Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Менеджеру » Гражданско-правовое регулирование договора финансовой аренды - лизинга

Гражданско-правовое регулирование договора финансовой аренды - лизинга



Гражданско-правовое регулирование договора финансовой аренды - лизинга

Для удобства изучения материала статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

  • Заключение договора лизинга
  • Передача предмета лизинга лизингополучателю
  • Лизинговые платежи
  • Плата за пользование имуществом в случае досрочного расторжения договора лизинга
  • Авансовые платежи и платежи в счет выкупной стоимости имущества
  • Уступка прав в рамках лизинговой сделки
  • Срок действия договора. Риск признания договора лизинга притворной сделкой вследствие заключения на короткий срок
  • Расторжение договора лизинга
  • Последствия досрочного расторжения договора. Ответственность сторон
  • Судьба имущества, являющегося предметом договора лизинга, по истечении срока его действия
  • Гарантии поставщиков

    Заключение договора лизинга

    Учитывая требование об обязательном использовании предмета договора лизинга для осуществления предпринимательских целей, и как следствие того, что его сторонами всегда являются юридические лица, к договору лизинга в соответствии со статьей 609 ГК РФ применяется обязательное требование о соблюдении простой письменной формы. В соответствии с пунктом 2 статьи 434 договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

    В соответствии со статьей 432 ГК РФ договор признается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем его существенным условиям. Существенными условиями договора в соответствии с пунктом 2 указанной статьи являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

    В качестве существенного условия договора лизинга Кодекс прямо называет только условие о предмете договора. В настоящее время существует множество точек зрения на вопрос о том, что же еще является существенным условием этого договора. В любом случае при заключении договора лизинга — чтобы избежать спорных ситуаций — целесообразно учитывать и оценивать все условия, которые когда либо признавались арбитражными судами существенными (хотя, конечно, не все из них можно считать таковыми).




    Существенным условием договора лизинга является условие о предмете договора, которое признается согласованным, если данные, приведенные в договоре, позволяют определенно установить предмет лизинга.

    Соблюдение указанного требования наиболее значимо, когда речь идет о технически сложном оборудовании, а также оборудовании, которое может иметь различные модификации. Иначе говоря, недостаточно представить только общую информацию об имуществе; необходимо указать его технические характеристики, комплектацию и т д. Как правило, эти условия выносятся в спецификацию, что оправдано как с юридической, так и с практической точек зрения. Но нередки и случаи, когда договор лизинга содержит положение, согласно которому его предмет определяется в договоре купли-продажи или спецификации к нему.

    Наверное, правомерность такого алгоритма не будет вызывать сомнений только при одновременном соблюдении двух следующих условий:

    1)         договор купли-продажи является неотъемлемой частью договора лизинга;

    2)         договор купли-продажи подписан лизингополучателем.

    В иных случаях договор лизинга может быть признан незаключенным, так как отсутствуют основания (печать и подпись лизингополучателя) для признания факта согласования с лизингополучателем условия о предмете договора.

    Вопрос «определенности» предмета договора лизинга часто возникает в ситуации, когда имущество, приобретаемое для последующей передачи в лизинг, еще не произведено, это касается (но не ограничивается) и автотранспорта, и тяжелой строительной техники, которая зачастую изготавливается на заказ. В описанной ситуации лизингодатель имеет возможность определить в договоре базовые критерии такого имущества (марка, цвет, комплектация и т. д.), но ни номера двигателя, ни иных агрегатов указать не имеет возможности. Наверное, в описанной ситуации говорить о том, что предмет договора не определен, было бы не совсем корректно, так как лизингодатель выполняет волю лизингополучателя приобрести указанное последним имущество, которое отвечает определенным требованиям. С точки зрения таких требований номера агрегатов не имеют принципиального значения, за исключением случаев, когда речь идет о приобретении индивидуально определенной вещи. В то же время, во избежание последующих разногласий относительно предмета договора (с учетом того, что признание условия о предмете несогласованным может повлечь признание договора не заключенным), целесообразно после получения соответствующей информации внести в договор изменения, касающиеся индивидуализации имущества.

    При этом акт приемки-передачи, подписываемый при передаче имущества лизингополучателю, не может классифицироваться как документ, содержащий существенное условие. В то же время обращает на себя внимание постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа № Ф098716/06С5. Суд, указывая на неправомерность вывода о несогласованности предмета договора, сослался на то, что указанный вывод сделан без учета фактического использования имущества лизингополучателем и уплаты им лизинговых платежей. Подобный вывод имеет мало общего с законодательством, так как фактическое использование имущества и согласование в договоре существенных условий — вещи не тождественные. То есть в данном случае можно говорить о том, что, несмотря на отсутствие факта заключения договора лизинга, лицо пользовалось имуществом, в силу чего должно оплатить соответствующее право, но никак не о согласовании существенного условия о предмете договора.

    В соответствии со статьей 666 ГК РФ предметом договора лизинга могут быть только непотребляемые вещи, т. е. вещи, которые не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования (ст. 607 ГК РФ), за исключением земельных участков и иных природных объектов. Из приведенного определения можно сделать вывод о том, что, помимо земельных участков и иных природных объектов, предметом договора лизинга не могут быть результаты интеллектуальной деятельности (программное обеспечение) и имущественные права, так как эти объекты не являются вещами; сырье и иные расходные материалы, поскольку они утрачивают свои натуральные свойства в процессе использования.

    В то же время и программное обеспечение (ПО), и расходные материалы могут быть переданы лизингополучателю в рамках дополнительных услуг по договору лизинга, предметом которого является офисная техника (например, расходные материалы — на стадии ввода оборудования в эксплуатацию, программное обеспечение, установленное на компьютеры, без которого его использование невозможно).

    Помимо имущества, прямо предусмотренного законодательством (земля и иные природные объекты), не могут быть предметом договора лизинга вещи, полностью или частично ограниченные в обороте. Так, не может являться предметом договора аренды, а, следовательно, и предметом договора лизинга основное технологическое оборудование, используемое для производства этилового спирта и алкогольной продукции.

    Возвращаясь к вопросу о существенных условиях договора лизинга, необходимо отметить, что наименьшие сомнения в существенности вызывает условие о продавце (поставщике) имущества

    По общему правилу, предусмотренному статьей 665 ГК РФ, продавца (поставщика) имущества выбирает лизингополучатель. Договором может быть предусмотрена возможность того, что этот выбор осуществляется лизингодателем. Формулируя положения договора о продавце, необходимо четко указывать его точное наименование, обращая внимание на используемые сокращения. В частности, несовпадение наименования продавца, указанного в заявке или договоре лизинга, с наименованием, указанным в договоре купли-продажи, в том числе приобретение имущества у дочернего предприятия — продавца (отличие заключается в наличии сокращения ДП) является основанием для признания лизингодателя лицом, выбравшим продавца Говоря о выборе поставщика, необходимо несколько слов сказать о ситуации, при которой происходит совпадение поставщика и лизингополучателя в одном лице — ситуации возвратного лизинга. Право на заключение сделок неоднократно оспаривалось налоговыми органами в связи с отказом в возмещении НДС лизинговым компаниям, в силу чего в последнее время лизинговые компании крайне неохотно идут на заключение подобных сделок, несмотря на то, что право на заключение указанных сделок прямо предусмотрено пунктом 1 статьи 4 Закона. Кроме того, проект постановления пленума ВАС «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налоговой выгоды» содержал прямое указание на то, что совершение налогоплательщиком операции по отчуждению имущества с последующим приобретением имущественных прав на это имущество является признаком недобросовестности. К счастью для лизинговых компаний, окончательный вариант постановления не содержит указанного положения. Еще одним «реабилитирующим» возвратный лизинг документом может являться определение ВАС № 9010/06, в котором суд в частности указал, что сделка возвратного лизинга имеет разумные хозяйственные мотивы и цели для обеих сторон данной сделки, не влекущие необоснованной налоговой экономии. С учетом приведенных выше обстоятельств, можно говорить о перспективах возвращения возвратного лизинга в хозяйственный оборот. В то же время можно рекомендовать участникам таких сделок избегать заключения договоров, условия которые предусматривают зачет встречных однородных обязательств по лизинговым платежам и погашению коммерческого кредита, предоставленного продавцом-лизингодателем, а также расчетам векселями, имеющими сроки погашения, сопоставимые со сроками уплаты лизинговых платежей.

    Еще одно условие, которое неоднократно признавалось арбитражными судами существенным, — уведомление продавца о том, что имущество предназначено для последующей передачи в лизинг. Говоря об уведомлении продавца, необходимо заметить, что статья 667 ГК РФ, предусматривающая соответствующую обязанность лизингодателя, не предъявляет требований к форме (письменной или устной) уведомления, а также к срокам, в течение которых оно должно быть совершено. Учитывая изложенное, можно сделать вывод о том, что ни последующее уведомление, ни его устная форма не могут быть признаны противоречащими законодательству, Однако во избежание последующих споров желательно уведомить продавца в письменной форме до момента заключения договора купли-продажи. На практике наиболее распространенным и оптимальным вариантом является включение соответствующего условия непосредственно в текст договора поставки.

    В арбитражной практике также встречаются прецеденты, когда существенным условием договора лизинга признается его сумма, но, поскольку вероятность заключения договора без указания общей суммы лизинговых платежей крайне маловероятна, вряд ли имеет смысл обсуждать это условие. Еще одно условие — о применяемом коэффициенте ускоренной амортизации — названо существенным в постановлении ФАС Западно-Сибирского округа № Ф045978/2006 (26421А0338) (26398А0338). Сложно понять логику, которой руководствовались судьи при вынесении подобного решения, тем более из текста решения не следует, что условие о применяемом коэффициенте заявлялось лизингополучателем как существенное. В указанных обстоятельствах признание существенным условия, которое даже не является обязательным для договора лизинга (статья 31 Закона предусматривает право стороны, учитывающей имущество на балансе, применять ускоряющий коэффициент, но не обязанность это делать), является неправомерным и не основанным на законе.

    Как правило, признание договора не заключенным вследствие недостижения соглашения по всем существенным условиям, инициируется лизингополучателем по истечение некоего периода пользования имуществом. И в этой ситуации наиболее актуальным становится вопрос, что происходит с лизинговыми платежами, уплаченными лизингополучателем на момент признания договора незаключенным. Арбитражная практика по данному вопросу достаточно противоречива. Как правило, судебные органы, вынося решение о признании договора незаключенным (ничтожной сделкой), не выносят одновременно решения о судьбе выплаченных платежей, что можно объяснить и отсутствием соответствующих исковых требований со стороны лизингодателя. Однако в данном случае следует учитывать и то, что факт признания договора лизинга ничтожной сделкой, в соответствии со статьей 167 ГК РФ, порождает для сторон следующие правовые последствия: «При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом...) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. Таким образом, лизингодатель вправе требовать оплаты стоимости пользования имуществом. При это часть судов, принимая решение о недействительности договора лизинга признает его договором аренды с правом выкупа и сохраняет за лизингодателем право на получение лизинговых платежей за прошедший период. Приведенная позиция также не бесспорна, в силу того, что лизинговые платежи, как правило, включают в себя выкупную стоимость имущества, а, следовательно, и их буквальное отождествление с арендными платежами нельзя признать правомерным. В то же время, если выкупная цена определена в размере условной денежной оценки, близкой к рублю, у суда существуют все основания для принятия подобных решений.

    На стадии заключения договора лизинга немаловажную юридическую роль играет и вопрос очередности заключения договоров лизинга и купли-продажи. Как показывает практика, у арбитражных судов не вызывает сомнения то, что заключению договора лизинга должно предшествовать заключение договора купли-продажи.

    Так, в постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа № КГА40/188300 суд указал, что статьями 665 и 667 ГК РФ установлено: в первую очередь стороны определяют, какое имущество необходимо арендатору, после чего оно приобретается арендодателем у конкретного продавца с обязательным его уведомлением о предназначении и владельце имущества. Имущество, необходимое арендатору, может быть определено как в рамках подписанного договора лизинга, так и в ином документе, согласованном сторонами, например в заявке лизингополучателя, при условии, что она будет являться неотъемлемой частью договора лизинга. Приведенная позиция основывается на положениях статьи 425 ГК РФ, в соответствии с которой стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора.

    На стадии заключения договора лизинга также необходимо учитывать, что основанием для приобретения лизингодателем имущества, предназначенного для последующей передачи в лизинг, может быть только договор купли-продажи (поставки) имущества. Этот вывод основан на положениях параграфа 6 главы 34 ГК РФ, который оперирует исключительно термином «продавец имущества». Кроме того, статья 670 ГК РФ прямо указывает на то, что «арендатор вправе предъявлять непосредственно продавцу имущества, являющегося предметом договора финансовой аренды, требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и арендодателем... Однако арендатор не может расторгнуть договор купли-продажи с продавцом без согласия арендодателя».

    Таким образом, предмет договора финансовой аренды не может быть приобретен лизингодателем на основании договору мены, дарения (дарение между коммерческими организациями запрещено статьей 575 ГК РФ), а также договора подряда или «договора на инвестирование денежных средств».

    В вышеприведенном перечне особого внимания заслуживает вопрос приобретения имущества, которое будет создано по заказу лизингодателя в будущем. Помимо вопроса об определенности предмета договора особую актуальность приобретает и вопрос оформления правоотношений с покупателем. Как показывает практика, суды спокойно относятся к заключению договора купли-продажи, предмет которого будет изготовлен в будущем, ссылаясь на то, что «волеизъявление сторон по договору поставки направлено на создание определенной продукции и ее реализацию, следовательно, по своей правовой природе он является договором поставки с элементами подрядных отношений, что никоим образом не влияет на несоответствие его условий Закону о лизинге. В описанной ситуации обращает на себя внимание то, что спорный договор, по своей правовой природе, являлся договором поставки, хотя и содержал элементы договора подряда. Очевидно, что в ситуации, при которой речь бы шла только о договоре подряда, в соответствии, с условиями которого право собственности на новую вещь переходило бы к заказчику, суд имел бы все основания для признания такой сделки недействительной.

    Как уже отмечалось, выбрать продавца (поставщика) имущества может как лизингодатель, так и лизингополучатель. От того, кем произведен выбор, зависит распределение ответственности продавца и лизингодателя перед лизингополучателем.

    В случае, когда поставщик выбирается лизингополучателем, лизингодатель, если иное не предусмотрено договором лизинга, несет ответственность за нарушение поставщиком сроков передачи имущества только при условии, что сроки поставки нарушены по обстоятельствам, за которые отвечает лизингодатель. Приведенное правило закреплено в статье 668 ГК РФ. Кроме того, в соответствии со статьей 22 Закона риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи предмета лизинга и связанные с этим убытки несет сторона договора лизинга, которая выбрала продавца, если иное не предусмотрено договором лизинга. Таким образом, законодатель четко указал на то, что ответственность лизингодателя за нарушение сроков поставки возникает исключительно при наличии вины последнего, и только наличие вины лизингодателя дает лизингополучателю право на расторжение договора. С учетом приведенных норм можно признать «революционным» постановление ФАС Московского округа № КГА40/41606, в котором судьями сделаны следующие выводы: в случае выбора поставщика лизингополучателем и нарушения поставщиком обязательств по поставке товара договор лизинга подлежит расторжению (данное условие закреплено оспариваемым договором) и на лизингодателе лежит обязанность по возврату сумм аванса, полученного от лизингополучателя. При этом ни ГК РФ, ни Закон не содержат правил, предусматривающих особенности ответственности лизингополучателя. Описанный прецедент не является единственным случаем, когда нарушение поставщиком обязательств (по причине банкротства или мошенничества) являлось основанием для расторжения договора, возврата аванса и возникновения ситуации, в которой лизингодатель вынужден судиться с поставщиком, как правило, не имея перспектив исполнения принятого в его пользу судебного решения. В качестве механизма, минимизирующего описанные риски, можно предложить введение в договор лизинга элементов договора поручительства, в соответствии с которыми лизингодатель, выбравший поставщика, обязывается отвечать перед лизингодателем в случае нарушения поставщиком принятых на себя обязательств.

    В случае же выбора продавца лизингодателем последний несет солидарную с продавцом ответственность по обязательствам, возникающим из договора купли-продажи. Учитывая, что, как правило, выбор продавца осуществляется лизингополучателем, или, что более точно, договор лизинга содержит ссылку на то, что именно лизингополучатель выбрал продавца имущества, для лизингополучателя приобретают существенные значения условия договора купли-продажи, определяющие сроки и условия поставки, ответственность за поставку товара ненадлежащего качества, обязательства по гарантийному и послегарантийному ремонту. Более того, учитывая, что в соответствии со статьей 670 ГК РФ именно к лизингополучателю переходят права и обязанности покупателя по договору купли-продажи (за исключением права расторгнуть договор и обязанности оплатить имущество), неучастие лизингополучателя в согласовании перечисленных условий может повлечь его существенные издержки в ходе реализации лизинговой сделки. Во избежание указанных проблем лизингополучателю необходимо либо непосредственно с продавцом, либо посредством лизингодателя согласовать указанные условия. Такое согласование условий может быть оформлено подписанием трехстороннего договора купли-продажи (если лизингодатель не готов раскрывать информацию обо всех условиях сделки, существенные для лизингополучателя условия могут быть вынесены в отдельный документ, подписываемый лизингодателем, лизингополучателем и продавцом), либо продавец может выступить стороной договора лизинга. Тогда обязательства продавца будут сформулированы в договоре лизинга.

    В любом случае при подписании этого договора для лизингополучателя существенно согласовать следующие условия:

              срок и порядок передачи товара;

              требования к качеству товара, порядок и сроки устранения недостатков товара, выявленных при получении имущества в лизинг;

              условия и сроки проведения монтажных (шефмонтажные) работ;

              условия гарантийного и послегарантийного обслуживания имущества.

    Безусловно, представленный перечень не является исчерпывающим, но в нем выделены наиболее значимые для лизингополучателя условия.

    На стадии заключения договора лизинга сторонам также целесообразно согласовать алгоритм действий в случае нарушения поставщиком принятых на себя обязательств. По общему правилу, лизингодатель и лизингополучатель являются солидарными кредиторами по отношению к поставщику. Что дает как лизингодателю, так и лизингополучателю право предъявить в полном объеме требования к поставщику предмета лизинга. Вряд ли лизингодатель захочет заниматься предъявлением требований к поставщику, что автоматически перенесет необходимость совершения указанных действий на лизингополучателя и повлечет за собой необходимость получения от лизингодателя документов, обосновывающих предъявляемые требования. Возможность наступления указанных последствий делает необходимым включение в текст договора обязательств лизингодателя по предоставлению лизингополучателю комплекта документов, которые бы подтверждали значимые, в том числе для суда, обстоятельства, такие как оплата стоимости товара, исполнение иных обязательств, принятых лизингодателем по договору купли-продажи. Безусловно, лизингополучателю потребуется и копия договора купли-продажи.

    В случае непредоставления указанных документов и подачи лизингополучателем искового заявления лизингодатель может быть привлечен в судебное разбирательство в качестве третьего лица.

    Статус солидарных кредиторов — лизингодателя и лизингополучателя — делает целесообразным включение в текст договора условий по распределению между сторонами денежных средств, взысканных с поставщика. В соответствии со статьей 326 ГК РФ исполнение обязательства полностью одного из солидарных кредиторов освобождает должника от исполнения остальным кредиторам. В свою очередь, солидарный кредитор, получивший исполнение от должника, обязан возместить причитающееся другим кредиторам в равных долях, если иное не вытекает из отношении между ними.

    Действия сторон, сумма возмещения и условия ее распределения между сторонами во многом будут зависеть от того, какие обязательства нарушил поставщик. Если речь идет о непоставке имущества, то при условии внесения лизингодателем аванса в размере 100 %ной его стоимости (это, пожалуй, один из редких случаев, когда активность лизингодателя в использовании своего права требования к поставщику не вызывает сомнений) лизинговая компания, скорее всего, будет настаивать на том, что вся сумма возмещения должна быть получена ею. Это тем более очевидно в ситуации, когда поставщика выбрал лизингополучатель. В указанной ситуации лизингодателю наиболее важно прописать в договоре указанный алгоритм распределения возмещения. Если же речь идет о нарушении сроков устранения недостатков имущества, восполнения недопоставки и т. д., очевидно, что пострадавшей стороной будет лизингополучатель и получение компенсации последним является более логичным. Включение подобного условия, кроме прочего, — разумный компромисс при наличии в тексте договора вышеприведенного положения о последствиях непоставки имущества. Безусловно, для каждого имущества могут существовать дополнительные риски нарушения условий договора поставщиков, и понимание таких рисков позволит предусмотреть алгоритм распределения сумм компенсаций, максимально возмещающих издержки сторон.

    Если же поставщика выбирает лизингодатель, то он несет солидарную с поставщиком ответственность, что позволяет лизингополучателю предъявлять требования, возникающие из ненадлежащего исполнения поставщиком принятых на себя обязательств, либо к лизингодателю, либо к поставщику непосредственно. Ситуация, при которой лизингодатель согласится отвечать за поставщика, наиболее вероятна, когда лизинговая компания является дочерним предприятием поставщика — резидента или нерезидента Российской Федерации. В указанном случае лизингополучатель имеет реальный шанс предусмотреть в договоре, что выбор поставщика осуществлен лизингодателем. Если же лизингодатель отказывается от принятия на себя подобных обязательств, целесообразно обязать его включить в текст договора купли-продажи, заключаемого с нерезидентом, в качестве применимого права российское законодательство, а в качестве места рассмотрения спора — российский суд, а с резидентом — Арбитражный суд в месте нахождения лизингополучателя. Включение указанных формулировок позволит лизингополучателю избежать дополнительных издержек, связанных с ведением судопроизводства в иностранных судах или в судах в месте нахождения поставщика, если места нахождения поставщика и лизингополучателя не совпадают.

    Передача предмета лизинга лизингополучателю

    в соответствии со статьей 668 ГК РФ имущество, являющееся предметом договора лизинга, передается продавцом непосредственно лизингополучателю, если иное не предусмотрено договором лизинга. Соответственно, договором могут быть предусмотрены иные условия передачи имущества лизингополучателю. К таким условиям, в частности, относится получение имущества от транспортной организации, трехсторонняя (с участием продавца, лизингодателя и лизингополучателя) приемка имущества, поэтапная его передача от продавца лизингодателю и от лизингодателя лизингополучателю.

    Приемка имущества оформляется актом. Независимо от того, какой из перечисленных вариантов передачи имущества выбран сторонами, необходимо учитывать, что при передаче имущества отсутствие стороны, указанной в договоре, может стать причиной для признания порядка передачи имущества несоблюденным и, как следствие, признание того, что имущество не передано лизингополучателю.

    Учитывая значительное количество деталей, возникающих при передаче имущества лизингополучателю по каждому из указанных вариантов, перечислять все возможные сложности нецелесообразно. В то же время в договоре необходимо подробно прописать алгоритм действий и обязанности сторон, возникающие при передаче имущества лизингополучателю.

    К таким действиям и обязательствам, в частности, относятся:

              условия транспортировки имущества, на какой стороне лежит обязанность по транспортировке, за чей счет она осуществляется и каким транспортом. Стороне, на которую возложена эта обязанность (особенно, если такой стороной является не лизингополучатель), необходимо учитывать габариты имущества, так как существуют участки железной дороги, имеющие ограничения по провозу крупногабаритных грузов, что может привести к необходимости изменения маршрута транспортировки, и, как следствие, к увеличению издержек. Необходимо учитывать и проходимость автодорог, поскольку местом использования имущества может быть территория, не имеющая подъездных путей, пригодных, например, для провоза имущества большой массы. Решая вопрос о виде транспорта, целесообразно давать лизингополучателю предложения, рассчитанные с учетом доставки имущества различными видами транспорта, так как при определенных обстоятельствах он будет заинтересован переплатить за транспортировку, чтобы быстрее начать эксплуатацию имущества;

              уведомление лизингополучателя продавцом/лизингодателем о датах отгрузки и прибытия имущества в место его передачи (при транспортировке имущества) или о дате готовности имущества к отгрузке (при получении имущества на складе продавца/лизингодателя). Наличие указанного пункта позволит избежать споров в случае простоя транспорта, исполнить обязательства по обеспечению приемки груза станцией назначения (портом), подготовить средства транспортировки имущества от места доставки груза до места его эксплуатации, избежать простоя специалистов, привлеченных для ввода имущества в эксплуатацию, и обучения персонала. Да просто позволит лизингополучателю быть готовым к прибытию груза;

              условия приемки имущества от транспортной организации, включая ответственность за простой, обязанности по оплате стоимости разгрузочных работ и т. д. Указанное условие в первую очередь важно с точки зрения приемки имущества по количеству и качеству Необходимо предусмотреть алгоритм действий в случае прибытия товара, состоящего из меньшего количества мест, чем предусмотрено, в поврежденной таре и т. д., учитывая при этом, что коммерческий акт железной дорогой составляется зачастую только в случае прибытия груза в вагонах (контейнерах) с поврежденными пломбами, т е. необходимо предусмотреть механизм, позволяющий сторонам четко и недвусмысленно зафиксировать недостачу или повреждение груза. Что касается ответственности за простой, то, как правило, ее несет лизингополучатель, поскольку в большинстве случаев обязанности поставщика/лизингополучателя признаются исполненными либо с момента передачи товара перевозчику, либо с момента прибытия товара на станцию назначения. Соответственно, все затраты, возникающие после этого, несет лизингополучатель, если иное не предусмотрено договором, и последнему необходимо как минимум эти затраты учитывать;

              условия доставки имущества от места передачи до места монтажа. Указанная обязанность также, как правило, возлагается на лизингополучателя, но достаточно часты случаи, когда поставщик/лизингодатель, заключая договор с транспортной организацией, предусматривает обязанность по доставке груза до места эксплуатации. Эту ситуацию лизингополучателю необходимо оценивать и с точки зрения затрат, для чего нужно обладать полной информацией о стоимости соответствующих услуг;

              условия о страховании имущества на период транспортировки. Страхование и соответствующие затраты, как правило, лежат на стороне, которая обязана организовать транспортировку. Но, учитывая, что договором может быть предусмотрен переход риска случайной гибели на имущество к лизингополучателю до момента завершения транспортировки, в случае, когда сторона, организующая перевозку, не принимает на себя соответствующих обязательств, лизингополучателю целесообразно самому застраховать имущество на этот период.

    В отношении имущества, нуждающегося в монтаже (сборке), также существенным является четкое указание обязанностей сторон по выполнению указанных работ. Это условие тем более важно, что предоставление продавцом гарантийных обязательств  от соблюдения лизингополучателем порядка производства монтажных работ.

    В договоре лизинга или купли-продажи (в зависимости от избранной сторонами формы закрепления обязанностей продавца) целесообразно предусмотреть:

              условие о месте осуществления монтажных работ и сроке, в течение которого они должны быть произведены;

              перечень лиц, которым продавец может поручить монтажные работы (если монтаж осуществляется не продавцом);

              ответственность сторон за нарушение сроков ввода имущества в эксплуатацию.

    Кроме того, учитывая, что качество имущества может быть выявлено только после его ввода в эксплуатацию, целесообразно предусмотреть сроки устранения продавцом обнаруженных недостатков, а также ответственность за их нарушение.

    Отдельного внимания заслуживает ситуация, когда продавцом предмета договора лизинга является нерезидент.

    В первую очередь необходимо учитывать, что практически всегда в таких случаях условия поставки определяются Международными правилами толкования торговых терминов «Инкотермс», большинство норм которых носят диспозитивный характер и могут быть изменены соглашением сторон, что позволяет сторонам выработать максимально приемлемые для себя условия поставки.

    Достаточно часто лизингодатели настаивают на том, чтобы таможенные процедуры осуществлялись за счет поставщика нерезидента. Ситуация, при которой таможенные процедуры и, соответственно, таможенные платежи возложены на нерезидента, экономически нецелесообразна, так как при этом НДС, уплаченный продавцом нерезидентом, не может быть принят им к налоговому вычету, что, соответственно, влечет удорожание стоимости имущества на сумму таможенного НДС. Отсюда следует, что таможенные процедуры (и уплата таможенных платежей) могут быть осуществлены либо за счет лизингодателя, либо за счет лизингополучателя. Если эта обязанность возложена на лизингополучателя, в договоре необходимо четко указать его наименование, местонахождение и иные реквизиты, требуемые для таможенных органов.

    Лизинговые платежи

    Вопрос размера лизинговых платежей является для лизингополучателя ключевым; исходя из ответа на этот вопрос он принимает решение как о приобретении имущества посредством договора финансовой аренды, так и о работе с определенной лизинговой компанией. Прежде чем перейти непосредственно к описанию вопросов гражданско-правового характера, связанных с уплатой лизинговых платежей, хотелось бы обратить внимание лизингополучателей на некоторые аспекты выбора лизингодателя, сравнения предлагаемых условий лизинговых сделок.

    Рассматривая предложения, лизингополучателю необходимо их унифицировать, так как лизингодатели используют различные механизмы формирования общей суммы лизинговых платежей. Некоторые из них, предлагая расчет, приводят лизинговые платежи без учета сумм НДС, аргументируя это тем, что лизингополучатель имеет возможность принять уплаченный НДС к налоговому вычету. Кто-то приводит расчет суммы лизинговых платежей без учета налога на имущество, независимо от того, на чьем балансе будет находиться имущество. Отдельные предложения могут содержать стоимость дополнительных услуг, выделенных отдельной строкой, что при включении их в сумму лизинговых платежей приведет к удорожанию общей стоимости сделки (за счет увеличения стоимости дополнительных услуг на сумму вознаграждения лизингодателя). Резюмируя изложенное, можно рекомендовать лизингополучателям, направляя запрос в лизинговую компанию, четко указывать базовые условия интересующей их сделки, а также требовать предоставления информации о стоимости услуг, оказывающих наиболее существенное влияние на общую стоимость договора.

    Помимо вышеперечисленных, назовем ряд факторов, которые целесообразно учитывать при сравнении стоимости лизинговых платежей.

     1.        Стоимость приобретаемого имущества. Лизингополучатель может самостоятельно провести переговоры с поставщиками предмета лизинга, согласовать цену поставки и предложить лизингодателю рассчитать сумму лизинговых платежей с учетом согласованной цены имущества, условий транспортировки и монтажа. В этом случае база для расчета суммы у всех будет одинаковой, что упростит сравнение; кроме, того, лизингополучатель будет владеть полной информацией об условиях и сроках поставки предмета лизинга, что, в свою очередь, позволит ему рассчитать дополнительные издержки, связанные с доставкой и монтажом имущества. Но следует учитывать и то, что многие лизинговые компании имеют долгосрочные отношения с поставщиками, а это позволяет им получать достаточно весомые скидки, за счет чего уменьшать общую сумму лизинговых платежей. Многие лизинговые компании не скрывают указанную информацию от лизингополучателя, и поэтому в ситуации, когда переговоры с поставщиком ведет лизингодатель, имеет смысл запросить у поставщика информацию о стоимости имущества и базовых условиях поставки. Таким образом, лизингополучатель может оценить открытость лизинговой компании еще и с точки зрения полноты предоставляемой о сделке информации. Но подобная информация, на мой взгляд, должна носить факультативный характер и не включаться в текст договор лизинга. Такая позиция обусловлена тем, что в соответствии со статьей 614 ГК РФ лизинговый платеж является единым платежом за право пользования имуществом и его дробление на составляющие — стоимость имущества, возмещение процентов по кредиту, вознаграждение лизингодателя и т. д. — может стать причиной спекуляций, как со стороны участников сделки, так и со стороны налоговых органов.

    2.         Балансодержатель, срок полезного использования имущества и применяемый коэффициент. Для лизингодателя информация о балансодержателе важна, прежде всего, для определения плательщика налога на имущество. Если лизинг-получатель не пользуется региональными льготами или льготами, связанными с видом осуществляемой деятельности, то он будет уплачивать этот налог Размер применяемого коэффициента и срок полезного использования значимы для оценки остаточной стоимости имущества по истечению срока действия договора лизинга и, как следствие, для оценки налоговой нагрузки по налогу на прибыль и налогу на имущество после перехода права собственности на него к лизингополучателю.

    3.         Размер аванса и порядок его включения в состав лизинговых платежей. Требование лизингодателя о размере аванса может рассматриваться как с точки зрения готовности лизингополучателя к единовременному изъятию из оборота денежных средств, так и с точки зрения издержек налогового характера, которые подробно описаны в части, посвященной налогообложению лизинговых сделок.

    4.         График уплаты лизинговых платежей. Закон о лизинге предоставил участникам лизинговой сделки достаточно широкие полномочия в части определения размера, способа осуществления и периодичности лизинговых платежей, что позволяет им предусмотреть максимально удобные условия расчетов. Достаточно распространенной является ситуация, при которых лизингополучатель рассчитывает выплачивать лизинговые платежи за счет доходов, получаемых от использования имущества, для чего ему необходим «льготный» период уплаты лизинговых платежей в начале срока действия договора. При этом выход на запланированные обороты может происходить в течение года, и в указанный период размер лизинговых платежей должен быть минимальным. Обратная ситуация возникает в случае, когда лизингополучатель в целях уменьшения затрат по лизинговой сделке стремится погасить большую часть задолженности в начале срока действия договора. Часто формирование подобного графика инициируется лизингодателем, который, например, привлекая кредитные ресурсы на год, при двухлетнем сроке действия договора лизинга также стремится получить большую часть платежей в первый год действия договора. Что касается срока уплаты лизинговых платежей, то и они могут быть определены сторонами по своему усмотрению (ежемесячные, ежеквартальные, ежегодные и т. д.). При рассмотрении указанного вопроса лизингополучателям следует иметь в виду, что многие лизинговые компании предъявляют одинаковые требования ко всем сделкам, предусматривая только ежеквартальную уплату лизинговых платежей, что не всегда удобно и выгодно для лизингополучателя.

    Рассматривая график платежей, также необходимо учитывать, что является базой для начисления процентов. И хотя в последние годы большинство лизинговых компаний отказались от способа расчета, при котором базой для начисления процентов в течение всего срока действия договора лизинга являлась стоимость приобретения имущества без учета сумм полученного аванса и (или) перечисленных лизинговых платежей, такой вариант необходимо учитывать.

    5.         Страхование имущества. При рассмотрении предложений по страхованию имущества необходимо учитывать, чтобы все предложения покрывали одинаковый период страхования и предусматривали страхование одинаковых рисков. Более подробно эти вопросы описаны в главе, посвященной страхованию предмета лизинга.

    6.         Дополнительные услуги. Сравнение объема дополнительных услуг носит исключительно количественный характер, т. е. сравнение стоимости услуг допустимо при одинаковом их объеме, а также репутации структур, их оказывающих.

    7.         Дополнительные комиссии и сборы, взимаемые в рамках реализации сделки. Нередко лизинговые компании взимают сборы за рассмотрение заявки на лизинг, за предоставление финансирования, за конвертацию валют. Причем, как правило, лизингополучатель узнает о наличии указанных затрат только на стадии заключения договора, когда все базовые условия уже согласованы и начинать переговоры с новым лизингодателем уже нет ни сил, ни желания, и, что самое важное, времени. Во избежание подобных ситуаций лизингополучателю целесообразно на стадии подачи заявки запросить у лизингодателя информацию о наличии указанных издержек. Если же лизингополучатель дает согласие на уплату соответствующих платежей, то их целесообразно включить в состав лизинговых платежей.

    8.         Валюта сделки и валюта расчетов. Лизинговые компании, имеющие западное финансирование, обычно предусматривают в качестве валюты договора лизинга ту же валюту, что и валюта кредитного договора. Но при этом валютой расчетов являются российские рубли, что может вызвать дополнительные издержки лизингополучателя за счет курсовых разниц, а также за счет того, что устанавливаемый договором курс, как правило, выше официального. В то же время нельзя не отметить, что при падении курса рублевая стоимость имущества уменьшится.

    9.         Требования по дополнительному обеспечению сделки. Эти требования также необходимо выяснить в начальной стадии ведения переговоров, поскольку потенциальный лизингополучатель может элементарно не иметь возможности предоставить достаточные гарантии. При решении вопроса обеспечения лизинговой сделки нужно учитывать, что, как правило, требования лизинговых компаний сводятся к предоставлению либо поручительства третьих лиц, либо залога. И если поручительство зачастую предоставляется партнерскими организациями или учредителями бесплатно либо за символическую плату, то при залоге имущества у лизингополучателя могут возникнуть дополнительные издержки, связанные с оформлением и страхованием залога.

    Далее вопросы уплаты лизинговых платежей будут рассмотрены с точки зрения гражданско-правового регулирования лизинговых правоотношений.

    Согласно пункту 1 статьи 28 Закона под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя.

    Согласно приведенной норме лизинговый платеж является единым платежом за право владения и пользования имуществом, включающим в себя определенный перечень составляющих. Аналогичным образом трактуют лизинговые платежи и судебные органы, что позволяет сделать вывод о том, что в договоре отсутствует необходимость дробления платежа на несколько составляющих. Наиболее часто такое требование выдвигается лизингополучателями, что может быть объяснимо в ситуации, когда имущество учитывается на их балансе, но не всегда оправдано с точки зрения потенциальных налоговых рисков и защиты интересов лизингодателя. В первую очередь это касается рисков, связанных с произвольным выделением выкупной стоимости и ее приравнивание к сумме лизинговых платежей без учета вознаграждения лизингодателя, о чем речь пойдет ниже. Как правило, причиной таких последствий является то, что стороны, дробя лизинговый платеж на составляющие, используют формулировку «возмещение стоимости предмета лизинга», что не верно как с точки зрения гражданского законодательства, так и с точки зрения привлечения на себя лизингодателем дополнительных рисков. Еще раз повторимся, что лизинговый платеж, по аналогии с арендным платежом, является платой за владение и пользование имуществом, но не платежом в счет возмещения затрат на приобретение. В то же время непредоставления лизингополучателю информации о стоимости оказываемых дополнительных услуг и иных затрат, включенных в сумму лизинговых платежей, может негативно отразиться на отношениях к лизинговой компании. На мой взгляд, выходом из описанной ситуация может стать факультативное предоставление соответствующей информации на стадии переговоров, без включения ее в текст договора. Отдельного внимания заслуживает ситуация, при которой имущество учитывается на балансе лизингополучателя, в этом случае лизингополучателю необходимо обладать информацией о первоначальной стоимости предмета лизинга для его учета и начисления амортизации.

    К наиболее спорным с точки зрения гражданско-правового регулирования можно отнести вопросы о моменте возникновения обязанности по уплате лизинговых платежей, изменении размера лизинговых платежей, а также обязательствах лизингополучателя по уплате платежей в период с момента расторжения договора лизинга до момента фактического возврата имущества.

     В соответствии со статьей 28 Закона о лизинге обязанность лизингополучателя по уплате лизинговых платежей возникает с момента начала использования имущества, если иное не предусмотрено договором лизинга. На практике лизинговые компании, руководствуясь указанной нормой, включают в текст договора лизинга положения, в соответствии с которыми уплата осуществляется с более раннего момента, например со дня подписания договора лизинга, уплаты аванса или стоимости предмета лизинга продавцу, со дня передачи лизингополучателю имущества, нуждающегося в монтаже, но не смонтированного. Правомерность указанных действий подтверждается постановлением Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации (ВАС РФ) № 9208/02. В указанном постановлении Президиум ВАС РФ рекомендует судам при разрешении споров, связанных с определением момента возникновения обязанности по уплате лизинговых платежей, руководствоваться положениями статьи 28 Закона о лизинге и положениями договора, предусматривающими иной порядок возникновения обязательства по уплате лизинговых платежей, нежели начало использования имущества. Сославшись на то, что судом не были учтены требования статьи 28 Закона о лизинге для решения вопроса о наличии или отсутствии у предприятия денежного обязательства по внесению лизинговых платежей, ВАС РФ направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Более однозначно свою позицию выразил ФАС Поволжского округа в постановлении МА6519028/2005СА241. В частности суд указал: «Лизинговые платежи определяются договором лизинга и являются расходами, связанными с производством и реализацией, того периода, в котором возникает обязанность их оплаты по условиям договора, независимо от даты передачи предмета лизинга лизингополучателю».

    В то же время суды не всегда принимают сторону лизингодателя при разрешении споров. В частности, в постановлении ФАС Московского округа № КГА40/1081605 суд указал на то, что в соответствии со статьей 614 ГК РФ арендная плата — плата за владение и пользование. Соответственно, взыскание лизинговых платежей до начала эксплуатации имущества является неправомерным. В приведенном решении суда также обращает на себя внимание то, что согласно условиям договора лизинга до начала эксплуатации платежи квалифицировались как авансовые. И хотя суд не принял однозначного решения, сославшись на неисследовательность обстоятельств, связанных с передачей имущества лизингополучателю, подобное решение ставит под сомнение правомерность взимания лизинговых платежей до момента ввода имущества в эксплуатацию. В рассматриваемом вопросе мы вновь возвращаемся к теме соотношения норм ГК РФ и Закона. С одной стороны статья 28 Закона содержит четкое и недвусмысленное указание на правомерность взимания лизинговых платежей с любой даты, не зависимой от факта эксплуатации имущества, с другой — указанная норма, очевидно, противоречит ГК РФ, что недопустимо с точки зрения пункта 2 статьи 3 ГКРФ.

    Учитывая неоднозначность ситуации, лизингополучатель должен понимать, что при наличии обязательств по уплате лизинговых платежей с момента иного, чем начало эксплуатации имущества, ни поставка имущества ненадлежащего качества, ни нарушение поставщиком сроков поставки не повлияют на его обязанность уплачивать лизинговые платежи с момента, предусмотренного договором лизинга. То есть фактически он будет вынужден оплачивать владение имуществом, которое не может быть использовано для извлечения дохода. Учитывая, что зачастую лизингополучатель рассчитывает покрывать лизинговые платежи за счет доходов, получаемых от использования лизингового имущества, подобная ситуация, очевидно, ставит лизингополучателя в сложное положение.

    Таким образом, лизингополучателю в подобных случаях целесообразно настаивать на включении в текст договора условия, освобождающего его от уплаты лизинговых платежей до момента начала использования имущества, а в случае выявления недостатков имущества — до момента их устранения. Указанное условие может корреспондировать с обязанностью поставщика по уплате неустойки и (или) включением в текст договора поставки условия, в соответствии с которым часть стоимости имущества будет оплачена после приемки его по качеству.

    Описанная ситуация основана на ненадлежащем исполнении обязательств продавцом. И хотя лизингодатель не отвечает за исполнение последним обязательств, формально имущество не передано лизингополучателю (передано с недостатками), и предмет для спора действительно существует. С иной точки зрения должна рассматриваться ситуация, при которой имущество передано в надлежащей комплектности и надлежащего качества, но по причинам, зависящим исключительно от воли лизингополучателя, — не вводится в эксплуатацию. Можно предположить, что в указанном случае позиция суда не будет на стороне лизингополучателя. В то же время во избежание негативных последствий в договоре целесообразно прописать четкие сроки монтажа (ввода имущества в эксплуатацию) и в качестве последствия нарушения таких сроков обязанность лизингополучателя по уплате лизинговых платежей с даты, следующей за датой, в которую лизингополучатель обязан завершить монтажные работы независимо от завершения работ.

    В случае же выбора продавца лизингодателем вероятность положительного для лизингодателя разрешения спора о взыскании лизинговых платежей существенно уменьшается, так как он в соответствии со статьей 670 ГК РФ несет солидарную с поставщиком ответственность за выполнение последним условий и договора поставки. Соответственно, до передачи имущества надлежащего качества лизингодатель не может быть признан лицом, исполнившим обязательства по договору лизинга, что позволяет лизингополучателю, несмотря на наличие в договоре финансовой аренды пункта, предусматривающего его обязательство по уплате лизинговых платежей с момента иного, нежели начало эксплуатации имущества, воспользоваться правами, предусмотренными пунктом 2 статьи 328 ГК РФ. Согласно указанной статье, «в случае непредоставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения обязательства либо наличия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства либо отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков».

    Можно предположить, что в случае выхода имущества из строя в течение срока действия договора лизинга, ситуация с обязательствами по уплате лизинговых платежей будет менее спорна. В случае выбора поставщика лизингополучателем, после передачи последнему имущества в состоянии, отвечающем условиям договора, у лизингодателя, даже с учетом вышеприведенной судебной практики, отсутствуют какие либо обязательства перед лизингополучателем в отношении качества и комплектности имущества, его ремонта, в том числе и гарантийного, если иное не предусмотрено договором лизинга. В случае же выбора поставщика лизингодателем, учитывая, что требования из контракта могут быть предъявлены лизингополучателем, как поставщику, так и лизингодателю, лизингополучатель имеет возможность приостановить уплату лизинговых платежей на период устранения выявленных недостатков. Во избежание споров, вышеперечисленные условия также целесообразно закрепить в договоре.

    Еще одним вопросом, который зачастую поднимается сторонами на стадии заключения договора лизинга, является вопрос изменения общей суммы лизинговых платежей. В соответствии с пунктом 2 статьи 28 Закона о лизинге размер лизинговых платежей может изменяться в сроки, предусмотренные договором, но не чаще одного раза в квартал. Эта норма закона носит императивный характер и не может быть изменена соглашением сторон. Иными словами, независимо от наступления тех обстоятельств, с которыми договор связывает право лизингодателя на изменение суммы лизинговых платежей, он не вправе изменять их чаще одного раза в три месяца.

    Обычно к обстоятельствам, которые предоставляют лизингополучателю право на пересмотр общей суммы лизинговых платежей, относятся:

               введение новых ставок налогов, сборов и приравненных к ним платежей;

              изменение порядка расчетов и сроков уплаты налога;

              изменение размера стоимости услуг по страхованию имущества;

              увеличение стоимости кредитных ресурсов, привлеченных для финансирования лизинговой сделки;

              увеличение стоимости дополнительных услуг, оказываемых лизингодателем в соответствии с условиями договора финансовой аренды (лизинга).

    Не все из перечисленных оснований изменения размера лизинговых платежей можно признать безусловными. Пожалуй, наименьшие вопросы вызывает пересмотр стоимости договора в случае изменения ставок налогов и сборов. При этом, учитывая тенденции последних лет, вероятность их уменьшения значительно выше, чем увеличения. Соответственно, лизингополучателю следует обратить внимание на то, чтобы уменьшение налогов также являлось основанием для пересмотра стоимости договора.

    Что касается остальных случаев изменения стоимости договора, то у лизингополучателя существуют все основания для того, чтобы ограничить права лизингодателя на изменение общей стоимости договора определенными условиями. Например, говоря об увеличении стоимости кредитных ресурсов, следует учитывать, что на момент передачи имущества кредит уже получен и процентная ставка зафиксирована. В соответствии с условиями кредитных договоров пересмотр процентов за пользование кредитными ресурсами, как правило, не производится, но в случае нарушения сроков погашения кредита или процентов договором может быть предусмотрено повышение процентной ставки на период до того, как нарушение будет устранено. Таким образом, соглашаясь с правом лизингодателя на увеличение суммы договора, если увеличится стоимость кредитных ресурсов, лизингополучателю целесообразно обусловить такое увеличение наличием собственной вины и периодом, в течение которого действовало нарушение. Лизингодателю в указанной ситуации следует учитывать, что приведенный выше порядок увеличения стоимости по своей правовой природе является компенсацией убытков лизингодателя, вызванных несвоевременной уплатой лизинговых платежей, в силу чего может применяться независимо от обязательств лизингополучателя по уплате неустойки.

    Аналогична ситуация и при изменении общей суммы лизинговых платежей в результате увеличения стоимости услуг по страхованию. Как правило, увеличение тарифов страховой компанией обусловлено количеством наступивших страховых случаев. Соответственно, если использование имущества не повлекло за собой наступления страхового случая, то вряд ли увеличение суммы лизинговых платежей для такого лизингополучателя можно признать обоснованным.

    При заключении договора лизинга также необходимо учитывать, что ситуации, когда общая стоимость договора рассчитана на основании согласованного сторонами порядка (алгоритма), изменение таких переменных, как среднемесячный рост инфляции, стоимость услуг, приобретаемых лизингодателем в целях реализации договора, не признаются арбитражной практикой как пересмотр цены договора.

    Аналогичной позиции Президиум ВАС РФ придерживается и в отношении изменения общей стоимости договора лизинга, в соответствии с которым сумма лизинговых платежей определена в рублевом эквиваленте иностранной валюты. В указанном случае изменение «рублевой» стоимости договора лизинга признается установлением механизма исчисления стоимости услуги. В последнее время участились разговоры о запрете на установление цены договора в иностранной валюте и условных единицах. Говорить о таких ограничениях преждевременно, так как соответствующее право предусмотрено ГК РФ (ст. 317), изменить который достаточно сложно. Однако проект закона о внесении изменений в ГК РФ, предусматривающий соответствующий запрет, распространяется только на цены, устанавливаемые публичным договором.

    Еще одна ситуация, которая, как ни странно, случается достаточно часто, — перечисление лизингополучателем излишних сумм лизинговых платежей. Естественно, что в таком случае наиболее простым и логичным способом является возврат излишне утраченных сумм лизингополучателю. Когда же в силу, каких либо причин стороны не заинтересованы в подобной операции, им следует учитывать, что такие платежи согласно письму Минфина РФ № 030304/2/79 квалифицируются как авансовые, и, соответственно, лизингополучатель не имеет право отнести их на расходы и принять к вычету НДС, уплаченный в их составе.

    Плата за пользование имуществом в случае досрочного расторжения договора лизинга

    в соответствии со статьей 622 ГК РФ в случае нарушения лизингополучателем сроков возврата имущества, предусмотренных договором, в том числе в случае досрочного расторжения договора, лизингодатель вправе потребовать от лизингополучателя внесения лизинговых платежей за период просрочки. При рассмотрении спора, связанного с взысканием лизингодателем суммы лизинговых платежей за период, прошедший с момента расторжения договора лизинга. Федеральный арбитражный суд Московского округа в постановлении № КГА40/2901 04 сделал ряд значимых для участников лизинговых правоотношений выводов. В частности, суд со ссылкой на положения параграфа 1 главы 34 ГК РФ (общие положения об аренде) указал, что договор лизинга является одной из разновидностей арендных правоотношений, в силу чего к нему применяются нормы статьи 622 ГК РФ. Кроме того, суд признал необоснованной ссылку лизингополучателя на положения статьи 453 ГК РФ, в соответствии с которой при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, в силу того, что расторжение договора лизинга не освобождает должника от выполнения обязательств, в частности, внесения лизинговых платежей, возникших в период действия договора. Комментируя приведенную позицию суда, следует отметить, что для целей взыскания лизинговых платежей не имеет значения основание, по которому договор прекратил свое действие. Таким основанием может являться как досрочное расторжение договора на основании решения суда или в порядке одностороннего отказа, так и расторжение договора соглашением сторон. Лизингодателям также следует учитывать, что в случае несвоевременного возврата имущества лизингодатель вправе взыскать с лизингополучателя помимо суммы лизинговых платежей и неустойки еще и убытки в части, не покрытой неустойкой. Указанное право обусловлено пунктом 6 статьи 17 Закона о лизинге, и лизингодатель вправе им воспользоваться, если договором лизинга прямо не предусмотрен отказ от соответствующего права.

    Еще один вопрос, связанный с лизинговыми платежами, может возникнуть в случае, когда договором лизинга предусмотрен переход к лизингополучателю права собственности после уплаты всей суммы лизинговых платежей. В последнем случае сторонам необходимо соблюсти формальности, связанные с оформлением такого перехода, например, подписав соответствующий акт, поскольку в отсутствие такого акта имущество продолжает оставаться в собственности лизингодателя, а, следовательно, лизингополучатель продолжает использовать не принадлежащее ему имущество, что дает лизингодателю формальное право на то, чтобы взыскать с лизингополучателя лизинговые платежи в вышеописанном порядке. И хотя арбитражная практика в рассматриваемом вопросе складывается скорее в пользу лизингополучателя, создавать прецеденты лизингополучателю, наверное, нет никакого смысла.

    Авансовые платежи и платежи в счет выкупной стоимости имущества

    По своей правовой природе оба вида платежей являются коммерческим кредитом, что предполагает их возвратность, за исключением случаев, когда обязательства лизингодателя исполнены в полном объеме и суммы авансовых платежей переквалифицированы в платежи в счет стоимости товаров, работ, услуг. Указанные требования законодательства имеют существенное значение при досрочном расторжении договора лизинга. Поскольку в указанном случае велика вероятность того, что авансовые платежи еще не зачтены в счет лизинговых платежей, а платежи в счет выкупной стоимости сохраняют статус авансовых до момента перехода к лизингополучателю права собственности на имущество, которого, очевидно, уже не произойдет, у лизингодателя возникает формальная обязанность вернуть суммы полученных авансов, независимо от факта неисполнения лизингополучателем принятых на себя обязательств.

    Решением указанной проблемы для лизингодателя может являться включение в текст договора лизинга условия, в соответствии с которым авансовые платежи и платежи в счет выкупной стоимости имущества сохраняют указанный статус до момента неисполнения лизингополучателем обязательств. После чего они направляются в счет погашения возникшей задолженности в порядке, предусмотренном статьей 319 ГК РФ. В случае устранения лизингополучателем нарушения договора новые платежи восстанавливают «авансовый фонд». Таким образом, можно говорить о том, что авансовые платежи будут носить характер не только предварительной оплаты, но и задатка в счет обеспечения надлежащего исполнения обязательств.

    Уступка прав в рамках лизинговой сделки

    Уступка прав лизингополучателем

    Прежде всего, необходимо отметить, что лизингополучатель, не являясь собственником имущества, лишен права им распоряжаться, т. е. совершать сделки, предусматривающие переход права собственности на имущество к третьему лицу (продавать предмет лизинга, вносить его в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных обществ и товариществ). Лизингополучатель не вправе передавать предмет лизинга в залог, поскольку этим правом обладает только собственник имущества (ст. 335 ГК РФ).

    Совершение иных действий в отношении имущества, являющегося предметом договора лизинга, допускается исключительно с письменного согласия лизингодателя. Несоблюдение условия о письменном согласии лизингодателя влечет признание сделки ничтожной.

    К действиям, связанным с уступкой лизингополучателем прав по договору лизинга, относятся передача имущества в сублизинг и заключение договора перенайма.

    Уступка лизингополучателем прав по договору лизинга обычно обусловлена либо неплатежеспособностью лизингополучателя, либо отсутствием у него необходимости в использовании имущества, в том числе необходимости переоформить имущество и обязательства, основанные на его использовании, на дочернюю или партнерскую организацию.

    В первом случае более логичным будет заключение договора перенайма, позволяющего исключить неплатежеспособного лизингополучателя из субъектного состава правоотношений. Такая необходимость обусловлена тем, что, согласно статье 615 ГК РФ, при заключении договора сублизинга обязанным перед лизингодателем остается лизингополучатель. Что, в свою очередь, лишает стороны возможности предусмотреть в договоре сублизинга обязанность сублизингополучателя вносить платежи непосредственно на счет лизинговой компании, необходимость либо проводить такие платежи через счета неплатежеспособного лизингополучателя, либо перечислять каждый платеж на основании его письменного распоряжения. При этом необходимо учитывать, что если договор сублизинга предусматривает обязательства сублизингополучателя уплачивать платежи непосредственно на счет лизингодателя, такие платежи не могут быть отнесены на расходы сублизингополучателя. В обеих ситуациях лизингодатель и сублизингополучатель сохраняют зависимость от лизингополучателя, что, естественно, не нужно ни тому, ни другому. При перенайме в соответствии с положениями той же статьи 615 ГК РФ происходит полная замена лица в обязательстве. То есть место лизингополучателя «А» занимает лизингополучатель «Б», к которому переходят все права и обязанности первого по договору лизинга. Таким образом, договор лизинга остается неизменным, за исключением наименования лизингополучателя. Поскольку к перенайму применяются общие правила о перемене лиц в обязательстве, договор перенайма не может быть заключен без согласия лизингополучателя, но сложно предположить, что он откажется от заключения такого договора в ситуации неплатежеспособности, и вот почему. Нарушение лизингополучателем условий договора дает лизингодателю право на его расторжение и изъятие имущества. В результате чего лизингополучатель не только лишится права пользования имуществом и права на его выкуп по истечении срока действия договора, но и будет вынужден компенсировать убытки лизингодателя. В результате же заключения договора перенайма лизингополучатель не только не понесет дополнительных затрат, но и получит возможность уступить свои права по договору лизинга за определенную сумму (пусть и несоизмеримую с суммой выплаченных лизинговых платежей). Размер такой суммы, естественно, определяется путем переговоров.

    При заключении договора перенайма, как и при расторжении договора, необходимо решить судьбу авансовых платежей лизингополучателя, поскольку они перечислены в счет стоимости услуг, которые уже не будут оказаны лизингодателем, а, следовательно, последний не вправе обратить на них взыскание. Поскольку перенайм не влечет за собой изменения объема прав сторон, судьба авансовых платежей должна определяться с учетом того, что аванс, уплаченный первоначальным лизингополучателем, не возвращается последнему, новый же лизингополучатель компенсирует первоначальному лизингополучателю остаток неиспользованного аванса, что опять же происходит без участия лизингодателя.

    Отдельного внимания при перенайме заслуживает вопрос о требованиях нового лизингополучателя к поставщику имущества. В отличие от ситуации с сублизингом указанный вопрос законодательством не урегулирован. В силу этого новому лизингополучателю целесообразно обязать лизингодателя уведомить поставщика о такой смене, а также предусмотреть свое право предъявлять к поставщику требования в случае обнаружения недостатков товара, в том числе связанных с гарантийными обязательствами.

    Что касается договора сублизинга, то в первую очередь следует решить вопрос о квалификации данного договора. С одной стороны право на передачу имущества в сублизинг прямо предусмотрено статьей 8 Закона о лизинге, с другой стороны, при сублизинге отсутствует факт специального приобретения имущества для его последующей передачи в лизинг, на что в частности обратил внимание ФАС Поволжского округа в постановлении № А657514/04СГ3. В частности, суд указал, что между лизингополучателем и субарендатором возникают отношения аренды, так как отсутствует один из основополагающих признаков лизинга — инвестирование денежных средств первоначального лизингополучателя арендодателя по договору субаренды. Приведенная позиция неоднозначна, так как договор сублизинга является производным от основного договора лизинга, в котором законом предусмотренные формальности полностью соблюдены. К сублизингу же законодатель не предъявил требования об инвестировании денежных средств. В то же время заключение договора субаренды, а не договор лизинга, не повлечет для сторон дополнительных издержек и не отразится на налоговой нагрузке. Так как и субарендатор, и сублизингополучатель вправе увеличивать свои расходы на суммы арендных и лизинговых платежей, а коэффициент ускоренной амортизации в любом случае применяет сторона договора лизинга, учитывающая имущество на своем балансе (т. е. лизингодатель или лизингополучатель), передача имущества третьему лицу в сублизинг или субаренду никак не отразится на праве на применение такого коэффициента.

    При заключении договора сублизинга, помимо уже указанного требования о том, что обязанным перед лизингодателем в течение всего срока действия этого договора остается лизингополучатель, необходимо учитывать следующие законодательные требования:

              договор сублизинга не может быть заключен на срок, превышающий срок действия договора лизинга (ст. 615 ГК РФ);

              в случае расторжения договора лизинга сублизингополучатель имеет право на заключение договора лизинга на условиях заключенного договора сублизинга и в пределах установленного им срока (ст. 618 ГК РФ);

              при передаче имущества в сублизинг право требования к продавцу переходит к лизингополучателю по договору сублизинга (ст. 8 Закона о лизинге).

    Остановимся более подробно на праве сублизингополучателя в случае расторжения договора лизинга заключить договор с лизингодателем на условиях расторгнутого договора. На мой взгляд, положения параграфа 1 главы 34 ГК РФ в данном случае вступают в противоречие с нормами параграфа 6, в силу чего не подлежат применению в части права сублизингополучателя на заключение договора лизинга, на условиях ранее действовавшего договора лизинга. Приведенная позиция основана на том, что в случае расторжения первоначального договора стороны заключат договор лизинга, предметом которого будет являться имущество, находящееся в собственности лизингодателя, т. е. не исполняется требование о специальном приобретении имущества для его последующей передачи лизингополучателю. Соответственно, такой договор будет признан недействительным. Единственным выходом из сложившейся ситуации будет являться заключение договора аренды, но в этом случае, в силу отсутствия права на применение коэффициента 3, сумма платежей неизбежно изменится, в силу чего договор не может быть заключен на тех же условиях, что и первоначальный. Во избежание последующих споров с сублизингополучателем целесообразно прописать соответствующие ограничения в договоре сублизинга.

    Для нового лизингополучателя в подобных случаях может возникнуть и вопрос о приобретении права собственности на имущество по истечении срока действия договора аренды. Вопрос о переходе права собственности на имущество может быть решен в рамках статьи 624 ГК РФ, т. е. заключением договора аренды с правом выкупа.

    Законодательство предъявляет требование о письменном согласии лизингодателя на заключение лизингополучателем договора сублизинга. Такое согласие может быть оформлено как письмо. Но, учитывая, что для лизингодателя является существенным соблюдение сублизингополучателем обязательств лизингополучателя, ему целесообразно выступить в качестве третьей стороны в договоре сублизинга. А для этого в договоре лизинга необходимо предусмотреть условие, в соответствии с которым имущество передается в сублизинг на основании трехстороннего договора. Соответственно, и все изменения будут вноситься в договор сублизинга с подписанием трехстороннего документа.

    Поскольку ответственным перед лизингодателем остается лизингополучатель, для лизингодателя не имеет значения стоимость услуг по предоставлению имущества в сублизинг фактически же размер сублизинговых платежей будет определяться исходя из того, возникнет ли у сублизингополучателя право на выкуп имущества по его остаточной стоимости после истечения срока действия договоров сублизинга и лизинга. В соответствии с законодательством о лизинге право на выкуп лизингового имущества по истечении срока действия договора и после уплаты всей суммы лизинговых платежей и выкупной стоимости предоставлено лизингополучателю. Заключая договор лизинга, лизингодатель принимает на себя корреспондирующую обязанность продать имущество по остаточной или близкой к остаточной стоимости лизингополучателю. Соответственно, ни законодательство, ни договор лизинга не налагают на лизингодателя обязанности продать имущество сублизингополучателю. Исходя из этого сублизингополучатель и должен согласовывать условия договора лизинга. Возможны два варианта развития ситуации. При первом — сублизингополучатель использует имущество в течение срока действия договора сублизинга и не претендует на последующий его выкуп. Соответственно, и стоимость субарендных платежей должна определяться без учета реальной стоимости на момент прекращения договора. Во втором варианте сублизингополучатель может рассчитывать на выкуп имущества по истечении срока действия договора сублизинга. При этом очевидно, что сумма сублизинговых платежей будет соизмерима с суммами лизинговых платежей. Но в рассматриваемой ситуации отдельного внимания заслуживает вопрос оформления перехода права собственности на имущество по истечении срока действия договора.

    При этом необходимо учитывать следующие факторы:

              лизингополучатель выплатил, какую то часть лизинговых платежей и, отказываясь от права на выкуп имущества по истечении срока действия договора, вправе требовать компенсации этих сумм;

              собственником имущества в течение всего срока действия договора сублизинга остается лизингодатель, и переход права собственности к сублизингополучателю возможен только после перехода права собственности к лизингополучателю. То есть в данном случае продажа имущества лизингополучателем будет условной сделкой, поставленной в зависимость от того, перейдет ли право собственности к лизингополучателю по истечении срока действия договора лизинга, что, естественно, влечет для сублизингополучателя дополнительные риски.

    Решением указанной проблемы могло бы стать подписание трехстороннего соглашения, в соответствии, с условиями которого лизингополучатель уступает право на выкуп имущества сублизингополучателю, а лизингодатель принимает на себя соответствующую обязанность.

     Уступка прав лизингодателем

    В соответствии со статьей 18 Закона о лизинге лизингодатель может передать (переуступить) свои права и обязанности третьему лицу как полностью, так и частично (договор цессии). Кроме того, лизингодатель — собственник имущества — вправе передать предмет договора лизинга в залог на стадии заключения договора (залог имущества, которое будет приобретено в будущем), а также в течение срока действия договора лизинга. Помимо этого лизингодатель вправе продать имущество, являющееся предметом договора лизинга. Далее будут рассмотрены спорные вопросы, возникающие при реализации указанных сделок, а также получить финансирование под уступку денежного требования (лизинговых платежей), заключив договор факторинга.

    Итак, лизингодатель может переуступить свои права по договору лизинга полностью или частично (как правило, один или несколько лизинговых платежей, в том числе просроченных). Однако арбитражными судами неоднократно выносились взаимоисключающие решения как о недопустимости частичной уступки прав по арендным сделкам, так и признающие отсутствие в законодательстве каких либо запретов на осуществление указанных действий.

    Первая позиция судов основывается на том, что уступка прав требования регулируется положениями главы 24 ГК РФ — перемена лиц в обязательстве, а, следовательно, допускается только при условии «полного выхода» стороны, уступающей право, из договора.

    Исходя из приведенной позиции, уступка прав по договору лизинга будет бесспорной, если произойдет замена лизингодателя и при этом к новому лизингодателю перейдет право собственности на предмет договора лизинга на основании договора купли-продажи или иного соглашения.

    Существует и иная позиция судов, допускающая возможность уступки лизингодателем права на часть лизинговых платежей. В частности в постановлении ФАС Московского округа № КГА40/778604 указано, что «из статьи 384 ГК РФ прямо вытекает возможность частичной уступки права (требования). Частичная уступка требования возможна, если требование является делимым, т. е. если требование может быть разделено на части без ущерба (утраты свойств остальных его частей)». Но более весомым аргументом являются положения статьи 18 Закона о лизинге, которая прямо предусматривает право на частичную уступку прав в рамках лизинговых правоотношений.

    В ситуации, когда лизингодатель продает предмет договора лизинга третьему лицу, вопросов, подобных изложенному, естественно, не возникает. Однако подобная сделка также имеет «подводные камни», когда речь идет о договоре, предусматривающем обязанности лизингодателя по истечении срока действия договора передать право собственности на предмет договора лизингополучателю. В этом случае необходимо учитывать, что лизингодатель продает имущество, обремененное обязательствами не только со стороны лизингополучателя, но и с его стороны (обязательство продать имущество по истечение срока действия договора), а, следовательно, к такой продаже имущества будут применимы общие положения о переводе долга, предусмотренные статьей 391 ГК РФ. В соответствии с указанной статьей перевод долга допускается исключительно с согласия кредитора, т. е. необходимо получить согласие лизингополучателя на продажу имущества.

    Во избежание последующих споров с лизингополучателем на стадии заключения договора целесообразно предусмотреть право продавца на продажу имущества третьему лицу без указания его наименования. Тогда можно (по аналогии) руководствоваться мнением Президиума ВАС РФ, касающимся вопросов перенайма, в соответствии с которым «по воле сторон договора аренды согласие арендодателя может быть выражено в самом договоре, что освобождает арендатора от обязанности получать такое согласие на каждую конкретную сделку». Здесь аналогия уместна, так как сторонами соблюдается условие о письменной форме согласия, а порядок его получения главой 24 ГК РФ не предусмотрен.

    Рассматривая вопросы о правовых последствиях продажи имущества, лизингополучателю также необходимо учитывать общие положения ГК РФ об аренде. В соответствии со статьей 617 переход права собственности на сданное в аренду имущество другому лицу не является основанием для расторжения или изменения договора. Таким образом, на новом собственнике имущества, как и на лизингодателе, лежат обязанности, предусмотренные договором лизинга, в том числе обязанность передать право собственности на имущество по истечении срока действия договора.

    Итак, в случае продажи лизингодателем имущества третьему лицу, какие либо дополнительные риски не возникают Аналогичны правовые последствия и при обращении взыскания на заложенное имущество, являющееся предметом договора лизинга. В указанном случае право собственности на имущество переходит к лицу, приобретающему заложенное имущество со всеми обременениями. Но при залоге лизингового имущества у лизингополучателя возникают дополнительные риски, если этот залог обеспечивает иное, нежели договор лизинга, обязательство. В качестве примера можно привести ситуацию, когда лизинговая компания передает предмет лизинга в залог для обеспечения обязательств по возврату денежных средств, полученных в рамках кредитной линии, срок которой превышает срок действия договора лизинга. В этой ситуации существует риск, что на момент, с которым договор лизинга связывает переход права собственности на лизинговое имущество, оно будет обременено залогом, что прямо и, безусловно, ограничивает права лизингополучателя как нового собственника.

    Аналогичная ситуация может возникнуть, если на момент перехода права собственности к лизингополучателю в отношении имущества будет осуществляться процедура обращения взыскания или реализации. И если выходом из первой ситуации может быть включение в текст договора лизинга условия, не допускающего возможность заключения договора залога на срок, превышающий срок действия договора лизинга, то из второй ситуации вряд ли можно предложить какой либо выход, кроме включения в текст договора условия, обязывающего лизингодателя компенсировать убытки, причиненные лизингополучателю в результате обращения взыскания на заложенное имущество.

    Говоря о продаже предмета договора лизинга и его залоге, так же следует учитывать, что в соответствии с пунктом 3 статьи 18 Закона о лизинге лизингодатель обязан уведомить лизингополучателя о правах третьих лиц на предмет лизинга. В то же время Закон не предусматривает ни форму такого уведомления, ни последствия нарушения указанного требования.

    И в заключение несколько слов о факторинговых операциях. По своей правовой природе, являясь разновидностью правоотношений, связанных с уступкой прав требования, имеет ряд существенных отличий. Прежде всего, следует заметить, что факторинг в соответствии со статьей 825 ГК РФ является лицензируемым видом деятельности. При этом законодательство о лицензировании не содержит норм, предусматривающих порядок и условия лицензирования факторинговой деятельности для юридических лиц, за исключением кредитных организаций. Таким образом, в настоящее время договор факторинга может быть реализован только с участием кредитной организации. Что касается содержания сделки, то финансирование под уступку денежного требования может осуществляться в форме кредита, предоставляемого лизингодателю и обеспеченного лизинговыми платежами, а также в форме приобретения кредитной организаций прав в отношении лизингового контракта. Учитывая возмездность услуги для лизингодателя, лизинговые компании идут на такие сделки в достаточно редких случаях, то же касается и обеспечения кредита лизинговыми платежами. Таким образом, в настоящее время количество факторинговых сделок фактически близко к нулю.

    Срок действия договора. Риск признания договора лизинга притворной сделкой вследствие заключения на короткий срок

    Срок действия договора лизинга устанавливается соглашением сторон (п. 1 ст. 610 ГК РФ).

    Существующее законодательство не связывает срок договора лизинга со сроком полной амортизации имущества. Кроме того, ГК РФ ограничивает законодателя в возможности установления такого срока. Согласно статье 610 ГК РФ, может быть установлен только максимальный (предельный) срок аренды, а соответственно, и лизинга.

    Таким образом, для внесения изменений, устанавливающих срок действия договора лизинга (его увязывание со сроком амортизации имущества), потребуется внести изменения, как в ГК РФ, так и в Закон о лизинге. Это дает право говорить о том, что ситуация неопределенности относительно установления минимального срока действия договора лизинга сохранится в течение достаточно продолжительного времени. В такой ситуации возрастает риск признания договора лизинга, заключенного на срок, меньший периода, соизмеримого со сроком полной амортизации имущества, притворной сделкой.

    Сложность ситуации обусловлена и отсутствием арбитражной практики по этому вопросу, но, как показывает практика сделок, в отношении которых проводились налоговые проверки, срок действия договора не вызывает нареканий со стороны налоговых органов в случае, когда превышает 5065 % от периода полной амортизации имущества, рассчитанного с использованием коэффициента ускоренной амортизации 3.

    Единственный пример из арбитражной практики, который можно привести, и то скорее по аналогии, это постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа № Ф04679/2005 (21082А2725). Суд в частности указал, что досрочное внесение лизингополучателем лизинговых платежей не дает оснований для признания договора лизинга притворной сделкой в ситуации, когда формальные требования, предъявляемые законодательством к договору лизинга сторонами, соблюдены. При этом суд отклонил доводы о том, что договор лизинга содержит признаки договора купли-продажи.

    Расторжение договора лизинга

    Как и любая иная сделка, договор лизинга, может быть, расторгнут по соглашению сторон. Однако, учитывая, что большинство договоров лизинга предусматривает последующую передачу права собственности на имущество к лизингополучателю, досрочное расторжение договора по соглашению сторон и возврат имущества лизингодателю являются достаточно редкой практикой. В то же время часто возникает вопрос о досрочном выкупе имущества и последствиях такой сделки.

    Вопрос о досрочном выкупе имущества можно решить как на стадии заключения договора, так и в ходе реализации лизинговой сделки. В любом случае положительное решение этого вопроса зависит от воли лизингодателя, для которого основным ограничением на досрочное расторжение договора является зависимость от кредитной (или иной) организации, финансирующей данную сделку. Не всегда условия кредитного договора позволяют лизинговой компании досрочно погасить кредит, а если и позволяют, то влекут дополнительные издержки лизингодателя, связанные с уплатой банку штрафных санкций.

    Если же лизинговая компания готова на досрочное расторжение договора и передачу права собственности лизингополучателю, сторонам необходимо учитывать следующие нюансы:

    • лизингодателю важно обезопасить себя от рисков, связанных с признанием договора лизинга притворной сделкой, т. е. сделкой, прикрывающей договор купли-продажи товара с рассрочкой платежа. Учитывая сказанное в разделе 2.7, договор следует расторгать не ранее, чем истечет 50 % срока амортизации, рассчитанного с учетом применения ускоряющего коэффициента;

    • для лизингополучателя определяющим является экономический эффект такой сделки, т. е. цена, по которой лизингодатель готов продать имущество. Такой эффект прежде всего основан на уменьшении цены договора лизинга на сумму процентов, подлежащих уплате по кредитному договору, с учетом особенностей, изложенных выше.

    При досрочном расторжении договора у лизингополучателя возникает упущенная выгода, которую он абсолютно обоснованно попытается частично компенсировать, т. е. цена предмета лизинга в любом случае не будет соответствовать остаточной стоимости имущества.

    Второй важный момент, о котором не следует забывать лизингополучателю, — это то, что с момента перехода к нему права собственности на предмет договора лизинга он утрачивает право применять коэффициент ускоренной амортизации и амортизирует имущество в общем порядке, что увеличивает налоговую нагрузку по сравнению с условиями договора лизинга.

    Расторжение договора по инициативе лизингополучателя

    Учитывая, что в большинстве случаев договор лизинга предусматривает условие, в соответствии с которым продавца выбирает лизингополучатель, последнему весьма проблематично расторгнуть договор по иному основанию, нежели несвоевременная поставка имущества по обстоятельствам, за которые отвечает лизингодатель (нарушение продавцом срока поставки имущества вследствие несвоевременной оплаты товара, нарушение условий и сроков осуществления таможенных процедур, нарушение иных обязательств, исполнение которых законом или договором возложено на лизингодателя).

     Основания досрочного расторжения договора по инициативе лизингополучателя приведены в статье 620 ГК РФ.

    Она перечисляет следующие основания для расторжения договора лизинга в судебном порядке:

              непредоставление имущества арендатору в пользование;

              препятствование эксплуатации имущества в соответствии с условиями договора или назначением имущества;

              наличие в имуществе недостатков, препятствующих его использованию, при условии, что наличие таких недостатков не было оговорено при заключении договора, недостатки не были заранее известны арендатору и не должны были быть обнаружены арендатором во время осмотра имущества или проверки его исправности при заключении договора;

              неосуществление лизингодателем капитального ремонта имущества при условии, что такая обязанность возложена на лизингополучателя;

              непригодность имущества для использования в силу обстоятельств, за которые арендатор не отвечает.

    Рассмотрение последствий расторжения договора для лизингополучателя по основаниям, указанным в статье 620 ГК РФ, за исключением основания, связанного с капитальным ремонтом, заслуживают особого внимания в силу специфики лизинговых правоотношений.

    Наименьшие вопросы вызывает расторжение договора по причине препятствования эксплуатации предмета лизинга. Под препятствованием следует понимать ограничения физического и юридического характера, создаваемые лизингодателем, если такие ограничения прямо не предусмотрены договором. В рассматриваемой ситуации необходимо учитывать, что в соответствии со статьей и Закона о лизинге лизингодатель вправе установить определенные ограничения по владению и пользованию имуществом (например, определить регион места эксплуатации имущества, предусмотреть минимальный опыт управления транспортным средством водителя лизингополучателя). Такие ограничения нельзя рассматривать как основание для расторжения договора, в силу того что они установлены в пределах компетенции лизингодателя и лизингополучатель, подписывая договор, их принят. Кроме того, при условии надлежащего исполнения лизингополучателем принятых на себя обязательств какие либо препятствия лизингодателя в эксплуатации имущества крайне маловероятны. Также маловероятно расторжение договора вследствие неисполнения лизингодателем обязательств по капитальному ремонту. Дело в том, что по статье 21 Закона о лизинге обязанность по текущему и капитальному ремонту возложена на лизингополучателя, если иное не предусмотрено договором, и в сегодняшней практике случаи возложения капитального ремонта предмета лизинга на лизингодателя достаточно редки. В связи с этим систематизировать их не представляется целесообразным.

    Что касается расторжения договора лизинга по иным основаниям, предусмотренным статьей 620 ГК РФ, то их следует рассматривать в первую очередь с точки зрения соотношения норм параграфа 1 и 6 главы 34 ГК РФ. В соответствии со статьей 625 ГК РФ общие положения об аренде (параграф 1) применяются к лизинговым правоотношениям при условии, что иное не предусмотрено параграфом 6. Статья 668 ГК РФ предусматривает право лизингодателя на расторжение договора лизинга исключительно в случае, когда передача предмета лизинга не произведена лизингополучателю по вине продавца. Учитывая наличие вышеприведенной нормы и ее приоритет над положениями статьи 620 ГК РФ, можно сделать вывод о том, что такое основание для расторжения договора, как непредоставление имущества лизингополучателю при отсутствии вины в этом лизингодателя не может являться основанием для расторжения договора лизинга. Этот вывод должен распространяться и на основание, предусмотренное статьей 611 ГК РФ (непредоставление документов и сопроводительной документации). Аналогичные выводы можно сделать и в отношении условия о расторжении договора вследствие наличия в арендуемом имуществе недостатков и непригодности имущества для эксплуатации. В соответствии с пунктом 2 статьи 670 ГК РФ лизингодатель не отвечает за нарушение продавцом требований из договора купли-продажи. Требования, касающиеся качества товара, выявления и устранения недостатков, в том числе в течение гарантийного срока — требования, основанные на обязательствах продавца, в отношении которых лизингодатель и лизингополучатель являются солидарными кредиторами. Таким образом, на мой взгляд, единственным основанием для расторжения договора лизинга, предусмотренным статьей 620 ГК РФ, являются воспрепятствование лизингодателем лизингополучателю в использовании имущества.

    Естественно, что вышеприведенные выводы распространяются только на случаи, когда выбор поставщика осуществлен лизингополучателем. В случае же, когда лизингодатель выбрал поставщика, все перечисленные в статье 620 ГК РФ основания могут послужить для лизингополучателя основанием для расторжения договора лизинга.

    К сожалению, для лизинговых компаний, не всегда арбитражная практика идет по вышеописанному пути. В постановлении ФАС Московского округа № КГА40/41606 суд возложил ответственность за нарушение продавцом сроков передачи имущества на лизингодателя, при том, что выбор поставщика был осуществлен лизингополучателем.

    Если согласиться с выводом, что у лизингополучателя фактически отсутствуют основания для расторжения договора по основаниям, предусмотренным статьей 620 ГК РФ, возникает вопрос о компенсации убытков лизингодателя в случае расторжения договора вследствие непоставки или поставки продавцом некачественного имущества.

    При этом, учитывая, что в соответствии со статьей 15 ГК РФ, убытки включают в себя как реальный ущерб, так и упущенную выгоду, лизингополучатель может оказаться в парадоксальной ситуации, при которой он, не получив имущество в пользование, либо получив имущество, непригодное к эксплуатации, вынужден компенсировать убытки лизингодателя.

    С учетом изложенного лизингополучателю необходимо с максимальной осторожностью выбирать продавца, исходя как из критериев качества поставляемого товара, так и возможности последующего регрессного взыскания с продавца убытков, причиненных лизингополучателю и лизингодателю. Что же касается защиты прав лизингополучателя, то можно предложить, руководствуясь статьей 15 ГК РФ, ограничить размер убытков, подлежащих компенсации лизингодателю, путем включения в текст договора соответствующего условия. Размер убытков, подлежащих компенсации, может быть ограничен суммами фактически понесенных лизингополучателем расходов (авансы, не возвращенные продавцом, банковские проценты, затраты в отношении предмета лизинга, не включенные в его стоимость в соответствии с договором купли-продажи, и т. д.).

    Отдельного внимания заслуживает ситуация, в которой лизингодателем перечислена продавцу стоимость имущества, являющегося предметом договора, но имущество не поставлено. В случае расторжения договора купли-продажи по указанному основанию и двусторонней реституции, при благоприятном исходе лизингодатель получает от продавца денежные средства, ранее перечисленные в оплату товара; в противном случае лизингодатель будет требовать компенсации указанных издержек от лизингополучателя. Учитывая такую возможность, в договоре целесообразно предусмотреть алгоритм и сроки погашения, лизингополучателем убытков лизингодателя, увязав их с моментом возврата продавцом ранее полученных денежных средств. Кроме того, для лизингополучателя целесообразно предусмотреть положение, в соответствии с которым упущенная выгода лизингодателя компенсируется только при условии получения соответствующих сумм выплат от продавца.

    Кроме того, лизингополучателю следует учитывать, что нарушение продавцом обязательств по поставке предоставляет лизингополучателю возможность взыскания неустойки и убытков непосредственно с продавца.

    Расторжение договора по инициативе лизингодателя

    Расторжение договора лизинга в судебном порядке по инициативе лизингодателя возможно на основании статьи 619 ГК РФ, при этом параграф 6 главы 34 не содержит каких либо ограничений в отношении применения норм статьи 619 ГК РФ.

    В соответствии со статьей 619 ГК РФ лизингодатель вправе расторгнуть договор, если лизингополучатель:

    1)         пользуется имуществом с существенным нарушением условий договора или назначения имущества либо с неоднократными нарушениями;

    2)         существенно ухудшает имущество;

    3)         более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа не вносит арендную плату;

    4)         не производит капитального ремонта имущества в установленные договором аренды сроки, а при отсутствии их в договоре — в разумные сроки в тех случаях, когда в соответствии с законом, иными правовыми актами или договором производство капитального ремонта является обязанностью арендатора.

    Безусловно, наиболее часто договоры расторгаются в случае нарушения условий об уплате лизинговых платежей.

    Согласно приведенной норме, право на расторжение в данном случае возникает при одновременном наступлении следующих условий:

              не внесены как минимум три лизинговых платежа;

              указанные три платежа не внесены подряд.

    Инициируя расторжение договора в судебном порядке, лизингодатель должен учитывать, что в соответствии со статьей 619 ГК РФ право на расторжение договора возникает только после направления лизингополучателю письменного предупреждения о необходимости исполнить обязательство в разумный срок. Кроме того, такое уведомление должно содержать предложение расторгнуть договор. То есть лизингополучатель, получив предупреждение, имеет возможность устранить допущенные нарушения.

    В указанном случае исковое заявление лизингодателя не будет подлежать удовлетворению.

    Таким образом, можно говорить о том, что само право на подачу искового заявления возникает у лизингодателя только по истечении почти четырех месяцев с момента возникновения первой задолженности по договору лизинга. Учитывая срок рассмотрения спора в арбитражных судах нескольких инстанций, лизингодатель лишается возможности изъять имущество и распорядиться им в разумные сроки. Как правило, в этот период он не получает и лизинговых платежей.

    Чтобы уменьшить указанный срок, лизингодатель может предусмотреть в договоре право на его досрочное расторжение в судебном порядке в случае невнесения одного лизингового платежа. Это право обусловлено позицией ВАС РФ, сформулированной в Информационном письме Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой». В частности, ВАС РФ указал, что «в договоре аренды может быть предусмотрена возможность досрочного расторжения договора по требованию арендодателя в случае однократного невнесения арендатором арендной платы в установленный договором срок» (п. 26).

    Помимо оснований, которые перечислены в статье 619 ГК РФ, лизингодатель имеет возможность расторгнуть договор и в порядке одностороннего отказа, предусмотренного статьей 450 ГК РФ: «В случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным».

    При этом основанием для одностороннего отказа могут быть невнесение одного лизингового платежа, внесение лизинговых платежей не в полном объеме, нарушение сроков внесения лизинговых платежей, а также любые иные основания, прямо предусмотренные договором (п. 27 «Обзора практики разрешения споров, связанных с арендой»).

    Если условие об одностороннем отказе включено в текст договора, то при наступлении определенного этим договором обстоятельства он считается прекращенным с момента прихода лизингополучателю соответствующего уведомления (х е. уведомления об одностороннем отказе от исполнения договора). При этом у лизингодателя не возникает необходимости обращаться в арбитражный суд с требованием о расторжении договора. В то же время, если лизингополучатель не согласен с тем, что имелись основания для одностороннего отказа, он вправе обжаловать действия лизингодателя в суде. Однако, поскольку договор уже расторгнут, а собственником имущества является лизингодатель, лизингополучатель обязан вернуть ему имущество в срок, предусмотренный договором лизинга, а если такой срок не предусмотрен — в разумный срок. Нарушение данного условия предоставляет лизингодателю право обратиться в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК РФ). Поскольку в указанном случае факт одностороннего отказа от исполнения договора прекращает права лизингополучателя на владение и пользование имуществом, следовательно, он с момента такого отказа незаконно владеет предметом договора лизинга.

    Действующее законодательство об аренде и лизинге не содержит описания алгоритма действий, совершаемых стороной, инициирующей односторонний отказ от исполнения договора. Но, в силу аналогии права, стороны могут руководствоваться положениями статьи 523 ГК РФ (односторонний отказ от исполнения договора поставки). В соответствии с пунктом 4 указанной статьи договор признается расторгнутым с момента получения одной стороной уведомления второй стороны об одностороннем отказе, если иной срок не предусмотрен уведомлением или соглашением сторон. Учитывая, что приведенная норма может быть применена по аналогии, целесообразно ее продублировать в договоре лизинга. Наибольшие сложности при реализации процедуры уведомления возникают у сторон вследствие отказа получающей стороны от принятия уведомления, либо ее отсутствия по адресу, куда уведомление направляется. Возможность возникновения указанных проблем необходимо учитывать при подписании договора, для чего целесообразно предусмотреть обязательство стороны, расторгающей договор, направить уведомление по всем адресам, указанным в договоре, обязанность сторон незамедлительно информировать вторую сторону об изменении юридического или почтового адреса. Кроме того, имеет смысл указать, что в случае отправки уведомления по адресам, указанным в договоре, уведомление вступает в силу после его доставки по указанному адресу в качестве варианта можно также предложить вступление уведомления в силу по истечении определенного количества дней с даты передачи корреспонденции организациям связи. В любом случае момент передачи уведомления второй стороне, органу связи и т. д. необходимо четко фиксировать и документально подтверждать.

    При одностороннем расторжении договора, равно как и при расторжении договора в судебном порядке, важное значение имеет вопрос процедуры возврата имущества. В договоре также целесообразно прописать место, сроки и порядок возврата имущества, его оформление и последствия возврата имущества, не отвечающего критериям нормального износа. Ну и последний момент, который также, на мой взгляд, целесообразно отразить в договоре, — условие о том, что до даты передачи имущества лизингодателя обязательства лизингополучателя по оплате лизинговых платежей сохраняются за последним в полном объеме.

    Последствия досрочного расторжения договора. Ответственность сторон

    Последствия досрочного расторжения договора предусмотрены статьей 453 ГК РФ. В соответствии с указанной статьей в случае расторжения договора обязательства сторон прекращаются, и при этом стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Кроме того, в соответствии с пунктом 5 указанной статьи, если расторжение договора является следствием существенного нарушения обязательств одной из сторон, вторая сторона вправе требовать возмещения убытков, возникших в результате досрочного расторжения договора. Таким образом, в случае досрочного расторжения договора на лизингополучателе лежит обязанность возвратить предмет лизинга лизингодателю. Конечно, в отдельных случаях, расторжение договора может завершиться выкупом имущества лизингополучателем, но в ситуации, когда лизингополучатель не платит лизинговые платежи, рассчитывать на то, что у него окажется достаточно денег, чтобы выкупить имущество, наверное, будет не очень логично. Таким образом, после расторжения договора, лизингодатель, как правило, остается с бывшим в эксплуатации имуществом и долгом лизингополучателя по просроченным лизинговым платежам. При этом лизингополучатель не имеет возможности передать имущество в лизинг повторно, т. е. может его либо продать, либо передать в аренду.

    Согласно статье 15 ГК РФ убытки — реальный ущерб (расходы, которые сторона понесла или должна будет понести для восстановления нарушенного права) и упущенная выгода (неполученные доходы, которые лицо бы получило при обычных условиях оборота). Приведенное определение позволяет разобраться в том, какие требования могут быть заявлены лизингодателем лизингополучателю в случае досрочного расторжения договора. Прежде всего, необходимо отметить, что сумма просроченных платежей не может быть квалифицирована как убытки лизингодателя, и, заявляя исковые требования в отношении указанных сумм, лизингодателю следует учитывать, что подобная ошибка неоднократно становилась причиной отказа в удовлетворении требований лизингодателя в судах различных инстанций.

    Что касается упущенной выгоды, то сложившуюся ситуацию сложно назвать благоприятной для лизингодателей, поскольку суды, как правило, ограничиваются изъятием имущества из владения и пользования лизингополучателя и взысканием задолженности, существующей на момент расторжения договора, отказывая при этом во взыскании упущенной выгоды. Во многом это обусловлено сложностями в доказывании размера упущенной выгоды, поскольку сам факт возврата имущества дает лизингодателю возможность получить дополнительный доход за счет продажи имущества, размер которого сложно определить на дату подачи искового заявления. Естественно, это не распространяется на случаи подачи искового заявления после продажи имущества. С учетом изложенного, лизингодатель имеет возможность изначально подать исковое заявление о расторжении договора и изъятии имущества/изъятии имущества из чужого незаконного владения и взыскании суммы задолженности, а после реализации имущества, в пределах срока исковой давности, потребовать возмещения убытков, если таковые будут.

    Можно попытаться избежать споров, связанных с расчетом упущенной выгоды, используя механизм неустойки, который не предусматривает обязанности кредитора доказывать размер причиненных ему убытков. В соответствии со статьей 330 ГК РФ неустойкой признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Неустойка имеет две формы: штраф — фиксированная денежная сумма и пени — периодически начисляемая денежная сумма, и если при просрочке в исполнении обязательства, как правило, используется пеня, то за сам факт досрочного прекращения договора по вине лизингополучателя целесообразно предусмотреть штраф. Базой для начисления штрафа может являться как первоначальная стоимость имущества, так и лизинговые платежи (определенный процент от не выплаченной на момент прекращения договора суммы). Но, предусматривая размер неустойки, лизингодатель должен учитывать, что, согласно статье 333 ГК РФ, суд вправе уменьшить размер неустойки вследствие ее несоразмерности последствиям нарушенного обязательства. Таким образом, уже на стадии заключения договора целесообразно предусмотреть аргументацию обоснованности размера неустойки и определять ее размер с учетом такой аргументации.

    Судьба имущества, являющегося предметом договора лизинга, по истечении срока его действия

    Переход права собственности на предмет договора лизинга к лизингополучателю

    По истечении срока действия договора лизинга право собственности на имущество, как правило, переходит к лизингополучателю. Лизинговые компании в основном используют два варианта оформления перехода права собственности на имущество.

    1 вариант. Общая сумма лизинговых платежей включает выкупную стоимость имущества, но при этом выкупная стоимость не выделена как самостоятельная сумма, а договор лизинга не содержит каких либо дополнительных оговорок, регулирующих переход права собственности на имущество, т. е. речь, идет о ситуации, в которой право собственности на имущество переходит к лизингополучателю на основании договора лизинга при условии внесения всей суммы лизинговых платежей.

    Несмотря на то, что право на включение выкупной стоимости имущества в общую сумму лизинговых платежей прямо предусмотрено статьей 28 Закона о лизинге, рассматриваемый вариант достаточно уязвим для сторон в силу следующих причин:

    • в соответствии с пунктом 1 статьи 624 ГК РФ право собственности на арендуемое имущество переходит к арендатору при условии выплаты последним обусловленной договором выкупной цены. Основываясь на приведенной формулировке, можно сделать вывод, что выкупная стоимость имущества должна быть прямо указана в договоре, что не противоречит положениям статьи 28 Закона о лизинге;

     • в соответствии со статьей 15 Закона о лизинге переход к лизингополучателю права собственности на имущество осуществляется на основании договора купли-продажи. Наличие приведенной нормы позволяет говорить о внутренних противоречиях закона, отчего участникам лизинговой сделки не легче, так как суды могут занимать диаметрально противоположные позиции.

    Несоблюдение условия об определении выкупной цены, а также отсутствие договора купли-продажи как основания для перехода права собственности на имущество могут стать причиной предъявления претензий со стороны налоговых органов в связи с необоснованным отнесением лизингополучателем на расходы выкупной стоимости имущества и НДС с авансовых платежей. Но более весомой проблемой могут стать отношения с лизингополучателем в случае досрочного расторжения договора. Как уже отмечалось, платежи, выплаченные лизингополучателем в счет выкупной стоимости, являются авансовыми платежами. Соответственно, в случае досрочного расторжения договора лизинга и возврата имущества лизингодателю лизингополучатель утрачивает право на выкуп имущества, и, следовательно, у лизингодателя возникает обязанность их вернуть. В ситуации, когда выкупная стоимость имущества не выделена, суды делают это по своему усмотрению. При этом, стороны, зачастую дублируя статью 18 Закона, пишут, что в лизинговые платежи включается компенсация затрат лизингополучателя с указанием стоимости предмета лизинга. Приведенная формулировка стала основанием для приравнивания выкупной стоимости имущества к цене его приобретения лизингодателем, и возврату указанной суммы — суммы приобретения имущества лизингополучателю. Необходимо заметить, что это не единичный случай, когда суды обязывают лизингодателя в аналогичных ситуациях возвращать полученные суммы лизинговых платежей, в то же время нельзя не отметить, что во многом причиной появления указанного решения стали не очень корректные формулировки договора.

    Учитывая вышеописанные правовые коллизии, более предпочтительным представляется вариант, при котором право собственности на имущество переходит к лизингополучателю на основании договора купли-продажи.

    2 вариант. Заключение договора купли-продажи имущества. При этом стороны могут заключить как самостоятельный договор купли-продажи, так и сделать его элементом договора лизинга (смешанный договор).

    Договор купли-продажи можно заключить как на стадии заключения договора лизинга, так и в процессе его реализации. Если заключается смешанный договор, то, чтобы избежать сомнений в его «смешанности», в договоре лизинга целесообразно выделить условия о выкупе имущества в отдельную статью, указав, что к этим условиям применяются общие положения ГК РФ о купли-продаже товаров.

    Наиболее спорным в рассматриваемом варианте является вопрос цены отчуждаемого имущества, поскольку балансовая стоимость имущества по истечении срока действия договора близка к нулю, его фактическая стоимость выплачена лизингополучателем в форме лизинговых платежей и, как следствие, цена отчуждения значительно ниже рыночной или, что наиболее типично, представляет условную денежную оценку в размере 1000 рублей. С точки зрения гражданского законодательства такая цена не должна вызывать вопросов, так как в соответствии со статьей 424 ГК РФ цена определяется соглашением сторон. Что же касается вопросов налогообложения, то, как указано выше, они будут рассмотрены в соответствующей главе.

    В качестве еще одного варианта завершения договора лизинга может быть рассмотрена ситуация, при которой по истечении срока действием договора лизингополучатель инициирует переход имущества в собственность третьего (физического или юридического лица) по остаточной стоимости. Эта ситуация не содержит для лизингодателя каких либо существенных рисков при надлежащем оформлении такой сделки.

    Как уже отмечалось, лизингодатель выступает в рамках лизинговых правоотношений не только в качестве кредитора, но и в качестве должника в части продажи имущества лизингополучателю. Следовательно, лизингополучатель вправе уступить свои права из договора лизинга третьему лицу на любой стадии договора. Согласно статье 382 ГК РФ, для передачи права (требования) не требуется согласия должника, в рассматриваемой ситуации — лизингодателя, если иное не предусмотрено договором, т. е. лизингодатель, при получении соответствующего уведомления от лизингополучателя обязан передать право собственности на имущество третьему лицу. Если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на основании договора лизинга, содержащего в себе элементы договора купли-продажи, основанием для перехода права собственности должен являться такой договор лизинга, если договором лизинга предусмотрено заключение самостоятельного договора купли-продажи, необходимо заключение такого договора. Аналогичная ситуация возникает и в случае, когда выкупная цена не выделена в договоре.

    Для лизингополучателя же ситуация сложнее, поскольку, уступая права требования по договору лизинга, он должен заключить соответствующее соглашение с приобретателем этого права. И такая сделка не может быть для него безвозмездной. Если же уступка права осуществляется сотруднику компании, то у последнего возникает налоговая выгода, являющаяся объектом налогообложения подоходным налогом. Учитывая описанные риски, лизингополучателю, планирующему продать имущество по истечение срока действия договора, целесообразно изначально согласовывать договор на условиях, предусматривающих сохранение остаточной стоимости на момент истечения срока действия договора в размере 2030 %, и в последующем реализовывать имущество или право (требование) по этой цене.

    Возврат имущества лизингодателю по истечении срока действия договора лизинга. Операционный лизинг

    Сделки, не предусматривающие последующий (по истечении срока действия договора лизинга) переход права собственности на имущество, в последнее время становятся все более и более востребованными на рынке лизинговых услуг.

    Во многом это объясняется тем, что лизингополучатели не заинтересованы в выкупе физически и морально устаревшего оборудования, кроме того, возврат имущества лизингодателю позволяет существенно уменьшить расходы за пользование имуществом, а также получить больший объем услуг, хотя законодательство и не содержит каких либо ограничений, связанных с увеличением объема услуг в рамках договора финансового лизинга, но традиционно считается, что это прерогатива операционного лизинга. В настоящее время наибольшее количество сделок операционного лизинга заключается с автомобильным транспортом.

    В этой статье будут затронуты вопросы, общие для всех видов имущества.

    Прежде всего, необходимо оговориться, что в настоящее время в законодательстве не используется термин «операционный лизинг» или «операционная аренда». Определение «оперативного лизинга» было исключено из текста Закона в 2002 году. Согласно ранее действовавшей редакции под оперативным лизингом понимался вид лизинга, при котором лизингодатель на свой страх и риск приобретал имущество и передавал лизингополучателю передачи в лизинг, а по истечении срока действия договора имущество подлежало возврату лизингодателю. При этом лизингодатель имел право передать одно и то же имущество в лизинг несколько раз. Такое определение или такой вид лизинга полностью соответствовал международному законодательству, но не соответствовал нормам ГК РФ, в силу того, что при повторной передаче имущества не соблюдалось требование о специальном приобретении имущества для его последующей передачи в лизинг, т. е. речь шла об обычной аренде.

    Возвращаясь к международному праву можно увидеть следующие критерии операционной аренды, приведенные в стандарте 17 МСФО (через отрицание критериев финансовой аренды, так как, согласно МСФО 17, операционная аренда — это аренда, отличная от финансовой):

              к концу срока аренды право владения активом НЕ переходит к арендатору;

              арендатор НЕ имеет возможность купить актив по цене, которая значительно ниже справедливой стоимости на дату возможной покупки;

              срок аренды НЕ составляет большую часть срока службы актива, даже если право собственности на него, согласно договору аренды, не передается.

    Одно из наиболее существенных условий — аренда классифицируется как операционная, если она не переносит на лизингополучателя практически никакие риски и вознаграждения, связанные с владением имуществом.

    Что касается рисков, а также требований о ремонте и поддержании имущества в работоспособном состоянии, то складывается следующая ситуация: в соответствии со статьей 612 ГК РФ арендодатель отвечает за недостатки сданного в аренду имущества, несет обязательства по осуществлению капитального ремонта, если иное не предусмотрено законом или договором аренды. Кроме того, в соответствии со статьей 211 ГК РФ риск случайной гибели имущества несет собственник, если иное не предусмотрено законом или договором, т е. операционный лизинг практически полностью соответствует критериям обычной аренды, в то время как все вышеописанные обязательства при лизинге лежат на лизингополучателе (риски несет лизингополучатель (статья 22 Закона, обязательства по всем видам ремонта лежат на лизингополучателе, равно как и ответственность за недостатки за исключением случаев выбора продавца лизингодателем или вины последнего)). Подводя итоги вышеизложенному, можно сделать вывод о том, что операционный лизинг в большей степени соответствует критериям классической аренды.

    Заключая обычный договор аренды, стороны лишаются возможности применять коэффициент ускоренной амортизации, что влечет за собой существенное удорожание сделки. Кроме того, рынок лизинговых услуг еще не готов работать на условиях, предусмотренных для аренды имущества, но в то же время количество договоров аренды в портфелях крупных лизинговых компаний постепенно увеличивается.

    Если же лизингополучатель готов отказаться от дополнительных гарантий в пользу удешевления сделки (чем больше у лизингодателя расходы (амортизация), тем меньше налоговая нагрузка и, как следствие, — меньше лизинговые платежи), то договор лизинга должен отвечать следующим критериям:

              специальное приобретение имущества для последующей передачи во временное владение и пользование;

              право собственности на имущество по истечении срока действия договора сохраняется за лизингополучателем;

              срок действия договора существенно меньше срока полной амортизации имущества.

    Что касается объема дополнительных услуг, оказываемых в рамках договора лизинга, то он не имеет особого значения для квалификации описываемой сделки.

    И еще один аспект, на который следует обратить внимание, заключая договор операционного лизинга, это так называемая «аморитизационная премия». Минфин неоднократно выражал свою позицию относительно того, что лизинговые компании не вправе единовременно относить на расходы 10 % от первоначальной стоимости, как это происходит в отношении капитальных вложений для иных компаний. Однако в письме Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина РФ от 6 мая 2006 года № 030304/2/132, Минфин сделал исключение для основных средств, приобретаемых лизинговой компанией и передаваемых в краткосрочную аренду (лизинг) без права выкупа, предусмотрев для указанных сделок право лизингодателя, воспользоваться льготой, предусмотренной пунктом 1.1 статьи 259 НКРФ.

    Гарантии поставщиков

    Активный рост рынка лизинговых услуг привел к тому, что многие поставщики воспринимают лизинг как один из механизмов увеличения продаж. При этом поставщики, в отличие от кредитных учреждений, как правило, не заинтересованы в создании собственных лизинговых структур и действуют через лизинговые компании, которые либо специализируются на лизинге аналогичного оборудования, либо имеют возможность предложить конкурентоспособные условия для лизингополучателей за счет низкой стоимости кредитных ресурсов.

    Исключение составляют иностранные и крупные российские компании, производители дорогостоящей техники, на которую имеется высокий спрос. Такие производители, чтобы увеличить объемы продаж или не потерять рынок, создают лизинговые компании, которые изначально способны предложить более конкурентоспособные условия.

    Остальные производители вынуждены искать дополнительные механизмы увеличения продаж, одними из которых как раз и способны стать партнерские отношения с лизинговыми компаниями. Помимо скидок, дополнительного сервисного обслуживания и иных отработанных механизмов привлечения клиентов, поставщики могут предложить лизинговым компаниям продажу товара на условиях отсрочки платежа, а также дополнительные гарантии возврата вложенных средств. Российская практика развития инструмента гарантий поставщиков идет по пути заключения сторонами договора об обратном выкупе или договора о последующей реализации. В мировой практике также активно используется механизм поручительства поставщиков, еще не нашедший широкого применения на территории Российской Федерации.

    В большинстве случаев можно говорить о том, что указанные гарантии навязываются поставщикам со стороны лизинговых компаний и лизингополучателей, и поставщики скорее вынуждены принимать на себя дополнительные обязательства. Такая позиция понятна, когда поставщик в принципе не занимается реализацией подержанной техники и принятие соответствующего обязательства влечет дополнительные издержки, связанные с арендой новых помещений, наймом новых сотрудников и т. д. Но, как показывает практика, даже если поставщик имеет необходимые условия для предоставления дополнительных гарантий, он не всегда готов их предоставить. И часто причина отказа заключается в непонимании им «правил игры». Таким образом, лизинговая компания или лизингополучатель, предлагая поставщику обеспечить сделку, в первую очередь должны объяснить ему, что, предоставляя соответствующую гарантию, поставщик сам становится заинтересованной стороной, поскольку имеет возможность получить дополнительную прибыль за счет обеспечения сделки. На сегодняшний же день многие поставщики воспринимают гарантию как дополнительное обременение, которое способно только усложнить жизнь.

    Как уже отмечалось, наибольшее распространение в российской лизинговой практике получили договоры обратного выкупа и повторной реализации имущества. Остановимся на них более подробно.

    Договор о повторной реализации

    Общий смысл такой сделки сводится к тому, что в случае нарушения лизингополучателем обязательств по уплате лизинговых платежей лизингодатель, являясь собственником имущества, осуществляет его изъятие и передачу поставщику для последующей реализации.

    С точки зрения российского гражданского законодательства договор о повторной реализации следует квалифицировать как агентский договор, или договор комиссии. Повторная реализация имущества возможна также в рамках договора поручения.

    Независимо от формы договора такая сделка должна квалифицироваться в соответствии со статьей 157 ГК РФ как совершенная под отлагательным условием. То есть сделка, в соответствии с которой обязательства поставщика повторно реализовать имущество поставлены в зависимость от условия, в отношении которого неизвестно, наступит оно или нет. В данном случае таким условием будет нарушение лизингополучателем обязательств, с которыми договор лизинга связывает возникновение права на досрочное расторжение договора и изъятие имущества.

    Применение указанного механизма позволяет лизинговой компании избежать издержек, связанных с хранением изъятого имущества. Кроме того, очевидно, что поставщик имеет больше информационных и профессиональных возможностей для скорейшей реализации имущества и ему гораздо проще осуществить предпродажную подготовку.

    Преимуществом для поставщика в рассматриваемой ситуации является то, что у него не возникает обязательств по единовременной выплате лизингодателю стоимости имущества, как это происходит при обратном выкупе. Наряду с этим поставщик получает дополнительный доход в виде вознаграждения за продажу имущества. Более того, стороны могут на стадии заключения договора предусмотреть размер комиссионного вознаграждения в процентах от суммы реализации, что приведет к заинтересованности поставщика в продаже имущества по максимально возможной цене, а также установить минимальную планку цены продажи имущества, ориентируясь, например, на балансовую или страховую стоимость.

    Заключая указанный договор, лизингодателю необходимо учесть, что при досрочном расторжении договора, как правило, еще не истек гарантийный период, а также то, что бывшее в эксплуатации имущество может иметь скрытые недостатки, требования, об устранении которых новый собственник вправе предъявить лизингодателю (при продаже имущества на основании договора поручения, а также агентского договора, заключенного от именилизингодателя, лизингодатель будет продавцом имущества). Во избежание этих рисков в договоре с покупателем следует предусмотреть отказ последнего от предъявления претензий по качеству, кроме того, целесообразно урегулировать с поставщиком/производителем вопрос о сохранении или прекращении гарантии.

    Соглашение об обратном выкупе

    По своей правовой природе соглашение об обратном выкупе является договором купли-продажи, также заключенным под отлагательным условием. Принципиальное его отличие от договора о последующей реализации заключается в том, что по договору об обратном выкупе поставщик обязуется приобрести в собственность имущество в случае, обусловленном договором купли-продажи.

    При этом стороны фиксируют в договоре стоимость приобретения имущества на различных этапах реализации лизингодателем права на расторжение договора лизинга. Поставщик, как правило, стремится установить минимальную цену, фиксируя падение рыночной стоимости имущества в момент его передачи лизингополучателю в размере 1030 % от стоимости договора купли-продажи. В целом же график выкупной цены обычно выстраивается таким образом, чтобы лизингополучатель погасил все свои затраты, связанные с приобретением имущества. Такие условия могут устроить лизингодателя, если авансовый платеж лизингополучателя соизмерим с уменьшением стоимости имущества в первые месяцы действия договора лизинга. В любом случае формирование графика выкупной стоимости имущества — предмет торга между сторонами, и чем больше поставщик заинтересован в лизингодателе, тем более выгодные условия он готов предложить.

    Удобство предлагаемого варианта для поставщика состоит в том, что, как правило, выкупная цена имущества существенно отличается от рыночной, и это позволяет получить дополнительную прибыль.

    Удобство ситуации для лизингодателя заключается в том, что он, независимо от того, продаст ли поставщик впоследствии имущество, получит от последнего сумму, компенсирующую его издержки, связанные с приобретением имущества. Кроме того, лизингодатель сохраняет возможность предъявить лизингополучателю требования, связанные с возмещением убытков, возникающих в результате досрочного расторжения договора. При этом процесс доказывания размера убытков существенно упрощается в силу того, что на момент предъявления иска лизингодатель может документально подтвердить все свои доходы и расходы, связанные с исполнением договора лизинга, в том числе рассчитать размер упущенной выгоды.

    Но рассматриваемая ситуация имеет и существенную проблему, связанную со сложностями изъятия имущества.

    При заключении договора обратного выкупа сторонам необходимо зафиксировать следующие условия:

              какая сторона осуществляет изъятие имущества у лизингополучателя. В некоторых случаях поставщик имеет большее влияние на лизингополучателя, чем лизингодатель, за счет существования встречных обязательств. Также нередки случаи, когда лизингополучателя «приводит» в лизинговую компанию поставщик. То есть при определенных условиях поставщик может принять на себя обязательства по изъятию имущества, но вероятность такой ситуации крайне мала. Как правило, эта обязанность возлагается на лизингодателя;

              по какой дате определяется выкупная стоимость имущества. Если лизингополучатель не возвращает имущество и продолжает его использовать, то очевидно, что рыночная стоимость имущества уменьшается, а, следовательно, поставщик будет настаивать на том, чтобы цена реализации определялась на дату фактической передачи ему имущества. Во избежание в будущем конфликтов лизингодателя с поставщиком целесообразно предусмотреть в договоре последствия несвоевременного возврата имущества лизингополучателем.

    При этом следует учитывать и второй вариант: на имущество накладываются обеспечительные меры, т. е. имущество не эксплуатируется, но возраст его увеличивается.

     Совокупное поручительство поставщика

    Данный вариант может быть использован в случае, когда лизинговая компания неоднократно (постоянно) приобретает имущество у данного поставщика и предоставляет его различным лизингополучателям.

    По своей правовой природе указанный договор, как следует из его названия, является договором поручительства, т. е. поставщик обязуется в случае нарушения лизингополучателем обязательств по договору лизинга компенсировать лизингодателю возникшие в результате этого издержки. Причем сумма, передаваемая лизингодателю в виде компенсации, формируется за счет скидок, которые могли бы быть предоставлены поставщиком лизингодателю при выборке последним определенных объемов товара.

    Пример 1:

    Лизингодатель приобретает 10 единиц техники, которые предоставляются 10 лизингополучателям. В соответствии с политикой продавца покупателю (за приобретение 10 и выше единиц данной техники) может быть предоставлена скидка в размере 10 % от стоимости имущества. Лизинговая компания отказывается от скидки, и эти неполученные суммы формируют фонд поручителя, который «раскрывается» в случае нарушения лизингополучателем принятых на себя обязательств. При этом поручительство может быть исполнено как полностью  в случае расторжения договора, так и в части просроченных лизинговых платежей  в случае дефолта по нескольким платежам.

    Соответственно, если договор расторгается досрочно, то лизингодатель, получив возмещение своих издержек, утрачивает право требования по отношению к лизингополучателю. Это право переходит к поставщику в полном объеме в соответствии со статьей 365 ГК РФ. Следовательно, поставщик имеет возможность изъять и реализовать имущество.

    Данный вариант может быть выгоден обеим сторонам, поскольку ни для кого не влечет реальных затрат (они перекладываются на лизингополучателей). Лизингополучатель, в свою очередь, получает все причитающееся ему по лизинговой сделке, а поставщик — дополнительную прибыль.

     В то же время реализация товара без скидки может лишить лизингодателя конкурентных преимуществ. Указанная проблема решается путем сбалансирования рисков сторон. В нашем примере ситуация может выглядеть как предоставление скидки в размере 5 % вместо обычных 10. При этом в случае досрочного расторжения договора лизинга поставщик выплачивает не всю сумму лизинговых платежей, а какую либо фиксированную часть; остальная сумма убытков выплачивается лизингодателю после изъятия и реализации имущества, опять же полностью или в части.

    Подводя итог теме гарантий поставщиков, отметим, что обе стороны заинтересованы в наличии указанных гарантий, в силу чего они всегда смогут сбалансировать свои интересы и заключить договор, удовлетворяющий как поставщика, так и лизингодателя.



    тема

    документ Менеджмент из прошлого в будущее
    документ Истоки и тенденции российского менеджмента 6
    документ Истоки и тенденции российского менеджмента 5
    документ Истоки и тенденции российского менеджмента 4
    документ Истоки и тенденции российского менеджмента 3



    назад Назад | форум | вверх Вверх

  • Управление финансами

    важное

    1. ФСС 2016
    2. Льготы 2016
    3. Налоговый вычет 2016
    4. НДФЛ 2016
    5. Земельный налог 2016
    6. УСН 2016
    7. Налоги ИП 2016
    8. Налог с продаж 2016
    9. ЕНВД 2016
    10. Налог на прибыль 2016
    11. Налог на имущество 2016
    12. Транспортный налог 2016
    13. ЕГАИС
    14. Материнский капитал в 2016 году
    15. Потребительская корзина 2016
    16. Российская платежная карта "МИР"
    17. Расчет отпускных в 2016 году
    18. Расчет больничного в 2016 году
    19. Производственный календарь на 2016 год
    20. Повышение пенсий в 2016 году
    21. Банкротство физ лиц
    22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
    23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
    24. Как получить квартиру от государства
    25. Как получить земельный участок бесплатно


    ©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
    разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты