Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Полезные статьи » Монархия

Монархия

Монархия

Для удобства изучения материала статью монархия разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Монархия
2. Абсолютная монархия
3. Конституционная монархия
4. Сословная монархия
5. Сословно представительная монархия
6. Монархия в России
7. Страны монархии
8. Государства монархии
9. В Англии монархия
10. Парламентская монархия
11. Монархия во Франции
12. Дуалистическая монархия
13. Виды монархии
14. Политическая монархия
15. Форма правления монархия конституционная
16. Монархии Европы
17. Современные монархии
18. Монархия это форма
19. Признаки монархии
20. Конституционной монархией является
21. История монархии
22. Ограниченная монархия
23. Абсолютная монархия во Франции
24. Теократическая монархия
25. Конституционная монархия в Англии
26. Монархия и демократия
27. Период абсолютной монархии
28. Понятие монархия
29. Сеньориальная монархия

Монархия

Монархическая форма правления. Монархия — это такая форма правления, когда главой государства является лицо, получающее и передающее свой государственный пост и особый почетный титул по наследству и пожизненно (король, император, султан и др.). Правда, в ряде стран (Малайзия, ОАЭ) из этого правила есть исключения, которые будут рассмотрены ниже.

Число монархий в мире довольно велико: если считать в их числе членов британского Содружества, в которых британский монарх представлен генерал-губернатором, то они составляют около шестой части государств мира. Среди монархий есть крупные страны — Великобритания, Испания, Япония, Таиланд, но есть и очень мелкие государства с населением в несколько сот тысяч (Свазиленд в Африке), десятков тысяч (Сент-Кристофер и Невис в Карибском бассейне) и тысячи человек (Тувалу в Океании).


Общая тенденция развития свидетельствует о переходе от монархии к республике как более демократической форме. После второй мировой войны монархия была упразднена в Болгарии, Италии, Румынии и некоторых других странах, а затем в Греции и Афганистане. Но есть и случаи восстановления монархии (в Испании после смерти диктатора генерала Франко). В развитых странах (Великобритания, Испания, Япония и др.) монархия фактически не влияет на политический режим в стране, положение в монархии Великобритании мало чем отличается от ситуации в соседней республике — Франции. Однако во многих развивающихся странах монархия, будучи феодальным институтом, ограничивает развитие демократии.

Хотя монарх — глава государства, на деле ему не всегда принадлежит верховная власть, не всегда он реально правит страной. Верховная власть в монархии зачастую осуществляется системой высших органов, включая главу государства, парламент, правительство, а иногда и неформальные структуры (семейный совет, высшее духовенство, совет аш-шура). Поэтому при изучении конституционного права не ограничиваются констатацией факта монархии, а различают определенные ее виды: абсолютную, дуалистическую и парламентарную. Первая из них характеризуется юридически, а часто и фактически неограниченной властью монарха, две другие — конституционные монархии, власть главы государства ограничена, хотя и в разной степени.

Абсолютная монархия. До сих пор эта форма правления, свойственная докапиталистическим стадиям развития, существует в нескольких странах. В султанате Оман нет конституции, ее роль выполняет, как говорилось, Коран. Нет в этой стране и парламента, правительство формируется королем, ответственно только перед ним, а премьер-министром обычно является сын, брат или другой родственник короля. Многие министры, а также губернаторы провинций принадлежат к правящей семье.

В других эмиратах Персидского залива — Бахрейне, Катаре, Кувейте, в ОАЭ, Саудовской Аравии есть конституции, но они, во-первых, дарованы монархами (в ОАЭ — Советом эмиров), а не приняты демократическим путем, во-вторых, их действие часто приостанавливается (в Бахрейне — с 1975 г.), в-третьих, они устанавливают, что вся власть — законодательная, исполнительная, судебная — исходит от монарха, над конституцией стоит Коран. В этих странах есть парламенты, иногда избираемые населением (только мужчинами), но, по существу, это законосовещательные органы, поскольку их решения нуждаются в согласии монарха.

В Катаре парламент так и называется: Консультативное собрание — и действует по мусульманской традиции аш-шура — совещания правителя с наиболее уважаемыми лицами. В ОАЭ члены парламента (Национального собрания) назначаются семью эмирами (Советом эмиров), а парламент действует в качестве совещательного учреждения даже не при Совете эмиров, а при правительстве, тоже назначаемом эмирами. В Саудовской Аравии взамен парламента создан совещательный совет, назначаемый королем (1992 г.). Таким образом, хотя в названной группе стран есть конституции и парламенты, они на деле не ограничивают власть монарха, и эти государства тоже представляют собой фактически абсолютные монархии. То же относится и к султанату Бруней, расположенному на острове Калимантан, близ Индонезии.

Особое значение в системе управления в существующих ныне своеобразных абсолютных монархиях имеют семейный совет и мусульманская религия. Семейный совет — это неформальное, но весьма важное учреждение. Он состоит из членов правящей семьи, близких родственников короля и некоторых высших улемов, особо почитаемых знатоков Корана. В Саудовской Аравии семейный совет низлагал короля (в том числе за отсутствие должного благочестия, что устанавливалось улемами) и назначал на его место нового из той же семьи. Король — это одновременно высшее духовное лицо — имам, а мусульманская религия — государственная религия. Светская власть короля соединяется с духовной. Таким образом, существующие в наше время абсолютные монархии являются абсолютистско-теократическими.

По своему социальному характеру современные абсолютные монархии не представляют собой полностью феодальные государства. Господствующий класс, хотя он и сформировался на базе феодальной аристократии, существует не за счет феодальной эксплуатации крестьянства, а за счет государственной эксплуатации нефтяных богатств. Кроме того, значительная доля власти сосредоточена в руках крупной, преимущественно финансовой, буржуазии.

В дуалистической монархии есть конституция (нередко она тоже даровалась народу монархом), парламент, без участия которого законы не могут приниматься. Однако правительство (совет министров) назначается монархом и ответственно только перед ним, но не перед парламентом. Фактически в такой монархии в результате влияния традиций, роли личности монарха, а также других, в том числе религиозных, факторов власть короля даже больше, чем это установлено конституцией. Некоторые монархии, которые по конституции ближе к парламентарным (Иордания, Марокко, Непал), являются на деле дуалистическими. Монархи этих стран неоднократно распускали парламенты и правили без них годами, а то и десятилетиями. Да и предусмотренная в конституциях ответственность правительства перед парламентом зачастую служит фикцией: по традиции правительство полностью подчинено королю.

В парламентарной монархии действует конституция, принятая демократическим путем, законодательной властью обладает избираемый парламент (по крайней мере, избирается его нижняя палата). Монарх юридически остается главой государства, но участия в управлении страной фактически не принимает. Конституция Японии 1946 г. (вступила в силу в 1947 г.) прямо запрещает ему это, в других странах (например, в Великобритании), монарх лишен властных полномочий на основе конвенциональных норм, сложившихся в порядке обычая в ходе государственной практики.

Правительство в парламентарной монархии ответственно только перед парламентом. Правда, по конституции оно обычно назначается монархом, но такое назначение, как правило, — чисто формальный акт. На деле правительство формируется лидером партии большинства в парламенте, которого король назначает премьер-министром. Назначить другого премьер-министра он не может, так как другой состав кабинета не получит вотума доверия (утверждения) в парламенте при представлении парламенту правительственной программы. Лишь в тех случаях, когда в парламенте нет большинства какой-либо партии и политические партии не договорились о создании коалиционного правительства, монарх может играть более самостоятельную роль в подборе кандидатуры премьер-министра (так иногда бывает в Бельгии, Дании, Нидерландах).

В парламентарной монархии глава государства либо не имеет права вето по отношению к принятым парламентом законам и должен подписывать их, даже если у него имеются личные возражения (Япония), либо не применяет его (более трехсот лет монарх не применял вето в Великобритании, в результате чего сложилась конвенциональная норма неприменения вето).

Особая форма парламентарной монархии существует в некоторых государствах — членах британского Содружества (Австралия, Канада, Новая Зеландия, Папуа — Новая Гвинея, Ямайка и др.). Считается, что их главой является британский монарх, который представлен в этих странах назначаемым им генерал-губернатором. На деле же кандидатуру генерал-губернатора называет местное правительство, а иногда его избирает местный парламент.

В республиках, входящих в Содружество (например, Индия, Пакистан), генерал-губернатора нет, избирается президент — глава государства.

Особенности монархии в некоторых странах. В некоторых, особенно малых, странах (Лесото и Свазиленд в Тропической Африке, Тонга в Океании и др.) монархия существует в условиях феодально-племенных и патриархальных институтов. Парламент избирается нередко лишь частично и в рамках системы традиционных общин (в небольшом государстве Тонга большинство его членов — местная знать, в том числе министры короля, в Свазиленде часть членов назначается королем, но парламент здесь распущен уже два десятилетия назад). При короле обычно действует племенной совет (в Свазиленде — два, большой и малый), имеющий иногда более важное значение, чем парламент. Многие решения король может принимать лишь с согласия вождей племен.

Абсолютная монархия

Абсолютная монархия — государственное устройство, при котором власть монарха не ограничена какими-либо учреждениями.

На протяжении почти всей истории многие государства были монархиями, хотя во время средних веков монарх зачастую должен был считаться с сословно-представительскими органами (земские соборы в России, кортесы в Испании, генеральные штаты во Франции). Начиная с эпохи Возрождения роль сословно-представительских органов постепенно падает, и к концу семнадцатого века во многих государствах Европы устанавливается абсолютная, то есть неограниченная монархия.

Во Франции абсолютизму благоприятствовали богословы, приписывающие верховной власти божественное происхождение, и юристы, признававшие за государями абсолютную власть древних римских императоров. Эта государственная форма достигла апогея своего развития при короле Людовике XIV, систематически осуществлявшем свой знаменитый принцип «Государство — это я» (фр. «L’Etat c’est moi»).

На протяжении всего девятнадцатого века, после Великой Французской Революции происходит процесс постепенной демократизации и ограничения власти монарха. Однако этот процесс проходил неравномерно, например, в России абсолютная монархия просуществовала вплоть до двадцатого века.

С конца 15 века в Европе идет переход к абсолютной монархии от сословно-представительской, такой форме правления, при которой верховная государственная власть по закону принадлежит монарху — королю, императору, царю. Юридическое обоснование своей власти монархи находили в восстановлении нормы римского права, которая была зафиксирована в 6 веке в Кодексе византийского императора Юстиниана: «Воля императора имеет силу закона». Государственный интерес становится для монарха высшим критерием в политике, в отличие от средневековья, где критерием были сеньориально-вассальные династические интересы.

Абсолютизм имеет следующие черты: формирование институтов публичной власти — это созданный собственный бюрократический аппарат во дворе и на местах, постоянная наемная армия, налоговая и фискальная система, аппарат насилия-полиция, судебная система, унифицированное государственное право, происходит эволюция органов сословно-представительской монархии, при которой происходит ликвидация привилегий феодальной аристократии, и при которой сословные органы эволюционируют в структуры публичной власти — это Генеральные штаты во Франции, парламент в Англии, кортесы в Испании, ландтаги и рейхстаг в Германии, ригсдаг в Швеции, тагзатцунг в Швейцарии, сеймы в Речи Посполитой, Земские соборы в России; также происходит изменение отношений государства и церкви — государство деспотично подчиняет себе церковь.

Происходит также персонификация власти монарха в периоде т. н. раннего абсолютизма, при котором монархи олицетворяли власть, а далее происходит переход к бюрократическому абсолютизму. Идея абсолютной власти воспевалась в пиар-компаниях, в которых римские юристы, гуманисты, философы просвещали общество в данной актуальной идее.

Различают национальные централизованные государства, полиэтнические империи, территориальные княжества; то есть был региональный и универсалистский типы абсолютизма. Социальная база абсолютизма такова: феодальная аристократия переходит в придворную, рыцарство во дворянство (80 % средневекового рыцарства разорилось, появились миллионы бродяг-нищих!), духовенство в чиновников, крестьяне и бюргеры в налоговые классы: это период социального регулирования.

Происходит территориальная консолидация и формирование территории национальных государств. Сепаратизм боролся с централизацией, это были гражданские и общеевропейские войны, и в 1648 году впервые сложилась новая система европейских связей по Вестфальскому миру. Абсолютизм сложился в условиях Нового времени, при котором экономика переходит от аграрно-индивидуального характера к индустриально-общественному; международный фактор появляется ввиду появления мирового рынка, и рушится средневековый социум, появляется новый, в котором новое дворянство переходит в бюрократию.

Патрициат и плебс также эволюционировали в новых абсолютистских условиях существования, рынково-капиталистические отношения сменяли феодализм.

Конституционная монархия

КОНСТИТУЦИОННАЯ МОНАРХИЯ - форма правления, при которой монарх хотя и является главой государства, однако, в отличие от абсолютной или неограниченной монархии, власть его ограничена конституцией. К.м. принято подразделять на дуалистическую и парламентарную. В дуалистической (дуализм - двойственность) монархии государственную власть делят монарх и парламент, избираемый всем или определенной частью населения. Парламент осуществляет законодательную власть, монарх - исполнительную. Он назначает правительство, которое ответственно только передним. Парламент не влияет на формирование, состав и деятельность правительства. Законодательные полномочия парламента ограничены, монарх имеет право абсолютного вето (т.е. без его утверждения закон не вступает в силу).

Он может издавать свои акты (указы), имеющие силу закона. Монарх вправе назначать членов верхней палаты парламента, распускать парламент, зачастую на неопределенное время, при этом от него зависит, когда состоятся новые выборы, а на соответствующий период он обладает всей полнотой власти. Государствами с дуалистической монархией считаются Иордания, Марокко. В парламентарной монархии парламент занимает главенствующее положение. Имеет верховенство по отношению к исполнительной власти. Правительство официально и фактически зависит от парламента. Оно отвечает только перед парламентом. Последний имеет право контроля деятельности правительства; если парламент выразил недоверие правительству, оно должно уйти в отставку. Такой монарх характеризуется словами "царствует, но не правит". Монарх назначает правительство или главу правительства, однако в зависимости от того, какая партия (или их коалиция) имеет большинство в парламенте.

Монарх либо не имеет права вето, либо осуществляет его по указанию ("совету") правительства. Он не может издавать законы. Все исходящие от монарха акты обычно подготовлены правительством, они должны быть скреплены (контрассигнованы) подписью главы правительства или соответствующего министра, без чего не имеют юридической силы. В то же время не следует рассматривать монарха в парламентарной монархии только как декоративную фигуру или пережиток, оставшийся от феодальных времен. Наличие монархии считается одним из факторов внутренней стабильности государственной системы. Монарх стоит надпартийной борьбой и демонстрирует политическую нейтральность, В своих обращениях к парламенту он может ставить важные для государства проблемы, требующие законодательных решений и консолидации общества.

Парламентарные монархии - Великобритания, Бельгия, Япония, Дания, Испания, Лихтенштейн, Люксембург, Монако, Нидерланды, Норвегия, Швеция, Таиланд, Непал и др.

КОНСТИТУЦИОННАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

1) позитивная ответственность - возложение на субъектов конституционно-правовых отношений обязанности выполнять определенные задачи в интересах рационального развития указанных отношений и отвечать перед другим субъектом за свою деятельность (например, председатель парламента отвечает за организацию его работы, т.е. действует "под свою ответственность"). Правительство может нести ответственность перед президентом страны и (или) парламентом, депутат - перед избирателями и т.д.;
2) негативная ответственность, т.е. за действия противоречащие закону.

Этот вид К.о. выражается в наборе санкций или мер К.о. Поскольку такая ответственность наступает за уже совершенные действия и направлена на то, чтобы исправить ситуацию. ее также называют ретроспективной ответственностью. Меры К.о.: признание поведения или действий лица, органа противоречащим конституции: отмена одним органом решения другого органа как незаконного; досрочное переформирование состава органа: отмена решения нижестоящей избирательной комиссии вышестоящей или судом; признание выборов недействительными; отзыв депутата; отзыв или голосование по утрате доверия должностного лица; прекращение полномочий депутата на основе обвинительного судебного приговора: лишение депутата слова, удаление из зала заседаний и другие процессуальные санкции: отрешение от должности президента: роспуск парламента или его палаты; роспуск вышестоящим органом нижестоящего; упразднение органа; отправление правительства в отставку президентом или парламентом как санкция за его неудовлетворительную работу; закрытие СМИ: ликвидация общественного объединения; лишение гражданства; отмена решения о приеме в гражданство, если оно было получено на основе заведомо ложных сведений; лишение государственных наград и др.

К.о. наступает за нарушение не конкретной нормы, а общих требований конституционно-правовых предписаний. К.о. включает элементы политической ответственности и наступает в связи с неудовлетворительной работой органа, должностного лица. Кроме того, одни и те же действия могут стать основанием для применения как конституционно-правовой, так и иных видов юридической ответственности. Например, узурпация власти каким-либо должностным лицом, с точки зрения конституционно-правовой. становится основанием для его освобождения от должности, но одновременно может наступить уголовная ответственность за те же действия. Подлог документов членами избирательной комиссии - основание для признания выборов недействительными. Но это не исключает привлечение виновных к уголовной или административной ответственности.

Сословная монархия

В период становления государственной организации во всех монархиях Пиренейского полуострова королевская власть была относительно слабее политической роли сословий, особенно сословных прав знати и дворянства. Под влиянием этих условий ленная (с чертами раннефеодальной) монархия довольно быстро приобрела формы сословной монархии. Уже с конца XII – начала XIII в. в отдельных королевствах возникли характерные для нее учреждения и институты. Роль и значение этих институтов, особенно сословно-представительных учреждений, в испанских монархиях XIII – XV вв. были настолько определяющими для государственно-политического развития, что Испанию можно назвать страной, где сословная монархия как форма феодальной государственности сложилась в наиболее классическом и завершенном виде.

Королевская власть медленно меняла свой статус. Ее значение объективно возросло вместе с укреплением централизованной администрации, но политических и правовых полномочий не прибавилось. К XV в. корона проявила отчетливые стремления закрепить за собой право на законодательство (с XIII в. короли издавали ordenamentos – уставы). Однако сословные порядки ограничивали это право пределами королевского домена либо подтверждением ранних фуэрос. Получили признание судебные прерогативы короля – аудиенции (1355 – 1371 гг.). Королевский суд стал одной из высших инстанций, в том числе по спорам политического характера. Чеканка монеты также была признана одной из королевских прерогатив. Король обрел признанное право руководить Советом (Арагон, 1344).

Повышению политического веса королевской власти способствовало изменение порядка наследия престола. Вместо избрания закрепилось право передачи престола в роде короля, следуя принципу майората: преемником становился перворожденный ребенок монарха. Однако это право, сколько укрепляло позиции короны, столько же их и ослабляло. Майоратным преимуществом охватывались все дети, независимо от пола: престол могли отныне наследовать и женщины, что стало неединичным явлением, особенно в Арагоне. Возрастание значения брачных вопросов для короны предопределило укрепление влияния церкви и высшего духовенства на судьбы власти.

Королевский дворец превратился постепенно в высшее учреждение общегосударственной администрации. Он частью утратил домениальные черты, однако влияние коронных должностных лиц на местное управление было слабым и почти не институализированным. Состав королевских официалов изменился в сторону обособления общеадминистративных функций. Главным лицом коронной администрации стал хранитель печати – королевский канцлер. Он ведал составлением королевских грамот, дипломатическими сношениями. За ним закрепилось право визирования королевских распоряжений, а тем самым и право общеадминистративного контроля за их исполнением. Единственным из военных официалов короля остался знаменосец; остальные функции управления армией были в руках магнатов или сословных учреждений. Майордом сосредоточил у себя управление финансами. Появилась должность верховного судьи королевской юстиции – главного аделантидо.

В XIII в. возник Королевский совет как орган общеполитического и административного руководства; ему, в частности, принадлежало право решения важнейших военных дел и вопросов законодательства. В отличие от других сословных монархий Европы и в Кастилии, и в Арагоне советы были королевскими только по названию и по центральной значимости: формирование их в большей степени зависело от сословно-представительных учреждений, которые направляли туда до 12 советников. С XIV в. вошло в практику, что эти советники должны выбираться из наиболее сведущих законоведов (числом от 4 до 12). В XV в. Королевский совет подразделялся на 2 палаты с более точной специализацией: одна – судебная, другая – для чисто административных дел короны и королевства.

Важнейшие законодательные и политические решения принимались в собраниях сословных представительств – кортесах. Они возникли исторически, из феодальных советов-курий времени ранней монархии. С утверждением системы сословных привилегий кортесы получили государственно-политическое значение властных органов, значение национальных представительств. На протяжении XIII в. к участию в кортесах привлекаются горожане (Леон – 1188-й, Каталония – 1218-й, Португалия – 1254-й, Арагон – 1274-й, Валенсия – 1283 г. и др.). Это придало прежним советам общегосударственное значение. За кортесами закрепилось право окончательного одобрения законов (которые готовили законоведы-легисты, а затем утверждали в Королевском совете), выдвижения депутатов в королевские советы. Кортесы имели и судебную компетенцию, принимая жалобы на королевских официалов и даже на действия короля, которые затем направлялись в независимый верховный суд. В отдельных случаях кортесы настолько доминировали над короной, что в них утверждались даже ежедневные расходы на двор короля. Все налоги подлежали обязательному рассмотрению сословиями.

Кортесы собирались по особым приглашениям короля. Однако длительные перерывы были невозможны из-за необходимости утверждения налогов погодно. В Каталонии, например (согласно Генеральной привилегии короля Педро II 1283 г.), кортесы обязательно собирались ежегодно; в Арагоне – раз в 2 года. Сословия созывались и заседали отдельно, по куриям. В арагонских кортесах их было 4: первая – высшее духовенство по праву личного присутствия и по королевским приглашениям, вторая – высшее дворянство пo праву личного присутствия и по приглашениям, третья – выборные от дворянства, четвертая – представители 10 городов, 3 общин и 18 селений. Решения принимались также по куриям. Причем могли быть законы, принятые с согласия только одного сословия (капитулы) - в этом случае они считались обязательными только для этого сословия (в отличие от общих постановлений кортесов – конституций). Формально голосование определялось большинством голосов. Но в первых куриях голоса важнейших лиц (например, архиепископа) «весили» больше всех других. Для проверки полномочий депутатов и представителей перед созывом кортесов создавались особые комиссии на паритетных началах: от короны и от депутатов. Решения кортесов оформляли и обнародовали короли.

Наиболее своеобразным институтом сословной монархии в Испании были эрмандады – особые политические братства – корпорации общин, городов, рыцарства. Создавались они, как правило, территориально и конституировались на сессиях кортесов с целью охраны сословных привилегий и прав – фуэрос, причем не только против знати, но и против короны. «Мы всегда должны хранить наши фуэросы, обычаи, привилегии, хартии и вольности, – закреплено было в статусе Кастильской эрмандады, – мы должны единодушно указать королю на обиду... если удовлетворения не последует, мы должны все вместе защищаться и сопротивляться против нарушения вольностей». Право сопротивления посягательствам на сословные права было настолько абсолютизировано, что в случае предъявления грамот, противоречащих фуэрос, каждый член эрмандады призывался лично убить нарушителя.

Эрмандады формировали свою военную организацию, свою автономную юрисдикцию. Членство в них горожан определенной сословной принадлежности было обязательно. Братства располагали своим бюджетом, своим постоянным руководством – хунтой. У эрмандад сложилась и своя администрация во главе с президентом, капитан-генералом (военачальником), казначеем. Своя организация была и у судов эрмандад. С возрастанием роли королевской власти эрмандады постепенно превращались в орудие правительственной политики против социальных низов и против знати. Однако прочность их самоорганизации делала эрмандады, прежде всего институтом охраны сословных привилегий и учреждений.

Охране сословных прав была посвящена деятельность еще одного института эпохи – верховного суда (хустисии). Существование такого органа юстиции, по сути конституционной, было отличительной особенностью испанской сословной монархии, признаком ее особой прочности. Вместо ранее признанного права дворянства на вооруженное сопротивление королевской администрации (что препятствовало крепости централизованного государства) сформировалась судебная охрана сословных прав через выборные учреждения.

На сессии кортесов создавался трибунал верховного судьи, назначавшегося королем пожизненно и несменяемого. Трибунал располагал мощными рычагами защиты подданных: правом фирмы (изъятия дела из любого суда для собственного рассмотрения) и правом манифестации (задержания под своей охраной подданного, преследуемого королевской юстицией). В 1390 г. кортесы создали и специальный институт инквизиции – сословных надзирателей за работой высшей хустисии. Суд был мощным орудием сословного покровительства, противодействия короне – особенно после того как почти на 150 лет судейское звание закрепилось за членами семьи Лануса.

Сословно представительная монархия

Сословно-представительная монархия в России.

Органы сословно-представительной монархии в России.

В XV веке в условиях самодержавия возникла сословно-представительная монархия. Началом, условно, этого периода считается созыв первого русского собора 1549 года (в этот период происходят прогрессивные реформы Ивана-4 и многое другое, что подготовило новую эру в развитие государственного аппарата и права).

На этот же период приходится принятие 2-х важнейших законодательных актов:

- судебника 1550 года,
- сборник церковного законодательства 1551 года,

Концом сословно-представительной монархии считается время правления Алексея Михайловича, когда он перестает собирать земский собор (вторая половина XVII века). Последний собор был созван в 1653 году по поводу изменения границ России. Другие авторы относят конец этого периода на 70-е годы XVII века.

Особенность периода сословно-представительной монархии – сочетание самой сословного представительства с яркой деспотией азиатского типа характерной для Ивана-Опричнина – особый период его правления - террор против бояр и большинства простого населения, то есть период, когда все учреждения мешавшие монарху либо распускались, либо уничтожались (например: избранная рада). Деспотизм характерен не чуть не меньше, чем органы сословного представительства.

Царь – сохранил функции высшего органа власти.

Боярская дума – была очень основательно придушена и не могла ограничивать царя. Даже в период “семибоярщины”, когда бояре, опираясь на польское государство, концентрировали власть в своих руках, не изменил соотношение сил. И при династии Романовых этот орган оставался при царе, а не над царем. Этот орган имел постоянную тенденцию к росту количественного состава.

Земский собор – в разные годы выполняли разные функции. В период с 1549 до 80-х одна, до 1613 года чуть другая (появилась возможность избирать царя) и последний период (до 1622 года) характеризуется, как самый активный в деятельности собора. Далее до 50-х годов происходит затухание их деятельности.

Земские соборы на протяжении всего периода характеризовались:

- состояли из различных сословий: боярство, духовенство, дворяне, городское население (в лице посадской верхушки – купцов и зажиточных ремесленников) ,
- регламента не существовало, количество вызванных на собор зависело от указа царя, который писался перед каждым созывом участие в нем не считалось почетной обязанностью, а было скорее необходимостью, которая многих тяготила, так как материальных стимулов не было.

Функции Земского собора:

- внешняя политика (война, ее продолжение или подписание мира, …)
- налоги (но они не имели решающего слова в этом вопросе).

После 80-х XV века избирали царя (так избранными были Борис Годунов, Василий Шуйский, Михаил Романов избранный в 1613 году).

принятие законов, также их обсуждение. Например, Соборное Уложение 1649 года фактически было принято на соборе. Но Земский собор не был законодательным органом. Взаимоотношение царей и собора было различено. В 1566 году многих их Земского собора, выступивших против опричнины Иван-4 казнил. В XVII веке, в период смуты, роль соборов сильно выросла, так как нужно было укреплять государство, но позднее с возрождением монархии, они сходят не нет.

Приказы – целостные системы централизованного правления. Активнее всего создаются в 40-е – 60-е годы правления Ивана Грозного. Появились несколько десятков приказов делившихся не только по отраслям (аптекарский, пушкарский), но и по территории (казанского дворца). Законодательством их создание закреплено не было, поэтому они появлялись по мере необходимости. К середине XVII века их было уже около 50 и сохранялась тенденция к увеличению количества. Приказы всегда были и судебными и административными органами (земский приказ). Считалось, что деятельность приказов не следует ограничивать какими-либо законодательными рамками. Приказы возглавлял боярин, который входил в думу, а основными служащими были дьяки. Приказы имели много недостатков: бюрократия, отсутствие законов регулирующих их деятельность и т.п., но все таки это был шаг вперед.

Сословные органы самоуправления:

- губные или “губные избы” (губа – административно-территориальная единица). Начали - создаваться в 30-е годы правления Ивана Грозного. Возникли в противовес сращиванию аппарата государства с разбойниками, то есть функции борьбы с разбойниками передали самому населению,
- земские избы – первоначально собирали налоги, а позднее стали решать и судебные задачи.

Судебник 1550 года – царский судебник, который был издан Иваном-4. Он в значительной мере повторяет судебник 1497 года, но более расширен и точен. Это первый сборник законов разбитый на статьи (количеством около 100).

После принятия судебника право продолжало развиваться. Стала вестись определенная кодификационная работа, которая заключалась в том, что начались вести приказные книги. В этих книгах каждый приказ записывал все распоряжения и приказы царя относящееся к сфере их деятельности.

Уложение 1649 года. В 1648 – городское восстание в Москве, создавшее угрозу жизни царя. Тогда многое зависело от дворянства, которое поддержало восстание. Они выдвинули ему свои претензии царю, в которых говорилось, что причина восстания – отсутствие нормального законодательства. В результате была создана комиссия, которая и создала уложение. Потом оно обсуждалось на Земском соборе, где было единогласно принять в январе 1649 года. Это было первое уложение, изданное типографским способом и оно впервые поступило в продажу. Уложение делилось на 25 глав и содержало уже около 1000 статей. Это уложение будет оставаться действующим до второй четверти XIX века (с поправками).

Монархия в России

Так уж случилось, но до последнего времени никогда серьёзно не задумывался о том, что у России помимо президента может быть ещё один вполне законный правитель – монарх. Очередной приезд в нашу страну главы Российского Императорского дома Великой княгини Марии I Владимировны Романовой, официальная её встреча в декабре 2006 года на моей малой родине – земле Тульской, послужили поводом к таким размышлениям. Тот факт, что сегодня институт монархий в мире не только не отмирает, но и приобретает новые функции и популярность, многих заставляет обратиться к тем дополнительным механизмам, которые могли бы удерживать социум в равновесии и гармонии. И к монархии, в том числе…

1. МОНАРХИЯ – ЕСТЬ ЕДИНОВЛАСТИЕ

Монархия в переводе с греческого – единовластие: такая форма правления, при которой верховная государственная власть принадлежит одному лицу – монарху (королю, императору, султану, эмиру) и обычно передаётся по наследству. Монархия бывает абсолютной и конституционной.

Абсолютная монархия – разновидность монархической формы правления, характеризующаяся юридическим и фактическим сосредоточением всей полноты государственной (законодательной, исполнительной, судебной), а иногда и духовной (религиозной) власти в руках монарха. В абсолютной монархии монарх осуществляет исполнительную власть совместно с правительством, а законодательную – при помощи разного рода законосовещательных органов (выборных или назначаемых). Какие-либо законные способы лишения правителя власти в абсолютных монархиях отсутствуют. Конституционная форма монархии – это форма правления, ограниченная конституцией при которой реальная законодательная власть принадлежит парламенту, а исполнительная – правительству. Конституционные монархии делятся на два вида: представительные, или дуалистические монархии, и монархии парламентарные. И в тех, и в других монарх делит власть с парламентом, но в то время как в первых за ним остаётся вся исполнительная власть, во вторых она осуществляется правительством, ответственным перед парламентом.

Империя Российская или «империя Рюриковичей», как её называл Маркс – самое старое государственное монархическое образование Европы. Сегодня её возраст приблизительно равен возрасту Римской империи – около одиннадцати веков.

Отличительная черта российской монархии, данная уже при её рождении и в разные периоды своей истории пережившей ряд реформаций, заключается в том, что она должна (подчёркиваю – должна, но далеко не всегда было так – А. П.) выражать волю не сильнейшего, а волю всей нации, религиозно оформленную в православии и политически – в империи конституционной.

У российской монархии, как, впрочем, и у других монархий в мире, были свои плюсы, были и свои минусы. И всё же, по мнению некоторых специалистов, такой совершенной государственной системы как в России, в мире не существовало никогда. Даже в лучшие времена Рима и Великобритании, ибо Рим и Великобритания были построены на принципе неравноправности включённых в эти империи побеждённых племён: «Разделяй и властвуй». Российская же монархия властвовала не разъединяя, а соединяя. Наиболее законченное выражение отечественного государственного строительства и правительственной системы мы наблюдаем при Романовых. Для Николая II, например, не было врагов внутри своей страны. Он не делил свой народ на противников и сторонников. Но настал год 1917-й и отечественная монархия пала жертвой комбинации из внешней опасности и неразрешенных социальных противоречий внутри страны…

2. РОССИЙКИЙ ИМПЕРАТОРСКИЙ ДОМ

После революции, в связи с убийством большевиками всего мужского потомства императора Александра III, права на российский престол перешли к потомству императора Александра II, старшим династическим представителем которого был Великий князь Кирилл Владимирович – внук царя-освободителя и двоюродный брат императора Николая II. В 1922 году он принял звание блюстителя государева престола, а в 1924 году – титул императора Всероссийского в изгнании. В 1938 году император Кирилл I скончался и ему наследовал его единственный сын Великий князь Владимир Кириллович. С его кончиной в 1992 году угасла последняя династическая мужская линия дома Романовых, и права на престол перешли в женскую линию. Главой Российского Императорского дома стала дочь почившего государя в изгнании – Великая княгиня Мария Владимировна.

Российский Императорский дом является институцией, обладавшей в Российской империи рангом государственного учреждения – рода, из которого в установленном законом порядке происходили носители верховной власти. Российский Императорский дом – это династия Романовых, призванная на престол Земским Собором 1613 года на основании ближайшего родства по женской линии с угасшей первой династией Рюриковичей и царствовавшая до 1917 года. Российское династическое право сформулировано в Акте о престолонаследии от 5 апреля 1797 года. В соответствии с законодательной практикой всех монархических государств, статьи о переходе права на престол (ст. 25-39 Основных Законов Российской империи) являются неприкосновенными, т. е. не подлежащими отмене или изменению даже царствующим императором.

С 1917 года Российский Императорский дом находится в вынужденном изгнании, но продолжает существовать на своих юридических и исторических основах. При определении состава Российского Императорского дома по действующему законодательству руководствуются исключительно соответствующими статьями Основных Законов Российской империи, ибо никакой другой юридической основы для этого не существует. Сегодня Императорский дом состоит из четырёх особ – глава Российского Императорского дома её императорское высочество государыня в изгнании Великая княгиня Мария Владимировна (род. 1953), её императорское высочество вдовствующая государыня в изгнании Великая княгиня Леонида Георгиевна (род. 1914), его императорское высочество государь наследник в изгнании Великий князь Георгий Михайлович (род.1981), её светлость княгиня Екатерина Иоанновна (род. 1915). Глава Российского Императорского дома Великая княгиня Мария Владимировна родилась 23 декабря 1953 года в Мадриде. Она является единственной дочерью главы Российского Императорского дома государя в изгнании Великого князя Владимира III Кирилловича и его августейшей супруги государыни в изгнании Великой княгини Леониды Георгиевны. По традиции императорской семьи Великую княжну воспитали в основах православной веры и преданности интересам России.

22 сентября 1976 года Великая княжна Мария Владимировна вступила в равнородный брак с принцем Францем-Вильгельмом Прусским. Поскольку Великой княжне предстояло возглавить династию Романовых, перед свадьбой было заключено и юридически оформлено династическое соглашение, по которому принц Франц-Вильгельм принимал святое Православие и переходил в состав Российского Императорского дома с именем Михаила Павловича и титулом Великого князя. Он обязался воспитывать могущее произойти от брака потомство в православной вере. Статус Великого князя Михаила Павловича определялся положениями 6 статьи Основных Законов Российской империи. 13 марта 1981 года от этого брака родился сын – наследник династии Романовых, Великий князь Георгий Михайлович.

21 апреля 1992 года глава Российского Императорского дома Великий князь Владимир III Кириллович скончался. С кончиной Великого князя Владимира Кирилловича угасла последняя мужская линия дома Романовых и наследие престола, в соответствии со статьей 30 Основных Законов Российской империи перешло в женскую линию к его дочери. Её императорское высочество Великая княгиня Мария I Владимировна стала главой Российского Императорского дома.

Государыня окончила Оксфордский Университет. Помимо русского, Великая княгиня свободно владеет английским, французским, испанским языками, говорит и читает по-немецки, итальянски и арабски. Первый раз она посетила Отечество в апреле 1992 года, прибыв в Санкт-Петербург на отпевание Великого князя Владимира III Кирилловича. С тех пор Великая княгиня многократно бывала на Родине, продолжая дело своего отца и стремясь поддержать соотечественников в нелёгкий переходный период. В своих Обращениях она постоянно подчеркивает, что готова ответить на народный призыв, но ни в коем случае не хочет навязать россиянам монархию против их воли.

3. ГЛАВА ИМЕРАТОРСКОГО ДОМА НА ТУЛЬСКОЙ ЗЕМЛЕ

Год назад, когда в России отмечалось 625-летие Куликовской битвы, губернатор Тульской области Вячеслав Дудко на торжества, основные мероприятия которого проходили на Тульщине, пригласил Великую княгиню Марию Владимировну. Тогда её императорское высочество приехать не смогла из-за болезни своей матушки – Великой княгини Леониды Георгиевны. В этом году Великая княгиня решила воспользоваться приглашением. И это не первый её приезд в Россию, на Тульскую землю. Впервые Великая княгиня Мария Владимировна приехала в Россию в 1992 году на погребение в родовой усыпальнице в Санкт-Петербурге своего отца Великого князя Владимира Кирилловича. В Туле её высочество впервые побывала в 1995 году.

И вот очередной её приезд в Россию. Великая княгиня прибыла из Мадрида в Москву 14 декабря. В аэропорту «Домодедово» императрицу встречала делегация администрации Тульской области во главе с вице-губернатором А. Кораблёвым, сопровождавшим Великую княгиню в течение всего её пребывания на Тульской земле. Сразу из аэропорта государыня с сопровождающими её лицами выехала в Тулу, где остановилась в резиденции «Богучарово».

15 декабря глава Российского Императорского дома начала осмотр достопримечательностей Тулы с визита на Тульский патронный завод, основанный по Указу её прапрадеда императора Александра II, где общалась с руководством и работниками предприятия, познакомилась с производственным процессом в цеху и собственноручно опробовала выпускаемую заводом продукцию в тире, продемонстрировав при этом меткую стрельбу. Затем её императорское высочество посетила Тульский государственный педагогический университет им. графа Л. Н. Толстого. В университете государыня встретилась со студентами и преподавателями ТГПУ и Тульского государственного университета и ответила на многочисленные вопросы студентов этих двух вузов. Вечером Великая княгиня присутствовала на спектакле по драме Л. Н. Толстого «Власть тьмы» в Тульском академическом театре драмы.

16 декабря Великая княгиня отправилась в одну из специальных (коррекционных) школ-интернатов, где общалась с преподавателями и воспитанниками, приняла участие вместе с детьми в изготовлении украшений на Рождественскую ёлку и присутствовала на детском концерте. Её императорское высочество в рамках благотворительной программы Российского Императорского дома подарила интернату несколько швейных машинок и материал для шитья, которые были приобретены на средства, заработанные возглавляемой лично Великой княгиней русской секцией благотворительной ярмарки «Растрильо», ежегодно проводимой в Мадриде фондом «Нуэво Футуро» («Новое будущее»).

Из школы-интерната Великая княгиня прибыла в здание администрации Тульской области, где состоялась её официальная встреча с губернатором Тульской области В. Д. Дудкой. На встрече присутствовали руководители администрации Тульской области и города Тула и высокопреосвященный архиепископ Тульский и Белевский Алексий. Глава Российского Императорского дома вручила губернатору грамоту о возведении его в достоинство кавалера императорского военного Ордена Святителя Николая I степени. После обеда, данного губернатором В. Д. Дудкой в честь её императорского высочества, государыня отправилась в кафедральный Всехсвятский собор, где поклонилась святыням Тулы – чтимому Казанскому образу Божией Матери и мощам блаженного Иоанна Тульского, а затем – в восстанавливаемый Свято-Успенский храм соимённого монастыря Тулы.

После посещения храмов Великая княгиня осмотрела выставку «Иконы из иконостаса Успенского собора Тульского Кремля» и экспозицию Тульского музея изобразительных искусств. Вечером в резиденции «Богучарово» состоялся приём с концертом в честь главы Российского Императорского дома, на котором присутствовали губернатор Тульской области В. Д. Дудка, высокопреосвященный архиепископ Тульский и Белевский Алексий, вице-губернатор Тульской области А. Б. Кораблёв, первый заместитель губернатора, руководитель аппарата администрации Тульской области Т. П. Постернак, главный федеральный инспектор в Тульской области аппарата полномочного представителя президента РФ в Центральном федеральном округе С. А. Харитонов и глава муниципального образования город Тула В. С. Могильников.

17 декабря глава Российского Императорского дома молилась в часовне-памятнике жертвам политических репрессий и возложила цветы к поклонному Кресту на месте массовых расстрелов. Затем государыня отправилась на Куликово поле. После возложения цветов к памятнику святому благоверному Великому князю Димитрию Донскому её императорское высочество осмотрела храм Рождества Пресвятой Богородицы и экспозицию музея Куликовской битвы в селе Монастырщина. Оттуда Великая княгиня проследовала на Красный холм, где молилась в храме святого Преподобного Сергия Радонежского. В честь её императорского высочества был дан прощальный обед, на котором присутствовали губернатор Тульской области В. Д. Дудка, руководство Тульской области и города Тулы, духовенство Тульской епархии и сотрудники музейного комплекса. По завершении обеда Великая княгиня Мария Владимировна отбыла в Москву.

18 декабря государыня совершила прогулку по Арбату, а затем заслушала доклады чинов своей канцелярии и дала аудиенции делегациям Российского Дворянского собрания, Российского Монархического движения и движения «За Веру и Отечество». 19 декабря её императорское высочество посетила и осмотрела Большой Кремлёвский дворец. Затем глава Российского Императорского дома направилась в храм святителя Николая в Толмачах, где поклонилась величайшей святыне России – чудотворному Владимирскому Образу Божией Матери и молилась за торжественным молебном святителю Николаю Чудотворцу Мирликийскому, отслуженным настоятелем храма протоиереем Николаем Соколовым.

После молебна, по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, перед Владимирскою иконою Божией Матери состоялась церемония вручения орденских знаков новопожалованным кавалерам России. По завершении церемонии награждения были оглашены ряд её высочайших указов, в том числе о возведении кавалера Ордена Святителя Николая III степени, участника Парада Победы 1945 года академика Российской академии наук Е. П. Челышева в потомственное дворянское достоинство Российской империи.

После окончания церемонии награждения Великая княгиня Мария Владимировна осмотрела экспозицию Государственной Третьяковской галереи. Вслед за этим в Третьяковской галерее состоялся приём в честь её императорского высочества. Генеральный директор Третьяковской галереи В. А. Родионов тепло приветствовал государыню. Генерал армии М. А. Моисеев преподнёс главе Российского Императорского дома памятный знак «65 лет обороны Москвы» во свидетельство признания заслуг Российского Императорского дома в деле служения Отечеству и укрепления боевого духа Российских Вооруженных сил. Из Третьяковской галереи её императорское высочество направилась в Государственную думу Российской Федерации, где состоялась её встреча с первым заместителем председателя Государственной думы Л. К. Слиской.

Вечером Великая княгиня присутствовала на представлении в Большом театре. 20 декабря её императорское высочество посетила культурно-образовательный центр «Аспекты образования» в Юго-Западном округе Москвы, ознакомилась с его работой и присутствовала на открытом уроке по истории России и детском представлении, подготовленном к её приезду воспитанниками центра. В тот же день глава Российского Императорского дома государыня Великая княгиня Мария Владимировна отбыла в Мадрид.

4. СТРАСТИ ПО ИМПЕРАТРИЦЕ И НЕ ТОЛЬКО…

В предыдущих разделах публикации я не случайно познакомил читателей с краткой историей российской монархии, Императорского дома Романовых и официальной хроникой-отчётом недавнего визита главы этого Дома в Россию. Сегодня, за год с небольшим до президентских выборов, в нашей стране и за её пределами возобновилось обсуждение вопроса о том, возможно ли в России восстановление монархии. В марте 2006 года газета «Комсомольская правда» сообщила своим читателям о появлении на около политической арене страны анонимного монархического «Проекта Россия», который заинтриговал и возбудил политический бомонд у нас и за рубежом.

Отечественные СМИ сегодня пишут: «...Россия идёт к монархии. Причём монархии абсолютной, ну, может, полу абсолютной. Возможно, царь не будет рубить башку, но конституция наверняка не будет ему нужна. В конституционной монархии слишком много ограничений: парламент, законы... Не так давно британская «Таймс» писала о том, что Путин является классическим продолжателем традиции российской монархии в деле построения великорусской империи…

Превращение России в монархию было бы логичным решением. Многие значительные фигуры выступают за такой строй. Хотя бы Никита Михалков…»

Идея монархии в России зародилась на самом высоком уровне. В то время Борису Ельцину нужна была поддержка перед выборами. И появился так называемый «монархический проект», подсказанный ему его ближайшим окружением, и в первую очередь А. Коржаковым. Тогда рассматривалась возможность пригласить в Россию в качестве императора цесаревича Георгия. И сегодня тема какой-то определённой монархической фигуры в вопросах стабилизации государственности и российского общества, поисках национальной идеи периодически возникает в нашей стране. И фигура главы Императорского Российского дома Великой княгини Марии Владимировны тому не исключение.

В одном из своих недавних интервью средствам массовой информации председатель президиума Монархического общественного движения России Кирилл Немирович-Данченко по поводу реставрации в России монархии и поиска национальной идеи высказал следующую мысль:

«Россия – страна огромная. И её сдерживать, как единое целое может только государство. Общенациональная идея – это вопрос власти, то есть, какая это будет власть? Все говорят: власть должна быть справедливой. И должно быть сильное гражданское общество. При этом остаётся вопрос: кто будет гарантировать власть, кто будет гарантировать исполнение закона, кто будет гарантировать свободу гражданского общества. И вот здесь мы подошли к некой институции. Институции гаранта. Можно сказать, что эта институция будет президент, но опыт последнего десятилетия показывает, что этот институт пока гарантировать ничего не может. И даже наиболее сильный президент Путин многие процессы не контролирует. Не потому, что он слабый или он умный или глупый. Совершенно не поэтому. Структура власти этого не позволяет…

Сегодня Россия – это президентская республика, но пока в очень подвижном состоянии: то более авторитарна, то менее авторитарна. Но всё зависит от одного главного лица. Все смотрят на одного человека, что скажет он, что подумает он, и для России это нормально. А самое плохое – это постоянные выборы. Разве можно провести действительно важные реформы за короткий президентский срок. У нас ведь какая сейчас главная проблема? Выборы 2008 года, кто станет президентом? А в 2010 году будет новая проблема – кто станет следующим президентом? Нет от этого стабильности, постоянное беспокойство... Что же кается поворота России в сторону конституционной монархии и возвращения в нашу страну Императорской семьи в качестве главного института власти, то давайте определимся в следующем.

Есть Российский Императорский дом как историческая институция. Есть механизм восстановления в России монархии при возглавлении этой монархии Российским Императорским домом. Есть процесс возвращения Российского Императорского дома как исторической институции без восстановления в России монархии. Что, кстати, произошло во всех постсоциалистических странах Европы. И последний раз в Италии – они просто вернули на свои территории королевские семьи, но не просто как граждан, а с официальным статусом королевской семьи. Хотя о восстановлении монархии пока вопрос не стоит. На мой взгляд, возвращать монархию в Россию ещё рано. И если мы искренние монархисты, а не монархисты ради каких-то своих амбиций, то к этому надо относиться очень осторожно и с глубоким пониманием процесса. Хотя я уверен, что Россия к этому ещё вернётся… Императорский же дом, начиная с 1924-го года, всегда заявлял, что восстановление в России монархии может быть только по волеизъявлению всего российского народа».

5. «РОССИЯ ВЕРНЁТ СВОЁ ВЕЛИЧИЕ И БЛАГОСОСТОЯНИЕ…»

Перед своим визитом на Тульскую землю глава Российского Императорского дома Великая княгиня Мария Владимировна дала интервью корреспонденту газеты «Тульские Известия, « в котором поделилась впечатлениями от предыдущих поездок в Россию и высказала своё мнение о дальнейшем обустройстве страны:

«Первый раз в Туле мы побывали в 1995 году.… Тогда и в течение несколько последующих лет впечатления от соприкосновения с Родиной были и отрадными, и печальными одновременно. Отрадными, потому что мы всегда жили мыслью о возвращении в Отечество, и наконец наша мечта сбылась, а печальными, потому что обстановка была тяжёлая, лица людей мрачные, во многих местах наблюдалась такая разруха, что казалось – там недавно прошла война. Теперь, бывая в России, я вижу иное и уверена, что Тульская область не составит исключения. На лицах людей появились улыбки. Это говорит о многом. Ясно, что далеко не все вопросы решены.

Труд оплачивается неоправданно низко. Больно видеть пожилых людей, всю жизнь жертвенно служивших Родине, а теперь вынужденных влачить полунищенское существование. Многим приходится сталкиваться с коррупцией, с нарушением самых простых гражданских прав, с бездушием и бессовестностью чиновников. Но нельзя не замечать и положительные сдвиги. По крайней мере, президент России имеет мужество честно говорить о существующих проблемах и предпринимать меры для их решения. Это уже очень много значит. Однако нужно всегда помнить, что даже самый талантливый руководитель и самое честное правительство при любой государственной системе будут бессильны без доверия и поддержки всех граждан, без объединяющей идеи. Только общими усилиями, начиная благоустраивать страну со своего дома, своего двора, своей улицы, мы сможем добиться того, что Россия вернёт своё величие и благосостояние, утраченное в потрясениях ХХ века.

Приходится встречаться с утверждениями, что национальная идея вообще не нужна. Будто бы существуют некие общечеловеческие ценности, которые в современном мире заменяют и вытесняют ценности национальные. Я считаю, что это глубоко ошибочное мнение. Общечеловеческие ценности, несомненно, есть. Но нелепо противопоставлять общему частное. Мировая цивилизация не существует сама по себе, а складывается из суммы национальных цивилизаций. Для абсолютного большинства людей, независимо от их религиозных убеждений, национальной принадлежности и общественно-политических взглядов главное значение имеют вера в Бога, любовь к своей семье, стремление к достойной жизни,… Когда человек теряет что-либо из этого, он чрезвычайно беднеет духовно. Но в любом случае, воплощение всех этих общечеловеческих чувств возможно только в тех или иных национальных формах.

По крайней мере, со времён Римской империи под нацией понимается сообщество людей, объединённых общими государственными и культурными ценностями и экономическими интересами, независимо от простой этнической принадлежности. В многонациональном государстве, каким всегда была Россия, нация представляет из себя семью народов. Из этого следует исходить при определении российской национальной идеи.

Национальная идея не может быть создана в кабинетах и библиотеках. Она рождается в народных сердцах. Сплотить нацию могут только общепризнанные ценности. Конечно, всегда найдется некий процент людей, которые не готовы согласиться ни с чем. Как правило, это связано с тем, что сами они не сумели сформировать свою собственную систему ценностей, и поэтому их раздражает наличие такой системы у других. Ради национального единства нельзя пренебрегать мнением и этих людей. Но ориентироваться на него вряд ли правильно. Механическое подавление меньшинства большинством недопустимо и несправедливо. Но ещё более несправедливо, когда агрессивное меньшинство порабощает большинство, диктует ему свою волю, заставляет его служить утопиям и химерам.

Национальная идея – это то, что большинство народа ощущает родным. Она отличается от узкого национализма тем, что обращена не только к себе, но и к окружающему миру. В ней взаимно дополняются и обогащаются общечеловеческие качества и национальные особенности. Это выбор для себя и предложение другим. У России есть богатейший многовековой опыт построения государства на основе религиозного и национального мира, разумного сосуществования свободы и порядка, тонкой самооценки личности, взвешенно-критического отношения к носителям власти в соединении с верой в высший сакральный смысл власти как таковой, готовности к труду и самопожертвованию. Сочетание этих качеств заложено на генетическом уровне, и никакие революции не смогут их вытравить. Всё это в совокупности есть неизменное стремление к Божественной Правде. Стремление к Правде, так, по-моему, можно чётко и коротко сформулировать российскую национальную идею...

Наша сила и наша слабость – в нас самих. Пока мы будем разобщёнными и увлечёнными партийными склоками, мы будем уязвимы. А когда обретём единство, никто не сможет нам серьёзно повредить, потому что потенциал России и её народа неисчерпаем. Испытания, пережитые нами в прошлом веке, страшны и безмерны. Они причинили огромный ущерб духовности и культуре, генофонду нации, экономике,… Но они также закалили нас, приучили преодолевать препятствия, находить выход из безвыходных ситуаций. Я не сомневаюсь, что в XXI веке Россию и её народ ждёт возвращение на традиционный путь развития в качестве ведущей мировой державы...»

Страны монархии

Без царя во главе

В мире довольно распространена ситуация, когда монархии в стране нет, а монархи есть (иногда они находятся за пределами страны). Наследники царственных родов или претендуют (пусть даже формально) на престол, утерянный их предками, или, потеряв официальную власть, сохраняют реальное влияние на жизнь страны. Вот список таких государств.

Австрия

Монархия прекратила существование в 1918 году после распада Австро-Венгерской империи. Претендент на престол — эрцгерцог Отто фон Габсбург, сын свергнутого императора Карла.

Албания

Монархия прекратила существование в 1944 году после прихода к власти коммунистов. Претендент на престол — Лека, сын свергнутого короля Зога I.

Андорра Княжество

Номинальными соправителями которого считаются президент Франции и епископ Урхельский (Испания); некоторые обозреватели считают необходимым причислять Андорру к монархиям.

Афганистан

Монархия прекратила существование в 1973 году после свержения короля Мухаммеда Захир Шаха, который в 2002 году вернулся в страну после многолетнего пребывания в Италии, но не стал активно участвовать в политической жизни.

Бенин Республика

Важную роль в жизни, которой играют традиционные короли (ахосу) и вожди племен. Наиболее известен ныне правящий король (ахосу) Абомея — Аголи Агбо III, 17-й по счету представитель своей династии.

Болгария

Монархия прекратила существование после свержения в 1946 году царя Симеона II. Декрет о национализации земель, принадлежащих царской семье, был отменен в 1997 году. С 2001 года бывший царь занимает пост премьер-министра Болгарии под именем Симеона Сакскобургготского.

Ботсвана

Республика с момента провозглашения независимости в 1966 году. В число депутатов одной из палат парламента страны — палаты вождей — входят вожди (кгоси) восьми крупнейших племен страны.

Бразилия

Республика с момента отречения императора Дона Педро II в 1889 году. Претендент на престол — праправнук отрекшегося императора принц Луис Гастао.

Буркина-Фасо

Республика с момента провозглашения независимости в 1960 году. На территории страны находится большое количество традиционных государств, наиболее значительным из которых является Вогодого (на территории столицы страны Уагудугу), где в настоящее время на престоле правитель (моого-нааба) Баонго II.

Ватикан

Теократия (некоторые аналитики считают ее одной из форм монархии — абсолютной теократической монархией,— однако следует учитывать, что она не является и не может являться наследственной).

Венгрия

Республика с 1946 года, до этого с 1918 года была номинальной монархией — регент правил в отсутствие короля. До 1918 года входила в состав Австро-Венгерской империи (императоры Австрии были также королями Венгрии), поэтому потенциальный претендент на венгерский королевский престол тот же, что и в Австрии.

Восточный Тимор

Республика с момента провозглашения независимости в 2002 году. На территории страны находится ряд традиционных государств, правители которых имеют титулы раджей.

Вьетнам

Монархия на территории страны окончательно прекратила существование в 1955 году, когда по результатам референдума в Южном Вьетнаме была провозглашена республика. Ранее, в 1945 году, последний император Бао Дай уже отрекался от престола, но французские власти вернули его в страну в 1949 году и предоставили ему пост главы государства. Претендент на престол — сын императора принц Бао Лонг.

Гамбия

Республика с 1970 года (с момента независимости в 1965 году до провозглашения республики главой государства была королева Великобритании). В 1995 году Ивонна Приор, голландка из Суринама, была признана реинкарнацией одного из королей древности и провозглашена королевой народа мандинго.

Гана

Республика с 1960 года (с момента независимости в 1957 году до провозглашения республики главой государства была королева Великобритании). Конституция Ганы гарантирует право традиционных правителей (иногда их называют королями, иногда вождями) на участие в управлении делами государства.

Германия

Республика с момента свержения монархии в 1918 году. Претендент на престол — принц Георг Фридрих Прусский, праправнук кайзера Вильгельма II.

Греция

Монархия официально прекратила существование в результате референдума 1974 года. Бежавший из страны после военного переворота 1967 года король Греции Константин в настоящее время проживает в Великобритании. В 1994 году правительство Греции лишило короля гражданства и конфисковало принадлежавшую ему собственность в Греции. В настоящее время королевская семья оспаривает это решение в Международном суде по правам человека.

Грузия

Республика с момента провозглашения независимости в 1991 году. Претендент на престол грузинского царства, потерявшего независимость в результате присоединения к России в 1801 году,— Георгий Ираклиевич Багратион-Мухранский, князь Грузинский.

Египет

Монархия существовала до свержения короля Египта и Судана Ахмада Фуада II в 1953 году. В настоящее время бывший король, которому в момент потери трона было чуть более года от роду, проживает во Франции.

Ирак

Монархия прекратила существование в 1958 году в результате революции, в ходе которой был убит король Фейсал II. Претензии на иракский престол высказывают принц Раад бен Зейд, брат короля Ирака Фейсала I, и принц Шариф Али бен Али Хусейн, внучатый племянник этого же короля.
Иран Монархия прекратила существование в 1979 году после революции, в результате которой был свергнут шах Мохаммед Реза Пахлави. Претендент на престол — сын свергнутого шаха наследный принц Реза Пахлави.

Италия

Монархия прекратила существование в 1946 году в результате референдума, король Умберто II вынужден был покинуть страну. Претендент на престол — сын последнего короля наследный принц Виктор Эммануил, герцог Савойский.

Йемен

Республика возникла в результате объединения Северного и Южного Йемена в 1990 году. На территории Северного Йемена монархия прекратила существование в 1962 году. Султанаты и княжества на территории Южного Йемена были ликвидированы после провозглашения его независимости в 1967 году. Претендент на престол — принц Ахмат аль-Гани бен Мухаммед аль-Мутаваккиль.

Камерун

Республика с момента провозглашения независимости в 1960 году. На территории страны находится большое количество традиционных султанатов, главы которых нередко занимают высокие государственные должности. Среди наиболее известных традиционных правителей — султан Бамуна Ибрагим Мбомбо Нджойя, султан (баба) королевства Рей Буба Буба Абдулайе.

Конго (Демократическая Республика Конго, бывший Заир)

Республика с момента провозглашения независимости в 1960 году. На территории страны существует ряд традиционных королевств. Наиболее известны: королевство Куба (на престоле король Квете Мбоке); королевство Луба (король, иногда также называемый императором, Кабонго Жак); государство Руунд (Луунда), во главе которого стоит правитель (мваант яав) Мбумб II Мутеб.

Конго (Республика Конго)

Республика с момента провозглашения независимости в 1960 году. В 1991 году власти страны восстановили институт традиционных вождей (пересмотрев свое решение 20-летней давности). Наибольшей известностью из числа вождей пользуется глава традиционного королевства Теке — король (оонко) Макоко XI.

Корея

(КНДР и Республика Корея) Монархия прекратила существование в 1945 году в связи с капитуляцией Японии, в 1945-1948 годах страна находилась под управлением союзных держав, победивших во второй мировой войне, в 1948 году были провозглашены две республики на территории Корейского полуострова. В связи с тем, что с 1910 по 1945 год правители Кореи были вассалами Японии, их принято причислять к японской императорской фамилии. Претендент на корейский престол — представитель этой фамилии принц Кью Ри (иногда его фамилия пишется как Ли). На территории КНДР де-факто существует наследственная форма правления, однако де-юре она не оговорена в законодательстве страны.

Кот-д` Ивуар

Республика с момента провозглашения независимости в 1960 году. На территории страны (и частично на территории соседней Ганы) находится традиционное королевство Абронс (правит король Нанан Аджумани Куасси Адингра).

Лаос

Монархия прекратила существование в 1975 году в результате коммунистической революции. В 1977 году все члены королевской семьи были направлены в концлагерь («лагерь перевоспитания»). Двое сыновей короля — принц Суливонг Саванг и принц Даньявонг Саванг — смогли в 1981-1982 годах бежать из Лаоса. О судьбе короля, королевы, наследного принца и других членов семьи никаких официальных сведений нет. По неофициальным, все они скончались от голода в концлагере. Принц Суливонг Саванг, как старший из оставшихся в живых мужчин рода, является формальным претендентом на престол.

Ливия

Монархия прекратила существование в 1969 году. После переворота, организованного полковником Муамаром Каддафи, король Идрис I, находившийся во время переворота за границей, вынужден был отречься. Претендент на престол — официальный наследник короля (приемный сын его двоюродного брата) принц Мухаммед аль-Хасан аль-Рида.

Малави

Республика с 1966 года (с момента провозглашения независимости в 1964 году до провозглашения республики главой государства была королева Великобритании). Важную роль в политической жизни страны играет верховный вождь (инкоси я макоси) Ммбелва IV из династии Нгони.

Мальдивские острова

Монархия прекратила свое существование после референдума в 1968 году (в период британского владычества, то есть до провозглашения независимости в 1965 году, страна однажды уже становилась республикой на непродолжительное время). Формальный претендент на престол, впрочем никогда не заявлявший о своих претензиях,— принц Мухаммед Нуреддин, сын султана Мальдивских островов Хасана Нуреддина II (правил в 1935-1943 годах).

Мексика

Монархия прекратила существование в 1867 году после расстрела революционерами правителя провозглашенной в 1864 году империи эрцгерцога Максимилиана Австрийского. Ранее, в 1821-1823 годах, страна уже однажды была независимым государством с монархической формой устройства. Представители династии Итурбиде, чей предок был мексиканским императором в этот период, являются претендентами на мексиканский престол. Глава семейства Итурбиде — баронесса Мария (II) Анна Танкл Итурбиде.

Мозамбик

Республика с момента провозглашения независимости в 1975 году. На территории страны находится традиционное государство Маньика, чьим правителем (мамбо) является Мутаса Пафива.

Мьянма

(до 1989 года Бирма) Республика с момента провозглашения независимости в 1948 году. Монархия прекратила существование в 1885 году после присоединения Бирмы к британской Индии. Претендент на престол — принц Хтейктин Тау Пайя, внук последнего короля Тхибау Мина.

Намибия

Республика с момента провозглашения независимости в 1990 году. Рядом племен управляют традиционные правители. О роли традиционных вождей говорит хотя бы тот факт, что Хендрик Витбуи несколько лет занимал должность заместителя главы правительства.

Нигер

Республика с момента провозглашения независимости в 1960 году. На территории страны находится ряд традиционных государств. Их правители и старейшины племен выбирают своего политического и религиозного лидера, который носит титул султана Зиндера (титул не передается по наследству). В настоящее время титул 20-го султана Зиндера носит хаджи Мамаду Мустафа.

Нигерия

Республика с 1963 года (с момента независимости в 1960 году до провозглашения республики главой государства была королева Великобритании). На территории страны находится около 100 традиционных государств, правители которых носят как привычно звучащие титулы султан или эмир, так и более экзотические: аку ука, олу, игве, аманьянабо, тор тив, алафин, оба, оби, атаоджа, ородже, олубака, охимеге (чаще всего это означает в переводе «вождь» или «верховный вождь»).

Палау (Белау)

Республика с момента провозглашения независимости в 1994 году. Законодательную власть осуществляет палата делегатов (совет вождей), в состав которой входят традиционные правители 16 провинций Палау. Наибольшим авторитетом пользуется Ютака Гиббонс, верховный вождь (ибедул) Корора, главного города страны.

Португалия

Монархия прекратила существование в 1910 году в результате побега из страны короля Мануэла II, опасавшегося за свою жизнь в связи с вооруженным восстанием. Претендент на престол — дом Дуарте III Пио, герцог Брагансский.

Россия

Монархия прекратила свое существование после Февральской революции 1917 года. Хотя существует несколько претендентов на российский престол, большинство монархистов признает законной наследницей великую княгиню Марию Владимировну, праправнучку императора Александра II.

Румыния

Монархия прекратила существование после отречения короля Михая I в 1947 году. После краха коммунизма бывший король несколько раз посещал родную страну. В 2001 году румынский парламент предоставил ему права бывшего главы государства — резиденцию, личный автомобиль с шофером и заработную плату в размере 50% зарплаты президента страны.

Сербия

Наряду с Черногорией входила в состав Югославии до 2002 года (остальные республики вышли из состава Югославии в 1991 году). В Югославии монархия окончательно прекратила существование в 1945 году (с 1941 года король Петр II находился за пределами страны). После его смерти главой королевского дома стал его сын — престолонаследник принц Александр (Карагеоргиевич).

Соединенные Штаты Америки

Республика с момента провозглашения независимости в 1776 году. На Гавайских островах (присоединены к США в 1898 году, обрели статус штата в 1959 года) до 1893 года существовала монархия. Претендент на гавайский престол — принц Квентин Кухио Кавананакоа, прямой потомок последней гавайской королевы Лилиуокалани.

Танзания

Республика образовалась в 1964 году в результате объединения Танганьики и Занзибара. На острове Занзибаре незадолго до объединения была свергнута монархия. 10-й султан Занзибара Джамшид бен Абдулла вынужден был покинуть страну. Власти Танзании объявили о реабилитации монарха и о том, что он имеет право вернуться на родину в качестве обычного гражданина.

Тунис

Монархия прекратила существование в 1957 году, на следующий год после объявления независимости. Претендент на престол — наследный принц Сиди Али Ибрагим.

Турция

Провозглашена республикой в 1923 году (султанат упразднен годом ранее, а халифат годом позже этой даты). Претендент на престол — принц Осман VI.

Уганда

Республика с 1963 года (с момента независимости в 1962 году до провозглашения республики главой государства была королева Великобритании). Некоторые традиционные королевства на территории страны были ликвидированы в 1966-1967 годах и почти все восстановлены в 1993-1994 годах. Другим удалось избежать ликвидации.

Филиппины

Республика с момента провозглашения независимости в 1946 году. На территории страны находится много традиционных султанатов. 28 из них сосредоточены в районе озера Ланао (остров Минданао). Филиппинское правительство официально признает конфедерацию султанов Ланао (Ранао) как политическую силу, представляющую интересы определенных слоев населения острова. На престол султаната Сулу (расположенного на одноименном архипелаге) претендуют как минимум шесть человек, представляющих два рода, что объясняется различными политическими и финансовыми выгодами.

Франция

Монархия упразднена в 1871 году. На французский престол претендуют наследники различных родов: принц Генрих Орлеанский, граф Парижский и герцог Франции (орлеанистский претендент); Луис Альфонс де Бурбон, герцог Анжуйский (легитимистский претендент) и принц Карл Бонапарт, принц Наполеон (бонапартистский претендент).

Центральноафриканская Республика

После обретения независимости от Франции в 1960 году была провозглашена республика. Пришедший к власти в 1966 году в результате военного переворота полковник Жан-Бедель Бокасса в 1976 году провозгласил страну империей, а себя императором. В 1979 году Бокасса был свергнут, и Центральноафриканская империя вновь стала Центральноафриканской Республикой. Претендент на престол — сын Бокассы наследный принц Жан-Бедель Жорж Бокасса.

Чад

Республика с момента провозглашения независимости в 1960 году. Среди многочисленных традиционных государств на территории Чада следует выделить два: султанаты Багирми и Вадари (оба были формально ликвидированы после провозглашения независимости и восстановлены в 1970 году). Султан (мбанг) Багирми — Мухаммад Юсуф, султан (колак) Вадари — Ибрагим ибн-Мухаммад Урада.

Эфиопия

Монархия прекратила существование в 1975 году после упразднения поста императора. Последним из правящих императоров был Хайле Селассие I, принадлежащий к династии, основателями которой принято считать Менелика I, сына Соломона, царя Израиля, от царицы Савской. В 1988 году в рамках частной церемонии в Лондоне новым императором Эфиопии (в изгнании) был провозглашен сын Хайле Селассие — Амха Селассие I.
Южно-Африканская Республика Республика

С 1961 года (с момента независимости в 1910 году до провозглашения республики главой государства была королева Великобритании). В жизни страны важную роль играют вожди племен (амакоси), а также правитель традиционного королевства Квазулу Гудвил Звелитини КаБекузулу. Отдельно стоит выделить верховного вождя племени тембу Баелекхая Далиндьебо а Сабата, который в соответствии с обычаями племени считается племянником экс-президента ЮАР Нельсона Манделы. Вождем племени является также известный политик, лидер Партии свободы «Инката» Мангосуту Гатши Бутелези из племени бутелези. В период апартеида власти ЮАР создали десять «автономных» образований по племенному признаку, которые назывались бантустаны (хоумленды).

Государства монархии

Монархия - это такая форма правления, при которой верховная государственная власть осуществляется единолично и переходит, как правило, по наследству.

Основными признаками классической монархической формы правления являются:

- существование единоличного главы государства, пользующегося своей властью пожизненно (царь, король, император, шах);
- наследственный порядок преемственности верховной власти;
- представительство государства монархом по своему усмотрению;
- юридическая безответственность монарха.

Монархия возникла в условиях рабовладельческого общества. При феодализме она стала основной формой государственного правления. В буржуазном же обществе сохранились лишь традиционные, в основном формальные черты монархического правления.

Сословно-представительная монархия - это такая централизованная форма государственного правления, при которой власть монарха ограничена сословно-представительным органом (собранием). Такие сословно-представительные собрания возникают вследствие преодоления феодальной раздробленности в результате развития товарно-денежных отношений и создания централизованной монархии. Во Франции это - Генеральные штаты, в Англии - парламент, в Испании - кортесы, в России - Земский собор.

Наряду с сословно-представительными органами функционировал строго централизованный, разветвленный аппарат центральной и местной исполнительной власти, всецело подчиненный монарху.

Абсолютная монархия - это такая форма правления, при которой верховная государственная власть по закону всецело принадлежит одному лицу - царю, королю, императору.

По формуле Петровского Воинского устава, «самовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответу дать не должен». Основным признаком абсолютной монархической формы правления является отсутствие каких-либо государственных органов, ограничивающих компетенцию монарха.

Возникновение абсолютизма связано с процессом зарождения буржуазных отношений и начинающимся процессом разложения феодализма и старых феодальных сословий. К наиболее существенным чертам абсолютной монархии относятся ликвидация или полный упадок сословных представительных учреждений, юридически не ограниченная власть монарха, наличие в его непосредственном подчинении и распоряжении постоянной армии, полиции и развитого бюрократического аппарата.

Власть в центре и на местах при абсолютизме принадлежит уже не крупным феодалам, а чиновникам, назначаемым и увольняемым монархом. В Англии, например, феодальная курия в этот период сменяется Тайным Советом, в состав которого входили высшие государственные чиновники. Центральная бюрократия оттесняет феодалов от непосред-ственного осуществления власти и на местах. Конституционная монархия представляет собой такую форму правления, при которой власть монарха значительно ограничена представительным органом. Обычно это ограничение определяется консти-туцией, утверждаемой парламентом. Монарх же не вправе изменить конституцию.

Как форма правления конституционная монархия возникает в период становления буржуазного общества. Формально она не утратила своего значения в ряде стран Европы и Азии и до настоящего времени (Англия, Дания, Испания, Норвегия, Швеция, Япония и др.).

Конституционная монархия бывает парламентарной и дуалистической. Последняя как форма государственного правления практически изживает себя.

Парламентарная монархия характеризуется следующими основными признаками:

- правительство формируется из представителей определенной партии (или партий),
- получивших большинство голосов на выборах в парламент;
- лидер партии, обладающий наибольшим числом депутатских мест, становится главой государства;
- в законодательной, исполнительной и судебной сферах власть монарха фактически отсутствует, она является символической;
- законодательные акты принимаются парламентом и формально подписываются монархом;
- правительство согласно конституции несет ответственность не перед монархом, а перед парламентом.

При дуалистической монархии государственная власть носит двойственный характер. Юридически и фактически власть разделена между правительством, формируемым монархом, и парламентом. Правительство в дуалистических монархиях формируется независимо от партийного состава в парламенте и не ответственно перед ним. Монарх при этом выражает преимущественно интересы феодалов, а парламент представляет интересы буржуазии и других слоев населения. Подобная форма правления существовала в кайзеровской Германии (1871-1918).

В Англии монархия

XVI век в истории Англии характеризовался заметным подъемом английского хозяйства, развитием капиталистических отношений, как в промышленности, так и в сельском хозяйстве.

При правлении Тюдоров (от Генриха VII, начиная с 1485 г., и до смерти в 1603 г. Елизаветы) происходит усиление королевской власти.

Первый король этой династии Генрих VII (1485 — 1509 гг.) вел непримиримую борьбу с остатками феодальной знати. Так была запрещена свита феодалов, что подрывало военную мощь баронов; объявлялось о монопольном праве короны иметь на вооружении артиллерию, которая могла сокрушать любые крепости и замки. При нем была усилена власть над окраинами — Уэльсом, Корнуэллом и Северными графствами, для чего были учреждены "Северный совет" и "Уэльский совет". "Звездная палата", созданная Генрихом VII для наблюдения за исполнением его статута о запрещении частных военных дружин и вооруженных свит, превратилась в оплот королевского абсолютизма — суд по политическим преступлениям.

При Генрихе VIII в 1537 г. парламент принял статут, согласно которому королевские ордонансы и прокламации были приравнены к закону.

Обладая чертами, характерными для абсолютной монархии, английский абсолютизм отличался все же тремя существенными особенностями.

В Англии усиление королевской власти не повлекло за собой ликвидации парламента. Сохранялось и местное самоуправление. В городах самоуправление находилось в руках привилегированной части бюргерства, в графствах — в руках дворянства, из числа которых назначались и мировые судьи.

И, наконец, английский абсолютизм не создал постоянной многочисленной армии, т. к. в этом не было необходимости ввиду ее островного положения. Основное внимание короны и парламента было обращено на создание сильного флота, который обеспечивал защиту Англии с моря, ее колониальную и торговую экспансию. В последние годы царствования Елизаветы у буржуазии и нового дворянства все больше стало проявляться недовольство опекой, которую осуществлял абсолютизм над производством и торговлей, стеснял свободу предпринимательской деятельности и конкуренции.

В 1601 г. парламент резко протестовал против политики раздачи короной патентов на монопольное право производства разных товаров и их продажу.

В начале XVII в. развитие капитализма делает в Англии дальнейшие успехи. Развитие новых форм шерстяной промышленности требовало решение вопроса о свободе торговли, предпринимательской деятельности и конкуренции.

Точно также и сельское хозяйство этого периода характеризуется ростом капиталистических отношений. “Огораживания”, вызывающие многочисленные жалобы на протяжении всего XVI в., продолжаются и в первые десятилетия XVII в. “Огораживания” вызывали обезземеление деревенского населения. Реакций на дальнейшие огораживания и разорение деревенского населения вызывали многочисленные крестьянские восстания в начале XVII в.

Среди буржуазии и нового дворянства усиливаются оппозиционные настроения по отношению к абсолютизму и англиканской церковности, сохранявшей немало от католицизма в отношении, как вероучения, так и богослужебного ритуала. К полному очищению англиканской церкви от католицизма и стремилось пуританское движение, поддержанное многочисленными сторонниками из числа английской буржуазии и нового дворянства.

Среди пуритан было два течения. Умеренные пуритане, выражавшие интересы крупной торгово-финансовой буржуазии и новой знати, желали установления в Англии пресвитерианской государственной церкви, подобно той, которая в это время утвердилась в Шотландии. К началу 70-х годов XVI в. относится организация в Англии первой пресвитерианской общины.

Радикальное направление в пуританстве, выражавшее главным образом интересы джентри и средней буржуазии, осуждало самый принцип государственной церкви в Англии независимых самоуправляющихся общин верующих, отчего их и назвали индепендентами (независимыми). Первая индепендентская община была создана в 1581 г.

Пуританизм был религиозной формой буржуазного мировоззрения. Наряду с требованием церковных реформ строй с его моралью и противопоставляли ему свои идеалы бережливости и стяжательств, осуждая всякие развлечения и роскошь.

В 1625 г. королем Англии становится Карл I Стюарт, который пробовал править без парламента: взимал пошлины органом сословного представительства, практиковал принудительные займы, прибегал к внесудебной расправе.

В 1628 г. король вынужден был созвать парламент, в котором образовалась мощная оппозиция. Среди вождей оппозиции был и знаменитый юрист Эдуард Кок25 — защитник “свобод”, дарованных Великой Хартией Вольностей.

Парламент 1628 г. в числе прочих дел затронул и вопросы о принудительном займе, о произвольных арестах и об использовании законов военного времени. В этой связи Эд. Кок говорил: “Король не может облагать кого-либо займом. Займы против воли подданных есть деяние, противоречившее разуму и вольностям страны… Король не может приказать заключить в тюрьму кого-либо… Посылать человека в тюрьму и не называть причины, значит, идти против разума”26.

Обсуждение вопросов началось 27 марта 1628 г. на заседании комитета по причинам недовольства и затем продолжалось более двух месяцев. После первых дней обсуждения нижняя палата приступила к выработке “Петиции о праве”, текст которой неоднократно согласовывался с лордами. В этом документе были перечислены “обиды” общин и все нарушения законов и вольностей. В частности говорилось о нарушении Великой Хартии Вольностей, статута 1295 г., принятого при Эдуарде I, статутов Эдуарда III 1352 и 1355 гг. Затем высказывалась просьба не принуждать никого впредь “давать или уплачивать какие-либо дары, займы, беневоленсы, налоги и подобные сборы без общего согласия, выраженного актом парламента…, не подвергать аресту и другим преследованиям и притеснениям в связи с этими сборами или отказом платить их…, удалить названных солдат и матросов… в будущем не обременять народ их постоями, аннулировать предоставленные должностным лицам и не предоставлять впредь полномочия использовать законы военного времени, дабы не доводить тем самым подданных до гибели и смерти вопреки законам и вольностям страны”27.

При Генрихе VII была проведена церковная реформа, начало которой относится к 1533 г. Прежде всего, была отменена юрисдикция папы в английских судебных делах; осуществлена секуляризация монастырских земель и имуществ. В 1534 г. король был объявлен главой английской церкви. Однако основные принципы католического вероучения не были затронуты Генрихом VII. И все же, порвав с папой, английские реформаторы должны были постепенно отходить от католицизма: король не только стал назначать на церковные должности, но и отделять само вероучение.

Создается специальное учреждение — "Суд прибылей", который должен был следить за поступлениями в королевскую казну с бывших монастырских земель, большая часть которых была продана крупными участками финансистам, мануфактуристам и дворянам. Одновременно шло расхищение церковных имуществ фаворитами короля.

Окончательно торжество реформации произошло при Елизавете (1558 — 1603 гг.), правительству которой приходилось вести борьбу не только с католиками и папой, но и с различными религиозными течениями и сектами. Дело в том, что реформированная англиканская церковь оставалась аристократическим учреждение, сохранившим многое от старой католической церкви: епископат, католическую внешность культа и богослужения. Англиканская церковь стала не только оплотом тюдоровского абсолютизма, но и в последующей борьбе короны с парламентом при Стюартах решительно поддерживала последних в их абсолютистских притязаниях

Парламентская монархия

Парламентарная (парламентская) монархия — это такая разновидность ограниченной монархии, в рамках которой конституционно-правовой статус, правомочия и реальная власть монарха серьезно ограничены конституцией, принятой на демократической основе, избираемым парламентом, сосредоточивающим в себе законодательную власть, и ответственным только перед парламентом правительством, осуществляющим управление страной. Формально и в таких монархиях король сохраняет статус главы государства и обычно назначает правительство, но фактически он чаще всего, как говорится, «царствует, но не правит», ибо реально страной управляет правительство, формируемое парламентом и ответственное лишь перед ним в своей деятельности. В таких монархиях при выражении парламентом вотума недоверия правительству последнее уходит в отставку или отправляется в отставку монархом.

Другое дело, что в условиях достаточно последовательного проведения принципа разделения властей правительство обычно обладает в данном случае правом предложить монарху распустить парламент и назначить новые выборы. Король в таких монархиях может иметь право роспуска парламента, но в конституциях обычно определяются достаточно узкие рамки возможных вариантов, при которых это может иметь место.

Так, ст. 46 Конституции Бельгии гласит, что «Король вправе распустить палату представителей, только когда последняя абсолютным большинством своих членов:

1) либо отклоняет вотум доверия Федеральному правительству и не предложит Королю в трехмесячный срок со дня отклонения вотума кандидатуры преемника Премьер-министра;
2) либо принимает вотум недоверия Федеральному правительству и одновременно не предложит Королю кандидатуру преемника Премьер-министра». Кроме того, Король может в случае отставки Федерального правительства распустить Палату представителей с ее согласия, выраженного абсолютным числом ее членов.

В парламентарных монархиях центральная и решающая роль в системе отношений высших органов государственной власти монарх — парламент — правительство принадлежит парламенту. Монарх как юридический глава государства участия в реальном управлении страной не принимает, оставаясь чаще всего лишь символом единства нации как со гражданства. В ряде случаев монарх формально не назначает правительство. Он обычно (например, в Швеции, Норвегии, Японии и др.) не имеет права отлагательного вето в отношении принятых парламентом законов, а если и обладает формально таким правом, то практически не использует его (например, в Великобритании, Бельгии и др.), либо использует, но на основании решения правительства.

Конституция Японии прямо запрещает участие монарха в управлении страной, а конституции и конституционная практика Швеции, Норвегии, Великобритании, Японии и др. не наделяют монарха никакими такими полномочиями. Конституции ряда парламентарных монархий (Бельгии, Дании и др.) формально возлагают исполнительную власть в пределах, определенных конституцией, на короля, но фактически она осуществляется правительством, а роль короля в этом сводится к подписанию актов правительства. При этом конституционно устанавливается, например, в Конституции Бельгии (ст. 106), что «никакой акт Короля не может иметь силы, если он не контрассигнован министром, который тем самым несет за него ответственность». Аналогичные положения содержатся и в Конституции Дании (п. 12, 14 и др.).

Обычно в парламентарных монархиях король не действует самостоятельно, его акты подготавливаются правительством и скрепляются, контрассигнуются (от латинского contra — против и signare — подписывать) главой правительства или тем или иным министром, не имея в противном случае юридической силы. Судебную власть осуществляют независимые суды, но приговоры и постановления приводятся в исполнение именем короля. Сказанное, однако, не должно вести к одностороннему мнению, будто институт монарха в парламентарных монархиях всегда носит чисто архаический и номинальный характер. Отстраненность монарха от управления страной и политических перипетий вовсе не означает, что его роль здесь и в иных отношениях (например, как символа единства нации, морально-политического авторитета, арбитра между ветвями и органами государственной власти и др.) близка к нулевой. Достаточно сослаться на опыт Испании, где в феврале 1981 г. именно король Хуан Карлос как Верховный главнокомандующий остановил попытку военного переворота в стране, а также на опыт Великобритании с ее традицией, согласно которой «король не может быть неправ» и др. Кроме того, в ряде таких монархий (Малайзия, Таиланд и др.) главы государств имеют и существенно более широкие права и полномочия.

Вместе с тем, как это вытекает из сказанного, реальная государственная власть в парламентарных монархиях принадлежит не монарху, а парламенту и подчиненному ему правительству. Поэтому вряд ли можно согласиться с мнением, что в таких монархиях два субъекта — монарх и народ — одновременно обладают суверенитетом, что «парламентская монархия представляет собой юридическую форму, которая, обеспечивая правление двух суверенов — народа и монарха, закрепляет основные политические полномочия за народно-представительным органом (парламентом), а формально-юридические — за монархом».

Во-первых, это заключение противоречит общеизвестному положению, приводимому и самим автором, что в парламентарных монархиях король не правит, а лишь царствует.

Во-вторых, проблема суверенитета — это проблема реального, а не номинального состояния власти.

И в-третьих, в самих конституциях парламентарных монархий нередко прямо закрепляется, что суверенитет в них принадлежит народу, а король и парламент лишь реализуют его, в связи, с чем неправомерно на один уровень ставить здесь народ и монарха.

Так, согласно ч. 2 ст. 1 Конституции Испании, «носителем национального суверенитета является испанский народ, источник государственной власти». Статья 32 Конституции Люксембурга гласит, что «суверенитет принадлежит нации», а Великий Герцог осуществляет его в соответствии с Конституцией и законами страны. Статья 50 Конституции Нидерландов указывает, что именно Генеральные штаты (парламент) представляют весь народ Нидерландов. В Конституции Бельгии (ст. 33) указывается, что «все власти исходят от нации». Конституционный закон «Форма правления» (§ 1 гл. 1) устанавливает, что «вся государственная власть в Швеции исходит от народа», что Риксдаг (парламент) является «высшим представителем народа». Все это говорит о том, что парламентарная монархия не только не исключает народовластие, суверенитет народа, но базируется на нем, вовсе не предполагая двойного, дуалистического суверенитета. О таком дуализме власти, да и то с серьезными оговорками и в отдельных случаях речь может идти применительно к дуалистическим монархиям, в связи, с чем они так и именуются.

Парламентарные монархии значительно более распространены в современном мире по сравнению с абсолютными и дуалистическими. Среди монархий их подавляющее большинство. Это — Великобритания, Япония, Канада, Испания, Австралия, Швеция, Новая Зеландия, Норвегия, Дания, Нидерланды, Бельгия, Таиланд, Малайзия, Люксембург и др. «Политической формой испанского государства является парламентарная монархия», — гласит ч. 3 ст. 1 Конституции Испании. Выше уже была приведена высокая оценка места и роли короля в этой Конституции (ст. 56). Вместе с тем в ней конкретно и подробно определяются функции и права монарха в условиях парламентарной монархии (ст. 62—65).

В современной Испании король, оставаясь главой государства, не является главой исполнительной власти, не обладает правом законодательной инициативы и правом вето в отношении законов, принятых парламентом. Конституция Люксембурга (ст. 51) устанавливает, что «в Великом Герцогстве действует режим парламентской демократии». В отличие от парламентарной монархии в Испании, эта же разновидность монархии здесь предусматривает, что Великий Герцог является главой исполнительной власти и обладает правом законодательной инициативы, а Палате депутатов предоставлена возможность направлять ему законопроекты. Он же назначает и увольняет членов правительства, определяет его состав, назначает судей и т.д.

В Швеции функции короля как главы государства ограничены лишь чисто представительскими. Он не обладает правом наложения вето на решения парламента, даже формально не является главой исполнительной власти, не назначает правительство и не отправляет его в отставку, не назначает судей и послов и даже не обладает правом помилования. «Управляет государством Правительство», которое ответственно перед Риксдагом (парламентом), — устанавливает § 6 гл. 1 — одного из основных законов, входящих в Конституцию Швеции — «Форма правления». А § 1 гл. 5 ведет речь о том, что глава государства лишь информируется премьер-министром о делах государства. Особое место в ряду парламентарных монархий занимают такие страны, как Канада, Австралия, Новая Зеландия, Ямайка и др., которые являются членами Британского Содружества. Их формальным главой является король (королева) Великобритании, представляемый в этих странах назначаемым генерал-губернатором. Практически же правительства этих стран выдвигают эту кандидатуру, а иногда генерал-губернатора избирает парламент соответствующей страны.

Монархия во Франции

Хотя установление абсолютной монархии во Франции связано, главным образом, с именами кардинала Ришелье и короля Людовика XIV, нельзя сказать, что она была их творением. Они только достроили то здание, которое постепенно возводилось в течение нескольких столетий. Рост королевской власти во Франции самым тесным образом связан с постепенным территориальным и национальным объединением страны после Столетней войны. Причем объединение обособленных первоначально феодальных территорий в королевский домен способствовало естественным образом и сплочению национальному; и то, и другое вместе способствовали упрочению королевской власти. Объединенная в руках короля Франция давала прочную реальную опору королевскому могуществу и тем самым обеспечила процесс феодализации королевской власти, то есть процесс постепенного ее отрыва от средневековых феодальных основ и утверждения ее на новых, государственно-правовых началах.

Исходным пунктом этого процесса во Франции, как и всюду, является возрождение римского права с сопутствующей ему идейной реставрацией неограниченной власти государя. Итальянское возрождение римского права скоро нашло отголоски во Франции уже при Филиппе Августе (годы правления 1180-1223), Людовике IX Святом (1226-1270) и при Филиппе IV Красивом (1285-1314). Про короля начинают говорить, что он — живой закон. С конца XVI века наступает новый подъем королевской власти, и вместе с тем наблюдается решительный поворот в области политических идей, выразителем которых стал один из замечательных мыслителей своего века Жан Боден (1530-1596). В своем сочинении «О республике» (1576 год) он возвращается к римскому пониманию государства и власти. Сущность государства, по его представлению, заключается в верховной власти, которая обладает тремя главными атрибутами: постоянством, неограниченностью и единством. Она постоянна, потому что всякая временная власть не может быть верховной. Не верховная она, если ограничена какими-либо условиями. Она едина, значит, не может быть поделена, например, между монархом и народным представительством.

Другим существенным фактором процесса была постепенная победа принципа наследственности над принципом избирательности в порядке передачи королевской короны. Родоначальником первой царствующей династии во Франции стал Гуго Капет, избранный на престол в 987 году. Нужно заметить, что избиравшие его феодальные сеньоры отнюдь не собирались отказываться от права выбирать себе королей и впредь, но делать им этого больше не пришлось: королевская корона из избирательной превратилась в наследственную.

Случилось это благодаря целой совокупности обстоятельств, из которых наиболее существенную роль играли:

1) непрерывность мужской линии капетингской фамилии в течение трех с половиной столетий (987-1328 гг.);
2) общая тенденция к наследственности всякого рода государственных должностей;
3) дальновидная политика самих капетингских королей, которые искусно умели пользоваться обоими отмеченными обстоятельствами в целях упрочения положения своей династии.

При наличии первых двух обстоятельств каждому из королей не стоило особенного труда склонить феодалов к «избранию» своего старшего сына на престол в качестве предполагаемого наследника. Вплоть до коронации Филиппа Августа монархи систематически заручались таким предварительным избранием. Начиная с Филиппа II Августа такая практика прекращается: она становится излишней формальностью. В силу длинного ряда прецедентов факт успел уже приобрести значение права.

Благодаря окончательно утвердившемуся принципу наследственности короны, с одной стороны, и благодаря территориальному усилению короля — с другой, при Филиппе Августе французская монархия делает решительный шаг к фактическому отделению королевской власти от ее первоначальных феодально-правовых основ. Характерен в этом отношении следующий эпизод. Филипп Август присоединил к своему домену графство Амьенское и в силу феодального обычая принял титул графа Амьенского. Но графы Амьенские состояли в вассальных отношениях к епископам Амьенским. Становясь графом Амьенским, Филипп Август делался в силу феодального права вассалом епископа Амьенского, которому как своему сюзерену должен был принести присягу верности. Поэтому закон был на стороне епископа, когда тот потребовал такой присяги. «Я не могу, я не должен никому давать присяги», — ответил Филипп. По какому праву он отказался от исполнения одного из категорических предписаний феодального права? Ответ может быть только один: по праву короля. Так рядом с ветхим зданием феодального права корона воздвигает новое здание, здание права королевского.

К началу XVI века завершается территориальное собирание Франции и вместе с ним заканчивается государственно-правовой процесс феодализации королевской власти. Франциск I (годы правления 1515-1547) представляет собой уже государя в новом смысле. Он — государь Божьей милостью, управляющий государством посредством чиновников, командующий всеми вооружёнными силами королевства, держащий в своих руках верховную судебную и законодательную власть и не знающий никаких правовых ограничений своей власти. Одним словом, он — государь и государь абсолютный. Не существует более никакой власти в государстве, которая могла бы конкурировать с короной. С этого момента абсолютизм представляет собой совершившийся факт.

Сам парижский парламент, который столетие спустя сделается ярым антагонистом короны, провозгласил во всеуслышание неограниченность королевской власти в качестве одного из основных начал государственного строя Франции. «Мы хорошо знаем, — говорил, обращаясь к Франциску, от имени парламента его президент, — мы хорошо знаем, что Вы выше законов, и ордонансы не имеют для Вас принудительной силы». Сравнивая современную им эпоху с ещё недавним прошлым, старые вельможи меланхолически вздыхали: когда-то наши короли именовались "короли над свободными людьми", теперь им следовало бы именоваться "короли над рабами".

Свои идеи и представления о королевской власти Генрих IV активно проводил на практике. Начать с того, что вопреки многочисленным прецедентам, он по вступлении на престол не счёл нужным созывать Генеральные штаты, а ограничился лишь созывом именитых граждан в Руане в 1596 году для простого „совещания“. Не особенно щадил Генрих и муниципальные вольности городов, замещая при случае выборные городские должности по своему усмотрению.

Нельзя сказать также, чтобы он относился с неизменным уважением к традиционной независимости суда, не отступая при случае перед личным вмешательством в дело правосудия, что, впрочем, не противоречило тогдашним правовым понятиям, по которым король был главным судьей в королевстве. Не особенно церемонился новый монарх и с вольностями церкви, назначая, где нужно, епископов по своему усмотрению, и не стесняясь каноническими правилами. Одним словом, Генрих IV ведет себя совершенно, как абсолютный государь, и во все продолжение своего царствования ни разу не созывает Генеральных штатов. Единственная ограниченность королевского абсолютизма заключается в личной умеренности и такте самого короля, считавшего за правило, что „король не должен делать всего, что может“.

Получив раз известие, что в Шампани крестьяне подвергаются грабежам со стороны королевских солдат, Генрих немедленно отправил туда гонцов с приказом "водворить порядок", дав им следующие наставления: "Если разорять мой народ, кто будет меня кормить? кто будет нести государственные повинности? кто будет оплачивать ваше жалование и пенсии? Боже сохрани! Кто обижает мой народ, тот меня обижает!" Не довольствуясь только мерами охранения, Генрих IV принимает ряд мер, направленных на поощрение развития сельского хозяйства: разрешается свободная торговля хлебом внутри королевства и свободный вывоз его за границу; за счет королевской казны осушаются болота; принимаются меры по охране лесов от истребления и так далее. И если не сбылось буквальным образом приписываемое Генриху пожелание, чтобы "у каждого крестьянина по воскресеньям была курица в супе", то, во всяком случае, благожелательные меры этого монарха не остались без положительных результатов.

Наконец, внешняя торговля также не ускользает от внимания Генриха. Открытие Америки и морского пути в Индию разом широко раздвинуло рамки международной торговли. Заслуживает быть отмеченным тот факт, что при Генрихе IV Франция впервые становится колониальной державой. Первая колония, основанная при нем в Северной Америке (Канаде), получила название Новой Франции. Тогда же были сделаны первые попытки основать французскую колонию в Гвиане, осуществленные, правда, лишь при Ришелье. Результатом хозяйственной политики Генриха IV было упорядочение финансов, уменьшение налогового бремени (кстати, с тех пор податная тяжесть во Франции никогда не уменьшалась) и подъем народного благосостояния. Генрих IV был последним из французских королей, который оставил своему преемнику запасной фонд, последующие монархи неизменно завещали своим преемникам долги, размеры которых увеличивались с каждым царствованием.

Генриха IV уже можно назвать абсолютным монархом. Но абсолютизм этот был слишком тесно связан с личностью самого монарха и с конкретными условиями исторического момента. Ему по-прежнему недоставало сколько-нибудь прочной организации: у королевской власти не было постоянных и послушных органов. Выполнение этой задачи во французской истории связано, главным образом, с двумя именами: кардинала Ришелье и короля Людовика XIV. Слабость монархической организации обнаружилась тотчас после смерти Генриха IV, когда власть за малолетством Людовика XIII оказалась в слабых руках к тому же недалекой женщины Марии Медичи, объявленной опекуншей своего малолетнего сына. Все, что скрепя сердце, преклонялось перед мощью Генриха IV, снова подняло голову.

Феодальная знать в XVI-XVII веках представляла собой элемент хронического мятежа. По своим сословным традициям класс этот был живым отрицанием всякого государственного порядка. Именно поэтому Ришелье, сокрушая дворянство как политическую силу, был далек от мысли подкапываться под его социально-экономическое положение как привилегированного сословия. Для кардинала Ришелье, у которого на первом плане стояли государственные интересы, заключавшиеся в водворении внутреннего порядка, важно было реформировать дворянство, поскольку оно являлось противогосударственной силой. Поэтому первым делом Ришелье после того, как он получил в 1524 году властное положение, было сломить господствовавший во дворянстве дух своеволия и приучить его к повиновению государственной власти.

Последовал ряд суровых мер: нескольким мятежным магнатам пришлось сложить свои головы на плахе, другие были вынуждены доживать свой век в мрачных казематах Бастилии. Затем, в 1626 году по его инициативе вышел королевский эдикт, предписывавший „сравнять с землёй все укреплённые замки, не находящиеся вблизи границ“. Снос замков имел значение не столько фактического, сколько символического сокрушения феодальной знати. Наконец, по инициативе Ришелье был издан указ короля, запрещающий дуэли под страхом смертной казни. Массовые поединки носили все признаки частной войны, в которой ежедневно гибли десятки дворян. Но запрещенная дуэль приобрела лишь новую привлекательность из-за связанного с ней риска, поэтому указ не принёс желаемого результата.

С утратой былого политического значения французское дворянство не теряет своего привилегированного положения в социально-экономическом отношении. Так, за дворянским сословием было сохранено право не платить королевской подати, хотя в это время оно фактически уже не несло на себе тяжести воинской повинности, которой ранее оправдывалась эта привилегия. Нетронутым остался и сеньориальный суд, приносивший феодалам материальные выгоды. Парламент, неохотно сносивший повелительный тон Генриха точно также поднял голову, как только последний навеки закрыл глаза.

Вследствие малолетства наследника престола, на долю парижского парламента выпала важная политическая миссия — назначить опеку над королем. Таким образом, правительница Мария Медичи в качестве опекунши была ставленницей парламента. Но прошло немного времени, и Ришелье пишет членам этого представительного органа: „У вас нет иной власти, кроме той, которая вам дана королем“. Парламенту было решительно поставлено на вид, что его полномочия исчерпываются вопросами правосудия. На этом основании парламенту от имени короля предписывалось все эдикты, касающиеся правительства и администрации, вписывать в свои реестры без дальнейших формальностей. Таким образом, с первой половины XVII века парламент, ставший фактически единственной преградой абсолютизму, был значительно ограничен в своих действиях.

Это была та сторона внутренней политики Ришелье, которую можно назвать отрицательной, поскольку кардинал пытался парализовать или сломить силы, противодействующие абсолютизму центральной власти: дворянство, протестантов, парламенты и остатки сословно-представительных учреждений. Но существовала положительно-созидательная сторона деятельности Ришелье, имевшая своей целью создать то, чего до сих пор не хватало королевской власти: соответствующую административную организацию. Нужно отметить, что организаторская деятельность Ришелье в данном направлении не имела характера единой планомерной реформы.

В этом отношении он был верным продолжателем традиции французских королей, постепенно возводивших новое здание государственности рядом со старым, не столько ломая последнее, сколько предоставляя ему разрушаться от собственной ветхости. В результате получается коренная перемена в существе дела, мало заметная, однако, внешне. Прежние учреждения сохранились, но одни из них утратили своё былое значение, не приобретя взамен нового, другие — не потеряв старого, приобрели настолько новое значение, что роль этих учреждений в государстве коренным образом изменилась. К первым относятся высшие коронные чины, генерал-губернаторы и финансовые присутствия, ко вторым — королевский совет, статс-секретари и местные интендантства с подчиненными им субделегатами.

Еще до Ришелье королевский совет начинает заслонять собой высшие коронные чины, которые из-за своей наследственности стали непригодны в качестве органов королевской власти. Поэтому все важнейшие законодательные и административные акты подготавливаются советом, и большая часть актов монаршей воли издается от имени „короля в своем совете“. Этот орган становится как бы воплощением высшей правительственной власти.

Ришелье не внес никакой существенной перемены в это положение дела, он только сделал состав совета более послушным орудием королевской власти, сократив число его независимых членов, заседавших там, в силу привилегии сана или по праву рождения, и увеличив количество советников по назначению короны. Расширение правительственной деятельности королевского совета должно было естественным образом отразиться и на роли его ближайших органов — статс-секретарей, которые в то время являлись простыми канцелярскими посредниками и между советом и прочими административными учреждениями. При Ришелье, который был не только первым, но, в сущности, и единственным министром в королевстве, статс-секретари стали в ближайшую зависимость от первого министра. Со смертью кардинала статс-секретари освободились от этой зависимости и из канцелярских чиновников превратились почти в министров. История статс-секретарей после Ришелье есть история беспрерывного роста их правительственного значения. При Людовике XIV статс-секретарей будут уже величать монсеньорами — титулом, остававшимся до тех пор исключительной привилегией принцев крови и высших коронных чинов.

Ришелье не уничтожил генерал-губернаторства как учреждения, но он положил начало той политике, конечной целью которой было превращение должности генерал-губернатора в почётную и доходную синекуру для придворной знати — в пышный титул без всяких действительных функций. А военное командование постепенно перешло в руки главнокомандующих в провинциях. Как правило, это были незнатные и небогатые дворяне, что заставляло их дорожить своей должностью и не противоречить государственным интересам. Что касается финансовых присутствий, то Ришелье даже не пытался их реформировать: для этого понадобилось бы выкупить у казначеев их благоприобретенные должности, на что потребовалась бы колоссальная сумма, которой у правительства не было.

Поэтому кардинал пошел своим излюбленным путем» наряду со старым учреждением создал новое — интендантство, которое даже не было оформлено законодательно. Оно появилось и развивалось постепенно, путем правительственной практики. Королевские комиссары и интенданты послужили тем материалом, из которого Ришелье создал провинциальные интендантства. Так быстро рос и развивался разветвленный бюрократический аппарат французского абсолютистского государства. Чиновники имели свои особые привилегии и до середины XVII века назывались «людьми мантии». Первоначально чиновничество в классовом отношении было однородным. Оно возникало в основном в городах и вербовало своих членов из среды городского патрициата и именитого купечества.

С учреждением главнокомандующих в провинциях и провинциальных интендантов было положено начало той административной централизации, которая составляет характерную черту абсолютной монархии Франции. И Ришелье может с полным основанием считаться истинным родоначальником этой централизации. Людовик XIV является в этом отношении, как, впрочем, и во многих других, лишь продолжателем дела, начатого первым министром Франции, кардиналом Ришелье.

Царствование Людовика XIV (1643-1714) представляет собой последний шаг вперед в деле упрочения и закрепления абсолютизма во Французском королевстве путем развития административной системы. После смерти Ришелье (1642 год) и последовавшей за ней смерти Людовика XIII (1643 год) произошла новая реакция против королевского абсолютизма. Фрондирующая феодальная знать поднялась, чтобы возвратить себе свободу, поднялся также парламент, чтобы возвратить себе былое политическое влияние. Но сравнительно быстрое и полное фиаско этой фронды в 1648-1653 годах представляет собой лучшее наглядное свидетельство успехов, сделанных королевской властью при поддержке Ришелье. Отмененное по настоянию фрондирующих парламентов новое могучее орудие центральной власти в лице провинциальных интендантов (случилось это в 1648 году) было немедленно восстановлено, получив ещё большее значение в качестве общегосударственного органа. После того, как в Бретани было учреждено интендантство, не осталось более ни одного уголка в королевстве, где бы центральная власть не имела своего постоянного и непосредственного агента. С тех пор вся Франция оказывается покрытой сетью административной централизации.

С централизацией административной машины рука об руку идет ее бюрократизация. С тех пор, как после смерти кардинала Мазарини в 1661 году должность нового министра перестала существовать, четверо статс-секретарей вместе с канцлером и генерал-контролером сделались непосредственно подчиненными королю взаимозависимыми начальниками отдельных ведомств, то есть министрами в нашем понимании этого слова. После упразднения должности суперинтенданта в том же 1661 году должность генерал-контролера приобрела новое значение во многом благодаря личным качествам и характеру деятельности своего первого представителя — Жана Батиста Кольбера, бесспорно самой выдающейся личности из всех министров Людовика XIV.

В деятельности Кольбера с 1661 года по 1683 год находит себе небывало широкое развитие та правительственная опека, первые отчетливые признаки которой наблюдались в царствование Генриха IV. Эта опека над всеми сторонами народного хозяйства вырабатывается при Кольбере в законченную и стройную систему. Он уже не довольствуется ролью покровителя и поощрителя, а берет на себя руководство всей экономикой государства. Кольбер выписывает из Англии мастеров и специалистов по части стальных изделий, которые до того времени Франция получала с Британских островов. Германия снабжала Францию жестяными изделиями — Кольбер спешит сманить несколько немецких мастеров этого дела. Своему посланцу в Венеции Кольбер поручает добыть наперекор местным строгим регламентам несколько зеркальных дел мастеров. Он стремится не только пересадить во Францию различные отрасли производства, но и довести их до такой степени совершенства, чтобы французские изделия сделались в состоянии не только конкурировать с зарубежной продукцией, но и по возможности стать вне конкуренции.

Что касается парламентов, то им пришлось испытать на себе последствия своего участия в неудавшейся фронде: вопросы управления снова были изъяты из их ведения. С превращением интендантства в постоянное и общее для всей страны учреждение полномочия финансовых присутствий окончательно перешли к интендантствам. Наконец, относительно сословного представительства известно, что в последний раз Генеральные штаты были созваны в 1614-1615 годах, начиная с царствования Людовика XIV остатки сословного представительства продолжают жить лишь в провинциальных штатах Лангедока, Бретани, Прованса, Бургони и нескольких маленьких областей. Но и в отношении сохранившихся провинциальных штатов были приняты все меры к тому, чтобы они как можно меньше служили помехой для центральной власти и ее областных органов.

Городское и сельское местное самоуправление оставалось до Людовика XIV практически нетронутым. Теперь правительственная опека привела систему самоуправления в упадок. Поводом к такому вмешательству, сопровождавшемуся массовым отчуждением коммунального достояния, главным образом, общинной земли, послужила неоплатная задолженность городов. Королевским эдиктом 1692 года все городские должности, бывшие ранее выборными, объявлялись продажными в пользу королевской казны. Эта новая политика правительства по отношению к городскому и сельскому самоуправлению является одним из первых образцов фискальной политики, ставшей впоследствии неизменным атрибутом французской монархии. Фискальность находила отражение и в росте налогового бремени, который далеко опережал рост платежных сил населения. Значительно увеличивается число прямых и косвенных налогов, объявляется денежный сбор даже с таких актов, как крещение, бракосочетание и погребение. Общая совокупность лежащих на крестьянах повинностей — в пользу казны, церкви и сеньоров — часто поглощала весь доход земледельца, вследствие чего запашки сокращались, и прежде пахотные земли превращались в пустыри. Сбор подати редко проходил без вмешательства вооруженной силы и напоминал действия победителей в поверженной неприятельской стране.

Кроме того, были введены монополии различного рода, частью государственные, частью отдаваемые на откуп компаниям капиталистов (винная, соляная и некоторые другие). Несмотря на страшное увеличение налогового бремени, далеко опережающее прогресс народного хозяйства, возрастание государственных доходов все-таки не поспевало за быстро растущими расходами. Красноречивей всего говорит об этом та сумма долгов, которую Людовик завещал своему преемнику. По вычислениям статистика Ловассера, сумма эта составляла до 3,5 миллиардов лир, что в 20 раз превышало годовой бюджет государства. Закономерен вопрос — откуда такое возрастание долгов?

Причинами этого явления стали три фактора: быстрый рост административного аппарата, расходы на установление культа королевской власти (Людовик XIV был щедр на руку по отношению к своим придворным), и, наконец, внешняя политика. На последнем факторе можно остановиться подробнее. Идея мировой гегемонии, основоположником которой стал Филипп II Испанский, нашла себе спустя столетие нового выразителя в лице Людовика XIV. Результатом этой политики были, прежде всего, войны которые с незначительными перерывами тянутся кровавой полосой через все продолжительное царствование Людовика XIV. По приблизительным подсчетам эти войны поглотили, по меньшей мере, полный доход государства за 10 лет. Кроме того, они вызвали гибель до 1,5 миллионов человек взрослого мужского населения, что было чувствительной потерей для страны.

Но внешняя политика Франции не ограничивалась войнами. Там, где послушания нельзя было завоевать, его покупали. Как точно заметил историк Ардашев, «дело, незаконченное французскими солдатами, предоставлялось завершать французским луидорам». Так, многие из германских князей состояли на постоянной жаловании у Людовика XIV. В числе «пансионеров» французского короля находился и английский монарх, чье послушание обошлось Людовику в несколько миллионов. Система дипломатических подкупов была распространена Людовиком почти на всю Европу. «Пансионеров» французского короля можно было найти в Швейцарии, Италии, Генеральных штатах Голландии и даже в отдаленной Швеции. Словом, внешняя политика Людовика XIV была разорительным делом для Французского королевства.

Что касается сентиментальной личности монарха, то нужно отметить, что его слабостью были придворные церемониалы, двор короля увеличивался и рос изо дня в день. Роскошные балы давались с завидной частотой и постоянством. Если читать «Мемуары» самого Людовика невольно складывается впечатление, что он был и творцом своего собственного культа и Людовик почти боготворил себя в своих же собственных глазах, и дворцовый церемониал был частью той религии, которую французский король пытался создать. По словам Сен-Симона, Людовик XIV «на обоготворение своей власти потратил все свое царствование». В тех же «Мемуарах» читаем: «Нация целиком заключается в особе короля». Это положение, заключающее в себе ту мысль, которая прозвучала в приписываемом Людовику XIV изречении «государство это — я», отмечает собой принципиально важный поворот в эволюции абсолютной монархии во Франции. Это уже не благодушный абсолютизм Генриха IV, и даже не категорический абсолютизм Ришелье; потому, как и тот и другой ставили во главу угла государство и его интересы — Людовик же поставил туда особу короля. С этой поры направление французского абсолютизма резко разошлось с курсом просвещенного абсолютизма, девиз которого провозгласил Фридрих II Прусский: «Государь есть первый слуга государства».

Наконец, логическим следствием учения о божественности королевской власти было проникновение последней католицизмом. Со времени Людовика XIV французская монархия порывает с традициями, завещанными Генрихом IV и Ришелье, в глазах которых «хороший француз важнее хорошего католика», и делает решительный шаг назад, возвращаясь к изжившим себя традициям Филиппа II Испанского, чьим правнуком был Людовик XIV. В 1685 году вышел королевский указ, которым отменялся Нантский эдикт 1589 года, предоставлявший протестантам свободу вероисповедания. Король в качестве «старшего сына католической церкви» не желал более терпеть еретиков в своем государстве. Началась настоящая травля протестантов. Несмотря на запрещение, они целыми толпами бежали из страны.

За 65 лет после отмены Нантского эдикта Францию покинули более 400 тысяч человек, в том числе немало коммерсантов, предпринимателей и заводских рабочих, что значительно затянуло развитие капиталистических отношений. Естественно, что такая политика привела к упадку благосостояния страны. Людовик XIV, умирая, оставил своему наследнику разоренное королевство и такую брешь в государственных финансах, которую едва ли даже можно было заделать: общая сумма оставленного им государственного долга превышала в 20 раз валовой и в 25 чистый доход государства. Блестящее по видимости царствование было, вероятно, самым тяжелым из всех пережитых Францией. В нем ключ к пониманию неизбежности Великой французской буржуазной революции в 1789 году, положившей конец абсолютной монархии.

Дуалистическая монархия

Дуалистическая монархия — ранняя разновидность ограниченной монархии, в рамках которой происходит определенное отделение законодательной власти от монарха, сохраняющего всю полноту исполнительной власти. В таких монархиях имеется конституция и парламент, законодательная власть в своей основе принадлежит не монарху, а избираемому парламенту. Но в то же время монарх, во-первых, обладает правом абсолютного вето, которое не может быть отклонено парламентом; а во-вторых, монарх чаще всего сохраняет за собой право издания чрезвычайных указов, имеющих силу закона. Важно и то, что в таких монархиях король обычно имеет неограниченную возможность распускать парламент и тем самым превращать дуалистическую монархию в абсолютную. Правительство в таких монархиях ответственно только перед ним и не подотчетно парламенту, который способен влиять на деятельность правительства лишь через использование своего права утверждать государственный бюджет. В целом же в дуалистических монархиях совершенно очевидно преобладание власти монарха над представительной властью.

В настоящее время в мире дуалистических монархий в чистом виде не сохранилось, хотя они и были нередки в прошлом (например, в Италии, Пруссии, Австрии и др. странах). Сегодня определенные черты таких монархий в той или иной мере присущи таким странам, как Иордания, Марокко и Непал, поскольку в них сочетаются черты дуалистических и парламентарных монархий. В Иордании, например, хотя и имеется парламент, перед которым формально ответственно правительство, однако власть парламента серьезно ограничена, прежде всего, тем, что его акты, включая вотумы недоверия правительству, подлежат утверждению королем и что государственное управление в стране реально осуществляет именно король.

В Марокко вотум недоверия правительству не нуждается в одобрении короля, но правительство ответственно не только перед парламентом, но и прежде всего и фактически перед королем, которому принадлежит общее руководство аппаратом управления, армией, полицией и др., хотя он и не стоит во главе правительства. Помимо этого король обладает правом отлагательного вето в отношении принятых парламентом законов и правом роспуска парламента. В Непале по Конституции 1990 г. правительство ответственно формально только перед парламентом, но реальная власть и здесь принадлежит королю и правительство фактически по традиции полностью подчиняется ему. В этой стране особенно наглядно сочетаются черты дуалистической и парламентарной монархий.

Виды монархии

Различают следующие разновидности монархии:

- абсолютная (неограниченная);
- конституционная (ограниченная);
- дуалистическая;
- парламентарная.

Что же такое монархия?

Термин "монархия" греческого происхождения ("монос" - один, "архе" - власть) и означает единовластие, единодержавие. Монархией можно назвать такое государство, где верховная власть наследуется на всю жизнь одним лицом, пользующимся ею по собственному усмотрению. Лицо, имеющее титул монарха, принадлежит роду или "царствующему дому" и является свободным от какой-либо ответственности за свои действия.

Эта власть нередко обожествляется (монарх - помазанник Божий). На сегодня божественное происхождение власти монарха мало кого волнует: из истории известно, что феодалы становились монархами и добывали трон для себя и своих потомков в результате иногда выборов (разумеется, не всенародных), чаще насилия, изредка приглашения. Из этого исходит и большинство действующих конституций монархических государств.

Так, согласно ст.1 Конституции Японии 1946 г. "Император является символом государства и единства народа, его статус определяется волей народа, которому принадлежит суверенная власть". Символом единства и постоянства государства называет короля ст. 56 Конституции Испании 1978 г.

Главное, однако, не в том, как в конституции характеризуется монарх. Бельгийская Конституция 1831 г. например, вообще такой характеристики не содержит. Главное - полномочия монарха. В зависимости от того, каковы они, различают выше перечисленные разновидности монархии.

Абсолютная монархия типична для позднего феодализма, когда в глубинах аграрного строя вызревают зачатки индустриального. Характеризуется она тем, что в руках монарха сосредотачивается вся полнота государственной власти. Он сам издает законы, может непосредственно руководить административной деятельностью или назначать для этого правительство, вершит высший суд. Т.е. монарх персонифицирует государство, сплачивая граждан, объединяя их в единое целое. "Государство - это Я", - формула государства короля Франции Людовика 14. Никаких ограничений его власти нет, по крайней мере, юридических, хотя политические, морально этические, религиозные и иные могут присутствовать и обычно в той или иной мере присутствуют. Подданные изначально юридически бесправны, поскольку монарх не наделил их какими-то правами и не отобрал эти права.

В современных условиях абсолютная монархия - чрезвычайная редкость. В качестве примера можно упомянуть Саудовскую Аравию, Оман. Такие государства могут сегодня иметь даже октроированные "конституции", однако эти акты не являются конституциями в полном смысле слова, поскольку не ограничивают власть монарха. Такой "конституцией" можно, например, считать Временную Конституцию Катара 1972 г. Монархи в Саудовской Аравии, Омане считаются также высшими духовными лицами, что еще более усиливает их власть. Однако все же эта власть не безгранична: особая роль принадлежит правящей семье, которая на своем совете решает, в частности, вопросы престолонаследия (наследует не обязательно сын прежнего монарха) и может заставить монарха отречься от престола.

Для абсолютной монархии характерен авторитарный политический режим, а государственный режим именуется абсолютизмом.

Если вместо интересов всех монарх преследует личные, корыстные интересы, правит по произволу, то монархия превращается в тиранию и деспотию.

Дуалистическая монархия - это первоначальная форма ограниченной, или конституционной монархии. Она распространена в Пруссии, Австрии, Италии, Румынии - в прошлом. Здесь наблюдается уже возникающее или даже довольно развитое разделение властей, во всяком случае, отделение законодательной власти от исполнительной. Законодательная власть принадлежит в принципе парламенту, который избирается подданными или определенной их частью, если избирательное право - цензовое. Исполнительная власть принадлежит монарху, который может осуществлять ее непосредственно или через назначаемое им правительство. Судебная власть принадлежит монарху, но может быть и более или менее независимой.

Однако разделение властей при данной форме правления обычно урезанное. Хотя законы принимаются парламентом, монарх пользуется правом абсолютного вето, т.е. без его утверждения закон в силу не вступит (лат. veto - запрещаю). Кроме того, монарх обычно может издавать чрезвычайные указы, имеющие силу закона и даже более высокую, а главное, может распускать парламент, заменяя фактически дуалистическую монархию абсолютной. Например, в Иордании после роспуска парламента в 1874 г. очередные парламентские выборы состоялись в 1898 г.

Правительство, если таковое есть, за свою деятельность несет ответственность лишь перед монархом, но отнюдь не перед парламентом. Последний может воздействовать на правительство, только используя свое право устанавливать бюджет государства. Рычаг этот, хотя и достаточно мощный, может, однако, использоваться лишь раз в году, а, кроме того, депутаты, вступая в конфликт с правительством и через него с монархом, не могут не ощущать постоянной угрозы роспуска парламента.

Как и для абсолютной монархии, дуалистической типичен авторитарный политический режим. Государственный же режим может характеризоваться как ограниченный дуализм власти. Дуалистическая монархия есть выражение компромисса между властвующей феодальной верхушкой общества и остальной его частью, в котором преобладание все же остается за монархом и его окружением.

Парламентарная форма правления существует обычно в высоко развитых государствах, где переход от аграрного строя к индустриальному сопровождался преимущественно не коренной ломкой прежних институтов власти, а постепенным их преобразованием и приспособлением к новым условиям (Великобритания, Япония, Нидерланды, Швеция, Канада, Австралия и т.д.)

Здесь наблюдается развитое разделение властей при признании принципа верховенства парламента над исполнительной властью, демократической или, по крайней мере, либеральный демократический режим.

Верховенство парламента выражается в том, что правительство, которое обычно назначается монархом, должно пользоваться доверием парламента (или его нижней палаты), а монарх, следовательно, вынужден назначать главой правительства лидера партии, имеющей в парламенте (нижней палате) большинство мест, либо лидера коалиции партии, таким большинством располагающей.

Монарх при данной форме правления "царствует, но не правит". Правом вето в отношении законов, принятых парламентом, даже когда оно ему принадлежит, он либо на практике не пользуется, либо осуществляет это право по указанию правительства. Как правило, он лишен возможности действовать самостоятельно, и все исходящие от него акты обычно подготавливаются правительством и контрассигнуются (скрепляются) его главой или соответствующим министром, без чего не имеют юридической силы. Тем самым глава правительства или министр принимают на себя ответственность за данный акт монарха, ибо сам монарх неответственен (в Великобритании это выражается принципом " Король не может быть не прав").

Главный отличительный признак парламентарной монархии - политическая ответственность правительства перед парламентом (нижней палатой) за свою деятельность. Если парламент (нижняя палата) выразит правительству недоверие или откажет в доверии, правительство должно уйти в отставку либо должно быть уволено в отставку монархом. Однако обычно это полномочие парламента уравновешивается правом правительства предложить монарху распустить парламент (нижнюю палату) и назначить новые выборы с тем, чтобы конфликт между законодательной и исполнительной властью разрешил народ: если он поддержит правительство, то в результате выборов в парламенте образуется большинство из его сторонников, если же избиратели с правительством не согласны, то и состав парламента окажется соответствующим, а правительство будет сменено.

Такая система отношений между монархом, парламентом и правительством характеризует парламентарный режим, или парламентаризм. Однако этот государственный режим действует только при условии, что в парламенте ни одна политическая партия не имеет абсолютного большинства и не может сформировать однопартийное правительство. Такая ситуация традиционно существует, например, в Дании, Нидерландах, а в 1993 г. сложилась и в Японии. Чем шире партийная коалиция, сформировавшая правительство, тем это правительство менее устойчиво, ибо тем сложнее достигать согласия между партнерами по коалиции относительно различных политических вопросов. Подчас стоит какой-либо партии отозвать своих представителей из правительства, как оно утрачивает необходимое большинство в парламенте (нижней палате) и зачастую вынуждено уйти в отставку.

Напротив, в странах, где существует двухпартийная система (Великобритания, Канада, Австралия и др.) или многопартийная система с одной доминирующей партией (Япония в 1955 -1993 гг.) и правительства в принципе однопартийные, парламентарная модель отношений между парламентом и правительством практически превращается в свою противоположность. Юридически парламент осуществляет контроль за правительством, однако, на деле правительство, которое состоит из лидеров партии, обладающей в парламенте (соответственно в его нижней палате) большинством, через эту партийную фракцию полностью контролирует работу парламента. Такой государственный режим получил название системы кабинета, или министериализма.

Следовательно, при одной и той же форме правления парламентарной монархии возможны два государственных режима: парламентаризм и министериализм. Это зависит от существующей в стране партийной системы.

Из развивающихся стран к числу парламентарных монархий можно отнести Малайзию, Таиланд, Непал, однако, учитывая реальное влияние монарха, здесь приходится констатировать наличие элементов дуалистического государственного режима.

Три разновидности монархической формы правления представляют только основную классификацию. Наряду с ними, а также в их рамках существуют и другие. Выше я уже упоминал о выборной монархии в Малайзии, где пост главы государства выборный, но его фактически занимают по очереди в соответствии с особым списком султаны 9 штатов из 13 (в 4 штатах нет султанов, их представители участие в коллегии выборщиков не принимают). Отчасти похожий порядок существует в Объединенных Арабских Эмиратах, но здесь во главе государства находится "коллективный монарх" - совет правителей (эмиратов) семи членов Федерации, которые его выбирают своим председателем тоже на пяти летний срок одного из них. В отличие от Малайзии на практике постоянно избирается правителей крупнейшего эмирата Абу-Даби.

По конституции он выполняет главным образом правительские функции от имени Объединенных Арабских Эмиратов, но в реальной жизни его роль гораздо весомее, если учесть, что Абу-Даби - крупнейший эмират, он занимает 86% территории федерации. Особая форма монархии, существующая в ряде мусульманских стран, связана с концепцией халифата - справедливого государственного строя, который, по преданию, был основан пророком Мухаммедом.

В замощении поста монарха здесь особая роль принадлежит семейному совету правящей семьи - неофициальному, но очень важному учреждению. Он определяет правопреемника монарха (не всегда это старший сын), может заставить монарха отречься от престола (это имело место в последние десятилетия в Саудовской Аравии). В управлении государством применяется концепция аш-шура (консультации правителя с авторитетными людьми, ибо в мусульманской доктрине считается, что выборы - не самый надежный институт: выбранными могут быть не самые достойные). Характерными чертами этой формы являются: институт Маджилиса - право доступа любого мусульманина со своими нуждами к правителю (практически это осуществляется не всегда, раз в неделю, а иногда ежедневно просьбы принимает особый чиновник, хотя нередко сам правитель и особенно члены его семьи выслушивают посетителей); неравноправие граждан в отношении занятия государственных должностей. Многие стороны этой монархии имеют цель укрепления единства уммы - мусульманской общины.

Этому служит и тот факт, что монарх, как правило, является высшим духовным лицом государства - имамом. Данная форма монархии в своей основе - теократическая. Своеобразная разновидность монархии существует в странах тропической Африки и Океании, где сильны пережитки патриархального строя. В этих странах (Свазиленде, Тонга и др.) особое значение имеют различные советы племенных вождей, а общегосударственный совет вождей преемника монарха.

Наконец, особая разновидность монархии существует в некоторых государствах - членах Британского Содружества (многие его члены - республики). Обычно это мелкие островные государства, бывшие колонии (Антигуа и Барбуды, Барбадос, Ямайка и др.), которые имеют своим главой монарха Великобритании, представленного в этих странах генералом-губернатором. Последний практически назначается правительством не Великобритании, а данного государства, хотя это назначение подтверждается британским монархом. По существу, эта своеобразная форма парламентарной монархии.

В целом институт монархии - это феодальный пережиток, а для некоторых стран - пережиток еще более древних традиций. Однако, как отмечалось, в развитых странах сколько-нибудь существенного влияния на политическую жизнь этот институт не оказывает, хотя и здесь при соответствующих условиях могут быть использованы в тех или иных целях резервные, "спящие" полномочия короля - такие, которые перечислены в конституции, но им не пользуются. Но они могут быть гальванизированы при чрезвычайных обстоятельствах. Таким образом, монархическая форма правления в тех или иных целях зависит не столько от конституционных положений, сколько от личности монарха, от традиций страны, от отношения ее населения к монарху.

Политическая монархия

Все народы в общих чертах имеют одинаковые потребности, и все государства, поэтому имеют приблизительно одинаковые цели, которые различаются не столько по характеру Верховной власти их, как по обстоятельства внешним и внутренним. Монархии многому могут учиться у республик и наоборот. Ввиду этого естественно спросить себя: может ли существовать какая-то особенная монархическая политика?

Несомненно, и непременно.

Несмотря на общность целей и сходство средств политики всех государств, различие между политикой монархии, аристократии и демократии неизбежно существует. Это зависит от различия свойств верховных принципов. В общем арсенале политики есть средства действия, наиболее подходящие для одной формы Верховной власти, наименее для других.

Для того чтобы осуществлять цели государства наиболее действительно, быстро и экономно; нужно уметь пользоваться именно той силой, теми свойствами, которые представляет данная верховная власть, пробуя при ней действовать по незнанию или недоразумению, так, как это свойственно какой-либо другой форме верховной власти, мы можем только истощать и компрометировать свою. Во второй части настоящей книги, мы видели, каким роковым осуждением легло на судьбы Византии ее неумение отбросить от себя старо-римский абсолютизм, который был неизбежен и логичен в римском императоре, но для византийского самодержца остался лишь плохой традицией.

Точно так же и сознательная подделка какой-либо формы верховной власти под способы, действия другой не имеет ни малейшего смысла и составляет лишь признание своего бессилия и приглашение нации к изменению образа правления. Государства, сознательно подделывающиеся под формы действия других, неизменно осуждены на гибель, Франция пережила нисколько таких проб за XIX век. Попытка Карла Х изобразить неограниченного монарха и попытка Луи Филиппа стать «лучшей из республик» имели одинаковый роковой результат.

Всякая форма верховной власти требует некоторых особенностей политики. Поэтому государственная наука в учении о политике вообще должна рассматривать в отдельности «политику чистой монархии», «политику аристократии», «политику демократии».

Направление государственной деятельности дается Верховной властью. Политика монархическая есть именно политика Монархической Верховной власти в достижении тех целей, которые имеет государственная политика вообще.

«Всякий образ правления, - говорит Чичерин [Чичерин, «Курс государственной науки», Политика, стр. 126-175], - имеет свои выгоды и свои недостатки, проистекающие частью из самой его формы, отчасти из способа пользоваться властью».

Способ правления, поэтому тем искуснее, чем более он основан на понимании особенностей данной верховной власти. Это относится и к Монархии. При чрезвычайных преимуществах в одних отношениях она имеет и свои сравнительно с другими формами власти слабые стороны. Возможно, лучше и полнее пользоваться сильными сторонами, возможно полнее парализовать действие слабых сторон своих - в этой двойной задаче лежит основа политического искусства.

Сознание этого и как результат его стремление сочетать различные формы власти явилось издревле. Оно дало основу совершенно ошибочному учению о «сочетанной верховной власти». Я уже говорил в первой части книги, что сочетанной верховной власти не бывает и не может быть. Но это сочетание различных принципов власти всегда бывает необходимо в управительной области. Для возможности применять его политика должна знать свойства каждого из этих принципов.

Такая задача стоит и перед монархической политикой, для которой составляет также и вопрос самосознания, т. е. необходимое условие политической правоспособности.

Форма правления монархия конституционная

В конституционных монархиях власть монарха юридически ограничена - как правило, и законодательно, и существованием представительного органа. Обычно это ограничение определяется конституцией, утверждаемой парламентом. В зависимости от того, насколько ограничена власть монарха, различают дуалистическую и парламентарную монархию.

Как форма правления, конституционная монархия возникаем в период становления буржуазного общества. Формально она не утратила своего значения в ряде стран Европы и Азии и до настоящего времени (Англия, Дания, Испания, Норвегия, Швеция, Япония и др.).

Парламентарная монархия характеризуется следующими основными признаками:

- правительство формируется из представителей определенной партии (или партий), получивших большинство голосов на выборах в парламент;
- лидер партии, обладающий наибольшим числом депутатских мест, становится главой государства;
- в законодательной, исполнительной и судебной сферах власть монарха фактически отсутствует, она является символической;
- законодательные акты принимаются парламентом и формально подписываются монархом;
- правительство согласно конституции несет ответственность не перед монархом, а перед парламентом. Парламентарная монархия характерна для современных индустриально развитых государств, с демократическим политическим режимом (Великобритания, Бельгия, Норвегия, Швеция и др.).

При дуалистической монархии государственная власть носит двойственный характер. Юридически и фактически власть разделена между правительством, формируемым монархом, и парламентом. Правительство в дуалистических монархиях формируется независимо от партийного состава в парламенте и не ответственно перед ним. Монарх при этом выражает преимущественно интересы феодалов, а парламент представляет интересы буржуазии и других слоев населения. Подобная форма правления существовала в кайзеровской Германии (1871 - 1918).

Дуалистическая монархия первоначальная форма ограниченной монархии.

Такая форма, при которой уже в той или иной мере проведен принцип разделения властей. Монарх осуществляет исполнительную власть, как правило, через назначаемое им правительство. Весьма значительны полномочия монарха в отношении органа законодательной власти.

Дуалистическая монархия возникает в особых исторических условиях, как выражение компромисса между монархом и народом. В этом случае перевес пока остается за монархом. Для данной формы правления характерен авторитарный политический режим. Эта форма правления в традиционных государствах.

В настоящее время «классических», дуалистических монархий, когда управление страной осуществляет монарх через подчиненное ему и ответственное только перед ним правительство, не существует. Однако элементы именно такой формы правления заметны в странах, тяготеющих или к абсолютной, или к парламентарной монархии.

Таким образом, мы рассмотрели монархические формы государственного правления и каждой из них дали краткую характеристику. Выяснили то, что при абсолютной монархии правитель обладает огромной властью над народом, чем в конституционной.

Монархии Европы

Французский парламент

В XVII и XVIII вв. во главе большинства европейских государств стояли могущественные короли, королевы или императоры. Эти единоличные правители в истории известны как абсолютные монархи. Самым блестящим двором Европы был двор короля Франции Людовика XIV. Здесь вы видите Зеркальный зал в его дворце в Версале. Поощряемые королем французские аристократы, которых он предпочитал держать у себя на виду, подолгу жили при дворе, проводя время в сплошных развлечениях и удовольствиях. Другие европейские монархи тоже строили себе большие новые дворцы и старались подражать образу жизни Людовика и его двора.

В период абсолютной монархии французский парламент созывался очень редко. Король принимал все важные решения сам. Его министры могли только давать ему советы и исполнять его решения. Чтобы хорошо управлять страной, такому преуспевающему правителю, каким был Людовик XIV, нужно было ежедневно проводить по несколько часов, совещаясь с министрами. Иногда королевские фавориты приобретали очень большое влияние при дворе. Так, Людовик XV позволял де Помпадур (слева), принимать многие важные государственные решения. Законы страны в те времена тоже зависели от воли короля, который при желании мог посадить любого из своих врагов в тюрьму. Суды выносили решения, угодные королю.

Абсолютные монархи, как правило, держали большие армии. На этом рисунке изображена сцена смотра войск Фридрихом II Великим, королем Пруссии (ныне часть Германии) и выдающимся полководцем. Короли часто приглашали ко двору прославленных художников, музыкантов и писателей. Моцарт был еще маленьким мальчиком, когда ему пришлось выступать при дворе австрийской эрцгерцогини Марии Терезии. Короли поощряли развитие старых и появление новых ремесел. Некоторые мастера производили дорогостоящие предметы роскоши: гобелены, шелковые ткани и изделия из стекла. На рисунке показан уголок мастерской стеклодува.

Английский парламент

Король Англии Карл I пытался игнорировать свой парламент и править страной как абсолютный монарх. Его правление, так или иначе, сделало несчастными стольких людей, что в 1642 г. в Англии вспыхнула гражданская война. Король, в конце концов, проиграл эту войну, и его казнили. Страной стал править командующий парламентской армией Оливер Кромвель. Скоро и Кромвель рассорился с парламентом и стал править как единоличный диктатор. Кромвель умер в 1658 г. Его сын, унаследовавший власть, был плохим и слабым политиком, которого никто не хотел поддерживать. В конце концов, сыну Карла I предложили вернуться из изгнания на родину, и он был коронован как король Карл II.

Однако влияние парламента уже настолько возросло, что королевским министрам для принятия важных решений нужна была его поддержка. Здесь нарисован Роберт Уолпол, один из наиболее выдающихся английских министров XVIII века. Среди членов парламента сформировались две политические партии, одна из которых называлась партией вигов, а другая — тори. В голосовании по государственным вопросам могли участвовать только те люди, чье состояние превышало определенную величину.

Современные монархии

В современном мире существует чуть более 230-ти государств и самоуправляемых территорий, обладающих международным статусом. Из них только 41 государство имеет монархическую форму правления, не считая несколько десятков территорий, находящихся под властью Британской короны. Казалось бы, в современном мире явный перевес на стороне республиканских государств. Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что эти страны в большинстве своем принадлежат к третьему миру и образовались в результате распада колониальной системы. Зачастую созданные по колониальным административным границам, эти государства являются очень неустойчивыми образованиями. Они могут дробиться и видоизменяться, что видно, например, в Ираке. Они охвачены непрекращающимися конфликтами, как значительное число стран Африки. И уж совершенно очевидно не входят в разряд передовых государств.

Сегодня монархия – это чрезвычайно гибкая и многоликая система в диапазоне от родоплеменной формы, успешно действующей в арабских государствах Ближнего Востока, до монархического варианта демократического государства во многих европейских странах.

Вот список государств с монархическим строем и территорий под их короной:

Европа

* Андорра — со-князья Николя Саркози (с 2007) и Жоан Энрик Вивес-и-Сисилья (c 2003)
* Бельгия — король Альберт II (с 1993)
* Ватикан — папа римский Бенедикт XVI (с 2005)
* Великобритания — королева Елизавета II (с 1952)
* Дания — королева Маргрете II (с 1972)
* Испания — король Хуан Карлос I (с 1975)
* Лихтенштейн — князь Ханс-Адам II (с 1989)
* Люксембург — великий герцог Анри (с 2000)
* Монако — князь Альберт II (с 2005)
* Нидерланды — королева Беатрикс (с 1980)
* Норвегия — король Харальд V (с 1991)
* Швеция — король Карл XVI Густав (с 1973)

Азия.

* Бахрейн — король Хамад ибн Иса аль-Халифа (с 2002, эмир в 1999—2002)
* Бруней — султан Хассанал Болкиах (с 1967)
* Бутан — король Джигме Кхесар Намгьял Вангчук (с 2006)
* Иордания — король Абдалла II (с 1999)
* Камбоджа — король Нородом Сиамони (с 2004)
* Катар — эмир Хамад бин Халифа аль-Тани (с 1995)
* Кувейт — эмир Сабах аль-Ахмед аль-Джабер ас-Сабах (с 2006)
* Малайзия — король Мизан Зайнал Абидин (с 2006)
* Объединённые Арабские Эмираты ОАЭ — президент Халифа бен Зайд ан-Нахайян (с 2004)
* Оман — султан Кабус бен Саид (с 1970)
* Саудовская Аравия — король Абдалла ибн Абдель Азиз ас-Сауд (с 2005)
* Таиланд — король Пумипон Адульядет (с 1946)
* Япония — император Акихито (с 1989)

Африка

* Лесото — король Летсие III (с 1996, первый раз в 1990—1995)
* Марокко — король Мухаммед VI (с 1999)
* Свазиленд — король Мсвати III (с 1986)

Океания

* Тонга — король Джордж Тупоу V (с 2006)

Доминионы

В доминионах, или королевствах Содружества, главой является монарх Великобритании, представленный генерал-губернатором.

Америка

* Антигуа и Барбуда Антигуа и Барбуда
* Багамские Острова Багамы
* Барбадос
* Белиз
* Гренада
* Канада
* Сент-Винсент и Гренадины
* Сент-Китс и Невис
* Сент-Люсия
* Ямайка

Океания

* Австралия
* Новая Зеландия
* Ниуэ
* Папуа — Новая Гвинея
* Соломоновы Острова
* Тувалу

Первое место по числу стран с монархической государственностью держит Азия. Это прогрессивная и демократичная Япония. Лидеры мусульманского мира – Саудовская Аравия, Бруней, Кувейт, Катар, Иордания, Бахрейн, Оман. Две монархические конфедерации – Малайзия и Объединённые Арабские Эмираты. А еще – Таиланд, Камбоджа, Бутан.

Второе место принадлежит Европе. Монархия здесь представлена не только ограниченной формой – в странах занимающих лидирующее положение в ЕЭС (Великобритания, Бельгия, Нидерланды, Люксембург и др.). Но и абсолютной формой правления – в государствах - «карликах": Монако, Лихтенштейне, Ватикане.

Третье место – за странами Полинезии, и четвёртое за Африкой, где в настоящее время сохранилось всего три полноценных монархии: Марокко, Лесото, Свазиленд плюс несколько сотен "туристических".

Тем не менее, ряд республиканских стран вынуждены мириться с наличием на своей территории традиционных местных монархических или родоплеменных образований, и даже закреплять их права в конституции. К ним нужно отнести: Уганду, Нигерию, Индонезию, Чад и другие. Даже такие страны как Индия и Пакистан, упразднившие суверенные права местных монархов (ханов, султанов, раджей, магараджей) в начале 70-х годов XX-год века, зачастую вынуждены принимать существование этих прав, что называется de facto. Правительства обращаются к авторитету обладателей монархических прав при разрешении региональных религиозных, этнических, культурных споров и прочих конфликтных ситуаций.

Стабильность и благосостояние

Конечно, монархия не решает автоматически все социальные, экономические и политические проблемы. Но, тем не менее, она может предоставить известную долю стабильности и равновесия в политической, социальной и национальной структуре общества. Вот почему от монархии не спешат избавляться даже те страны, где она существует исключительно номинально, скажем, Канада или Австралия. Политическая элита этих стран в большинстве своём понимает, насколько важно для равновесия в обществе, чтобы верховная власть была a priori закреплена в одних руках и политические круги не вели за неё противостояние, а работали во имя интересов всей нации.

Более того, исторический опыт показывает, что лучшие в мире системы социального обеспечения построены именно в монархических государствах. И речь идет не только о монархиях Скандинавии, где даже советский агитпроп в монархической Швеции сумел отыскать вариант "социализма с человеческим лицом". Такая система выстроена в современных странах Персидского залива, где нефти зачастую намного меньше, чем на некоторых месторождениях РФ. Несмотря на это, за 40-60 лет со времени обретения независимости странами Персидского залива, без революций и гражданских войн, проведения либерализации всего и вся, без утопических социальных экспериментов, в условиях жесткой, порой абсолютистской, политической системы, при отсутствии парламентаризма и конституции, когда все недра страны принадлежат одной правящей семье, из бедных бедуинов, пасущих верблюдов, большинство подданных ОАЭ, Саудовской Аравии, Кувейта и других сопредельных государств, превратились в вполне состоятельных граждан.

Не углубляясь в бесконечные перечисления преимуществ арабской социальной системы, можно привести всего несколько штрихов. Любой гражданин страны имеет право на бесплатную медицинскую помощь, в том числе и ту, которая оказывается в любой, даже самой дорогой, клинике, расположенной в какой угодно стране мира. Также любой гражданин страны имеет право на бесплатное обучение, вкупе с бесплатным содержанием, в любом высшем учебном заведении мира (Кембридж, Оксфорд, Йель, Сорбонна). Молодым семьям за счёт государства предоставляется жилье. Монархии Персидского залива являют собой подлинно социальные государства, в которых созданы все условия для поступательного роста благосостояния населения.

Обратившись из цветущего Кувейта, Бахрейна и Катара на их соседей по Персидскому заливу и Аравийскому полуострову, отказавшихся в силу целого ряда причин от монархии (Йемен, Ирак, Иран), мы увидим разительное отличие во внутреннем климате этих государств.

Кто скрепляет единство народа?

Как показывает исторический опыт, в многонациональных государствах целостность страны, прежде всего, связана с монархией. Это мы видим в прошлом, на примере Российской империи, Австро-Венгрии, Югославии, Ирака. Приходящий на смену монархическому режим, как это было, к примеру, в Югославии и Ираке, уже не обладает тем авторитетом и вынужден прибегать к жестокостям, которые были не свойственны монархической системе управления. При малейшем ослаблении этого режима, государство, как правило, обречено на распад. Так было с Россией (СССР), это мы наблюдаем в Югославии и Ираке. Упразднение монархии в ряде современных стран неминуемо привело бы к прекращению их существования как многонациональных, единых государств.

Это в первую очередь относится к Соединенному Королевству Великобритания и Северная Ирландия, Малайзии, Саудовской Аравии. Так 2007-й год ясно показал, что в условиях парламентского кризиса, возникшего из-за национальных противоречий фламандских и валлонских политиков, только авторитет Короля Бельгийцев Альберта II удержал Бельгию от распада на два или даже больше самостоятельных государственных образований. В многоязыкой Бельгии даже родилась шутка, что единство ее народа скрепляют всего три вещи – пиво, шоколад и король. Тогда как отмена монархического строя в 2008 г. в Непале ввергло это государство в цепь политических кризисов и перманентного гражданского противостояния.

Вторая половина XX-го столетия даёт нам несколько успешных примеров возвращения народов, переживших эру нестабильности, гражданских войн и иных конфликтов, к монархической форме правления. Самый известный и, несомненно, во многом удачный пример – это Испания. Прошедшая через гражданскую войну, экономический кризис и правую диктатуру, она вернулась к монархической форме правления, заняв достойное место среди семьи европейских народов. Других примером явилась Камбоджа. Также монархические режимы на местном уровне были восстановлены в Уганде, после падения диктатуры маршала Иди Амина (1928-2003), и в Индонезии, которая после ухода генерала Мохаммеда-Ходжа Сукарто (1921-2008) переживает настоявший монархический ренессанс. Один из местных султанатов был восстановлен в этой стране спустя два столетия, после того как он был уничтожен голландцами.

Реставраторские идеи довольно сильны и Европе, прежде всего это относится к балканским странам (Сербии, Черногории, Албании и Болгарии), где многим политикам, общественным и духовным деятелям постоянно приходиться высказываться по данному поводу, а в ряде случаев и оказывать поддержку главам Королевских Домов, бывшим в изгнании. Это доказывает опыт короля Албании Леки, чуть было не свершившего в свой стране вооруженный переворот, и потрясающие успехи царя Болгарии Симеона Второго, создавшего собственное национальное движение, названное его именем, сумевшего стать премьер-министром страны и являющегося в настоящий момент лидером самой крупной оппозиционной партии в парламенте Болгарии, вошедшей в коалиционное правительство.

Среди ныне существующих монархий немало откровенно абсолютистских по своей сути, хотя и вынужденных, принося дань времени, рядиться в одежды народного представительства и демократии. Европейские монархи в большинстве случаев не используют даже данные им конституцией права.

И здесь особое место на карте Европы занимает княжество Лихтенштейн. Еще шестьдесят лет назад оно представляло собой большую деревню, по нелепой случайности получившую независимость. Однако сейчас, благодаря деятельности князя Франца Иосифа II и его сына и преемника князя Ханса Адама II, это один из крупнейших деловых и финансовых центров, сумевший не поддаться на посулы о создании "единого европейского дома", отстоять свой суверенитет и самостоятельный взгляд на собственное государственное устройство.

Стабильность политической и экономической систем большинства монархических стран делает их не только не устаревшими, но прогрессивными и привлекательными, заставляет равняться на них по ряду параметров.

Так что монархия – это не приложение к стабильности и достатку, а дополнительный ресурс, позволяющий легче переносить болезнь, быстрее выздоравливать от политических и экономических невзгод.

Без царя во главе

В мире довольно распространена ситуация, когда монархии в стране нет, а монархи есть (иногда они находятся за пределами страны). Наследники царственных родов или претендуют (пусть даже формально) на престол, утерянный их предками, или, потеряв официальную власть, сохраняют реальное влияние на жизнь страны. Вот список таких государств.

Австрия

Монархия прекратила существование в 1918 году после распада Австро-Венгерской империи. Претендент на престол — эрцгерцог Отто фон Габсбург, сын свергнутого императора Карла.

Албания

Монархия прекратила существование в 1944 году после прихода к власти коммунистов. Претендент на престол — Лека, сын свергнутого короля Зога I.

Андорра Княжество, номинальными соправителями которого считаются президент Франции и епископ Урхельский (Испания); некоторые обозреватели считают необходимым причислять Андорру к монархиям.

Афганистан

Монархия прекратила существование в 1973 году после свержения короля Мухаммеда Захир Шаха, который в 2002 году вернулся в страну после многолетнего пребывания в Италии, но не стал активно участвовать в политической жизни. Бенин Республика,

важную роль в жизни которой играют традиционные короли (ахосу) и вожди племен. Наиболее известен ныне правящий король (ахосу) Абомея — Аголи Агбо III, 17-й по счету представитель своей династии.

Болгария

Монархия прекратила существование после свержения в 1946 году царя Симеона II. Декрет о национализации земель, принадлежащих царской семье, был отменен в 1997 году. С 2001 года бывший царь занимает пост премьер-министра Болгарии под именем Симеона Сакскобургготского.

Ботсвана

Республика с момента провозглашения независимости в 1966 году. В число депутатов одной из палат парламента страны — палаты вождей — входят вожди (кгоси) восьми крупнейших племен страны.

Бразилия

Республика с момента отречения императора Дона Педро II в 1889 году. Претендент на престол — праправнук отрекшегося императора принц Луис Гастао.

Буркина-Фасо

Республика с момента провозглашения независимости в 1960 году. На территории страны находится большое количество традиционных государств, наиболее значительным из которых является Вогодого (на территории столицы страны Уагудугу), где в настоящее время на престоле правитель (моого-нааба) Баонго II.

Ватикан

Теократия (некоторые аналитики считают ее одной из форм монархии — абсолютной теократической монархией,— однако следует учитывать, что она не является и не может являться наследственной).

Венгрия

Республика с 1946 года, до этого с 1918 года была номинальной монархией — регент правил в отсутствие короля. До 1918 года входила в состав Австро-Венгерской империи (императоры Австрии были также королями Венгрии), поэтому потенциальный претендент на венгерский королевский престол тот же, что и в Австрии.

Восточный Тимор

Республика с момента провозглашения независимости в 2002 году. На территории страны находится ряд традиционных государств, правители которых имеют титулы раджей. Вьетнам

Монархия на территории страны окончательно прекратила существование в 1955 году, когда по результатам референдума в Южном Вьетнаме была провозглашена республика. Ранее, в 1945 году, последний император Бао Дай уже отрекался от престола, но французские власти вернули его в страну в 1949 году и предоставили ему пост главы государства. Претендент на престол — сын императора принц Бао Лонг.

Гамбия

Республика с 1970 года (с момента независимости в 1965 году до провозглашения республики главой государства была королева Великобритании). В 1995 году Ивонна Приор, голландка из Суринама, была признана реинкарнацией одного из королей древности и провозглашена королевой народа мандинго.

Гана

Республика с 1960 года (с момента независимости в 1957 году до провозглашения республики главой государства была королева Великобритании). Конституция Ганы гарантирует право традиционных правителей (иногда их называют королями, иногда вождями) на участие в управлении делами государства.

Германия

Республика с момента свержения монархии в 1918 году. Претендент на престол — принц Георг Фридрих Прусский, праправнук кайзера Вильгельма II.

Греция

Монархия официально прекратила существование в результате референдума 1974 года. Бежавший из страны после военного переворота 1967 года король Греции Константин в настоящее время проживает в Великобритании. В 1994 году правительство Греции лишило короля гражданства и конфисковало принадлежавшую ему собственность в Греции. В настоящее время королевская семья оспаривает это решение в Международном суде по правам человека.

Грузия

Республика с момента провозглашения независимости в 1991 году. Претендент на престол грузинского царства, потерявшего независимость в результате присоединения к России в 1801 году,— Георгий Ираклиевич Багратион-Мухранский, князь Грузинский.

Египет

Монархия существовала до свержения короля Египта и Судана Ахмада Фуада II в 1953 году. В настоящее время бывший король, которому в момент потери трона было чуть более года от роду, проживает во Франции.

Ирак

Монархия прекратила существование в 1958 году в результате революции, в ходе которой был убит король Фейсал II. Претензии на иракский престол высказывают принц Раад бен Зейд, брат короля Ирака Фейсала I, и принц Шариф Али бен Али Хусейн, внучатый племянник этого же короля.

Иран Монархия прекратила существование в 1979 году после революции, в результате которой был свергнут шах Мохаммед Реза Пахлави. Претендент на престол — сын свергнутого шаха наследный принц Реза Пахлави.

Италия

Монархия прекратила существование в 1946 году в результате референдума, король Умберто II вынужден был покинуть страну. Претендент на престол — сын последнего короля наследный принц Виктор Эммануил, герцог Савойский.

Йемен

Республика возникла в результате объединения Северного и Южного Йемена в 1990 году. На территории Северного Йемена монархия прекратила существование в 1962 году. Султанаты и княжества на территории Южного Йемена были ликвидированы после провозглашения его независимости в 1967 году. Претендент на престол — принц Ахмат аль-Гани бен Мухаммед аль-Мутаваккиль.

Камерун

Республика с момента провозглашения независимости в 1960 году. На территории страны находится большое количество традиционных султанатов, главы которых нередко занимают высокие государственные должности. Среди наиболее известных традиционных правителей — султан Бамуна Ибрагим Мбомбо Нджойя, султан (баба) королевства Рей Буба Буба Абдулайе.

Конго (Демократическая Республика Конго, бывший Заир)

Республика с момента провозглашения независимости в 1960 году. На территории страны существует ряд традиционных королевств. Наиболее известны: королевство Куба (на престоле король Квете Мбоке); королевство Луба (король, иногда также называемый императором, Кабонго Жак); государство Руунд (Луунда), во главе которого стоит правитель (мваант яав) Мбумб II Мутеб.

Конго (Республика Конго)

Республика с момента провозглашения независимости в 1960 году. В 1991 году власти страны восстановили институт традиционных вождей (пересмотрев свое решение 20-летней давности). Наибольшей известностью из числа вождей пользуется глава традиционного королевства Теке — король (оонко) Макоко XI.

Корея

(КНДР и Республика Корея) Монархия прекратила существование в 1945 году в связи с капитуляцией Японии, в 1945-1948 годах страна находилась под управлением союзных держав, победивших во второй мировой войне, в 1948 году были провозглашены две республики на территории Корейского полуострова. В связи с тем что с 1910 по 1945 год правители Кореи были вассалами Японии, их принято причислять к японской императорской фамилии. Претендент на корейский престол — представитель этой фамилии принц Кью Ри (иногда его фамилия пишется как Ли). На территории КНДР де-факто существует наследственная форма правления, однако де-юре она не оговорена в законодательстве страны.

Кот-д`Ивуар

Республика с момента провозглашения независимости в 1960 году. На территории страны (и частично на территории соседней Ганы) находится традиционное королевство Абронс (правит король Нанан Аджумани Куасси Адингра).

Лаос

Монархия прекратила существование в 1975 году в результате коммунистической революции. В 1977 году все члены королевской семьи были направлены в концлагерь ("лагерь перевоспитания"). Двое сыновей короля — принц Суливонг Саванг и принц Даньявонг Саванг — смогли в 1981-1982 годах бежать из Лаоса. О судьбе короля, королевы, наследного принца и других членов семьи никаких официальных сведений нет. По неофициальным, все они скончались от голода в концлагере. Принц Суливонг Саванг, как старший из оставшихся в живых мужчин рода, является формальным претендентом на престол.

Ливия

Монархия прекратила существование в 1969 году. После переворота, организованного полковником Муамаром Каддафи, король Идрис I, находившийся во время переворота за границей, вынужден был отречься. Претендент на престол — официальный наследник короля (приемный сын его двоюродного брата) принц Мухаммед аль-Хасан аль-Рида.

Малави

Республика с 1966 года (с момента провозглашения независимости в 1964 году до провозглашения республики главой государства была королева Великобритании). Важную роль в политической жизни страны играет верховный вождь (инкоси я макоси) Ммбелва IV из династии Нгони.

Мальдивские острова

Монархия прекратила свое существование после референдума в 1968 году (в период британского владычества, то есть до провозглашения независимости в 1965 году, страна однажды уже становилась республикой на непродолжительное время). Формальный претендент на престол, впрочем никогда не заявлявший о своих претензиях,— принц Мухаммед Нуреддин, сын султана Мальдивских островов Хасана Нуреддина II (правил в 1935-1943 годах).

Мексика

Монархия прекратила существование в 1867 году после расстрела революционерами правителя провозглашенной в 1864 году империи эрцгерцога Максимилиана Австрийского. Ранее, в 1821-1823 годах, страна уже однажды была независимым государством с монархической формой устройства. Представители династии Итурбиде, чей предок был мексиканским императором в этот период, являются претендентами на мексиканский престол. Глава семейства Итурбиде — баронесса Мария (II) Анна Танкл Итурбиде.

Мозамбик

Республика с момента провозглашения независимости в 1975 году. На территории страны находится традиционное государство Маньика, чьим правителем (мамбо) является Мутаса Пафива.

Мьянма

(до 1989 года Бирма) Республика с момента провозглашения независимости в 1948 году. Монархия прекратила существование в 1885 году после присоединения Бирмы к британской Индии. Претендент на престол — принц Хтейктин Тау Пайя, внук последнего короля Тхибау Мина.

Намибия

Республика с момента провозглашения независимости в 1990 году. Рядом племен управляют традиционные правители. О роли традиционных вождей говорит хотя бы тот факт, что Хендрик Витбуи несколько лет занимал должность заместителя главы правительства.

Нигер

Республика с момента провозглашения независимости в 1960 году. На территории страны находится ряд традиционных государств. Их правители и старейшины племен выбирают своего политического и религиозного лидера, который носит титул султана Зиндера (титул не передается по наследству). В настоящее время титул 20-го султана Зиндера носит хаджи Мамаду Мустафа.

Нигерия

Республика с 1963 года (с момента независимости в 1960 году до провозглашения республики главой государства была королева Великобритании). На территории страны находится около 100 традиционных государств, правители которых носят как привычно звучащие титулы султан или эмир, так и более экзотические: аку ука, олу, игве, аманьянабо, тор тив, алафин, оба, оби, атаоджа, ородже, олубака, охимеге (чаще всего это означает в переводе "вождь" или "верховный вождь").

Палау (Белау)

Республика с момента провозглашения независимости в 1994 году. Законодательную власть осуществляет палата делегатов (совет вождей), в состав которой входят традиционные правители 16 провинций Палау. Наибольшим авторитетом пользуется Ютака Гиббонс, верховный вождь (ибедул) Корора, главного города страны.

Португалия

Монархия прекратила существование в 1910 году в результате побега из страны короля Мануэла II, опасавшегося за свою жизнь в связи с вооруженным восстанием. Претендент на престол — дом Дуарте III Пио, герцог Брагансский.

Россия

Монархия прекратила свое существование после Февральской революции 1917 года. Хотя существует несколько претендентов на российский престол, большинство монархистов признает законной наследницей великую княгиню Марию Владимировну, праправнучку императора Александра II.

Румыния

Монархия прекратила существование после отречения короля Михая I в 1947 году. После краха коммунизма бывший король несколько раз посещал родную страну. В 2001 году румынский парламент предоставил ему права бывшего главы государства — резиденцию, личный автомобиль с шофером и зарплату в размере 50% зарплаты президента страны.

Сербия

Наряду с Черногорией входила в состав Югославии до 2002 года (остальные республики вышли из состава Югославии в 1991 году). В Югославии монархия окончательно прекратила существование в 1945 году (с 1941 года король Петр II находился за пределами страны). После его смерти главой королевского дома стал его сын — престолонаследник принц Александр (Карагеоргиевич).

Соединенные Штаты Америки

Республика с момента провозглашения независимости в 1776 году. На Гавайских островах (присоединены к США в 1898 году, обрели статус штата в 1959 года) до 1893 года существовала монархия. Претендент на гавайский престол — принц Квентин Кухио Кавананакоа, прямой потомок последней гавайской королевы Лилиуокалани.

Танзания

Республика образовалась в 1964 году в результате объединения Танганьики и Занзибара. На острове Занзибаре незадолго до объединения была свергнута монархия. 10-й султан Занзибара Джамшид бен Абдулла вынужден был покинуть страну. В 2000 году власти Танзании объявили о реабилитации монарха и о том, что он имеет право вернуться на родину в качестве обычного гражданина.

Тунис

Монархия прекратила существование в 1957 году, на следующий год после объявления независимости. Претендент на престол — наследный принц Сиди Али Ибрагим.

Турция Провозглашена республикой в 1923 году (султанат упразднен годом ранее, а халифат годом позже этой даты). Претендент на престол — принц Осман VI.

Уганда

Республика с 1963 года (с момента независимости в 1962 году до провозглашения республики главой государства была королева Великобритании). Некоторые традиционные королевства на территории страны были ликвидированы в 1966-1967 годах и почти все восстановлены в 1993-1994 годах. Другим удалось избежать ликвидации.

Филиппины

Республика с момента провозглашения независимости в 1946 году. На территории страны находится много традиционных султанатов. 28 из них сосредоточены в районе озера Ланао (остров Минданао). Филиппинское правительство официально признает конфедерацию султанов Ланао (Ранао) как политическую силу, представляющую интересы определенных слоев населения острова. На престол султаната Сулу (расположенного на одноименном архипелаге) претендуют как минимум шесть человек, представляющих два рода, что объясняется различными политическими и финансовыми выгодами.

Франция

Монархия упразднена в 1871 году. На французский престол претендуют наследники различных родов: принц Генрих Орлеанский, граф Парижский и герцог Франции (орлеанистский претендент); Луис Альфонс де Бурбон, герцог Анжуйский (легитимистский претендент) и принц Карл Бонапарт, принц Наполеон (бонапартистский претендент).

Центральноафриканская Республика

После обретения независимости от Франции в 1960 году была провозглашена республика. Пришедший к власти в 1966 году в результате военного переворота полковник Жан-Бедель Бокасса в 1976 году провозгласил страну империей, а себя императором. В 1979 году Бокасса был свергнут, и Центральноафриканская империя вновь стала Центральноафриканской Республикой. Претендент на престол — сын Бокассы наследный принц Жан-Бедель Жорж Бокасса.

Чад Республика с момента провозглашения независимости в 1960 году. Среди многочисленных традиционных государств на территории Чада следует выделить два: султанаты Багирми и Вадари (оба были формально ликвидированы после провозглашения независимости и восстановлены в 1970 году). Султан (мбанг) Багирми — Мухаммад Юсуф, султан (колак) Вадари — Ибрагим ибн-Мухаммад Урада.

Эфиопия

Монархия прекратила существование в 1975 году после упразднения поста императора. Последним из правящих императоров был Хайле Селассие I, принадлежащий к династии, основателями которой принято считать Менелика I, сына Соломона, царя Израиля, от царицы Савской. В 1988 году в рамках частной церемонии в Лондоне новым императором Эфиопии (в изгнании) был провозглашен сын Хайле Селассие — Амха Селассие I.

Южно-Африканская Республика Республика

С 1961 года (с момента независимости в 1910 году до провозглашения республики главой государства была королева Великобритании). В жизни страны важную роль играют вожди племен (амакоси), а также правитель традиционного королевства Квазулу Гудвил Звелитини КаБекузулу. Отдельно стоит выделить верховного вождя племени тембу Баелекхая Далиндьебо а Сабата, который в соответствии с обычаями племени считается племянником экс-президента ЮАР Нельсона Манделы. Вождем племени является также известный политик, лидер Партии свободы "Инката" Мангосуту Гатши Бутелези из племени бутелези. В период апартеида власти ЮАР создали десять "автономных" образований по племенному признаку, которые назывались бантустаны (хоумленды). В 1994

Африканские самодержцы.

Бенин. Жозеф Ланганфен, представитель династии Абоми, является президентом КАФРА, совета королевских семей абоми.

Отпрыски династий, которые вошли в историю Африки до начала ХХ века, являются носителями тайной власти, с которой должны сосуществовать «современные правительства».

В отличие от индийских махарджей, они пережили потрясения истории и существуют как бы в параллельном мире, который остается весьма реальным. Тем не менее, для некоторых африканцев они являются воплощением отсталой, архаичной системы, которая не устояла под напором западной колонизации. Их обвиняют в племенном консерватизме, который мешает традиционным африканским обществам двигаться в направлении становления государств современного типа.

По мнению других, эти короли являются гарантами старой культуры перед лицом неопределенного будущего. Как бы то ни было, они по-прежнему присутствуют в разных странах, и с этой реальностью необходимо считаться.

Нигерия. Игве Кеннет Ннаджи Онимеке Оризу III. Оби (король) племени нневи. Когда в 1963 году его провозгласили королем, Игве был фермером, а его 10 жен родили ему 30 детей. Расположенный на востоке реки Нигер, главный город племени насчитывает несколько миллионеров.

Монархия это форма

Монархия - это такая форма правления, при которой верховная государственная власть осуществляется единолично и переходит, как правило, по наследству.

Основными признаками классической монархической формы правления являются:

- существование единоличного главы государства, пользующегося своей властью пожизненно (царь, король, император, шах);
- наследственный порядок преемственности верховной власти;
- представительство государства монархом по своему усмотрению;
- юридическая безответственность монарха.

Монархия возникла в условиях рабовладельческого общества. При феодализме она стала основной формой государственного правления. В буржуазном же обществе сохранились лишь традиционные, в основном формальные черты монархического правления.

Сословно-представительная монархия - это такая централизованная форма государственного правления, при которой власть монарха ограничена сословно-представительным органом (собранием). Такие сословно-представительные собрания возникают вследствие преодоления феодальной раздробленности в результате развития товарно-денежных отношений и создания централизованной монархии. Во Франции это - Генеральные штаты, в Англии - парламент, в Испании - кортесы, в России - Земский собор.

Наряду с сословно-представительными органами функционировал строго централизованный, разветвленный аппарат центральной и местной исполнительной власти, всецело подчиненный монарху.

Абсолютная монархия - это такая форма правления, при которой верховная государственная власть по закону всецело принадлежит одному лицу - царю, королю, императору.

По формуле Петровского Воинского устава, «самовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответу дать не должен». Основным признаком абсолютной монархической формы правления является отсутствие каких-либо государственных органов, ограничивающих компетенцию монарха.

Возникновение абсолютизма связано с процессом зарождения буржуазных отношений и начинающимся процессом разложения феодализма и старых феодальных сословий. К наиболее существенным чертам абсолютной монархии относятся ликвидация или полный упадок сословных представительных учреждений, юридически не ограниченная власть монарха, наличие в его непосредственном подчинении и распоряжении постоянной армии, полиции и развитого бюрократического аппарата.

Власть в центре и на местах при абсолютизме принадлежит уже не крупным феодалам, а чиновникам, назначаемым и увольняемым монархом. В Англии, например, феодальная курия в этот период сменяется Тайным Советом, в состав которого входили высшие государственные чиновники. Центральная бюрократия оттесняет феодалов от непосред-ственного осуществления власти и на местах. Конституционная монархия представляет собой такую форму правления, при которой власть монарха значительно ограничена представительным органом. Обычно это ограничение определяется консти-туцией, утверждаемой парламентом. Монарх же не вправе изменить конституцию. Как форма правления конституционная монархия возникает в период становления буржуазного общества. Формально она не утратила своего значения в ряде стран Европы и Азии и до настоящего времени (Англия, Дания, Испания, Норвегия, Швеция, Япония и др.).

Конституционная монархия бывает парламентарной и дуалистической. Последняя как форма государственного правления практически изживает себя.

Парламентарная монархия характеризуется следующими основными признаками:

- правительство формируется из представителей определенной партии (или партий), получивших большинство голосов на выборах в парламент;
- лидер партии, обладающий наибольшим числом депутатских мест, становится главой государства;
- в законодательной, исполнительной и судебной сферах власть монарха фактически отсутствует, она является символической;
- законодательные акты принимаются парламентом и формально подписываются монархом;
- правительство согласно конституции несет ответственность не перед монархом, а перед парламентом.

При дуалистической монархии государственная власть носит двойственный характер. Юридически и фактически власть разделена между правительством, формируемым монархом, и парламентом. Правительство в дуалистических монархиях формируется независимо от партийного состава в парламенте и не ответственно перед ним. Монарх при этом выражает преимущественно интересы феодалов, а парламент представляет интересы буржуазии и других слоев населения. Подобная форма правления существовала в кайзеровской Германии (1871-1918).

Признаки монархии

Монархия – это такая форма государственного правления, при которой верховная власть сосредоточена в руках монарха, (монарх как должность, а не как человек).

Одним из основных критериев разграничения монархий на абсолютные, дуалистические и парламентские является форма ограничения власти монарха.

Абсолютна монархия предполагает, что существующие органы власти полностью подотчетны монарху, а воля народа официально может выражаться максимум через совещательный орган. (Саудовская Аравия, Оман, и т.д.) Абсолютная монархия представляет собой такую форму правления при которой, все ветви власти сосредоточены в руках монарха, т.е. которая характеризуется почти неограниченной властью монарха. В Бахрейне, Катаре, Кувейте, в ОАЭ, Саудовской Аравии есть конституции, но они, во-первых, дарованы монархами (в ОАЭ — Советом эмиров), во-вторых, их действие часто приостанавливается (в Бахрейне — с 1975 г.), в-третьих, они устанавливают, что вся власть — законодательная, исполнительная, судебная — исходит от монарха, над конституцией стоит Коран. В этих странах есть парламенты, иногда избираемые населением (только мужчинами), но, по существу, это законосовещательные органы, поскольку их решения нуждаются в согласии монарха.

Ограниченная монархия подразделяется на:

Конституционная монархия, – при которой власть монарха ограничена конституцией или неписанным правом или традицией. Пример, неписанное право – королева Великобритания только открывает и закрывает работу парламенту, а в работе парламента не участвует.

Конституция – основополагающий закон государства, обладающий высшей юридической силой, где изложены основные принципы комплектования высших органов власти, определяющих форму государственного устройства и т.д.

При конституционной монархии реальная законодательная власть принадлежит парламенту, а исполнительная – правительству.

Страны: Япония, Марокко, Иордания, Кувейт, Великобритания, Дания Швеция. Признаки:

Конституционная монархия существует в двух формах: дуалистическая монархия и парламентарная монархия.

Дуалистическая монархия – (латинского Dualis – двойственный) вид конституционной монархии, в которой власть монарха, ограничена конституцией, неписанным правом или традицией и парламентом в законодательной области, но в заданных ими рамках, монарх обладает полной свободой принятия решения.

Страны: (Кувейт, до 1945 г. – Япония, Иордания, Марокко)

Признаки:

- Наличие двухпалатной структуры парламента. Нижняя палата формируется выборным путем, а верхняя — назначается монархом.

- Исполнительная власть принадлежит монарху
- законодательная – разделена между монархом и парламентом
- Правительство при дуалистической монархии подчинено монарху, который по своему усмотрению назначает и отстраняет от должности членов правительства.
- правительство несет ответственность перед монархом
- Монарх обладает правом вето на принимаемые парламентом законы
- Чрезвычайно указное законодательство возможно – только в период между сессиями парламента

Парламентарная монархия – вид конституционной монархии, в которой монарх не обладает властью и выполняет только представительную функцию. При парламентарной монархии правительство ответственно перед парламентом, который обладает большей властью, чем другие органы государства, (хотя в разных странах это может различаться).

Страны: Великобритания, Бельгия, Дания, Швеция, (около 30 штук – монархических форм правления; больше в Азии – на 1 монархию)

Признаки:

1) король "царствует, но не правит". Его наличие обуславливается стечением исторических обстоятельств, силой традиций, и т.д. власть ограничена в законодательной сфере парламентом, а в исполнительной – правительством. Монарх является своего рода символом, традицией, представителем нации, народа, государства.;
2) исполнительная власть реализуется правительством, которое ответственно перед парламентом;
3) правительство формируется из представителей партии, победившей на выборах в парламент;
4) главой правительства становится лидер партии, обладающей большинством депутатских мест в парламенте;
5) законы принимаются парламентом, их подписывает монарх, но это чисто формальный акт, так как правом вето он обладает, но не пользуется.
6)чрезвычайно указное законодательство монарха – предусмотрено, но не используется
7) как правило, парламент избирается народом
8) властные функции монарха ограничены и в основном носят церемониальный характер (представление государства за рубежом, принятие отставки правительства, вручение государственных наград и т. д.).

В некоторых странах за монархом могут сохраняться определенные полномочия, например, право назначения главы правительства, министров, но только по предложению парламента. Монарх не вправе отклонить кандидатуру министра, если она прошла одобрение в парламенте. Монарх может принимать указы, но они обычно подготавливаются в правительстве и подписываются главой правительства или соответствующим министром (так называемая контрасигнация). Без такой подписи указы монарха не имеют юридической силы. Правительство или министр, подписавшие указ монарха, берут на себя ответственность за исполнение указа. Монарх может отправить правительство в отставку, если оно потеряло доверие парламента. В свою очередь, правительство может предложить монарху в определенных законом случаях распустить парламент и назначить новые выборы.

Существует 3 порядка наследования

1) сельоратный – наследует старший в роду (Саудовская Аравия, Османская империя, Российская империя – со времен Павла 1 до Николая 2),
2) майоратный – наследует старший сын на момент смерти монарха,
3) по праву первородства. Данный порядок наследования также называется примогенитура – т.е. переходящий порядок наследственных линий. Престол переходит сначала к нисходящему потомству в одной линии, т.е. отец умирает, то наследует сын, если умирает раньше монарха сын, то наследует внук. Пример, Франция времен Людовика 14. (тот, кто появился на свет вторым, так как был зачат первым).

В зависимости от прав женщин на престол различают следующие виды примогенитуры:

а) салическую, при которой наследниками могут быть только мужчины; (Швеция до 1980, Франция, Бельгия),
б) кастильскую, когда в числе наследников могут быть и женщины, и мужчины; женщины устраняются от наследования лишь в пределах одной линии. Младший брат устраняет старшую сестру, но дочь старшего брата исключает дядю. (Великобритания, Монако),
в) австрийскую (полу салическая) женщины допускаются к наследованию лишь в случае полного прекращения всех потоков мужского пола в данной династии (В Австрийской империи, Баварии, Греции),
г) шведскую, при которой мужчины и женщины наследуют трон на равных условиях по праву первородства, (новый тип престолонаследие, впервые был введен в Швеции в 1980, Норвегии, Нидерланды, Дания - сейчас).

Конституционной монархией является

Конституционная монархия – это государство, в котором полномочия монарха ограничены парламентом и конституцией. Здесь он выполняет чисто представительские функции, являясь символическим, формальным главой государства. Правительство формируется парламентом и подотчетно ему. Источником власти является народное большинство. Эта форма правления является достаточно распространенной в странах Западной Европы и Азии (Бельгия, Бахрейн, Великобритания, Голландия, Дания, Испания, Швеция, Япония и др.). Среди конституционных монархий выделяют еще одну разновидность, характерную для стран, входящих в Британское Содружество наций – Австралия, Барбадос, Белиз, Канада, Новая Зеландия. Главой этих государств признается английский король (королева), который назначает в эти страны своего представителя – генерал-губернатора.

Ряд политологов конституционную монархию подразделяют еще на дуалистическую и парламентскую. Хотя последняя фактически идентична конституционной, за исключением незначительных различий в некоторых странах. Верховная власть

Истоки Верховной власти. Каждый общественный элемент, будь то отдельный человек или организованная группа людей, имеет свои интересы и цели, часто вступающие в противоречия с интересами и целями других общественных элементов. Как правило, конфликт, являющийся следствием этих противоречий, приводит к более или менее серьезным последствиям, если нет сдерживающего и независимого от сторон фактора, преодолеть который ни одна из сторон не в состоянии. В качестве такого фактора выступает Верховная власть. Верховная власть является государств образующим элементом, без которого государства быть не может.

Простота принципа Верховной власти. В основу Верховной власти кладётся понятный и осознанно принимаемый всем обществом принцип, в соответствии с которым носитель Верховной власти осуществляет свои функции по государственному устройству и управлению. Верховная власть должна разрешать возникающие в обществе конфликты и противоречия в соответствии со своим принципом, иначе она будет подрывать собственную основу. Для того чтобы принцип Верховной власти был понятен всем членам общества, а также для того, чтобы в рамках самой Верховной власти не возникали конфликты, её принцип должен быть прост и внутренне не противоречив.

Какие же принципы могут быть положены в основу Верховной власти? «Принципов власти, на коих вырастают образы правления в человеческом обществе, всего три: это

1. власть единоличная,
2. власть некоторого влиятельного меньшинства,
3. власть общая, всенародная».

Соответственно имеется всего три типа Верховной власти: монархия, аристократия и демократия.

Неограниченность Верховной власти. В силу указанной особой роли Верховной власти, в рамках государства ничто и никто не может её ограничивать. Когда такое ограничение присутствует, то она перестаёт выполнять свою функцию всеобщего сдерживающего фактора, если возникает ситуация, которую из-за ограничения она не может разрешить. Без преувеличения нужно отметить, что ограничения Верховной власти – это её ахиллесова пята, посредством которой враги государства могут привести его к разрушению.

Неделимость Верховной власти. Разделение властей возникает тогда, когда Верховная власть передаёт часть своих полномочий специализированным учреждениям, а её носитель занимается только контролем правильности функционирования их механизма и, при необходимости, вносит изменения в систему учреждений. Деление же Верховной власти между двумя или более носителями, выражающими противоположные принципы, приводит к конфликту между ними и ведёт к расшатыванию государства.

Безответственность Верховной власти. Юридически Верховная власть безответственна и не может находиться под каким-либо контролем. Если контролирующий орган присутствует, значит, он и является Верховной властью.

Исторический пример

Самоограничение Верховной власти влечёт за собой либо фактическое разрушение государственной основы, либо смену типа Верховной власти.

Такое самоограничение происходило в России – в 1906 году русский Император Николай II подписал «Основные государственные законы Российской империи». Там, в частности, написано: «Государь Император осуществляет законодательную власть в единении с Государственным Советом и Государственною Думою» (глава первая, пункт седьмой) и «Государю Императору принадлежит почин по всем предметам законодательства. Единственно по его почину Основные Государственные Законы могут подлежать пересмотру в Государственном Совете и Государственной Думе» (глава первая, пункт восьмой). Каким путём был подписан этот документ, не ясно, но точно известно, что Государь-Император не собирался лишить себя Верховной власти, в том же документе написано: «Императору Всероссийскому принадлежит Верховная Самодержавная Власть. Повиноваться власти Его не только за страх, но и за совесть Сам Бог повелевает» (глава первая, пункт первый). Налицо злой умысел составителей документа: понятие Верховной власти не расшифровывается, чем достигается его искажение вследствие конкретизации её отношений с государственными учреждениями (Государственным Советом и Государственной Думой).

Вот что по этому поводу пишет наиболее видный теоретик монархизма Лев Тихомиров: «Государственный строй, введенный у нас в 1906 году, не способен ни к действию, ни к существованию. Это зависит от того, что конституция, поглощенная заботой ограничить власть Монарха, в конце концов, дает нам государство совсем без Верховной власти. … Так что если у нас исчезает Верховная власть, то невозможно становится и государство». «Верховной власти, таким образом, совсем не оказывается, а если так, то нет и государства, и если определять юридически смысл конституции 1906 года, то приходится сказать: она постановила Основным законом, что Россия есть не государство, а нация, находящаяся и обязанная находиться в состоянии анархии».

Чем всё это закончилось – известно. Подробнее о конституции 1906 года и о массе её недостатков, произведших столь разрушительное действие, можно прочитать в работе Л. А. Тихомирова «О недостатках конституции 1906 года».

Современное положение

Любой интересующийся государственным устройством современных стран узнает из общедоступных источников, что в современном мире имеется ряд государств, которые относятся к разряду «конституционных» монархий. В то же время современное «развитие» средств массовой информации и образовательных учреждений привело к почти полному забвению понятия Самодержавия, а точнее его сути – единоличной Верховной власти, базирующейся на нравственном фундаменте Православия.

Современные европейские монархии считаются цивилизованными, в отличие от прежних, нецивилизованных», абсолютистских. Основным недостатком последних называют их неограниченность, возможность управлять без согласований с кем бы то ни было. Отсюда как следствие «фаворитизм» - выдвижение случайных, порой невежественных людей к рычагам общегосударственного управления.

Просвещённая европейская мысль нашла выход: власть монарха должна быть ограничена. Но чем же её ограничить? Может показаться справедливым, что должен быть закон для всех, который даже монарх нарушить не может - конституция. Установление монархом ограничивающей его Верховную власть конституции считается переходом к конституционной монархии.

Но, так как условия жизни постоянно меняются, буква закона не совершенна, необходимо её корректировать. Так вот, корректирует уже не монарх, а некий демократический орган, чаще всего парламент.

Реальной Верховной властью обладает не тот, кто устанавливал основной закон государства (конституцию), а тот, кто его может изменить или отменить. При этом монарха могут наделить весьма обширными полномочиями, что чаще всего и вводит в заблуждение – у монарха действительно очень много власти. Вся проблема в том, что этой власти недостаточно, чтобы провести коренные преобразования без согласования с демократическими органами, а фактически – с теми силами, которые их контролируют.

Рассмотрим более подробно несколько европейских конституционных монархий.

Испания. Согласно испанской конституции, «носителем национального суверенитета является испанский народ, источник государственной власти. Политической формой испанского государства является парламентская монархия». (ст. 1, п. 2-3 Конституции Испании). Король не принимает никакого участия в процессе изменения Конституции. Король предлагает свою кандидатуру председателя Правительства, которая должна пройти одобрение парламента. В то же время «Король неприкосновенен и не подлежит ответственности» (ст. 56, п. 3).

Великобритания. Британская конституция по форме не систематизирована, то есть отсутствует в виде единого акта. Теоретически монарх является главой исполнительной и судебной властей и составной частью законодательной. На практике власть монарха сильно ограничена, и монарх обладает своими прерогативами чисто номинально. Фактически полномочия монарха осуществляются правительством. Случаи вмешательства монархов в принятие решений весьма немногочисленны.

Дания. Согласно конституции, Король является главой исполнительной власти, законодательную осуществляет совместно с Парламентом. (Часть 1, раздел 3 Конституции Дании) При занятии престола Король письменно обещает придерживаться конституции.

История монархии

Петр круто выдвинул немецко-техническое направление в ущерб польско-схоластическому и сосредоточил свою кипучую деятельность на продолжении военных, финансовых и административных преобразований.

Исходные точки реформы были уже даны опытами XVII века. Развитие реформы было лишено систематической планомерности и шло толчками, под непосредственным воздействием текущих военных событий и возраставших финансовых затруднений. Лишь во второй половине царствования, к 20-м годам XVIII века, намечается более систематический план реформы, навеянный западными теориями просвещенного абсолютизма и меркантилизма и опиравшийся на образцы иностранных, главным образом шведских, учреждений. Выработка этого преобразовательного плана явилась коллективным делом целого ряда лиц, подавших Петру преобразовательные проекты по однообразным вопросам. Разбираясь в этих проектах, Петр придавал осуществлению намеченных преобразований принудительный, террористический характер.

Наряду со свойствами личного характера Петра, лихорадочно-возбужденный темп преобразовательной работы обусловливался ходом внешних событий. Война наполнила все царствование Петра. Конец 90-х годов XVII столетия заняли азовские походы. Они явились продолжением участия России в европейской коалиции против Турции, которая составилась еще при предшественниках Петра. Взятием Азова и сооружением воронежского флота престиж России, поколебленный неудачами князя Голицына, был поднят и в глазах союзников, и в глазах Турции. Молдавия и Валахия обратились к Петру с предложением подданства и перенесения военных действий против Турции на берега Дуная. Но в это время члены коалиции уже спешили помириться с Турцией: Западная Европа готовилась к другой грандиозной борьбе — за испанское наследство. Распадение коалиции заставило и Россию заключить с Турцией перемирие на 30 лет (3 июля 1700 г.). Азов отошел к России, ежегодная дань России крымскому хану была уничтожена. Через два месяца по заключении этого перемирия началась война с Швецией, против которой еще в 1699 г. Петр заключил союз с Польшей. Польский король Август и много хлопотавший о заключении польско-русского союза лифляндский дворянин Паткуль мечтали о том, что при разделе будущих завоеваний Петр удовольствуется Ингерманландией и Карелией.

Поражение русских под Нарвой еще более повысило притязания и надежды Августа. Он потребовал от Петра уступки Польше Малороссии; но союз был возобновлен без выполнения этого условия. Карл XII после нарвской победы, по выражению Петра, «увяз в Польше», а русские в это время разорили Лифляндию, овладели Дерптом и Нарвой и утвердились на Неве взятием Нотебурга и Ниеншанца и основанием Петербурга (1703). Достигнув моря, Петр начал думать о мире с Швецией и обратился с просьбой о посредничестве к Австрии, Англии, Голландии и Франции. Державы, воевавшие с Людовиком XIV, не сочувствовали усилению России и холодно встретили просьбу Петра. Переговоры с Швецией начались при посредничестве Франции, но были прерваны ввиду требования Карла XII возвратить Швеции все русские завоевания. Россия заняла Курляндию; Карл, принудив Польшу к миру и сменив на польском престоле Августа Станиславом Лещинским, готовился к походу в глубь России. Петр опасался похода шведов на Москву, но Карл, рассчитывая на малороссийских казаков и крымского хана, двинулся на Украину. Полтавская битва (1709) перевернула весь ход и военных, и дипломатических действий. Карл бежал в Турцию; Россия своим успехом привлекла к себе зоркое внимание всей Европы, соединенное со страхом. Страх вызывал вражду. Франция и Польша подняли на Россию Турцию. Петр пошел на разрыв, ободренный надеждой на балканских славян, не переставших в течение всего царствования Петра взывать к покровительству России. Господари Молдавии и Валахии заключили с Петром формальные союзы против турок, под условием провозглашения независимости их господств.

Измена валахского господаря Бранкована подвергла русское войско страшной опасности со стороны турок и заставила кончить прутский поход тяжелым для России миром с Турцией: Азов опять перешел к Турции, новопостроенные русские города у Азовского моря разорены, Карлу XII было гарантировано свободное возвращение в шведские владения. 1711 — 1715 годы заняты были военными операциями в Померании и Финляндии. Углубление русских войск в Германию еще более усилило враждебную России тревогу Европы.

Окончание войны за испанское наследство давало возможность европейским державам внимательнее следить за политическим ростом России. Англия, Австрия, Франция держались по отношению к России частью с холодной натянутостью, частью с открытой враждебностью. Польша, где после Полтавской битвы снова воцарился Август, Дания и Пруссия состояли в союзе с Петром, но две первые державы боялись России и интриговали против ее успехов. Несмотря на все это, Петр, после успехов в Финляндии, составил план высадки в южную Швецию соединенного русско-датского флота. План не осуществился вследствие разлада среди союзников.

Петр начал искать тогда сближения с Францией. После его поездки в Париж был заключен союз между Россией, Францией и Пруссией, с обязательством открыть переговоры с Швецией при посредстве Франции. Одновременно с этим соглашением был решен, однако, — по предложению шведского дипломата Герца, — съезд русских и шведских уполномоченных на Аландских островах, без участия представителей Франции. Аландский конгресс, во время которого Карла XII сменила на престоле Ульрика Элеонора, не привел ни к чему. Петр возобновил войну. Несмотря на демонстративное крейсирование английского флота в Балтийском море, русское войско несколько раз высаживалось в Швеции и опустошало окрестности Стокгольма. Это привело к заключению мира в Ништадте, в 1721 г. Финляндия, кроме Выборга, была возвращена Швеции, но Россия получила Лифляндию, Исландию, Ингерманландию, с уплатой Швеции 2 миллионов рублей. Двухвековое стремление России к Балтийскому побережью было удовлетворено. Не далее как через год, Петр отправился уже в новый поход, в Персию.

Мысль о прикаспийских приобретениях занимала Петра с начала царствования и еще более усилилась после прутского похода. Усиление России на Каспийском море должно было служить вознаграждением за неудачу на Черном море. Внутреннее расстройство Персидской монархии, раскрытое посольством в Персию Волынского (1716), еще более укрепило Петра в плане персидского похода. Русские войска быстро заняли западный берег Каспийского моря. Персидская война вызвала в Европе новый взрыв враждебного недоверия к России и едва не привела к новому разрыву с Турцией, к которой Персия обращалась за помощью и которую усердно подстрекали против России австрийские и английские дипломаты.

Завоевания Петра подняли международное положение России на небывалую ранее высоту и увеличили государственную территорию более чем на 10 000 квадратных миль, но страшно повысили численность армии. В одно первое десятилетие XVIII века война вызвала увеличение армии с 40 до 100 тысяч человек и потребовала создания военного флота. Военные расходы повысились, сравнительно с бюджетом 1680 г., на 40 миллионов, причем расходы на военные потребности составляли в общей сумме государственных расходов 65%. Рост войска и военных расходов повел за собой новую реорганизацию военного и финансового строя, которая в свою очередь вызвала ряд социальных и административных преобразований. Стрелецкая пехота и поместная дворянская конница старого времени были заменены регулярной армией (см. Войско).

В первую половину царствования вводятся новые прямые налоги, отыскиваются новые предметы обложения, широко применяется порча монеты посредством перечеканки серебряных денег, производится переоброчка казенных оброчных статей, вновь облагаются оброком владельческие рыбные ловли, домашние бани, мельницы, постоялые дворы, устанавливается ряд казенных монополий. Все это не предупредило финансового кризиса. На 1710 г. ожидался полумиллионный дефицит. Произведенная в 1710 г. подворная перепись показала громадную убыль населения по всей России. Децентрализация финансового управления, осуществленная с учреждением губерний, не способствовала повышению и упорядочению поступлений; новые «запросные» и «неокладные» сборы поступали все с большей недоимкой. Перед правительством опять встала задача, которую уже приходилось разрешать в конце XVII века — реформа порядка обложения и консолидация прямого налога. Это было выполнено в 20-х годах XVIII века. Подворное обложение было заменено подушным, ради лучшего достижения всеобщности и равномерности обложения. Косвенные налоги на время занимают второстепенное место в доходном бюджете. Военные и финансовые реформы способствовали изменению структуры русского общества.

Перемены в порядке службы завершили сословно-корпоративную организацию дворянства; реформа обложения сопровождалась дальнейшим утверждением крепостной неволи крестьянства. После того как специальная повинность служилого класса, ратная служба, была превращена во всесословную повинность, дворянство получило свою специальную роль при выполнении этой повинности: отбыв рядовую службу в гвардии, дворяне делались офицерами в армии, составляя в ней дворянско-офицерскую корпорацию. Другой специально-сословной повинностью дворянства явилось обязательное обучение по утвержденной правительством программе.

Государственная служба по-прежнему осталась для дворянства бессрочной и общеобязательной: гражданская служба в канцеляриях была поставлена вровень с военной службой в полках, а распределение членов каждой дворянской семьи между обоими родами службы было подчинено установленной законом пропорции. С отменой поместных ополчений земля перестала служить материальной основой разверстки служебных тяготей, но все дворянские земли, — как бывшие поместья, так и бывшие вотчины, — стали рассматриваться как официально закрепленный за дворянством фонд материального обеспечения служилых дворянских фамилий. Поэтому указом 1714 г. узаконилась не отчуждаемость и недробимость дворянских земель.

Создавая из дворянства служилую сословную корпорацию, Петр открыл свободный доступ в его среду посторонним элементам. Табель о рангах окончательно заменила в распорядке службы старое начало породы, началом личной выслуги, узаконив получение дворянства чином, чем сильно способствовала демократизации общественного строя.

Указы о ревизии и подушной подати завершили превращение низших общественных слоев в однородную закрепощенную массу. Эти указы изменили юридическое основание прикрепления, узаконив прикрепление запиской крестьянина за землевладельцем в ревизскую сказку, и распространили крепостную неволю на новые общественные разряды — на детей приходского духовенства, не имеющих определенных занятий, людей гулящих и холопов, которые наравне с крестьянами были записаны в ревизские сказки за владельцами и обложены подушным окладом. Вся эта юридически объединенная крепостная масса была отдана в ведение землевладельцев-дворян, ответственными перед казной за податную исправность своих крестьян и полицейский порядок в пределах своих имений. Административная реформа Петра стояла в столь же тесной связи с военными и финансовыми преобразованиями.

В первую половину царствования, под давлением военных тревог и ввиду необходимости обеспечить содержание новой регулярной армии, довершается намеченная уже в XVII веке система военно-административных округов. Империя была разделена на восемь таких округов, получивших название губерний. Постоянное передвижение войск, по случаю военных действий, не дало возможности осуществить территориализацию армии по этим округам; тем не менее, в финансовом отношении каждая часть армии была приписана к одной из губерний и главнейшей функцией губернского управления явилась передача губернских сборов непосредственно на содержание полков. Неопределенно широкая власть губернаторов должна была несколько умеряться введением коллегиального и выборного начала в механизм губернской администрации (см. Местное управление). Фактически, однако, выборы ландратов скоро уступили место назначению. В 1719 — 20 годах административный строй подвергся новой переработке, под влиянием шведских образцов и в духе бюрократической централизации. Коллегиальное начало было перенесено из области в центр, причем выборное начало было устранено. Учрежденные по шведскому образцу коллегии распределили между собой управление империей по роду дел.

На короткое время Сенат сделался как бы общим присутствием коллежских президентов, которые были назначены из сенаторов; но скоро этот порядок был отменен, как противоречащий контролирующей роли Сената по отношению к коллегиям. Коллегии получили новых, малочиновных президентов, а старые вельможные президенты остались в Сенате, что придало личному составу Сената аристократический оттенок и превратило коллегии в подчиненные органы Сената. В исключительном положении остались коллегии Военная, Адмиралтейская и Иностранная: они сохранили прежних президентов и не подпали в подчинение Сенату, чем наглядно выразилось преимущественное значение вопросов внешней борьбы в кругу очередных государственных задач. С учреждением центральных коллегий исчезли ландратские коллегии в губерниях. Выборное начало было удержано в уездах, где выборные из местных дворян земские комиссары были облечены весьма разнообразными полномочиями, от сбора податей до полиции нравов включительно.

На практике, однако, комиссары скоро превратились в подчиненных агентов военного начальства, преимущественно по сбору подушной подати. Установив администрацию на началах централизации и бюрократической опеки, парализовав слабые зародыши общественного контроля, Петр подчинил административный механизм двойному коронному контролю: тайному над финансами — фискалам и явному над судами — прокуратуре; высшее руководство тем и другим сосредоточилось в руках генерал-прокурора. Несколько шире проявилась общественная автономия в области городского управления. Развивая реформу 1680-х годов, Петр передал финансовые сборы, управление и суд над торгово-промышленным населением городов выборным из среды этого населения бурмистрам, подчинявшимся бурмистерской палате или ратуше, составленной также из выборных лиц. Однако и в эту сферу, с преобразованием ратуш в магистраты, в 20-х годах XVIII века был вдвинут бюрократический элемент. Служба в магистратах была сделана как бы привилегией высшего, «первостатейного» слоя городского купечества. В этом сказалась основная тенденция экономической политики Петра — поощрение крупной городской промышленности, завещанное ему преобразовательной программой XVII века.

Сближение с Западом постепенно развило эту тенденцию в сознательную меркантилистическую систему, выразившуюся в трех направлениях:

1) в поощрении горной промышленности, ради умножения в стране металлического запаса,
2) в регулировании внешней торговли на началах торгового баланса ,
3) в поощрении туземной фабричной промышленности.

До 1719 г. Петр продолжает, подобно своим предшественникам, вызывать в Россию заграничных техников и мастеров из Австрии, Венеции, Голландии, Швеции, Германии, а также посылать русских за границу для обучения мастерствам. В 1719 г., с учреждением мануфактур-коллегии, эти мероприятия систематизируются. Все мероприятия Петра, однако, не могли ускорить рост фабричной промышленности, еще не опиравшейся на естественные успехи народного хозяйства. В начале XVIII века Россия еще оставалась страной земледельческой и мелкой домашней промышленности. Реформа Петра навсегда покончила с внешними формами старой московской государственности, но в то же время довела до наивысшего развития те самые принципы, которые лежали в основе предшествующего государственного строя.

Переустройство войсковой и податной организации исходило из старого начала поглощения всех национальных ресурсов потребностями фиска, нуждами государственной военной обороны. Сословные реформы изменили прежний порядок разверстки государственных повинностей между общественными классами, но по-прежнему оставили все население сверху донизу закрепощенным службе и тяглу. Административные реформы видоизменили схему правительственных учреждений, но еще резче провели устранение общественных союзов от участия в текущем управлении, которое было всецело передано в руки бюрократии. Мероприятия экономические и учебно-образовательные имели целью вызвать к жизни две действительно новые силы, которые не играли дотоле видной роли в государственном строительстве — промышленный капитал и научное знание.

Но опыты первой категории предвосхитили предстоявшие еще в будущем результаты экономического развития, и потому не вполне достигали цели, а опыты с насаждением знания исходили из старого, узко-прикладного воззрения на книжное обучение, с перенесением лишь интереса от вопросов душевного спасения к вопросам технического прогресса. Завершая собой прежний процесс государственного строения, реформа Петра, тем не менее, подготовляла новую эру поступательного развития русской жизни. Сближение с Западом, предпринятое ради заимствований чисто технического характера, не остановилось в этих первоначальных рамках и постепенно захватывало все новые жизненные сферы. Уже в первую половину XVIII века в высших слоях общества довольно широко распространяется влияние политико-философской западноевропейской литературы.

Идеи естественного права, договорного происхождение государства, народного суверенитета воспринимались русскими деятелями и сообразно применялись к туземным движениям, обозначавшимся в среде русского дворянства. Самые эти движения явились, в свою очередь, косвенным следствием петровских преобразований. Со второй четверти XVIII столетия начинается процесс постепенного раскрепощения общественных классов, постепенного формирования самоуправляющихся общественных союзов — процесс, приблизивший Россию к типу современных европейских государств.

Начало этого процесса сделалось возможным благодаря ослаблению хронической внешней борьбы, которая сковывала дотоле свободу внутреннего развития России и обрекала русское государство на положение вечно мобилизованного военного лагеря. Не все задачи этой борьбы были уже разрешены к началу XVIII века. Территориальный рост русского государства еще не достиг своих естественных пределов. Работа над округлением границ даже еще более осложнилась после того, как Россия начала участвовать в международно-политических комбинациях Европы. Но все же та непрерывная военная борьба, которую приходилось вести Московской и петровской России, окончательно отошла в область истории.

По смерти Петра направление внешней политики России определилось двумя условиями: 1) войной с Персией, которая осталась еще от царствования Петра, и 2) борьбой Бурбонов и Габсбургов, разделявшей Европу на два враждебные союза — австро-испанский и англо-французский. Ко второму союзу примыкали Швеция и Пруссия; Россия примкнула к первому, так как с персидским вопросом тесно переплетался турецкий, в котором интересы России гармонировали с австрийскими и сталкивались с французскими. Союз России с Австрией повлек за собой враждебную демонстрацию английского флота на Балтийском море близ Ревеля и усиленные антирусские интриги французской дипломатии при дворе султана. Русская дипломатия поставила своей целью предотвратить европейскую войну, в которой России пришлось бы участвовать в силу союзных обязательств.

В 1732 г. кончилась русско-персидская война, уступкой Персии всех петровских приобретений, на которые преемники Петра смотрели как на излишнее бремя, и расширению владений на счет Персии предпочитали недопущение Турции до Каспийского побережья. Призрак турецкого вопроса все теснее сближал Россию с Австрией, которая в свою очередь нуждалась в России ввиду того, что Испания порвала с Австрией из-за вопроса о водворении в Италии испанских принцев и перешла на сторону Франции. К удовольствию России, австро-испанский конфликт не привел к военному столкновению; но разгоревшаяся вскоре после того борьба за польский престол втянула Россию в военные действия, как раз в то время, когда на юге возобновлялась открытая борьба с Турцией. Происки французских дипломатов, старавшихся склонить Россию на сторону кандидатуры Станислава Лещинского на польский престол, не увенчалась успехом. Россия и Австрия решили совместно защитить кандидатуру саксонского курфюрста Августа III, за что Россия выговорила отказ Августа от притязаний на Лифляндию.

Пруссия, воздержавшись от активной помощи России и Австрии, обещала им дружественный нейтралитет, Англия и Голландия примкнули к Австрии. Франция была изолирована и начала сближаться с Швецией. По избрании на польский престол Станислава Лещинского, русское войско вступило в Польшу. Миних осадил Данциг, сдавшийся русским после продолжительной осады. Другой русский корпус был послан на помощь Австрии ввиду начавшейся войны ее с Францией. Франция успела возбудить против России Порту. Вторжение крымского хана в Кабарду было признано в России за casus belli. Миних вторгся в Крым (1736), но, дойдя до Бахчисарая, поспешно возвратился, опасаясь вторжения турок в Юго-Западную Россию.

В 1737 г. русские заняли Очаков, но успешному продолжению войны препятствовало позднее выступление союзной австрийской армии, вялость ее действий, незначительность ее успехов. На открывшемся в Немирове мирном конгрессе Россия заявила притязания на Крым, Австрия — на Молдавию и Валахию. Хотя обе державы сильно сократили затем свои требования, конгресс был прерван возобновлением военных действий. Кампания 1738 г. была неудачна и для русских, и для австрийцев. В 1739 г. Миних разбил турок при Ставучанах, взял Хотин, занял Яссы, после чего Молдавия изъявила готовность отдаться в подданство России; но в самый разгар русских успехов пришла весть о заключении мира между Турцией и Австрией, что вынудило и Россию вступить в мирные переговоры. Результаты войны далеко не окупили принесенных жертв.

Россия удержала Азов, но с обязательством срыть его укрепления, и получила право построить крепость на Дону; Турция, со своей стороны, получила право построить крепость на Кубани. Россия не приобрела права содержать флот на Черном море; Кабарда была объявлена нейтральной полосой между Россией и Портой. По заключении Белградского мира (1739) Франция усиленно стремилась к разрыву австро-русского союза. Францию поддерживает Пруссия; Фридрих II, вступив в борьбу с Австрией, усиленно добивался союза с Россией. В Петербурге боролись два иностранных влияния: австрийское, на стороне которого стояли Остерман и правительница Анна Леопольдовна, и прусское, опиравшееся на Миниха, который был озлоблен на Австрию за ее поспешный мир с Турцией.

Россия вошла в союз с Пруссией, не порывая и с Австрией и намечая в будущем коалицию России, Пруссии и Австрии против Франции. Тогда во Франции составился план поднять на Россию Порту и Швецию и обеспечить в будущем французское влияние на политику России, подготовив в России, через французского посла Шетарди, дворцовый переворот в пользу дочери Петра, Елизаветы. Порта, угрожаемая Персией, не двинулась, но Швеция, под давлением Франции, начала в 1741 г. войну, объявив, что ведет ее против иноземного правительства Анны Леопольдовны, за права Елизаветы. Елизавета дала обещание вознаградить Швецию и, порвав все прежние трактаты с Австрией, Англией и Пруссией, тесно примкнуть к Франции и Швеции. Но Ласси разбил шведов у Вильманштранда, а дворцовый переворот в пользу Елизаветы совершился раньше, чем предполагал Шетарди, и без участия шведов. Это дало возможность Елизавете отказать Швеции в вознаграждении и отвергнуть французское посредничество при переговорах с Швецией. Русское войско заняло всю Финляндию; Шетарди покинул Россию.

Елизавета требовала всей Финляндии, но боязнь, чтобы в наследники шведского престола не был избран датский принц, вместо намеченного Елизаветой дяди — Голштинского герцога, заставила Россию удовольствоваться приобретением небольшой полосы земли, до р. Кюменя. Заведование иностранными делами перешло к Бестужеву , политической системой которого был союз России, Австрии, Саксонии и морских держав против Франции и Пруссии, в видах обуздания их завоевательных стремлений. Франция и Пруссия ставят себе целью свержение Бестужева. В России снова появляется Шетарди, а Фридрих II устраивает два политических брака: Петра III с ангальт-цербстской принцессой Софьей (будущей Екатериной II), для парализования влияния Бестужева, и наследника шведского — на сестре прусского короля, для вытеснения русского влияния из Швеции. Однако Бестужев сумел укрепить свое положение, вскрыв донесения Шетарди и представив Елизавете заключавшиеся там резкие отзывы о ней. Шетарди был выслан из России, открыто ставшей против Пруссии и Франции. Снова русский корпус был введен в Германию, но заключение Аахенского мира дало возможность вернуть его на родину.

Исход войны за австрийское наследство имел, между прочим, то важное следствие, что Франция перешла на сторону Австрии и России; возвышение Пруссии стало казаться для Франции еще более опасным, чем могущество Австрии. Так подготовилась комбинация, приведшая к Семилетней войне. Когда после разгрома Саксонии Фридрихом II Август удалился в Варшаву и стал взывать о помощи к России, русские вступили в Пруссию под начальством Апраксина (1757). Заняв Восточную Пруссию, вторгаясь в Померанию, Силезию и Бранденбург, русские войска одержали над пруссаками несколько важных побед при Гросс-Эгерсдорфе (1757), Цорндорфе (1758), Кунерсдорфе (1759), а в 1760 г. заняли Берлин; но все сменявшие друг друга главнокомандующие — Апраксин, Фермор, Салтыков, Бутурлин — действовали без определенного плана, отдельными вторжениями в неприятельские владения.

К этому присоединялась несогласованность с действиями союзных войск австрийских и французских. Франция первая заговорила о мире (1760), ввиду достаточного ослабления Пруссии. Австрия соглашалась мириться на условии получения лишь части Силезии, Россия — на условии получения Восточной Пруссии, которую, впрочем, намеревалась передать Польше. Смерть Елизаветы резко перевернула все политические комбинации. Союз России с Австрией был разорван. Петр III, боготворивший Фридриха II, возвратил ему все русские завоевания, заключил союз с Пруссией и двинул русские войска на помощь Пруссии против Австрии. Со своей стороны Фридрих II обещал свое посредничество между Россией и Данией в их конфликте из-за Шлезвига.

Внезапное сближение России с Пруссией и разрыв с Австрией противоречили всему направлению русской внешней политики после смерти Петра. Этот поворот, вызванный личными пристрастиями Петра III, был усвоен, однако, и его преемницей, Екатериной II, на основании политического расчета. В царствование Екатерины II на первый план выдвигались поочередно два крупных вопроса внешней политики — польский и турецкий. Разработка этих вопросов прошла две стадии: сначала польский вопрос скрепил связи России и Пруссии, затем вопрос турецкий обусловил возвращение России к австрийскому союзу, соединенное с новым охлаждением к Пруссии. Тотчас по воцарении Екатерина II, к полному разочарованию Австрии, заявила, что она признает заключенный Петром III мир с Пруссией, но условием своего миролюбия ставить умеренность Фридриха II по отношению к союзникам России и предлагает свое посредничество при предстоящем замирении Европы. Австрия с негодованием отвергла русское посредничество, и Губертсбургский мир был заключен без участия русской дипломатии.

Пока замирялась Европа, Россия стала твердой ногой в Курляндии. Екатерина решила водворить в Курляндии герцога, независимого от польского короля и всецело обязанного России своим возвышением. Сын польского короля Карл, посаженный герцогом в Курляндию при Елизавете, покинул Митаву, ввиду враждебных демонстраций со стороны России, и в курляндские герцоги был выбран ставленник России — Бирон. Русское влияние всецело водворилось в Курляндии. То был первый, отдаленный шаг к ослаблению Польши. В ожидании смерти польского короля Августа шли оживленные сношения между Россией и Пруссией. Европейские дворы опасались уже возможности раздела Польши между Россией и Пруссией. Франция и Австрия намечали в преемники Августу его сына, саксонского принца; но под давлением русско-прусской агитации на польский трон был выбран Станислав Понятовский.

Опека России и Пруссии над Польшей сосредоточилась на двух вопросах — о положении диссидентов и о сохранении в Польше существующего государственного порядка, служившего верным залогом окончательного падения польской самостоятельности. Россия стремилась к безусловному господству в Польше, к превращению Польши во вторую Курляндию. Русские войска не выходили из Польши; дипломатические представители России постоянно были заняты составлением русофильских конфедераций. За успехи в Польше Россия поплатилась войной с Турцией; Франция, Австрия и Польша возбудили в султане вражду к России. Случайный переход казацкого отряда через турецкую границу у Балты, при преследовании польского ополчения, был принят Портой за достаточный повод к войне. Русский посол Обрезков был посажен в Семи башенный замок, и в январе 1769 г. татары вторглись в Елизаветградскую провинцию. Весной 1769 г. война открылась переходом русской армии через турецкую границу. Скоро русские взяли Хотин и заняли Яссы. Григорий Орлов выставил широкий план возбуждения восстания против Порты в Греции и славянских областях Турции. С этой целью в Средиземное море была отправлена военная эскадра под начальством Алексея Орлова.

Масса русских эмиссаров, преимущественно из греков, была рассыпана по Черногории, Далмации, Греции для пропаганды восстания. Во Франции уже ожидали с тревогой раздела Турции. Однако организация восстания греков потерпела полное фиаско, хотя русские моряки сожгли турецкий флот при Чесме (1770), а на суше были одержаны серьезные победы при Ларге и Кагуле. Россия начала выдвигать идею превращения Крыма в независимое государство под покровительством России. В 1770 г. Долгорукий вторгся в Крым и взял Перекоп, Керчь, Евпаторию. Спиридов осадил остров Парос. Успехи России тревожили Европу. Франция продолжала деятельно агитировать против России в Турции и Польше, Австрия не могла примириться с утверждением России на Дунае, Англия, в общем благоволившая к России, не одобряла проекта создания независимых государств из Крыма и дунайских княжеств. Союзник России, Фридрих II, занял своеобразное положение.

Он усиленно советовал Екатерине держаться умеренности, отвергал план независимости Крыма и славянских княжеств, а также утверждения России на одном из островов Архипелага и соглашался лишь на присоединение к России двух Кабард и Азова с округом, а также на предоставление России права содержать флот на Черном море. Пугая Россию воинственными замыслами Австрии, а Австрию — безмерной притязательностью России, Фридрих II воспользовался для разрешения конфликта идеей раздела Польши. Идея эта давно носилась в воздухе, разрабатывалась и в Пруссии, и в России. Теперь Фридрих II связал ее с вопросом о ликвидации русско-турецкого столкновения, обусловливая умеренность России по отношению к Турции приобретениями на счет Польши, причем Пруссия и Австрия также должны были получить в Польше свои части.

Раздел совершился в 1772 г.: Россия приобрела Белоруссию (1775 квадратных миль с 1 800 000 жителей). В том же году открылись мирные переговоры с турками в Фокшанах и Бухаресте. Россия требовала независимости Крыма и уступки Керчи и Еникале. Ввиду распространения чумы в русских войсках и опасности разрыва России с Швецией, Порта отвергла эти требования. После перехода русской армии через Дунай, взятия Туртукая, осады Силистрии, Турция заявила свое согласие на независимость Крыма, но вместо Керчи и Еникале предложила Кинбурн. Медленное движение русской армии и разразившаяся внутри империи пугачевщина заставили было Россию согласиться на эту комбинацию, но новые военные успехи привели к заключению более благоприятного Кучук-Кайнарджийского мира (1774).

Крым получил независимое существование; иначе говоря, Порта уступала там России свободное поле для политических влияний и воздействий; Россия присоединяла к себе Керчь, Еникале, Кинбурн, всю степь между Бугом и Днепром, Азов, обе Кабарды, долины Кубани и Терека, получала 4 1/2 миллиона контрибуции и право свободной морской торговли по Черному морю, наконец, не менее важное право представительствовать перед Портой о нуждах Молдавии и Валахии, т. е. право вмешательства во внутренние вопросы турецкой монархии. Условия мира возбудили крайнее неудовольствие Франции и Австрии. Близость России с Пруссией, не прерывавшаяся в период первого раздела Польши и первой турецкой войны, проявилась еще раз в момент австро-прусского конфликта из-за баварского наследства. Явившись посредницей между двумя державами, Россия решительно приняла сторону Пруссии, чем и был обусловлен в значительной мере исход Тешенского конгресса. Но этот конгресс был уже конечной точкой русско-прусского сближения.

Россия была преисполнена агрессивных стремлений по отношению к Турции. Екатерина увлекалась фантастическим «греческим проектом», выполнение которого требовало тесного союза с Австрией. Иосиф II, со своей стороны, стремился к восстановлению торгового значения Австрии на Черном море. Свидание Екатерины с Иосифом II в Могилеве и поездка в Россию прусского принца Фридриха-Вильгельма в 1780 г. резко оттеснили перемещение симпатий Екатерины от Пруссии к Австрии. План России состоял в следующем: образование из Молдавии, Валахии и Бессарабии нового самостоятельного государства Дакии, приобретение для России Очакова, всей степи между Бугом и Днестром и одного из двух островов в Архипелаге, наконец, восстановление Греческой империи, на место Турции, с возведением великого князя Константина Павловича на греческий престол. Иосиф II заявлял притязания на ряд областей в Молдавии, Валахии, Боснии и Сербии, а также Истрии, Далмации и Венеции.

Сблизившись с Австрией, Россия сделала ряд важных подготовительных шагов к ослаблению Турции: постройка Херсонской крепости, присоединение Крыма (1783), принятие подданства грузинского царя Георгия , рассылка агентов на Кавказе и в Египте для возбуждения населения против Турции. Опять европейские державы — на этот раз Франция, Англия и Пруссия — ободряли султана выражениями сочувствия. В 1787 г. Порта, ввиду поездки Екатерины в Крым вместе с Иосифом II, понятой как политическая демонстрация, предъявила России ультиматум, с требованием отозвать воинственно настроенных русских консулов из Ясс и Бухареста и признать царя грузинского Георгия вассалом Порты. Ответом на ультиматум было начало военных действий (1787) как со стороны России, так и со стороны Австрии.

Суворов одержал победу под Кинбурном, но затем потянулась бесконечная осада Очакова, австрийцы действовали неудачно, война с Турцией неожиданно осложнилась разрывом с Швецией. По примеру первой войны решено было отправить эскадру в Средиземное море и Архипелаг, придав этому характер священного похода против царства ислама, для освобождения славян и греков, но эта экспедиция не состоялась, эскадра понадобилась на Балтийском море. Густав III воспользовался шведско-турецким договором 1739 г. о взаимной помощи на случай войны и, обеспеченный помощью Англии и Пруссии, а также турецкими субсидиями, потребовал от России отказа от принадлежавших ей частей Финляндии и Карелии в пользу Швеции и возвращения Крыма Турции. Это было равносильно объявлению войны.

Несмотря на внутренние смуты в Швеции (аньяльская «конфедерация»), несмотря на морские победы над шведами Грейга у Гохланда и Нассау-Зигена у Свенкзунда (1789), совмещение двух войн, — турецкой и шведской, — ставило Россию в критическое положение. Россия была изолирована. К враждебным ей Франции и Пруссии примкнула Англия, раздраженная на Россию за провозглашение вооруженного нейтралитета (1780); между тем Австрия была значительно парализована нидерландским восстанием. В 1790 г. шведы одержали ряд успехов в Финляндии; Екатерина боялась их появления в Петербурге. Нассау-Зиген, вновь одержав морскую победу у бухты Выборга, был жестоко разбит у Свенкзунда, на месте своей первой победы. Утомленная войной Швеция согласилась, однако, начать мирные переговоры.

По Верельскому миру (1790) не было установлено никаких территориальных изменений, но Россия отказалась с тех пор от вмешательства во внутренние дела Швеции, от поддержания русской партии в среде оппозиционной трону аристократии. Вяло подвигавшаяся турецкая война пошла успешнее после взятия Очакова в конце 1788 г. В 1789 г. были взяты Галац, Рымник, Аккерман; австрийцы заняли Бендеры. В 1790 г. пал Измаил; Порта уже заговорила о мире. Смерть Иосифа II изменила характер австрийской политики. Преемник его Леопольд II тяготел к Пруссии; но в то время как последняя, совместно с Англией, стремилась отдалить Австрию от России, Леопольд намечал общеевропейскую коалицию из Австрии, Пруссии, Англии и России против революционной Франции. Восточный вопрос временно отходил на второй план в международной политике Европы. В 1791 г., после новых успехов России, взятия Анапы, победы у Мачина — состоялся мир в Яссах.

Порта признала присоединение к России Крыма и уступила России степь между Бугом и Днестром. По окончании этой войны вновь выдвигается польский вопрос. За время войны в Польше успело укрепиться влияние Пруссии, в ущерб России. С одобрения Пруссии, национальная партия в Польше провела конституцию 1791 г., с отменой конфедераций и liberum veto и с установлением наследственной монархии. Екатерина не хотела допустить такого оздоровления польского государственного организма. Уже в 1790 г. Потемкин поднимал вопрос о втором разделе Польши. Тотчас по окончании турецкой войны Россия организовала в Польше тарговицкую конфедерацию и двинула к Варшаве русское войско. Пруссия тотчас же предъявила притязания на участие в разделе, к которому приобщили и Австрию. По второму разделу (1793) Россия получила Волынь, Подолию и Минскую губернию, всего 4533 квадратных миль с 3 миллионами населения. Два года спустя, после восстания поляков под предводительством Костюшки, после победы над поляками при Мациовицах и взятии Праги, совершился третий и последний раздел, уничтоживший польское государство.

Россия получила остальную часть Литвы и Курляндию, в общем, свыше 2000 квадратных миль. Последние годы екатерининского царствования не были спокойны. В 1795 г. Франция едва не подняла султана на третью войну с Россией. Для защиты Грузии пришлось начать войну с Персией, ознаменовавшуюся занятием Баку и Дербента. Материальные результаты внешней политики России за XVIII век выразились в значительном расширении русской государственной территории и в быстром развитии кризиса в русском государственном хозяйстве. Территориальный рост русского государства последовательно усиливался в течение всего века.

Перед воцарением Петра I — 265 126 квадратных миль. При кончине Петра I — 275 571 квадратных миль. При кончине Анны — 290 802 квадратных миль. При кончине Елизаветы — 294 497 квадратных миль. При кончине Екатерины II — 305 794 квадратных миль, включая в этот счет приобретения России, как в Европе, так и в Закавказье, Сибири и Северной Америке. Эти успехи покупались непрерывным напряжением государственных финансов и постоянным поглощением наибольшей части расходов военными нуждами. В течение века параллельно растут и размеры обложения, и размеры государственного дефицита. Рост обложения совершался главным образом за счет косвенных налогов.

Уже к царствованию Елизаветы обозначается усиленное возрастание сборов питейных, таможенных и разных других, охвативших почти все виды промысла и крайне стеснявших промышленность. В 40-х годах 3/4 расходного бюджета поглощались содержанием сухопутных и морских военных сил. Ко времени воцарения Петра III дефицит равнялся 1/5 общей суммы доходов. Несмотря на такое состояние финансов, Екатерина II начала царствование попыткой облегчить платежное бремя населения; но уже в 1764 г. сбавка с соляного налога была отменена, и кроме того частью повышены, частью введены разные сборы. Ожидавшиеся от всех этих мер 1 1/2 миллиона рублей предполагалось обратить на повышение служебных окладов, с целью предотвращения лихоимства чиновников. Но поступления далеко не оправдали ожиданий. С 1766 г. начал вновь нарастать дефицит.

Турецкая война резко изменила финансовое положение. Она стоила 47 1/2 миллиона рублей: около 20 миллионов было добыто путем нового повышения существовавших налогов, затем впервые был, затронут новый ресурс — государственные займы: учрежден был ассигнационный банк. Новые войны с Турцией и Польшей, занявшие последнее восьмилетие екатерининского царствования, опять потрясли все достигнутые во время мира финансовые успехи. Повышение налогов не устранило необходимости в новых внутренних и внешних займах. К концу второй турецкой войны в обращении находилось уже на 150 миллионов рублей бумажных денег, и курс рубля упал до 40 копеек; но к концу царствования число бумажных денег сократилось на 68 миллионов рублей, а курс рубля установился в 68 копеек. Русское государственное хозяйство встречало XIX век с 44 миллионами внешнего и 82 миллионами внутреннего долга, при среднем годовом доходе в 65 миллионов рублей.

Военное и финансовое напряжение, не прекращавшееся в России в течение всего XVIII столетия, не могло способствовать значительному подъему народно-хозяйственной жизни. Хотя количество фабрик и заводов к концу царствования Екатерины II доходит до 2000, такой успех достигается лишь при помощи усиленного покровительства промышленности. После льготного тарифа 1731 г. все последующие тарифы прошлого столетия носят охранительный характер. За 34 года (1726 — 1760) по европейской торговле цена отпуска увеличилась в два, а привоза — в три раза; цена отпускных изделий возросла на 790 тысяч рублей, а привозных — с лишком на 2 1/2 миллиона рублей.

Редкость капиталов в России того времени выражалась весьма ярко в высоте процента; 12, 15, 20-процентный рост был явлением обыкновенным. В 1754 г., при учреждении коммерческого банка, для ссуды денег под залог товаров был установлен 6% рост, с запрещением и частным лицам брать больше; тем не менее, и в начале XIX века по разным местностям России практиковались 10, 25, 30% росты. Во всех крупных оборотах царили иностранные, преимущественно голландские и английские, капиталисты. В 1753 г. отменены внутренние таможни.

Эта мера была несколько парализована предоставлением некоторым лицам исключительных преимуществ по рыбному промыслу, хлебному и лесному торгу и прочему, но в начале царствования Екатерины II как казенные монополии, так и привилегии частных лиц на производство промыслов были отменены. В 1754 г. учрежден коммерческий банк, выдававший только русским купцам ссуды под залог товаров по 6%; в 1757 г. учреждены банковые конторы по городам для перевода сумм из одного города в другой посредством векселей на магистраты, что облегчало пользование медной монетой. В 1758 г. учрежден медный банк, выдававший под векселя медные деньги на годовой срок со взятием по 6% и принимавший денежные вклады из процентов.

В 1786 г. учрежден государственный заемный банк, для выдачи ссуд под залог городских каменных домов, фабрик, заводов и для принятия денежных вкладов. В половине XVIII века общая цена товаров, обращавшихся на городских рынках, равнялась 18 миллионам рублей, но 7/10 этого товарного обращения приходилось на долю внешней торговли. При всей своей тяжести, внешняя борьба, которую вела Россия в XVIII веке, не могла идти ни в какое сравнение с национальной самообороной предшествующей эпохи. Это не могло не повести к ослаблению закрепостительных тенденций государственной власти. В течение XVIII века этим ослаблением воспользовался лишь высший класс русского общества — дворянство.

Знакомство с западной образованностью помогло ему в лице своих передовых представителей осмыслить свои эмансипационные стремления, а часто возобновлявшийся спорный вопрос о престолонаследии давал ему удобный повод предъявлять свои притязания и добиваться их осуществления. Дворцовые перевороты первой половины XVIII века послужили отправной точкой для процесса дворянской эмансипации, завершившегося во вторую половину века. Главным орудием дворцовых переворотов явилась гвардия, а двигателями этого орудия — те взаимно соперничавшие группы, на которые разбился класс русского дворянства: потомки старой родовитой знати, случайные выходцы, приближенные к царствующим особам, высшие слои чиновного дворянства или «генералитет», и рядовая масса служилого дворянства.

Движения этих партий начались тотчас после смерти Петра, борьбой двух первых групп за политическое преобладание. Возведение на престол Екатерины I , при содействии гвардейской манифестации, означало победу случайных выходцев Петровской эпохи над группой родовитых фамилий. В результате этой победы установилась диктатура Меншикова, наиболее сильного представителя победившей группы. Учреждение Верховного тайного совета имело значение внешнего компромисса между двумя группами, но фактически Меншиков всецело властвовал и над Советом. В группе родовитых фамилий в это время назревают два направления: одно для достижения политического преобладания держится прежнего пути личных связей с царствующим домом, другое намечает для той же цели новый путь политической реформы.

Первое течение выразилось при Петре II в образе действий князей Долгоруких, которые личным влиянием на молодого царя добились свержения Меншикова и ссылки его в Сибирь, и поспешили закрепить свое положение обручением императора с Екатериной Долгорукой. Преждевременная смерть Петра II расстроила эти планы. Долгорукие прибегли было к отчаянному средству — составлению подложного завещания от имени Петра II о передаче короны его невесте; но в этот момент выступил князь Дмитрий Голицын с кандидатурой Анны Иоанновны и проектом политической реформы. Проект был составлен по образцу олигархической конституции Швеции, периода, предшествующего реформе Карла XII, и явился плодом продолжительных занятий Голицына по изучению западноевропейской политической литературы и конституционных учреждений Польши, Англии и в особенности Швеции.

Проект намечал введение ограниченной монархии, причем ограничительными органами должны были явиться Верховный тайный совет, с законодательной властью, в составе 10 — 12 членов, палата низшего шляхетства из 200 человек, охраняющая права шляхетского сословия, и палата городских представителей, по два от каждого города, для ведения торговых дел и интересов простого народа. Анна, находившаяся в Митаве в качестве курляндской герцогини, подписала присланные ей туда ограничительные условия, но в самой Москве планы Голицына встретили двоякое противодействие со стороны собравшегося в Москву на предстоявшую свадьбу Петра II провинциального шляхетства.

Испуганное олигархическим характером голицынских проектов, чиновное и рядовое шляхетство разделилось на сторонников неограниченной монархии, которые предлагали внезапно арестовать «верховных господ», и на сторонников конституционной реформы, но при условии более равномерного распределения политических прав между слоями шляхетства. В многочисленных проектах, составленных шляхетскими конституционалистами, обозначились двоякого рода притязания шляхетского класса: политические, касавшиеся передачи законодательной инициативы собранию представителей всего шляхетства, а не олигархическому совету, и социальные, касавшиеся сокращения обязательной дворянской службы и установления для дворянства различных служебных и землевладельческих привилегий. Скоро обнаружилось, что центр тяжести шляхетских стремлений лежал в его социальных притязаниях, а политическая реформа намечалась лишь как средство для их осуществления.

На этом обстоятельстве партия неограниченного самодержавия, руководимая Остерманом, построила свою победу. Агенты Остермана распространили в шляхетских кружках уверенность в том, что служебные и землевладельческие привилегии могут быть получены прямо из рук монархического правительства. Ради устранения верховников, шляхетский генералитет согласился просить прибывшую в Москву Анну уничтожить подписанные ею ограничительные пункты и распустить Верховный тайный совет, а вместе с тем созвать шляхетское депутатское собрание для выработки государственной реформы.

На торжественном представлении Анне верховников и шляхетства первые две просьбы были исполнены; третья осталась намеренно непонятой, и вместо созыва депутатов подателям челобитной было предложено тут же во дворце самим выработать преобразовательный проект в течение дня. Совещательная комната была окружена подготовленной Остерманом гвардией, которая своими шумными манифестациями принудила шляхетских представителей просить о полном восстановлении неограниченного самодержавия. Устранив политические притязания шляхетства, правительство последовательно осуществило затем его социальную программу. Раскрепощение дворянства пошло сверху. Уже Анна, ради упрочения только что добытого трона, развивает все параллельные тенденции. Как паллиатив для подавления возникших брожений, был выдвинут правительственный террор, получивший от имени своего главного на правителя название бироновщины. Гвардия была усилена двумя новыми полками, Измайловским и Конногвардейским; учреждена Канцелярия тайных розыскных дел, началась вакханалия знаменитого «слова и дела».

Как коренное средство для истребления шляхетского недовольства, была предпринята законодательная разработка заявленных в 1730 г. социальных шляхетских притязаний. Уже на второй год царствования Анны была учреждена воинская комиссия под председательством Миниха, занявшаяся вопросом об «урочных летах» дворянской службы. В 1736 г. издан манифест, установлявшийся 25-летний срок для (ранее бессрочной) обязательной шляхетской службы. В 1730 г. отменен петровский закон о единонаследии и не отчуждаемости вотчин, и шляхетское землевладение освобождено от тяготевшей над ним регламентации.

В 1731 г. учрежден шляхетский кадетский корпус, получивший характер не столько профессионального военного училища, сколько привилегированного общеобразовательного заведения для детей дворян. Все эти меры создавали дворянству привилегированное положение среди прочих общественных классов и перемещали его интересы из центра в провинцию. В царствование Елизаветы господствуют те же тенденции. В интересах землевладельческого дворянства создается в 1754 г. государственный заемный банк для выдачи дворянам ссуд под заклад их имений. При дворе формируется кружок, усиленно пропагандирующий идею полной отмены обязательной дворянской службы.

Изданный Петром III в 1762 г. манифест о «даровании вольности и свободы всему российскому дворянству» осуществил эту идею. В царствование Екатерины II процесс дворянской эмансипации нашел свое окончательное завершение. Екатерина II вступила на престол, увлеченная идеями просветительной философии XVIII века и занятая мечтой реформировать социально-политический строй России на началах разума и свободы.

Первыми шагами в этом направлении явились составление «Наказа» и созвание депутатов от всех общественных классов, кроме духовенства и крепостного крестьянства, в комиссию для составления проекта нового государственного уложения. Наказы, которыми снабдили депутатов их избиратели, и прения самих депутатов ясно показали, как изменились настроения и вкусы руководящего общественного класса, — дворянства, — со времени шляхетских движений 1730 г.

Все внимание дворянских обществ и их представителей сосредоточилось теперь на вопросах землевладельческого хозяйства и местного управления, причем разрешение этих вопросов намечалось в духе резко выраженной сословной исключительности. Законодательные памятники екатерининского царствования, выросшие из работ этой комиссии, отразили на себе в известной мере занимавшие Екатерину идеи личной и общественной свободы, но ограничили применение этих идей, пределами высших слоев общества, придав им характер привилегий.

Жалованная грамота дворянству 1785 г. свела в общий итог все уже сложившиеся преимущества дворянского класса. Одни из них являлись результатом недавнего раскрепощения этого класса — свобода от обязательной службы, право ограждать судебной защитой неприкосновенность своих сословных привилегий; другие — исключительное право владеть землей, свобода от податей — были старыми преимуществами, оставшимися еще от закрепощенного режима, но теперь и они получали новое значение; из естественных последствий обязательной службы они тоже превратились в сословные привилегии, основанные исключительно на достоинстве дворянского звания. Наконец, грамота создавала корпоративную самодеятельность дворянства в сфере его сословных интересов, установлением дворянских губернских обществ, наделенных, в качестве юридических лиц, определенными правами.

В то же время «Учреждение о губерниях» предоставляло дворянству значительную роль и в обще губернской администрации. Одновременно с дворянской грамотой была издана жалованная грамота городам, создававшая из всей совокупности городского населения автономическую общественную единицу, «градское общество», избирающее из своей среды общую и шестигласную думы, для заведования полицией и хозяйством города. Разница между обеими грамотами заключалась в том, что жалованная грамота дворянству подводила итог уже назревшему факту дворянской эмансипации, а грамота городам предвосхищала еще только ожидаемый рост городского развития. Применение ее подверглось, поэтому целому ряду фактических ограничений. Во-первых, новые органы городского самоуправления не были согласованы с созданной уставом о благочинии городской полицией, которая на практике получала перевес, опираясь на поддержку губернатора.

Во-вторых, расцвет новых начал городской жизни парализовался теми социально-экономическими условиями, которые как раз служили базисом для укрепления сословно-дворянских привилегий: господством крепостного хозяйства, при слабом сравнительно развитии торгового обмена и городской промышленности. В истории крестьянства XVIII век является эпохой интенсивного количественного разрастания крепостной массы и окончательного юридического закрепления крепостной неволи. Указы о ревизиях узаконили приобщение лица к крепостному состоянию путем записи за кем-либо в ревизскую сказку, причем некоторым разрядам лиц, как-то: непомнящим родства, вольноотпущенным холопам, незаконнорожденным детям и т. п., было вменено в обязанность непременно записываться за кем-либо, а сенатским указом было запрещено приносить жалобы на незаконные приписки, что давало возможность помещикам произвольно посягать на свободу множества лиц и семейств.

Параллельно с этим шли массовые пожалования населенных крестьянами земель за государственные заслуги или по частным поводам, как выражение монаршей милости. В царствование Екатерины II таким путем было роздано около 800 тысяч, в краткое царствование Павла — около 530 тысяч душ обоего пола. Наконец, количественное разрастание крепостной массы было усилено распространением крестьянского прикрепления на Малороссию, Слободскую Украину и Донскую область.

Вместе с тем законодательство XVIII века постепенно стирало с крестьянского прикрепления присущий ему ранее государственный характер, превращая помещиков в привилегированных рабовладельцев. В 1726 г. крепостные лишаются права свободно уходить на промыслы, в 1731 г. — брать откупа и подряды, в 1761 г. — обязываться векселями и вступать в поручительство; в 1760 г. помещики получили право ссылать своих крестьян в Сибирь; в 1767 г. запрещены жалобы крестьян на помещиков, в 1792 г. восстановлена отмененная было в 1771 г. продажа крестьян с публичного торга за долги помещика, но запрещено употреблять при этом молоток.

Отдав крепостных крестьян в полное распоряжение помещиков, законодательство XVIII века воздержалось от какой бы то ни было регламентации хозяйственного обихода и внутренней администрации крепостных вотчин. В определении размера оброчных платежей и барщинных работ, в уголовной репрессии над крепостным населением, в устройстве семейного быта своих крестьян помещик руководствовался исключительно собственным произволом, на почве которого не замедлили развиться хищническая эксплуатация подневольного труда и грубое насилие над личностью крестьянина. Установившийся к половине века крепостной режим глубоко воздействовал на весь жизненный склад России, парализуя успехи народного и государственного хозяйства и деморализуя общественные нравы и понятия.

Совершившаяся в течение века перестройка административных учреждений стояла в тесной связи с социальной эволюцией. В ней можно различить два периода. В первую половину века, в связи с политическими брожениями приливавшего к столице дворянства и борьбой дворянских партий за власть, деятельно перерабатывается строй высших государственных учреждений, тогда как областные учреждения сокращаются в числе и падают в значении. Со второй половины века, с отливом дворянских интересов из центра в область, на первый план выдвигается областная административная реформа. Тотчас по смерти Петра уничтожается ряд областных инстанций — надворные суды, городовые магистраты, камериры и рентмейстеры, — и как управление, так и суд стягиваются в руках воевод и губернаторов. Выработанный вновь наказ воеводам и губернаторам (1728) восстановлял власть дореформенного воеводы и в значительной мере воспроизводил содержание воеводских наказов XVIII века. Затем, за исключением восстановления магистратов при Елизавете, областная администрация не занимала законодателя и оставалась без изменений вплоть до губернской реформы Екатерины II.

Напротив, система центральных учреждений осложняется за это время рядом новых инстанций, сменяющих друг друга в значении Императорского совета. При Екатерине I возникает Верховный тайный совет, вносящий своим вмешательством большую дезорганизацию во взаимные отношения Сената и коллегий. После воцарения Анны Тайный совет уничтожается, но вскоре его заменяет кабинет министров, который опять-таки становится между Сенатом и верховной властью и делается орудием временщиков-иностранцев, преимущественно Миниха и Остермана. Впрочем, кабинет менее совета узурпирует распорядительную власть Сената, сосредоточиваясь главным образом на вопросах внешней политики и военном управлении. При Елизавете и Петре III действуют такие же советы, составленные из высших государственных сановников — конференция и девятичленный совет.

Хроническая перестройка высших государственных учреждений, вызываемая борьбой партий и отдельных временщиков, и разгром провинциального административного механизма, подавленного единовластием воевод и губернаторов, водворили в половине столетия полный хаос в управлении. Екатерина II, вступив на престол, нашла, что все части управления «вышли из своих оснований». Последовавшие затем административные реформы перестроили управление в обратном направлении сравнительно с первой половиной века в духе децентрализации управления и замены личного произвола системой правомерных учреждений.

После неудачи панинской попытки создать постоянный Императорский совет, — учреждение с конституционно-олигархическим оттенком, — после созыва комиссии 1767 г., в которой ярко проявилось тяготение общественных интересов к вопросам провинциальной жизни, внимание правительства все сильнее сосредоточивается на областной административной реформе. «Учреждение о губерниях» 1775 г. совершенно преобразовало местные учреждения и придало им тот вид, какой они сохранили затем почти без изменений вплоть до 60-х годов XIX века.

Эта реформа внесла ряд новых начал в провинциальное управление:

1) умножение числа административных территориальных единиц, соединенное с уменьшением их размера,
2) перемещение коллегий из центра в область: губернские палаты 1775 г. суть департаменты прежних коллегий, распределенные по губернским центрам,
3) разделение ведомств административно-полицейского, судебного и финансового по трем категориям учреждений (губернское правление и нижний земский суд с капитан-исправником, казенная палата и казначейства губернские и уездные, палата уголовная и гражданская с подчиненными им сословными судами дворянскими, купеческими и земских хлебопашцев),
4) начало выборной службы, за исключением магистратов, исчезнувшей при преемниках Петра I; губернские учреждения 1775 г. получили состав коронный, но уездные — состав выборный, причем выборным учреждениям был придан сословный характер;
5) обращение деятельности провинциальной администрации не только на служение фиску, но и на задачи общественного блага. Помимо выражения этой идеи в общей форме в разных местах «Учреждения о губерниях», сюда относится установление таких учреждений, как приказы общественного призрения и совестные суды.

Однако применение всех указанных начал в интересах правомерности управления и ограждения общественной и личной свободы значительно парализовалось двумя условиями:

1) учреждения 1775 г. закрепили главенство в областной жизни одного сословия — дворянства — над другими. Все коронные места замещались из среды дворянства, а в выборных учреждениях дворянство получило перевес, заполняя собой, помимо сословно-дворянских судов, еще нижнеземский суд, ведавший в полицейском отношении всю совокупность уездного населения;
2) вся система губернских учреждений была придавлена сверху властью наместника, названного «хозяином губернии».

При мысли законодателя, власть эта должна была направиться на строгое и точное наблюдение за исполнением законов со стороны всех подчиненных мест и лиц; наместник должен был явиться «оберегателем порядка, ходатаем на пользу общую и государеву, заступником утесненных, побудителем безгласных дел». На самом деле неопределенность компетенции наместника превращала его в самовластного царька, своим произволом пересекавшего правомерную деятельность сложных и искусно скомбинированных учреждений. Оба эти условия получали особое значение при той рабовладельческой, крепостнической атмосфере, которая царила в тогдашней общественной жизни.

Центральное управление притом перерабатывалось постепенно как раз в духе старого начала личного усмотрения. Сенат превращается преимущественно в судебное место; законодательная власть сосредоточивается в лице монарха (учрежденный в 1769 г. совет уже не имел характера императорских советов предшествовавших царствований и ведал главным образом руководительство войной); высшая администрация, с перенесением коллегий в провинции, переходит к вновь возникающим бюрократическим канцеляриям и комиссиям, во главе которых становятся генерал-прокурор и другие доверенные лица. Таким образом, оба ряда екатерининских преобразований привели далеко не к тем целям, ради которых к ним было первоначально приступлено. Реформы, предпринятые во имя общественной автономии и правомерной законности, лишь закрепили основной процесс XVIII века — создание дворянской привилегии, утвержденной на порабощении народа.

Исход XVIII века выдвигал две очередные проблемы для последующего движения истории — распространение отвоеванной для одного дворянства эмансипации от закрепости тельного гнета на всю совокупность населения и превращение теоретически провозглашенных начал правового порядка в управлении в жизненный факт, огражденный определенными гарантиями. Намечались реформа социальная и реформа политическая. В половине века обе реформы мало занимали рядовую общественную массу. Крестьянский вопрос дебатировался в комиссии 1767 г., в сатирической литературе, в Вольном экономическом обществе, но немногочисленные критики крепостной действительности не шли далее требования некоторой законодательной регламентации крестьянско-помещичьих отношений. Вопрос о политических гарантиях заглох с прекращением дворцовых переворотов и из лозунга партийной общественной борьбы обратился в предмет мечтаний единичных мыслителей.

Но к концу века жизнь резко поставила оба вопроса. Пугачевщина, завершившая непрерывный ряд крестьянских волнений XVIII века, напомнила о настоятельности социальной реформы. Террор Павловской эпохи, в связи с отзвуками революционных брожений на Западе Европы, обострил вкус к политическим гарантиям в передовых кругах общества, включая сюда и молодого наследника престола. Развитие этих проблем наполняет собой историю России XIX столетия.

Ограниченная монархия

История зарождения такой формы правления, как монархия, начинается еще при рабовладельческом строе. А со временем она развивалась и при феодализме стала основной. В буржуазном обществе сохранились еще ее традиционные черты.

Тем не менее, монархия существует до сих пор. Она сильно изменилась, но основные черты, присущие ей, есть.

Одна из разновидностей этого вида правления - ограниченная монархия, считается такой ее формой, в которой государственная высшая власть разделена между самим монархом и другим одним или несколькими органами. Примерами являются Парламент в Великобритании или же Земский Собор в имперской России.

В результате ограниченная монархия приводит к своеобразной двойственности государственной власти, выражающейся в том, что монарх фактически и юридически независим от «парламента» - так называют собирательно те органы, которые ограничивают его власть. Вместе с тем король зачастую бывает вынужден считаться с парламентом, он имеет право назначать состав правительства, несущего перед ним ответственность, однако, работа этого правительства может быть подвергнута обсуждению или критике именно в парламенте.

Однако представительное учреждение при такой форме власти, как ограниченная монархия, приобретает контрольные функции, выступая таким законосовещательным органом, с авторитетом которого правитель вынужден считаться. При этом монарх может иметь сильное влияние на парламент своей страны: он может налагать запрет на принимаемые им законы, назначать депутатов, распускать парламент.

Ограниченная монархия бывает двух видов: конституционной или парламентской и дуалистической. Первая ее разновидность отличается тем, что законодательно монархическая власть ограничивается парламентом, а исполнительно – правительством.

Однако такая форма управления вовсе не подразумевает отсутствие у монарха какой-либо роли в государстве. Он имеет достаточно большой круг полномочий, например, объявление военного или чрезвычайного положений, право на объявление войны или ее прекращение и т.д. Однако воспользоваться своими функциями король может только тогда, когда его государству действительно угрожает опасность.

Такая ограниченная монархия называется еще и конституционной, по той причине, что власть монарха может ограничиваться конституцией государства. Вот почему при такой форме правления исходящие от короля акты вступают в силу только после одобрения их парламентским большинством. При этом король считается своего рода символом нации и народа, к примеру, королева Великобритании.

Сегодня практически все монархии Европы являются парламентскими или конституционными: Испания, Великобритания, Голландия, Швеция, Дания, Бельгия и т.д.

Дуалистическая ограниченная монархия является переходной от абсолютной к парламентской. Разделение власти в таком виде управления происходит формально юридически между парламентом и монархом. Таким образом, монарх управляет своей страной через назначаемое им же и в то же время ответственное перед ним же правительство, при этом парламент принимает законы.

Попробуем проанализировать существующую разницу между парламентской монархией и ее разновидностью – дуалистической. Совершенно ясно, что в дуалистической монархии глава государства – монарх - лишен любой законодательной власти. Тогда как в парламентской или конституционной тот же монарх лишен как законодательных, так и исполнительных полномочий.

Дуалистическая монархия связана своим появлением с восстаниями в Европе в 18-ом и 19-ом веках, требующими ограничения прав монархов, выступающими против абсолютизма.

Примерами ограниченных дуалистических монархий на сегодняшний день являются Непал, Кувейт.

Абсолютная монархия во Франции

Абсолютизм во Франции. Во второй половине XV в. при Людовике XI(1423-1483) в основ-ном завершилась централизация государства. По мере его единения укреплялся абсолютизм, который усилился после религиозных войн 1562-1594 гг. между католиками и гугенотами. И в том и в другом лагере наиболее активной силой были низшие сословия и мелкое дворянство, а возглавляла борьбу феодальная знать, заинтересованная в ограничении королевской власти. Предводители католиков – герцоги Гизы, гугенотов – Антуан Бурбон (1518-1562), принц Луи II Конде (1621-1686), адмирал Г. Колиньи (1519-1572), а также Генрих Наваррский – будущий король Франции Генрих IV (1553-1610). Когда в 1594 г. Генрих IV вступил на престол, он перешел в католичество, военные действия в основном закончились. В 1598 г. был подписан Нантский эдикт, по которому господствующей религией оставался католицизм, но гугенотам предоставлялась свобода вероиповедания и богослужения в городах (кроме Парижа).

С 1302 г. во Франции избирались Генеральные штаты – сословно-представительное учреждение, состоящее из депутатов духовенства, дворянства и лиц третьего сословия. Генеральные штаты созывал король, как правило, для получения согласия на сбор налогов. По мере укрепления абсолютизма роль этого учреждения уменьшалась. В 1614 г. при Людовике XIII (1601-1643) Генеральные штаты были распущены, так как депутаты от третьего сословия высказались за распространение налогов на ранее не облагаемые земли дворянства и духовенства, отмену других привилегий высших сословий и ограничение административного произвола. В течение дальнейших 175 лет Генеральные штаты не собирались.

Абсолютизм во Франции достиг апогея при Людовике XIV (1638-1715), ставшем королем в 1643 г. Его власть была настолько неограниченной, что легенда приписывает ему изречение; «Государство – это я». Расточительство королевского двора, фаворитизм, оплата огромного бюрократического аппарата (самого многочисленного), большие военные расходы, обязательства по государственному долгу – все это вынуждало королевскую власть увеличивать налоги, на что податные (непривилегированные) сословия отвечали многочисленными восстаниями (1548, 1624, 1639 и др.).

Теократическая монархия

Теократическая монархия – это форма гражданского правительства, при которой официальная политика регулируется непосредственно божественным руководством, толкованием воли Бога, как указано в религиозных Писаниях, в соответствии с учением той или иной религии.

На практике духовенство в качестве аккредитованных представителей невидимого божества, реального или воображаемого, провозглашает и разъясняет законы государственной политики. В самом строгом смысле подразумевается правитель, который рассматривает себя эмиссаром Бога, и все законы им принимаются под божьим руководством. Глава теократического правительства является и главой религиозного института. Таким образом, гражданские законы и функции являются частью религии, подразумевая поглощение государства церковью.

Одним из первых термин «теократия» использовал Иосиф Флавий, который, по всей видимости, пытался объяснить греческими словами «теос» (бог) и «кратео» (управлять) читателям-язычникам организацию Еврейского Союза. Хотя в этой связи Иосиф Флавий, сравнивая её с другими формами правления (монархия, олигархия, республика), вступает в долгое и несколько путаное обсуждение темы, он не объясняет, что такое «теократическая монархия».

Страны, на примере которых в современное время можно рассмотреть подобную форму государственного строя, включают Саудовскую Аравию, Иран, Ватикан.

Во многих государствах по-прежнему есть определенные официальные религии, гражданские законы могут находиться под влиянием богословских или моральных понятий, но эти условия не подпадают под условие теократии. Сосуществовать с государственной религией или делегировать некоторые аспекты гражданского права религиозных общин может также и светское государство.

В период Средневековья многие монархии были, по крайней мере, частично теократическими. Решения правителей в католических странах часто подвергались сомнению и отклонялись, если папы римские не соглашались с ними. Религиозные лидеры консультировали правителей по вопросам не только религии, но и государственным. Ситуация начала меняться, когда в определенных странах получило влияние протестантство и другие некатолические религии.

Абсолютная теократическая монархия выборного типа – форма правления в Ватикане. Во главе государства находится Святой Престол (папа римский и административный совет - Римская курия). Папа римский, являющийся сувереном Святого Престола, в соответствии со своей должностью осуществляет законодательную, исполнительную, судебную власть в государстве Ватикан и в универсальной Римско-католической церкви. Учитывая многоаспектность власти римского папы, для управления в пределах тщательно разработанных категорий власти была создана административная структура, известная как Римская курия, члены которой назначаются властью папы.

Новый папа римский, после смерти предыдущего, избирается конклавом, состоящим только из кардиналов.

В государствах, где государственной религией является ислам, в частности шариат, теократическая монархия была единственной формой правления в течение многих столетий. С того времени, когда Пророк Мухаммед создал арабо-мусульманское (феодальное) государство в Медине в седьмом столетии и до начала двадцатого века, когда распался последний халифат на территории Турции. Халиф (преемник) являлся главой государства, управляя согласно шариату (законам ислама), основанному на Коране и Сунне. Хотя халифы не имели указаний непосредственно от Аллаха, они так же, как и Пророк, были обязаны обосновывать издаваемые ими декреты в соответствии с этим сводом Божественных повелений и запретов, демонстрируя, что Аллах – окончательная власть.

Самая знаменитая в истории теократическая монархия в исламском мире– Арабский халифат при халифах династии Омейядов или «Праведных халифах» (первых четырех халифов после Пророка Мухаммеда).

В современное время государственный строй Исламской Республики Иран описывается как реальная теократия, во всяком случае, так указано в справочнике ЦРУ США.

Когда лидером Ирана стал Рухолла Мусави Хомейни, с 1979 по 1989 годы, расстановки религиозных и политических сил были резко преобразованы: шиитский ислам стал неотделимым элементом политической структуры государства. Такова была и заявленная цель иранской революции 1979 года – свергнуть правление шаха и восстановить исламскую идеологию в иранском обществе.

Шиитский ислам является официальной религией Ирана. Согласно Конституции 1979 года (с поправками 1989 года), исламской идеологией определяется политический, экономический, общественный строй Исламской Республики Иран. Глава государства, устанавливающий общую политику страны, - Высший руководитель, который назначается Советом экспертов.

Высших руководителей в Иране было два: основатель Исламской Республики Иран Рухолла Мусави Хомейни и его преемник Великий аятолла Али Хосейни Хаменеи (с 1989 года и по настоящее время).

Высший руководитель назначает глав многих важных государственных структур. Также, согласно иранской конституции, он утверждает полномочия президента, может наложить вето на законы, принятые парламентом (Меджлисом), традиционно он дает разрешение кандидатам в президенты заявить о своей кандидатуре.

Теократическая монархия особой разновидности – форма правления в Саудовской Аравии. Вернее будет сказано, что в государстве абсолютная монархия, основанная на принципах ислама. Король Саудовской Аравии является главой государства и главой правительства. Однако большинство решений принимаются в ходе консультаций между старшими принцами королевской семьи и религиозными организациями. Коран объявлен Конституцией страны, которая управляется на основе мусульманского права (шариата).

Конституционная монархия в Англии

Полномочия короны по управлению государством постепенно перешли к главным советникам монарха, точнее осуществлялись последними от его имени. Они образовали как бы «внутренний» Тайный совет, или кабинет королевских министров. В силу принципа парламентского верховенства палата общин могла с помощью импичмента и биллей об опале привлекать к ответственности виновных за неудачи во внешней и внутренней политике. Так, ряд государственных деятелей предстал перед судом парламента. Со временем было проведено четкое различие между Тайным советом и кабинетом министров. Если в царствование королевы Анны последний еще собирался под ее председательством, то при первых монархах ганноверской династии он стал заседать в их отсутствие. Германские князьки считали свое пребывание на английском престоле чистой случайностью.

Все внимание они сосредоточивали на своем родовом владении.

Отсутствие монарха на заседаниях кабинета имело важное значение:

1. исключалась возможность прямого давления на министров;
2. он отстранялся от обсуждения вопросов государственной важности.

В данном случае королю приходилось иметь дело не с главами отдельных ведомств, а с относительно сплоченной группой лидеров большинства в парламенте, по отношению к которой действовал принцип коллегиальной ответственности. Хотя члены кабинета официально признавались слугами короны, «министрами его величества», король уже не мог уволить в отставку неугодного ему сановника, так как это означало бы неминуемый правительственный кризис, причем главе государства пришлось бы обращаться с предложением сформировать правительство к только что отстраненным от власти вождям парламентского большинства.

Однако и в последствии корона пользовалась весьма значительной, а в ряде случаев – абсолютной властью. В кон. XVIII – нач. XIX в. влияние монарха на итоги выборов и на последующую линию поведения членов парламента были столь велики, что практически все премьер-министры занимали свои посты благодаря их избранию короной.

В созываемых Георгом I парламентах заседали 271 состоящих на государственной службе и полностью зависимых от короны чиновников, во времена Георга II – 257, а после проведенной в 1782 г. реформы – все еще 109. В 1715–1835 гг. правительство ни разу не проиграло избирательную кампанию. Огромное влияние монарх оказывал и на персональный состав кабинетов. Столь же значительную свободу король имел и при увольнении министров в отставку. Так, в 1801 и 1807 гг. он потребовал, чтобы кабинет дал письменное обещание никогда не вносить в парламент билля об отмене политических ограничений в отношении католиков. Уже обсуждавшийся в палате общин законопроект был отозван. Поскольку требуемого заверения министры не предоставили, то их отправили в отставку. В 1834 г. правительство вновь пало по воле короля.

В рассматриваемый период отсутствовало правило, согласно которому отрицательный исход парламентского вотума означал обязательное падение кабинета. В таких случаях при поддержке монарха правительство могло еще долго находиться у власти. В 1785 г. например, несмотря на то, что палата общин приняла, пять резолюций о недоверии, правительство не подало в отставку. С 1834 по 1840 г. кабинет лорда Мельбурна 58 раз терпел поражение в парламенте и все же продолжал управлять страной.

Таким образом, в XVIII в. Англии были заложены основы дуалистической монархии, представлявшей в политическом плане следствие компромисса дворянства с буржуазией. Действительное соотношение сил союзников проявилось в той доле добычи, которая была захвачена ими после изгнания Стюартов.

Монархия и демократия

Аннотация

Монархия и демократия являются основными формами управления государством. Это совершенно разные формы правления. Во все времена были приверженцы каждой из этих форм. Для какого- то определённого промежутка времени характерна одна из этих форм. Но отнюдь не всегда эта форма совпадает с желанием всего общества, чаще всего она выгодна лишь наиболее влиятельному и богатому сословию, остальные же должны смирится с этой формой. В своей работе я попытаюсь разобраться: какая из этих двух форм была наиболее для нашего государства в XVIII-XIX веках.

Монархия

А. С. Пушкин сказал о монархии: “Должен быть один человек, стоящий выше всего, выше даже закона” Мы знаем, что Россия долгое время оставалась абсолютной монархией. Монархия не является специфическим русским изобретением. Она родилась, можно сказать, биологически: из семьи, переросшей в род, из рода в племя, из племени в народ, из народа в нацию; так же и тут - от вождей, князьков, царьков - до монархии российского масштаба.

Монархия (от греч.” monarchia” -единовластие, единодержавие) - форма управления государством, при которой верховная власть сосредоточена в руках единоличного главы государства-монарха; власть монарха, как правило, передаётся по наследству. Но не всегда. Так, Польша была республикой - ‘Речь Посполита” - и возглавлялась королями, которые были выборные. Византия была монархией - из ее 109 царствовавших императоров было убито 74. В 74 случаях из 109 престол переходил к цареубийце по праву захвата. Абсолютная монархия характеризуется полным бесправием народа, отсутствием представительных учреждений и сосредоточенности всей власти в руках монарха.

Абсолютизм (от лат.” absolutus” - неограниченный, безусловный) или абсолютная монархия, как тип гос-ва, в котором власть безраздельно принадлежит государю, существовал в России с конца XVIII столетия до февраля 1917 г.

В России синонимами слова “абсолютизм” служили понятия “самодержавие”, « самодержавная монархия”. Известный теоретик русского монархизма Иван Солоневич писал:” Монархия есть единоличная власть, подчиненная традициям нашей страны, ее вере и ее интересам, иначе говоря, власть одного лица.” Более трех веков складывались основные черты российского абсолютизма: самим самодержцем, от его имени или по его поручению издавали законы, творился суд, пополнялась и расходовалась государственная казна. В стране установилась единая налоговая система. Монарх опирался на административный аппарат, состоявший из профессиональных чиновников. Другими чертами российского абсолютизма стали: полное закрепощение крестьянства, наличие постоянной армии и полиции, регламентация всей жизни общества и гос-ва.

Абсолютизм рассматривался многими политическими мыслителями как наиболее современная форма правления, из-за неделимости верховной власти, ее постоянства, применимости к большим по размеру странам. Иногда путают абсолютизм европейского типа с российским самодержавием. Это не одно и тоже.

Абсолютизм утверждает, что монарх стоит выше всякого права и закона, что ему все дозволено, вплоть до уголовного преступления. Самодержавие указывает на правовую, законную природу власти монарха. Монарх – часть правовой системы, его полномочия устанавливаются законом, и он отвечает за свои действия только перед законом, Богом и своей совестью. А смысл понятия “самодержавие” заключается в независимости монарха от чужой воли (от армии, гвардии, народного голосования, иностранных держав, финансовых кругов.) Монархия – это единовластие. Но, оказывается, существуют два совершенно разных типа единовластия.

Если единовластие религиозно, т.е. изначально нравственно, если оно отстаивает национальные интересы, демонстрирует чувство чести, верности, то это монархия.

Если же единовластие безбожно, бессовестно, бесчестно, антинационально, если оно оставляет за своей колесницей горы трупов” врагов народа”, это не монархия, а – тирания. Аристотель давал такое определение тирании: « Тирания – это искажение монархии. Это власть одного самолюбца, монарха, руководствующегося собственными интересами или интересами небольшого сообщества.” Крестьянские бунты, восстания и войны потрясали Россию на протяжении более чем трех веков. Крестьяне боролись против своего бедственного положения и часто жестоко, беспощадно расправлялись с притеснителями. Казалось бы, борьба крестьян за освобождение не могла не быть направлена против самого государственного устройства, которое закрепило их рабское положение, а, значит, и против самодержавного монарха.

Однако крестьянское сознание не поднималось до такого обобщения, никогда крестьянство не объединяло помещика и царя в единого врага. Крестьяне стремились освободиться только от своего властителя. А в царе они всегда видели заступника, от которого можно ждать помощи и заботы. Если их нет, то означает это лишь одно – государь не знает о бедственном положении крестьян, а “злые” бояре скрывают от него всю правду. Царскую власть крестьяне понимают как данную Богом. Даже само слово “царь”, полагали они, создано Богом. Ведь и в церковных текстах Бог часто именуется царем: « Царь небесный”, « Царь нетленный”. Один – на небе, другой – на земле. Уже само миропомазанье во время церемонии поставления на царство царя напоминало Христа (от греч. “hristos” – помазанник) , а потому и царя можно назвать Христом.

Монархия бывает:

1. Дуалистическая (законодательная власть у парламента, подчиняющегося монарху, который осуществляет исполнительную власть.)
2. Парламентная монархия (власть монарха существенно ограничена, а иногда и сведена к нулю законодательной властью парламента, избирающего и исполнительную власть.)
3. Неограниченная монархия (царь вобрал в себя законодательную и исполнительную власти.

Принцип неограниченной монархии таков: что благоугодно государю, то имеет силу законов.) Самый серьезный вклад в развитие абсолютизма, как системы, внес Петр I. В 1721 г. сенат присвоил ему титул императора, и Россия стала называться империей. Петр сосредоточил в своих руках всю полноту власти, отстранив от участия в государственных делах и патриарха, и Боярскую думу, которые теперь не могли противодействовать единовластию царя. В воинском уставе 1716 г. один из артикулов гласил: “Его величество есть самовластный монарх, который никому на свете в своих делах ответу дать не должен, но силу и власть имеет своими землями и государством, яко христьянский государь, управлять.” А в духовном регламенте 1721 года для церкви было сказано: « Император всероссийский есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться его верховной власти не токмо за страх, но и за совесть, сам бог велел. Русская монархия отличалась от западной тем, что ее не ограничивали никакие права сословий, никакие привилегии областей, и на широком просторе Руси она хозяйничала, как хотела.

Еще один вид монархии – деспотия. Король Франции Людовик XVI, которому принадлежит знаменитая фраза: « Государство – это я!”, утверждал, что “тот, кто даровал королей, желал, чтобы их чтили, как Его наместников, и Одному ему предоставляется право судить об их поступках. Его воля заключалась в том, чтобы всякий рожденный подданный повиновался без рассуждений”.

Монтескье пытался отделить монархию от деспотии. Принцип взаимоотношений основывался на чести, которая заменяет политическую добродетель.” Честь, писал Монтескье, - приводит в движение все части политического организма; самим действием своим она связывает их, и каждый, думает преследовать свои личные интересы, но следуя чести, стремится в то же время к общему благу. В монархии источником всякой политической и гражданской власти является государь, и "власти посредствующие, подчиненные и зависимые образуют природу монархического правления, т.е. такого, где правит одно лицо посредством основных законов”.

Самой естественной из них была власть дворянства.” Она, - по мнению Монтескье, - содержится в самой сущности монархии, основное правило которой: « нет монархии, нет и дворянства; нет дворянства, нет и монарха”. « В монархии, где нет дворянства, монархия становиться деспотией, а монарх – деспотом.” Монтескье считал, что положение и размер государства серьезно влияют на форму правления. Напрочь отрицая деспотию, как форму правления, Монтескье полагал, что монархия, управляемая по твердым законам, пригодна для стран с большой территорией (Россия), а республика где с наибольшей полнотой обеспечивается свобода и равноправие народа, возможна только в странах с малой территорией.

Опираясь на Монтескье, Екатерина II утверждала, что в России нет деспотизма, а “Государь – есть источник всякие государственные и гражданские власти” – писала она. Она утверждала, что “существующий в России порядок закономерен и единственно возможен. Всякое другое правление, не только было бы вредно России, но и вконец разорительно”. В этом Екатерина полностью права. В России того времени монархия являлась наиболее справедливой формой правления.

Это видно по нескольким причинам:

1. Монархия опирается на дворянство, а дворянство было самым влиятельным сословием того времени.
2. В России XVII века не было мощной политической силы, которая могла бы свергнуть монарха.
3. В XVII веке не было человека или группы людей, которые могли бы встать у руля программы по свержению монархии.
4. Не существовало даже самой программы.

Демократия

Демократия (от греч. Demokratia – власть народа) – форма правления государством, отличающаяся участием граждан в управлении, их равенством перед законом, предоставлением личности политических прав и свобод. Формой реализации демократии чаще всего выступает республика или парламентарная монархия с разделением и взаимодействием властей, с развитой системой народного представительства.

Первоначально понятие демократии было выдвинуто древнегреческими мыслителями. В классификации государств, предложенной Аристотелем, оно выражало “правление всех”, в отличие от аристократии (правление избранных) и монархии (правлении одного). Пифагор обвинял демократов. Он назвал одним из “бичей, угрожающих человечеству” демократию. Древнегреческий драматург Арисфан с нескрываемым презрением относился к демократии. Перикл писал: « у нас государственный строй таков, что не подражает чужим законам; скорее мы сами служим примером для других. И называется наш строй демократией ввиду того, что сообразуется не с меньшинством, а с интересами большинства; по законам в частных спорах все пользуются одинаковыми правами; не бывает также и того, чтобы человек, способный принести пользу государству, лишен был к тому возможности, не пользуясь достаточным уважением вследствие бедности.

Мы живем свободными гражданами, как в государственной жизни, так и во взаимных отношениях, потому что мы не высказываем недоверия друг к другу в повседневных делах, не возмущаемся против другого, если ему нравится что-нибудь делать по-своему … Мы особенно боимся противозакония в общественных делах, повинуемся лицам, стоящим в данное время у власти, и законам, особенно тем из них, которые созданы в интересах обиженных. Богатством мы пользуемся скорее как условием для работы, чем как предметом для хвастовства; что же касается бедности, то ре сознание в ней позорно для человека, - позорнее не прилагать труда, чтобы выйти из нее.”

Существует несколько видов демократии:

Первобытная демократия – естественная форма самоуправления в условиях низкого уровня развития производства, преобладание коллективного труда, совместимого владения землей, уравнительного распределения средств существования внутри общины. Рабовладельческая – это демократия типа Афин или республиканского Рима: рабы автоматически исключаются из всей системы гражданских отношений, их приравнивали к говорящим орудиям труда. Только свободные граждане пользовались правом избирать государственных чиновников, участвовать в народных собраниях, владеть имуществом, передавать и получать его по наследству, вступать в сделки и т.д. При этом решающий голос во всех государственных делах имела кучка наиболее богатых и влиятельных рабовладельческих семей, от которых в экономическом отношении зависела основная масса свободных граждан. Представители именно этих семей постоянно сменяли друг друга на выборных государственных должностях. Эксплуататорская, где демократия носит ограниченный характер, ее благами пользуется в основном господствующий класс и примыкающие к нему социальные слои.

В эпоху феодализма с его иерархической структурой для демократии, по существу, места не было. Элементы демократии начали зарождаться в форме представительных учреждений, ограничивавших абсолютную власть королей, парламент в Англии, Генеральные штаты во Франции, кортесы в Испании, дума в России. Включая представителей двух, а затем трех сословий – дворянства, духовенства, зарождавшейся буржуазии (крепостные крестьяне были лишены права участия в работе этих органов), они поначалу были призваны контролировать государственные расходы, а позднее превратились в законодательные учреждения, выступающие от имени нации. Вместе с тем в феодальную эпоху в купеческих республиках и вольных городах, типа Генуи и Венеции в Италии, демократические традиции античности были сохранены и приспособлены к новым социально-экономическим отношениям.

Демократия делится на политическую и неполитическую. Ярким примером неполитической демократии является демократия первобытная, когда отсутствовали классы и классовые противоречия. Неполитическая демократия воплощалась в учреждениях родового и племенного самоуправления.

С возникновением экономического неравенства, частной собственности и эксплуатации появляется политическая демократия, развитие, которого в классовом обществе неразрывно связано с господством одного из классов.

В классовом обществе демократия как форма государства является выражением диктатуры господствующего класса. Отличиями демократии от других форм управления государством являются: официальное признание принципа подчинения меньшинства большинству, равноправие граждан, выборность основных органов государства, наличие прав и политических свобод граждан, верховность закона, разделение властей, независимое судопроизводство. Различают институты непосредственной и представительной демократии: первые предполагают принятие основных решений непосредственно самими избирателями (например, в порядке референдума), полномочными выборными учреждениями (парламентом и др.).

Существует и буржуазная демократия _ наиболее развитый исторический тип демократии в эксплуататорском обществе. Буржуазная демократия является формой диктатуры капиталистов над пролетариатом. Она характеризуется явным противоречием между объявленной “властью народа” и действительным господством эксплуататоров. Функции институтов буржуазной демократии состояли в обеспечении классового господства, гарантирующего привилегии эксплуататоров, и в маскировки их господства. Буржуазная демократия, возникнув как политическое выражение экономической системы капитализма, явилась большим прогрессом по сравнению с феодальным политическим строем, она создала значительно более широкие возможности для развития пролетариата.

Теперь я хочу обратиться к вопросу: возможна ли была демократия в России в XIX в.?

Любой политический режим должен иметь какую-то платформу, чтобы закрепиться в данном государстве.

Демократический режим должен иметь следующие основания:

- Признание народа высшим источником власти. Выборность основных органов государства. Равноправие граждан (прежде всего равенство избирательных прав).
- Подчинение меньшинства большинству при принятии решений.

Если все эти признаки в государстве присутствуют, значит в данном государстве демократия вполне возможна.

Теперь посмотрим, какие из этих признаков были возможны в России?

В России народ высшим источником власти не являлся, ввиду того, что в нашем государстве XIX в. политическим режимом была монархия. Государственные органы были выборными, но право голоса было далеко не у каждого. В России XIX в. равноправия не было. Все решал имущественный ценз. И если у человека не было достаточного капитала, право голоса ему не давали. Как я уже сказал, Россия того времени была монархией, а, следовательно, власть принадлежала монарху. Вся страна подчинялась воле императора.

Таким образом, в России XIX века не было оснований для демократии. Так что монархия было единственно возможной формой управления Российским государством как в XIX, так и в XVII веке.

Период абсолютной монархии

Правление Генриха IV Бурбона (1594 — 1610 гг.) было периодом дальнейшего укрепления абсолютизма. Перед королем стояла задача ликвидации тяжелых последствий длительных религиозных войн, которые нанесли колоссальный урон национальной экономике и привели к истреблению значительной знати населения страны.

Абсолютизм был нужен дворянству, так как защищал его права и привилегии. Не менее нужен он был и буржуазии, еще слишком слабой для того, чтобы претендовать на захват власти, и видевшей в лице короля защиту своих интересов от аристократической феодальной анархии.

Большую популярность получила книга Жана Бодзена "Государство", вышедшая еще в 1576 г. и отстаивающая теорию абсолютизма. Генрих IV потребовал покорности от Парламента; в церковных делах он не терпел вмешательства папы. Крупных феодалов оппозиции король предпочел подкупать, назначав им громадные пенсии. В необходимых случаях он применял и силу; так в 1602 г. были казнены участники заговора герцога Бирона.

Правительство Генриха IV уделяло большое внимание восстановлению и развитию экономики. Были сокращены государственные расходы, понижены прямые налоги на крестьян, отменены недоимки за прошлые годы. В области развития промышленного производства проводилась протекционистская политика: появилось значительное количество крупных привилегированных мануфактур, получивших название королевских.

Правительство заботилось об улучшении дорог, о строительстве каналов; учреждало заморские компании (так, в начале XVII в. основывается французская Ост-Индская компания); поощряло деятельность французских предпринимателей в Северной Америке, повышало тарифы на ввозные изделия. В 1499 г. был запрещен вывоз сырья — шелка и шерсти.

Все это отражало интересы буржуазии. В стране восстанавливались внутренние экономические связи; усилился процесс становления общефранцузского национального рынка, прерванный гражданскими войнами.

При Генрихе IV Генеральные Штаты не созывались; он предпочитал им созываемые по специальным вопросам совещания нотаблей.

Усилился процесс бюрократизации административного аппарата; чиновники заняли ведущее место в королевском совете.

Во внешней политике правительство Генриха IV стремилось к ослаблению исконных врагов Франции — Испании и австрийских Габабургов и поддерживало немецких протестантских князей.

14 мая 1610 г. Генрих IV был убит фанатиком-католиком Равальяком.

Королем становится девятилетний сын убитого Людовика XIII; опекуншей и регентшей стала его мать Мария Медичи, которая тратила огромные деньги на фаворитов. Началось расхищения королевской казны знатью.

В этих условиях 15 октября 1414 г. созываются Генеральные Штаты, которые показали свое полное бессилие этого учреждения, обусловленное рознью сословий.

Окончательное укрепление королевского абсолютизма во Франции осуществлялось при первом министре Людовика XIII, кардинале Ришелье, который говорил: "Моей первой целью было величие короля, моей второй целью было могущество королевства".

Свою политическую программу Ришелье осуществил полностью. Была уничтожена политическая независимость гугенотов, за которыми согласно "Эдикту милости" 1629 г. сохранялось лишь право на исповедание протестантской религии". Правительство Ришелье жестоко подавляло любое выступление принцев и вельмож; были срыты укрепленные замки, воспрещены дуэли. Но привилегии дворян по отношению к третьему сословию и сеньориальные права в отношении крестьян по прежнему сохранялись.

Королевский совет стал центром управления; в его состав входили только чиновники.

Ришелье создал прочную систему местного управления, находящуюся под строгим контролем центра. Не отменяя прежней пестроты территориального деления, он ввел наряду с ним новое деление на 34 округа, получившие название интендантских. В каждый из таких округов направлялись наделенные широкими полномочиями представители центральной власти — "интенданты его величества короля по делам полиции, суда и финансов". Интенданты непосредственно подчинялись первому министру и не ограничивались в своей деятельности вопросами полицейского, судебного и финансового характера, а вмешивались и в другие дела местной администрации.

Ришелье вел также борьбу с парламентами. Особенно широкими правами обладал парижский парламент, который утверждал наиболее важные договоры, назначал регента в несовершеннолетие короля, регистрировал нормативные акты короля и имел право доводить до сведения монарха об их противоречиях обычаям страны или ранее изданным законам. Это право называлось правом ремонстрации, и парламент широко его использовал.

Изданный в 1641 г. эдикт разрешил парламенту представлять ремонстрации только по правительственным актам, касающимся финансов.

Важными органами центрального управления были различные советы при короле (совет депеш или внутренних дел, тайный совет, выполнявший функции кассационного суда по гражданским делам; совет финансов). Высшим центральным органом по вопросам внутренней и внешней политики являлся государственный совет.

Кроме советов существовали королевские палаты: счетная палата, осуществлявшая финансовый контроль; палата акцизных сборов, которая ведала системой косвенных налогов; палата арсенала вооружения и др.

В целях упорядочения управления и разграничения функций были учреждены должности четырех статс-секретарей (министров): по иностранным делам, по делам двора, по военным делам и по морским делам.

Наиболее важное значение имел генеральный контролер финансов, ведению которого подлежали самые разнообразные дела (финансы, земледелие, промышленность, торговля, пути сообщения, общественные работы и др.); ему же были подчинены интенданты.

Особое положение в системе центрального управления занимал канцлер, который возглавлял юстицию и председательствовал в отсутствие короля в различных советах; он скреплял печатью все королевские указы. По мере роста централизации сокращается число провинциальных штатов, которые могли созываться только королевской властью; они ведали установлением, раскладкой и сбором налогов на местные нужды, заведыванием публичными работами; предоставлением субсидий королевской власти и т. п.

Важное место в системе абсолютизма занимала полиция. Устанавливается цензура книг, просматривается частная корреспонденция.

В 1641 г. была основана Французская академия, и правительство через нее контролировало интеллектуальную жизнь страны. Возникшая с 1631 г. периодическая печать («Французская газета») была подчинена интересам правительственной политики. Ришелье умер в 1642 г. в разгар 30-летней войны в Германии, в которой Франция участвовала с 1635 г. В 1643 г. умер Людовик XIII.

В период царствования Людовика XIV абсолютизм достиг наивысшего развития. При нем система централизации и бюрократизации абсолютистского государства получила свое завершение: управление Францией сосредоточилось в руках короля и его чиновников. Король в 1661 г. упразднил должность первого министра, став, как он выразился, сам своим первым министром. Парижский парламент получил предписание короля регистрировать все королевские указы; в 1673 г. король запретил парламенту представлять ремонстрации. Все провинциальные парламенты были подчинены губернаторам и еще более интендантам, являвшимися на местах всесильными представителями королевской власти.

Областное и городское самоуправление пришло в полный упадок. Города окончательно утратили свое самоуправление, и муниципалитеты из выборных органов превратились в административные органы, назначаемые из центра. Центральное правительство во второй половине XVII в. состояло из королевских советов (Верховного, Финансового, Депеш и др.) и государственных секретарей, каждый из которых имел свой аппарат чиновников. При Людовике XIV главную роль в решении вопросов играли государственные секретари, лично докладывающие королю о положении дел в стране. На местах все находилось под контролем интендантов: муниципальные и военные дела, религия, образование, торговля, промышленность и земледелие.

Особо важное значение получила при Людовике XIV полицейская власть. В 1667 г. была учреждена должность генерал-лейтенанта полиции, в подчинении которого находились как общая полиция, так и политическая полиция с разветвленной системой тайного сыска.

В это время стала просматриваться система «приказов в запечатанных конвертах» («летр де каше»), в которых за подписью короля сановникам вручался чистый бланк, в который можно было вписать любое имя и человека сажали в тюрьму и держали там без следствия и суда и без указания срока заключения.

И все же в первую половину царствования Людовика XIV, несмотря на колоссальную расточительность двора и короля, хозяйство страны быстро развивалось, освобожденное от смут и феодальной анархии. Большую роль в этом сыграл генеральный контролер финансов Кольбер (1661 — 1683 гг.), проводя политику всемерного поощрения отечественной промышленности, развития торговли, упорядочения финансов.

В интересах торговли и промышленности Кольбер уничтожил многие из внутренних таможен, строго следил за состоянием дорог, каналов; способствовал развитию коммерческого и военного флота.

После смерти Кольбера начинается преобладание военных интересов, что привело к колоссальному росту расходов. С ним растет налоговое бремя и начинается разорение страны и особенно крестьянства.

Основным налогом по-прежнему оставался прямой имущественный налог — талья. Духовенство и дворянство были свободны от нее, буржуазия сумела добиться ряда привилегий, уменьшавших размеры платежей, и вся тяжесть этого налога падала на крестьянство.

К концу правления Людовика XIV Франция оказалась разоренной. Государственный долг достигал 2,5 миллиарда франков, т. е. в 16 раз превышал годовой доход страны.

В период правления Людовика XV (1715 — 1774 гг.) кризис абсолютизма еще более усилился. Казна была пуста, королевские доходы сокращались; долг был так велик, что правительство с трудом уплачивало проценты.

Во второй половине XVIII в. дальнейший рост производительных сил во Франции был возможен лишь при условии глубоких радикальных преобразования. Французский абсолютизм превратился к этому времени в реакционную силу.

Все население Франции по-прежнему подразделялось на три сословия, причем первые два — духовенство и дворянство сохраняли все свои старинные привилегии. Буржуазия, крестьянство, все жители городов составляли третье сословие. Большая часть Франции управлялась посредством громоздкого бюрократического аппарата.

В условиях бесправия широких масс народа и административно-судебного хаоса в стране царил произвол, о чем, в частности, свидетельствовало широкое распространение упоминавшихся выше «приказов в запечатанных конвертах» («летр де каше»). Посредством «летр де каше» министры, интенданты, придворные фавориты могли по своему усмотрению заключать в тюрьму без следствия и суда нежелательных лиц.

Армия рассматривалась наряду с церковью, судом и полицией как важнейшая опора трона.

Командные должности в армии могли занимать только потомственные дворяне. Так, по военному регламенту 1781 г. лица, желавшие получить офицерский чин, обязаны были документально доказать свою принадлежность к дворянству в четырех предшествующих поколениях.

Сам Людовик XV как-то смирился с упадком абсолютистской монархии, заявляя: «после нас хоть потоп». Следует сказать, что упадок королевского авторитета находил свое выражение в личности Людовика XV, который считался только со своими наслаждениями. На государство и на свою власть он смотрел, как на средство удовлетворения своих прихотей.

В 1774 г. королем Франции становится Людовик XVI, который был ленивым, безвольным человеком, мало интерсующимся государственными делами. По выражению Мирабо, «единственным мужчиной» в семье короля была его жена, австрийская принцесса Мария Антуанетта; она и была вдохновительницей реакционного политического режима. В стране решающую роль играли бездарные ставленники придворной камарильи.

Феодальная реакция 70-80 гг. привела к резкому обострению всех противоречий во французском государстве, к мощным народным движениям, к усилению идеологической борьбы5, к сложившейся во Франции в 1787 — 1789 гг. революционной ситуации.

Понятие монархия

Монархия наряду с республикой является одной из двух форм правления, известных теории государства и права. Власть монарха, как правило, является пожизненной и передается в порядке престолонаследия.

Престолонаследие - переход власти монарха от одного представителя царствующего дома (династии) к другому в установленном законом порядке. В настоящее время существуют три основные системы престолонаследия. Салическая система сводится к тому, что наследование осуществляется только по мужской линии. Женщины из круга престолонаследников исключаются полностью (Швеция). Кастильская система не исключает женщин из очереди престолонаследия, но отдает предпочтение мужчинам: младший брат исключает старшую сестру (Великобритания). Австрийская система не исключает женщин, но дает мужчинам и мужским линиям преимущество во всех линиях и во всех степенях родства. Женщины наследуют престол лишь при полном пресечении всего мужского потомства и всех мужских линий.

В некоторых арабских странах существует так называемая "клановая" форма престолонаследия, когда наследника избирает правящая семья.

Другой важной формой правления является регентство - временное коллегиальное или единоличное осуществление полномочий главы государства в монархиях в случае продолжительной болезни, малолетства, или временного отсутствия монарха.

В зависимости от принципа наследования власти, монархия может быть династической, родовой и выборной.

В династической монархии действует строгий принцип, в соответствии с которым престол передается от отца к сыну или от брата к брату, как это было на Руси. Гораздо чаще нам встречается родовая монархия, где действовал принцип принадлежности к династии. Претендент на престол должен был быть выходцем из царского рода. Правда, это вовсе не означало, что он автоматически наследовал корону.

Особая разновидность монархии - выборная, сочетающая элементы монархии и республики. Выборная монархия была и в Византии. Она не является редкостью. В Экваториальной Африке до сих пор совет старейшин избирает племенных королей сроком на год, а через год этот совет вновь подтверждает или не подтверждает полномочия избранного правителя. В настоящее время выборная монархия существует и в Малайзии, где главой государства является монарх, избираемый на пять лет особым совещанием представителей монархических штатов, входящих в федерацию.

Сеньориальная монархия

Формирование правовых основ сословного строя. В IX–XI вв. феодальные отношения во Франции получают дальнейшее развитие и становятся повсеместно господствующими. С утверждением монопольного права на землю феодалов исчезает свободное крестьянское землевладение. Одновременно в условиях господства натурального хозяйства продолжается дробление крупных сеньорий и возникновение новых поместий, что окончательно подрывало единство страны и вело к ее территориальному распаду.

Становление господствующего класса феодалов непосредственно связано с развитием феодальной собственности на землю и сложной системы вассальных отношений. Крупные феодалы не стремились сохранить свои земли в непосредственной собственности, поскольку их политический вес и сила определялись не столько размерами земельных владений, сколько количеством вассалов. Поэтому обычно феодал удерживал в своем личном распоряжении лишь часть земельных угодий, которые составляли его родовое имение с укрепленным замком. Остальные земли он раздавал вассалам.

Хотя отношения между сеньором и вассалом строились на основе договора, стороны в нем не занимали равного правового положения. Вассальный договор содержал в себе элементы иерархии и зависимости, так как получатель феода (фьефа) обязывался признавать верховенство сеньора (сюзерена). Большая экономическая и политическая значимость вассальных договоров была причиной того, что они заключались публично и посредством торжественного и тщательно разработанного обряда. Главное в нем составляло официальное введение вассала во владение землей (инвеститура) и его клятва верности своему сеньору (оммаж).

Вассальные договоры четко фиксировали обязанности сторон. Сеньор наряду с предоставлением феода должен был обеспечить защиту вассала и переданной ему земли. Обязанность вассала выражалась, прежде всего, в военной службе на сеньора. К XI в. установился и срок такой службы — до 40 дней в году. Вассал должен был также участвовать в судебных и других собраниях феодалов под председательством сеньора. Денежные выплаты вассала были строго определены: выкуп сеньора из плена, подарки при посвящении в рыцарский сан его старшего сына и выходе замуж старшей дочери.

Первоначально вассальные договоры считались заключенными на срок жизни сторон, носили персональный характер. Но вскоре обязанности, связанные с ними, стали передаваться по наследству. Соответственно при уплате сеньору установленного вознаграждения (рельефа) к наследнику переходило и земельное владение, постепенно превращающееся в потомственное. Таким образом, уже к XI в. феод, т. е. наследственное родовое поместье, утверждается как основная форма поземельной собственности.

Если вассал нарушал клятву верности сеньору и не выполнял своих обязанностей, он должен был вернуть феод. Но юридический механизм разрешения споров между сеньорами и вассалами (в суде сеньора), как правило, был малоэффективен, так как крупные вассалы, располагавшие самостоятельной военной силой, не желали подчиняться решению суда. Это вело к многочисленным феодальным распрям и войнам. В целом к XII в. в результате острой внутриклассовой борьбы произошло некоторое расширение прав вассалов на землю и ограничение сроков их службы.

К XI в. в связи с процессом феодализации и последовательными раздачами земли возникла сложная структура класса феодалов, состоящего не только из сеньоров и вассалов, но и подвассалов разных ступеней (арьер-вассалов). В самом низу феодальной лестницы находились рыцари (шевалье), которые не имели своих вассалов и выступали как сеньоры лишь по отношению к своим крестьянам.

На вершине феодальной лестницы стоял король, но многие крупные феодалы — герцоги и графы — считали себя равными королю (пэрами) и часто фактически не признавали по отношению к нему вассальных обязанностей. Слабость короля в IX–XI вв. проявлялась в том, что по его зову на военную службу являлись только его непосредственные вассалы из королевского домена, т. е. непосредственных земельных владений короля, размеры которых были относительно невелики. Основная масса феодалов (арьер-вассалов) не подчинялась королю, как, впрочем, и другим крупнейшим феодалам, так как действовал принцип: "вассал моего вассала — не мой вассал".

С середины XII в. в связи с начавшимся экономическим подъемом и ростом городов, явившихся естественным союзником королевской власти, отношения внутри класса феодалов претерпевают некоторые изменения. Короли начинают добиваться признания вассальной зависимости и клятвы верности от всех феодалов в стране. Этот процесс, в ходе которого произошло превращение арьер-вассалов в непосредственных вассалов короля, получил название иммедиатизации.

С XII в. практически прекращается процесс дробления земельных владений. Феодальные поместья окончательно принимают родовой характер. Доступ новых лиц в ряды феодалов становится ограниченным. Лишь королевская власть продолжает раздачу участков, захваченных в ходе войн с непокорными вассалами. Более четко фиксируется иерархическая структура господствующего класса, наследственный характер приобретают феодальные титулы и ранги. Таким образом, к XIII в. складываются предпосылки для формирования замкнутого сословия дворянства.

Другой путь формирования господствующего класса в IX–XII вв. был связан с развитием церковного землевладения, которое быстро росло в результате пожалований короля и других светских феодалов. Поскольку церковь требовала от священнослужителей безбрачия, их правовой статус не передавался по наследству. Нередко ряды духовенства пополнялись за счет светских феодалов. В рамках католической церкви во Франции сложилась своя сложная иерархия, причем пользование церковным имуществом связывалось с должностью, которую занимало то или иное духовное лицо.

Между светскими и духовными феодалами, а также между феодальными землевладельцами разных рангов и ступеней существовали противоречия, которые нередко вели к вооруженным столкновениям. Но, несмотря на складывавшиеся внутри сословные перегородки, феодалы представляли собой правящую верхушку средневекового общества во Франции, которая, как единое целое, противостояла и крестьянскому, и городскому населению.

В IX–XI вв. происходит окончательное оформление класса феодально-зависимых крестьян. Он складывается из многочисленных категорий сельского населения, известных еще Франкской империи (свободные общинники, рабы, полусвободные и т. д.).

Подавляющее большинство крестьян (за исключением крестьян церковных земель, Нормандии, Пикардии) превращается в сервов, правовой статус которых как лично зависимых людей в известной степени был унаследован от рабства. Сервы рассматривались как простая принадлежность земли. По словам французского средневекового юриста Ф. Бомануара, "право, которое я имею на моего серва, — это право моего феода". Сервы платили подушную подать (шеваж), ежегодный оброк, выполняли барщинные работы (обычно три дня в неделю). Серв не мог жениться без согласия господина, поступать в священнослужители, быть свидетелем в судебном процессе или участвовать в судебном поединке, так как считалось, что он не должен рисковать своей жизнью, принадлежащей сеньору.

Однако личная зависимость сервов не привела к превращению их в крепостных людей. Объем их повинностей, как правило, был определен правовыми обычаями. Серв мог продать свой надел или же просто уйти от сеньора, поскольку во Франции не было общегосударственного сыска беглых крестьян.

Другую группу зависимых крестьян составляли вилланы. Они считались лично свободными держателями земли, принадлежащей феодалу. Вилланы уплачивали сеньору оброк (талью), размер которого также фиксировался обычаем, но был более легким, чем у сервов. До XII в. вилланы уплачивали и шеваж, но он рассматривался как оказание чести сеньору, а не как проявление личной зависимости. Как и все сельские жители, они должны были получать у сеньора (фактически выкупать за плату) формаръяж — разрешение на женитьбу. С XII в. большая часть вилланов освобождается от этой обязанности, внося единовременную выкупную плату. В это же время крестьяне начинают выкупать лежащую на них обязанность уплачивать сеньору специальный взнос (менморт) при получении ими земельных участков по наследству.

Все крестьянское население было обязано соблюдать феодальные монополии земельных собственников (баналитеты): печь хлеб в пекарне сеньора, жать виноград в его винодельне и т. д. Освободиться от этого бремени крестьянин мог, только отдавая часть производимой им продукции сеньору. Последний сохранял также в отношении зависимых от него крестьян "право первой ночи".

В XI–XII вв. в связи с быстрым ростом городов увеличивается новая прослойка феодального общества, имеющая особый правовой статус, — городское население. Первоначально правовое положение горожан мало чем отличалось от остальной массы феодально-зависимых людей. Но с XII в. во Франции начинается широкое движение за освобождение городов от власти отдельных сеньоров и за самоуправление. Королевская власть, которая не допускала самостоятельности горожан в своем домене (так, в 1137 году было жестоко подавлено городское движение в Орлеане), охотно поддерживала города, выступавшие за освобождение от сеньориальной власти. В конечном счете, города путем вооруженной борьбы или иными средствами (выкупы и т. п.) добивались предоставления им специальных хартий вольностей.

Правовой статус горожан не выступал как универсальный, а был связан с конкретной городской ассоциацией. Поэтому его в принципе не могли получать дворяне, священники, сервы. Но серв в силу постоянного проживания в городе приобретал личную свободу. Даже если город оставался под непосредственной юрисдикцией короля или отдельного феодала, обязанности горожан по отношению к сеньору были ограничены и строго фиксированы. Принудительные работы и баналитеты отменялись. Устанавливались точные размеры судебных пошлин, штрафов и т. п. Однако население городов оставалось интегрированным в феодальную систему. Городская жизнь рано начала приобретать сословно-корпоративный характер, способствовать образованию цехов и гильдий.

Возникновение и развитие сеньориальной монархии. В IX–XII вв. в условиях политической децентрализации, приведшей к глубокой территориальной раздробленности, королевская власть утратила свое былое значение. Король рассматривался феодалами как "первый среди равных" (primus inter pares). Фактически власть короля распространялась лишь на территорию его домена, но и там ему приходилось вести упорную борьбу с непокорными вассалами. Вне пределов королевского домена власть принадлежала крупным землевладельцам (герцогам Бургундии и Нормандии, графам Фландрии, Тулузы, Шампани и др.). Такая форма феодального государства, построенная по принципу сюзеренитета-вассалитета, может быть определена как сеньориальная монархия. Политическая власть в ней фактически была разделена между королем и феодалами различного уровня, связанными сеньориально-вассальными отношениями, и приобрела тем самым частноправовой характер.

Становление сеньориальной монархии (IX–XI вв.) означало упадок центральной государственной власти, подрыв внутреннего единства страны, ослабление ее внешнеполитического положения. На данном этапе развития средневекового общества во Франции эта форма государства наиболее точно отражала существующую социальную политическую реальность. В условиях экономической и политической децентрализации отдельные феодалы более эффективно осуществляли государственные функции, чем это делала королевская власть.

Сеньориальную монархию нельзя рассматривать лишь как проявление политического регресса. Она непосредственно вытекала из отношений, связанных с натуральным хозяйством и феодальной собственностью на землю, в рамках которой имело место экономическое развитие, хотя и медленное. Политическая раздробленность не могла остановить поступательного движения общества во Франции. Когда в XII–XIII вв. постепенно начинают вызревать новые экономические потребности, связанные с развитием городов и товарно-денежного хозяйства, политическая децентрализация постепенно прекращается, уступая место противоположной тенденции — неуклонному усилению королевской власти. В XIII в., особенно после реформ Людовика IX, центр политической власти в сеньориальной монархии постепенно перемещается к королю, уже реально выступающему в качестве сюзерена всех феодалов во Франции.

В IX-Х вв. во Франции, когда королевская власть была особенно слабой, король избирался верхушкой светских и духовных феодалов, хотя и с соблюдением династического принципа. В 987 году с избранием королем Гуго Капета прекращается и сама династия Каролингов. При первых Капетингах выборность короля сохраняется, но будущий преемник правящего короля избирается еще при жизни последнего. В XII в. утверждается порядок передачи трона по наследству.

Первоначально функции королевской власти были крайне ограниченными, хотя формально у короля сохранялись некоторые традиционные привилегии. Он считался главой французского войска, законодательствовал, осуществлял суд. Но при первых Капетингах королевское законодательство (издание капитуляриев) фактически прекратилось. Другие королевские полномочия также существовали лишь в теории, а не на практике. На короля возлагались обязанности "защиты королевства и церкви", а также "поддержания мира" в стране, но он не имел реальной власти для их осуществления. Судебную власть король имел только в пределах своего домена.

С XII в. положение короля постепенно меняется, некоторые функции реализуются им более активно. Так, восстанавливается практика издания королем законодательных актов — установлении (etablissement), хотя для этого требовалось согласие крупных феодалов (Большого совета). В XIII в. признается, что королевский акт, которому присягнули вассалы, обязателен и для отсутствующих феодалов. Расширяется сфера судебной юрисдикции короля.

Центральная королевская администрация. В условиях феодальной раздробленности и длительного ослабления королевской власти органы центрального управления не были структурно оформлены и дифференцированы. Дворцово-вотчинная система сочеталась с управлением, основанным на вассальных отношениях.

От эпохи Каролингов сохранился королевский двор, состоявший из знатных феодалов и дворцовых слуг (министериалов). Главную роль в королевской администрации (до конца XII в.) играл сенешал. Он считался главой королевского двора, командовал армией, подписывал государственные документы. Должность сенешала находилась в руках одной из наиболее знатных феодальных семей Франции. Со временем она приобрела такой вес, что король Филипп II Август (в 1191 году) предпочел оставить эту должность незамещенной, и вскоре она прекратила свое существование. В военных делах за сенешалом следовал коннетабль — глава королевской конницы, помощником которого был маршал, а с XIII в. — королевский адмирал. Королевский казначей, которому помогал камергер, ведал государственными архивами и королевской казной. Однако в XIII в. его функции существенно сократились, так как казна была передана духовно-рыцарскому ордену тамплиеров. Королевской канцелярией руководил канцлер, который редактировал королевские акты, представлял их на подпись королю, а затем скреплял печатью. Влияние канцлера на государственные дела было велико, а поэтому с усилением королевской власти в XIII в. (с Людовика IX) этот пост длительное время (до 1315 года) не замещался.

Министериалы первоначально были выходцами из светских феодалов королевского домена и священников. В XIII в. в органы центрального управления все чаще привлекаются представители городов, мелкие и средние феодалы (рыцари короля), а также юристы (легисты).

Развитие феодальных отношений нашло свое отражение в собрании королевских вассалов — курии короля (curia regis), возникновение которой также относится к эпохе Каролингов. При первых Капетингах курия почти не имела значения, поскольку пэры и другие могущественные вассалы не являлись на ее заседания. Вначале в ней участвовали лишь непосредственные вассалы короля, с которыми он обсуждал вопросы политического, финансового, судебного характера. Короли прибегали к ее советам для решения вопросов о войне и мире, о крестовых походах, об отношениях с римским папой, о предполагаемой женитьбе и т. д. На одобрение курии представлялись законодательные акты короля. С XIII в. на заседания курии для решения сложных правовых вопросов все чаще стали приглашаться легисты.

Местное управление. Органы местного королевского управления создавались лишь в домене короля, где признавалась его власть. В крупных сеньориях действовала своя система местного управления. Королевские чиновники на местах осуществляли самые разнообразные функции: административные, военные, судебные, финансовые. Сфера действия местного государственного управления расширялась по мере увеличения королевского домена и присоединения владений крупных феодалов.

С середины XI в. король ввел в своем домене должность прево, которые назначались в специальные округа — превотства. Их помощниками в деревнях были сержанты, в городах — майоры. Прево занимался главным образом сбором средств в королевскую казну, комплектовал феодальное ополчение, решал вопросы управления и рассматривал судебные дела (с конца XII в. крупные дела были изъяты из юрисдикции прево).

С конца XII в. возникают более крупные административные единицы — бальяжи. Их границы не были четко определены, но обычно они объединяли несколько превотств. Число бальяжей росло по мере увеличения королевского домена. Во главе бальяжа стояли назначаемые королем (обычно из мелких феодалов) специальные чиновники — балъи, созданные по образцу английских бейлифов. Бальи осуществлял контроль над находившимися под его властью прево, следил за исполнением королевских законов и приказов, организовывал в масштабах бальяжа военные формирования.

Нередко короли, присоединяя крупные сеньории, не ломали сложившуюся административно-территориальную структуру, а назначали туда специального чиновника из числа местных феодалов — сенешала — с функциями, в основном аналогичными бальи. Как правило, сенешальства создавались на пограничных территориях и были более независимы от королевской власти.

Бальи и сенешалы в XIII в. осуществляли правосудие от имени короля, рассматривали наиболее серьезные уголовные дела (так называемые королевские случаи), а также споры, затрагивающие интересы феодальной знати. Они принимали апелляции на приговоры прево, но постепенно стали пересматривать решения и сеньориальных судов, которые раньше считались окончательными.

Прево, бальи и сенешалы играли важную роль в укреплении финансовой базы королевской власти. Они контролировали сбор налогов, пошлин, штрафов и следили за их своевременным поступлением в королевскую казну.

Важным источником доходов казны была чеканка королевской монеты, взимание королевского налога (королевской тальи), торговых пошлин и судебных штрафов в пределах домена. Ссылаясь на чрезвычайные обстоятельства, король нередко через сенешалов и бальи требовал от крестьян, священников и нотаблей (знати) специальных денежных взносов или пожертвований.

Реформы Людовика IX. Большую роль в повышении авторитета королевской власти и укреплении центральной администрации сыграли реформы короля Людовика IX (1226–1270 гг.). Важное место среди них занимала военная реформа: создание городской полиции, отрядов наемников. В результате король в меньшей степени стал зависеть от феодального ополчения, более эффективно использовал вооруженные силы в борьбе с непокорными вассалами.

Стремясь обуздать феодальную междоусобицу, Людовик IX запретил частные войны в королевском домене. На остальной территории вводились так называемые 40 дней короля. В течение этого срока феодалы не могли начинать военные действия, с тем, чтобы любая из спорящих сторон могла перенести спор в суд короля. Новый порядок существенно усиливал позиции королевской власти.

При Людовике IX из королевской курии, представлявшей ранее съезд феодалов, начинают выделяться специализированные центральные ведомства. Малый королевский совет стал постоянным совещательным органом при короле, счетная палата ведала королевскими финансами. В 1260 году на базе королевской курии был создан специальный судебный орган — парламент, который собирался на сессии в Париже четыре раза в год и стал высшим судом во Франции. Он состоял из назначаемых королем духовников, рыцарей, легистов — выпускников юридических факультетов университетов, активно поддерживавших королевскую власть. Первоначально короли участвовали в заседаниях Парижского парламента, но затем перестали их посещать.

Людовик IX ввел на территории домена единую королевскую монету, запретив здесь использование денег, выпущенных другими феодалами. На остальной части страны королевская монета имела право обращения наряду с местными монетами и постепенно вытесняла последние. Королевская казна получила, таким образом, новый источник доходов. Была создана также система специальных инспекторов, которые следили за верностью королю сенешалов и бальи, рассматривали жалобы на их действия.

Реформы Людовика IX, активно проводившего политику по преодолению феодальной раздробленности, начатую еще в начале XIII в. Филиппом II Августом, способствовали территориальному объединению страны и консолидации основной массы феодалов и городского населения вокруг короля. Таким образом, происшедшие в XIII в. изменения в общественном и государственном строе заложили основу для последующего возникновения во Франции сословно-представительной монархии.

тема

документ Информационные процессы
документ Качество жизни
документ Метод сбора информации
документ Способы разрешения конфликта



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты