Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Экономисту » Бедность

Бедность

Бедность

Для удобства изучения материала статью Выработка разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Бедность
2. Бедность в России
3. Уровень бедности
4. Проблема бедности
5. Черта бедности
6. Индекс бедности
7. Бедность людей
8. Бедность населения
9. Причины бедности
10. Экономическая бедность
11. Крайняя бедность
12. Бедность в мире
13. Борьба с бедностью
14. Социальная бедность
15. Бедность стран
16. Решения бедности
17. Бедность эссе

Бедность

Бедность — крайняя недостаточность имеющихся у человека, семьи, региона, государства имущественных ценностей, товаров, денежных средств и также для нормальной жизни и жизнедеятельности. Порогом, чертой бедности называют нормативно устанавливаемый уровень денежных доходов человека, семьи за определенный период, который обеспечивает физический прожиточный минимум.

Бедность — характеристика экономического положения индивида или социальной группы, при котором они не могут удовлетворить определённый круг минимальных потребностей, необходимых для жизни, сохранения трудоспособности, продолжения рода.

Бедность — состояние нужды, нехватки жизненных средств, не позволяющее удовлетворить насущные потребности индивида или семьи.

Выделяют два вида бедности:


1. Абсолютная бедность связана с нуждой в жизненных ресурсах, которые обеспечивают человеку биологическое выживание.

Речь идет об удовлетворении самых элементарных потребностей – в пище, жилье, одежде. Критерии этого вида бедности мало зависят от времени и места проживания человека. Конкретный набор продуктов, потребляемых на заре развития человеческого общества и современным человеком, существенно различается, но всегда можно однозначно судить, голодает человек или сыт. Таким образом, критерии абсолютной бедности связаны с биологическими характеристиками.

2. Относительная бедность определяется путем сравнения с общепринятым, считающимся «нормальным» в данном обществе уровнем жизни.

Средний уровень жизни в развитых странах Запада заведомо выше, чем в развивающихся странах. Поэтому то, что будет считаться бедностью в странах развитого Запада, для отсталых государств расценивается как роскошь. Так, например, в категорию относительно бедных на Западе попадают и те люди, которые не испытывают затруднений с питанием, но не могут позволить себе удовлетворять потребности более высокого уровня (образование, культурный отдых и т.д.). Таким образом, критерии относительной бедности базируются на социальных признаках и сильно варьируются в разные эпохи и в разных странах.

Кроме этой базовой классификации типов бедности, существуют и другие подходы. Так, выделяют первичную бедность (это семьи, ведущие рациональное домашнее хозяйство, но не имеющие достаточных финансовых средств) и вторичную бедность (семьи, которые имеют достаточных финансовых средств, но нуждаются из-за нерационального ведения хозяйства). Наконец, существует деление на «устойчивую» бедность (бедность «по наследству») и «плавающую» (некоторые бедные индивиды находят возможность выйти на более высокий уровень жизни, но одновременно люди со средним достатком разоряются и переходят в разряд бедняков).

Как состояние голодной жизни бедность существовала испокон веков, но считалась вполне обычным явлением, присущим подавляющему большинству населения. В азиатских, античных и феодальных обществах деление на богатых и бедных мало зависело от личных способностей человека: уровень потребностей и возможности их удовлетворять зависели от сословно-юридического статуса индивидуума. У разных социальных групп был разный образ жизни, поэтому невозможность для низких сословий следовать престижному образу жизни высших слоев воспринималась как привычная норма жизни. В капиталистическом же обществе впервые возник контраст между юридическим равенством всех граждан и фактическим сильным экономическим неравенством. Поэтому невозможность для одних жить так, как живут другие, воспринимается как социальная несправедливость.

Уже работы А. Смита выявили относительную природу бедности через связь бедности и социального стыда, т.е. разрывом между социальными стандартами и материальной способностью придерживаться их ещё в XIX веке было предложено вычислять черту бедности на основе семейных бюджетов и ввести тем самым критерий абсолютной бедности, связать критерии определения бедности с уровнем доходов и удовлетворением основных потребностей индивида, связанных с поддержанием определённого уровня его работоспособности и здоровья. Значительный вклад в исследования проблем бедности внесли как экономисты, так и социологи, большинством которых была признана закономерность существования бедности в обществе; различие точек зрения состояло, прежде всего, в признании или отрицании необходимости вмешательства государства в решение проблемы бедности и в масштабах такого вмешательства. В исследованиях причин и места бедности в обществе выделяют период с XVIII до первой половины XX века (А. Смит, Д. Риккардо, Т. Мальтус, Г. Спенсер, Ж. Прудон, Э. Раклю, К. Маркс, Ч. Бут и С. Раунтри) и современные исследования бедности в XX веке (Ф.А. Хайке, П. Таунсенд и др.).

Бедность в России

Бедность понимают как такую экономическую характеристику положения социальной группы или отдельного индивида, когда они не имеют возможности удовлетворять минимальные потребности, необходимые для жизни. Конечно, бедность в России как явление экономики возможна. Хотя ее понятие является относительным, зависит от тех общих стандартов, которые существуют в конкретно взятом обществе.

Вопрос «как победить бедность в России?» является достаточно актуальным. Бедность – одна из самых сложных социальных проблем для современной страны. Известно, что именно бедность населения России определяет ограниченность возможности доступа многих граждан к ресурсам развития, а именно: качественное здравоохранение и образование, высокооплачиваемая работа, успешная социализация детей, молодежи. Основные последствия бедности в России – это разлом общества, высокая напряженность в социуме, кризисные процессы в семьях, препятствие успешному развитию страны.

Согласно статьям Конституции Российской Федерации, Россия является социальным государством, политика которого обеспечивает благоприятные условия для свободного развития человека и организации его достойной жизни. На сегодня преодоление бедности в России связано напрямую с предоставлением права на труд, а также его достойной оплаты, права на охрану здоровья, социального обеспечения, прав на жилье и образование. Конечно, бедность в России можно контролировать через государственную политику по профилактике и сокращению этого явления в стране.

Экономисты установили, что средний россиянин за последние несколько десятилетий еще никогда так хорошо не зарабатывал, как сейчас. Это означает, что политика борьбы с уровнем бедности в России действенна. Однако дополнительные доходы граждан уходят с ростом цен.

Почти на семьсот тысяч меньше стало бедных людей. Специалисты говорят об оптимистических прогнозах: порог бедности в России упал, теперь в процентном соотношении это 12,7. Тенденция обещает сохраниться и в будущем. Конечно, такие результаты не должны останавливать поиск причин бедности в России, а также разработку новых методов борьбы с этим социальным явлением.

Некоторые источники, однако, продолжают говорить о том, что бедность в России никуда и не делась. Ее порог растет, количество бедных людей увеличивается. Вырос и уровень людей с доходами среднего и ниже среднего уровня. Такие показатели зависят от постоянного роста цен в стране. Это значит, что борьба с жестокой ценовой политикой является важным заданием государственных органов управления. Только найдя причину, можно эффективно бороться со следствием. Конечно, понятие бедности в России значительно отличается от ее понимания в других странах мира. Воспользовавшись опытом других государств, проблему можно устранить.

Уровень бедности

В мировой практике используются две основные концепции в подходе к определению уровня бедности: концепция абсолютной бедности как отсутствие дохода, необходимого для обеспечения минимальных жизненных потребностей личности или семьи, и концепция относительной бедности как отношение доходов самых нижних слоев общества ко всем остальным. При таком подходе в отдельных странах бедными считаются те, чей доход не превышает 50% (40% или 60%) среднего дохода по стране. Однако на практике ни та, ни другая концепция не применяется в чистом виде.

Бедные – не просто люди с относительно низкими доходами. Это члены определенного общества, живущие по его законам, но лишенные признаваемого этим же обществом минимально необходимого стандарта потребления. Проблема бедности существует во всех странах мира, и ее уровень зависит от стадии развития общественного производства, возможностей индивида и условий жизнедеятельности населения.

Бедность прямо связана с неравномерностью распределения доходов и имущества. В общем виде бедность основана на сопоставлении строго определённого набора потребностей и возможностей их удовлетворения для определённых групп населения. Потребности оцениваются на основе так называемых потребительских корзин.

Потребительская корзина – это минимальный набор продуктов питания, непродовольственных товаров и услуг, необходимых для сохранения здоровья человека и обеспечения его жизнедеятельности.

Минимальный достаток – это те границы семейного дохода, за которыми не обеспечивается воспроизводство общественно приемлемых условий существования, на его основе определяется порог бедности и рассчитывается прожиточный минимум.

Порог бедности, как показывает опыт, не отражает роста потребления, увеличиваясь за счёт роста цен.

Количественная оценка порога бедности осуществляется на основе данных о стоимости продуктов питания, исходя из рациональных норм потребления и доли затрат на питание в семейных бюджетах.

Проблема измерения бедности основана, в конечном счете, на том круге потребностей, удовлетворение которых признаётся общественно необходимым.

Фактическая информация о бедных слоях населения показывает, что бедность неравномерна среди различных групп населения молодых и пожилых, семейных и одиноких, занятых и безработных.

Дифференциация причин бедности приводит к необходимости различать типы бедности для того, чтобы определить специфические меры по её ликвидации и сокращению.

Проблема бедности

Вопрос малообеспеченности и проблема бедности населения сегодня являются основными во всем мире. Каждое государство рано или поздно сталкивается с подобными сложностями и ищет пути выхода из ситуации. Известно, что бедность как глобальная проблема предполагает состояние, вызванное недостатком ресурсов материального характера для ведения нормального образа жизни, привычного и характерного для значительной части населения планеты.

Сегодня проблема бедности для специалистов связана с тем, что они стараются выделить разные группы бедности и найти решение для каждой из них отдельно. Первая группа – это семьи с работниками, которые имеют низкий уровень оплаты труда. Сюда относятся жители сельских местностей и малых городов, а также безработные. Так формируется слой экономической бедности и новых бедных. Потребность говорить о разных группах свидетельствует о неравенстве проблемы бедности во всем мире. Вторая группа – одинокие пенсионеры, семьи пенсионеров, содержащие иждивенцев. Третья группа – семьи инвалидов и с инвалидами, неполные семьи, многодетные. Это тип традиционной бедности.

Вопрос «как решить проблему бедности» волнует экономистов всего мира. Главными причинами этого явления называют низкое качество жизни из-за доходов малого размера, недостаточная имущественная обеспеченность населения (прежде всего жилищная). Низкий уровень доходов связывают с такими характеристиками личности: плохое здоровье, низкая конкурентоспособность на рынке труда, недостаточное образование, ограничения в трудоспособности, низкое качество семейной жизни и многое другое. Разбираясь с каждым пунктом поочередно, возможно решить проблему бедности в мире или хотя бы улучшить ситуацию.

Вопрос о том, как решить проблему бедности, безусловно, волнует правительство любой страны. Согласно методике определения, к бедным людям сегодня относят тех, кто живет меньше чем на 1 доллар в день, в России же эта сумма равна 2,15 доллара.

В РФ проблема преодоления бедности также актуальна. Однако намечаются оптимистичные прогнозы относительно решения этого вопроса, поскольку политика страны оказалась достаточно действенна и покупательная способность значительно возросла.

Известно, что проблема бедности предполагает существование трех концепций относительно ее определения. Первая – концепция абсолютной бедности. По ней определяют доход, необходимый для обеспечения минимальных потребностей семьи. Вторая – концепция относительной бедности, основным критерием которой являются минимальные потребности человека. Для третей концепции решение проблемы бедности связано с субъективным определением средств, необходимых для общественно приемлемого уровня жизни. Основным является принцип расчета прожиточного минимума для человека.

Социальная бедность касается традиционно малоимущих и слабо защищенных слоев населения, а экономическая относится к трудоспособным гражданам. Именно такое членение помогает специалистам искать эффективные пути решения трудностей, ведь для каждой из указанных групп вопрос бедности связан с ее специфическими особенностями, характеристиками, а также требованиями.

Черта бедности

Черта бедности - это инструмент для измерения бедности. В большинстве случаев она рассчитывается по данным доходов и потребления. Люди считаются бедными, когда их уровень жизни (обычно доход или потребление) ниже этого предела.

Черта бедности может быть установлена в относительных и абсолютных показателях:

1. Относительная бедность определяет положение отдельного человека или семьи в сравнении со средним доходом по стране, так черта бедности располагается на середине шкалы или составляет 40% от распределения.
2. Абсолютная бедность определяет положение отдельного человека или семьи относительно черты бедности, реальная стоимость которой устанавливается по истечении некоторого времени. Черта абсолютной бедности рассчитывается по стоимости минимальной покупательской корзины, составленной из продуктов, необходимых для получения рекомендуемого количества калорий.

Затем черта бедности поднимается путем выплат на расходы на непродовольственные нужды в соответствии с моделями расходов бедных. Основной показатель - это часть населения, чей измеренный уровень жизни (потребление) меньше черты бедности. Измерение этих показателей полезно, когда необходимо быстро установить, сколько людей находится за чертой бедности, но не указывает уровень бедности отдельных людей и разницу в их положении.

Черта бедности, уровень доходов, ниже которого невозможно обеспечение минимальных пищевых и непищевых потребностей человека. Существуют различные определения черты бедности и методики её исчисления.

В некоторых странах для определения черты бедности используют уровень официально установленной минимальной заработной платы, однако это скорее инструмент политики, чем методологически верное определение. Часто используют сравнение со среднедушевым доходом, уровнем потребления, а также рассматривают долю семейного бюджета, приходящуюся на питание. В бывших социалистических странах для определения черты бедности используют минимальную потребительскую корзину.

Важное значение имеют внеэкономические аспекты бедности, которые включают основные человеческие потребности в самореализации, участии в жизни общества, чистом воздухе и здоровой окружающей среде, безопасности и свободе передвижения. Этот подход называют концепцией относительной лишённости (или относительной бедности). Внеэкономические потребности можно измерять специально сконструированным индексом качества жизни, где все составляющие включены с соответствующими весами. Таким образом, можно определить долю населения, находящуюся ниже установленного уровня удовлетворения этих потребностей. В США на основе подобного подхода был создан интегральный показатель социального здоровья нации.

В мировой практике бедность измеряется с помощью прожиточного минимума. Для выработки единого подхода к определению черты бедности некоторые учёные предлагают выделять два компонента: абсолютный (единый для всех) и относительный (специфический для каждой страны). Например, семья, живущая по канадским меркам в нищете, в развивающихся странах рассматривалась бы как вполне зажиточная, но в Канаде совершенно иные социальное окружение и социальная психология. В развивающихся странах черта бедности для значительной части населения является труднодостижимым уровнем благополучия, в связи с чем и возникло понятие "зазора бедности", т.е. объёма финансовых средств, необходимых для увеличения своего дохода до уровня черты бедности.

Английский социолог П. Таунсенд дал обобщающее определение относительной бедности: "Индивидов, семьи, социальные группы населения можно считать бедными, если они не имеют ресурсов для участия в общественной жизни, поддержания типов диеты, условий жизни, труда и отдыха, которые являются обычными или, по крайней мере, широко принятыми в обществе, в котором они живут. Их ресурсы значительно ниже того, что имеет средний индивид или средняя семья, вследствие чего они исключены из обычного стиля жизни, общепринятых моделей поведения, привычек и типов деятельности".

Впервые официальный показатель бедности был разработан Управлением социального обеспечения федерального правительства США в 1964 г. Согласно формуле М. Оршанского, достаточно было посчитать минимальные затраты на питание и утроить их (поскольку в среднем американцы в тот период расходовали на питание треть своего бюджета). Позднее черту бедности стали корректировать, исходя из индекса потребительских цен, что привело к занижению официальных данных.

В Канаде Национальный совет по социальному обеспечению чертой бедности считает официальные статистические данные по отсеканию низкого дохода. Средняя канадская семья тратит на предметы первой необходимости (питание, одежду и жильё) около 38,5% своего совокупного дохода. Отсекание низкого дохода установлено на уровне 58,5%; семья, у которой на предметы первой необходимости уходит не менее 58,5% дохода, считается живущей в нищете. В Канаде не одна черта бедности, а несколько, каждая из которых отражает как место обитания, так и размер семьи.

В Голландии было проведено исследование по установлению объективной и субъективной черты бедности. Принято было считать, что субъективная черта бедности - минимальный размер дохода (по мнению рядового потребителя), а объективная включает размер и состав домохозяйства. По ответам респондентов был исчислен средний геометрический уровень, определивший черту бедности.

В СССР считалось, что все граждане достаточно защищены социально, и не принималось никаких специальных мер по социальным гарантиям, о черте бедности не могло быть и речи по политическим соображениям. Однако переход к рыночной экономике потребовал иных оценок. Ещё до распада СССР Министерство труда разрабатывало натурально-вещественную структуру минимального бюджета, включавшую более 300 видов потребительских благ и услуг, объединённых в 17 потребительских корзин и 14 товарных групп. Минимальный потребительский бюджет представляет собой набор продовольственных и непродовольственных товаров и услуг, обеспечивающий человеку потребление на уровне, принятом обществом в качестве минимально допустимого на данном этапе развития. Минимальный потребительский бюджет разрабатывался в целом по стране, по республикам и природно-климатическим зонам, для разных социально-демографических групп, в среднем на душу населения и на одного члена семьи различного состава. Стоимостная величина минимального потребительского бюджета определяет границу бедности, а среднедушевой доход, равный стоимостной величине минимального потребительского бюджета, представляет собой прожиточный минимум.

Индекс бедности

В России подсчитали, «кому жить не так хорошо». Так называемый «индекс бедности» обнародовал департамент социологии Финансового университета при правительстве.

Антирейтинг возглавили Тольятти, Астрахань, Пенза, Волгоград и Саратов. Там индекс бедности составил 0,55. Наименьший показатель выявился в Москве, Екатеринбурге, Казани, Тюмени и Владивостоке: здесь показатель — уже на уровне 0,25.

Исследование проводилось на основе соцопроса: как оценивает уровень своего благополучия САМО население. Выяснилось, что в текущей экономической ситуации малообеспеченными себя почувствовали более половины жителей крупных и средних городов.

В рамках концепции человеческого развития бедность рассматривается как многогранное явление, не сводимое исключительно к бедности по доходам. Если развитие человека заключается в расширении его возможностей вести достойную, творческую и здоровую жизни, то бедность представляет собой отсутствие этих возможностей и свободы выбора. Понятие бедности в рамках концепции человеческого развития является углублением депривационного подхода к анализу бедности. Для авторов концепции бедность - это не совокупность разного рода лишений, препятствующих реализации базовых потребностей. Бедность представляет собой отсутствие возможностей для удовлетворения первостепенных потребностей. Эти возможности зависят от возраста человека, его здоровья, полноценности питания, коммуникабельности и др. В отличие от других мер бедности, разрабатываемых в рамках депривационого подхода, в рамках теории человеческого развития ее измерение основано на доступных данных официальной статистики, позволяющих проводить межстрановые и межрегиональные сопоставления. Поскольку бедность - явление многогранное, то ее меры должны отражать эту многогранность. Разработанные в рамках концепции человеческого развития два показателя бедности - индекс нищеты населения для развивающихся стран (ИНН-1) и индекс нищеты населения для развитых стран (ИНН-2).

Эти индексы представляют собой комплексные агрегированные индикаторы, в которых соединены основные аспекты лишений в жизни человека, соответствующие трем основным компонентам ИРЧП: долголетие, знание и адекватные условия жизни, измеряемые уровнем доходов. Трудность количественного измерения других составляющих человеческого развития: политическая свобода, личная безопасность и др. - не позволяет включить их в индексы бедности. Тем не менее, в индекс нищеты населения для развитых стран входит такой важный показатель лишений, как социальная изоляция, который измеряется уровнем застойной безработицы.

Каковы различия между ИРЧП и индексами бедности? Если с помощью ИРЧП определяется уровень прогресса в обществе или стране в целом, то с помощью индексов нищеты населения измеряются масштабы лишений у той части населения, которую прогресс обошел стороной. С точки зрения структуры вычислений индексы бедности состоят из тех же компонент, что и индекс развития человеческого потенциала, в том числе с учетом гендерного фактора [ИРГФ].

Бедность людей

Бедность всегда являлась актуальной проблемой, но в России этот вопрос обстоит особенно остро. В настоящее время почти большая часть населения находится или на черте бедности или уже за ней.

Причины бедности является потеря работы, которая означает социальную трагедию. Также личное невезение в жизни связывает социальное дно с болезнями, с судьбой, плохим воспитанием. Третья причина бедности это собственная вина-склонность к порокам (пьянство, наркомания, проституция). В России бедны больше всего пожилые люди, пенсионеры, многодетные семьи, инвалиды, безработные, и прочие, прочие, прочие. Но относиться к этим людям с презрением просто бесчеловечно. "Бедность - не порок, а несчастье" так гласит русская поговорка, но почему то современное общество о ней забывает. Большинство бедняков хотели бы вылезти из социального дна, но не могут-не позволяют разные причины. Этих людей не нужно презирать и обвинять. Не всем везет в жизни. Их нужно понять.

В человеке не главное материальное положение-главное как богат человек внутри. И об этом не стоит забывать, иначе жизнь за ваш эгоизм ответит бумерангом. Сегодня богаты, а завтра бедны. И если вы сегодня не будете добры к людям с менее большим кошельком, завтра вам руку помощи тоже также никто не подаст. Обществу России нужно быть милосерднее, а общества начинается с нас, и с меня, и с тебя.

Бедность населения

Категория «бедность населения» внутренне присуща рыночной экономике.

Ее социально-экономическое содержание можно отразить через такие макросоциальные показатели:

- численность малообеспеченных граждан страны;
- черта бедности;
- эталон общественно необходимого потребления;
- социальный минимум;
- прожиточный минимум;
- минимальный потребительский бюджет;
- минимально необходимый стандарт потребления.

Для стран Восточной Европы характерен показатель «эталон общественно необходимого потребления». Его понимают как размер потребления, удовлетворяющий на минимальном уровне основные жизненные потребности человека.

В России применим термин «прожиточный минимум», который трактуется как интегральный социальный норматив, отражающий набор потребительских благ и услуг, необходимых для физиологического воспроизводства человека и поддержания жизни.

Понятия «черта бедности», а также «прожиточный минимум» употребляются в мировой практике как равнозначные. Размеры этих показателей определяются величиной минимально допустимых границ потребления, ниже которых нормальное развитие человека невозможно.

Социальный минимум - это тот размер потребления материальных благ и услуг, который на минимальном уровне удовлетворяет все потребности гражданина страны, считающиеся на данном этапе необходимыми для обеспечения привычных жизненных условий. Размеры и структуру минимального потребительского бюджета (МПБ), лежащего в основе определения уровня бедности населения страны и разработки системы, государственных мер в социальной сфере, можно определять как минимальный размер рационального бюджета, который позволяет обеспечить нормальное состояние жизнедеятельности человека в размере рациональных норм потребления, отражающих разумные текущие потребности. Понятие рациональный потребительский бюджет характеризует перспективные разумные потребности граждан страны.

Черту (порог или границу) бедности можно измерить каждым из следующих методов расчета:

- статистическим - обосновывает «бедность» как относительную категорию и имеет два вида:

1) черта бедности устанавливается на уровне доходов, которыми располагает определенная доля (10-20%) самых малоимущих граждан страны;
2) черта бедности является минимальным среднедушевым доходом лиц, признанных обществом наименее обеспеченными членами общества;
- нормативным - опирается на специально разработанные нормативы, т. е. наборы товаров для удовлетворения основных физиологических и социальных потребностей человека в разрезе отдельных половозрастных групп. В его основе лежат так называемые потребительские корзины товаров и услуг;
- комбинированным - сочетает в себе элементы двух первых методов, поэтому его называют еще нормативно-статистическим методом. Расходы определяются по научно обоснованным нормативам и текущим ценам товаров и услуг. За основу принимается минимальный набор продуктов питания и товаров дешевого ассортимента для средней семьи из четырех человек. Принято считать, что расходы на питание составляют 70% общей суммы расходов семьи;
- субъективным - базируется на анализе результатов социологических исследований среди населения;
- ресурсным - предполагает учет возможностей национальной экономики в обеспечении материальных и духовных потребностей населения.

Важно устанавливать так называемые национальные стандарты прожиточного минимума не только в стоимостном, но и в натурально-вещественном выражении. На практике наибольшую известность и применение получили такие понятия, как «абсолютная бедность» и «относительная бедность».

Абсолютная бедность - это отсутствие дохода как такового или отсутствие дохода, необходимого для обеспечения минимума жизненных потребностей личности (или семьи). Абсолютная бедность затрагивает, прежде всего, такие категории граждан, как лица без определенного места жительства, беспризорные дети, лица, не имеющие статуса вынужденных переселенцев, и т. п. В России они составляют около 5% всего населения.

Относительная бедность определяется размером доходов ниже бюджета прожиточного минимума. В мировой практике относительная бедность характеризуется доходом, не превышающим 40-60% среднего дохода граждан.

В практике ООН для интегральной оценки низкого качества жизни применяется индекс нищеты. Так, для развивающихся стран индекс нищеты населения рассчитывается на основе трех индикаторов: доли населения, не доживающего до 40 лет; доли неграмотных среди взрослых; среднего арифметического долей населения без доступа к услугам здравоохранения, безопасной питьевой воде и доле детей до пяти лет с отставанием в весе.

Для экономически развитых стран он рассчитывается на основе четырех индикаторов: доли населения, не доживающего до 60 лет; доли функционально неграмотных среди взрослых; доли населения с доходами ниже 50% среднего дохода; уровня застойной бедности. В России индекс бедности не рассчитывается.

Доля бедных в России оценивается на уровне 20%. Анализ структуры бедности свидетельствует, что среди бедных около 50% составляют лица трудоспособного возраста. Высокий уровень трудоспособных граждан в общем количестве бедных определяется, прежде всего, низким уровнем оплаты труда. Около 30% бедных составляют семьи, где все трудоспособные граждане имеют регулярную оплачиваемую работу. В территориальном отношении бедность концентрируется в сельской местности и небольших городах.

Бедность несет в себе существенный негативный социальный потенциал. Дети из бедных семей имеют значительно меньше возможностей, чем дети из обеспеченных семей, на получение высшего и среднего профессионального образования, что в дальнейшем ведет к снижению их конкурентоспособности на рынке труда. В России при проведении реальных мер социальной политики проблемы бедности выходят на первый план.

Причины бедности

Очень часто приходится слышать вопрос "Если ты такой умный, тогда почему такой бедный?" Это выражение относится к значительной массе российских граждан. В последние годы диплом о высшем образовании не получил разве что очень занятой или очень ленивый человек, а некоторые имеют несколько высших образований. Однако если оценить уровень их материального благополучия (средний), то он окажется не выше работяги, окончившего восемь классов.

Поэтому давайте попробуем рассмотреть основные психологические причины бедности среднестатистического россиянина:

1. Человек финансово безграмотен и даже не стремится к тому, чтобы стать хоть чуть-чуть финансово грамотней. В школах, техникумах и вузах этому не учили и не учат. Вот, например, приходит человек в магазин покупать планшет или мобильник, налички почти нет, а хочется сразу сейчас унести гаджет домой. Покупает в кредит за 60-70% годовых, в итоге, вещь с ценником 20 тыс. руб., взятая под 10% первоначального взноса на один год в кредит обходится в 35 тысяч. Плюс еще обязательное гарантийное обслуживание тысячи в полторы, страхование кредита и отсутствие скидки при покупке товара в кредит. Окончательная стоимость приобретенной вещи оказывается тысяч 35. А ведь можно было бы сходить, например, в Сбербанк и взять потребительский кредит под 20% годовых без всяких лишних накруток, и обошлась бы вожделенная штуковина в 25 тысяч. Экономия - 10 тыс. рублей. Но ведь для этого пришлось бы пару раз сходить в Сбербанк, собирать документы, ждать ответа от кредитного эксперта. В общем, пришлось бы дополнительно тратить 3-4 часа времени (половину одного рабочего дня). И невдомек нашему герою, что при зарплате в 30 тысяч рублей один его рабочий день обходится в полторы тысячи деревянных. То есть при экономии в 10 тыс. рублей можно было бы, к примеру, еще неделю взять за свой счет и отдыхать, либо потратить эти деньги на что-нибудь другое.
2. Погоня за быстрыми и большими деньгами. Является продолжением предыдущей причины бедности, то есть нетерпения и безграмотности. Различные финансовые лохотроны, финансовые пирамиды, обещающие через несколько месяцев целое состояние при небольшом капиталовложении, на практике оказываются сплошным надувательством. Происходит игра на желании человека получать доход, ничего не делая.
3. Наличие только одного источника дохода, который зависит исключительно от личных усилий человека. Человек оказывается рабом на своей работе, не может отстоять свои права, попросить повышения зарплаты, продвижения по карьерной лестнице, поскольку боится попасть в немилость начальству и потерять в этой связи работу. Для увеличения дохода человек начинает пахать как конь и очень быстро растрачивает жизненную энергию. Как говориться, лучше иметь по 1% со ста источников дохода, чем 100% с одного. Сейчас даже в России существует масса возможностей, дающих человеку альтернативные источники дохода.
4. Человек не учитывает расходов, тратит деньги под влиянием эмоций. Пришел в магазин, увидел вещь, понравилось, сразу же купил. Через несколько лет с ужасом осознает, что значительная часть вещей лежит мертвым грузом, лишь во время уборки, напоминая о себе.
Те же самые причины бедности проявляют себя и при покупке навороченных вещей. Покупает человек вещь с функциями, 90% из которых никогда даже не осваивает, а еще 9-тью процентами из них пользуется лишь изредка и вообще при отсутствии необходимости. Помните, богатый не тот, кто много зарабатывает, а тот, кто умело тратит деньги.
5. Погоня за внешними символами успеха. Получил повышение по службе, случайно удалось заработать деньги, значит надо купить новую вещь в кредит (машину, костюм, телефон, часы). Но деньги еще на те расходы, которые требует эксплуатация этих вещей, не заработаны. Значит, опять берем кредиты. Один мой знакомый купил иномарку, но чтобы отдавать кредит за нее, после основной работы работает в такси, недосыпая и тратя кучу нервов.
6. Дача больших сумм в долг. Как правило, 95% людей не отдают долги вовремя, а 20% не отдают их никогда. Вообще, дача денег в долг - целое искусство. Психологические причины бедности кроются как раз в том, что люди не умеют отказывать и говорить "Нет!" Кто хочет понравиться всем, не нравится никому.
7. Страх начать работать на себя. Чтобы стать состоятельным человеком, надо работать над увеличением входящего финансового потока и повышением финансовой грамотности, чтобы правильно инвестировать его. Но страх мешает предпринимать реальные шаги. Как правило, в будущем люди жалеют о проявленной трусости, но уже оказывается слишком поздно. Одним словом, "обломовщина".
8. Вера во все слухи о деньгах и заработках. Как показывает жизнь, пока человек сам на практике не проверит ту или иную схему, он ничего не поймет. У одних даже самые, казалось бы, надежные схемы терпят фиаско, у других получаются деньги, опять, казалось бы, из воздуха. Поэтому если узнали что-то интересное, получите опыт и только после этого делайте заключение.
9. Пытаемся быть похожими на окружающих. В нашей стране в советские годы вдалбливалось, что большие деньги - большие проблемы, что богатым быть плохо и стыдно. И сейчас окружающие вполне нормально относятся к человеку, если у него нет денег, несмотря на наличие у него возможностей заработать. От зарплаты до зарплаты живет большая часть людей.
10. Неуверенность в своем успехе. Эту причину вообще-то следовало бы поставить на первое место, но я оставил ее "на десерт". Исследования американских миллионеров, разбогатевших за счет собственных усилий, а не в результате получения наследства или выигрыша в лотерею, показывают, что прежде чем разбогатеть, они в среднем пять раз были банкротами. Из десяти бизнес-идей только 1-2 приводят к успеху. Наши же сограждане обычно после одной-двух попыток бросают весь бизнес и устраиваются на обычную работу, то есть на работу на дядю.

Экономическая бедность

Программа социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу направлена на обеспечение устойчивого повышения уровня жизни населения и высоких темпов экономического роста, снижение социального неравенства, усиление позиций страны в мировом сообществе. Собственно, тезис о повышении уровня жизни на основе роста экономики не нов. Но в этом документе средством достижения программных целей определен уже не абстрактный "экономический рост", а "формирование модели российской экономики, обладающей долгосрочным потенциалом динамичного роста".

Некоторый оптимизм вселяет наметившееся изменение в парадигме государственного регулирования - феномен бедности позиционирован в контексте всей экономики, а не только в ее искусственно обособленной "социальной" части. Вопросы занятости, доходов и уровня жизни перестают рассматриваться в качестве элементов исключительно "социальной политики" и "социальной защиты". Бедность начинает восприниматься как фактор, сковывающий экономический рост! Это тем более очевидно, если рассматривать феномен бедности сквозь призму экономики труда, а не только "адресной" социальной помощи.

Итак, в отличие от предыдущих новая экономическая программа нацелена не на "ускорение" или "улучшение" заданных количественных параметров, а на качественное изменение макроэкономической политики. Прежняя модель роста, позволившая достичь относительного экономического благополучия и некоторого повышения благосостояния граждан, официально признана неустойчивой, не отвечающей амбициозным стратегическим планам страны.

Как отмечается в Программе, высокие темпы экономического роста - во многом результат загрузки простаивавших до финансового кризиса мощностей. Девальвация рубля, обеспечив отечественным производителям конкурентные преимущества, побудила их к увеличению объемов выпуска продукции, но без повышения ее качества и существенной модернизации производства. На данный момент резервы производственных мощностей практически исчерпаны.

На наш взгляд, любые изменения в макроэкономической стратегии непосредственно влияют на три важнейших социально-экономических параметра - занятость, доходы населения и совокупный платежеспособный спрос, по отношению к которым другие социальные процессы являются вторичными, производными. Исследование начнем с анализа российской модели рынка труда, поскольку именно состояние экономики детерминирует бедность. Параллельно зададимся вопросом: какова эффективность социальных программ, реализованных в пореформенные годы, в какой степени они способствовали изменению уровня бедности?

Оплата труда является источником средств к существованию абсолютного большинства взрослого населения страны - 65 млн. человек, занятых в экономике. Логично предположить, что именно низкие размеры заработной платы (соответственно, "неудачная" конфигурация отношений на рынке труда) являются как минимум одним из основных факторов, определяющих бедность россиян: "Корреляция (0,88) между неравенством доходов за счет оплаты труда с общим неравенством денежных доходов выше, чем по всем остальным источникам..."

Почему зарплата так "низко пала"? Попробуем разобраться.

Спрос на труд является функцией характеристик спроса на рынке произведенных товаров и услуг и характеристик производственного процесса, влияющих на цену труда. На заре либерализации экономики ожидалось, что становление рыночных отношений приведет к насыщению товарного рынка и соответствующему росту оплаты труда занятых в экономике, а, в конечном счете, к росту благосостояния нации. Что же в действительности? Неспособность большинства российских предприятий работать в условиях рынка, вытеснение неконкурентоспособных отечественных товаров импортными, резкий спад производства, затоваривание, нарушение производственных циклов, разрыв экономических связей, сложившихся в советский период.

Возросшая конкуренция на товарных рынках в условиях либерализации торговли привела к увеличению эластичности спроса на товары и услуги по цене, а отсюда и к более высокой эластичности спроса на труд по зарплате. Однако российский рынок труда отреагировал на резкий спад производства не классическим ростом высвобождения занятых (как это происходит в годы депрессии в индустриально развитых рыночных странах), а резким снижением реальной заработной платы, значительно опережавшим темпы падения производства. Ежегодные темпы снижения уровня заработной платы в реальном выражении составили более 60% и примерно в полтора раза превысили темпы падения ВВП. При этом безработица, рассчитываемая даже по методике МОТ, долгое время была неадекватно низкой для условий столь глубокого спада. Прогнозы широкомасштабной безработицы не оправдались. Уровень безработицы достиг почти 10% (по методике МОТ) при уровне экономического спада, близком к 40%. Политике массовой занятости любой ценой способствовала и вся социальная политика государства: "в большинстве своем меры социальной защиты населения сводились к сохранению рабочих мест на существующих предприятиях".

Таким образом, одной из особенностей российской пореформенной экономики стало то, что на спад производства отечественный рынок труда отреагировал не снижением открытой занятости, а ее трансформацией в латентные формы. С одной стороны, мы наблюдаем квазизанятость (сокращение отработанного времени, вынужденные административные отпуска) в официальной экономике, с другой - рост производства и, соответственно, занятости в альтернативной экономике, особенно в теневом ее секторе. Годовое количество уволенных по сокращению штатов в стране никогда не превышало 2% общего числа занятых в отечественной экономике.

Жесткому варианту санации через банкротство нерентабельных предприятий государство предпочло поддержку неэффективных производств при сохранении формальной занятости. Но высокой занятости в депрессивных секторах экономики и снижения издержек на рабочую силу можно достичь только за счет уменьшения спроса на нее в виде резкого сокращения расходов на оплату труда. В результате вместо ожидаемой широкомасштабной безработицы мы получили широкомасштабную бедность занятых.

Об изменении профиля бедности, появлении категории "новых бедных", или "работающей бедноты", специалисты говорят и пишут уже давно. Очевидно, что вступление страны в ВТО (как и усиливающийся процесс интеграции страны в мировую экономику) неизбежно приведет к повышению эластичности спроса на труд во многих отраслях экономики, где предприятия будут вынуждены функционировать в условиях мировой конкуренции, приспосабливаясь пока к невыгодным для нашей страны реалиям международного разделения труда.

Без существенной модернизации производства в национальном масштабе страна будет проигрывать в мировой конкурентной борьбе, а население в массе своей останется бедным. В то же время обновлению основных фондов предприятий препятствует опять-таки низкая стоимость труда, мешающая замещению его капиталом.

Этот тезис иллюстрируется простейшей двухфакторной производственной функцией, описывающей зависимость объема выпуска продукции (Q) от соотношения труда (L) и капитала (K): Q = f (L,K). Эффект замещения, который приводит к взаимозаменяемости труда и капитала на нормально функционирующих рынках, не срабатывает в экономике "дешевого" труда. работодателю экономически не выгодно модернизировать производство при низких затратах на покупку рабочей силы.

Итак, высвобождения работников при сокращении производства не произошло, а падение потребительского спроса в силу снижения уровня оплаты труда, в свою очередь, препятствует развитию нормальных товарных рынков, замыкая порочный круг "экономики бедности". Более того, сложилась особая ее инфраструктура: нерегулируемые, стихийные рынки дешевых низкокачественных товаров, массовый оборот контрафактной продукции, нелегальные рынки труда, массовая вторичная занятость, скрытая от статистики самозанятость и повсеместное самообеспечение населения продукцией натурального хозяйства. Сюда же следует отнести и социальные секторы экономики: здравоохранение, образование и, конечно же, планово-убыточный жилищно-коммунальный комплекс, скованный неплатежами малоимущего населения и столь же "малоимущих" муниципальных бюджетов. Самым опасным является то, что все это воспроизводится, т.е. бедность, как мы далее увидим, генерирует самою себя в порочном круге "экономики бедности".

За годы реформ "трудовые резервы" страны существенно перегруппировались. На экономический кризис "официальной" экономики российские домохозяйства отреагировали развитием вторичной и скрытой (неформальной) занятости, не фиксируемой трудовой и коммерческой миграции, натурального производства, теневого бизнеса. Анализируя особенности российской бедности, нельзя не учитывать эти характерные для переходного периода страны экономические факторы, сыгравшие демпфирующую роль в условиях спада производства и стагнации экономики.

Масштабы неформального, т.е. не учитываемого официальной статистикой сектора экономики, по разным оценкам, составляют сегодня от 10 до 40% "открытой" экономики. Низкие размеры официально начисленной заработной платы "удачно" сочетаются с неофициальными заработками. Доля устойчиво повышающейся скрытой оплаты труда в общей величине заработной платы достигает 30-35% общей величины заработной платы. По данным экспертов, даже на официально зарегистрированных предприятиях у пятой части работников фактическая зарплата превышает величину, определенную условиями трудовых соглашений, причем различия варьируют от 2 до 20 раз.

В последнее десятилетие возник принципиально новый и достаточно масштабный сегмент отечественной экономики - "челночная" торговля и "околочелночный" сервис. По оценкам, их обороты - от 10 до 23 млн. долл., а численность занятых - от 10 до 20 млн. человек. Для сравнения: численность экономически активного населения - 71-72 млн. человек, среднегодовая численность занятых в экономике - 64-65 млн., численность безработных - 7-8 млн. человек.

Очевидно, что доходы от скрытой, вторичной занятости и ЛПХ значительно смягчают социальные последствия проводимых экономических преобразований, выступая "противовесами" широкомасштабной бедности.

На примере здравоохранения, образования бедность указанных секторов показательна по параметрам сопоставления бюджетного финансирования и их социальной эффективности, а также по масштабам платности услуг, свидетельствующим о том, что бюджетное финансирование не обеспечивает нормальное функционирование и развитие этих отраслей.

Образование. По данным Минобразования России, в бюджете хронически не хватает средств на выполнение положений ряда ранее принятых федеральных законов.

В системе высшего образования широко практикуется платность услуг. Сегодня уже более 40% студентов обучаются на платной основе, причем в предоставлении платных услуг высшего образования в настоящее время лидируют именно государственные вузы. Тревогу вызывают два момента: с одной стороны, сокращении государственного финансирования системы высшего образования стимулирует развитие системы массового высшего образования низкого качества, с другой - размеры неформальных, т.е. теневых платежей населения на получение высшего образования достигают 0,75% ВВП.

В условиях бедственного положения с финансированием отрасли взимание платы в образовательных учреждениях стало повседневной и широко распространенной практикой. Здесь даже примеров приводить не надо, поскольку вряд ли найдется хотя бы одна семья, не сталкивающаяся с традиционным еще с советских времен сбором средств в школах или детских садах. Причем, если в советское время нормальными считались подарки учителям в школах и воспитателям в яслях и детских садах, то в последнее время с родителей (добровольно или "добровольно-принудительно") собирают деньги уже на игрушки, учебные пособия, мебель, мытье окон, ремонт зданий и многие другие типично "бюджетные" (!) статьи расходов.

Но наиболее ярко "экономика бедности" проявляется на рынке потребительских товаров.

Проблема удовлетворения потребительского спроса различных групп населения на качественные и безопасные товары в целом остается нерешенной.

Более чем из 2,5 млн. ежегодно исследуемых Госсанэпидслужбой России образцов продовольственных товаров в среднем 4,5-5,9% не отвечают санитарным требованиям по химическим и 6,5-7,3% - по микробиологическим показателям, а объем изымаемых ежегодно по этой причине из обращения пищевых продуктов, в том числе продовольственного сырья, составляет 11 тыс. т.

Вызывают серьезное опасение участившиеся случаи выявления в торговой сети поддельных лекарств.

Экономическая основа поступления и оборота на потребительском рынке некачественных, фальсифицированных и контрафактных товаров - ограниченная покупательная способность большинства граждан и связанные с этим ценовые преимущества товаров, а не их потребительские свойства (качество). Не случайно, в общем объеме товарооборота розничной торговли до 30% приходится на мелкооптовые продовольственные, вещевые и смешанные рынки, на которых реализуется по более низким ценам основная масса фальсифицированной продукции.

Таков далеко не полный перечень функциональных показателей "экономики бедности", свидетельствующий о деградации социальной инфраструктуры страны. Очевидно, что при таком бедственном положении дел вряд ли возможно наращивание темпов экономического роста и динамичное социальное развитие России.

Крайняя бедность

Нередко в анализе бедности используют международные критерии оценки распространённости бедности, в частности ориентиры ООН. Программа развития ООН для международных сравнений использует критерий Всемирного банка - шкалу паритета покупательной способности в долларах США. Так, потребление на душу населения менее 1 долл. в день означает уровень крайней бедности. Для стран Карибского бассейна принята черта бедности в 2 долл. расходов в день, для стран Восточной Европы и СНГ - 4 долл. Иногда используются уровни в 1; 2,15 и 4,3 долл. в день.

Крайняя бедность народа почти всегда является преступлением его вождей, писал Французский лексикограф и философ Пьер Клод Виктор Буаст.

Бедность в мире

Между "золотым" и "голодным" миллиардами - давняя пропасть, у них контрастные уровни, качество и образ жизни. В эпоху глобализации социально-экономическая поляризация человечества в крайних точках усиливается. В начале XXI в. на долю наиболее развитых стран приходится менее 12% населения и около 60% мирового ВВП. Доля наименее развитых стран в населении Земли составляет 12%, в мировом ВВП - 1%.

Тот факт, что сегодня нищета, бедность, отсталость характерны, прежде всего, для "третьего" и - особенно - "четвертого" миров, не делает проблему неактуальной по отношению к высокоразвитым странам. Неспособность большинства беднейших стран вырваться из нищеты собственными силами сделала проблему бедности глобальной, общечеловеческой. В мировом сообществе крепнет убеждение в том, что пропасть между богатыми и бедными странами и народами нельзя преодолеть, полагаясь на естественный ход событий, без скоординированных усилий на всех уровнях - от локального до глобального.

Озабоченность, которую вызывает проблема бедности в мире, объясняется не только и даже не столько тем, что она сдерживает мировое развитие, отвлекает средства от более выгодных, с точки зрения экономической эффективности сфер приложения капитала. В своем нынешнем виде глобализация, придающая миру небывалую доселе цельность, не уничтожает и не сглаживает его внутреннюю противоречивость. Наоборот, она ее усиливает и обостряет. В результате крепнущая взаимозависимость оборачивается возрастающей взаимоуязвимостью.

Главная опасность раздела мира на зоны благосостояния и нищеты заключается в том, что в условиях глобальных трансформаций усиливается связь бедности с другими глобальными угрозами и рисками - нелегальной миграцией, терроризмом, ростом транснациональной преступности и др.

Социальная напряженность, порождаемая отсталостью, нищетой и бедностью, подталкивает политиков и правительства беднейших стран к поиску внутренних и внешних врагов, множит конфликты в развивающемся мире, увеличивает опасность международного терроризма. Перед новыми и старыми угрозами в эпоху глобализации становятся уязвимыми все государства, независимо от их размеров, богатства или местоположения.

Мировая бедность представляет серьезную проблему для развитых государств еще в одном отношении. Нищенское существование, антисанитария, здоровье, подорванное в результате недоедания, делают население беднейших стран легкой добычей различных инфекционных и эпидемических заболеваний, которые создают опасные угрозы и богатым странам (ВИЧ, лихорадка Эбола, атипичная пневмония и др. пандемии).

Проблема бедности усугубляется развитием демографических процессов. Несмотря на то, что к 2030 г. в большинстве развивающихся стран темпы роста населения замедлятся, сильного положительного воздействия на сокращение нищеты и бедности ожидать не приходится. В ближайшие 20 лет население земного шара увеличится почти на 1.5 млрд. человек. Более 97% этого роста придется на развивающиеся страны. При этом на 320 млн. человек увеличится население в Африке южнее Сахары, где бедность застойна, передается из поколения в поколение.

Сегодня три четверти беднейших обитателей планеты живут в сельской местности. Однако урбанизация коренным образом меняет сферы распространения и характер нищеты.

Жизнь в трущобах - это высокий уровень заболеваемости, детской смертности, преступности и других проявлений антиобщественного поведения. Закрытость жизненных перспектив создает питательную среду нестабильности и увеличивает потенциал насилия. "Мир сидит на бомбе замедленного действия", - таков вывод авторов исследования, проведенного.

Таким образом, бедность становится комплексной проблемой: экономической, социальной, культурной, политической, международной с большим дестабилизирующим потенциалом в глобальном масштабе. Несомненно, что в ближайшие десятилетия она будет одной из болевых точек мировой повестки дня.

Борьба с бедностью

Едва ли не важнейшей задачей государства на второй срок президента В.В.Путина объявлена борьба с бедностью. Понятно, что всем обществом это воспринято положительно и постановка такой цели укрепила авторитет президента.

Нас здесь интересует не цель, а лежащая под нею доктрина, представление о «противнике», о динамике процессов, масштабе явления – все то, что можно определить как интеллектуальный инструментарий разработчиков этой большой программы. Используют ли они те средства познания и овладения реальностью, которые выработаны в рациональности Просвещения – или отбрасывают, вольно или невольно, эти средства?

Прежде всего, зададим фундаментальный вопрос: на какой мировоззренческой платформе предполагается вести осмысление бедности и борьбу с нею? Видит ли нынешняя властная бригада реформаторов проблему бедности через призму философии неолиберализма, то есть следуют ли в русле мышления, заданного на первом этапе реформы – или они принципиально отходят от постулатов и логики 90-х годов? Если отходят, то каковы черты «новой рациональности» бригады В.В.Путина на предстоящий период?

Вспомним исходные положения. Для любого жизнеустройства важным качеством является представление о бедности — отношение к тому факту, что часть членов общества имеет очень низкий, по меркам этого общества, уровень дохода. Имеется в виду тот порог в уровне доходов, ниже которого бедные и зажиточная, благополучная часть образуют по потреблению благ и типу жизни два разных мира (в Англии периода раннего капитализма говорили о двух разных расах — «расе бедных» и «расе богатых»).

По этому признаку советский строй жизни резко отличался от либерального общества Запада. Во время реформы были отвергнуты советские критерии и принципы, и именно Запад был взят за образец «правильного» жизнеустройства, якобы устраняющего ненавистную «уравниловку». Не будем вилять — отрицание уравниловки есть не что иное, как придание бедности законного характера.

Именно это произошло на Западе в ходе становления рыночной экономики («капитализма»). Причем произошло и на уровне обыденных житейских обычаев и установок, и на уровне социальной философии. Как писал Ф.Бродель об изменении отношения к бедным, «эта буржуазная жестокость безмерно усилится в конце ХVI в. и еще более в ХVII в.». Он приводит такую запись о порядках в европейских городах: «В ХVI в. чужака-нищего лечат или кормят перед тем, как выгнать. В начале ХVII в. ему обривают голову. Позднее его бьют кнутом, а в конце века последним словом подавления стала ссылка его в каторжные работы».

Ведущие мыслители-экономисты либерального направления (А.Смит, Т.Мальтус, Д.Рикардо) считали, что бедность — неизбежное следствие превращения традиционного общества в индустриальное. Действительно, протестантская реформация породила новое, неизвестное в традиционном обществе отношение к бедности как признаку отверженности. Это представление перешло и в идеологию.

В середине XIX в. важным основанием либеральной идеологии стал социал-дарвинизм. Он исходил из того, что бедность — закономерное явление, и она должна расти по мере того, как растет общественное производство. Кроме того, бедность — проблема не социальная, а личная. Это — индивидуальная судьба, предопределенная неспособностью конкретного человека побеждать в борьбе за существование. Идеолог социал-дарвинизма Г.Спенсер считал даже, что бедность играет положительную роль, будучи движущей силой развития личности. Идеолог неолиберализма Ф. фон Хайек также считал, что бедность — закономерное явление в человеческом обществе и необходима для общественного блага. Он призывал ограничить государственное участие в сокращении бедности и возложить ответственность за свою бедность на индивида.

Установление рыночной экономики впервые в истории породило государство, которое сознательно сделало голод средством политического господства. Когда в Англии в XVIII в. готовились новые Законы о бедных, философ и политик лорд Таунсенд писал: «Голод приручит самого свирепого зверя, обучит самых порочных людей хорошим манерам и послушанию. Вообще, только голод может уязвить бедных так, чтобы заставить их работать. Законы установили, что надо заставлять их работать. Но закон, устанавливаемый силой, вызывает беспорядки и насилие. В то время как сила порождает злую волю и никогда не побуждает к хорошему или приемлемому услужению, голод — это не только средство мирного, неслышного и непрерывного давления, но также и самый естественный побудитель к труду и старательности. Раба следует заставлять работать силой, но свободного человека надо предоставлять его собственному решению».

Таким образом, бедность в буржуазном обществе вызвана не недостатком материальных благ, она – целенаправленно и рационально созданный социальный механизм. Исследователь бедности, удостоенный за свой труд «Политэкономия голода» Нобелевской премии по экономике, А.Сен показывает, что бедность не связана с количеством товаров (шире — благ), а определяется социальными возможностями людей получить доступ к этим благам. В социальной реальности даже богатейших стран Запада бедность является обязательным элементом («структурная бедность») и служит важным фактором консолидации гражданского общества. Каждый гражданин всегда должен иметь перед глазами печальный пример людей, выброшенных из общества. Этим и скрепляется «общество двух третей».

И философские основания советского строя, и лежащая в их основе антропология, несущая на себе отпечаток крестьянского общинного коммунизма, и русская православная философия, и наши традиционные культурные установки исходили из совершенно другой установки: бедность есть порождение несправедливости и потому она — зло. Таков был официально декларированный принцип и таков был важный стереотип общественного сознания. В этом официальная советская идеология и стихийное мироощущение людей полностью совпадали.

Это – две полярные мировоззренческие концепции бедности. Выдвигая лозунг борьбы с бедностью, правительство В.В.Путина не может уклониться от того, чтобы определить свой вектор между этими двумя полюсами.

После 1917 г. идеологи западной буржуазии, напуганные мировой революцией бедняков, сдвинулись к социал-демократии. Бедность, особенно крайняя, стала трактоваться как нежелательное, невыгодное социальное явление. Запад пережил период смягчения нравов, своего рода приступ гуманизма. Ограничение бедности стало рассматриваться как важное условие и выхода из тяжелых кризисов. Об этом много говорил президент США Рузвельт. Л.Эрхард в программе послевоенного восстановления ФРГ исходил из таких установок: “Бедность является важнейшим средством, чтобы заставить человека духовно зачахнуть в мелких материальных каждодневных заботах делают людей все не свободнее, они остаются пленниками своих материальных помыслов и устремлений”. Л.Эрхард даже включал гарантию против внезапного обеднения в число фундаментальных прав: “Принцип стабильности цен следует включить в число основных прав человека, и каждый гражданин вправе потребовать от государства ее сохранения”.

В ряде определений уже эти умеренные установки категорически несовместимы с неолиберализмом и классическим социал-дарвинизмом. Замечу мимоходом, что В.В.Путин в своей аргументации отказа от государственного патернализма (предполагая, что этот отказ раскрепостит потенциал человека) буквально следует представлениям Спенсера и фон Хайека, а не Л.Эрхарда и У.Пальме.

Зафиксируем тот факт, что в конце 80-х годов наша элитарная интеллигенция, представленная сплоченной, но пока еще теневой интеллектуальной бригадой будущих реформаторов типа Гайдара и Чубайса, сделала вполне определенный философский выбор. Она приняла неолиберальную концепцию человека и общества, а значит, и неолиберальное представление о бедности. Массовое обеднение населения России было хладнокровно предусмотрено в доктрине реформ. Бедность в этой доктрине рассматривалась не как зло, а как полезный социальный механизм.

Чубайс писал в своей «теоретической» разработке: К числу ближайших социальных последствий ускоренной рыночной реформы относятся:

— общее снижение уровня жизни;
— рост дифференциации цен и доходов населения;
— возникновение массовой безработицы…

Население должно четко усвоить, что правительство не гарантирует место работы и уровень жизни, а гарантирует только саму жизнь…

На время проведения реформы (или по крайней мере ее решающих этапов) потребуется чрезвычайно анти забастовочное законодательство…

Следует ожидать ускоренной институционализации неолиберальной экономико-политической идеологии, политической основой которой станет часть нынешних демократических сил…».

Таким образом, в ходе реформы произошел не сбой, не социальный срыв, а запланированное изменение структуры общества. Сама программа реформы и не предполагала механизмов, предотвращающих обеднение населения.

Понятно, что в таких условиях объявление «борьбы с бедностью» и одновременно о «неизменности курса реформ» взаимно противоречат друг другу, ибо бедность в России является необходимым и желаемым продуктом именно этого курса реформ. Если принять, что власть в настоящий момент рассуждает рационально, из этого следует, что одно из двух несовместимых утверждений является демагогическим и служит лишь для прикрытия истинных целей власти. Какому из этих утверждений следует верить, мы пока определить не можем, для этого недостаточно информации.

Поражает, однако, что даже социологи, которые занимаются изучением бедности, как будто не видят внутренней противоречивости своих рассуждений. С одной стороны, они фиксируют очевидный факт – массовая бедность возникла в результате реформ. С другой стороны, они сетуют на то, что «товарищи реформаторы» недоработали, упустили из виду и т.п. Ведь из самих же их текстов прямо следует, что если бы «товарищи» не допустили бедности, то и никакой их реформы не могло бы состояться.

Вот, например, читаем о сельской бедности: «Негативные социальные последствия трансформации СССР сказались на сельском населении сильнее, чем на городском… Социально-экономическая трансформация является обстоятельством непреодолимой силы, зачастую превосходящим возможности выживания отдельной сельской семьи». Социолог дает этому разумное объяснение: «Более трех четвертей трудоспособного сельского населения России составляли работники колхозов и совхозов. Советские сельхозпредприятия не только предоставляли рабочие места, но и обеспечивали своих членов жильем со всеми необходимыми для жизни условиями и поддерживали практически весь комплекс социальных услуг».

Уточним теперь, что произошло в России в ходе реформы и с чем именно предлагает бороться В.В.Путин, с какой бедностью.

В результате реформ в РФ возникла структурная бедность – постоянное состояние значительной части населения. Это – социальная проблема, не связанная с личными качествами и трудовыми усилиями людей. ВЦИОМ фиксирует: “В обществе определились устойчивые группы бедных семей, у которых шансов вырваться из бедности практически нет. Это состояние можно обозначить как застойная бедность, углубление бедности”. По данным ВЦИОМ, только 10% бедняков могут, теоретически, повысить свой доход за счет повышения своей трудовой активности.

Особенность российской бедности в том, что это бедность работающих людей. Из общего числа бедных более двух пятых составляют лица, имеющие работу. Основной сферой занятости для жителей села остается работа на сельскохозяйственных предприятиях, а средняя сумма заработной платы и социальных выплат в сельском хозяйстве в последние годы ниже величины прожиточного минимума. Заработная плата четырех пятых работников сельского хозяйства ниже прожиточного минимума».

Все результаты воздействия бедности на здоровье, культуру, характер и поведение человека имеют долгосрочный характер – через состояние бедности прошла половина детей РФ.

Пребывание в состоянии бедности уже оказало сильное влияние на экономическое поведение. Например, бедность порождает теневую экономику и придает ей высокую устойчивость тем, что она выгодна и работникам, и работодателям. Но теневая экономика в свою очередь воспроизводит бедность, в результате чего замыкается порочный круг. Вот как обстоит дело на селе: «Неформальная занятость позволяет селянам выживать, но совершенно не решает проблему бедности... — не получить ни медицинской помощи, ни образования… «Черный» рынок наемного труда выгоден работодателям — фермерам и предпринимателям, так как позволяет: экономить на социальных отчислениях; использовать дешевый труд на сельхозработах, что выгоднее, чем применение дорогостоящих гербицидов и техники».

Это всего лишь несколько штрихов картины. Но и из них видно, что бедность не сводится к сокращению потребления материальных благ (как, например, это произошло в годы Отечественной войны). Бедность – сложная система процессов, приводящих к глубокой перестройке материальной и духовной культуры – причем всего общества, а не только той его части, которая испытывает обеднение. Если состояние бедности продолжается достаточно долго, то складывается и воспроизводится устойчивый социальный тип и образ жизни бедняка. Бедность – это ловушка, то есть система порочных кругов, из которых очень трудно вырваться.

Так ли видят ту систему российской бедности, которую предстоит разрушить «за три года», интеллектуальные соратники В.В.Путина? Из тех обрывочных заявлений, что были сделаны по этому поводу, можно сделать предварительный вывод, что нет, они такой системы не видят. Они сводят проблему практически только к перечислению, каким-то образом, дополнительных «социальных трансфертов» обедневшей части населения. Мерило бедности для них – душевой доход. Поэтому иногда даже приходится слышать нелепое выражение «сократить бедность вдвое».

О борьбе с бедностью В.В.Путин сказал:

«Ясно, сколько нужно будет денег на решение этой проблемы и сроки, которые потребуются для того, чтобы эту проблему решить… Все для этого есть».

Из контекста подобных заявлений как раз вытекает, во-первых, что правительству неясно, «сколько нужно будет денег на решение этой проблемы». А во-вторых, что ничего для этого нет. И прежде всего, нет трезвого понимания масштаба, глубины и структуры проблемы. Нет даже понимания того, что она совершенно не сводится к деньгам. За подобными декларациями проглядывает наивный оптимизм новых русских начала 90-х годов, когда вся их рациональность сводилась к постулату: «Бабки, в натуре, решают все!»

Структурируем проблему на основании простых и почти очевидных утверждений. Прежде всего, важны не столько параметры бедности, сколько ее генезис, характер и динамика ее возникновения. И Запад, и «третий мир» обладают хотя и разными, но давно сложившимися типами бедности, они ее интегрировали в социальную систему и вполне могут держать под контролем протекающие в этой системе равновесные, стационарные процессы. Они могут, например, тонко регулировать масштабы бедности с помощью отработанных механизмов социальной помощи.

Бедность в России – совершенно иного типа. Она – продукт социальной катастрофы, слома, она представляет собой резко неравновесный переходный процесс. В стране, где «структурная бедность» была давно искоренена и, прямо скажем, забыта так, что ее уже никто не боялся, массовая бедность буквально «построена» политическими средствами. Искусственное создание бедности в нашей стране — колоссальный эксперимент над обществом и человеком. Он настолько жесток и огромен, что у многих не укладывается в голове — люди не верят, что сброшены в безысходную бедность, считают это каким-то временным «сбоем» в их нормальной жизни. Вот кончится это нечто, подобное войне, и все наладится.

Люди не верят, что старики, еще в старой приличной одежде, копаются в мусоре не из странного любопытства, а действительно в поисках средств к пропитанию. Наоборот, люди охотно верят глумливым и подлым сказкам телевидения о баснословных доходах нищих и романтических наклонностях бомжей. Отношение к бедности не является рациональным ни в среде «бедняков», ни в среде «благополучных». Еще требуются специальные усилия по разработке понятийного аппарата даже просто для описания происходящих процессов. Без этого невозможны ни рациональный план действий, ни рациональная оценка необходимых для успеха средств.

Второй особенностью природы российской бедности является тот факт, что она, будучи создана посредством нанесения по обществу ряда молниеносных ударов (типа либерализации цен и конфискации сбережений граждан), в дальнейшем стала воспроизводиться и углубляться в результате ряда массивных, очень инерционных, но начавших идти с ускорением процессов. Назову некоторые из них.

Это, прежде всего, ликвидация или деградация рабочих мест вследствие длительного паралича промышленного и сельскохозяйственного производства, распродажи, а также физического и морального износа всей производственной базы страны. Следствием этого стало резкое обеднение не только массы безработных или полубезработных, но и тех, кто продолжает занимать рабочие места в состоянии их качественного регресса. По масштабам своего влияния на благосостояние населения этот процесс просто несоизмерим с «социальной помощью».

Второй массивный процесс – деградация и даже разрушение жилого фонда страны и инфраструктуры ЖКХ. Дело не только в том, что оставленная без надлежащего ухода и ремонта система требует все больших и больших затрат на ее содержание, которые перекладываются на плечи жильцов. Само проживание в домах, которые на глазах превращаются в трущобы, создает в сознании людей синдром бедности, который сталкивает людей в бедность реальную. Резкое ухудшение и дороговизна транспортного обслуживания не дают людям возможности улучшить свое положение за счет мобильности.

Третий массивный процесс – угасание трудовой и жизненной мотивации, снижение квалификации работников и быстрое нарастание малограмотности и неграмотности. Вот что сказано на совещании работников образования по этой проблеме: «У нас сейчас достигли совершеннолетия 10 млн. совершенно неграмотных и 2 млн. ребят школьного возраста по разным причинам не учатся». Это не только резко сокращает возможности для профессионального роста и увеличения доходов, но и создает ту среду, в которой бедность воспринимается как нормальное состояние. Резко сократился доступ сельских детей к получению среднего специального и высшего образования – и сельская молодежь вычеркивает этот путь из своих жизненных планов.

Для преодоления бедности требуется большая восстановительная программа – восстановление всех главных систем жизнеустройства. Для этого необходимо, прежде всего, восстановление рационального сознания и мобилизация материально-технических и трудовых ресурсов, а вовсе не «известная сумма денег». Правительство реформаторов, будучи проникнуто «монетаристским мировоззрением», во главу угла при рассмотрении состояния больших систем ставит проблему денег. Это – гипостазирование, уход от сути. Это, конечно, плохой признак, ибо в критических ситуациях, как правило, дело решают не деньги, а «реальные» ресурсы – материальные, кадровые, интеллектуальные. Когда король воскликнул «Коня! Полцарства за коня!», то ему был нужен именно конь, а не деньги, равные цене коня на ярмарке.

Более «легкие» и подвижные процессы, породившие бедность в России – приватизация и изменение типа распределения доходов. Приватизация лишила подавляющее большинство населения РФ постоянного источника значительных доходов в виде «дивидендов частичного собственника» – от общественной собственности на землю, промышленные и другие предприятия. Эти дивиденды распределялись на уравнительной основе в виде низких цен на главные жизненные блага или даже бесплатное предоставление таких благ (например, жилья). Изменение отношений собственности и устранение права на труд позволило работодателям и резко снизить заработную плату.

В ходе реформы кардинальным образом изменился и принцип ценообразования. В рыночной экономике материальные блага производятся для удовлетворения лишь платежеспособного спроса, а не для потребления “всех слоев населения”. Именно этим были вызваны резкие различия цен в СССР и на Западе. На Западе предметы первой необходимости были относительно очень дороги, но зато товары, которые человек начинает покупать только при более высоком уровне благосостояния, – дешевы. Хлеб, молоко и жилье очень дороги относительно автомобиля или видеомагнитофона. Этот принцип ценообразования создавал на Западе жесткий барьер, который запирал людей с низкими доходами в состоянии бедности – вынужденные покупать дорогие необходимые продукты, люди не могли накопить денег на дешевые “продукты для зажиточных”. Таким образом создавался “средний класс”, резко отделенный от примерно трети “бедных”.

В СССР, напротив, низкие цены на самые необходимые продукты резко облегчали положение людей с низкими доходами, почти уравнивая их по фундаментальным показателям образа жизни с людьми зажиточными. Таким образом, бедность ликвидировалась, человек ценами “вытягивался” из бедности, и СССР становился “обществом среднего класса”. В ходе реформы структура цен кардинальным образом изменилась. Продукты первой необходимости население будет покупать по любым ценам, что побуждает торговцев взвинчивать цены для извлечения сверхприбылей. В результате хлеб подорожал относительно среднего автомобиля (ВАЗ-2105) примерно в 8 раз, а проезд на метро в 10 раз.

По-разному изменились цены на непродовольственные товары разной степени необходимости. Например, курильщики не могут обойтись без сигарет (причем большинство из них курит дешевые отечественные сигареты). На этот товар цены выросли в 8 раз больше, чем на джемперы и жакеты. А, например, аспирин отечественного производства. подорожал относительно магнитофонной кассеты (без записи) в 300 раз. Таким образом, чем беднее человек, тем сильнее подорожала «корзина» необходимых для него товаров.

Конечно, в силах государства изменить положение дел и в сфере отношений собственности, и в распределении доходов, и в структуре цен. Но это и значит кардинально изменить курс реформ, принципиально отказаться от неолиберальной доктрины, активно влиять на процессы в экономике и реально стать «социальным» государством. Есть ли признаки такого поворота в намерениях правительства В.В.Путина? В пределах видимости таких признаков нет, а «читать в сердцах» не имеет смысла.

А раз таких признаков нет, то нет и рационального представления о проблеме, а значит, не может быть и рационального плана ее разрешения. Конечно, когда нет врача с его рациональным научным подходом, можно пойти к знахарю или шаману, попробовать одолеть болезнь наговорами и заклинаниями. Бывает, что это дает психологический эффект, и болезнь отступает. Но так бывает редко. Победить бедность без опоры на рациональные методы вряд ли удастся.

В данный момент обращаться к рациональным методам власть не желает или не умеет. Это видно уже из того, что полностью игнорируется даже близкий опыт преодоления бедности в собственной стране. Неприятно антисоветским идеологам, что эта программа была разработана и реализована именно советской властью, но нельзя же быть настолько мелочными.

В РФ сегодня даже нет более или менее достоверной «фотографии» нашей бедности, ее «карты». Методы, применяемые для измерения этого явления, малоинформативны. Те данные, которые собирает Госкомстат, плохо согласуются с данными ВЦИОМ и бюджетными исследованиями международных научных групп. Критерии исчисления прожиточного минимума и определения «черты бедности» размыты, теневые потоки денег, продовольствия и товаров почти не изучаются.

В некоторых отношениях социальное положение в России сегодня хуже, чем представляется западными экспертами и российскими социологами, мыслящими в понятиях западной методологии. Вернее, оно не просто хуже, а находится в совсем ином измерении. Негативные социальные результаты реформ измеряются экспертами в привычных индикаторах. Но положение в России подошло к тем критическим точкам, когда эти индикаторы становятся неадекватными.

Например, при резком социальном расслоении в принципе утрачивают смысл многие средние величины. Так, показатель среднедушевого дохода, вполне информативный для СССР, ни о чем не говорит, ибо доходы разных групп стали просто несоизмеримы.

Советская власть унаследовала глубокую застойную бедность огромной массы крестьянства, усугубленную разрухой Мировой и Гражданской войн. И практически сразу после Октября были начаты большие исследовательские, а затем и практические (в том числе чрезвычайные) программы.

Первое обследование бюджета и быта семей рабочих было проведено по инициативе С.Г.Струмилина уже в мае-июне 1918 г. в Петрограде. Затем оно охватило 40 городов. Были получены важные результаты, а в 1920-1922 гг. работа по уточненной методике была проведена в самых разных регионах страны. В 1918 г. были сделаны и первые попытки рассчитать прожиточный минимум для установления обязательного минимального уровня заработной платы. Велись исследования фактического потребления и физиологических норм.

В декабре 1922 г. было проведено всесоюзное месячное бюджетное обследование рабочих и служащих. С 1923 по 1928 г. такие месячные обследования проводились в ноябре. Это был большой проект, в ходе которого было накоплено много данных и методический опыт.

Во многом благодаря рационально разработанной комплексной программе советская власть за время НЭПа буквально изменила тип общества, ликвидировав «синдром бедняка», что привело к резкому увеличению продолжительности жизни, снижению детской смертности, искоренению массовых социальных болезней.

И.А.Гундаров пишет: «Отсутствие объективных оснований для значительного улучшения здоровья в 1921 г. заставляет предположить действие закона «духовно-демографической детерминации». Действительно, уровень преступности, подскочивший в 1914-1918 гг. в два раза, затем в начале 20-х годов снизился от этой величины в четыре раза. В последующие годы продолжалось поразительное улучшение духовного состояния общества. Если в 1922 г. коэффициент судимости по РСФСР составлял 2508 на 100000 жителей, то в 1927 г. он упал до 1080. Уменьшилось число психических заболеваний, что подтверждается сокращением в психиатрических больницах коечного фонда на 31% по сравнению с 1913 г. Годы НЭПа представляют собой удивительную картину резкого улучшения системы медико-оздоровительной помощи и здоровья населения».

Программа преодоления бедности и присущих ей социальных болезней в 20-е годы привела к возникновению того антропологического оптимизма, который предопределил и успехи индустриализации, и массовую тягу к знаниям, и победу в Великой Отечественной войне, и быстрое восстановление после войны. А ведь советская власть тогда еще не располагала для этого крупными материальными ресурсами, успех был достигнут благодаря всеобщему «молекулярному» участию населения в этой программе, ясностью и фундаментальностью поставленных целей и критериев, способу организации действий, созвучному культурным традициям народа.

Можно ли ожидать всего этого сегодня? Пока что оснований для оптимизма нет.

Ведь игнорируется не только советский опыт, полученный в рамках нашей собственной культуры, но и столь уважаемый реформаторами «опыт цивилизованных стран», то есть Запада. В США имеется большой фонд диссертаций, посвященных исследованию бедности в разных странах и культура, а также методологии изучения этой проблемы, конкретному опыту программ борьбы с бедностью. Никакого выхода в российское «интеллектуальное пространство» это знание не имеет.

Попробуйте назвать хотя бы одну книгу на русском языке, где ясно и сжато был бы изложены современные научные представления о бедности. Таких книг не видно. Если не ошибаюсь, нет даже перевода знаменитой книги А.Сена «Политэкономия голода» – а ведь удостоена Нобелевской премии, чего же еще надо нашим интеллектуалам! В работах, посвященных бедности, российские социологи первым делом ссылаются на издания Всемирного банка, например, на такие книги: «Бедность в России: Государственная политика и реакция населения». Вашингтон: Институт экономического развития Всемирного банка (ред. Дж.Клугман). 1997; «Обратить реформы на благо всех и каждого. Бедность и неравенство в странах Европы и Центральной Азии». Вашингтон: Всемирный банк. 2001. Но издания этой организации, на которой лежит значительная доля интеллектуальной ответственности за бедность в зависимых странах мира, предельно идеологизированы – как же их можно брать за путеводную нить!

Есть большая международная организация католической церкви «Caritas». Она ведет исключительно широкие и глубокие исследования бедности – во всех ее разрезах. Мне удалось поработать в библиотеке этой организации в Испании и почитать отчеты ее исследовательских групп. Это очень важный для нас материал – не в качестве рецептов, а как урок долгого осмысления и изучения проблемы бедности в конкретной культуре. Руководство этой организации подарило для работы в России целую коллекцию выпущенных под ее эгидой научных трудов и отчетов. Но никакого интереса к современному знанию по проблеме бедности, накопленному в этой организации, в России не проявили ни государственные, ни научные, ни общественные организации. Не было интереса и к опыту Индии, изучаемому российскими востоковедами.

Российский гуманитарный научный фонд год за годом отказывал даже в небольших грантах на то, чтобы ввести эти обобщенные сведения в научный оборот в России и начать отечественные методологические работы в этой области. Эксперты РГНФ не голодают! Но ведь и оригинальных исследований РГНФ не финансировал.

Происходит следующее. Примерно половина населения России терпит бедствие в результате утраты доступа к самым элементарным условиям существования. По сути, половина народа внезапно оказалась в новой, ранее для нее неведомой окружающей среде. Чтобы выжить, требуется срочное получение нового знания, которым эта половина народа не обладает в виде хотя бы эмпирического опыта. Повернулась ли наука, управляемая теперь «по-новому мыслящими людьми», к потребностям этих «слоев населения»? Ни в коей мере — ни на одном научном форуме об этом никто даже не заикнулся. Мы видим исключительную ориентацию элиты научной интеллигенции на «платежеспособный спрос», на потребности только имущей части населения. Это действительно радикальный отход от норм и даже идеалов Просвещения. Перед отечественной наукой стоит общенациональная проблема огромного значения – и никакого желания ее исследовать методами науки!

Зарубежный опыт не дает нам непосредственных указаний и рецептов, но многое в уже наработанной методологии имеет общее значение – а мы к этому знанию почти не прикоснулись. Возможно, у нас и есть знающие специалисты, но их влияния на мышление власти, элиты и широких кругов интеллигенции не чувствуется.

А ведь для рационального представления проблемы важен уже тот факт, что бедность является болезнью общества. Болезнь требуется лечить, она не прекращается просто от некоторого улучшения ухода за больным, хотя и это очень важно. Даже такое сравнительно широко известное и отложившееся в памяти проявление бедности, как голод, требует специальных знаний и осторожности для выведения человека из этого состояния. Дайте человеку после длительного голодания просто поесть – и это его убьет.

Насколько поверхностно наше обыденное знание о бедности, говорит такой факт, широко освещенный в литературе. Попытки оказания помощи голодающим в разных районах «третьего мира» путем посылки и раздачи продовольствия очень часто кончались неудачей просто потому, что организм долго голодавших людей «не принимал» пищи – их или рвало, или начиналось тяжелое расстройство желудка. Люди, пораженные желудочно-кишечными заболеваниями и гельминтозами, умирали от голода при избытке пищи – она ими не усваивалась. Этих людей надо было лечить, а не просто кормить.

Точно так же, значительной части страдающих от бедности людей не поможет формальное увеличение их доходов – у кого-то деньги отнимут окружающие, кто-то их пропьет, кто-то из иррационального страха перед «черным днем» спрячет деньги в тайник. Чтобы эти дополнительные деньги «усваивались», нужно лечить весь социум, в котором обитают бедные.

Более того, английские социологи, изучавшие обедневших жителей рабочих районов с длительной застойной безработицей отметили у них такое явление, как «потерю рациональности» в обращении с деньгами. Эти люди разучились считать и разумно тратить деньги! Получив сумму денег, позволяющую сносно жить, они тратили ее на совершенно нелепые, ненужные вещи или лакомства – и снова впадали в нужду. Такое поведение в прошлом наблюдалось при первых контактах европейцев с жителями колоний, когда последние начинали привыкать к деньгам. Но те «дикари» не обладали навыками логического мышления, установления причинно-следственных связей, расчетливостью. Их обращение с деньгами с интересом изучалось, но не вызывало удивления. Но оказалось, что и бедные англичане впадают в такое состояние. Чтобы вновь превратить их в «рационального потребителя», необходимы усилия по их реабилитации. Понимают это российские разработчики программы «сокращения бедности вдвое»?

Еще более важно, что бедность – болезнь многообразная и очень динамичная. В ее развитие имеют место пороговые явления, критические точки и качественные переходы. В России пока что обеднело большинство граждан, так что они друг друга «разумеют». На этом мы пока и держимся. У всех них еще сохранилась данная общим образованием единая культурная основа, один и тот же способ мышления и рассуждения, один и тот же язык слов и образов. Все это сильно подпорчено телевидением, но и подпорчено почти одинаково у всех. Подавляющее большинство наших бедных имеют еще жилье, а в квартире свет, водопровод, отопление, книги на полках. Все это «держит» человека на весьма высоком социальном уровне.

Совсем иное дело — бедность в трущобах большого капиталистического города. Здесь она приобретает новое качество, для определения которого пока что нет подходящего слова в русском языке. Вернее, смысл слова, которым точно переводится на русский язык, применяемый на Западе термин, у нас совсем иной. Бедность (poverty — англ.) в городской трущобе на Западе для большинства быстро превращается в ничтожество (misery — англ.).

Что же это такое — ничтожество? Это, прежде всего, бедность неизбывная — когда безымянные общественные силы толкают тебя вниз, не дают перелезть порог. Кажется, чуть-чуть — и ты вылез, и там, за порогом, все оказывается и дешевле, и доступнее, и тебе даже помогают встать на ноги. Мы этого пока еще не знаем, но наши бедные – уже на этом пороге.

В такой ситуации очень быстро иссякают твои собственные силы, и ты теряешь все личные ресурсы, которые необходимы для того, чтобы подняться. У нас мы это видим в среде небольшого контингента опустившихся людей, прежде всего алкоголиков, но это другое дело, они «под наркозом», даже в каком-то смысле счастливы и не хотят оторваться от бутылки. Ничтожество — это постоянное и тупое желание выбраться из ямы, и в то же время неспособность напрячься, это деградация твоей культуры, воли и морали. Вырваться из этого состояния ничтожества можно только совершив скачок «вниз» — в анти общество трущобы, в иной порядок и иной закон, чаще всего в преступный мир.

Переход людей через барьер, отделяющий бедность от ничтожества — важное и для нас малознакомое явление. Если оно приобретет характер массового социального процесса, то вся наша общественная система резко изменится — а наше сознание вообще пока что не освоило переходных процессов. Надо наблюдать и изучать то, что происходит на этой грани, в этом “фазовом переходе”. Если понимать сущность нелинейных процессов и пороговых явлений, чувствовать приближение к критической точке, то можно и с небольшими средствами помочь людям удержаться в фазе бедности или даже перейти в эту фазу “снизу”, из ничтожества.

Но для всего этого нужно произвести беспристрастную инвентаризацию нашего интеллектуального инструментария. И тогда наверняка придется начинать со срочной программы по восстановлению навыков и норм рационального мышления. Как бы неприятно это ни было нашим политическим бонзам.

Социальная бедность

Что есть бедность? Словарь Ожегова объясняет это слово как «скудость, недостаточность средств существования, нужда, убожество, неприглядность».

«Российская социальная энциклопедия» более академична: бедность - это категория, выражающая абсолютное или относительное отставание от достигнутого в обществе стандарта потребления.

Интересно, что вплоть до середины XVIII века самого понятия «бедность» не существовало. Общество состояло либо из очень богатых, либо из беспросветно нищих - уравновешивающей середины практически не было. В эпоху Просвещения, когда европейское общество принялось создавать некие социальные стандарты жизни, выяснилось, что есть люди, неспособные этим стандартам соответствовать.

Как состояние бедность существовала испокон веков, но считалась вполне обычным явлением, присущим подавляющему большинству населения. В азиатских, античных и феодальных обществах деление на богатых и бедных мало зависело от личных способностей человека: уровень потребностей и возможности их удовлетворять зависели от сословно-юридического статуса индивидуума. У разных социальных групп был разный образ жизни, поэтому невозможность для низких сословий следовать престижному образу жизни высших слоев воспринималась как привычная норма жизни. В капиталистическом же обществе впервые возник контраст между юридическим равенством всех граждан и фактическим сильным экономическим неравенством. Поэтому невозможность для одних жить так, как живут другие, воспринимается как социальная несправедливость.

Первым на проблему бедности обратил внимание «изобретатель рынка» Адам Смит. Он, правда, считал бедность «социальной ржавчиной» и полагал, что бедняком является не тот, кто мало имеет, а тот, кто мало имеет и при этом много хочет. К тому же протестантская этика, определяющая нравственный климат общества, считала их «неправильными» гражданами. Поэтому изучать бедность как явление не только экономическое, но и социальное стали сравнительно недавно.

В 1917 году, русский социолог Стопани впервые исследовал семейные бюджеты российских рабочих и ввёл в оборот понятие «черта бедности». Сегодня признано, что бедность является одним из важнейших индикаторов жизни общества. Если в обществе много бедных, значит, оно экономически неблагополучное. Правда, до сих пор социологи всего мира по-разному толкуют само понятие, кого следует считать бедным.

Анализируя труды философов и ученых разных исторических эпох и направлений, а также представителей экономической, политической, эстетической и религиозной мысли дадим различные толкования бедности как социального явления. Так, Платон, размышляя над расслоением людей на бедных и богатых, видел государство состоящим из двух частей: одну составляют бедные, другую – богатые, и все они живут вместе, строя друг другу козни. В работе «Государство» показывается, что бедные и богатые – это слои, группы внутри сословия земледельцев и ремесленников, среди стражей и правителей таковых нет.

Аристотель также рассматривал вопрос о социальном неравенстве и утверждал, что во всех государствах есть три элемента: один класс очень богат, другой – очень беден, а третий является средним. Согласно его позиции, государству необходимо думать о бедных, т.к. при исключении множества бедняков из управления они неизбежно будут становиться его врагами. Бедность порождает бунт и преступления, и государство, имеющее много бедных, обречено на гибель.

В размышлениях Гоббса встречается точка зрения о том, что в обществе недопустимо существование привилегированных классов, так как они обусловливают хаос. Ж.-Ж. Руссо видел в бедности, равно как и в невежестве, условие нравственного нездоровья. И.Кант считал, что в обществе всегда будут бедные и в их числе инвалиды и больные, на содержание которых необходимы государственные средства (в богадельнях и больницах). Философ допускал и другие формы государственной поддержки бедных. Например, выдачу им пособий. Эти идеи И.Канта, как известно, широко практикуются социально-ориентированными государствами. В свою очередь, Г.В.Ф.Гегель давал разные характеристики бедности и богатству. Он выдвигает понятия «обедневшая масса», «нуждающиеся», «бедный класс», «случайность нужды», «бедность» как противоположность «богатства», «нищета». Он рассматривает бедность как социальное явление, т.е. такое, которое выступает определенным специфическим состоянием индивида, социальной группы и общества. Им выделяются две стороны бедности: объективная, связанная с обстоятельствами, и субъективная как область моральности субъекта. Философа волновал вопрос: «как устранить бедность?». Гегель не считал благотворительность тем средством, с помощью которого может быть решена проблема бедности. Он писал о «среднем классе» как господствующем в гражданском обществе.

Значительное влияние на формирование различных концепций бедности оказала философия позитивизма. Так, в концепции Г.Спенсера утверждалась позитивно-санитарная роль бедности, выполняющая функцию естественного отбора. Г.Спенсер связал возникновение бедности с ростом общественного производства, и, так как остановить производство невозможно, невозможно ликвидировать бедность. По Спенсеру бедность – это не столько социальное явление, сколько личная проблема, некий «индивидуальный выбор» и «индивидуальная судьба». В концепциях эгалитаристов (Э.Реклю, Э.Беллами, Ч.Холл, П.Колкахан, В.Голдвин и др.) бедность рассматривалась как социальное зло, мешающее гармоничному развитию общества. В качестве путей решения проблемы они предлагали революционные перевороты и другие кардинальные меры в отношении существующего порядка (например, в системе распределения ресурсов). Либерально-реформистские концепции, близкие по своей сути к эгалитаризму, усматривали в бедности корни социальной болезни, которую можно и нужно искоренить путем реформ. Отсюда предлагались относительно лояльные к существующей социально-политической и экономической системе способы решения проблемы.

Представители социал-дарвинизма видят в бедности неизбежное следствие индустриального развития и роста численности населения. Бедность рассматривается ими как закономерное явление иерархически организованного общества. Так, Т.Мальтус попытался объяснить явление бедности естественными законами природы. Он утверждал, что государство, помогая бедным, поощряет их размножение. Дж.Бентам занимал более радикальную позицию в отношении бедных. По его мнению, бедные виновны в собственной бедности, и общество не должно нести никакой ответственности за них. Отсюда делался вывод о необходимости отменить различного рода пособия бедным. Более того, всех бедных он предлагал поместить в места с тюремным режимом. П.Прудон видел основную причину бедности в противоречии безграничности потребления и ограниченности производства. Он считал, что человек в состоянии цивилизации получает посредством труда то, что требуется для поддержания его тела и развития души – ни больше, ни меньше. Это «строгое взаимоограничение производства и потребления и есть бедность», а «нищета быстро наказывает неумеренность и леность». Отсюда решение проблемы бедности Прудон видел во всеобщей экономии и труде.

Проведенный краткий анализ феномена бедности, осуществленный в философской и научной мысли, позволяет дать следующие определения бедности:

Бедность – это такое состояние социальности, в которой отсутствуют одна или несколько составляющих: экономических, социальных, нравственных, правовых, духовных, эстетических, выражающих потребности и ценности личности, группы, общества, цивилизации, что делает это состояние деструктивным.

Нищета – преобладающее отсутствие у социального субъекта всей системы ценностей, крайняя степень бедности.

Обездоленность – состояние социального субъекта, характеризуемое отсутствием возможности самореализации, обретения самодостаточности в социальном времени и пространстве.

Бедность стран

Бедность, по определению - характеристика экономического положения человека или семьи, при котором они не могут удовлетворить определенный круг минимальных потребностей, необходимых для жизни, сохранения трудоспособности, продолжения рода.

Черта бедности или poverty line – это ориентировочный уровень дохода, позволяющий не опуститься до нищеты.

Этот уровень зависит от многих факторов: количества иждивенцев в семье, пристрастия к дурным привычкам, необходимость платить проценты по займам, способность расходовать столько денег, сколько у них есть.

Страны различаются также тем, в какой мере обеспечивается доступность к ресурсам, составляющим потребности населения - медицинское обслуживание, линейка продовольственных товаров, их качество и другое.

Выход из зоны бедности населения – рост средней зарплаты по стране, что должно автоматически вести к росту минимальных доходов населения.

Как? Это экономико-социальный механизм, устанавливаемый на основании законов страны.

Важно то, что бедность является относительным понятием и зависит от общего стандарта уровня жизни в данном обществе.

В США прожиточный уровень составляет примерно 60% от средней зарплаты - это определяет черту бедности, за которой человек имеет право на государственную поддержку.

Средняя зарплата в США – 3861 долларов в месяц, прожиточный уровень – 2300 долларов.

Однако прожить можно (хотя – очень и очень трудно) и на 900 долларов в месяц – эта величина принята в качестве черты бедности.

В России, где средняя зарплата 700 долларов в месяц, черта бедности - 13 тысяч рублей, или около 420 долларов. Официально - за ней находится около 15% населения, однако реально, как следует из экономических источников России - около 40%.

В потребительской корзине России представлено 156 наименований товаров и услуг, Франции – 300, Германии - 475.

В Израиле черта бедности, если определять ее по американской методике, где прожиточный уровень составляет 60% от средней зарплаты (2318 долларов), находится на уровне дохода 1390 долларов.

Если применить метод медианы - определить такое значение зарплаты, при которой 50% работающих получают зарплату выше, а 50% - ниже, то истинная средняя зарплата в Израиле значительно ниже - 6665 шекелей (1717 долларов), а черта бедности – 1030 долларов.

Таким образом, получается, что в Израиле за чертой бедности живут более 1.8 млн израильтян, или 24.8% израильтян.

За чертой бедности оказались около 14% семей, в которых работает один из супругов.

Количество детей в семьях, которых безжалостная израильская методика расчета определила как «живущих за чертой бедности» - около 870 тысяч.

А теперь приведем черту бедности в разных странах к общему знаменателю.

Относительно российского понятия бедности, в Израиле бедняков очень мало – столько одинокие люди получают пособие по старости, а в США – нет вообще.

Если же определять бедность относительно российской потребительской корзины, в Израиле бедняками можно считать тех, кто имеет доход ниже 600 долларов, а в США, где потребительская корзина намного «толще», чем в России, и на 25-33%, чем в Израиле, бедняками можно считать тех, кто имеет доход ниже 900 долларов.

По американскому понятию бедности, в Израиле до 40% населения – бедняки, а в России – 75-80%.

Странно, что публикуя отчет правительства о бедности в Израиле, который перепечатали все израильские издания, никто не пожелал – или не сумел, сделать абсолютный и относительный анализ.

Решения бедности

На современном этапе развития цивилизации как никогда остро встали вопросы, без решения которых невозможно дальнейшее поступательное движение человечества по пути экономического прогресса. Несмотря на то, что экономика является лишь частью общечеловеческой деятельности, от ее развития в XXI в. в большей мере зависят проблемы безопасности и сохранения мира, природная среда и среда обитания человека, а также моральные, религиозные и философские ценности. Значение глобальных проблем особенно возросло во второй половине ХХ в.

Именно они существенно воздействуют на структуру национального и мирового хозяйства. Исторически мировое хозяйство как единое целое сложилось к началу ХХ в. в результате втягивания в мирохозяйственные связи большей части стран мира. К этому времени был закончен территориальный раздел мира, в мировом хозяйстве сформировалось два полюса. На одном полюсе находились промышленно развитые страны, а на другом — их колонии — аграрно-сырьевые придатки.

Последние были втянуты в международное разделение труда задолго до становления там национальных рынков. Вовлечение этих стран в мировые хозяйственные отношения фактически произошло не в связи с потребностями их собственного развития, а явилось продуктом экспансии индустриально развитых стран. Сформировавшееся таким образом мировое хозяйство, даже после обретения независимости бывшими колониями, на долгие годы сохранило отношения центра и периферии. Вот откуда берут начало нынешние глобальные проблемы и противоречия. Как правило, для решения глобальных проблем требуются огромные материальные и финансовые средства. Основными критериями отнесения той или иной проблемы к категории глобальных признано считать ее масштабность и необходимость совместных усилий для ее устранения.

Бедность эссе

Начну эссе с цитаты: “Бедность не порок, это истина. Но нищета – порок!” (Ф.М.Достоевский, “Преступление и наказание”). Действительно, пусть бедность и результат несовершенства экономики, или каких-то независящих от данного человека причин (война, напр.), но несложно остаться Человеком, если ты всё же беден. Бедность лишь кидает человека во внутренний поиск причин: почему так случилось, и почему с ним, чем он хуже богатых людей? Конечно, он попадает под прямую зависимость от того, кто обеспечивает ему существование. Вот это и есть, то рабство, в котором находится бедный человек. При идеальном стечении обстоятельств – только экономическое рабство, хуже – когда человек продаёт себя полностью, но это уже нищета. Можно жить бедно, но счастливо, с нищетой такое не получится. Вся история человечества, по Карлу Марксу, это история совершенствования методов эксплуатации людей.

В наши дни, в высокоразвитых государствах, она совсем незаметна невооружённым глазом. Но посмотрим на Африканский континент, Южно-американский, восточную Европу, Азию. Миллионы людей! Миллионы судеб погребённых под знаменем нищеты. Посмотрев на них, увидев их поступки, сложно рассуждать о человечности с их стороны. Ещё сложнее рассуждать вообще о человечности в мировом формате, когда есть такая пропасть между классами. В первую очередь люди, конечно же, сами виноваты в своём положении. Но ведь и они - это продукт господства рыночной экономики, капитализма, и соответственно находятся на оси, выброшенные из игры; не сумевшие вовремя продаться или вовремя кого-то купить, не сумевшие подавить других, и стали подавленными. Самые настоящие рабы современности. И кто утверждал, что рабство отменено?

Давайте теперь посмотрим на тех, кто попытался купить свободу за деньги. Они стоят на другой стороне пропасти. Но всё же возле неё. Почему? На самом деле всё просто. Я думаю не сложно представить поведение человека ставшим богатым. Чаще оно самое простое, какое может быть.

Человек не останавливается на достигнутом и жаждет всё больше и больше, постепенно переставая видеть в деньгах средство, а только цель. Достигнуть вершины материального блага или остановится – сложно. И всё - человек на крючке. И богат, и раб. А это “богатое - рабство”, между прочим, и очень опасно не только с моральной стороны. Человек, став очень богатым (я только не верю в чрезмерное материальное богатство, достигнутое честным путём), подвергает себя физической угрозе. Наверное, очень неловко и страшно слышать за спиной в банке: “У вас слишком много денег!”. Ещё сложнее вынести мысль, что твои деньги перестали покупать тебе свободу. Добровольное рабство.

Подводя итог написанному, добавлю, что я считаю, “золотая” середина между нищетой и чрезмерным богатством не будет существовать, пока есть огромная пропасть между ними. Пускай, по сути, они полярные, но являются следствием одного порока – капитализма. Жаль что реальной, работающей альтернативы ему пока не придумано.

тема

документ Финансы государственных предприятий как объект финансово-правового регулирования
документ Контроль финансовый, банковский, аудиторский
документ Внебюджетные фонды российской федерации
документ Бюджетное право и бюджетное устройство в Российской Федерации
документ Предмет и система финансового права



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты