Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Юристу » Материальное право

Материальное право

Материальное право

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Материальное право
2. Нормы материального права
3. Материальное гражданское право
4. Материально-процессуальные нормы права
5. Нарушение материального права
6. Защита материальных прав
7. Материальные источники права
8. Материальные права человека
9. Материальное административное право
10. Материальный вид права
11. Право на материальную помощь
12. Нарушение норм материального права
13. Материальные отрасли права
14. Материальное уголовное право
15. Применение норм материального права
16. Международное материальное право
17. Основы материального права

Материальное право

Любая система правовых норм подразделяется на материальное и процессуальное право. Как было отмечено выше, все нормы права призваны регулировать и упорядочивать общественные отношения в соответствии с теми функциями и задачами, которые стоят перед ними. Одна группа правовых норм закрепляет существующие общественные отношения, тем самым придавая им правовой характер. Другие направлены на реализацию этих норм в жизнь, так как, устанавливая (санкционируя) правовые нормы, государство одновременно определяет порядок их осуществления.

Следовательно, к материальному праву относятся конституционное право, гражданское право, уголовное право, административное право, а группу процессуальных отраслей права составляют уголовно-процессуальное, гражданско-процессуальное, арбитражно-процессуальное и административно-процессуальное право.

Предметом правового регулирования норм материального права являются общественные отношения, связанные с материальными условиями жизни общества, а нормы процессуального права регулируют общественные отношения, возникающие в процессе реализации норм материального права. Основное различие между нормами процессуального и материального права заключается в том, как отмечал в свое время К. Маркс, что «материальное право, имеет свои необходимые, присущие ему процессуальные формы… процесс есть только форма жизни закона, следовательно, проявление его внутренней жизни».

Таким образом, государство определяет особую группу правовых норм, призванных обеспечивать претворение норм материального права в жизненных отношениях. Все то, что связано с применением норм материального права, – это область процессуального права. Процессуальное право – это в каком-то смысле форма осуществления норм материального права. Это не значит, что состояние законности зависит от норм материального права и меньше – от норм процессуального права. Для состояния законности и правопорядка в стране процессуальное право значит больше, чем материальное право.

Нормы материального права опосредуют (регулируют) уже существующие общественные отношения. Без норм процессуального права, без процессуального законодательства фактически процессуальные отношения не существуют, иначе говоря, процессуальные нормы выступают специфической формой бытия материального права, обслуживают процессы реализации норм материального права. Следовательно, главная особенность норм процессуального права – это их процедурный характер.

Можно сделать вывод: нормы материального и процессуального права тесно связаны между собой и дополняют друг друга. От их согласованности и «жизнеспособности» во многом зависит состояние законности и обеспечение правопорядка в стране.

В зависимости от того, какие общественные отношения нормы права регулируют, они объединяются в обособленные, относительно самостоятельные группы. Самые большие такие группы именуются отраслями права. Отрасль права – это часть системы права, представляющая собой совокупность правовых норм, регулирующих качественно однородную группу общественных отношений, с присущим ей особым методом правового регулирования.


Отрасли права могут относиться к области частного или публичного права и к «материальному» или процессуальному праву. Каждая отрасль права отличается от другой отрасли права своим особым предметом и методом правового регулирования. Под предметом правового регулирования понимаются те общественные отношения, которые регулируются правом. Заметим, что предметом самой юридической науки является право как общественное явление. Каждая отрасль права связана с определенным видом общественных отношений. Предмет правового регулирования является основанием или критерием построения системы правовых норм в отрасли права, подотрасли либо правового института. Именно нормы этих структурных элементов системы права качественно отличаются друг от друга, имеют свое назначение, выполняют определенные функции. Следовательно, под предметом правового регулирования каждой отрасли права понимается качественно однородная группа общественных отношений, регулируемая нормами данной отрасли права.

Если предмет правового регулирования каждой отрасли права указывает нам на то, что регулируется нормами данной отрасли (какие общественные отношения), то метод правового регулирования показывает, как регулируются эти отношения, какими приемами и средствами. Метод правового регулирования служит дополнительным основанием или критерием построения системы юридических норм. Метод правового регулирования – юридические средства и способы обеспечения и выполнения предписаний правовых норм.

Этот метод характеризуется следующими основными качествами:

1) порядком установления субъективных прав и юридических обязанностей;
2) степенью их определенности и «автономности» действий субъектов;
3) правовыми средствами и способами обеспечения субъективных прав и юридических обязанностей.

Названные особенности четко проявляются при сравнительном анализе отраслей права и законодательства. Так, например, в гражданском или семейном праве допускается автономность поведения субъектов правоотношений в рамках закона. А для уголовного права характерен властный метод правового регулирования путем установления запретов совершать определенные деяния (действия или бездействия), указанные в нормах особенной части уголовного законодательства.

В теоретическом плане различают автономный (диспозитивный) и императивный (авторитарный) методы правового регулирования. Автономный метод предоставляет самим участникам правоотношений самостоятельно определять тот или иной вариант поведения в рамках, установленных нормами права. Он характеризуется относительной свободой поведения сторон, их равным положением в правовых отношениях. Например, в гражданском праве имущественные отношения регулируются методом равенства и свободного волеизъявления сторон.

Императивный метод характеризуется использованием властных правовых предписаний, которые устанавливают порядок возникновения конкретных прав и обязанностей у субъектов правоотношений. Так, в административном и уголовном праве предписания правовых норм регламентируют, каким образом не следует поступать участникам правоотношений, так как иначе могут быть нежелательные правовые последствия.

В каждой отрасли права следует выделять как общие методы правового регулирования, так и свои частные, вытекающие из особенностей регулируемых общественных отношений.

В системе современного российского права в зависимости от предмета и метода правового регулирования можно выделить следующие основные отрасли права:

1. Во главе всей системы норм права страны находится отрасль конституционного права, которая является базовой отраслью для всех других отраслей права. Конституционное (государственное) право – это область публичного права. Главная задача конституционного права – организация осуществления государственной власти и ее ограничение рамками правового закона. Государственное право регулирует отношения, возникающие между обществом, личностью и государством. Однако не все эти отношения регулируются государственным правом, а только те, которые устанавливают общие принципы организации и деятельности государственной власти. Конституционное право регулирует отношения, устанавливающие основы конституционного строя, конституционный правовой статус личности, форму государственного устройства, принципы организации и деятельности государственных органов, основы местного самоуправления. Принципы и положения, заложенные в конституционном праве, являются основополагающими для всех других отраслей права. Нормы Конституции обладают высшей юридической силой.

2. Административное право – это область публичного права. Нормы административного права регулируют отношения, складывающиеся в сфере государственного управления, т. е. отношения власти и подчинения. Это исполнительно-распорядительная деятельность органов государственной власти. Нормы административного права регулируют отношения, устанавливающие принципы организации и деятельности исполнительных органов государственной власти, систему этих органов, их структуру и полномочия. Административное право устанавливает, какие общественно-опасные деяния являются административными правонарушениями, определяет меры административных взысканий за эти проступки и систему органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях.

3. Гражданское право – это область частного права. Гражданское право регулирует имущественные отношения и связанные с ними некоторые личные неимущественные отношения. Имущественные отношения, регулируемые гражданским правом, подразделяются на вещные, связанные с обладанием имуществом (право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления), и обязательственные отношения, связанные с переходом имущественных благ от одного лица к другому. Личные неимущественные отношения, регулируемые нормами гражданского права, имеют своим предметом нематериальные блага (честь, достоинство, доброе имя, деловая репутация, право авторства). Нормы гражданского права закрепляют и охраняют различные формы собственности, правомочия собственников, регулируют права и обязанности участников гражданских правоотношений, определяют способы защиты права собственности, других имущественных и неимущественных прав и законных интересов субъектов гражданского права. Гражданское право устанавливает различные формы правовой организации юридических лиц и их компетенцию, определяет порядок реорганизации или ликвидации этого лица.

4. Уголовное право – это область публичного права. Уголовное право регулирует отношения, связанные с совершением преступления и применением мер уголовного наказания. Нормы уголовного права дают понятие преступления и определяют виды преступлений, раскрывают состав преступления. В уголовном законодательстве содержится исчерпывающий перечень уголовно-наказуемых деяний и видов наказаний, рассматриваются обстоятельства, исключающие преступность деяния, определяют смягчающие и отягчающие уголовную ответственность обстоятельства.

5. Процессуальное право – это область публичного права. Делится оно на гражданский процесс и уголовный процесс. Предметом регулирования уголовно-процессуального права являются отношения, связанные с деятельностью органов дознания, следствия и суда по возбуждению, расследованию и рассмотрению уголовных дел. Нормы уголовно-процессуального права определяют права и обязанности участников процесса, порядок вынесения судебного приговора, его обжалования и опротестования. Гражданско-процессуальное право регулирует правоотношения в сфере гражданского судопроизводства. Нормы гражданско-процессуального права устанавливают порядок рассмотрения дел по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых правоотношений, а также порядок обжалования, опротестования и реального исполнения принятого решения.

Помимо названных выше отраслей права, в системе норм права можно выделить также отрасли, в свое время отделившиеся от основных: трудовое право, семейное право, финансовое право, земельное право, коммерческое право, банковское право, природоохранительное право, криминология, уголовно-исполнительное право и др.

Отрасли права в свою очередь подразделяются на подотрасли и правовые институты. Подотрасль права – часть отрасли права, регулирующая относительно самостоятельный блок однородных общественных отношений, присущим ей методом правового регулирования.

Например, в конституционном праве – избирательное право; в природоохранительном праве – горное право, водное право, лесное право; в гражданском праве – жилищное право, авторское право, наследственное право и др.

Правовой институт – это элемент отрасли права, включающий совокупность юридических норм, регулирующих качественно однородную группу общественных отношений. Правовые институты могут быть отраслевыми и межотраслевыми (комплексными). Отраслевой правовой институт представляет собой однородные группы юридических норм внутри одной отрасли права. Например, в конституционном праве – институт правового статуса личности, в административном праве – институт государственной службы, в международном праве – институт дипломатического права, в гражданском праве – институт обязательств и т. д.

Межотраслевые правовые институты объединяют в себе правовые нормы, относящиеся к нескольким отраслям права. Институт избирательного права, например, включает в себя нормы государственного, административного и уголовного права.

Нормы материального права

Нормы материального права прямо влияют на определенную сферу общественных отношений, регулируют ее, закрепляя исходные права и обязанности субъектов права в данной сфере, обеспечивают регулятивные и охранительные функции права.

К отраслям материального права относятся конституционное, гражданское, административное, трудовое, финансовое, уголовное, экологическое, земельное, семейное право и т.п.

Нормы материального права (и соответствующие отрасли) закрепляют правовое положение лиц и имущества, отношения собственности и другие неимущественные отношения, определяют структуру, компетенцию и порядок деятельности различного рода государственных органов, учреждений, устанавливают основания и пределы ответственности за правонарушения и т.д.

Материальное право имеет свои, присущие ему, процессуальные формы. Оно устанавливает условия и основания возникновения процессуального права. Процессуальные нормы (институты, подотрасли, отрасли) регулируют общественные отношения, возникающие в процессе реализации норм всех отраслей права, определяют права и обязанности субъектов процессуально-правовых отношений, закрепляют порядок и процедуры применения норм материального права.

В группу отраслей процессуального права входят гражданское процессуальное право, уголовное процессуальное право, уголовно-исполнительное право, арбитражное право. Идет процесс становления таких отраслей процессуального права, как административно-процессуальное и конституционно-процессуальное.

Так, гражданско-процессуальное право содержит нормы, определяющие порядок рассмотрения судами гражданских, трудовых и семейных споров, регламентирующие ход судебного разбирательства, порядок вынесения и обжалования судебного решения, закрепляющие правовое положение участников гражданского процесса.

Уголовно-процессуальное право составляют нормы, которые регулируют деятельность органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда по расследованию и рассмотрению уголовных дел, их взаимоотношения с гражданами и между собой в ходе следствия и судебного разбирательства. Уголовно-процессуальное право определяет цели и задачи уголовного судопроизводства, права и обязанности участников уголовного процесса.

Уголовно-исполнительное право - это совокупность норм, определяющих порядок и условия отбывания наказания и изменения мер исправительного воздействия к лицам, осужденным за совершение преступлений. Уголовно-исполнительное право включает также нормы, которые устанавливают порядок деятельности учреждений и органов, исполняющих приговоры за совершение преступлений, регулируют вопросы, связанные с формами участия общественности в исправлении осужденных, и т.д.

Процессуальные отрасли отражают формы и методы осуществления материальных норм, содержащихся в непроцессуальных отраслях, устанавливают порядок рассмотрения уголовных и гражданских дел, разрешения конфликтных ситуаций. Необходимым условием эффективного действия всего права и реализации его регулятивной функции является тесная связь и сочетание материального и процессуального права.

В системе права в соответствии с целью и социальным назначением правовых норм выделяют два крупных блока частное и публичное право.

Материальное гражданское право

Материальное право имеет свои необходимые, присущие ему процессуальные формы защиты. Судебный процесс и право так же тесно связаны друг с другом, как, например, формы растений связаны с растениями, а формы животных - с мясом и кровью животных. Один и тот же дух должен одушевлять судебный процесс и законы, ибо процесс есть только форма жизни закона, следовательно, проявление его внутренней жизни.

Гражданское процессуальное право служит формой принудительного осуществления гражданско-правовых, семейно-правовых, трудовых и других правовых обязанностей. "Право есть ничто без аппарата, способного принуждать к соблюдению его норм". Таким аппаратом принуждения во многих случаях жизни выступает суд.

Вместе с тем и гражданское процессуальное право без регулятивного права было бы бесцельным, так как служебная роль гражданского процессуального права состоит в защите и охране существующих прав. Связь между материальным и процессуальным правом проявляется непосредственно в отдельных институтах и нормах. В ряде случаев нормы материального права, устанавливая форму сделок, предрешают вопрос о доказательствах, которыми могут быть установлены факты возникновения данного правоотношения. Связь гражданского процессуального права с конституционным определяется тем, что принципы организации и деятельности суда установлены нормами этого права, в первую очередь Конституцией РФ.

Гражданское процессуальное право имеет связь с рядом других отраслей материального права, нормы которых суд применяет при рассмотрении и разрешении конкретных гражданских дел.

Гражданское процессуальное право взаимодействует с уголовным процессуальным правом. Эти отрасли права объединяет, прежде всего, то, что они регулируют общественные отношения, связанные с осуществлением правосудия в России. В гражданском процессуальном и уголовном процессуальном праве имеются схожие по сущности институты и принципы.

Гражданское процессуальное право тесно связано и с арбитражным процессуальным правом. Эта связь обусловлена общностью задач судов общей юрисдикции и арбитражных судов по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов.

В арбитражном и гражданском процессах имеется много общих институтов: предметом разбирательства дел служат споры о праве, возбуждаемые путем предъявления иска; разбирательство и разрешение дел проводятся в состязательной форме процесса с участием сторон и проверкой доказательств, на основе которых должны быть установлены действительные взаимоотношения сторон.

Однако если деятельность суда общей юрисдикции регламентируется Гражданским процессуальным кодексом, то деятельность арбитражных судов регулируется специальными правовыми актами, устанавливающими порядок рассмотрения споров в арбитражных судах, прежде всего Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации.

Материальные и процессуальные нормы права

Норма материального права - Это норма, выступает первоначальным регулятором общественных отношений: содержит правило поведения (права, обязанности, запреты), на основании которого возможно конкретное решение юридического дела. Такая норма общеобязательная, формально определена и в установленном порядке принимается, изменяется и обеспечивается государством, имеет четко определенную структуру - гипотезу, диспозицию и санкцию; по содержанию является мерой свободы и справедливости.

Норма процессуального права - Это норма, которая устанавливает оптимальный порядок реализации и защиты норм материального права.

Нормы процессуального права отличаются от норм материального права рядом особенностей:

1. Своеобразием предписаний. Это обусловлено, прежде всего, характером функций процессуальных норм, их назначению:

• если функция норм материального права заключается в непосредственном регулировании поведения, то назначение процессуальных норм состоит в регулировании общественных отношений, складывающихся в процессе применения норм материального права, содействии достижению результата, предусмотренного нормой материального права;
• все предписания процессуальных норм имеют процедурный характер, т.е. определяют наиболее целесообразный порядок осуществления правотворческой правоприменительной, учредительной и контрольной деятельности;
• много процессуальных норм определяют порядок организации органов государства и осуществление ими своей компетенции.

2. Особенностями адресатов:

• как правило, нормы процессуального права адресуются субъектам, которые наделены властными полномочиями для применения норм материального права;
• предписания этих норм выступают всегда как категорическое повеление относительно субъектов, уполномоченных организовывать правоприменительный процесс, и могут содержать диспозитивные основы по заинтересованных участников правотворческого процесса.

3. Специфической структурой. Они, как и нормы материального права, имеют трехэлементную структуру, но:

• диспозиция процессуальной нормы является формой реализации норм материального права;
• в гипотезе процессуальной нормы условия, обстоятельства определяются содержанием нормы материального права, применяется, то есть в гипотезе процессуальной нормы будто имеется норма материального права;
• производная природа процессуальной нормы определяет специфику и ее санкции, прежде всего, выражается в таком последствии, как отмена правоприменительного акта, принятый с нарушением этой нормы.

4. Особенностями процессуальных норм является и то, что они тесно связаны с различными приемами и способами, которые используются государственными органами при осуществлении своих полномочий. Значение процессуально-правовых норм, как в правотворчестве, так и в правоприменении заключается в совершенствовании деятельности различных органов, участвующих в управлении обществом. Процессуальное урегулирования этой деятельности обеспечивает повышение ответственности, дисциплины и укрепления законности.

Нарушение материального права

Под нормами материального права понимаются любые правовые нормы, которыми регулируются правоотношения, из которых в суде возник подведомственный ему спор (см. комментарий к ст. 22 ГПК).

Нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными, что служит основанием для отмены решения суда первой инстанции (см. комментарий к ст. 362 ГПК), если:

1) суд не применил материальный закон, подлежащий применению. Как правило, такое нарушение обусловлено неправильным определением характера спорного материального правоотношения. Представляется, что такое нарушение отличается от последующего тем, что оно связано одновременно с применением судом действующего материального закона, но не подлежащего применению к установленным спорным материальным правоотношениям. Например, суд отказал незаконно уволенному работнику по мотиву несоответствия его занимаемой должности вследствие состояния здоровья в восстановлении на работе, указав, что к моменту вынесения решения его должность сокращена. Суд не применил ст. 394 ТК, в соответствии с которой в случае признания увольнения незаконным работник должен быть восстановлен на работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор;

2) суд применил материальный закон, не подлежащий применению. В первую очередь это касается нормативных актов, которые не подлежат применению не только к спорным, но и к любым другим материальным правоотношениям. Одним из случаев такого нарушения является применение судом к установленным материальным правоотношениям материального закона, утратившего силу на момент возникновения материального правоотношения, либо не вступившего в силу на момент их возникновения, либо отмененного к моменту их возникновения, либо признанного в установленном законом порядке не соответствующим Конституции РФ или противоречащим нормативному правовому акту большей юридической силы. Например, суд признал лицо утратившим право пользования жилым помещением на основании ч. 1 ст. 60 ЖК РСФСР, указав на его длительное непроживание без уважительной причины, хотя в соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ эта правовая норма признана не соответствующей Конституции РФ и не подлежащей применению судами РФ;

3) суд неправильно истолковал материальный закон. Такое нарушение является наиболее распространенным в судебной практике и относится к случаям, когда судом правильно определен характер спорного материального правоотношения, применен действующий материальный закон, который подлежит применению к установленным правоотношениям, но судом допущена ошибка в его понимании. Например, суд удовлетворил иск о признании недействительным договора, заключенного с нарушением преимущественного права участника долевой собственности на покупку доли в праве общей собственности постороннему лицу, хотя в соответствии с п. 3 ст. 250 ГК способом защиты преимущественного права покупки является право требования участника долевой собственности перевода на него прав и обязанностей покупателя. Представляется, что такое разграничение нарушений или неправильного применения закона вполне уместно и в отношении норм процессуального права, хотя это прямо ГПК не предусмотрено.

Защита материальных прав

Содержанием материально-правовых способов защиты гражданских прав являются действия, которые непосредственно направлены на устранение препятствий, возникших на пути реализации субъектами их гражданских прав. Хотя в целом гражданско-правовые меры направлены на устранение препятствий по реализации гражданских прав и имеют восстановительный характер, их содержание многообразно.

По своим конкретным целям материально-правовые действия по защите бывают пресекательными, восстановительными в узком смысле слова и штрафными. Особенности материально-правовых способов защиты обусловлены соотношением общегражданских и специальных средств и методов правового регулирования. Кроме того, важно учитывать, что способы защиты гражданских прав предусмотрены охранительными нормами гражданского материального права.

Материально-правовыми способами защиты гражданских прав достигается реальное устранение препятствий, возникших на пути реализации субъектами их гражданских прав. Особенности содержания материально-правовых способов защиты гражданских прав предопределены конкретными целями защиты. Согласно этим целям материально-правовые способы защиты подразделяются на пресекательные, восстановительные и штрафные. К пресекательным мерам относятся пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; прекращение правоотношений; приостановление работ заказчиком; отмена акта, нарушающего права и др. К восстановительным - восстановление положения, существовавшего до нарушения права; устранение препятствий в осуществлении права собственности; возврат имущества в натуре из незаконного хранения; замена товара ненадлежащего качества; устранение недостатков проданного товара; возмещение убытков и др.

К штрафным - неустойка, отказ от приемки работ и др. Содержание пресекательных способов защиты состоит в том, что прекращаются незаконные или неблагоприятные действия и восстанавливается возможность беспрепятственного использования своих прав. Так, посредством отмены доверенности лицом, выдавшим ее (подпункт 2 п. 1 ст. 188 ГК), доверитель может пресечь некомпетентные или недобросовестные действия представителя и действовать иным образом (например, с помощью других представителей). Специальный пресекательный способ защиты предусмотрен законодательством о банкротстве в виде моратория на удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам и обязательным платежам должника. Мораторий представляет собой приостановление исполнения должником денежных обязательств и уплаты денежных платежей и вводится с момента назначения арбитражным судом внешнего управления должника (ст. 2, 68-70 Закона о банкротстве).

Пресекательными, согласно закону, являются меры самозащиты. Способы самозащиты не должны выходить за пределы действий, необходимых для пресечения правонарушения (абз. 2 ст. 14 ГК). В целом ограничение мер самозащиты состоит в том, что они должны быть направлены только на пресечение, а не на восстановление прав или применение штрафных санкций. Самостоятельное удовлетворение требований комиссионера из причитающихся комитенту сумм (ст. 997 ГК), хотя и относится к восстановительным мерам, также не является исключением из правила о пресекательном характере мер самозащиты. Односторонние действия комиссионера дополнительно предусмотрены правилами прекращения обязательства зачетом встречного однородного требования (ст. 410 ГК).

Восстановительные меры защиты в узком смысле этого слова непосредственно направлены на устранение неблагоприятных последствий и восстановление субъективных прав. К восстановительным мерам относятся многие охранительные действия, предусмотренные гражданским законодательством. В частности, этим способом защиты охватываются возмещение вреда (гл. 59 ГК), возврат сторон недействительной сделки в первоначальное положение (п. 2 ст. 167 ГК), возврат собственнику его Имущества из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК) и многие другие. Особенностью гражданско-правовых восстановительных мер является возможность достижения цели по восстановлению конкретного вещного права или права на исполнение обязательства в натуре путем денежных компенсаций. В законе предусмотрены различные виды денежных компенсаций. Например, покупатель, которому продан товар ненадлежащего качества, может при определенных условиях требовать соразмерного уменьшения покупной цены, возмещения расходов на устранение недостатков товара, возврата уплаченной за товар денежной суммы (см. ст. 503 ГК). Поскольку деньги являются всеобщим эквивалентом, средством обращения и платежа, они могут служить также средством компенсации прав, восстановление которых затруднено или невозможно. В условиях товарно-денежных отношений применение денежной компенсации должно получить более широкое распространение. Это проявилось уже, например, в том, что теперь нарушение чести и достоинства позволяет требовать не только опровержения сведений, но и возмещения морального вреда (ст. 152 ГК).

Штрафные способы защиты гражданских прав, казалось бы, направлены не только на пресечение нарушения прав или их восстановление, но и связаны также с дополнительными неблагоприятными последствиями для нарушителя. Однако на самом деле в гражданском праве штрафные санкции являются по сути лишь упрощенным способом возмещения ущерба, т.е. восстановительной мерой.

Способы защиты гражданских прав имеют практическое значение не только в тех случаях, когда они реально применяются. Будучи закреплены в законе или соглашении, они служат также в качестве средств, позволяющих предотвратить неисполнение либо ненадлежащее исполнение должником своего обязательства. Поэтому неустойка, залог, удержание указываются в законе в качестве способов обеспечения исполнения обязательств (п. 1 ст. 329 ГК).

Отраслевые меры защиты гражданских прав регулируются гражданским правом на основе принципов автономии воли (диспозитивности), самостоятельности и равенства субъектов, возмездности и эквивалентности отношений и др. (см.: п. 1 ст. 1; п. 1 ст. 2 ГК). В силу специфики конкретных общественных отношений способы защиты гражданских прав отличаются от способов защиты прав в семейных, жилищных и административных отношениях.

В семейном праве при разделе общего имущества супругов возможно, например, отступление от начала равенства долей, исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из "заслуживающего внимания" интереса одного из супругов (п. 2 ст. 39 СК). В жилищном праве защита прав на получение жилых помещений в государственном и общественном жилищном фонде зависит от различных социально-правовых критериев (нуждаемости, очередности, льгот и т.д.). В отношениях, регулируемых административным правом, субъекты находятся на условиях не равенства, а власти и подчинения. Следует учитывать, что к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством (п. 3 ст. 2 ГК).

Важная особенность защиты прав из публично-правовых отношений предусмотрена процессуальным законодательством. Как известно, по общему правилу предпосылкой применения меры защиты гражданских прав в виде возмещения убытков является наличие вины причинившего убытки. Гражданское процессуальное и арбитражное процессуальное законодательство содержит правило, согласно которому ответчик после вступления в законную силу решения, которым в иске отказано, вправе требовать от истца возмещения убытков, причиненных ему мерами по обеспечению иска (ч. 2 ст. 140 ГПК, ст. 80 АПК), а последний несет ответственность за ущерб, причиненный мерами по обеспечению иска, без учета его вины.

Внутри гражданского права специфика правового регулирования действий по защите гражданских прав проявляется в зависимости от тех субъективных прав, которые подлежат защите и которые находят свое закрепление в отдельных подотраслях и институтах гражданского права. В частности, различаются меры защиты в корпоративном праве, вещном праве, обязательственном праве и предпринимательском праве, а также в отдельных гражданско-правовых институтах.

Так, в области корпоративного права, т.е. права, регламентирующего правовое положение организаций, их устройство и отношения внутри них, предусмотрено, например, что юридические лица, кроме финансируемых собственником учреждений, отвечают по своим обязательствам всем принадлежащим им имуществом (п. 1 ст. 56 ГК). Как правило, в обязательствах с множественностью лиц, которые связаны с осуществлением предпринимательской деятельности, действует правило солидарной ответственности.

Способы защиты вещных прав традиционно выделяются в гражданском законодательстве. В законе специально предусмотрены способы защиты права собственности как вещного права (ст. 301-304, 306 ГК). Смысл общей регламентации способов защиты вещных прав состоит в том, что они обеспечивают защиту права собственности на имущество в натуре, т.е. владение и пользование конкретным имуществом, а также защиту правомочий по распоряжению и пользованию имуществом в условиях отсутствия каких-либо обязательственных отношений: договорных отношений или вреда, причиненного законному владельцу. Однако в некоторых случаях в практике допускается ошибочное применение вещных требований. Так, например, по одному из дел арбитражный суд удовлетворил требования истца к банку о взыскании денежных средств, основываясь на праве собственности истца в отношении его денежных средств на счете. Отменяя решение арбитражного суда, Высший Арбитражный Суд РФ указал, что вещно-правовые способы защиты права собственности к обязательственно-правовым отношениям фирмы и банка неприменимы.

Обособление гражданско-правовых норм, регулирующих предпринимательскую деятельность, проявляется также в специальной регламентации защиты прав, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. По общему правилу, т.е. если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность независимо от вины (п. 3 ст. 401 ГК). В отличие от граждан и некоммерческих юридических лиц коммерческие организации отвечают по своим обязательствам всем принадлежащим им имуществом (ср. ст. 24 и ст. 56 ГК).

Общие и особенные черты имеет защита гражданских прав в отдельных гражданско-правовых институтах. Например, институт "объекты гражданских прав" дифференцирует защиту прав в зависимости от объектов.

Но, как прямо указано в законе, право собственности на валютные ценности, в частности, защищается в Российской Федерации "на общих основаниях" (ч. 2 ст. 141 ГК). Имеет особенности и защита иностранных инвестиций. Некоторые специальные правила сформулированы в отношении ценных бумаг. Так, предусмотрено, что лицо, выдавшее ценную бумагу, и все лица, индоссировавшие ее, отвечают перед ее законным владельцем солидарно (п. 1 ст. 147 ГК). Владелец ценной бумаги, обнаруживший подлог или подделку ценной бумаги, вправе предъявить к лицу, передавшему ему бумагу, требование о надлежащем исполнении обязательства, удостоверенного ценной бумагой, и возмещении убытков (абз. 2 п. 2 ст. 147 ГК). Истребование ценных бумаг на предъявителя из чужого незаконного владения возможно лишь при условии, что владение незаконно (документ похищен фактическим владельцем, неосновательно присвоен в случае находки и т.п.). Однако ценные бумаги на предъявителя (как и деньги), даже если они были индивидуализированы (например, посредством записи номеров), не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя (п. 3 ст. 302 ГК).

Содержательный анализ способов защиты гражданских прав строится на изучении соответствующих действий. Наряду с таким подходом нельзя упускать из виду исследование механизма реализации прав на защиту. В литературе давно разработана концепция охранительных материальных правоотношений, посредством которых осуществляется реализация мер защиты и ответственности. При последовательном анализе нормативно-логических конструкций содержание гражданско-правовых действий по защите может быть представлено более детально.

Охранительные материально-правовые требования о защите гражданских прав нельзя смешивать с другими обязательственными требованиями, которые являются обычными обязательственными правами, а не средствами защиты. К таковым, в частности, относятся требования из обязательственных отношений по передаче имущества, выполнению работы, уплате денег и т.п. либо по воздержанию от определенного действия. Они сами по себе самостоятельно представляют определенную ценность. Меры по защите прав не имеют самостоятельного значения, играют подчиненную роль и служат защите субъективных прав (требования процентов, неустойки и т.д.). Согласно такой дифференциации гражданский закон указывает на существование "главных", т.е. основных требований и "дополнительных", т.е. вспомогательных (ст. 207 ГК). Важное свойство права требования состоит в том, что оно может быть принудительно осуществлено посредством юрисдикционных органов. Поэтому иногда гражданский закон вместо указания на материальное право требования говорит о возможности осуществления требования через суд или возможности заявления соответствующего иска (см. напр., ст. 152 ГК).

В литературе выдвинута идея о том, что материально-правовые требования являются материальными охранительными правами, посредством которых осуществляется защита субъективных прав. Однако такое представление основано на возможности принудительного осуществления обязательственных прав и не учитывает дифференциации материально-правовых требований на самостоятельные и вспомогательные (дополнительные). Не все материально-правовые требования являются материально-правовыми средствами защиты, а только соответствующие дополнительные "притязания". В частности, от материально-правовых способов защиты гражданских прав следует отличать действия по исполнению обязанности в натуре. Для ее принудительной реализации предусмотрены необходимые процессуальные способы защиты: юрисдикционный орган может присудить _ к исполнению обязанности в натуре, а исполнительные органы принудить к исполнению судебного решения.

Таким образом, меры защиты гражданских прав предусмотрены материально-правовыми охранительными нормами, являются содержанием вспомогательных прав требования. От мер защиты гражданских прав следует отличать другие институты, связанные с восстановлением гражданских прав (поручительство, гарантию, страхование, компенсации государства). В этих случаях охранительные правоотношения связывают управомоченного не только с нарушителем права, но с другими субъектами, которые несут ответственность перед субъектом права на основании договора или закона. Однако меры по восстановлению прав, предусмотренные этими институтами, осуществляются посредством не только охранительных, но также регулятивных правоотношений, от которых во многом зависит эффективность защиты. Так, например, восстановление и обеспечение сохранности ценности гарантированных сбережений граждан должно производиться путем перевода их в целевые долговые обязательства РФ, являющиеся государственными ценными бумагами (ст. 5 Закона о восстановлении и защите сбережений граждан). Это в свою очередь потребовало дополнительно определения методики индексации вкладов и оценки объема государственного долга; разработки механизма погашения государственного долга; разработки и принятия конкретных законов, необходимых для реализации Федерального закона "О восстановлении и защите вкладов граждан Российской Федерации". Поэтому такие меры не могут быть квалифицированы как способы защиты гражданских прав в собственном смысле этого слова, хотя и весьма близки им.

Гражданское законодательство предусматривает также некоторые специальные правила исполнения обязательств каким-либо рациональным экономичным способом (например, зачетом или перерасчетом денежных обязательств по курсу твердой валюты). В частности, зачет является не мерой защиты, а способом по исполнению однородных требований (ст. 410 ГК). Валютные оговорки также относятся к механизму исполнения (ст. 317 ГК) обязательств, а не защиты, несмотря на то, что их именуют "защитными".

Материальные источники права

В юридической литературе выражение «источник права» используется в двух различных значениях — в значении «материального источника права» (источника права в материальном смысле) и в значении «формального источника права» (источника права в формальном смысле).

Под «материальным источником права» при этом имеются в виду причины образования права, т.е. все то, что, согласно соответствующему подходу, порождает (формирует) позитивное право, — те или иные материальные или духовные факторы, общественные отношения, природа человека, природа вещей, божественный или человеческий разум, воля бога или законодателя и т.д.

Под «формальным источником права» имеется в виду форма внешнего выражения положений (содержания) действующего права.

В данной главе речь идет о «формальных источниках права», которые в литературе обозначаются также термином «форма права».

Источники (формы) права — это официально определенные формы внешнего выражения содержания права.

Официально-властная (государственная) определенность тех форм, в которых содержание действующего права находит свое внешнее выражение, объективацию и существование, придает источникам права и праву в целом институциональную определенность и упорядоченность. Это означает, что нормы действующего права (его нормативное содержание) содержатся лишь в определенных (официально признанных) источниках права, которые представляют собой официально определенные (институционализированные) формы закрепления и существования норм права.

Каждая система права имеет свои конкретно определенные источники права.

В целом (применительно к разным системам права) известны следующие основные виды источников (форм) позитивного права: правовой обычай (обычное право), судебный прецедент, юридическая доктрина (так называемое «право юристов»), религиозный памятник («священные книги» различных религий), нормативно-правовой договор, нормативно-правовой акт, естественное право.

Правовой обычай (обычное право) — это фактически сложившиеся в течение длительного времени правила регулирования поведения людей (общественных отношений), которые официально признаны (санкционированы государством) в качестве общеобязательных норм права.

Государственное санкционирование обычая и превращение его в правовой обычай, т.е. в источник позитивного права, может осуществляться различными способами. Возможно, например, фактическое (устное, молчаливое) санкционирование тех или иных обычаев, когда различные государственные органы (суд, администрация, представительный орган) в течение длительного времени в своей практической деятельности рассматривают и применяют соответствующие обычаи как нормы действующего права. Государственное санкционирование обычаев зачастую осуществляется в официальной письменно-документальной форме — путем признания в нормативно-правовых актах позитивно-правового значения соответствующих обычаев.

Но возможно и иное соотношение между действующим правом и обычаем, когда в нормативно-правовых актах прямо формулируются конкретные правовые положения, которые непосредственно воспроизводят содержание тех или иных сложившихся обычаев. В этом случае мы имеем дело не с санкционированием обычая в качестве самостоятельного источника права (в виде обычного права), а с нормой нормативно-правового акта как источника права другого вида. Аналогичным образом обстоит дело и тогда, когда в системе прецедентного права обычай кладется в основу судебного решения и тем самым приобретает официальное значение судебного прецедента как источника прецедентного права.

Судебный прецедент — это судебное решение по конкретному делу, имеющее значение общеобязательного правила для такого же решения всех аналогичных дел. Право принимать решения, имеющие значение прецедента, имеют лишь высшие судебные инстанции (в соответствии с установленными правилами прецедента). Судебный прецедент является основным источником права в национальных системах права, относящихся к правовой семье общего (прецедентного) права.

Юридическая доктрина как источник права — это разработанные и обоснованные учеными-юристами положения, конструкции, идеи, принципы и суждения о праве, которые в тех или иных системах права имеют обязательную юридическую силу. Обязательные доктринальные правоположения принято называть «правом юристов». Юридическая доктрина была основным источником континентально-европейского (романо-германского) права со времен римского права до XIX в., когда место основного источника занял закон (государственное нормотворчество). Но и после этого юридическая доктрина остается одним из источников в системах романо-германской правовой семьи. Значительную роль юридическая доктрина как источник права играет в мусульманском праве. Определенное правовое значение она имеет и в системах общего права.

Материальные права человека

Материальные права – это конкретные свободы и права, полагающиеся человеку: свобода слова, совести, вероисповедания, выбора местожительства, право на образование и др. Процессуальные права – это доступные человеку способы действия и связанные с ними институты, позволяющие индивиду добиваться от правящих соблюдения свобод и реализации прав.

Иногда это разграничение нечеткое, например, право на судебное разбирательство может в некоторых ситуациях считаться материальным (когда мы обращаемся в суд как к арбитру, решающему наш спор с другим человеком), а в других – процессуальным (когда мы подаем в суд жалобу на учреждение, нарушившее наши права).

Материальные права делятся на права и свободы. Право (иногда называемое позитивным правом) – это обязанность правящих предпринять активные действия в пользу каждого из нас. Например, право на образование накладывает на власть ответственность за создание сети школ, дающей каждому ребенку возможность обучения. Как решен вопрос оплаты, вносится ли оплата за школу непосредственно или же в виде налога, вносимого в бюджет, который выступает в роли посредника при передаче денег, – это второстепенный вопрос. Если, однако, ребенок не будет иметь возможности получить образование (например, ввиду отсутствия эффективной стипендиальной системы в первом из этих случаев), мы будем иметь дело с нарушением права на образование. Аналогично выглядит ситуация в случае права на справедливый суд, так как выполнение обязанности построить сеть судебных учреждений дает возможность каждому обратиться в суд с важным для него делом.

Свобода (иногда называемая негативным правом) – это налагаемые на власть запреты на вмешательство в определенные области нашей жизни. Свобода слова, свобода вероисповедания и т. п. – это запреты на вмешательство государственной власти в эти области человеческой активности. Иначе говоря, если у меня есть право, то обязанностью власти является что-то для меня сделать, действовать активно, а если мне полагается какая-то свобода, государство обязано от действия воздержаться.

Традиция польского языка иногда противоречит этой систематике – буквально понимаемое право на жизнь могло бы значить, что государство должно сделать меня бессмертным, а, тем временем, речь идет скорее о свободе жизни; право на собрания – это запрет на вмешательство в то, где и под какими лозунгами мирно собираются люди, а, значит, это свобода собраний. Бороться с языковой нормой сложно и не совсем целесообразно, тем не менее, разграничение позитивных и негативных прав очень существенно.

Некоторые права являются неотъемлемыми правами. Это полагающиеся человеку права, от которых он не может отказаться. Подписанный кем-то документ о том, что он отрекается от личной свободы и отдается кому-то в рабство, не будет иметь никаких юридических последствий и с самого начала лишен значения. С другой стороны, мы можем эффективно распоряжаться имуществом и ограничить свое право собственности – собственность не является неотъемлемым правом.

Поскольку все, что связано с правами и свободами человека, происходит между индивидуумом и властью, следует подчеркнуть, что есть три принципиально разных подхода к природе этих отношений.

В соответствии с первым из подходов, власть первична, и это именно она по своей благосклонности и доброте предоставляет людям некоторые права. Таким образом, люди имеют столько прав, сколько власть захочет им дать. Такой подход представлен во всех коммунистических конституциях, можно найти его также в некоторых европейских конституциях девятнадцатого века.

Второй подход базируется на модели общественного договора: власть и, с другой стороны, народ, понимаемый как совокупность индивидуумов (а не как марксистское общество, которое являясь «новым качеством», может иметь свое собственные, независимые от воли и интереса его членов, цели), составляют договор. Подданные соглашаются выполнять определенные повинности в пользу правящих (например, платить налоги), а власть обязуется что-то делать для людей (реализовать их права) и воздерживаться от вмешательства в некоторые области их жизни (признавать свободы). Такой договор, более или менее выгодный для каждой из сторон, дополненный описанием структуры аппарата власти, часто называется конституцией.

Третий подход типичен для американского образа мышления. Люди, имеющие природные, вытекающие из сути их человечности свободы и права, решают создать государство и назначить власть, чтобы им лучше и удобнее жилось. Чтобы государство могло действовать, они добровольно ограничивают некоторые свои права и передают их в распоряжение государства, например, ограничивают свое право на собственность и соглашаются платить налоги, ограничивают свою свободу и обязуются по мере надобности служить в армии.

Эта модель принципиально отличается от первой. В первой люди имели столько прав, сколько предоставила им власть, в третьей власть имеет столько прав, сколько ей передали люди. Такие отличия в образе мышления имеют серьезные практические последствия. Если надо будет выбрать правовую норму и применить ее в конкретном, хорошо подобранном случае, то, руководствуясь первым и третьим способом рассуждения о взаимоотношениях между человеком и властью, мы получим разные решения, а, значит, даже одни и те же положения могут по-разному формировать общественную действительность. Третий подход, гласящий, что власти дозволено только то, что допускается законом, а людям – все, что законом не запрещено, является одной из основ концепции прав человека. Следует, однако, помнить, что мы рассматриваем только проблему взаимоотношений «индивидуум – власть», и что утверждение, согласно которому человеку дозволено все, что законом не запрещено, ограничивает только возможность основывающегося на принуждении вмешательства государства в многочисленные области нашей жизни, не уменьшая при этом ни в чем наши нравственные обязанности по отношению к близким, соседям или просто другим людям.

Основным понятием в концепции прав человека является неотъемлемое человеческое достоинство или – на языке общественного учения католической церкви – достоинство человеческого существа. Человеческое достоинство связано с самой сущностью человечности, вытекает из самого факта, что кто-то является человеком; его имеет и младенец, который еще ничего ни хорошего, ни плохого в жизни не сделал, и самый большой преступник. Человеческое достоинство следует отличать от личного достоинства, которое является понятием, близким чести – такое достоинство надо «заработать», оно растет, когда мы ведем себя благородно и порядочно, можно его потерять, если поступаем подло. Для прав человека важным является первое понятие – человеческое достоинство. Его обоснование можно искать в разных религиях и философиях. Например, для христианина оно вытекает из того, что человек, созданный по образу и подобию Бога, носит в себе частицу достоинства своего Создателя. Однако, оказывается, что для дальнейшего рассуждения не особенно важно, как мы обосновываем существование человеческого достоинства, в какой религии или философии мы будем его искать, если и так, рассматривая последствия существования этого достоинства, получим в конечном итоге очень сходные перечни свобод и прав, полагающихся человеку в его связях с государственной властью; прав, защищающих человека от унижения, негуманного отношения со стороны сильного, обладающего средствами принуждения государства.

Эти права и свободы являются оболочкой, щитом, защищающим достоинство каждого человека от посягательств со стороны власти. Таким образом, права человека не гарантируют того, что мы будем любимы, счастливы, что нам будет сопутствовать успех, не гарантируют даже справедливости или минимум благосостояния – они защищают нас только от унижения, посягательств на наше достоинство, и то лишь со стороны одного, но самого могущественного из потенциальных нарушителей – государственной власти, что в демократии означает волю большинства.

Права человека позволяют нам сохранить индивидуальность, неповторимость, так как не было до сих пор и никогда не будет уже кого-то такого, как каждый из нас, с нашим индивидуальным багажом воспоминаний, чувств, мыслей. Противоположностью строя, уважающего неповторимость и индивидуальность каждого из нас, являются «тоталитаризмы», создающие «нового человека», придуманного диктаторами и отвечающего эталону. Такие идеальные граждане говорят одинаково, думают одинаково, а в крайнем варианте одеты в северно-корейские или китайские мундирчики или коричневые рубашки, и маршируют строем или складываются на стадионах в живые картинки в честь Вождя-Отца или организующей их жизнь Идеи.

Из человеческого достоинства выводятся два основных понятия: свобода и равенство. Свобода до сегодняшнего дня имеет несколько разное значение в Северной Америке и в Европе. Это обусловлено историческими причинами и разным положением людей на этих континентах в конце XVIII века, когда формировалась современная концепция прав человека. В Америке поселенцы шли на Запад, было много урожайных земель, а созданное ими государство необходимо было исключительно для защиты от внутренних и внешних врагов. Задачей государства было создание института шерифа и системы правосудия, которые защищали от внутренних врагов, а также армии, защищавшей от других – внешних – врагов. Индейцы считались внешними врагами. Каждое последующее вмешательство государства в жизнь колонистов было бы не только излишним, но и нежелательным, так как уменьшало бы их шансы на успех. В связи с этим появилась концепция свободы от государства, которое – ограниченное до роли «ночного сторожа» – должно было выполнять исключительно защитные функции. Одновременно в преамбуле Декларации Независимости появилась запись о праве на стремление к счастью, праве, понимаемом как негативное право: американец свободен в своем стремлении к счастью, а государство должно ему в этом не препятствовать.

В это же время в Европе не было свободной земли, которую можно было бы взять, большинство людей работало на чужой земле, и подчинялось экономической, а иногда и судебной власти крупных землевладельцев. Эти люди надеялись, что свободу даст им государство, которое в состоянии призвать к порядку их непосредственных угнетателей. Отсюда концепция свободы посредством государства. С этой концепцией было связано ожидание, что государство осчастливит каждого гражданина, и понимаемое в таком духе право на счастье получило свое отражение в документах Французской Революции. Склонность к притязаниям как черта европейской концепции свободы отразилась со временем на истории, ведь именно в этом регионе появились правительства, которые поверили в то, что знают, что хорошо для людей и как их можно осчастливить, а некоторые даже пробовали претворять это в жизнь.

Слово «равенство» в устах политиков имеет разные значения. Когда его использует кто-то, имеющий, немного упрощая, коммунистическую идеологическую родословную, то имеется в виду равенство причитающихся каждому средств и благ, равенство условий жизни. Воплощением такого образа мышления был лозунг «у нас у всех одинаковые желудки», значит, всем полагается одно и то же.

Равенство в устах социалиста означает равенство шансов. Люди, входя в жизнь, должны иметь одинаковые возможности. Позднее талантливые и трудолюбивые сделают карьеру, у других это не получится, но точка старта должна быть одинаковой. Такой образ мышления появляется в концепции прав человека при вопросах, связанных с правами лиц, относящихся к национальным и общественным меньшинствам.

Наконец, либерал понимает равенство как равенство прав и равенство перед законом. Понятие равенства прав очень близко понятию «запрещения дискриминации». А дискриминация – это каждая необоснованная рационально, основывающаяся на физических или биологических признаках, дифференциация прав или полномочий. Так, положение, запрещающее незрячему вести автомобиль, не является дискриминацией, поскольку оно рационально обосновано, а запрет на выдачу водительских прав блондинкам или цыганам наверняка является проявлением дискриминации. Можно на практике создать правовую систему, свободную от дискриминирующих положений, однако до сих пор не удалось построить систему, выполняющую второе либеральное условие равенства: равенство перед законом. К человеку богатому или известному должностные лица везде относятся лучше, чем к членам стигматизированных или сталкивающихся с общественным пренебрежением групп. Придумываются разнообразные системы, призванные нивелировать эту разницу, однако нигде не удалось достигнуть этого в полной мере и, может быть, постулат равного отношения является практически недостижимой целью, что не значит, что следует перестать стремиться к его реализации. Очевидно, что в общественных или межличностных отношениях могут появляться элементы нерациональной дифференциации, однако это вопрос не связанный с отношением «индивидуум – власть», рассмотрением которого мы здесь ограничиваемся.

Размышления над равенством и свободой являются исходной точкой для формулирования каталогов материальных прав и создания институтов и процедур, гарантирующих соблюдение государством содержания этих каталогов.

Большинство материальных прав – это ограниченные права. Среди содержащихся в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод только свобода от пыток и свобода от рабства не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах. Остальные могут быть ограничены тогда, когда возникает конфликт между их реализацией и правами и свободами других людей или такими благами, как, например, безопасность государства. Однако, эти ограничения допустимы исключительно ввиду конкретно указанных целей, а сделать это можно только законом – само правительство не имеет права вносить такие ограничения. Допустимым является только минимальное ограничение, достаточное для защиты блага, с которым реализация права находится в противоречии. Наконец, форма ограничения должна быть приемлема в демократическом обществе свободных людей. То, не были ли нарушены эти четыре условия при ограничении прав, проверяет Европейский Суд по правам человека. Итак, в свете европейского права необоснованным является опасение, типичное для нас, воспитанных при коммунизме: если власть сможет ограничивать права, то на практике она их ликвидирует. Ограничения есть и должны быть допустимы, но их объем и форма очень строго проверяются. Таким образом, возможность ограничения прав человека ни в коем случае не упраздняет их сущность. Поиски пределов прав и свобод человека бывают трудными, являются источником конфликтов, а развитие науки и технологии вызывает все новые проблемы.

Сам факт признания прав и свобод человека не имеет большого значения, если отсутствуют процедуры, позволяющие каждому эффективно защищаться от нарушения этих прав. Власть всегда имеет склонность к нарушению прав подданных, поскольку, делая это, можно править эффективнее и быстрее, иногда даже стремясь к достижению достойных похвалы и благородных целей. Эта склонность правящих кругов не зависит от господствующего в данной стране строя, отсюда вытекает фундаментальная проблема создания предупреждающих ее процедур, которые воспрепятствуют хождению власти «кратчайшим путем». Особенно ярко это проявлялось во времена ПНР, в Конституции которой были записаны некоторые права человека, в 1976 году был ратифицирован Международный пакт о гражданских и политических правах, однако граждане не имели процессуальных прав. В то время не было возможности выдвинуть обвинение против городского государственного служащего, полицейского или министра в нарушении полагающихся нам прав, а ссылка на конституцию или международное право могла встретиться в лучшем случае с деликатной насмешкой. В развитых демократических странах защите прав и свобод человека служат суды, в том числе административные и конституционные; парламентские уполномоченные по правам человека (омбудсмены); институты гражданской законодательной инициативы и гражданского референдума; гражданское право на жалобу в конституционный суд; прямое применение правовыми институтами конституции и международных трактатов, касающихся прав человека; действующие на базе соответствующего законодательства неправительственные организации; право на подачу петицию и др. Некоторые материальные права, такие как свобода слова, право на информацию о деятельности государственной власти, свобода собраний и ассоциаций, являются не только охраняемыми ценностями, но также инструментами, облегчающими защиту других прав. В конце концов, хороший политический строй государства с четко разграниченными, взаимно контролируемыми ветвями власти – законодательной, судебной и исполнительной – облегчает защиту прав человека.

Права человека постоянно развиваются, их каталог расширяется как во внутригосударственных правовых системах, так и в международном праве (стоит при этом подчеркнуть, что международное право определяет минимальный стандарт защиты прав человека, общий для стран с разными традициями и культурами; остальные же права и свободы к таким общепринятым каталогам добавлены национальным законодательством). Наряду с дискуссией об этих дополнительных правах появляются новые проблемы и угрозы, например, угроза для права на частную жизнь со стороны развивающейся информатики или новые проблемы, связанные с границами свободы научных исследований. Таким образом, формулируются новые права и свободы, идут поиски процедур, эффективнее гарантирующих их соблюдение, а также с помощью разного рода техник ведется противодействие нарушению правящими кругами общепризнанных сегодня прав человека. Поскольку склонность к ограничению прав индивидуумов является имманентной чертой власти, в том числе власти большинства, общественная деятельность в поддержку прав человека будет нужна всегда. Сегодня видно, что чем более зрелой является демократия, тем сильнее и многочисленнее организации, защищающие индивидуальность и неповторимость человеческой личности от притязаний правителей.

Материальное административное право

Материальное административное право характеризуются тем, что юридически закрепляют комплекс обязанностей и прав, а также ответственность участников регулируемых административным правом управленческих отношений, т.е. фактически их административно-правовой статус. Материальное административное право находит свое выражение как правовой режим, в рамках которого должна функционировать система исполнительной власти (государственного управления), должны действовать участники регулируемых управленческих отношений.

Такие административно-правовые нормы нередко называют статичными. Это, к примеру, нормы, определяющие обязанности соответствующих должностных лиц принять и рассмотреть в установленный срок жалобу гражданина; нормы, определяющие основы компетенции того или иного субъекта исполнительной власти и т.д.

Материальное административное право определяют основы взаимодействия субъектов исполнительной власти и различного рода объектов управления, их взаимные юридические возможности. Действующий ныне Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации" не сохранил прежнего правомочия проверки по индивидуальным жалобам конституционности правоприменительной практики, но одновременно граждане впервые получили право вступать в спор с государством в лице законодательных органов.

Законодательные акты в огромном своем числе содержат материальное административное право, конституционность которых может быть оспорена.

Материальный вид права

В системе права выделяют процессуальное и материальное право, которые можно также обобщить понятием «виды отраслей права».

Так, к отраслям материального права можно отнести трудовое, конституционное, гражданское, трудовое и уголовное. Они содержат нормы, закрепляющие общие принципы поведения субъектов права и образуются материальными нормами права. Последние формулируют состав правоотношения и характеризуют обязанности и права субъектов.

Виды права процессуального – это те виды, которые имеют управленческий характер и регламентируют порядок реализации прав и обязанностей. Нормы процессуального права определяют круг субъектов, которые участвуют в процессе, перечисляют их обязанности и права, устанавливают сроки осуществления определенных процессуальных мероприятий и так далее. К процессуальным относятся гражданское процессуальное право, уголовно и арбитражно-процессуальное право.

Конституционное право регулирует отношения, которые обычно возникают для успешного закрепления конституционного строя, создания государственных органов, закрепления прав и свобод граждан, определения их правового статуса и других мер. Преобладающий метод – учредительно-закрепительный. Источники: Конституция, Федеральные Конституционные законы, ряд основных федеральных законов.

Предметом административного права являются общественные отношения, возникающие при осуществлении государственного правления. Особенность данного вида права состоит в том, что его нормы регулируют в большей мере деятельность исполнительной власти. Методы: власти и подчинения, императивный. Источники: Кодекс об административных правонарушениях, законы «Об оружии» и «О милиции».

Уголовное право занимается общественными отношениями, имеющими отношение к совершению преступлений. Основным методом считается императивный, источник уголовного права – Уголовный кодекс.

Финансовое право, в свою очередь, регулирует денежные отношения, банковские операции, а также взимание различных сборов и налогов. Основным методом также является императивный метод. Основные источники – Налоговый кодекс, закон «О бюджете», «О банках и банковской деятельности» и другие.

Предмет гражданского права – личные имущественные или неимущественные отношения, в основе которых лежит равенство, автономия воли и имущественная самостоятельность их участников. Метод, преобладающий в этом праве, называется диспозитивным, а основным источником является Гражданский кодекс. Виды гражданского права включают в себя различные отрасли этого направления и зависят от конкретного вида гражданских правонарушений и методов их разрешения.

Другие виды права (основные): семейное (предмет - личные отношения, которые возникают в связи с родством), трудовое (занимается общественными отношениями, возникающими при продаже рабочей силы), уголовно-процессуальное (предмет – отношения при уголовном судопроизводстве) и гражданско-процессуальное право (отношения при рассмотрении дел в гражданском судопроизводстве).

Право на материальную помощь

Статья 135 ТК РФ определяет, что системы оплаты труда, включая размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов), доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, системы доплат и надбавок стимулирующего характера и системы премирования устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Зачастую системой оплаты труда организации предусмотрена выплата материальной помощи сотрудникам при различных обстоятельствах.

Это традиционный вид выплат, однако, вопросы налогообложения сумм материальной помощи НДФЛ и социальными страховыми взносами, а также отнесения их к расходам в налоговом учете стоят достаточно остро.

На первый взгляд, очевидно, что материальная помощь не относится к расходам, учитываемым при налогообложении прибыли: об этом прямо упоминается в п. 23 ст. 270 НК РФ, причем в данном случае не имеет значения даже повод ее выплаты.

Однако при ближайшем рассмотрении ситуации часто выясняется, что выплата, названная в локальном нормативном акте, устанавливающем систему оплаты, материальной помощью, на самом деле по смыслу не соответствует ее назначению. Ведь даже из названия видно, что выплата имеет целевое назначение помочь работнику в сложной финансовой или жизненной ситуации. Так, актуальны материальная помощь в связи со смертью родственника или стихийным бедствием, постигшим человека, каким-то чрезвычайным обстоятельством, дополнительными потребностями в финансах при рождении ребенка или, скажем, на ремонт жилого помещения, лечение, другие социальные нужды, но материальная помощь к отпуску, которая очень распространена, совершенно не соответствует сути этого вида выплат. Ее можно рассматривать как стимулирующую выплату, элемент системы оплаты труда, но не как материальную помощь, по сути.

Об этом недавно написал Минфин России в своих письмах № 03-03-06/4/13, № 03-03-06/1/200, № 03-03-06/1/211, № 03-03-06/1/192.

На вопрос работодателя о том, можно ли учитывать в составе расходов на оплату труда в налоговом учете единовременную выплату, которая производится работникам при предоставлении ежегодного отпуска, именуемую в локальных нормативных актах материальной помощью, министерство ответило, не просто формально сославшись на п. 23 ст. 270 НК РФ, но напомнило, что согласно п. 1 ст. 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных ст. 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Ст. 255 НК РФ установлено, что в расходы налогоплательщика на оплату труда включаются любые начисления работникам в денежной и (или) натуральной формах, стимулирующие начисления и надбавки, компенсационные начисления, связанные с режимом работы или условиями труда, премии и единовременные поощрительные начисления, расходы, связанные с содержанием этих работников, предусмотренные нормами законодательства РФ, трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами.

Таким образом, в целях гл. 25 НК РФ к расходам на оплату труда относятся любые виды расходов, соответствующие требованиям ст. 252 НК РФ, произведенных в пользу работника, в случае если они предусмотрены трудовым договором и (или) коллективным договором, за исключением расходов, указанных в ст. 270 Кодекса.

Если единовременные выплаты работникам при предоставлении им ежегодного отпуска предусмотрены коллективным договором или локальным нормативным актом, устанавливающим систему оплаты труда, на который имеется ссылка в трудовом договоре, если они зависят от размера заработной платы и соблюдения трудовой дисциплины, т.е. связаны с выполнением физическим лицом его трудовой функции, то они являются элементом системы оплаты труда и не признаются материальной помощью по смыслу ст. 270 НК РФ. Учитывая это, такие единовременные выплаты работникам организации могут уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль в соответствии со ст. 255 НК РФ.

Аналогичную позицию занял и Президиум ВАС РФ, который в постановлении № ВАС-4350/10 по делу № А46-9365/2009 разъяснил, что единовременная материальная помощь, которая выплачивается один раз в год при уходе в ежегодный основной отпуск, размер которой зависит от оклада работника, его достижений в труде, стажа работы и размер которой может быть снижен (или выплата может не производиться) нарушителям трудовой дисциплины по решению руководителя, не может быть расценена как материальная помощь по существу.

Как отмечает Президиум ВАС РФ, к материальной помощи, не учитываемой согласно п. 23 ст. 270 НК РФ в составе расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, относятся выплаты, которые не связаны с выполнением получателем трудовой функции и направлены на удовлетворение его социальных потребностей, обусловленных возникновением трудной жизненной ситуации или наступлением определенного события. К таким событиям, в частности, могут быть отнесены: причинение вреда в связи со стихийным бедствием или другим чрезвычайным обстоятельством, смерть члена семьи, рождение или усыновление ребенка, тяжелое заболевание и т.п.

На основании положений Национального стандарта Российской Федерации ГОСТ Р 52495-2005 «Социальное обслуживание населения. Термины и определения», утвержденного приказом Ростехрегулирования № 532-ст, материальная помощь представляет собой социально-экономическую услугу, состоящую в предоставлении денежных средств, продуктов питания, средств санитарии и гигиены, средств ухода за детьми, одежды, обуви и других предметов первой необходимости, топлива, а также специальных транспортных средств, технических средств реабилитации инвалидов и лиц, нуждающихся в постороннем уходе. То есть материальная помощь выдается работнику организации для личных нужд и не является оплатой труда за фактически отработанное время (см. письмо ФНС России № ШС-37-3/698@).

Выплаты, которые производятся работникам при уходе в отпуск, названным критериям не соответствуют. Исходя из этого и учитывая, что данные выплаты входят в установленную систему оплаты труда, отвечают таким критериям, как экономическая обоснованность и направленность на осуществление приносящей доход деятельности, они подлежат включению в состав расходов при исчислении налога на прибыль.

Оборотная сторона этой медали - невозможность применения льгот по такой псевдо материальной помощи в части НДФЛ и социальных страховых взносов.

При этом важно понимать, что добровольный отказ организации от отнесения расходов на такие выплаты в уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль не поможет переквалифицировать их в необлагаемые НДФЛ и страховыми взносами. На фоне новой позиции Минфина России, который раньше всегда однозначно трактовал материальную помощь независимо от ее характера как вид выплат с особым налоговым статусом, штрафов за неудержание и неперечисление в бюджет НДФЛ с выплат, ошибочно названных материальной помощью, налоговым агентам не избежать.

Таким образом, если вознаграждение не носит характера социальной поддержки, его следует в полном объеме облагать НДФЛ и социальными страховыми взносами, а также можно включить в расходы на оплату труда в целях налогообложения прибыли.

Если выплата действительно соответствует целевому назначению материальной помощи, организация может воспользоваться предусмотренными законодательством налоговыми льготами по «зарплатным» налогам, но не вправе отнести начисленную сумму в уменьшение базы по налогу на прибыль (см., например, письмо Минфина России № 03-03-06/4/12).

Cт. 217 НК РФ, перечисляя доходы, не подлежащие налогообложению (освобождаемые от налогообложения), упоминает несколько не облагаемых НДФЛ видов материальной помощи (в том числе в натуральной форме) (п. 8, 28):

1. суммы единовременной материальной помощи налогоплательщикам в связи со стихийным бедствием или с другим чрезвычайным обстоятельством, а также налогоплательщикам, которые являются членами семей лиц, погибших в результате стихийных бедствий или других чрезвычайных обстоятельств, независимо от источника выплаты;
2. суммы единовременной материальной помощи работодателя членам семьи умершего работника, бывшего работника, вышедшего на пенсию, или работнику, бывшему работнику, вышедшему на пенсию, в связи со смертью члена (членов) его семьи;
3. суммы единовременной материальной помощи налогоплательщикам из числа малоимущих и социально незащищенных категорий граждан в виде сумм адресной социальной помощи, оказываемой за счет средств федерального бюджета, бюджетов субъектов РФ, местных бюджетов и внебюджетных фондов в соответствии с программами, утверждаемыми ежегодно соответствующими органами государственной власти;
4. суммы единовременной материальной помощи налогоплательщикам, пострадавшим от террористических актов на территории Российской Федерации, а также налогоплательщикам, которые являются членами семей лиц, погибших в результате террористических актов на территории Российской Федерации, независимо от источника выплаты;
5. суммы единовременной материальной помощи, выплачиваемой работодателями работникам (родителям, усыновителям, опекунам) при рождении (усыновлении (удочерении) ребенка, выплачиваемой в течение первого года после рождения (усыновления, удочерения), но не более 50 тыс. руб. на каждого ребенка;
6. суммы материальной помощи, не превышающие 4 тыс. руб. за год, оказываемой работодателями своим работникам, а также бывшим своим работникам, уволившимся в связи с выходом на пенсию по инвалидности или по возрасту.

Важно обратить внимание на формулировки НК РФ.

Так, льготной будет только единовременная материальная помощь, упомянутая в нашем перечне в пунктах 1-5. Если ее выплачивать траншами, то основания для выплаты не будут иметь доминирующего значения, и вся сумма, превышающая 4 тыс. руб. за год, будет подлежать обложению НДФЛ.

В некоторых пунктах перечня речь идет о выплате материальной помощи членам семьи работника. НК РФ не определяет это понятие, следовательно, нужно воспользоваться ст. ИНК РФ которой установлено, что институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства РФ, используемые в НК РФ, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено Кодексом.

В соответствии со ст. 2 СК РФ к членам семьи относятся супруги, родители, дети, усыновители и усыновленные. При этом СК РФ не устанавливает ограничений, позволяющих отнести к членам семьи только своих родителей, но не родителей супруга. Так, в случае смерти свекрови, свекра, тещи, тестя освобождаться от налогообложения должна вся сумма материальной помощи, выплачиваемой работнику в связи со смертью члена его семьи. Налоговые органы в данном случае придерживаются иной позиции, но суды принимают решения в пользу налогоплательщиков и налоговых агентов.

Инспекция при проверке выявила, что работнику была выплачена материальная помощь в связи со смертью матери его супруги. С выплаты не удержан НДФЛ.

В решении инспекция ФНС России отмечает неудержание и неперечисление налога в бюджет нарушением и предписывает исправить ошибку, мотивируя это тем, что спорные суммы не подпадают под перечень доходов, не подлежащих налогообложению НДФЛ в силу п. 8 ст. 217НКРФ, поскольку мать супруги не является членом семьи в соответствии с действующим семейным законодательством. Работодатель - налоговый агент не согласился с решением инспекции и обратился в суд.

Суд установил, что согласно п. 1 ст. 24 НК РФ налоговыми агентами признаются лица, на которых в соответствии с НК РФ возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению налогов в бюджетную систему РФ.

В силу п. 1 ст. 210 НКРФ при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со ст. 212 НК РФ.

Налоговые агенты обязаны удержать исчисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате. Удержание у налогоплательщика начисленной суммы налога производится налоговым агентом за счет любых денежных средств, выплачиваемых налоговым агентом налогоплательщику, при фактической выплате указанных денежных средств налогоплательщику либо по его поручению третьим лицам (п. 4 ст. 226 НК РФ). Согласно п. 8 ст. 217 НК РФ не подлежат налогообложению НДФЛ суммы единовременной материальной помощи, оказываемой работодателями членам семьи в связи со смертью работника или работнику в связи со смертью членов (члена) его семьи.

Суд сделал вывод о том, что СК РФ не устанавливает ограничение, позволяющее отнести к членам семьи родителей только одного супруга. Семья рассматривается как единое целое, поэтому в состав семьи входят родители обоих супругов.

При таких обстоятельствах требования работодателя в части признания недействительным доначисления НДФЛ, начисления соответствующих пеней и штрафа судом удовлетворены. (По материалам постановления ФАС Северо-Западного округа по делу № А56-14851).

В соответствии с п. 28 ст. 217 НК РФ не подлежат обложению НДФЛ суммы материальной помощи, не превышающие 4 тыс. руб. за налоговый период, оказываемой работодателями своим работникам, а также бывшим своим работникам, уволившимся с выходом на пенсию по инвалидности или по возрасту.

Следовательно, установлено ограничение в размере 4 тыс. руб. в отношении доходов, освобождаемых от налогообложения, выплачиваемых за налоговый период работодателями работникам или бывшим своим работникам в виде материальной помощи.

Выплаты материальной помощи бывшему работнику, который уволился по иным основаниям, чем указанные в ст. 217 НК РФ, подлежат налогообложению (см. письмо Минфина России № 03-04-06/9-66).

В соответствии с п. 8 ст. 217 НК РФ освобождаются от налогообложения НДФЛ суммы единовременных выплат (в том числе и в виде материальной помощи), осуществляемых работодателями работникам (родителям, усыновителям, опекунам) при рождении (усыновлении, удочерении) ребенка, выплачиваемых в течение первого года после рождения (усыновления, удочерения), но не более 50 тыс. руб. на каждого ребенка. Указанные положения применяются также к доходам, полученным налогоплательщиком в натуральной форме, т.е. если вместо помощи в денежной форме молодым родителям предоставят подарки, приуроченные к рождению ребенка, их стоимость также не будет облагаться НДФЛ в пределах 50 тыс. руб. (письмо Минфина России № 03-04-06/6-175).

Что касается обложения материальной помощи социальными страховыми взносами, то, учитывая все вышесказанное нами о квалификации выплат, сошлемся на ст. 9 Закона № 212-ФЗ, согласно п. 3 и п. 11 ч. 1 которой не подлежат обложению страховыми взносами суммы единовременной материальной помощи, оказываемой плательщиками страховых взносов:

1. физическим лицам в связи со стихийным бедствием или другим чрезвычайным обстоятельством в целях возмещения причиненного им материального ущерба или вреда их здоровью, а также физическим лицам, пострадавшим от террористических актов на территории Российской Федерации;
2. работнику в связи со смертью члена (членов) его семьи;
3. работникам (родителям, усыновителям, опекунам) при рождении (усыновлении (удочерении) ребенка, выплачиваемой в течение первого года после рождения (усыновления (удочерения), но не более 50 тыс. руб. на каждого ребенка;
4. работникам, не превышающие 4 тыс. руб. на одного работника за расчетный период (год).

Эти же выплаты не облагаются взносами на обязательное страхование от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний (пп. 3, 12 п. 1 ст. 20.2 Закона № 125-ФЗ; письмо ФСС России № 14-03-11/08-13985).

Напомним, что в силу ст. 7 Закона № 212-ФЗ объектом обложения страховыми взносами признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые плательщиками страховых взносов в пользу физических лиц в рамках трудовых отношений и гражданско-правовых договоров, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг, по договорам авторского заказа, в пользу авторов произведений по договорам об отчуждении исключительного права на произведения науки, литературы, искусства, издательским лицензионным договорам, лицензионным договорам о предоставлении права использования произведения науки, литературы, искусства, в том числе вознаграждения, начисляемые организациями по управлению правами на коллективной основе в пользу авторов произведений по договорам, заключенным с пользователями.

Если же выплата производится иным лицам, она в объект обложения взносами не входит. Именно поэтому у законодателя не было необходимости упоминать в составе льгот материальную помощь, выплачиваемую родственникам работника или иным лицам, не работающим в организации. Она обложению не подлежит за отсутствием объекта начисления взносов (см. письмо Минздравсоцразвития России №426-19).

Нарушение норм материального права

По установившейся традиционной практике суды выносят определения об отказе в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании с нарушением ст. 387 ГПК РФ, а именно с существенным нарушением норм процессуального права, которые приводят к существенным нарушениям норм материального права. Таким образом, нарушенные права истца, социально слабой стороны в гражданско-правовых отношениях, судами не восстанавливаются. Истец фактически лишается права на судебную защиту по причине злоупотребления судами процессуальными правами. Стороны гражданского процесса обязаны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований и возражений (ч. 1 ст. 56 ГПК РФ).

Для этого сторонам необходимо представить суду соответствующие документы. У вкладчика все документы, подтверждающие его правоту и выявляющие неправомерность действий банка, находятся в распоряжении ответчика — банка. Истец лишен возможности самостоятельно, помимо запроса суда, представлять в суд доказательства исковых требований. В соответствии с ч. 2 ст. 57 ГПК РФ суд выдает стороне запрос для получения доказательств или запрашивает доказательство непосредственно. Единственное требование закона — обоснованность ходатайства стороны гражданского процесса. Часть 2 ст. 57 ГПК РФ носит императивный характер для суда. Однако суд незаконно отказывает истцу в удовлетворении ходатайства об истребовании документов от ответчика. Частные жалобы истца на определения суда об отказе в удовлетворении ходатайств о привлечении к делу третьего лица и об истребовании документов от ответчика незаконно и необоснованно оставляются судом без движения, без рассмотрения и возвращаются истцу. В соответствии с действующим законодательством именно суд первой инстанции назначает рассмотрение жалобы участника процесса в кассационной инстанции.

Суд выносит определение об оставлении частной жалобы на выделение части исковых требований в отдельное судопроизводство без движения. Названным определением устанавливаются обязанности ответчиков принести на дату судебного заседания возражения на частное определение истца. При этом частная жалоба истца на определение суда о выделении части дела в отдельное производство не направляется в кассационную инстанцию для рассмотрения по существу. И как следствие этого, связанные между собой исковые требования разделяются, и соответчики разделяются по разным судопроизводствам. Судам следует иметь в виду, что отсутствие возражений ответчиков на частную жалобу не является основанием для отказа в назначении дела в кассационную инстанцию. Возражения ответчиков — это право, а не обязанность, которая может быть реализована в соответствии со ст. 344 ГПК РФ не только в суде первой инстанции, но и в кассационной инстанции тоже. Определение судьи об оставлении частной жалобы без движения в названном случае — это процессуальное злоупотребление судьи, поскольку вынесен судебный акт, который является препятствием восстановлению прав истца в суде.

Часть 3 ст. 431 ГПК РФ об оставлении частной жалобы истца без движения предусматривает возможность отмены названного определения суда. Суд первой инстанции злоупотребляет принципом относимости доказательств (ст. 59 ГПК РФ). Суд, не выходя в судебный процесс, не приступая к рассмотрению материалов гражданского дела, решает вопрос о том, какие доказательства примет, имеют ли значение эти доказательства для рассмотрения и разрешения гражданского дела. Статья 58 ГПК РФ предусматривает возможность осмотра и исследования доказательств по месту их нахождения с уведомлением об этом сторон гражданского процесса лишь в том случае, когда доставка доказательств в суд затруднена. При проведении процессуальных действий судом составляется протокол. Письменные доказательства (ст. 71 ГПК РФ), а именно выписки со счета вкладчика банка, должны представляться в суд в подлиннике или в виде заверенной копии. Исследуемые письменные доказательства в судебном заседании оглашаются и предъявляются лицам, участвующим в деле, представителям этих лиц, а в необходимых случаях свидетелям, экспертам, специалистам. После этого лица, участвующие в деле, могут дать объяснения.

В случае заявления о том, что имеющиеся в деле доказательства являются подложными, суд может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства (ст. 136 ГПК РФ). Доказательства, представленные сторонами гражданского процесса, исследуются в судебном заседании. Поэтому в соответствии с ч. 2 ст. 195 ГПК РФ суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании. Таким образом, отказывая в ходатайстве о выдаче судебного запроса, не приступая даже к разрешению иска в судебном заседании по существу, суд предрешает вопрос об отказе в исковых требованиях, хотя ч. 2 ст. 67 ГПК РФ гарантирует, что никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Частные жалобы, принесенные на определения суда первой инстанции об отказе в истребовании доказательств и об отказе в привлечении к участию в деле третьего лица, судом первой инстанции возвращаются стороне гражданского процесса. Сторона гражданского процесса лишается возможности доказывания. Отказ в истребовании доказательств, подтверждающих исковые требования, и отказ в привлечении третьего лица, а также возврат частных жалоб фактически исключает дальнейшее движение дела (ч. 1 ст. 3, п. 2 ч. 1 ст. 371 ГПК РФ).

Сторона гражданского процесса лишается возможности участвовать в гражданском процессе, а лишь пассивно присутствует в судебном заседании. Возврат частных жалоб предусмотрен только в случае ст. 342 ГПК РФ, поэтому причины для возвращения частных жалоб у суда по другим основаниям не имеется. Таким образом, определения суда первой инстанции о возврате частных жалоб выносятся с существенным нарушением ст. 134, 220, 222, 342 ГПК РФ. Определениями суда первой инстанции существенно нарушается единство судебной практики — пп. 7, 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 11 «О подготовке гражданского дела к судебному разбирательству», где установлено, что судья первой инстанции должен оказывать содействие в истребовании доказательств, если самостоятельное истребование стороной доказательств затруднено.

В материалах гражданских дел, как правило, имеются доказательства, подтверждающие невозможность истребовать доказательства истцом от ответчика (например, письма ответчика с отказом предоставить информацию с собственного счета истца по вкладу). Решение суда первой инстанции об отказе в исковых требованиях мотивируется отсутствием в материалах дела выписки со счета банка на дату рассмотрения иска в суде. Суд отказывает истцу во взыскании процентов по вкладу, а также ставки рефинансирования за период неправомерного удержания вклада банком. При этом суд злоупотребляет принципом допустимости доказательств (ст. 60 ГПК РФ), даже не принимая во внимание показания самого банка-ответчика о том, что на момент рассмотрения гражданского иска в суде денежная сумма удерживаемого банком вклада в полном размере находится на счете истца в банке, но проценты на эту сумму не начисляются. Определениями кассационной инстанции отказывается в удовлетворении названных частных жалоб истца. Суд оставляет их фактически без рассмотрения, по существу по надуманной причине, что на данные определения суда частные жалобы не подаются, и процессуальное производство по таким жалобам прекращается.

При этом судом второй инстанции существенно нарушаются ст. 365, 220, 222 ГПК РФ, поскольку основания для прекращения производства по делу и оставления частной жалобы без рассмотрения, предусмотренные законом, отсутствуют. В кассационных определениях существенно нарушаются нормы процессуального права ст. 371 ГПК РФ, и, как результат, возникает нарушение единства судебной практики, поскольку допускается ошибочное толкование п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 12 «О применении судами норм ГПК РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», а именно суды превышают свои процессуальные полномочия, заведомо расширяя перечень определений первой инстанции, на которые частные жалобы не подаются, включая в данный исчерпывающий перечень определение об отказе в истребовании доказательств. Кассационными определениями создаются благоприятные условия для нарушения принципа состязательности сторон гражданского процесса, поскольку существенно нарушаются ст. 6, 12, 56, 57, 150, 149 ГПК РФ.

Судами существенно нарушается ст. 46 Конституцией РФ, ч. 1 ст. 67 ГПК РФ, гарантирующая всесторонность, полноту, объективность исследования доказательств, поскольку доказательства оцениваются судом односторонне в пользу ответчика-банка. В результате неисполнения процессуальной обязанности кассационной инстанции по отмене решения суда вступает в законную силу незаконное и необоснованное решение, постановленное судом первой инстанции, с существенными нарушениями материальных норм права: ст. 856, 866, ч. 4 ст. 840, ст. 395, 837, 838, 839 ГК РФ, гарантирующих клиенту банка выплату процентов по вкладу, своевременность зачисления денежных средств на счет вкладчика, а также устанавливающих ответственность банка в размере ставки рефинансирования за несвоевременное зачисление денежных средств и за невыплату процента по вкладу, и невозвращение суммы вклада. Определением надзорной инстанции существенно нарушаются нормы процессуального и материального права. Судом в нарушение п. 1 ст. 383 ГПК РФ не приводятся мотивы, по которым решение первой и определение кассационной инстанций отставлены в силе. Кроме того, судами ошибочно применяется и истолковывается пункт «о» ст. 71 Конституции РФ.

Судам следует иметь в виду, что обжалование судебных актов производится сторонами судебного процесса исключительно только в соответствии с нормами Гражданского процессуального кодекса РФ. Определением надзорной инстанции ошибочно ограничительно толкуется часть 1 ст. 371 ГПК РФ, таким образом, нарушается единство судебной практики, пункт 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 12 «О применении судами норм ГПК РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», пункты 7, 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 11 «О подготовке гражданского дела к судебному разбирательству», гарантирующие истребование судом доказательств, если стороной гражданского процесса самостоятельное предоставление доказательств затруднено. Судам следует иметь в виду, что в постановлениях пленумов Верховного Суда Российской Федерации № 11 и № 12 ссылка на ч. 2 ст. 371 ГПК РФ производится только в отношении определений суда об истребовании доказательств. Под данный перечень определений, подлежащих возврату, иные определения об отказе в истребовании доказательств не подпадают.

Другими словами, имеется ограничение в подаче частной жалобы на определение суда об истребовании письменных доказательств из банка-ответчика, но отсутствует запрет на обжалование определения суда об отказе в удовлетворении ходатайства о выдаче судебного запроса на истребование документов из банка-ответчика. Последствием существенного нарушения судом надзорной инстанции норм процессуального права — ч. 1 ст. 67 ГПК РФ, ст. 6, 12, 56, 57, 150, 149, ст. 371 ГПК РФ — является существенное нарушение норм материального права — ст. 46 Конституции РФ. Истец фактически лишается права на судебную защиту, и поэтому восстановление нарушенных прав истца становится невозможным. Поскольку неверно применяется и толкуется судами пункт «о» ст. 71 Конституции РФ, а также существенно нарушены нормы гражданского права — ст. 395, ч. 4 ст. 840, 856, 866, 837, 838, 839 ГК РФ, то гарантии выплаты процентов по вкладу, своевременном зачислении денежных средств на счет вкладчика, нормы, устанавливающие ответственность банка в размере ставки рефинансирования за несвоевременное зачисление денежных средств и невыплату процента по вкладу, а также невозврат вклада — все они теряют свою практическую значимость для вкладчика. Таким образом, гражданско-правовые процессуальные и материальные нарушения, допущенные судами, создают благоприятные условия для совершения преступлений против собственности (ст. 159 и 160 УК РФ) служащими банка. Судьями допускаются злоупотребления процессуальными правами в гражданском процессе в пользу ответчиков — социально сильных сторон оспариваемых правоотношений. Нарушения процессуального права могут быть исправлены в суде кассационной инстанции.

Поскольку судом первой инстанции отказано истцу в истребовании доказательств от ответчика, то в соответствии со ст. 355 ГПК РФ, ч. 2, ч. 2 ст. 358 ГПК РФ кассационная инстанция вправе удовлетворить ходатайство истца об истребовании доказательств. Однако процессуальные нарушения не устраняются кассационной инстанцией. В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 377, п. 1 ст. 383, ст. 387, п. 5 ч. 1 ст. 390, п. 2 ст. 389 ГПК РФ надзорная инстанция вправе отменить определения кассационной и надзорной инстанций, а также решение суда первой инстанции и вынести новое судебное постановление, не передавая дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Однако судебные акты оставляются в юридической силе, несмотря на множественность нарушений материального и процессуального права. При существенном нарушении норм материального и процессуального права судом нарушается ст. 3 Кодекса судебной этики, что позволяет ставить под сомнение объективность и независимость судьи при осуществлении правосудия. Кроме того, нарушается ст. 4 Кодекса судебной этики в части беспристрастности судьи и защиты прав и свобод человека и гражданина. Названные статьи определяют смысл и содержание деятельности органов судебной власти, а нарушением данных статей попираются принципы общепризнанной морали, объективность и беспристрастность суда и социальной справедливости.

Верховному Суду Российской Федерации следует дать официальное буквальное ограничительное толкование пункта 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 12 «О применении судами норм гражданского процессуального кодекса РФ, регулирующих производство в суде первой инстанции», в частности разъяснить: приносятся ли частные жалобы по ч. 1 ст. 371 ГПК РФ на определение суда первой инстанции об отказе в истребовании доказательств в подтверждение исковых требований, если предоставление истцом в суд доказательств затруднено; имеется ли обязанность у суда выдать участнику гражданского процесса судебный запрос в случае затруднения истребования участником гражданского процесса самостоятельно доказательств из организаций и от физических лиц. В разъяснения необходимо включить исчерпывающий перечень случаев, когда суды вправе (не обязаны) возвращать частные жалобы, подчеркивая, что данный перечень расширительному толкованию не подлежит, особо акцентируя внимание судов на том, что определение об истребовании доказательств и определение об отказе в истребовании доказательств имеют различную правовую природу, и последнее не подпадает под перечень определений суда, на которые частные жалобы не подаются, а поданные частные жалобы подлежат возврату.

Нарушение норм материального права

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Нарушение норм материального права это случаи, когда в судебном заседании суд:

- не применил закон, который, по вашему мнению, должен был применить для вынесения всестороннего и справедливого решения;
- применил закон, который не подлежал применению, т.е. суд в своих выводах основывался на законе, который не имеет какого-либо отношения в сути вашего дела, или закон был признан несоответствующим Конституции РФ или иным законам, или данный закон на момент рассмотрения дела в судебном заседании не действовал;
- неправильно истолковал закон, т.е. понимание судом положения закона не верно.

Нарушение процессуальных норм может быть основанием для отмены постановления только при условии, если это нарушение или неправильное применение привело или могло привести к неправильному разрешению дела.

Материальные отрасли права

В рамках системы права проводится различие между отраслями материального и процессуального права.

Отрасли материального права - содержат нормы, которые закрепляют (материализуют) общие принципы (пределы) допустимого (недопустимого) поведения субъектов права.

Отрасли материального права образуются соответственно материальными нормами права, являющимися по своей сути правилами поведения, формулирующими состав правоотношения, характеризующими права и обязанности субъектов, их устанавливающими, пределы правового регулирования. К отраслям материального права относится: конституционное право, уголовное право, гражданское право, трудовое право и т.д.

Отрасли процессуального права - это отрасли, имеющие организационно-процедурный, управленческий характер, регламентирующие порядок реализации субъективных прав и юридических обязанностей, разрешения юридических конфликтов (главным образом, в сфере правосудия).

Нормы процессуального права регламентируют процедуру применения норм материального права и производны от них. При помощи процессуальных норм определяется круг участвующих в процессе субъектов, перечисляются их права и обязанности, устанавливаются сроки осуществления предусмотренных законодателем процессуальных мероприятий. К отраслям процессуального права относятся: уголовно-процессуальное право, гражданское процессуальное право, арбитражно-процессуальное право.

Вопрос о количестве отраслей права решается применительно к конкретной национальной системе права по-разному.

Учитывая относительную объективность деления общественных отношений на виды, представляется возможным выделить следующие основные отрасли права:

1. Конституционное право. Предметом этой отрасли права являются отношения, возникающие по поводу закрепления основ конституционного строя, формирования государственных органов, закрепления естественных неотчуждаемых прав и свобод человека, определения правового статуса граждан и др. Преобладающим методом является учредительно-закрепительный. Основные источники конституционного права России: Конституция РФ, Федеральные Конституционные законы, Федеральные законы РФ «О гражданстве РФ», «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ», «Об общественных объединениях» и т.д.

2. Административное право. Предмет - общественные отношения, складывающиеся в процессе осуществления государственного управления, т.е. в связи с организацией и функционированием системы исполнительной власти на всех уровнях государства. Особенность этой отрасли права в том, что ее нормами регулируется в основном деятельность органов исполнительной власти. Основные методы -- императивный, власти и подчинения. Основные источники: Кодекс РФ об административных правонарушениях, Закон «О милиции», Федеральный закон РФ «Об оружии» и т.д.

3. Финансовое право. Предмет - денежно-кредитные отношения, банковские операции, формирование бюджета, взимание налогов и сборов и т.д. Основной метод - императивный. Основные источники: Федеральный закон «О бюджете РФ», Налоговый кодекс РФ, Закон «О банках и банковской деятельности» и т.д.

4. Уголовное право. Предмет - общественные отношения, складывающиеся в связи с совершением гражданами преступлений (преступность и наказуемость деяния, основания уголовной ответственности, виды наказаний и иных принудительных мер, общие начала и условия их назначения, освобождение от уголовной ответственности и наказания). Метод - императивный. Основной источник - Уголовный кодекс РФ.

5. Гражданское право. Предмет - имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельностью их участников. Преобладающий метод - диспозитивный. Основной источник - Гражданский кодекс РФ.

6. Семейное право. Предмет - личные неимущественные и связанные с ними имущественные отношения, возникающие в связи с состоянием родства, заключением и расторжением брака и т.д. Основной метод - диспозитивный. Основной источник - Семейный кодекс РФ.

7. Трудовое право. Предмет - общественные отношения, складывающиеся вследствие факта продажи собственной рабочей силы (заключение и расторжение трудового договора, рабочее время и время отдыха, гарантии и компенсации и т.д.) и функционирования рынка труда. Основной метод - диспозитивный. Основной источник - Кодекс законов о труде РФ.

8. Уголовно-процессуальное право. Предмет - отношения, возникающие по поводу осуществления уголовного судопроизводства (расследования преступлений, отправление правосудия). Метод - императивный. Основной источник - Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

9. Гражданское процессуальное право. Предмет - отношения, складывающиеся при рассмотрении гражданских дел судами в сфере гражданского судопроизводства. Метод - императивно-диспозитивный.

Помимо обозначенных отраслей права некоторые ученые выделяют как самостоятельные земельное, горное, прокурорско-надзорное, военное, торговое, хозяйственное, коммерческое, природо-ресурсовое, экологическое, уголовно-исполнительное, информационное и др. отрасли права. Однако, думается, уместно ограничиться вышеперечисленными отраслями права, тем более что все нормы, существующие в системе права, можно, безусловно, отнести к одной из основных отраслей права.

Особое место в системе права занимает международное право. Собственно отраслью национального права считать его сложно, так как оно регулирует все те отношения, которые складываются между различными государствами. Объем и специфика норм, относящихся к международному праву, позволяет объединить их не в рамках какой-либо одной отрасли национального права, а объединить и выделить в особую систему права, не входящую в систему национального права Учебное пособие по теории государства и права.

Материальное уголовное право

К числу общеизвестных и также не лишенных дискуссионных аспектов относится характеристика уголовного права в качестве права материального. До некоторых пор такая характеристика не имела отношение к уголовному праву, поскольку оно обладало более широким, чем в настоящее время, смыслом, охватывающим все виды норм, связанных с преступностью и наказуемостью деяний, в том числе и уголовно-процессуальные нормы. Однако даже в рамках такого широкого толкования обособлялось так называемое материальное и формальное (позднее его стали называть процессуальное) уголовное право.

Самостоятельными по отношению друг к другу в России они стали рассматриваться на рубеже XIX-XX вв. Но особенность уголовного права, отличающая его от уголовно-процессуального права, в то время раскрывалась по-разному: например, одни авторы (И. Я. Фойницкий) считали, что уголовное право имеет своим объектом личную виновность и наказуемость, а уголовный процесс – установление права государства на наказание; другие (Н. С. Таганцев) утверждали, что уголовное право решает вопросы преступности и наказуемости деяний, а уголовный процесс определяет судебный порядок установления их преступности и наказуемости.

В настоящее время более востребованной оказалась точка зрения о связи понятий уголовного права и уголовно-процессуального права с философскими категориями содержания и формы. В качестве основного возражения этой точке зрения оппонентами (М. С. Строгович) указывается на то, что самостоятельный характер уголовного и уголовно-процессуального права предполагает наличие у них собственного содержания и своей формы.

Раскрывая место уголовного права в системе российского права можно обратиться и к иным делениям отраслей права. В соответствии с ними уголовное право, например, в одном случае относится к профилирующим (фундаментальным) отраслям, в другом – к отраслям криминалистического цикла, в третьем – к материнским отраслям.

Признак профилирующего (фундаментального) значения отличает уголовное право от других комплексных отраслей права, для которых характерно регулирование отношений, входящих в различные отрасли права (хозяйственное право, природоохранительное право, военное право и др.).

Когда говорят об отраслях криминалистического цикла, имеют в виду отрасли, объединяемые по признаку непосредственной связанности с решением вопросов борьбы с преступностью: уголовное право, уголовный процесс, уголовно-исполнительное право.

Дочерней отраслью, возникшей в рамках уголовного права и выступающей в связи с этим материнской отраслью права, можно считать, например, уголовно-исполнительное право.

Применение норм материального права

Реализация права, т. е. претворение правовых предписаний в жизнь, в поведение людей, невозможно без уяснения содержания юридических норм, выяснения воли законодателя, заключенной в них. Этот процесс выявления воли в юридической науке и практике определяется понятием «толкование права».

Толкование права — это интеллектуально-волевая деятельность по установлению подлинного содержания правовых актов в целях их реализации и совершенствования.

Толкование — не обычный мыслительный процесс, не просто акт познания, а деятельность (интеллектуально-волевая, организационная), процесс, протекающий во времени. Он включает в себя два самостоятельных компонента: уяснение и разъяснение.

Уяснение — процесс понимания, осознания содержания норм «для себя». Разъяснение же — объяснение, доведение усвоенного содержания для других.

В юридической литературе высказывались различные точки зрения по поводу указанных элементов. Одни ученые рассматривали толкование только как уяснение, другие же сводили его исключительно к разъяснению. Предпринимались попытки определить среди двух компонентов главный, определяющий. Подобная постановка вопроса представляется некорректной и с научной, и с практической стороны. Уяснение и разъяснение — две диалектически связанные стороны единого процесса. Уяснение предваряет, сопутствует и завершает разъяснительные процедуры, ибо, прежде чем разъяснить содержание нормы другим, интерпретатор должен уяснить, понять его содержание для себя. Причем разъяснение не итог и не цель толкования. Оно осуществляется для того, чтобы содержание акта было понятно, «уяснено» другими лицами — субъектами реализации. При этом следует помнить, что толкование права осуществляется не ради обычного познания, изучения правовых норм, а в целях их реализации. Названное обстоятельство и придает специфические особенности рассматриваемому процессу.

Более глубокий анализ позволяет характеризовать толкование права как специфическую деятельность, как особое социальное явление, как своеобразный фактор правовой культуры, момент существования и развития права, необходимое условие правового регулирования.

Необходимость толкования как процесса имеет место и в некоторых других сферах человеческой деятельности, когда текст не может быть доступен, понят без соответствующих операций по интерпретации терминов, языковых знаков (перевод текстов с одного языка на другой, интерпретация нотных знаков, химических формул и т. д.).

Под толкованием подразумевается и искусство постижения значения знаков, передаваемых одним сознанием и воспринимаемых другими сознаниями через их внешнее выражение (жесты, позы, тексты, речь).

В отличие от иных видов толкования толкование права — особая деятельность, чья специфика обусловлена рядом факторов: во-первых, эта деятельность связана с интерпретацией не любых письменных источников, а правовых актов, т. е. объектом его является право — специфическая реальность, обладающая особыми признаками, свойствами, принципами функционирования; во-вторых, толкование в праве, имея целью реализацию правовых предписаний, выступает и необходимым условием правового регулирования: в-третьих, в установленных законом случаях эта деятельность осуществляется компетентными государственными органами; в-четвертых, результаты толкования, когда им требуется придать обязательное значение, закрепляются в специальных правовых (интерпретационных) актах.

Особый характер толкования в праве требует не только специфических способов и технологий толкования, но и определенного методологического подхода.

Прежде всего, надо иметь в виду двойственную природу этого явления.

Право в силу присущей ему формальной определенности содержится в актах — формальных, письменных источниках. И с этих позиций толкование права не отличается от толкования иных письменных документов. Во всех случаях чтение любого текста сводится к овладению данным текстом, к пониманию читающим субъектом смысла, заключенного в нем. Но если бы толкование в праве сводилось только к пониманию текстов правовых актов, оно не имело бы особого значения.

Особенностью права является его действенный характер. Закон живет, когда он исполняется, реализуется в поведении людей. Однако реализация формального правового императива возможна лишь в случае понимания адресатом его содержания, перехода его во внутреннее желание, сознание индивида. Не случайно для права, правового регулирования характерна презумпция знания закона — предположение, что субъекты права, его адресаты «знают» (т. е. осознают, понимают) содержание правовых предписаний. А это неизбежно предполагает их толкование.

Конечно, уяснение содержания правовых предписаний возможно и вне связи с их реализацией. Таково научное истолкование древних источников права (законов Хаммурапи, Русской Правды и т. д.). Однако подобное уяснение текстов нормативных актов ничем не отличается от понимания содержания любых письменных источников. Например, законы XII таблиц, древнейший памятник римского права, изучают и понимают не по тексту самого акта, а по цитатам и пересказам более поздних авторов. Но подобное толкование не может быть охарактеризовано как специфическая деятельность юристов.

Сущность толкования как специфической деятельности заключается в особенностях самого права как общественного явления. Данные свойства таковы, что вызывают необходимость толкования. Это нормативность, общеобязательность, системность, формальная определённость, государственная принудительность.

Основу права составляют нормы — правила общего характера. Причем нормативность права особого рода, поскольку это равный масштаб, применяемый к фактически неравным людям. Поскольку закон всеобщ, а случай, к которому он применяется - единичен, субъекты, его реализующие,- индивидуальны, необходимо толкование общей нормы, выяснение того, можно ли использовать ее в конкретном случае и по отношению к конкретным субъектам. Субъект реализации всегда «примеряет» общее правило к конкретным фактам, личности, учитывая особенности места, времени и т. д. Истолковывая норму, он тем самым определяет, применима ли она и в какой мере к конкретному случаю, конкретному лицу. Подведение под единичное общего невозможно без уяснения последнего.

Право представляет собой специфическое общественное явление, имеющее свои закономерности развития, формы проявления и реализации, структуру, конструкции, принципы, способы, типы регулирования и т.д. Указанные особенности также требуют особой деятельности по выяснению содержания права. Речь идет не только о толковании, понимании специальных юридических терминов, но и об учете особенностей правового регулирования.

Необходимость толкования в праве вызывается и возможными противоречиями между его формой и содержанием. Содержание права находит свое выражение в нормативных правовых актах, которые не всегда правильно выражают волю законодателя. Низкий уровень юридической техники, недостатки технического порядка приводят к пробелам, противоречиям, искажению содержания права. В подобном случае толкование — условие познания подлинного содержания юридических предписаний.

В литературе высказывалось мнение, что толковаться должны только неясные нормы, ясные же, понятные толкования не требуют. Такой взгляд представляется спорным. Ведь для определения, является ли данная норма понятной, ясной, нужно ее уяснить, понять, истолковать.

Толкование права необходимо также в силу противоречия между формальным характером правовых норм и динамикой общественных отношений. В силу формальной определенности правовые предписания остаются неизменными, стабильными до их изменения. В то же время общественная жизнь изменяется постоянно. Поэтому нередко закон применяется в существенно изменившихся по сравнению с моментом его издания условиях.

Под способами толкования понимается совокупность приемов и средств, используемых для установления содержания норм права. В юридической науке и практике различаются следующие способы (некоторые авторы называют их «приемы») толкования: грамматический, логический, систематический, историко-политический, специально-юридический, телеологический и функциональный.

Грамматическое толкование. Всякий правовой акт представляет собой выраженную словами мысль законодателя. Слова, выражающие мысль, имеют самостоятельное значение. Однако они находятся с другими словами в определенной логической связи, вследствие чего приобретают ограниченный и подчиненный общему строю смысл. Поэтому при толковании закона в первую очередь встает необходимость выяснения терминологического или грамматического содержания отдельных понятий, из которых складывается его суть. Этот процесс связан с выяснением значения отдельных понятий и терминов нормативного акта. После уяснения смысла слов и терминов устанавливается смысл предложений, посредством которых сформулирована норма права. Для этого сопоставляются грамматические формы слов (род, число, падеж...), выявляются связи между словами и предложением, устанавливаются синтаксическая и морфологическая структура предложений (знаки препинания, соединительные и разъединительные союзы и др.).

Недостаточное знание правил грамматики, неправильная их интерпретация приводят к неточному пониманию содержания нормы, а, следовательно, и к ее нарушению в процессе реализации.

Интересно следующее высказывание русского юриста Н. Таганцева: «Согласование слов в роде и падеже, употребление единственного или множественного числа, однократного или многократного вида глаголов, употребляется в законе пунктуация и т. п.— все это может служить подспорьем для выяснения смысла закона, так как, с одной стороны, закон должен быть понимаем, прежде всего, так как он написан, а с другой — мы всегда предполагаем, что законодатель знает язык, на котором он пишет, и что он пишет согласно законам и правилам этого языка».

Логическое толкование. Это толкование правового акта по его смыслу с использованием законов логики. Именно посредством названного способа устанавливается весь объем содержания нормы, устраняются имеющиеся в ней неясности. Если грамматическое толкование ставит своей задачей выяснение буквального содержания того, что закреплено непосредственно в тексте, то логическое имеет целью с помощью правил формальной логики выявить то, что законодатель желал выразить в тексте закона, но не выразил. Разумеется, для этого интерпретатор должен знать законы логики, различные логические приемы и т.д. В нормативных актах, например, используется термин «холодное оружие». Как же трактовать деяние, если использовалось оружие, нагретое до высокой температуры? Будет ли оно «холодным»? Логический анализ позволяет заключить, что холодное оружие характеризуется вовсе не температурой. Парными категориями «холодного» здесь являются термины «огнестрельное», «газовое», а не «горячее», «теплое» и т. д.

И все же применением одних правил формальной логики нельзя установить все связи толкуемой нормы с другими нормами, ее назначение и цели, социально-политическое содержание в данных исторических условиях. Поэтому для познания содержания норм права наряду с правилами формальной логики используются законы диалектической логики.

Названные законы применяются и в процессе систематического и историко-политического толкования.

Систематическое толкование. Существование данного способа толкования предопределяется системностью права. Он заключается в уяснении смысла конкретной нормы путем сопоставления ее с иными нормами. Нормы права не существуют независимо друг от друга, а потому для глубокого и полного уяснения смысла нормы недостаточно ее внутреннего анализа, а требуется исследование ее содержания, ее связей с другими нормами.

Благодаря систематическому способу, можно выявить юридическую силу правовой нормы, сферу ее действия, принадлежность к определенной отрасли, институту права.

Зачастую сам текст нормативного акта содержит основания для систематического толкования. К нему, в частности, приходится прибегать при реализации бланкетных и отсылочных норм.

Историко-политическое толкование. Материалистический подход к праву предполагает, что содержание права, правовые отношения могут быть правильно поняты только в тесной связи с порождающими их общественными отношениями. Реализация правовых предписаний невозможна без раскрытия их политического и социально-экономического содержания в конкретных исторических условиях. Такое толкование тем более необходимо в условиях, когда закон устарел и не отражает объективных условий времени его применения.

Специально-юридическое толкование. Выражение властной воли законодателя, содержащейся в нормах права, осуществляется не только с помощью общеупотребительных слов, но и специфических терминов. При этом используются различные юридико-технические средства и приемы, учитываются различные способы, методы и типы правового регулирования. Сказанное и обусловливает потребность в специальных юридических знаниях, которые интерпретатор применяет при толковании норм.

Прежде всего, это касается толкования специальных терминов (траст, эмансипация, акцепт, комитент и др.). Однако рассматриваемый способ не сводится только к толкованию терминов (тогда он отождествлялся бы с грамматическим толкованием). Содержание его гораздо шире. Интерпретатор должен учитывать особенности правового регулирования, юридические конструкции, тип регулирования и т. д. Например, в условиях общедозволительного типа («Разрешено все, кроме прямо запрещенного») регламентация осуществляется путем использования запрещающих норм, хотя на самом деле речь идет об общем дозволении. Без понимания сути общедозволительного либо разрешительного типа невозможно правильно реализовать правовые нормы.

Телеологическое (целевое) толкование направлено на уяснение целей издания правовых актов. Разумеется, подобное толкование необходимо не всегда. Однако если в стране резко меняются общественно-политическая обстановка, специфика обстоятельств дела, без выяснения цели невозможно принять правильное решение. Иногда законодатель определяет цели принятого нормативного акта непосредственно в его тексте. Так, в преамбуле указа Президента РФ «О реализации конституционных прав граждан на землю» закреплено, что данный акт принят «в целях обеспечения защиты конституционных прав граждан на землю». С учетом названных целей субъекты права и должны толковать (и применять) положения указа, исходя из приоритетной защиты интересов граждан (а не государственных органов либо сельскохозяйственных организаций).

Функциональное толкование. В некоторых случаях для уяснения смысла нормы недостаточно брать во внимание только ее формальный анализ и общие условия реализации. Иногда интерпретатор должен учитывать условия и факторы, при которых реализуется норма. Прежде всего, это касается толкования так называемых оценочных терминов («уважительные причины», «существенный вред», «значительный ущерб», «крайняя необходимость» и т. д.). С учетом особенностей места, времени и других факторов одни и те же обстоятельства могут быть признаны уважительными либо неуважительными, существенными либо несущественными и т. п. Иной раз законодатель прямо обязывает учитывать различные конкретные условия, т. е. обратиться к функциональному толкованию. Так, в ст. 1101 ГК РФ указано, что при определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости, а также фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальные особенности потерпевшего. При определении размера алиментов за несовершеннолетних детей суд также учитывает материальное или семейное положение сторон и другие «заслуживающие внимания обстоятельства» (ст. 81, 83 Семейного кодекса РФ).

В литературе в отдельных случаях одни способы толкования предпочитаются другим. Конечно, для уяснения содержания нормы не всегда требуется использование в одинаковой степени всех приемов толкования. Иногда можно ограничиться лишь грамматическим и логическим толкованием. Однако это не дает оснований игнорировать какой-либо из указанных способов, ибо бывает, что именно он позволяет «поставить точку» в уяснении содержания нормы и правильно применить ее на практике.

В нормах гражданского процессуального права целевые установки сформулированы в виде задач и целей судопроизводства, адресованных, прежде всего суду как органу правосудия. Однако процессуальной деятельности одного суда для их реализации недостаточно. Последняя может быть достигнута лишь в результате совместных процессуальных действий всех участников рассмотрения и разрешения дела.

Требования закона о задачах и целях судопроизводства обязательны для всех участников рассмотрения дела независимо от их личных интересов и устремлений. Иначе и не может быть, поскольку в нормах процессуального права находят отражение объективные потребности общества в наиболее эффективной процедуре осуществления правосудия. Критерием же эффективности как раз и выступает достижение общих целевых установок гражданского судопроизводства. Участники спорных правоотношений должны доказать суду, что именно их субъективные целевые установки совпадают с общественно значимыми задачами и целями, объективированными в нормах гражданского процессуального права. Для достижения этих задач и целей все субъекты процесса наделяются законом определенным комплексом субъективных прав и обязанностей, в соответствии с которыми они и выполняют свои процессуальные функции.

В процессе толкования устанавливаются:

- смысл нормы права,
- ее основная цель и социальная направленность,
- возможные последствия действия толкуемого акта,
- выясняются общественно - историческая обстановка его принятия,
- условия, в которых происходит толкование, и т.д.

Для правильного выявления воли, выраженной в нормативном акте, необходимо проанализировать сам текст нормативного акта, преамбулу, официальные и неофициальные его разъяснения, другие близкие по содержанию нормы, материалы периодической печати, научные работы и т.д. Тем не менее, главным объектом толкования при строгом режиме законности должен быть текст нормативного акта, поскольку в нем находит свое выражение воля законодателя.

Возможно рассмотрение различных уровней толкования:

1) Научно-теоретическое толкование права - такой уровень толкования, когда анализируется не только конкретное содержание законодательной воли, но и ее общий смысл. Юридические понятия исследуются в свете общей характеристики права как общественного явления, его сущности, различных закономерностей развития права. Безусловно, что интерпретация правовых норм, предпринятая на этом уровне, шире и богаче правоприменительного толкования.
2) Практико-прикладное толкование действующего права включает установление смысла норм применительно к различным субъектам и жизненным ситуациям. Можно говорить о значении толкования на этом уровне в связи с осуществлением нормотворческой деятельности, правоприменения и других форм реализации права и правового воспитания. Толкование норм права представляет собой сложное, комплексное явление. Под процессом толкования правовых норм следует понимать совершение определенным субъектом совокупности действий в строгом их наборе, последовательности и системе, соответствующим образом оформленных и доведенных до сведения адресатов правовых предписаний.

Его можно рассматривать в двух аспектах:

1. Уяснение норм права - процесс мышления лица, изучающего правовую норму, уяснение смысла нормы и ею объяснение. Это необходимый подготовительный этап, предпосылка для правильного решения конкретного дела, проведения кодификационной работы, составления собраний и картотек законодательства, учета нормативных актов, издания акта - разъяснения нормы права и т.д.
2. Разъяснение содержания нормы - это деятельность определенных органов и лиц, имеющая самостоятельное и специальное значение. Ее цель - обеспечить правильное и единообразное осуществление толкуемой нормы во всех случаях, на которые она рассчитана, устранить неясности и возможные ошибки при ее применении. Разъяснение должно быть зафиксировано либо в форме официального акта государственного органа или иного органа, наделенного властными полномочиями, либо в форме даваемых общественными организациями или отдельными лицами рекомендаций и советов, не имеющих формально обязательного характера.

Международное материальное право

Основу международного материального права составляют унифицированные материальные гражданско-правовые нормы, посредством которых осуществляется материально-правовой способ регулирования, преодолевают коллизионную проблему путем создания единообразных норм гражданского права различных государств, что устраняет саму причину возникновения коллизии права.

В отличие от коллизионных, материально-правовые нормы непосредственно устанавливают правила поведения для участников гражданских правоотношений, осложненных иностранными элементами. Поэтому такие нормы часто называют прямыми - они регулируют рассматриваемые отношения прямо, минуя коллизионную стадию.

Поскольку унификация материального гражданского права осуществляется в международно-правовых формах (главным образом в форме международного договора), то унифицированные материальные гражданско-правовые нормы, по сути, являются договорными. Их договорное происхождение порождает те же особенности в механизме создания и применения, которые характеризуют договорные коллизионные нормы, рассмотренные выше.

Вопрос о принадлежности унифицированных материальных гражданско-правовых норм международному частному праву спорен. Одни считают, что они не входят в нормативный состав международного частного права (например, Г.К. Матвеев), другие (их пожалуй, большинство - М.М Богуславский, В.П. Звеков, М.Н. Кузнецов, С.Н. Лебедев, А.Л. Маковский и др.), напротив считают, что они составляют часть международного частного права, и даже преобладающую. Одновременное наличие двух этих критериев является единственным основанием для включения тех или иных норм в состав международного частного права. При помощи этих критериев можно решить вопрос о месте материальных норм национального гражданского права, специально предназначенных для регулирования гражданских правовых отношений с иностранным элементом.

Так, на территории России иностранные инвестиции регулируются российскими законами, так как российская коллизионная норма устанавливает, что имущественные права определяются законом страны, где это имущество находится. В равной степени французский, например суд будет рассматривать спорный вопрос по российскому закону об иностранных инвестициях только в том случае, если французская коллизионная норма отошлет этот вопрос к российскому праву.

Таким образом, материальные нормы гражданского права, специально предназначены для регулирования отношений с иностранным элементом, применяются не непосредственно, а через коллизионные нормы. Наличие таких материальных норм не снимает коллизионную проблему, и, значит, они не опосредуют метод международного частного права и не входят в нормативный состав международного частного права.

Через коллизионные нормы к гражданским отношениям с иностранным элементом применяются в такой же мере любые нормы гражданского права, и это не дает основания для включения их в состав международного частного права. Косвенным подтверждением сделанного вывода может служить чехословацкий Закон о правоотношениях в международном торговом обороте (Кодекс международной торговли). Он содержит материальные нормы, специально предназначенные для регламентации гражданских отношений (торговых) с иностранным элементом. Однако кодекс прямо предусматривает, что его нормы подлежат применению, только тогда, когда на основании коллизионной нормы или в силу избранного сторонами права подлежит применению чехословацкое право. В этом же случае при необходимости могут быть применены и другие нормы чехословацкого права.

Итак, унифицированные материально-правовые нормы определяют содержание прав и обязанностей субъектов международного частного права и, следовательно, прямо непосредственно регулируют их поведение.

Это единообразие правил, создаваемых путем принятия многосторонних международных договоров.

Международный унификационный процесс, начавшийся во второй половине прошлого века, приобрел на исходе нынешнего столетия широкие масштабы. Особенно значительны достижения унификации в таких сферах международного частного права, как купля-продажа товаров, морские и воздушные перевозки, вексельное и чековое право, интеллектуальна собственность, гражданская ответственность за вред, причиненный ядерным ущербом.

Есть еще один блок материальных норм, включаемых в международное частное право, охватывает вопросы правового положения иностранных субъектов частноправовых отношений, решаемые на основе внутреннего законодательства. Признание за иностранцами гражданской правоспособности является необходимым условием возникновения коллизионного вопроса.

Источником материально-правовых норм, относящихся к сфере международного частного права (и притом в основном материально-правовых, а не коллизионных), может быть (и нередко им становится) обычай.

Международное частное право не знает единой, обязательной для всех или большинства государств системы коллизионных норм. То же следует повторить и в отношении материальных норм международного частного права, несмотря на очевидные успехи международно-договорной унификации.

Основы материального права

Наряду с отраслями материального права, посредством которых государство осуществляет воздействие на общественные отношения путем прямого правового регулирования, существуют отрасли процессуального права.

Процессуальное право - это совокупность правовых норм, регулирующая отношения, возникшие в процессе расследования преступлений, рассмотрения и разрешения уголовных, гражданских, арбитражных дел, а также дел об административных правонарушениях и дел, рассматриваемых в порядке конституционного судопроизводства.

Выделение процессуальных норм было связано с необходимостью охраны материально-правовых отношений (например, имущественных - права собственности, а также личных неимущественных - чести и т.п.) от нарушений. Процессуальные нормы регламентируют порядок, процедуры деятельности уполномоченных на то органов государства и должностных лиц (суда, прокурора), направленных на охрану норм материального права.

В юридической науке обычно выделяют три процессуальные отрасли: уголовно-процессуальное, гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное право. Однако согласно ст. 118 Конституции РФ в настоящее время признаны четыре вида судопроизводства: гражданский, уголовный, административный и конституционный.

На практике функционируют гражданский и уголовный процессы. Арбитражный процесс относительно недавно выделился в качестве самостоятельного судебного процесса в связи с формированием рыночных отношений в России. Административное судопроизводство окончательно еще не выделилось из гражданского процесса, а конституционный процесс находится в стадии формирования.

Предметом правового регулирования в процессуальном праве является порядок деятельности компетентных органов государства и должностных лиц, наделенных полномочиями в правоохранительной сфере. К ним относятся: суд, прокуратура, милиция, таможенные органы, налоговая полиция и т.п. и их работники. правоохранительные органы наделены государственно-властными полномочиями, их деятельность направлена на обеспечение законности и правопорядка, которые обеспечивают надлежащую реализацию норм материального права.

Исходя из этого методом правового регулирования процессуального права являются метод властных предписаний, метод подчинения (императивный).

темы

документ Авторское право
документ Административное право
документ Гражданское право
документ Наследственное право
документ Обязательственное право
документ Публичное право



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты