззренческие идеи. Идеи, с одной стороны, носят объективный характер, диктуются объективными законами развития природы и общества; с другой – на их понимание, формулирование и законодательную интерпретацию огромное внимание оказывает общество. В этой связи можно говорить о национальном характере правосудия. Идея претерпевает внешние изменения (свое проявление в материальном мире) в большей степени под влиянием мировоззрения.
2. Принципы – это идеи относительно должного и сущего. В основе принципа правосудия должен лежать идеальный вариант структуры или действия, составляющего правосудие, иными словами, – схема того, как оно должно быть устроено. Этой схемой должны руководствоваться и законодатель при написании закона, и практик (судья). Одновременно принцип должен нести в себе информацию о существе правосудия. Таким образом, должное и сущее в принципе тесно переплетаются.
3. Принципы характеризуют организацию и деятельность судов. В принцип заложена схема как идеального, так и реального (живого) процесса реализации судебной власти.
4. Принципы правосудия должны проявляться и закрепляться в праве. Только через закон принцип может материализоваться в форме конкретной деятельности по осуществлению правосудия. Таким образом, закрепление принципа в законе обязательно. Однако форма этого закрепления (проявления) может быть различна.

Известны следующие формы проявления принципов в праве:

• закон может только называть принцип. В качестве примера можно привести принцип законности. Название этого принципа весьма популярно в законодательных актах, содержание же не раскрывается;
• закон может раскрывать содержание принципа, но умалчивать его название. В качестве примера можно назвать закрепленный Конституцией принцип презумпции невиновности (ст. 49);
• в нормах права может жить дух принципа (принципов). На сегодняшний день российские законы пронизаны духом принципа защиты законных интересов личности.

Принципы правосудия находят закрепление в различных законодательных актах: Конституции, Законе о судебной системе, процессуальных кодексах. Подчеркнем, что в подзаконных нормативных актах принципы не закрепляются, поскольку указанные акты не обладают для этого должной юридической силой.

Осуществление правосудия

Принципы правосудия – общие руководящие, исходные положения, определяющие наиболее существенные стороны организации и деятельности органов, осуществляющих правосудие – судов.

Принципы правосудия определяют смысл и содержание всех законодательных норм, регламентирующих порядок организации и деятельности судов, характеризуют средства и способы, с помощью которых выполняются стоящие перед судами задачи. В случае возникновения коллизии правовых норм, пробелов в законодательстве, регламентирующем порядок судоустройства и судопроизводства, противоречия отдельных норм принципам осуществления правосудия всегда следует применять нормы принципы, поскольку именно они имеют руководящее значение и определяют смысл любого закона.

Принципы правосудия реализуются не самопроизвольно, а в процессе организации и деятельности органов, осуществляющих правосудие, - судов.

Принципы правосудия носят императивный характер и содержат предписания, обязательные для всех граждан, должностных лиц и органов, вовлеченных в судоустройственную и судопроизводственную деятельность.

В основе принципов правосудия лежат положения международно – правовых актов, определяющих стандарты в области организации и деятельности судов, а также прав личности, вовлеченной в орбиту судопроизводства (Всеобщей Декларации прав человека, международного Пакта о гражданских и политических правах, Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и др.).

Конституция РФ, ориентируясь на международно – правовые стандарты, закрепила в качестве принципов основные положения, определяющие наиболее важные черты организации деятельности судебных органов и порядок осуществления правосудия. Большинство принципов правосудия закрепления Конституцией РФ (презумпция невинности (ст. 49), осуществление правосудия только судом (ст.118), состязательность (ст.122), обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 48) и др.) или же непосредственно вытекают из смысла Основного закона (законность, обеспечение законности, компетенции и беспристрастности суда и др.).

Принципы правосудия находят свое отражение и в законодательстве о судебной системе, статусе судей, отраслевом процессуальном законодательстве.

Судебная реформа, активно реализуемая в последние годы и имеющая своей целью укрепление судебной власти и повышение авторитета суда, наполняет принципы правосудия, закрепленные в Конституции РФ, новым демократическим содержанием. Отраслевые нормы, дублируя конституционные положения, конкретизируют их содержание, детализируют их и устанавливают законодательный механизм их реализации.

Принципы правосудия могут быть условно классифицированы по содержанию.

Исходя из того, определяют ли принципы порядок судопроизводства либо порядок организации и деятельности организации и деятельности органов и лиц, осуществляющих правосудие, все принципы могут быть разделены на две группы:

1. судоустройственные принципы (осуществление правосудия только судом, самостоятельность суда и независимость судей, равенство все перед судом и т.д.);
2. судопроизводственные (презумпция невиновности, обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту и т.д.). Каждый из принципов правосудия представляет собой самостоятельное правовое положение, определяющее одну или несколько сторон деятельности судов. Однако это не означает, что принципы правосудия полностью автономны и независимы друг от друга. Принципы правосудия составляют такую целостную систему, которая представляет собой совокупность этих принципов, взятых в их взаимосвязи, определяющих сущность и содержание правовых норм и институтов, регламентированных рамками единого правового поля. Действие принципов правосудия различно.

В системе принципов правосудия есть такие, которые играют главенствующую роль и определяют смысл и значение других принципов (законность, равенство всех перед законом и судом), и те, которые определяют содержание отдельных правовых институтов (презумпция невиновности, участие граждан в отправлении правосудия и т.д.).

Понятие правосудия

Статья 4 Закона о судоустройстве называет правосудием два вида деятельности:

1) рассмотрение и разрешение в судебных заседаниях гражданских дел;
2) рассмотрение в судебных заседаниях уголовных дел и применение установленных законом мер наказания к лицам, виновным в совершении преступления, либо оправдания невиновных».

Вместе с тем понятие правосудия не исчерпывается деятельностью по рассмотрению и разрешению гражданских и уголовных дел. С момента принятия указанного выше Закона судебная система серьезно изменилась. Наряду с судами общей юрисдикции были созданы арбитражные и конституционные (уставные) суды, деятельность которых также связана с осуществлением правосудия. Статья 4 Закона об арбитражных судах, в частности, говорит о том, что арбитражные суды осуществляют правосудие путем разрешения экономических споров и рассмотрения иных дел, отнесенных к их компетенции соответствующими законами.

Рассмотрение судами дел об административных правонарушениях также можно отнести к правосудию. Для этого есть не только теоретические и эмпирические, но и нормативные основания. Федеральный закон «О мировых судьях в Российской Федерации» (ст. 1) говорит о том, что рассмотрение мировыми судьями административных дел является правосудием.

Остается открытым вопрос о том, является ли правосудием деятельность конституционных судов. Исходя из того что правосудием следует называть лишь деятельность, которая так поименована законом, можно сделать вывод, что деятельность Конституционного Суда РФ понятием правосудия не охватывается.

Итак, прежде чем сформулировать определение правосудия, следует выделить его признаки:

Первый признак правосудия вытекает из Конституции (ст. 118): правосудие осуществляется только судом. Иными словами, это особый вид государственной деятельности, которая составляет компетенцию специального правоохранительного органа – суда.
Второй признак – реализация правосудия в строго определенной процессуальной форме, установленной законом (УПК, АПК, ГПК).

Теперь можно сформулировать определение правосудия.

Правосудие – это деятельность специальных государственных органов – судов – по рассмотрению и разрешению гражданских, уголовных, административных и арбитражных дел, осуществляемая в особом процессуальном порядке при неуклонном соблюдении требований закона.

Вместе с тем термин «правосудие» содержит не только формальные характеристики. Понятие правосудия у граждан ассоциируется с такими категориями, как справедливость, объективность, обоснованность. Поэтому приведенное определение правосудия можно уточнить следующим образом: правосудие – это деятельность судов по обоснованному и справедливому рассмотрению и разрешению гражданских, уголовных, арбитражных и административных дел, осуществляемая в особом процессуальном порядке при неуклонном соблюдении Конституции и законов РФ.

Для того чтобы глубже понять смысл правосудия, необходимо обратить внимание на принципы правосудия.

Конституционное правосудие

Конституционное правосудие – это определенная деятельность судебных органов, основной целью которой можно назвать рассмотрение дел по конституционно-правовым вопросам, непосредственно связанным с контролем соблюдения конституции органами государства, в том числе, парламентом, а также в принятии правовых решений по данным вопросам. Конституционное правосудие в настоящее время не призвано проверять только нормативные конституционные акты, а призвано обеспечить соблюдение конституции, защиту прав конституции, соблюдения конкретного принципа разделения властей.

Конституционное правосудие можно назвать одной из форм конституционного контроля, осуществляется данный вид правосудия только конституционными судами, любыми общими, а также верховными судами, конституционными советами. К органам конституционного правосудия в Российской Федерации относятся Конституционный Суд Российской Федерации и конституционные суды всех субъектов Российской Федерации.

Если конституционными органами правосудия был признан, например, некий закон неконституционным, это означает, что действие данного закона должно быть прекращено, иными словами, этот закон должен быть отменен. Для этого не требуется дополнительного решения по данному вопросу парламента страны.

Правосудие конституционное – это совокупность сущности конституционного контроля и определенной формы правосудия, в результате чего имеет место самостоятельный вид властной и государственной деятельности в форме специализированного правосудия.

Таким образом, конституционные принципы правосудия можно назвать наивысшей формой проявления конституционного контроля.

Изначально правосудие на конституционном уровне появилось непосредственно для осуществления контроля конституционности законов парламента страны. После этого основным предметом вопросов рассмотрения конституционного суда постепенно стал вопрос об ответственности на конституционном уровне главы государства за нарушение определенных конституционных норм. Юрисдикция конституционного суда постоянно расширялась. В настоящее время компетенция конституционного суда в различных государствах достаточно разнообразна и в то же время очень индивидуальна.

Правосудие система

Каждый принцип характеризует отдельную грань правосудия.

В целом же принципы правосудия составляют систему, в которую входят принципы:

• законности;
• осуществления правосудия только судом;
• независимости судей;
• осуществления правосудия на началах равенства всех перед законом и судом;
• обеспечения права на судебную защиту;
• участия граждан в осуществлении правосудия;
• гласности правосудия (открытости судебного разбирательства);
• защиты законных интересов личности;
• состязательности и равноправия сторон при рассмотрении дела в суде;
• родного (национального) языка судопроизводства. Коротко охарактеризуем каждый из них.

Принцип законности – это универсальный принцип, который относится к любой сфере правовой деятельности. Принцип законности означает, что при отправлении правосудия соблюдается верховенство закона. Закон здесь обозначает все правовые акты, составляющие нормативную базу деятельности правоохранительных органов. Естественно, иерархия этих актов должна соблюдаться. В случае противоречия между законами применяется тот, который обладает большей юридической силой.

Формулу названного принципа можно выразить так: строгое и неуклонное соблюдение Конституции, законов и иных нормативных актов юридическими лицами, должностными лицами и гражданами. Причем для правосудия характерно именно соблюдение предписаний законов. Правовая формула «разрешено все, что не запрещено законом» для процедурных отраслей права не совсем подходит. Для уголовного, гражданского и арбитражного процессов подход иной: разрешено лишь то, что предписано законом («запрещено то, что не разрешено законом»).

Имеется еще абстрактное понятие принципа законности как некой первоидеи. В этом смысле законность – это, во-первых, оптимальное количество хороших законов; во-вторых, строгое соблюдение этих законов.

Осуществление правосудия только судом. Этот принцип означает, что правосудие осуществляется только специальными государственными органами – судами. Никакие другие государственные органы не вправе вершить правосудие.

Принцип осуществления правосудия на началах равенства всех перед законом и судом. Этот принцип установлен в ст. 19 Конституции.

Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Равенство всех перед законом означает, что правосудие осуществляется на основе одного для всех законодательства. Так, в уголовном судопроизводстве установлены единые правила расследования и судебного рассмотрения, варьирующиеся лишь в зависимости от вида преступления. Отдельные дополнительные гарантии установлены для несовершеннолетних и психически нездоровых лиц.

Принцип независимости судей. Судьи должны принимать решения только на основе закона, своего внутреннего убеждения и совести. Для того чтобы обеспечить принятие объективных и справедливых решений, необходимо оградить судей от любого – как прямого, так и косвенного – давления.

Закон устанавливает следующие средства обеспечения независимости судей:

- наличие особой процедуры осуществления правосудия;
- запрет на вмешательство в деятельность суда (вплоть до уголовной ответственности);
- особый порядок приостановления и прекращения полномочий судьи;
- право судьи на отставку;
- неприкосновенность судьи;
- наличие органов судейского сообщества (съезды, конференции);
- высокий материальный и социальный статус;
- защита жизни и здоровья судей и членов их семей;
- специальный порядок назначения и несменяемость.

Принцип обеспечения права на судебную защиту. Этот принцип закреплен в ст. 46 Конституции. В соответствии с этой нормой каждому гражданину гарантируется судебная защита его прав и свобод. Согласно ст. 47 Конституции никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Суть этого принципа состоит в том, что:

1) правом на судебную защиту может воспользоваться каждый;
2) судебное обжалование допустимо в отношении всех действий (бездействия) и решений органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц, повлекших нарушение законных прав и свобод.

Признание права на судебную защиту принципом правосудия означает, что судебная процедура в наибольшей степени гарантирует объективное и беспристрастное рассмотрение дела, принятие законного и обоснованного решения.

Принцип участия граждан в осуществлении правосудия. Согласно Конституции граждане Российской Федерации имеют право участвовать в отправлении правосудия. Формы подобного участия различны. В настоящее время граждане участвуют в осуществлении правосудия как присяжные или арбитражные заседатели.

Существенное развитие получил институт присяжных заседателей. В качестве присяжных заседателей могут выступать граждане Российской Федерации, достигшие возраста 25 лет и не имеющие судимости. От присяжных заседателей не требуется специальной подготовки, главные требования – незаинтересованность в деле, беспристрастность.

В отличие от присяжных заседателей арбитражные заседатели представляют собой форму участия в суде специалистов. Арбитражными заседателями могут быть граждане, достигшие 25 лет, с безупречной репутацией, имеющие высшее профессиональное образование и стаж работы в сфере экономической, финансовой, юридической, управленческой или предпринимательской деятельности не менее пяти лет.

Принцип гласности (открытости) судебного разбирательства. Согласно Конституции разбирательство дел во всех судах должно происходить открыто. Слушание дела в закрытых судах допускается только в случаях, прямо предусмотренных законом.

Гласность судебного разбирательства – важнейший показатель демократизма российского судопроизводства. Указанный принцип позволяет осуществлять социальный контроль за судебной властью. Открытое рассмотрение судебных дел позволяет избежать злоупотреблений и халатности со стороны судей.

Исключения из принципа гласности строго предусмотрены законом.

Так, УПК (ст. 241) допускает закрытое судебное разбирательство на основании определения или постановления суда в случаях, когда:

1) разбирательство уголовного дела в суде может привести к разглашению государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны;
2) рассматриваются уголовные дела о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими возраста шестнадцати лет;
3) рассмотрение уголовных дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности и других преступлениях может привести к разглашению сведений об интимных сторонах жизни участников уголовного судопроизводства либо сведений, унижающих их честь и достоинство;
4) этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц.

Переписка, запись телефонных и иных переговоров, телеграфные, почтовые и иные сообщения лиц могут быть оглашены в открытом судебном заседании только с их согласия. В противном случае указанные материалы оглашаются и исследуются в закрытом судебном заседании. Данные требования применяются и при исследовании материалов фотографирования, аудио - и (или) видеозаписей, киносъемки, носящих личный характер.

Приговор суда провозглашается в открытом судебном заседании. В случае рассмотрения уголовного дела в закрытом судебном заседании на основании определения или постановления суда могут оглашаться только вводная и резолютивная части приговора.

Для гражданских дел исключения установлены ГПК (ст. 10).

В закрытом судебном разбирательстве рассматриваются дела, если их материалы содержат:

1) сведения, разглашающие государственную тайну;
2) сведения, разглашающие тайну усыновления (удочерения) ребенка;
3) в случае удовлетворения ходатайства лица, участвующего в деле и ссылающегося на необходимость сохранения коммерческой или иной охраняемой законом тайны, неприкосновенность частной жизни граждан или иные обстоятельства, гласное обсуждение которых способно помешать правильному разбирательству дела либо повлечь за собой разглашение указанных тайн или нарушение прав и законных интересов гражданина.

Принцип защиты законных интересов личности. Важнейшей составляющей указанного принципа является презумпция невиновности. В соответствии со ст. 49 Конституции каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его вина не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном законом, толкуются в пользу обвиняемого.

Принцип обеспечения законных интересов личности значим для всех видов судопроизводства, но в особенности для уголовного. Согласно ст. 10 УПК никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу при отсутствии на то законных оснований, предусмотренных законом. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

Суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны немедленно освободить всякого незаконно задержанного или лишенного свободы, или незаконно помещенного в медицинский или психиатрический стационар, или содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного УПК.

Лицо, в отношении которого в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, а также лицо, которое задержано по подозрению в совершении преступления, должно содержаться в условиях, исключающих угрозу его жизни и здоровью.

Статья 11 УПК гласит: «Суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав».

При наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности, предусмотренные законом.

Вред, причиненный лицу в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, подлежит возмещению по основаниям и в порядке, установленным законом.

Осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения. Обыск и выемка в жилище могут производиться на основании судебного решения (ст. 12 УПК).

Ограничение права гражданина на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения. Обыск, наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемка в учреждениях связи, контроль и запись телефонных и иных переговоров могут производиться только на основании судебного решения (ст. 13 УПК).

Важнейшей составляющей рассматриваемого принципа следует назвать обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту. Согласно ст. 16 УПК, подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя. Суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивают им возможность защищаться всеми не запрещенными законом способами и средствами. В случаях, предусмотренных законом, обязательное участие защитника и (или) законного представителя подозреваемого или обвиняемого обеспечивается должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу. В отдельных случаях, указанных УПК, подозреваемый и обвиняемый могут пользоваться помощью защитника бесплатно.

Принцип состязательности и равноправия сторон в суде провозглашен Конституцией (ст. 123). Согласно ст. 15 УПК уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

Идея состязательности присуща также гражданскому процессу (ст. 12 ГПК) и арбитражному процессу (ст. 6 Закона об арбитражных судах).

Принцип национального (родного) языка судопроизводства. Судопроизводство ведется на русском языке, а также на языках республик, входящих в Российскую Федерацию. В Верховном Суде РФ, военных судах производство по делам ведется на русском языке.

Участникам судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном законом.

Если судебные документы подлежат обязательному вручению участникам судопроизводства, то указанные документы должны быть переведены на родной язык соответствующего участника судопроизводства или на язык, которым он владеет.

Основы правосудия

Основы правосудия. В конституциях обычно закрепляются важнейшие правовые основы, принципы не только организации, но и деятельности органов правосудия, т.е. судебного процесса.

Важнейшими конституционными принципами осуществления правосудия в демократических странах являются:

а) независимость судей и подчинение их только закону, о чем уже говорилось выше;
б) гласность, публичность, открытость суда, судебных заседаний (за редким исключением закрытых заседаний суда);
в) состязательность судебного процесса, означающая вынесение решения суда на основе взвешивания аргументов за и против в споре сторон;
г) доступность суда, согласно которой любое лицо должно иметь право и возможность обратиться в суд для защиты его прав и интересов, а любые ограничения здесь недопустимы; коллективность рассмотрения дел и принятия решения по ним (за исключением единоличного отправления правосудия судьей по малозначительным делам), что обеспечивает большую объективность решений судов; возможность обжалования и пересмотра судебного решения на основе апелляции, кассации, ревизии; ведение судопроизводства на языке, доступном для сторон, или с обеспечением переводчика; и др.

Приведем в этой связи несколько конституционных установлении. «Никто не может быть лишен своего законного судьи», — гласит ч. 2 ст. 83 Конституции Австрии, а ч. 1 ст. 90 устанавливает, что разбирательство гражданских и уголовных дел проводится устно и гласно (исключения определяются законом); ст. 91 этой же Конституции закреп-ляет, что «народ должен участвовать в отправлении правосудия и что по делам о перечисленных в законе преступлениях, за которые может быть назначено суровое наказание, а также по делам о всех политических преступлениях и проступках вопрос о виновности обвиняемого решают присяжные. В Конституции Бельгии отмечается, что заседания судов публичны, если только их публичность не представляет опасности для порядка или нравов; по делам о политических преступлениях и преступлениях прессы решение о закрытости заседания может быть принято только единогласно (ст. 148). Любое судебное решение является мотивированным; оно объявляется в публичном заседании (ст. 149). Суд присяжных установлен по всем уголовным делам, политическим преступлениям и преступлениям прессы (ст. 150).

Конституция (ст. 129) так определяет основные принципы судопрои-зводства:

1) законность;
2) равенство всех участников судебного процесса перед законом и судом;
3) обеспечение доказанности вины;
4) состязательность сторон и свобода в предоставлении ими суду своих доказательств и в доказывании перед судом их убедительности;
5) поддержание государственного обвинения в суде прокурором;
6) обеспечение обвиняемому права на защиту;
7) гласность судебного процесса и его полная фиксация техническими средствами;
8) обеспечение апелляционного и кассационного обжалования решения суда, кроме случаев, установленных законом;
9) обязательность решений суда.

Лицо правосудия

В арбитражном процессе наряду с лицами, участвующими в деле, могут участвовать лица содействующие осуществлению правосудия.

Лица, содействующие правосудию, - это лица, не имеющие юридической заинтересованности в исходе дела, которые содействуют установлению истины и помогают разрешению дела.

К ним относятся:

- эксперты,
- свидетели,
- переводчики,
- помощник судьи,
- секретарь судебного заседания.

Экспертом в Арбитражном суде является лицо:

- обладающее специальными знаниями по касающимся рассматриваемого дела вопросам - назначенное судом для дачи заключения в случаях и в порядке, которые предусмотрены АПК РФ.

Свидетелем является лицо, располагающее сведениями о фактических обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения дела (ч. 1 ст. 56 АПК РФ).

Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

а) судьи и иные лица, участвующие в осуществлении правосудия, — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с участием в рассмотрении дела; представители по гражданскому и иному делу, если им стали известны обстоятельства в связи с исполнением обязанностей представителей;
б) лица, которые в силу психических недостатков не способны правильно понимать факты и давать о них показания.

Свидетель имеет право на возмещение расходов, связанных с вызовом в суд, и по-лучение денежной компенсации в связи с потерей времени.

Переводчиком является лицо, которое свободно владеет языком, знание которого необходимо для перевода в процессе осуществления производства, и которое привлечено судом к участию в арбитражном процессе (ст. 54 АПК РФ). Эти правила распространяются на лицо, владеющее навыками сурдоперевода.

Помощник судьи оказывает помощь судье в подготовке и организации судебного процесса и не вправе выполнять функции по осуществлению правосудия. Он может вести протокол судебного заседания и совершать иные процессуальные действия в случаях и в порядке, которые предусмотрены АПК РФ.

Секретарь судебного заседания ведет протокол судебного заседания. Секретарь судебного заседания по поручению председательствующего проверяет явку в суд лиц, которые должны участвовать в судебном заседании.

Качество правосудия

Качество правосудия - это вопрос конституционный.

1. На судебном корпусе лежит особая ответственность за судьбу страны в сложных условиях одновременного проведения экономической, административной и политической реформы. От эффективности работы судов зависит конституционная стабильность российского общества. Сегодня, когда многие правовые постулаты и принципы подвергаются пересмотру и переоценке перед лицом глобальных вызовов и угроз, суд призван усилить защиту гражданских, социально-экономических и политических прав и обеспечить возможность обществу развиваться дальше в рамках правового поля.

Состояние правосудия надо оценивать в зависимости от его способности решать указанную задачу.

2. Разделение властей не предполагает отделения суда от общества. Суды и судьи не изолированы от всего того, что происходит вокруг них. В судебных стенах те же проблемы, что и вовне. Суд является частью общества, и нет никаких оснований полагать, что наша судебная система больше неэффективна, больше поражена бюрократизмом, неразберихой и коррупцией, чем любое другое звено государственного механизма. Поэтому общая проблема страны - преодолевать дефекты, которые оказались неизбежны в России: ведь они, конечно же, вызваны не просто индивидуальными качествами тех или иных людей.

Но уровень общественных ожиданий от работы судов неизмеримо выше, чем от работы любого другого государственного органа. Сегодня возник разрыв между реальным состоянием суда, отражающим реальное состояние общества, и повышенными общественными требованиями, которые это же общество предъявляет суду.

Судебная власть в состоянии выполнять свою общественную миссию только при условии сохранения в обществе очень высокой степени доверия как к суду в целом, так и к судьям в частности.

Распространенное в обществе недоверие к способности судов разрешать споры на основании законов заставляет различные общественные силы либо искать способы неправового давления на суд, которое порой достигает беспрецедентных масштабов, либо прибегать преимущественно к внесудебным путям разрешения конфликтов.

И то и другое чревато губительными последствиями для развития общества, так как делает жизнь в таком обществе непредсказуемой, лишает человека чувства правовой защищенности, правовой, конституционной безопасности и, в конечном счете, превращается в главный тормоз любых позитивных общественных изменений.

При этом не так уж важно, имеет ли массовое недоверие к суду реальные основания, на самом ли деле так сильны его дефекты или это только распространившийся повсеместно миф. Недоверие судебному корпусу подрывает основы правосудия независимо от того, вызвано ли оно реальными или мнимыми причинами, и без его устранения правосудие не сможет нормально осуществляться.

3. Повышение эффективности правосудия - одно из кардинальных условий развития страны и снятия общественного напряжения.

Это ключевая проблема, от решения которой зависит продвижение по другим направлениям, прежде всего, в экономике. Без эффективной судебной системы результаты преобразований в других областях государственной и общественной жизни могут оказаться ничтожными. Только эффективно функционирующее правосудие может дать уверенность активной части населения в том, что их вложения в национальную экономику оправданы и находятся в безопасности.

Следует выделить три основные направления воздействия судебной системы на развитие экономики страны:

а) только доступ к правосудию, возможность обращения в суд является, в конечном счете, единственным убедительным воздействием на бюрократию; неэффективность суда блокирует проведение административной реформы и борьбу с административным произволом (коррупция, административные барьеры и прочее);
б) только через суд мелкий и средний бизнес, который является необходимой социальной базой демократии, может добиться соблюдения правил честной конкуренции с крупными финансово-промышленными группами; неэффективность суда резко тормозит темпы развития мелкого и среднего бизнеса (тем самым сужается социальная база для проводимого курса на модернизацию);
в) только через суд как конечную инстанцию в споре о праве хозяйствующие субъекты могут развивать экономику; неэффективность суда приводит к необходимости решать споры между "хозяйствующими субъектами" преимущественно неформальным путем, что влечет рост влияния криминальных структур на экономику и общество в целом.

Право, свобода и независимый суд - неразделимые понятия. Все это не случайно. Судебная власть - это одна из трех необходимых властей, без которой невозможно обеспечить правовую, конституционную безопасность гражданина, общества и государства. Суд является конечной инстанцией в решении споров о праве. Выше этого нет ничего. Если не вершится правосудие, то в стране наступает произвол и конституционное поле разрушается, а вместо права в ход идут танки и свергается законная власть.

Судебная система призвана быть главным рычагом реформ, поэтому от ее состояния напрямую зависит отношение граждан ко всей современной российской правовой политике, уровень доверия ко всей российской власти, как со стороны российского общества, так и со стороны зарубежных партнеров.

Как известно, еще при Александре П судебная реформа должна была стать важнейшим звеном всех его преобразований, проводившихся под лозунгом "Либеральные меры и сильная власть!". Все это нисколько не утратило своего значения и в наше время. Либеральные меры - по-прежнему задача первого плана, без этих немыслимы реформы, прежде всего реформирование экономики. Без сильной власти не только реформы зачахнут, сама Россия распадется! А без независимого суда, без эффективной судебной системы власть превращается в деспотию.

4. Условия, порождающие неэффективность судебной системы коренятся зачастую в самих основах организации судебной власти.

Вопросы вызывают различные звенья работы судебной системы, начиная от качества юридического образования, подбора и профессиональной подготовки судей, заканчивая организационными и финансовыми принципами работы судебных учреждений и качеством исполнения высшими судами своей надзорной функции.

Основной проблемой российского правосудия является не столько его "зависимость от власти" (может быть, само государство зависит от олигархических финансовых групп, которые используют его в своих узкокорыстных интересах). Основной проблемой является все еще не состоявшаяся трансформация профессионального правосознания в России, его низкий уровень и связанные с этим правовой нигилизм, все еще низкий профессиональный уровень подготовки юридических кадров, в том числе судей.

Большинство из недостатков судебной системы не могут быть поставлены судьям в вину лично. Судьи сами являются заложниками несовершенной системы. Условия, в которых они работают, существующая нагрузка, организация судебного процесса не оставляют им шанса не только на совершенствование своей квалификации, но просто на нормальное исполнение своих обязанностей в соответствии с имеющимся опытом и сложившимся представлением о служебном долге. Наиболее остро стоит вопрос об организации деятельности суда. Дефекты в организационных основах судебной системы обусловливают низкое качество правосудия, создавая не вызванную объективными причинами перегрузку судей второстепенной юридической работой, отвлекая их от главного - подготовки судебных решений.

Дешевое правосудие - не всегда доступное правосудие. Если сохранится существующая загруженность работы рядового судьи, ни о каком повышении качества правосудия не может быть и речи. Но для того, чтобы изменить эту нагрузку, необходимо радикально пересмотреть и полномочия судей, и статус и штат помощников, и место примирительных процедур, и "цену" судебного разбирательства и многое другое, несколько часов, если не минут, на написание решения по делу. При таком лимите времени ни о какой качественной юридической работе не может быть и речи. Это все понимают, и это одна из причин, почему на качество судебных решений высшие судебные инстанции порой обращают недостаточное внимание.

В среднем судье достается вести от 150 до 400 дел в квартал, и эта цифра кажется совершенно нереальной. Однако и в США судья в суде первой инстанции ведет примерно такое же количество дел, но при этом не попадает в цейтнот. Все дело в организации работы. Здесь необходимо, учитывая зарубежный опыт, активно использовать примирительные процедуры, наладить организацию работы помощников.

Требуется изменить подход к формированию судебных кадров. Здравый смысл подсказывает, что будущий судья должен, в первую очередь, владеть самостоятельно основами толкования законодательства, умением правильно применять закон, чему способствует адвокатская практика. Парадокс состоит в том, что в США и Европе карьеру начинают как адвокаты, а заканчивают судьями. У нас, напротив, начинают работать судьями, а заканчивают адвокатами. Нередко источник пополнения судебных кадров - секретари и помощники судей, которые, в свою очередь, являются студентами вечерних и заочных юридических вузов. Следовательно, развитие института помощников судей, наряду со стимулированием примирительных процедур и изменением финансовых основ правосудия и порядка формирования судебного корпуса - важнейшие направления улучшения кадрово-организационных основ судебной системы.

Работа российского судьи выстроена таким образом, что он имеет буквально .

5. Повышение требований к качеству выносимых решений.

В европейском и американском суде после завершения слушаний по делу работа судьи только начинается. Написание решения является основной задачей судьи, отнимающей у него наибольшее количество времени и сил. По сложным делам решения могут писаться несколько месяцев, над их подготовкой работают несколько помощников в статусе адвокатов. Причина такого внимания к судебному акту в том, что только он является доказательством объективного, полноценного и правильного рассмотрения дела, которое будет многократно изучаться судами высших инстанций. Этот документ должен вобрать в себя все доводы каждой из сторон, и каждому должна быть дана оценка. После этого формулируется собственная позиция судьи.

Низкое качество судебных актов открывает широкую дверь для судебного субъективизма и произвола.

Вопрос о качестве судебных актов остро стоит тогда, когда нарушаются процедуры судопроизводства, в том числе, когда отсутствует культура ведения протокола судебного заседания и когда все, что реально происходило в зале суда, остается "за рамками" тех судебных актов, которые подлежат проверке.

Безусловный приоритет процедур в судебном процессе, формализм правосудия является необходимой гарантией объективности правосудия. Суд гарантирует равенство сторон. Способ, которым он это достигает - предельная формализация правосудия, сведение всего судебного процесса исключительно к логическому состязанию (т.е. формальной процедуре, лишенной всяческого субъективного содержания и допускающей столь же строгую формализованную проверку). В этом - суть юриспруденции, на этом зиждется профессиональное сознание юристов и это именно то качество, которого все еще не хватает российскому правосудию. Соблюдение буквы закона обеспечивается, в свою очередь, обязательностью применения строго установленных и единообразных правил толкования закона. Соблюдение процедуры обеспечивается путем обязательной отмены решений, пусть, возможно, правильных по существу, но вынесенных с нарушением установленного порядка.

При несоблюдении принципа формализма применение права становится избирательным, так как под любое заранее оговоренное решение можно подвести необходимую правовую базу таким образом, что внешне решение будет казаться юридически обоснованным.

Именно "деформализация" правосудия, снижение требовательности к качеству судебных актов ведет к размыванию профессионального правосознания судей, и лежат в основе всех других недостатков действующей судебной системы. Но если критерии оценки судебных решений ясные и жесткие, если каждый вывод надо детально объяснять, если высший судебный надзор в постоянном режиме осуществляет скрупулезную проверку всех этих актов по указанным критериям следования букве закона и соблюдения процедуры, то возможность для маневра, для юридической "отмазки", резко сужается.

В этой связи надо сказать и об изъянах нашего процессуального законодательства. Российские процессуальные кодексы по сравнению с некоторыми зарубежными аналогами прописывают судебные процедуры менее подробно, а порой лишь в самой общей форме. Но именно процессуальные подробности, точность, детальность и скрупулезность процессуальных норм, четкость требований и определенность правил гарантируют равенство сторон в процессе и объективность судебной власти.

Далее, совершенно очевидно, что установленные нашим законодательством процессуальные сроки нереальны. Многие сроки сегодня не соблюдаются и не могут соблюдаться (например, для подготовки протоколов и вынесения решения). Поэтому в привычку входит их игнорирование. Сроки должны быть пересмотрены в сторону их реалистичности, и за их несоблюдение должна следовать ответственность.

6. Судебная реформа предполагает решение кардинальных проблем, связанных с эффективностью судебной системы, что должно быть предметом первоочередной озабоченности всех властей и судебного корпуса. Поэтому работа по осуществлению судебной реформы должна быть продолжена при активном участии, как самого судейского корпуса, так и представителей юридической общественности, предпринимательских кругов, общественных организаций и, конечно, законодательной и исполнительной власти.

Государственное правосудие

Не делаясь никогда - по крайней мере, до настоящего времени - единственным источником права, которое продолжает вырабатываться наряду со своим государственным источником, и определениями различных общественных союзов, напр., церкви и других корпораций, и практикой судов, и учениями юристов, и т. д. (см. ниже учение об источниках права), - государство решительно монополизирует в своих руках отправление правосудия, т. е. судебную власть. Эта последняя обращается в его исключительную прерогативу, сначала смешанную со всеми другими правами верховной власти, но потом делегируемую или препоручаемую ею особому судебному сословию, действующему от ее имени, но в то же время самостоятельно и независимо от всех прочих органов государственной власти.

Область защиты права отходит целиком в ведение государства, и поэтому все, что касается судов и производства в судах, иначе - все так называют процессуальное право, безразлично от того, к каким бы делам - гражданским, торговым, уголовным или административным оно ни относилось, отмежевывается резко от права, предоставленного в распоряжение отдельных лиц или совокупностей этих отдельных лиц, не наделенных государственными функциями. Таким образом, все процессуальное право делается провинцией той получающей теперь самостоятельность отрасли права, которую мы называем правом публичным.

Чтобы оценить важность указываемой дифференциации в области права для всей культурной истории человечества, нужно вспомнить, что государственное отправление правосудия и соответствующее ему обособление процессуального права в отдельную отрасль публичного права суть явления сравнительно позднего происхождения. Им предшествует государство, преследующее преимущественно военные цели, и правосудие, осуществляемое не государственной властью, а личной расправой управомоченного субъекта с нарушителем его права. Это - так называет система самоуправства, состоящая в одностороннем осуществлении каждым из участвующих в данном юридическом отношении лиц или каждой (представляющей индивид) группой лиц исключительно своего представления о праве.

Подобное осуществление только своего представления о праве происходит путем непосредственного применения к противнику принуждения или насилия, которому не предшествует сначала ни посредничество, ни суд. Эта система личного или группового, но, во всяком случае, не государственного и не судебного осуществления права, утверждает свое господство в продолжение столетий, вполне уживаясь, вопреки распространенному мнению, и с фактом существования государства. Она оставляет по себе глубокие следы даже в сменяющей ее впоследствии системе государственного отправления правосудия.

Главные неудобства системы самоуправства, приводящие, в конце концов, к ее падению, заключаются в том, что, во-первых, эта система не дает возможности отличить настоящего управомоченного от того, кто выдает себя за такового, и под предлогом защиты своего права прибегает к грабежу, разбою и убийству; во-вторых, она не гарантирует истинно управомоченного от победоносного сопротивления более сильного, но неправого противника; и в-третьих, она служит источником постоянного беспорядка и междоусобицы в обществе. Сознание этих неудобств и усиление государственной власти ведут к контролю этой последней над самовольным осуществлением права, - контролю, который устанавливается в своей современной форме не вдруг, и сначала в несравненно более слабых формах, чем впоследствии. Сначала этот контроль только следует за самоуправством, а потом и предшествует ему, ставя отправление этого исконного права в зависимость от предварительного согласия на него государственной власти. Этой фазе развития принадлежит, например римская in manus injectio, допускаемая не иначе, как по предварительному судебному решению, ex causa judicata. Сюда же можно было бы отнести и предоставление в распоряжение кредитора личности осужденного или признававшегося перед судом должника - как в римском, так и в германском и славянском праве.

Сверх требования судебного решения государственный контроль над самоуправством выражается и в других формах: в обязательном произнесении известных слов или совершении известных обрядов как при римской manus injectio, так и при аналогичных с ней актах германского и славянского права, напр., наших древних обязательствах о закупах. То же значение имеют и определения о выставке должника на площади в расчете на то, что кто-нибудь заплатит за него, и определения о кормлении должника, о более или менее мягком обращении с ним кредитора и т. д.

Через подобные определения самоуправство делается предметом ведения и попечения государства, но остается все еще таким осуществлением права под контролем государства, которое продолжает опираться на собственные силы и средства заинтересованного в нем лица. Государственные способы осуществления права не сразу вытесняют самоуправство и применяются в течение продолжительного периода развития параллельно или одновременно с этим последним; исполнение судебных решений остается особенно долго в руках заинтересованных лиц. Исключительному господству государственного отправления правосудия предшествует и не прекращающаяся до сих пор практика посреднических судов, представляющих собою переход от самоуправства к государственным судам, которые развиваются из посреднических и не перестают отражать на себе особенности и формы этих последних. Наконец, за периодом самоуправства и посреднических судов, контролируемых, как и самоуправство, государственной властью, наступает современный нам порядок исключительно государственного отправления правосудия относительно как постановления судебных решений, так и их исполнения.

Государственное отправление правосудия представляет собой полную противоположность системе самоуправства, характеризуясь, во-первых, исключением насилия из процесса разрешения спорного между сторонами юридического отношения и, во-вторых, разрешением этого спорного отношения не самими участвующими в нем лицами, а уполномоченным на то государственной властью учреждением, или судом. Тем не менее, самоуправство не перестает и поныне применяться широко в области международного и государственного права, и ограниченно - в области уголовного и гражданского права. Оно часто является здесь не только архаическим переживанием, но и вполне еще живучим учреждением, пополняющим пробелы судебной защиты и доставляющим существенные выгоды во всех тех случаях, когда судебная защита оказывается или недостаточной, или невозможной.

Сказанным не умаляется, однако, всемирно-культурное значение факта принятия государственной властью в свои руки отправления правосудия если не по всем, то по огромному большинству гражданских, уголовных и административных дел, где государственная защита составляет теперь общее правило, а применение самоуправства - исключение, оправдываемое лишь данными конкретными условиями и специальными определениями закона. Всемирно-культурное значение этого факта сказывается уже в том, что отправление правосудия делается у всех народов одной из главных задач, которые ставятся перед государственной властью. Вне исполнения государством этой задачи мы не могли бы и мыслить понятие государства в современном смысле, не говоря о высшей культуре, предполагающей то же соотношение между правом и его защитой. Поэтому в настоящее время не может быть сомнения ни в общегосударственном характере отправления правосудия, ни в обусловливаемой этим характером принадлежности всего процессуального права к области публичного, ни в достаточной яркости границы, отделяющей, по крайней мере, эту отрасль публичного права от права гражданского.

Виды правосудия

Преступлениями против правосудия признаются общественно опасные противоправные деяния, посягающие на его интересы и нарушающие общественные отношения, обеспечивающие нормальную, урегулированную законам деятельность суда и органов, ему в этом содействующих, по реализации задач и целей правосудия.

Согласно ст. 118 Конституции Российской Федерации правосудие в нашей стране осуществляется только судом. Роль, место, принципы и деятельность правосудия закреплены в гл. 7 Конституции России. Выделение преступлений против правосудия в самостоятельную главу, помещенную в раздел «Преступления против государственной власти», соответствует конституционным положениям о судебной власти в правовом государстве.

Правосудие — понятие многозначное. В самом общем виде оно означает одну из форм государственной деятельности, имеющей своим содержанием применение права, т.е. правоприменительную или юрисдикционную деятельность. Правосудие в узком или собственном смысле слова можно определить как осуществляемую с участием сторон и участников процесса деятельность суда по рассмотрению и разрешению гражданских и уголовных дел, дел об административных правонарушениях в форме, регламентированной законом.

В уголовном праве понятию «правосудие» придается более широкое значение. Под правосудием в этом случае признается не только рассмотренная выше специфическая деятельность суда, но и деятельность органов, способствующих ему в этом, — прокуратуры, предварительного расследования, органов и учреждений, исполняющих вступившие в законную силу судебные приговоры и решения. Все названные органы входят составной частью в механизм государства, образуя при этом систему правосудия. Уголовный закон охраняет не все виды деятельности органов правосудия, а лишь по реализации задач и целей правосудия. Следовательно, в сферу уголовно-правовой охраны подпадают не все общественные отношения, возникающие в процессе функционирования органов предварительного расследования, прокуратуры и суда, органов и учреждений, исполняющих приговоры и решения, а только те, которые появляются при осуществлении этими органами специфических задач правосудия.

Таким образом, видовой объект преступлений, входящих в рассмотренную группу, — это совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальную, строго регламентированную законодательством деятельность суда и органов, ему в этом содействующих, по реализации задач и целей правосудия. Иными словами, преступления, указанные в главе 31 УК, в целом посягают на интересы правосудия.

Объективная сторона этих преступлений заключается в разных формах противодействия деятельности органов, отправляющих правосудие или содействующих ему. Они могут проявляться в воспрепятствовании осуществлению правосудия и производству предварительного расследования, неуважении к суду, вынесении заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта, ложном доносе, фальсификации доказательств и др.

Почти все преступления против правосудия совершаются путем действия и лишь некоторые из них представляют собой бездействие (уклонение от отбывания лишения свободы — ст. 314 УК; неисполнение приговора суда или иного судебного акта — ст. 315 УК). Во многих случаях объективные признаки состава преступления описаны альтернативно (незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей — ст. 301 УК; ложные показание, заключение эксперта или неправильный перевод — ст. 307 УК). По законодательной конструкции все преступления против правосудия, кроме предусмотренного ст. 312 УК, имеют формальные составы. Они признаются оконченными с момента совершения указанного в уголовно-правовой норме действия (бездействия).

Субъективная сторона преступлений против правосудия характеризуется только умышленной формой вины, причем, как правило, умысел может быть лишь прямым. В некоторых случаях в качестве обязательных признаков указаны цель и мотив совершения преступления (в целях воспрепятствования осуществления правосудия — ст. 294 УК; искусственного создания доказательств совершения преступлении либо шантажа — ст. 304 УК; по мотивам мести за деятельность, связанную с осуществлением правосудия — ст. 296 УК).

Субъектом некоторых преступлений этой группы могут быть только работники органов правосудия (ст. 299—303, 305 УК) либо должностные лица или служащие (ст. 315 УК). Во всех остальных случаях ответственность несет лицо, достигшее возраста 16 лет.

Все преступления против правосудия можно подразделить на пять групп (видов). Первая группа охватывает посягательства на отношения по реализации конституционных принципов правосудия (ст. 299—301, 305 УК).

Вторая группа состоит из преступлений, посягающих на деятельность органов правосудия в соответствии с его целями и задачами (ст. 294—298, 311 УК).

Третья группа включает преступления, нарушающие процессуальный порядок получения доказательств по делу (ст. 302—304, 306—309 УК). Четвертая группа объединяет деяния, посягающие на деятельность органов правосудия по своевременному пресечению и раскрытию преступлений (ст. 310, 316 УК). Пятая группа интегрирует преступления, посягающие на отношения по реализации судебного акта (ст. 312—315 УК).

Конституционные принципы правосудия

Понятие и система принципов. Принципы правосудия — это общие руководящие, исходные положения, определяющие наиболее существенные стороны данного вида государственной деятельности. Важнейшие правовые положения, характеризующие российский суд и правосудие, отражены в Конституции Российской Федерации, которая закрепляет свойственные правовому государству демократические начала организации и деятельности суда в интересах граждан, общества и государства. Конституционные гарантии дают основания именовать демократические основы деятельности суда конституционными принципами правосудия (гл. 7 Конституции РФ).

Закрепленные в Конституции Российской Федерации принципы правосудия находят свое отражение и развитие в федеральных законах, регулирующих деятельность суда с учетом специфики сферы судопроизводства и национальных особенностей российской правовой системы, а также общепризнанных норм международного права и международных договоров, ратифицированных Российской Федерацией.

Таким образом, конституционные основы (принципы) правосудия — это закрепленные в Конституции и законах руководящие правовые положения, выражающие сущность и специфические свойства правосудия, с учетом особенностей правовой и судебной системы Российской Федерации.

Принцип законности правосудия. Общее требование соблюдения закона, закрепленное в Конституции Российской Федерации (п. 2 ст. 15), относится к органам государственной власти, местного самоуправления, должностным лицам, гражданам и их объединениям. Разумеется, это требование в равной мере относится и к суду, причем даже в большей степени, поскольку это не только принцип его деятельности, но и цель разбирательства конкретных дел.

При рассмотрении правовых основ деятельности правоохранительных органов были системно изложены соответствующие группы законов и других нормативных правовых актов, регулирующих функцию правоохраны. Применительно к принципу законности правосудия использование нормативной правовой базы имеет свои особенности.

Во-первых, правосудие осуществляется на основе Конституции и законов, т.е. актов, принятых законодательными органами Российской Федерации и ее субъектов.

Суд, разрешая дело, применяет Конституцию в качестве акта прямого действия, в частности:

- когда закрепленные конституционной нормой положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина, и другие положения;
- когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей;
- когда закон либо иной нормативный акт, принятый субъектом Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, противоречит Конституции Российской Федерации, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует.

Во-вторых, при осуществлении правосудия должны учитываться важные для оценки правонарушения правила о действии закона во времени:

- закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет;
- никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон (ст. 54 Конституции РФ).

Принцип законности правосудия требует, чтобы по каждому вынесенному судом приговору и решению была ссылка на соответствующую норму материального права и было мотивировано ее применение с учетом обстоятельств дела и характеристики его участников. По уголовному делу суды, принимая решение (приговор), руководствуются нормами Уголовного кодекса Российской Федерации, и никакие другие законы и подзаконные акты не могут быть применены. По гражданскому (арбитражному) делу, кроме норм Гражданского кодекса Российской Федерации, суды применяют нормы других отраслей права (трудового, семейного, жилищного) и используют подзаконные акты, если они не противоречат закону.

В содержание принципа законности правосудия входит и требование точного соблюдения судами норм процессуального права. Принцип законности правосудия — универсальный принцип. Его широкое и разностороннее содержание помогает формулировать и определять отдельные стороны других принципов правосудия, о которых пойдет речь дальше.

Осуществление правосудия только судом. Принцип осуществления правосудия только судом закреплен в статье 118 Конституции РФ.

В соответствии с Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» правосудие осуществляется Конституционным Судом Российской Федерации, Верховным Судом Российской Федерации, Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации, верховными судами республик в составе Российской Федерации, судами краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга, автономной области, автономных округов, районными судами, окружными военными судами и гарнизонными военными судами, а в системе арбитражных судов — окружными апелляционными и судами субъектов Российской Федерации. Кроме перечисленных федеральных судов, правосудие осуществляют конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации.

Упомянутый федеральный конституционный закон предусматривает возможность создания специализированных федеральных судов с целью рассмотрения гражданских и административных дел. Содержание принципа «осуществление правосудия только судом» включает осуществление судебной деятельности во всех ее формах, т.е. разрешение дел по существу первой инстанции, разбирательство в кассационной (апелляционной) инстанции и в надзорном порядке (в том числе по вновь открывшимся обстоятельствам).

Функционирование системы судебного контроля является важной составляющей обеспечения правосудия строго в рамках закона. Особая роль принадлежит Верховному Суду Российской Федерации и Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации, которые обобщают судебную практику, анализируют причины допускаемых нарушений и дают судам необходимые разъяснения, публикуя свои документы для широкого использования в Бюллетене Верховного Суда РФ и в Вестнике Высшего Арбитражного Суда РФ.

Доступность судебной защиты. Принцип законности правосудия базируется на основополагающем положении Конституции: человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав человека и гражданина — обязанность государства (ст. 2). Его реальное воплощение в жизнь подкрепляется правом граждан защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ст. 45).

Среди других способов защиты прав и свобод человека и гражданина судебная защита является одним из наиболее результативных, поэтому обязанность государства обеспечивать доступность судебной защиты является не просто одним из принципов правосудия, но и залогом его эффективной деятельности. Права и свободы человека и гражданина, как указано в статье 18 Конституции РФ, являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Определяя круг лиц, имеющих доступ к судебной защите, Конституция употребляет термин «каждый». Таким образом, судебная защита доступна гражданам России и иностранным гражданам (п. 3 ст. 62 Конституции РФ). Доступность судебной защиты включает и права несовершеннолетних граждан. Ребенок может самостоятельно обратиться в суд по достижении 14-летнего возраста, судебную защиту прав малолетних осуществляют их родители или законные представители (ст. 56 Семейного кодекса Российской Федерации).

Подчеркнем, что доступность судебной защиты подкрепляется обязанностью суда принять обращение к рассмотрению, отказ возможен только в случаях, прямо предусмотренных законом. В этой связи возникает вопрос о подсудности дел тому или иному суду. Законодательство придерживается общего правила, отвечающего международным стандартам: уголовное дело должно рассматриваться там, где совершено преступление; гражданское — по месту возникновения спора.

Судебная защита осуществляется судом в порядке конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

Особого внимания заслуживает доступность судебной защиты в сфере уголовного судопроизводства, где рассматриваются дела, связанные с посягательством на жизнь, здоровье, имущество и другие важные интересы человека. В соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства суд обязан в краткий срок (3—10 дней) рассмотреть поступившее к нему заявление о совершенном преступлении и при наличии к тому оснований возбудить уголовное дело. По делам частного обвинения суд сам полномочен провести разбирательство и принять решение, по другим — направить дело для производства предварительного следствия или дознания (ст. 141 и 318 УПК РФ).

Широко используется доступность судебной защиты и в гражданском судопроизводстве в соответствии с общим правилом, устанавливающим, что всякое заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законом, обратиться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права или охраняемых законом интересов (ст. 3 ГПК РФ). В порядке гражданского судопроизводства защищаются имущественные права и интересы граждан, политические (избирательные) права, семейные, трудовые, жилищные, а также рассматриваются дела по жалобам на действия государственных органов и должностных лиц в связи с наложением административных взысканий; на отказ в разрешении на выезд из Российской Федерации за границу или въезд в Российскую Федерацию и другие.

Конституция, закрепившая принцип доступности судебной защиты, дает основание для использования в этой сфере международных правовых стандартов. Как предусмотрено пунктом 3 ст. 46, каждый вправе, в соответствии с международными договорами Российской Федерации, обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. Ратификация Российской Федерацией 5 мая 1998 г. Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод открывает возможность гражданам России подать в Европейский Суд в случае ущемления их прав решениями государственных инстанций.

Осуществление правосудия на началах равенства всех перед законом и судом. Конституция РФ (ст. 19) провозглашает равенство всех перед законом и судом. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина во всех сферах политической и социально-экономической жизни государства независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» (ст. 7), адресуя эту норму судам (суды не отдают предпочтения каким-либо органам и лицам, участвующим в процессе), дополнил ее, указав, что суд может принимать во внимание и другие обстоятельства, связанные с необоснованным ограничением прав человека, не указанные в федеральном законе. Таким образом, судам предоставлена возможность признавать и иные обстоятельства, кроме тех, которые перечислены в статье 19 Конституции РФ.

Принцип участий граждан в отправлении правосудия. Конституционная норма (ч. 5 ст. 32), установившая этот принцип, гласит: «Граждане Российской Федерации имеют право участвовать в отправлении правосудия». В соответствии с действующим законодательством граждане реализуют это право, участвуя в судебных заседаниях в качестве присяжных заседателей в судах общей юрисдикции и в качестве арбитражных заседателей — в арбитражных судах.

Присяжные заседатели — граждане Российской Федерации, включенные в списки присяжных заседателей и призванные в установленном законом порядке к участию в рассмотрении судом дела. Участие в отправлении правосудия в качестве присяжного заседателя является гражданским долгом.

Арбитражные заседатели получили законодательное утверждение в Федеральном конституционном законе «О судебной системе Российской Федерации» (ст. 8). Несколько ранее при введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации присяжные заседатели были допущены к рассмотрению арбитражных дел в порядке эксперимента. Пленум Высшего Арбитражного Суда утвердил Положение о проведении упомянутого эксперимента.

Принцип состязательности и равноправия сторон в судебном процессе. В соответствии с Конституцией судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123). Под сторонами понимаются: подсудимый (его защитник) и обвинитель в уголовном процессе; истец и ответчик — в гражданском и арбитражном процессах.

Сущность рассматриваемого принципа заключается в таком построении судебной процедуры, которое обеспечивает при рассмотрении гражданских и уголовных дел равные возможности сторон по отстаиванию защищаемых ими интересов. При этом суд наделяется всеми необходимыми полномочиями, обеспечивающими именно такой порядок процедуры соответствующего судопроизводства.

Противоположность (несовпадение) интересов сторон при их процессуальном равноправии обеспечивает состязательный характер их участия в процессе, а отделение функций суда от прав и обязанностей противоборствующих участников процесса гарантирует законность и объективность правосудия.

Принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. Данный принцип отражен в ряде положений Конституции Российской Федерации. В широком подходе речь идет о государственных гарантиях защиты прав и свобод человека и гражданина и устанавливается, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ст. 45). Конституция специально выделяет право граждан на защиту, когда это связано с правосудием. В соответствии со статьей 48 Конституции каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право на получение квалифицированной юридической помощи.

Уголовно-процессуальное законодательство конкретизирует содержание конституционной нормы применительно к перечню, в ней приводимому.

Подозреваемым признается лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, а также лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения. Подозреваемый, в отношении, которого избрана мера пресечения в виде ареста, может находиться под стражей не более 10 дней, после чего ему либо должно быть предъявлено обвинение, либо изменена мера пресечения.

Обвиняемый—лицо, в отношении которого в установленном порядке вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого. В случае если он арестован, закон устанавливает возможные сроки его содержания под стражей и порядок их продления. Если избрана иная мера пресечения — до окончания расследования и передачи дела в суд.

Подсудимым именуется обвиняемый, в отношении которого дело принято к производству судом. В зависимости от характера вынесенного судом решения (приговора) подсудимый именуется осужденными или оправданным.

В целом содержание рассматриваемого принципа находит выражение во всей совокупности прав подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, которыми они наделены для своей защиты.

Им предоставлено право знать, в чем они обвиняются, и давать объяснения по предъявленному обвинению; представлять доказательства; заявлять ходатайства; обжаловать законность и обоснованность ареста; знакомиться с протоколами следственных действий, проведенных с их участием. По окончании дознания или предварительного следствия знакомиться со всеми материалами дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме; участвовать в судебном разбирательстве в суде первой инстанции; заявлять отводы; приносить жалобы на действия и решения лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда. Подсудимый имеет право на последнее слово. Отметим, что в соответствии с Конституцией Российской Федерации заочное разбирательство уголовных дел в судах не допускается, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом (п. 2 ст. 123).

Принцип презумпции невиновности. Презумпция в переводе с латыни означает предположение, основанное на вероятности. Суть принципа презумпции невиновности (без упоминания самого термина) в Конституции Российской Федерации сформулирована следующим образом: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда» (ч. 1 ст. 49).

Принцип презумпции невиновности отражен в ряде международно-правовых актов. Так, в статье 14 Международного пакта о гражданских и политических правах сказано, что каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока его виновность не будет доказана согласно закону. Схожая по смыслу формулировка содержится и во Всеобщей декларации прав человека. В российском законодательстве принцип презумпции невиновности официально был внесен поправкой к Конституции РСФСР.

В соответствии с принципом презумпции невиновности суду предписывается обязательная проверка выводов органов предварительного расследования о предполагаемой вине того или иного лица в совершении преступления и запрещается отождествлять эти предположения с достоверно установленной судом виной данного лица.

В соответствии с нормами Уголовно-процессуального кодекса РФ содержание принципа презумпции невиновности может быть сведено к следующим основным положениям:

- никто не может быть привлечен к уголовной ответственности иначе как на основаниях и в порядке, установленном законом (ст. 7);
- никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом (ст. 8);
- обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Суд, прокурор, следователь и дознаватель обязаны полно, всесторонне и объективно исследовать обстоятельства дела, не перелагая эти свои обязанности на обвиняемого (ст. 14);
- при осуществлении правосудия не допускается пользоваться доказательствами, полученными с нарушением закона. Они признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения (ст. 75);
- запрещено домогаться показаний обвиняемого путем насилия, угроз и иных незаконных мер, а признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств (ст. 77);
- все не устранённые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 49 Конституции РФ).

Независимость судей и подчинение их только закону. Конституция Российской Федерации устанавливает, что судьи независимы и подчиняются только Конституции и федеральным законам (ст. 120).

Суд относится к числу таких государственных учреждений, деятельность которых часто находится в поле зрения многих органов, должностных и частных лиц. Таким образом, проблема обеспечения независимости судей связана с их взаимоотношениями с другими государственными структурами, хозяйственными и иными организациями, должностными лицами и гражданами. Независимость судей проявляется также и во внутри-судебных отношениях с другими участниками процесса и с вышестоящими судебными органами.

В этой ситуации принцип независимости судей играет особую роль в системе конституционных положений, определяющих правовой статус носителей судебной власти. Судьи по закону обеспечиваются условиями для беспрепятственного и эффективного осуществления их прав и обязанностей, реальными гарантиями независимости и введением ответственности за незаконное вмешательство в их деятельность.

Упомянутые положения относятся не только к деятельности профессиональных судей, но и к гражданам, привлекаемым к осуществлению правосудия: присяжным и арбитражным заседателям. В период исполнения ими своих обязанностей в суде они также независимы и подчиняются только закону, со всеми гарантиями, установленными для профессиональных судей.

Юридические гарантии независимости судей реально воплощены в нормах об их несменяемости и неприкосновенности и других положениях Федерального закона «О статусе судей в Российской Федерации». В соответствии с упомянутым законодательным актом судьи несменяемы; гарантируется их неприкосновенность и предоставление судье материального и социального обеспечения, соответствующего его высокому статусу, а также предусматривается ответственность за незаконное вмешательство в их деятельность.

В соответствии с Уголовным кодексом РФ - установлена повышенная уголовная ответственность: за воспрепятствование осуществлению правосудия (ст. 294); посягательство на жизнь судьи и иных лиц, осуществляющих правосудие (ст. 295); угрозу или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия (ст. 296); неуважение к суду (ст. 297); клевету в отношении судьи (ст. 298).

Принцип гласности в деятельности суда. Согласно Конституции разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом (ч. 1 ст. 123). Конституционный принцип означает, что в отличие от деятельности других государственных органов во всех судах судебной системы Российской Федерации: общей юрисдикции (включая военные) и в арбитражных судах — рассмотрение конкретных уголовных, гражданских (арбитражных) и административных дел осуществляется гласно, в открытых судебных заседаниях. На судебные заседания допускаются все граждане, а по уголовным делам — не моложе 16 лет, кроме тех случаев, когда они являются обвиняемыми, потерпевшими или свидетелями по делу.

Конституционный принцип гласности в деятельности суда, с одной стороны, обеспечивает воспитательное значение судебных процессов, с другой, — свидетельствуя о демократических началах судопроизводства, является своего рода контролем населения за правосудием, дисциплинирует суд, обязывает носителей судебной власти строго относиться к выполнению установленных законом процедур.

Закон, проводя в жизнь принцип гласности деятельности суда, четко установил те случаи, когда может проводиться закрытое судебное заседание.

В уголовном судопроизводстве это делается в тех случаях, когда необходимо сохранить государственную тайну, а также по делам о преступлениях лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста, о половых и иных преступлениях в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц, либо связанных с унижением их достоинства. Заседание может быть закрытым, если того требуют интересы обеспечения безопасности участников процесса, членов их семей и близких. В частности, такая практика находит свое применение по делам о террористической деятельности.

В гражданском судопроизводстве процесс может быть закрытым с целью неразглашения факта усыновления, сохранения тайны переписки и в некоторых других случаях. В арбитражном судопроизводстве — дополнительно — при удовлетворении судом ходатайства участвующих в деле лиц, ссылающихся на необходимость сохранения коммерческой тайны.

Приговор и решение суда во всех случаях провозглашается публично. По мотивированному определению суда, рассмотревшего дело в закрытом судебном заседании, публично может оглашаться только резолютивная часть приговора или решения.

Принцип государственного или национального языка судопроизводства и делопроизводства в судах.

Закон РСФСР «О языке народов РСФСР» в редакции от 24 июля 1998 г. установил, что судопроизводство и делопроизводство в судах ведется на государственном языке Российской Федерации или государственном языке республики, на территории которой находится суд (ст. 18).

Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» конкретизировал эту норму следующим образом (ст. 10):

- судопроизводство и делопроизводство в Конституционном Суде, Верховном Суде, Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации, других арбитражных и всех военных судах ведется на русском языке;
- судопроизводство и делопроизводство в других федеральных судах общей юрисдикции — на русском или на государственном языке республики, на территории которой находится суд;
- в судах субъектов Федерации: конституционных, уставных и у мировых судей — на государственном языке республики или на русском языке.

Участвующим в деле лицам, не владеющим языком судопроизводства, обеспечивается право выступать в суде, давать показания, заявлять ходатайства на родном языке, а также пользоваться услугами переводчика.

Переводчик обязан обеспечивать перевод показаний и заявлений других участников процесса, переводить документы, с которыми должны знакомиться лица, не владеющие языком судопроизводства. Услуги переводчика подсудимому предоставляются бесплатно. Необеспечение права подсудимого пользоваться переводчиком является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

Проблемы правосудия

Современная Россия остро нуждается в работающей системе правосудия. Это утверждение не ново и где-то даже банально. Собственно, такая система нужна любому обществу и любой стране. Она лежит в основе любого коллективного существования людей. Однако современная Россия остро нуждается в нормализации этой системы и восстановлении ее базовой функции – защиты прав и справедливости. События в нынешней России складываются таким образом, что система правосудия работает явно не так, как должна. И это становится все большей проблемой, потому что при сбоях в системе правосудия появляются альтернативные варианты восстановления справедливости, и большинство из них могут принести обществу множество бед.

Для того чтобы этот исходный тезис был яснее, важно коротко оговорить, что вообще представляет собой система правосудия. Правосудие – это своего рода договор, который заключают между собой гражданин и государство. Гражданин обязуется доверить защиту справедливости государству и отказаться от самостоятельных расправ над своими обидчиками. Государство, в свою очередь, обещает следить за справедливостью и защищать права гражданина там, где эти права нарушены. На соблюдении этого простого договора базируется вся система порядка и законности в любом обществе: граждане чувствуют, что любые их обидчики будут наказаны, а государство уверено, что улицы не заполонят толпы самостоятельных мстителей. До тех пор, пока обе стороны полностью выполняют такой договор, ситуация в обществе развивается нормально. Если же происходит нарушение договора хотя бы одной из них, это имеет определенные последствия. Стоит гражданину нарушить договоренность с государством и самостоятельно начать разбираться с теми, кого он считает обидчиками, как он сам совершает преступление и причиняет ущерб другим людям (в том числе и тем, кто, возможно, никогда не причинял вреда ему самому). Поэтому государство обязано применить к нему санкции. Если же государство прекращает выполнять договор и защищать справедливость, то гражданин перестает ощущать его поддержку. В результате он все активнее склоняется к той самой личной расправе над теми, кого считает нарушителями своих прав.

Естественно, что это взаимосвязанные явления. У гражданина не будет никакого стимула вершить личный суд над обидчиками, если он верит, что государство действительно защищает справедливость. А государство не уйдет со стражи интересов гражданина, если по каким-то причинам не посчитает, что защищать их не требуется. Тем не менее, не имеет принципиального значения, какая сторона первой нарушила договор о правосудии. Последствия такого нарушения деструктивны для обеих. Рано или поздно невыполнение договора о правосудии приводит к тому, что на улицах появляются толпы линчевателей, а государство остается равнодушным и к преступлениям, которые совершили обидчики этих линчевателей, и к расправам, которые устраивают сами вершители личного суда. Ход событий в современной России показывает, что в стране действительно произошло уже множество нарушений договора о правосудии между гражданином и государством, и это обостряет потребность в полноценной и работающей системе правосудия. Ситуация еще явно не стала катастрофической, но некоторые негативные тенденции уже проявились. И для того, чтобы в этом убедиться, достаточно всего лишь ознакомиться со сводками отечественных информационных агентств за последние несколько лет.

Во-первых, государство в нынешней России просто перестало выглядеть однозначным гарантом справедливости и прав гражданина. Государство показало, что может годами не обращать внимания на фактически бандитское правление в станице Кущевская. Продемонстрировало, что способно быть более чем снисходительным к подмосковному насильнику Крестову, которого суд признал виновным в похищении сразу нескольких женщин, но приговорил лишь к минимальному сроку лишения свободы. Показало, что способно отпустить под подписку о невыезде подозреваемых в убийстве, которые в итоге предсказуемо эту подписку нарушают и скрываются в неизвестном направлении. При этом государство продемонстрировало, что оно может быть неожиданно жестоким к хулиганкам, которые танцуют в храме, к активистам, пишущим на заборе обвинения в адрес руководства страны, и к людям, которые выкладывают, вроде бы, безобидные рассуждения в Интернете. Нельзя сказать, что все это показывает тотальное равнодушие государства к защите прав гражданина. Однако все это свидетельствует, что системного отстаивания этих прав со стороны государства нет. Оно защищает их там, где это приносит какие-то политические выгоды. А там, где подобные выгоды не очевидны, интересы гражданина бывают защищены далеко не всегда.

Во-вторых, среди российских граждан все отчетливее стала проявляться склонность в совершению личных расправ над обидчиками. На Манежной площади проходит националистический погром, вызванный демонстративным пренебрежением к закону, которое, по мнению погромщиков, позволяют себе выходцы с Кавказа в Москве. Жители поселка Сагра в Свердловской области самостоятельно дают вооруженный отпор людям, которых посчитали бандитами. В Нижнем Тагиле пенсионер убивает чиновников из социальной службы, которые, как ему показалось, не были с ним справедливы. Сразу в нескольких городах страны агрессивно настроенные группы молодых людей пристают к прохожим, внешний вид которых, по их мнению, оскорбителен для верующих. А одной из самых популярных фигур в Интернете становится Евгений Ройзман, который фактически объявил собственную войну наркоторговцам, не веря в силы государства побороть эту проблему. Это лишь некоторые примеры, которые показывают, что современный нам российский гражданин нередко сомневается в способности государства защитить его права и начинает защищать их сам. По сути это – предсказуемая реакция гражданина на странную позицию, которую заняло государство.

В-третьих, происходит фактическая легализация положения, при котором гражданин вершит самостоятельный суд над теми, кого считает обидчиками. Удивительно, но наравне с рассуждениями о недопустимости самосуда, которые исходят от российских первых лиц, отечественные власти делают многое для того, чтобы этот самосуд стал крайне распространенной практикой. Депутаты всерьез рассуждают о смягчении норм на ношение огнестрельного оружия, несмотря на то, что смягчение этих правил фактически означает признание: государство не способно защищать гражданина от преступников, и гражданин может делать это сам. Руководители страны положительно оценивают возрождение отрядов казаков в южных регионах страны, хотя, по сути, и это означает признание: полиция не способна самостоятельно навести порядок на улицах, и участие казаков ей поможет.

Правоохранительные органы же без видимого осуждения смотрят на создание «православных дружин», которые собираются следить за соблюдением чувств верующих, хотя не ясно, зачем нужны эти добровольные дружины, если следить за соблюдение законов обязаны полицейские. Иначе говоря, государство и гражданин не просто постепенно отказываются от своих обязательств по договору о правосудии. Они еще и предпринимают попытки легитимировать это положение, показать, что оно абсолютно нормально. Какие последствия будет иметь такая легитимация – можно только догадываться. Но очевидно, что ситуация, когда граждане сами, без всякого вмешательства государства, берут оружие и защищают свои права, ничем хорошим кончиться не может.

Россия на нынешнем этапе ее развития столкнулась со сложной ситуацией. Формально в стране есть и правоохранительные органы, и прокуратура, и суды. Однако реальная установка этих институтов на защиту справедливости и прав граждан вызывает сомнения. Граждане же все чаще одобряют самосуд и начинают самостоятельно, без участия государства наказывать своих явных или мнимых обидчиков. Все говорит о том, что система правосудия в современной России нуждается в капитальном ремонте.

Судебная власть и правосудие

Формирования понятия «судебная власть» тесно связано с длительным процессом разработки концепции разделения государственной власти на три ветви: законодательную, исполнительную и судебную.

Предмет данной теории отмечается уже в работах Платона, Аристотеля, Цицерона. В классическом виде теория разделения властей полностью сформировалась в 18в. У ее истоков стоял Джон Локк (английский философ и политический деятель). Он не выделял в качестве самостоятельной ветви судебную власть и считал, что существуют законодательная, исполнительная и федеративная власти. Первым на три общепризнанные вида указал французский просветитель, правовед и философ Монтескье. Концепция разделения власти получила закрепление в конституциях большинства современных государств.

На белорусских землях первая судебная власть была введена статутами ВКЛ в 16в. Затем он применялся в судебных уставах и широко употреблялось в дореволюционном законодательстве и юридической литературе. В советский период идея разделения власти была отвергнута и лишь в перестроечные годы начала проявляется в более серьезном отношении концепция разделения власти. В современном белорусском законодательстве термин судебная власть появляется в декларации «о государственном суверенитете РБ» и законе «об основных принципах народовластия». На конституционном уровне норма о разделении властей была закреплена в ст.6 конституции РБ. Такое ж правило и в действующей редакции конституции РБ. В ст.2 кодекса "о судоустройстве и статусе судей" говорится, что судебная власть в принадлежит судам, образованным в порядке, установленном конституцией и настоящим кодексом.

Судебная власть в РБ осуществляется только судами, в лице судей и привлекаемых в установленном кодексом и иными законодательными актами порядке и случаях к осуществлению правосудия народных заседателей. Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, уголовного, хозяйственного и административного судопроизводства. Судебная власть самостоятельна, она взаимодействует с законодательной и исполнительной властями. Судебную власть можно определить как совокупность предоставленных судом полномочий по осуществлению правосудия и возложенных законодательством на суды иных функций.

Уголовный процесс и правосудие

В п. 1 ст. 118 Конституции РФ сказано: "Правосудие в РФ осуществляется только судом". Правосудие в форме уголовного судопроизводства является одним из путей осуществления судебной власти (п. 2 ст. 118 Конституции РФ). Отсюда следует, что уголовное судопроизводство, понимаемое как одна из форм осуществления правосудия, выражается в деятельности суда по уголовным делам, где судебная власть реализуется через действия и решения суда. Только суд может признать лицо виновным и назначить ему наказание. Очевидно, что уголовный процесс и уголовное судопроизводство не являются - деятельностью тождественной.

Уголовный процесс иначе называется уголовным судопроизводством (ст. 2 УПК)1. Этим специальным понятием - «уголовное судопроизводство" - обозначают все производство по делу, в том числе и деятельность органов дознания, следствия (ст. 2 УПК). В названии "уголовное судопроизводство" подчеркивается особое значение во всем производстве по делу судебного разбирательства, судебных стадий, в которых осуществляется правосудие по уголовным делам. Уголовный процесс и правосудие теснейшим образом связаны между собой, но это разные понятия.

По задачам, предмету деятельности правосудие шире уголовного процесса, поскольку судебная власть осуществляется не только посредством уголовного судопроизводства (ст. 118 Конституции РФ).

По кругу органов, осуществляющих производство по делу, уголовный процесс шире правосудия. Правосудие исчерпывается деятельностью суда (ст. 118 Конституции), тогда как уголовный процесс помимо суда ведется органами дознания, предварительного следствия и прокуратуры. Даже в судебных стадиях правосудие и уголовный процесс не сливаются. Понятием уголовного процесса охватывается деятельность всех участвующих в этих стадиях субъектов, понятием правосудия - только деятельность суда. Осуществление правосудия по уголовным делам входит в качестве основной части в уголовный процесс.

История правосудия

Начнём с антики. Оказывается, в Афинах вообще не существовало полиции, следственных органов и судебных исполнителей. Правосудие вершили сами граждане. Вершили, в общем, то самосуд.

"Суд, правда, существовал: судили либо присяжные, либо Ареопаг - совет старейшин. Кодифицированного уголовного и гражданского кодексов не было, но какие-то определённые меры наказания за конкретные преступления существовали. Наиболее частые - денежный штраф, смертная казнь и изгнание из Афин, что часто заменяло смертную казнь. Ну, а первый свод законов разработал легендарный Солон, поэт и мудрец, заложивший в первой половине 6 века до нашей эры правовые основы афинской демократии. Свод законов, составленный Солоном, регламентировал практически все стороны жизни.

Одним из самых любопытных его законов был, например, тот, что разрешал любому свободному жителю Аттики привлечь к суду не только своего обидчика, но и того, кто нанёс урон другому, даже совершенно постороннему человеку. Таким образом, Солон призывал граждан к взаимопомощи - и, разумеется, воспитывал уважение к закону.

В своей замечательной книге "О, Солон!" российский историк Лев Остерман, подробно анализируя правовое наследие своего античного героя, особое внимание обращает и на закон, запрещавший требовать приданое за невестой и разрешавший ей брать с собой в дом мужа только три платья и несколько недорогих вещей. Всё это для того, чтобы брак не совершался из-за меркантильных соображений, а только по любви. Между прочим, законодательство Солона запрещало, среди прочего, брань и словесные оскорбления в общественных местах. Виновного ждал штраф в пятьсот драхм: три сотни шли в пользу оскорблённого, две государству. Пятьсот драхм - это огромная сумма. Крестьянин-подёнщик, например, зарабатывал тогда не больше трёх драхм в день.

Впрочем, в ту эпоху существовали совершенно другие, чем сегодня, представления о суровости наказания и милосердии. Так, согласно законам Драконта, которые отменил Солон, даже за мелкую кражу полагалась смертная казнь. Понятно, почему имя этого поборника честности вошло и в современный язык (правда, в искаженном виде): слишком жестокие законы или меры мы называем "драконовыми".

Ну, а что считалось оскорблением во времена древних греков? Чувствительное наказание ожидало каждого, кто назовёт другого убийцей или станет утверждать, что тот бросил щит на поле боя. Закон преследовал каждого, кто осмелится бездоказательно обвинить другого в том, что тот ударил свою мать или своего отца, и тех, кто на рыночной площади (то есть публично) пренебрежительно отзовётся о любой профессии любого жителя Афин.

А за что давали смертную казнь? Ну, во-первых, конечно, за умышленное убийство. Дела об умышленных убийствах принимал к рассмотрению один из девяти архонтов - высших должностных лиц в Афинах. Каждая из сторон - обвиняемый и обвинитель (согласно правилам - член семьи убитой жертвы или хозяин, если речь шла об убийстве раба) - имели право выступить перед судом дважды, только потом выносился приговор. Самое интересное здесь: перед вторым выступлением обвинителя обвиняемый мог объявить о том, что добровольно отправляется в ссылку и, таким образом, спасти свою жизнь.

Однако по делам об убийствах в древних Афинах нередко выносились и оправдательные приговоры, Не наказывали, среди прочего, тех, кто убивал любовника своей жены, застигнутого в её постели.

Так как семья считалась фундаментальной основой античных Афин, то супружеская измена считалась тяжким преступлением, а к отомстившему за неё относились весьма снисходительно. Причём, виновным считался любовник. Его можно было даже убить безнаказанно. А неверную жену "всего лишь" изгоняли из дома и впредь ей не разрешено было принимать участие в религиозных церемониях.

Хотя закон здесь был по отношению к мужчинам куда более суровым, но им и разрешено было намного больше: в отличие от женщин, они совершенно свободно могли содержать любовниц (обычно рабынь), посещать многочисленные публичные дома и приятно проводить время в обществе гетер. Только вот домой их не рекомендовалось приводить: это считалось дурным тоном.

Да, вот такие нравы были в древней Греции. Чистый патриархат! Таким же был поначалу - во времена республики - и Древний Рим. Глава патрицианской семьи мог осудить и даже казнить сына, продать его в рабство. Такое случалось, конечно, не часто, но вот то, что ни один из членов семьи не мог без согласия её главы распорядиться имуществом, не мог ни продать его, ни даже приобрести, - с этой проблемой сталкивались очень многие римляне на протяжении столетий. Любопытно, однако, что плебеи - одно из сословий свободного населения Древнего Рима, стоявшее вне родовой общины, - в течение нескольких веков упорно боролись за то, чтобы стать её частью.

Впрочем, патриархат был тут не при чём. Несмотря на то, что плебеи в Древнем Риме относились к свободным сословиям, таких гражданских и политических прав, как патриции, они поначалу не имели. И не имели прав на общинную землю. То есть им приходилось одалживаться у патрициев землёй, а также тягловым скотом, что привело к массовому долговому рабству. Соответствующий закон гласил: несостоятельный должник становится рабом или продаёт в рабство своих детей. Суровый закон этот существовал на протяжении столетий. Лишь в начале третьего века до нашей эры долговое рабство было отменено, и плебеев стали допускать к власти. Плебеи оказались очень полезными республике, а позже - и империи. Они исполняли полицейские функции в Риме: контролировали рынки, бани, акведуки, таверны, следили за проститутками, дебоширами и ворами (в случае необходимости - и судили их). Очень точно и очень лаконично описал судебную систему Древнего Рима российский историк Лев Остерман. Я не берусь конкурировать с ним и просто процитирую его. "Гражданские процессы, - рассказывает историк, - имущественные или наследственные споры вёл один судья. Более серьёзные дела - об убийствах, поджогах, прелюбодеянии (оно, как и в Древней Греции, каралось очень сурово), а также о взяточничестве, казнокрадстве, подкупах и подлогах - подлежали рассмотрению в специальных трибуналах. Рассматривали их коллегии судей.

Половине этих коллегий могли дать отвод обвинение или защита. Обвинителем имел право выступить любой гражданин. Адвокатам, участвовавшим в делах, запрещено было получать гонорары от своих подопечных. Своей первой славе знаменитый Цицерон обязан именно выступлениям в качестве адвоката - или судебного оратора, как тогда говорили. Цицерон защищал некоего Росция, которого ложно обвинил в отцеубийстве один из клевретов тогдашнего диктатора Суллы, и выиграл процесс.

.Судебные заседания обязательно заканчивались до захода солнца. Что касается наказаний, то среди них фигурировали опять-таки денежные штрафы, конфискация имущества, лишение гражданских прав, изгнание, а также многочисленные (в соответствии с характером преступления и гражданским статусом преступника) варианты смертной казни.

Как замечает немецкий историк Йенс-Уве Краузе, в Древнем Риме, как и в античной Греции, у людей, совершивших убийство, очень часто была возможность отправиться в добровольное изгнание и тем самым на совершенно законном основании избежать смертной казни. Но это во времена республики. Позже подобных вещей уже не допускали. В императорские времена появились и новые виды наказаний - например, исправительно-трудовые работы. Осуждённых посылали либо на шахты, либо на строительство дорог. Первых держали в кандалах, вторым было полегче.

Появилась также в качестве наказания ссылка - не добровольная, а принудительная, зато не пожизненная, а на конкретный срок, который определял суд. Впрочем, к ней приговаривали исключительно представителей привилегированных сословий, которые, однако, теряли при этом свои гражданские права. Поэтому ссылка (как правило, на далёкие острова) считалась в древнем Риме очень суровым серьёзным наказанием.

Так наказывали, например, за святотатство. Самый, пожалуй, известный судебный процесс Древнего Рима по обвинению в святотатстве имел прямое отношение к Цезарю. Будущий император был тогда ещё "всего лишь" (ставлю это "всего лишь" в кавычки) претором - то есть занимал одну из высших должностей, но не высшую. Так вот. Каждый год женщины высшего общества собирались в доме претора, чтобы отметить праздник "доброй богини" (так его официально называли). Что это за богиня, каково её имя, чем она помогала женщинам и в чём состоял ритуал празднества, - это, как подчёркивает и российский историк Лев Остерман, осталось тайной. Но суть не в том. Во время празднества в доме не мог находиться ни один мужчина. А у жены Цезаря Помпеи был обожатель - юный аристократ Клодий Пульхр, к которому она, возможно, тоже относилась вполне благосклонно (и это точно не известно). Так или иначе, но Клодий с помощью служанки проник во время празднества в дом Помпея, переодевшись женщиной.

Его, однако, поймали. И вот светский скандал принял политическую окраску: Клодия обвинили в святотатстве. В мае 61-го года до нашей эры состоялся суд. Цезарь был вызван свидетелем. С супругой он к тому времени развёлся, но на суде заявил, что к Клодию никаких претензий не имеет. "Жена Цезаря должна быть выше подозрений", - сказан на суде будущий диктатор, и эта фраза стала крылатой. В Древнем Риме, как и в Древних Афинах прелюбодеяние и супружеская измена карались очень сурово. Более того: муж обязан был подать в суд на жену, если узнавал о её измене. Если он этого не делал, то его самого могли осудить - за сводничество (существовал соответствующий закон). Любовника, застигнутого на месте преступления, муж, как мы уже рассказывали, мог во многих случаях совершенно безнаказанно убить.

Тут ничего не изменилось даже тогда, когда самосуд отошёл в прошлое и функции отправления правосудия и исполнения наказания взяло на себя римское государство. Философа Сенеку спасло в своё время от смерти только то, что его тайная любовница Юлия Ливилла не была замужем. Император Клавдий всего лишь сослал знаменитого гуманиста. Пикантность этой истории состоит в том, что сам поборник нравственности славился своим женолюбием. В юности Клавдий (ещё не император) был помолвлен дважды. Только третья невеста стала его официальной супругой. Но с ней Клавдий развёлся - также, как и со второй. Третьей же была Мессалина, имя которой стало нарицательным для бесстыдной и развратной женщины. Впрочем, другие римские принципы (что значит - первые) действительно чтили институт брака.

Об Октавиане Августе, который правил Римской империей почти полвека, чуть-чуть не дотянув до нашей эры, известно, что он был человеком строгих правил и воспитывал в своих подданных - причём, прежде всего, среди своих приближённых и в аристократии - уважение к закону. По его рекомендации сенат принял целый пакет законов, направленных на нравственное оздоровление элиты. Было, в частности, усилено уголовное наказание за взяточничество. Виновных в подкупе избирателей, кроме всего прочего, лишали права занимать государственные должности в течение пяти лет. Закон о роскоши ограничивал расходы на пиршества ста денариями в обычные дни и вдвое большей суммой в праздники. Закон о браке предписывал его обязательность для всех представителей высших сословий - сенаторов и всадников. Развестись стало сложнее.

Холостяков стали облагать высоким налогом, их ограничили в правах наследования. Ужесточили и наказания за прелюбодеяние. Не только муж, но уже и отец получил право безнаказанно убивать свою беспутную дочь и её любовника, если это был вольноотпущенник, гладиатор или актёр. Разумеется, убивать было не обязательно. Сам император Август, например, ограничился лишь изгнанием сначала дочери, а позже и внучки за их безнравственное поведение. Следует, однако, заметить, что он не пожелал делать исключение для членов своих семьи и сам обратился в сенат с требованием, согласно закону, наказать Юлию-старшую и Юлию-младшую (их звали одинаково) за разврат.

Убийством любовника своей жены прославился ещё в молодом возрасте будущий император Домициан. Став во главе империи в 51-м году нашей эры, он также начал с борьбы за общественную нравственность и против коррупции. Древнеримский историк Светоний пишет: "Столичных магистратов и провинциальных наместников Домициан держал в узде так крепко, что никогда они не были честнее и справедливее... Судей, уличенных в подкупе, он увольнял вместе со всеми их советниками..." "Строгий, но справедливый", - такой эпитет император Домициан вполне заслуживал в первый период своего правления. Но потом, как часто случается с правителями, уверовавшими в свою непогрешимость и правоту, он превратился в жестокого самодура, самодовольного диктатора, одержимого манией преследования и подавлявшего любое инакомыслие или то, что ему могло показаться инакомыслием.

Именно Домициан изгнал из Рима евреев и христиан. Единственное, на кого он опирался - армия и личная гвардия, что-то вроде Комитета государственной безопасности. Древнеримский историк Тацит считал, что Домициан был даже страшнее и отвратительнее Нерона, о жестокости и коварстве которого ходили легенды. Нет ничего удивительного в том, что, в конце концов, составился заговор против тирана, и его убили. Народ, ещё несколько лет назад воспевавший императора, торжествовал. Плиний-младший оставил такое свидетельство: "Раззолоченные статуи императора... были низвергнуты и разбиты Никто не мог сдержать порыв своей долго сдерживавшейся радости..."

Воспрепятствование осуществлению правосудия

Непосредственным объектом преступления являются общественные отношения в сфере правосудия.

Объективная сторона состоит во вмешательстве в какой бы то ни было форме в деятельность суда. Под вмешательством следует понимать различные способы воздействия на судей, присяжных или народных заседателей, с тем, чтобы добиться вынесения неправосудного приговора, решения или определения, помешать суду объективно, полно и всесторонне рассмотреть дело. Воздействие может быть оказано и через третьих лиц – родственников, знакомых, коллег и т. д.

Вмешательство может осуществляться путем угроз, просьб, уговоров, советов, обещания оказать услуги и т. п. и может быть выражено в устной, письменной форме.

Письменные обращения или ходатайства граждан или должностных лиц, защитников подозреваемых, обвиняемых, подсудимых о прекращении дела либо назначении наказания, не связанного с лишением свободы, и т. п., не могут рассматриваться в качестве вмешательства в деятельность суда, так как предусмотренные законом обращения с ходатайствами, жалобами, апелляциями являются правомерными способами поведения участников процесса.

Вмешательство в деятельность по осуществлению правосудия будет преступным только в случае, если оно касается конкретного судебного дела либо ряда дел, в том числе определенной категории. Критические замечания относительно общей линии уголовной политики, советы и пожелания общего характера (в том числе высказанные в печати) нельзя считать воспрепятствованием осуществлению правосудия.

По конструкции преступление имеет формальный состав и считается оконченным с момента осуществления вмешательства вне зависимости от достижения виновным желаемого результата.

Обязательными признаками субъективной стороны должны быть прямой умысел и наличие цели воспрепятствования осуществлению правосудия.

Субъект преступления – общий.

Часть 2 ст. 294 УК РФ устанавливает ответственность за вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание. Согласно ст. 5 УПК РФ:

• дознаватель – должностное лицо органа дознания, правомочное либо уполномоченное начальником органа дознания осуществлять предварительное расследование в форме дознания, а также иные полномочия, предусмотренные УПК РФ;
• прокурор – Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры, их заместители и иные должностные лица органов прокуратуры, участвующие в уголовном судопроизводстве и наделенные соответствующими полномочиями Федеральным законом о прокуратуре;
• следователь – должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также иные полномочия, предусмотренные УПК РФ.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом и целью воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела.

Субъект преступления – общий. Квалифицирующий признак преступления – вмешательство в деятельность суда, прокурора, следователя или лица, производящего дознание, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

Функции правосудия

Проблему организации и функционирования судебного контроля на досудебном производстве можно смело отнести к одной из наиболее важных и потому активно обсуждаемых. Наряду с фундаментальными работами, посвященными изучению сущности судебного контроля, соотношению судебного контроля с другими направлениями судебной деятельности и, прежде всего, отправлением правосудия немало публикаций посвящается отдельным вопросам реализации данного вида контроля за предварительным расследованием.

Пять лет функционирования данного института позволяют подвести некие итоги его внедрения в практику. И здесь мы обнаруживаем, что многие авторы указывают на негативные последствия введения судебного контроля на досудебном производстве, поскольку этот институт существенно усложнил работу следствия. Критику вызывает то, что получение судебных решений о производстве следственных действий или принятия процессуальных решений связано с соблюдением сложных процедур и значительными временными затратами. При этом, как показывают исследования, суды далеко не всегда глубоко изучают представленные материалы и порой некритично воспринимают позицию следователя и прокурора.

Проанализировав статистику судебных решений на досудебном производстве, И.Л. Петрухин пришел к выводу о неэффективности судебного контроля. Исходя из этого, И.Л. Петрухин задает риторический вопрос: "Если все или почти все ходатайства следственных органов суд удовлетворяет, то зачем в таком случае судебный контроль? Надобность в нем, казалось бы, отпадает. И тогда нужно было бы отменить статьи 182, 183, 185 УПК РФ, предусматривающие судебный порядок получения разрешений на производство арестов, обысков и других процессуальных действий, связанных с ограничением конституционных прав граж-1 дан, и вернуться к получению прокурорских санкций на право проведения такого рода действий. Но вряд ли кто-нибудь теперь будет отстаивать такую позицию".

Обращает внимание И.Л. Петрухин и на то, что в среде практических работников к институту судебного контроля на досудебном производстве сложилось негативное отношение. Так, по его данным 54% опрошенных следователей и дознавателей считают, что достаточно прокурорского надзора, по данным другого социологического опроса 79% опрошенных сотрудников правоохранительных органов против судебного порядке санкционирования следственных действий.

Между тем, количество судебных заседаний, проводимых в рамках реализации данного института, стремительно растет. Кроме того, отказ авторов УПК РФ от действенных механизмов исправления следственных ошибок, по мнению Н.А. Колоколова, привел к тому, что ежегодно до 50 - 60 тыс. производств по исправлению ошибок, допущенных органами предварительного расследования, осуществляются вообще за пределами уголовно-процессуальных регламентации.

В чем же причина низкой эффективности судебного контроля? По мнению И.Л. Петрухина их несколько. "Во-первых, высокая служебная нагрузка судей районного звена (например, в Басманном суде - до 200 уголовных дел в среднем на судью в год). Во-вторых, возложение одной и той же функции на следователя, прокурора и судью (судья надеется, что прокурор, давая согласие на проведение процессуального действия, делает это добросовестно, профессионально и не допускает ошибок). В-третьих, действует принцип солидарности в работе судей и прокуроров, считающих, что их связывает профессиональная обязанность бороться с преступностью и оказывать друг другу в этом содействие".

На наш взгляд, еще одна важная причина состоит в том, что на одного субъекта возложены разные по своей сути функции - правосудия и судебного контроля. При этом главной воспринимается функция правосудия, а судебный контроль - функцией второстепенной. Не случайно исследования показали, что "судьи отнюдь не с восторгом относятся к возложению на них дополнительного бремени по контролю за расследованием, поскольку это весьма ответственная и трудоемкая область судебной деятельности, требующая больших усилий и затрат по времени", а значит к осуществлению судебного контроля будут относиться достаточно формально.

Совмещение полномочий суда по отправлению правосудия и судебного контроля за досудебным производством в одном лице (а закон этому не препятствует) неизбежно влечет еще одну опасность - формирование у судьи предварительного убеждения по вопросу о виновности обвиняемого. Как справедливо отмечает Л.М. Володина: "Не всегда возможно в случае участия судьи в принятии решения на стадии предварительного расследования обеспечить объективность исследования обстоятельств дела в последующем, в ходе судебного разбирательства. Особенно остро встает этот вопрос для судов российской "глубинки", действующих нередко в составе одного районного судьи".

Решение данной проблемы видится в отделении этих функций. Необходимость этого признается многими учеными. К примеру, А.В. Смирнов указывает на то, что в публичном процессе требования размежевания процессуальных функций сверх актуальны, поэтому судебный контроль не может быть непосредственно продолжен правосудием, ибо он превращает состязательность в розыск. Судей как минимум должно быть двое: один для предварительного следствия и предания суду, другой - для правосудия. В литературе высказано немало предложений о том, какому органу следует поручить осуществление судебного контроля.

По мнению М.К. Свиридова, эту деятельность следует возложить на конституционные (уставные) суды, при этом в качестве аргумента указывалось на то, судебный контроль на досудебном производстве не соответствует назначению уголовного процесса, характер применяемых при этом норм другой. Характер норм, являющихся предметом деятельности судьи в судебном контроле, - конституционный, а, следовательно, наиболее приемлемое для него место - в конституционном процессе. Говоря о необходимости передачи судебного контроля специальным судебным органам, М.Е. Пучковская апеллирует к зарубежному опыту: "Во многих западных странах, - отмечает М.Е. Пучковская, - функция контроля за законностью деятельности органов предварительного следствия возложена на суды, вернее скажем так - на специальный судебный орган, который не осуществляет в последствии правосудие по уголовному делу. Во Франции - это Обвинительная камера, в Германии - Общественная камера, в Италии - Следственная камера".

Заслуживает внимания и предложение, высказанное Н.Г.Муратовой, которая обосновывает необходимость введения в уголовное судопроизводство России фигуры следственного судьи, наделив его контрольными судебными функциями за ограничением или стеснением конституционных прав и свобод личности при производстве дознания, предварительного следствия и оперативно-розыскной деятельности, а также проведения следственным судьей предварительных слушаний в условиях закрытого состязательного судебного разбирательства по основаниям, указанным в п.п. 1 и 2 ч. 2 ст. 229 УПК РФ, таким образом, Н.Г. Муратова предлагает следственному судье передать полномочия по осуществлению оперативного контроля за досудебным производством и частично полномочия по преданию суду. Подобное предложение высказано Ю.В. Деришевым и В.В. Николюком, которые выступают за создание специального судебного органа при судебном ведомстве - должности следственного судьи для организации судебного контроля за производством предварительного расследования прокурором, органами дознания и предварительного следствия.

Идею введение института судебного следователя поддерживают и другие ученые-процессуалисты, однако при этом предлагаются иные подходы. Так, А.И. Макаркин полагает, что "следователь, как и судья общей юрисдикции, до сих пор осуществлявший судебный контроль, в ходе реформы должен трансформироваться в следственного судью - единственного носителя функции юстиции в состязательном предварительном следствии", при этом, по мнению А.И. Макаркина, следственный судья будет также рассматривать дело по существу. Аналогичную позицию занимает А.С. Сбоев, предлагающий создать "специализированную судебную систему в виде аппарата следственных судей".

Наиболее рациональным нам представляется создание судебного органа по образцу Обвинительной камеры во Франции, передав этому органу полномочия осуществления судебного контроля на досудебном производстве, решение вопроса о предании обвиняемого суду, а также рассмотрение ходатайств о возбуждении уголовного дела в отношении специальных субъектов. Опыт Франции предлагал использовать и И.Л. Петрухин, правда, по иным мотивам. Рассматривая варианты обжалования действий органов предварительного расследования, он отмечал: "Проект УПК РФ предусматривает, что жалоба на действия и решения следователя и органа дознания должна быть сначала подана прокурору и лишь при ее отклонении - судье.

С такой позицией никак нельзя согласиться. ...Дублирование компетенции превращается в социальное зло. Значит, нужно ввести на предварительном следствии фигуру судьи или даже такого судебного органа, как обвинительная камера во Франции, который разрешал бы все коллизии между обвинением и защитой на этой стадии процесса... Судья, рассматривающий жалобу должен иметь возможность выслушать жалобщика или его представителя, следователя (дознавателя), проводившего обжалуемое действие, и при необходимости - допросить свидетелей, подтверждающих или опровергающих доводы жалобы. Для данной стадии процесса такая процедура была бы слишком сложна и разбирательство у судьи могло бы превратиться в уголовное или дисциплинарное преследование следователя. Выход из ситуации видится в заимствовании своеобразного института - обвинительной камеры при апелляционном суде Франции и аналогичной камеры окружного суда дореволюционной России".

Сосредоточив различные направления судебного контроля в одном органе, отделенном от судов, отправляющих правосудие, с одной стороны - мы получим орган, который не будет отвлекаться на решение иных вопросов, что сделает его деятельность эффективной, с другой стороны - мы повысим гарантии правосудия, ибо исключим ситуации, когда один и тот же судья сначала положительно решает вопросы, связанные с производством следственных действий на предварительном следствии, потом - о продлении срока содержания обвиняемого под стражей на предварительном слушании, а затем рассматривает дело в отношении этого же обвиняемого по существу.

Содержание правосудия

Основной функцией судебной власти является осуществление правосудия. Все законодательство о судоустройстве, значительная часть норм уголовно-процессуального и гражданского процессуального законодательства призваны определять сущность, содержание и формы реализации этого важнейшего направления судебной деятельности.

Конституция РФ утверждает главную задачу правосудия, определяя его ведущую роль в обеспечении прав и свобод граждан (ст. 18). Она закрепляет право граждан на правосудие (ст. 46, 52) и устанавливает, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом (ст. 118).

Федеральный конституционный закон «О судебной системе в Российской Федерации», утверждая значение общего статуса судей, подчеркивает, что только лица, наделенные в соответствии с Конституцией РФ и этим Законом полномочиями судьи, могут осуществлять правосудие (ст. 11). Именно в деятельности по отправлению правосудия судьи никому не подотчетны.

Способом осуществления правосудия закон признает разбирательство и разрешение дел в судебных заседаниях. Именно в судебном разбирательстве наиболее полно реализуются все демократические принципы судебной деятельности.

Государственно-правовая защита правосудия и носителей судебной власти выражается в установлении административной и уголовной ответственности за посягательства на деятельность по осуществлению правосудия. Правосудие как одна из форм государственной властной правоохранительной деятельности отличается от законодательной и управленческой деятельности рядом существенных признаков.

Характерными чертами правосудия являются:

- осуществление правосудия особыми компетентными государственными органами - судами;
- правосудие выполняется лишь установленными законом способами: рассмотрением в судебных заседаниях уголовных и гражданских дел в рамках установленной законом особой процедуры, каждая из которых регулируется отдельным самостоятельным законодательным актом (ГПК, УПК, АПК).

С учетом требований Конституции об установлении условий для полного и независимого осуществления судами правосудия (ст. 124), исходя из иных установлений федерального законодательства, содержание правосудия и принимаемых судами актов должно отличаться следующими свойствами: законностью, определяемой как соответствие принятых решений и порядка рассмотрения дел закону; обоснованностью, т. е. подтверждением принятых решений убедительными и достаточными доказательствами; объективностью, т. е. непредвзятостью, беспристрастностью судебного исследования всех обстоятельств дела; справедливостью решений суда как соответствующим нравственным представлениям современного общества; своевременностью и юридической точностью принимаемых решений, незамедлительностью и общеобязательностью их исполнения.

Исходя из этой краткой характеристики содержания и основных свойств правосудия, оно может быть определено как осуществление судом своеобразной правоохранительной и правозащитной деятельности, основанной на полном соблюдении демократических принципов, выражающейся в рассмотрении и разрешении гражданских, уголовных и арбитражных дел в рамках установленного законом процессуального порядка, обеспечивающего возможность применения к правонарушителям государственного принуждения в условиях соблюдения законности, обоснованности, справедливости и общеобязательности принимаемых решений.

Доступность правосудия

Принцип доступности правосудия (доступности судебной защиты) означает обеспеченную законом возможность беспрепятственно обратиться в суд за защитой своего нарушенного права и получить такую защиту. Несмотря на то, что данный принцип конкретно не закреплен в ХПК, он основательно исследован в науке.

Сущность доступности правосудия заключается в отсутствии чрезмерных, необоснованных правовых и практических препятствий для обращения в суд, рассмотрения и разрешения дела в суде. Доступность правосудия - одна из категорий, свидетельствующих об уровне развития государства, о степени демократичности и социальной направленности его органов, о существовании подлинных или мнимых рычагов защиты прав соответствующих субъектов.

В силу данного принципа любое заинтересованное лицо (гражданин, индивидуальный предприниматель или юридическое лицо), полагающее, что его права и интересы нарушены либо оспорены, вправе обратиться за судебной защитой и, используя предоставленные законом процессуальные средства добиваться ее осуществления в судебном порядке, а государство обязано предоставить такую защиту.

Факторы, отрицательно влияющие на доступность правосудия, подразделяются в науке на две группы (по классификации И. А. Приходько):

1) факторы, связанные с правовым явлением, которое может быть определено как процессуальная недостаточность;
2) факторы, связанные с явлением, которое может быть определено как процессуальная избыточность.

Первая группа включает в себя следующие факторы:

1) фактор темп оральной недостаточности (чрезмерная краткость некоторых сроков в процессуальном законодательстве):
2) фактор регламентационной недостаточности (наличие пробелов и противоречий в процессуальном законодательстве);
3) фактор понятийной недостаточности (отсутствие в процессуальном праве некоторых понятий, известных в иных правовых системах и международном праве; недостаточная разработка понятия процессуальных льгот и т.д.):
4) фактор инстанционной недостаточности (отсутствие необходимого числа судебных инстанций);
5) фактор юрисдикционной (компетенционной) недостаточности (неоправданные ограничения компетенции хозяйственных судов);
6) фактор монетарной недостаточности (недостаточность имеющихся процессуальных средств, позволяющих устранить препятствия в получении судебной защиты, связанные с высокой стоимостью судебного процесса);
7) фактор мотивационной недостаточности (недостаточность в процессуальном законе приемов, нивелирующих отрицательную мотивацию судей к любому отягощению процесса в условиях неизменности срока рассмотрения дела).

Вторая группа охватывает следующие факторы:

1) фактор избыточности судебных функций (возложение на суд функций, не-посредственно не связанных с осуществлением правосудия, например, вопросов администрирования госпошлины по судебным делам);
2) фактор юрисдикционной (компетенционной) избыточности (отнесение к юрисдикции судов вопросов, разрешение которых не требует вмешательства суда;
3) фактор инстанционной избыточности (наличие излишнего числа инстанций, например, двух надзорных инстанций - Президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь и Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь);
4) фактор институциональной избыточности (наличие в процессуальном законодательстве не являющихся необходимыми институтов, например, института коллегиального рассмотрения дел в суде второй инстанции);
5) фактор дискреционной избыточности (чрезмерно широкий круг вопросов, решаемых исключительно усмотрением суда);
6) фактор регламентационной избыточности (установление в процессуальном законе требований и условий, не вызывающихся необходимостью).

Н.Н. Ефремова предлагает классифицировать процессуальные средства обеспечения доступности правосудия условно на две группы: общие и специальные. К первой группе автор относит процессуально-правовые средства, обеспечивающие доступность и эффективность правосудия на протяжении всей динамики развития хозяйственного процесса, использование которых не зависит от этапа «прохождения» дела в той или иной инстанции.

Специальные средства, относящиеся ко второй группе, могут применяться в зависимости от стадии рассмотрения экономического спора и включают в себя процессуальные средства, обеспечивающие доступность правосудия на отдельном этапе судебной деятельности, а именно:

а) при подготовке дела к судебному разбирательству и судебном разбирательстве в суде первой инстанции;
б) в производствах по пересмотру судебных актов.

Новым процессуальным правовым средством доступности правосудия является обязательность проведения подготовительного судебного заседания. Элемент доступности правосудия проявляется также в том, что действующее законодательство не исключает возможности перехода от подготовительного судебного заседания к рассмотрению дела по существу в судебном заседании хозяйственного суда, но обратная ситуация (исключение подготовительного заседания) не допускается.

К характеристикам доступного правосудия могут быть также отнесены: проведение открытого, публичного судебного заседания, публичное объявление судом принимаемых им судебных актов; опубликование судебных актов и др.

О доступности хозяйственного судопроизводства свидетельствуют следующие данные: в 2008 г. количество первичных обращений субъектов хозяйствования и государственных органов за защитой нарушенных прав и законных интересов в хозяйственные суды республики по сравнению с 2007 годом возросло на 9 % и составило 72 413 заявлений; в 2008 г. количество вторичных обращений в порядке обжалования принятых судебных постановлений (апелляционных, кассационных надзорных жалоб, судебных по-становлений по административному производству) превысило показатели 2007 г. на 16 %.

Рассматриваемый принцип в полной мере корреспондируется с принципом защиты прав, свобод и законных интересов.

Особенности проявления этого принципа можно проследить по нормам, позволяющим органу судебной власти применять нормы и принципы международного права, аналогию права и аналогию закона, обязанности обращения в Конституционный Суд с запросом о конституционности подлежащего применению закона, не применять неправовой нормативный акт. Содержание принципа защиты прав, свобод и законных интересов состоит из совокупности правовых способов и средств защиты прав, свобод и законных интересов потребителей правовых услуг (в том числе процессуального характера), реальность которых гарантируется действующим законодательством, обеспечивается всей правовой системой государства и подтверждается практикой деятельности органов и организаций, органов судебной власти и международных юрисдикционных органов.

темы

документ Наследственное право
документ Исполнительная власть
документ Правоохранительные органы
документ Ответственность субъектов предпринимательской деятельности



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты