Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Юристу » Частное право

Частное право

Частное право

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Частное право
2. Международное частное право
3. Право частной собственности
4. Римское частное право
5. Система частного права
6. Субъекты частного права
7. Частная отрасль права
8. Источники международного частного права
9. Виды частного права
10. Право на частную жизнь
11. Субъекты международного частного права
12. Право частной собственности на землю
13. Право на неприкосновенность частной жизни
14. Принципы частного права
15. Право частной собственности граждан
16. Коллизионные нормы международного частного права
17. Объекты частного права
18. Российское международное частное право
19. Принципы международного частного права
20. Гражданское право отрасль частного права

Частное право

Частное Право - часть системы действующего права, которая обеспечивает интерес отдельной личности, коллективов людей, регулирует отношения граждан, их объединений, предприятий, фирм и иных хозяйственных подразделений и основана на договоре между равноправными сторонами.

Частное право отличается от публичного права (лат. jus publicum), которое направлено на защиту общественного интереса, блага всего государства и связано с полномочиями и организационно-властной деятельностью государственных органов. Частное право регулирует имущественные и личные неимущественные отношения людей и предопределено само регуляцией свободной личности, осуществлением права частной собственности и частного предпринимательства. В Частное право индивид, коллектив людей выступают как независимые, самостоятельные субъекты, вступающие в равноправные договорные отношения с другими субъектами права, в то время как в публичном праве они подчинены государственной воле, зависят от нее. Существование частное право означает юридическое признание того, что в определенных сферах общественной жизни (личная свобода, культурно-бытовая сфера, право собственности, частная инициатива) прямое вмешательство государства и его органов запрещено или ограничено.

Здесь государство лишь охраняет и обеспечивает то, что решили субъекты права по взаимной договоренности. Государство, его подразделения могут быть субъектами правоотношений в сфере частное Право, однако они выступают там не как носители государственно-властных полномочий, а как равноправные контрагенты, заключающие на основе свободного волеизъявления договоры и сделки.

Любые формы государственно-властного воздействия на вступление в частноправовые отношения, ограничение гражданской правоспособности и дееспособности запрещаются законом и влекут уголовную, административную и иную юридическую ответственность. Разграничение права на публичное и частное достаточно условно: в публичном праве часто присутствуют элементы частное право, и наоборот. Семейные, имущественные отношения, будучи классической сферой, частное право, не могут не иметь публичного характера и не отражать общественный интерес. С другой стороны, государственная власть разрешает публичные дела, в том числе и в интересах частных лиц. Но все же разделение это необходимо и практически полезно, учитывая тот факт, что в юридической деятельности используются два основных метода правового регулирования - отношения власти и подчинения, с одной стороны (публичное право), и равенство, автономное положение субъектов по отношению друг к другу - с другой (частное право).

Частное право - непременный элемент гражданского общества, необходимая предпосылка для ограничения и установления пределов вмешательства государства в сферу имущественных и иных личных интересов граждан, установления надежных способов защиты прав граждан, их объединений, частных хозяйственных структур. В Частное право включаются такие отрасли права, как гражданское, семейное, международное частное, торговое (в тех странах, где существует такая отрасль). Некоторые отрасли права находятся как бы на стыке между публичным и частное право. Так, в трудовом праве тесно сочетаются элементы публичного права (расторжение трудового договора по инициативе администрации, наложение дисциплинарных взысканий и т.п.) и частное право (заключение трудового договора и его расторжение по инициативе работника и т.п.).


Деление права на публичное и частное впервые было проведено в Древнем Риме. Известный римский юрист Ульпи-ан утверждал, что публичное право есть то, что относится к положению государства, частное - к пользе отдельных лиц. Затем такое деление было воспринято континентальной правовой системой. Официальная юридическая доктрина советского периода отвергла идею деления права на публичное и частное. Господствовала ленинская идея, что "мы ничего "частного" не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное". Такое деление признавалось искусственным, не соответствующим природе нового строя, провозгласившего отмену частной собственности. Игнорирование частного интереса в экономике повлекло широкое вмешательство государства в хозяйственную жизнь, ограничение прав личности в имущественных отношениях, запрещение частной инициативы, что привело к застою хозяйственной деятельности. Частноправовая сфера ушла в подполье и существовала практически вопреки законам Советского государства.

В РФ, активно внедряющей институты рыночной экономики, возрождается идея деления права на публичное и частное. Внедрение принципов гражданского общества и правового государства предопределяет активное использование этой идеи в законодательной и правоприменительной деятельности. Возрастание воздействия современного государства на экономические отношения, а также рост его социальной деятельности обусловливают тенденцию к более тесной связи и взаимопроникновению норм публичного и частное право договор, который является типичным проявлением частноправового регулирования, все более внедряется в публично-правовые отношения (договор о поступлении гражданина на государственную службу, контракт о службе в Вооруженных Силах РФ, в органах МВД и т.д.). Увеличение объема государственной сферы хозяйства расширяет использование частноправовых методов в работе промышленных, торговых, строительных и иных государственных предприятий.

Международное частное право

Целью любого правового регулирования является упорядочение общественных отношений, подпадающих под юрисдикцию определенного государства. Уникальность международного частного права состоит в том, что отношения, которые призвана урегулировать эта отрасль права, лежат вне сферы юрисдикции одного государства.

С обретением Республикой Беларусь государственного суверенитета активизировались на международной арене ее политические, экономические, научно-технические и культурные связи. Устанавливаются деловые контакты с ЕЭС, ведущими международными экономическими организациями – МВФ, МБРР, ВТО и др.


Международное частное право (МЧП) как самостоятельная юридическая наука возникло в середине прошлого века. Одним из первых употребил этот термин американский юрист Джозеф Стори, который в 1834 г. выпустил книгу под названием «Комментарии к иностранному и внутреннему конфликтному праву». Международное частное право содействует развитию торгово-экономического, научно-технического и культурного сотрудничества. В юридической литературе международное частное право рассматривается как полисистемный межотраслевой комплекс, регулирующий правоотношения частного характера, осложненные наличием иностранного элемента.

Существуют два основных признака, характеризующие общественные отношения, регулируемые международным частным правом: во-первых, эти общественные отношения должны носить частный характер и, во-вторых, быть международными.

Международный характер. Развитие отношений между государствами и лицами различной государственной принадлежности обусловливает необходимость правового регулирования их взаимодействия.

Возможны два варианта таких отношений и их регулирования:

1) международные отношения межгосударственного характера – регламентируются международным публичным правом, в котором главное место занимают вопросы политических взаимоотношений государств и производных от них субъектов;
2) международные отношения между частными лицами (физическими и юридическими) и между частными лицами и иностранным государством в неполитической сфере.

Частный характер. Отношения между физическими и юридическими лицами регулируются частным правом (гражданским, семейным, трудовым и др.) – субъекты правоотношений не обладают властными полномочиями друг по отношению к другу. По словам С. С. Алексеева, «частное право … охватывает отношения, участники которых не обладают никакой властью (они, напротив, отделены от государственной власти и как раз в этом смысле являются частными), но их договоры, акты... имеют полновесное юридическое значение, защищаются судом, признаются и проводятся государством как его же собственные веления». В ряде случаев субъектами МЧП могут быть международные организации, а также государства.

Современное международное частное право призвано решать следующие основные задачи:

1) совершенствование правового регулирования деловых связей с зарубежными партнерами;
2) поиск новых (более эффективных) форм международного экономического, научно-технического и культурного сотрудничества;
3) проведение работ по унификации, сближению норм внутреннего (национального) законодательства различных государств, регулирующих правоотношения с иностранным элементом;
4) совершенствование правовой защиты иностранных инвестиций;
5) защита прав и законных интересов иностранных юридических и физических лиц.

Как и любая правовая дисциплина, международное частное право базируется на следующих принципах:

- принцип приоритета общечеловеческих ценностей и интересов: т.е. государство на первое место выдвигает интересы личности, общечеловеческие ценности, независимо от классовой, социально-политической, гражданской и национальной принадлежности. В соответствии с Конституцией Республики Беларусь, в своих гражданских делах иностранцы на территории нашего государства имеют права и исполняют обязанности наравне с гражданами Республики Беларусь.
- принцип наибольшего благоприятствования и не дискриминации в торгово-экономических отношениях: данный принцип исходит из того, что в первую очередь в торгово-экономических отношениях, для государства и его граждан устанавливается режим, не менее благоприятный, чем для любого иного государства и его граждан. Любая дискриминация в торговых взаимоотношениях недопустима.
- принцип невмешательства во внутренние дела друг друга: государства и их граждане могут самостоятельно выбирать торговых партнеров, определять области и характер взаимоотношений, без чьего-либо вмешательства и давления со стороны.
- принцип добросовестного сотрудничества и выполнения обязательств, вытекающих из заключенных договоров: стороны обязаны прилагать все усилия к добросовестному выполнению взятых на себя по договорам обязательств, сами же в этих или отдельных договорах определяют вид и характер ответственности в случае их неисполнения или ненадлежащего исполнения.

Право частной собственности

В соответствии с Конституцией РФ в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности (ч. 1 ст. 8). Эта конституционная норма нашла отражение и в ГК РФ (п. 1 ст. 212).

Субъектами права частной собственности являются граждане и юридические лица

Причем иностранные граждане и лица без гражданства могут быть субъектами права собственности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральными законами или международным договором Российской Федерации (ч. 3 ст. 62 Конституции РФ).

Гражданин в качестве собственника, осуществляя определенную экономическую деятельность, может вводить свое имущество в гражданский оборот, в том числе использовать его при осуществлении индивидуальной предпринимательской деятельности.

Объектами права частной собственности может быть любое имущество, за исключением отдельных видов, которые по закону не могут принадлежать гражданам (п. 1 ст. 213 ГК РФ).

Количество и стоимость имущества, находящегося в собственности граждан, не ограничиваются, за исключением случаев, когда такие ограничения установлены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (п. 2 ст. 213 ГК РФ).

Правовой режим объектов права

Правовой режим объектов права собственности граждан.

Общий правовой режим — одинаковые для всех субъектов права собственности правила, не предполагающие каких-либо особых ограничений.

При этом граждане не должны выходить лишь за общие пределы, установленные гражданским законодательством. В частности, не допускаются действия граждан, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке (п. 1 ст. 10 ГК РФ).

Специальный режим — это система правовых норм, предусматривающая выполнение гражданами (субъектами права собственности) определенных правил при осуществлении своих прав.

Специальный режим права собственности распространяется на следующие виды имущества:

- недвижимое имущество (необходима регистрация прав, уплата налога, соблюдение конкретных нормативно закрепленных правил приобретения, пользования и т. п.);
- транспортные средства, оружие, сильнодействующие яды и другие движимые вещи, обороноспособность которых ограничена законом (предусмотрены особые правила регистрации, учета, хранения; запрещение передавать кому-либо без надлежащего разрешения; соблюдение особых мер безопасности);
- продуктивный и рабочий скот, домашние животные (необходимо соблюдение ветеринарных и санитарных правил их содержания и т. п.);
- ценные бумаги (установлены особые правила их выпуска, обращения).

Содержание права частной собственности граждан образуют правомочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом по своему усмотрению и в своем интересе. Между тем для реализации потенциальных возможностей, заложенных в этих правомочиях, необходим юридический факт, превращающий конкретного гражданина в собственника конкретного имущества. Иначе говоря, гражданин должен приобрести это имущество любыми законными способами (купить, наследовать, изготовить и т. д.).

Осуществление права частной собственности представляет собой реализацию собственником правомочий по владению, пользованию и распоряжению определенным имуществом в рамках, установленных действующим законодательством. Так, гражданин вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц. В частности, нельзя использовать имущество с намерением причинить вред другим лицам (ст. 10 ГК РФ).

Тем не менее, будучи собственником, гражданин может отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом (п. 2 ст. 209 ГК. РФ). Например, собственник жилого помещения обязан соблюдать установленные правила его использования. Систематическое нарушение этих правил (пренебрежение правами и интересами соседей, бесхозяйственное содержание жилья и т. п.) является основанием для принятия судом решения о продаже такого жилья с публичных торгов (ст. 293 ГК РФ). Более того, действующим законодательством предусмотрена административная ответственность за нарушение правил пользования жилыми помещениями, а также содержания и ремонта жилых домов и (или) жилых помещений (ст. 7.21, 7.22 КоАП РФ).

Римское частное право

Квиритское право - главенствующая правовая система этого времени, распространялась лишь на коренных жителей Рима и не затрагивала иностранцев, отличалась формализмом. Крупнейшим источником права являлись Законы XII таблиц.

Имущественные отношения по Законам XII таблиц. Право частной собственности уже рассматривалось как абсолютная власть собственника над своей вещью. Законы XII таблиц содержат положения об институте общественной собственности, в них есть нормы об ограниченном праве пользования чужими вещами, возникающем на основании сервитута. Основаниями приобретения вещных прав служили: договор, изобретательная давность, захват вещи и наследование.

Среди форм договора различались:

1. нексум и манципация (особо торжественные формы договоров, применявшиеся для приобретения рабов, скота, земли и др.)
2. ин юре цессио (отчуждение вещи путем отказа от права собственности на эту вещь при судоговорении перед претором)
3. стипуляция - устная форма договора займа.

Способами обеспечения обязательств, возникающих из договоров, служили поручительство и залог. Кредитор по договору, заключенному в форме нексум, имел право заковать в колодки нерадивого должника. Если должник отказывался исполнить обязательство, он обращался в рабство или же предавался смертной казни.

Брак, семья и наследование. В брак могли вступить лишь римские граждане. Некоторое время законом не признавались браки патрициев и плебеев. Для заключения брака использовался фиктивный договор покупки жены в форме манципации. Власть мужчины над женщиной устанавливалась и фактом давностного сожительства. Римская семья отличалась патриархальным характером. Законы XII таблиц предоставляют римским гражданам возможность составлять завещания. При отсутствии завещания имущество и долги умершего делили его ближайшие родственники.

Судебный процесс по делам, не затрагивающим государственные интересы. Судебный процесс был построен на состязательных началах и состоял из двух актов: ин юре и ин юдицио. На стадии ин юре стороны в торжественной форме заявляли свои требования и возражения магистрату (претору), а магистрат назначал судью для разрешения спора. Большое значение при этом уделялось соблюдению заранее установленных форм. Действия сторон на этой стадии назывались легис акцио. Судебный процесс рассматриваемого периода принято именовать легисакционным. На стадии in iudicio судья рассматривал дело по существу.

Римское частное право классического (середина III в. до н. э. - конец III в. н. э.) и пост классического (IV-VI вв.) периодов. Источники и правовое положение населения.

В классический период значение источников права приобретают эдикты, издаваемые преторами при вступлении в должность. После утверждения империи основными источниками права становятся акты императора и постановления сената. В период принципата на развитие римского права оказала мощное влияние деятельность юристов (Папиана, Павла, Модестина, Гая и др.). В пост классический период начинается кодификация правового материала (император Юстиниан).

В римской правовой науке было разработано деление права на публичное и частное. Первое относится к государственным делам, а второе затрагивает интересы отдельных граждан. Частное право состояло из 3 частей: «Лица», «Вещи», «Иски».

Правовое положение некоторых категорий населения. Все население делилось на свободных и рабов. Среди свободных различались римские граждане и лица, не обладающие римским гражданством. Только римские граждане обладали совокупностью прав участвовать в народном собрании, занимать государственные должности, служить в армии, заключать брак по римскому праву, выступать в качестве собственника имущества, участвовать в договорных отношениях и обращаться в суд за защитой. Однако существенно ограничивалась правоспособность вольноотпущенников. Не обладали римским гражданством латины и перегрины (иностранцы). Раб считался имуществом хозяина, который имел над ним право жизни и смерти. Одной из мягких форм эксплуатации рабов служило выделение рабу пекулия - обособленного имущества господина.

Римское частное право классического периода. Имущественные отношения.

Классификация вещей в римском праве:

1. исключенные из круга объектов частной собственности (вода, воздух, дороги, храмы и др.) и не исключенные из круга объектов частной собственности
2. телесные (земля, человек, золото и т.д.) и бестелесные (право наследования, право пользования, обязательственное право, сервитуты)
3. манципируемые (рабы, домашние животные, земельные участки, сельские сервитуты и др.) и неманципируемые (дикие животные, провинциальные имения императора, большинство бестелесных вещей).

Право собственности на вещь в Древнем Риме понималось как абсолютное господство над вещью, выражавшееся в пользовании ею, извлечении из нее доходов и распоряжении ею. Римляне не включали в содержание права собственности правомочие владения, считая его самостоятельным вещным правом. В классический период на основании решений преторов появились новые способы приобретения права собственности, правомочиями собственника были наделены иностранцы, а к объектам права собственности были причислены неманципируемые вещи. Способы приобретения права собственности: манципация (ритуальный обряд с участием свидетелей и весовщика) и ин юре цессио (приобретение вещных прав в присутствии должностного лица государства). Право собственности защищалось с помощью виндикационного, негаторного и прогибиторного исков. Предъявляя в индикационный иск, истец требовал изъятия вещи из чужого незаконного владения. А негаторные и прогибиторные иски предъявлялись для устранения нарушений прав истца на пользование вещью. К вещным правам относились и права на чужие вещи, устанавливаемые с помощью сервитутов.

Под обязательством понималась правовая связь должника и кредитора, в силу которой должник обязывался совершить в пользу кредитора определенные действия. Обязательства возникали из договоров и из правонарушений.

Классификация договоров:

1. вербальные (заключались путем произнесения заранее установленных словесных формул) и литеральные (заключались путем составления письменных документов)
2. консенсуальные (порождали правовые последствия сразу после того, как стороны приходили к соглашению) и реальные (порождали правовые последствия после передачи вещи, являвшейся предметом договора).

Реальными являлись договоры займа, ссуды. В праве формируются положения, согласно которым должник за нарушение обязательства привлекается к имущественной ответственности и лишь при наличии вины.

Римское право классического периода: семья и наследование; правонарушения и судебный процесс

Брак заключался на основании символической покупки жены в присутствии не менее 5 свидетелей из совершенных римских граждан и весовщика. Женщина не обладала самостоятельностью в семье, ее правоспособность была ограничена. В период принципата появилась новая форма брака «без мужней власти». Женщина в таком браке сохраняла относительную личную и имущественную независимость и имела право развестись со своим мужем. Глава семьи мог свободно продавать подвластных детей. Дети обретали самостоятельность после смерти отца, в случае утраты им римского гражданства и свободы или в результате эманципации (троекратной продажи). Наследованием считалась передача собственности и всех прав умершего.

Различалось наследование по завещанию и по закону. Завещание совершалось с помощью обряда манципации, в котором участвовали пять свидетелей, весовщик, завещатель, наследник и покупатель наследства, выступавший в роли душеприказчика. Солдаты римской армии могли завещать свое имущество в упрощенном порядке. При отсутствии завещания имущество умершего принималось в первую очередь его подвластными и эмансипированными детьми. В классический период наследниками по закону стали признаваться когнаты (кровные родственники, как по отцовской, так и по материнской линии) и пережившая мужа жена.

Правонарушения. Среди правонарушений выделялись частные деликты (затрагивали интересы отдельных лиц) и публичные деликты (затрагивали интересы всего государства). Четкой границы между частными и публичными деликтами не прослеживается. В классический период условием ответственности за совершение деликта стала признаваться вина нарушителя.

Судебный процесс по делам, не затрагивающим государственные интересы. На смену легисакционному процессу пришел более удобный и гибкий формулярный процесс. Судопроизводство, как и прежде, состояло из 2 стадий: ин юре и ин юдицио. Однако для его начала истцу следовало изложить в письменном виде свои требования. На первой стадии магистрат, признавший эти требования обоснованными, утверждал формулу иска и передавал дело со своими указаниями о его разрешении судье.

В императорском Риме получает распространение еще один тип процесса - экстраординарный. В рамках экстраординарного процесса уже не выделяются какие-либо стадии, дело от начала и до конца рассматривается императорскими чиновниками.

Система частного права

Очень часто ученые, занимающиеся проблемой частного права, смешивают два понятия: содержание и система частного права.

Чтобы не допустить такого смешения в данной главе, придется обратиться за помощью к философской науке.

Содержание – это некий субстрат, образующий, наполняющий предмет, явление. В содержании могут выделяться какие-либо элементы, но тесная и определенная связь между ними не всегда присутствует. Так, например, кулинар, изготавливающий торт, может поместить вниз шоколадный корж, затем лимонный, а сверху ванильный. Он может сделать и наоборот, но принципиально от этого ничего не изменится. Когда выше шла речь о нормах индивидуальных, корпоративных и договорных, было очень затруднительно выявить между ними жесткую взаимозависимость. Конечно, и у этих элементов есть некие точки взаимодействия. Допустим, если корпорация занимается выпуском дизелей, то и договоры, ею заключаемые, скорей всего будут касаться поставки необходимых комплектующих для дизелей и их реализации. Но ведь одновременно корпорацией могут заключаться любые другие виды договоров.

В отличие от содержания система – это совокупность элементов, находящихся во взаимосвязи и поэтому образующих определенную целостность. Связь между элементами системы должна выявляться весьма определенно. Это обусловлено тем, что для объединения элементов в единое целое (систему) берется единый классификационный признак.

Посмотрим, обнаруживается ли такая взаимосвязь в конструкции системы частного права, предложенной Е. А. Сухановым: он один из первых среди современных российских ученых обратился к этой проблеме.

Е. А. Суханов полагает, что система частного права, под которым он понимает право гражданское (у него эти термины синонимичны), включает в себя:

– общую часть (в нее входят положения, касающиеся лиц, объектов гражданских прав, сделок, представительства, сроков исковой давности);
– вещное право;
– обязательственное право;
исключительные права («интеллектуальная» и «промышленная» собственность);
наследственное право;
семейное право;
– торговое (коммерческое) право;
– международное частное право.

И наконец, Е. А. Суханов указывает, что частное право, занимая равное положение с правом публичным, представляет собой самую крупную по объему отрасль права, в содержание которой все ее элементы входят на правах под отраслей.

Надо сразу отдать должное автору за попытку наконец-то начать реальное и углубленное изучение «статуса» частного права (эта проблема давно стучится в дверь юридической науки, но там пока, видно, много других дел и не до нее). Следует также отметить, что конструкция системы частного права, представленная Е. А. Сухановым, несомненно, представляет большой интерес. Однако не все мысли автора бесспорны. Необходимо, на наш взгляд, обсуждение выдвинутых им идей. Рассмотрим основные его тезисы по порядку.

Об элементах, включенных в систему частного права. Чтобы система представляла собой нечто целостное, должно неукоснительно соблюдаться следующее правило: элементы, включаемые в нее, должны быть в какой-то степени однородными, и тогда их можно будет подвести под единый классификационный критерий. Например, стол, стул и раскладушка, хотя и предназначены для разных целей, все же относятся к категории «мебель». Но если мы к этой группе предметов присоединим тетрадь, вещь как таковую весьма полезную, то общий классификационный критерий будет утерян и указанные предметы будут представлять собой совокупность, но не систему.

Элементы в системе частного права, предложенной Е. А. Сухановым, не являются однородными. Большинство из них отличаются друг от друга предметом правового регулирования, или иначе видом (характером) регулируемых отношений.

Если объединить право вещное (абсолютные права) и право обязательственное (относительные права), то мы увидим, что все нормы, в них включаемые, направлены на регулирование имущественных отношений. Торговое право (система правовых норм, регулирующих движение товаров) имеет своим предметом также имущественные отношения, но только особую их разновидность, фрагмент этих отношений. Исключительные права (авторские, изобретательские права, право на промышленные образцы, товарные знаки и др.), т. е. то, что принято называть «интеллектуальной собственностью», – это отношения, связанные с рождением идей, в которых имущественный элемент хотя и присутствует, но не доминирует. Предмет наследственного права – отношения по передаче благ (имущественных и неимущественных, например, авторских прав), оставшихся без собственника (или обладателя). Семейное право касается в основном личных отношений (воспитание детей, супружеские отношения), а также отношений имущественных, в которых личностный элемент имеет доминирующее значение или с которыми, по крайней мере, неразрывно связан.

Международное частное право уже стоит в данной классификации обособленно, потому что в основе его выделения лежит не характер регулируемых отношений (имущественные отношения), а их субъект (одна из сторон этих отношений – иностранный субъект).

И уж совсем как инородное тело выглядит элемент частного права, названный «общей частью» (именно его наличие превращает систему в совокупность), поскольку не совсем понятно, на основе какого признака общая часть включена в систему частного права. Ведь далеко не все положения общей части применимы к другим элементам частного права, например положения о представительствах (в супружеских отношениях – это нонсенс). Точнее говоря, в общей части содержатся не общие для других разделов гражданского права предписания, а наиболее значимые, т. е. те, которые еще не обрели собственную развитую «инфраструктуру» и не могут быть представлены в виде обособленной системы, как, допустим, обязательственное право.

Р. Давид, например, считает, что появление общей части в Германском гражданском уложении (российская же правовая система всегда старалась «брать пример» с немецкого права) носит субъективный характер и является результатом догматического преподавания права в немецких университетах приверженцами пандектов школы права, которые в своем устремлении к систематизации основательно обновили put commune, применявшееся в Германии в XIX в. Но не была ли степень этой систематизации чрезмерной и не отразила ли она известную склонность немецкой нации (еще в большей мере это относится к народу российскому) придавать гипертрофированное значение абстрактным идеям вообще (вспомним гегелевскую идею объективного духа или русскую идею)? То, что наличие общей части в гражданском праве вовсе не является обязательным, подтверждают следующие факты. До издания ГГУ гражданское законодательство других европейских стран не имело общей части. В дальнейшем некоторые государства все же взяли пример с немцев, но такие страны, как Швейцария, Италия, отказались это сделать. В Голландии общая часть ГК в основном посвящена вещному праву, во Франции – положениям, касающимся действия норм права (во времени, пространстве и т. п.).

Весьма критически оценивают существование в немецком гражданском праве такого мощного напластования, как общие положения, и сами немецкие ученые, например К. Цвайгерт и X. Кетц. Они считают, что многие нормы общей части можно было безболезненно отменить, поскольку на практике они применяются редко (например, положения о правовых сделках). Кроме того, математическая система понятий общей части, по их мнению, может ввести в заблуждение не только новичка, но и опытного практика, поскольку абстрактная ученость, ей присущая, заставляет предположить, что многие ее положения адресуются не гражданам, а экспертам права.

Вот и получается, что частное право в варианте, предложенном Е. А. Сухановым, – это система, да не совсем.

Что есть частное право – «суперотрасль» (гражданское право) или система отраслей? Бели отбросить элементы, которые стоят особняком (общую часть и международное частное право), то мы все же получим некую систему. Будет ли это система под отраслей одной отрасли (гражданского права) или система отраслей частного права? Думается, что перед нами окажутся такие правовые образования, которые могут претендовать (пусть и не в равной мере) на роль самостоятельных отраслей права. Чтобы аргументировать этот тезис, обратимся к разработкам в области теории государства и права.

В основе деления права на отрасли лежат два критерия: предмет правового регулирования и метод правового регулирования общественных отношений. Они и выступают главными системообразующими факторами.

Предмет правового регулирования – это круг однородных общественных отношений, отличающихся определенной спецификой и составляющих их вид, или разновидность.

В каждом из общественных отношений можно выделить следующие элементы:

а) субъекты;
б) поведение, поступки, действия;
в) объекты (социальные блага), по поводу которых люди вступают во взаимодействие друг с другом;
г) социальные факты (события, обстоятельства), выступающие причинами возникновения, изменения или прекращения соответствующих отношений.

Метод правового регулирования – это совокупность приемов, способов, средств воздействия на общественные отношения. Именно он выражает юридическое своеобразие отрасли и показывает, как регулируются общественные отношения. Метод правового регулирования – это в определенной мере собирательное понятие, однако в нем решающее значение имеет юридическое положение субъектов.

Наряду с предметом и методом правового регулирования С. С. Алексеев предлагает учитывать при разграничении отраслей права и третий критерий: особенности во внешней форме права, в системе законодательства.

Исходя из этого в системе частного права можно выделить семь отраслей права:

Гражданское право. Оно регулирует собственно имущественные отношения, не осложненные какими-либо другими признаками. Содержание гражданского права состоит из двух частей: вещное право (право собственности) и обязательственное право. Правоотношения, возникающие на основе вещного права, носят абсолютный характер: собственнику противостоит неограниченное количество субъектов, обязанных воздерживаться от нарушения его прав и не мешать ему использовать собственность по своему усмотрению. Обязательственные правоотношения являются относительными: в них субъекты четко определены. Правам одного субъекта корреспондируют обязанности другого, и без исполнения этих обязанностей они не могут быть реализованы.

Главное в гражданском праве – это обязательственное право. Вещное право имеет в определенной мере второстепенное значение, и его роль в дальнейшем будет постоянно снижаться. М. М. Агарков подметил это еще в начале века. Причина данного обстоятельства кроется в том, что право собственности как бы разветвилось: собственность на орудия и средства производства; на предметы пользования и предметы потребления. Кроме того, институт права собственности не охраняет всех интересов человека. Но основная причина, по-видимому, состоит в том, что личностные качества человека (профессиональные, трудовые, интеллектуальные, имя, честь, достоинство и т. п.) с развитием общества приобретают все большее значение, становятся главным ценностным критерием, и именно они, а не собственность, принадлежащая человеку, определяют уровень его благосостояния.

Небольшую долю отношений, традиционно включаемых в предмет гражданского права, составляют отношения по защите чести и достоинства. Сейчас на общем фоне гражданско-правовых норм они выглядят скорее как странное исключение, нечто стоящее особняком. Однако надо учитывать то, что с развитием общества большую значимость для человека будут приобретать нематериальные блага. Нарушение их неприкосновенности, даже незначительное, станет нетерпимым. В будущем этот институт права ожидает бурный рост, и, возможно, встанет вопрос о приобретении им сначала статуса под отрасли, а затем и отрасли. Но почему данный институт отнесен к гражданскому праву? Вспомним, что раньше гражданским правом считалось все право. Впоследствии гражданское право стало alma-mater многих отраслей. Российские законодатели (прежние и нынешние), решая вопрос о том, куда поместить нормы о защите чести и достоинства, учитывали исконную терпимость и лояльность гражданского права, его способность порождать внутри себя, принимать и содержать под своим кровом многие и многие правовые образования, нехотя отпуская их на свободу. Такова характеристика предмета правового регулирования гражданского права.

Главная черта метода гражданского права – равенство субъектов в правоотношении.

Внешней, объемной и выразительной, формой гражданского права является Гражданский кодекс.

Наследственное право на первый взгляд также регулирует имущественные отношения. Но пристальное изучение этой отрасли заставляет сделать множество уточнений.

Во-первых, она упорядочивает отношения по поводу имущества, у которого отсутствует собственник (согласитесь, что это особый вид имущественных отношений!).

Во-вторых, наследственным правом регулируется всего лишь одна операция в сфере имущественных отношений – переход права собственности (или нематериальных прав, например, права авторства) на имущество, потерявшее собственника (или обладателя права).

В-третьих, между наследниками и наследодателем существовали не просто отношения равенства, а близкие родственные (наследование по закону) либо иные близкие отношения, например духовные (наследование по завещанию). Своеобразие метода наследственного права, очевидно. Родственная близость здесь настолько значима, что законодатель в определенных случаях ставит ее выше близости духовной. Речь идет о нормах, касающихся обязательной доли при наследовании.

И наконец, то, что связано с внешней формой. Традиционно в гражданском законодательстве наследственное право стояло особняком. Сегодня потребность в его отделении еще более ощутима. Не случайно среди ученых идут споры о том, облечь ли нормы наследственного права в отдельную часть Гражданского кодекса (в старом ГК наследственному праву посвящался особый раздел) или в отдельный нормативный акт (Кодекс о наследовании и т. п.).

Таковы главные аргументы, касающиеся статуса наследственного права как самостоятельной отрасли.

Семейное право регулирует отношения, возникающие из таких специфических юридических фактов, как брак и родство. Семейные отношения носят сугубо личностный характер. Имущественные отношения в семейном праве неотделимы от личностных, более того, зависимы от них и, конечно, не доминируют, а являются как бы условием полноценного развития личностных отношений.

Положение субъектов равное. Это в полной мере касается не только супружеских отношений, но и отношений между родителями и детьми (в демократическом государстве). Субъектам семейного права свойственна еще и особая доверительность в отношениях, которая простирается безгранично и от которой, в конечном счете, зависит судьба и жизнь субъектов.

И конечно, наличие особой внешней формы семейного права – Семейного кодекса – служит еще одним аргументом в пользу признания этой отрасли самостоятельной.

Авторское право регулирует отношения, связанные с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства. Главным здесь является, конечно, интеллектуальный элемент. Имущественные отношения в авторском праве значимы, но не настолько, чтобы затмить момент творческий. Конечно, в наше непростое время, когда деньги, наконец, приобрели ценность, некоторые авторы могут ставить на первое место при создании произведения и имущественное благо. Но если, как говорится, в человеке есть искра божья, то творческий элемент все равно уравновесит элемент имущественный. Ну а если таковой нет, то, вероятно, умерить пыл такого автора смогут другие авторы, обнаружив плагиат и предъявив иск в суде по поводу нарушения своих авторских прав.

Положение субъектов в авторском правоотношении равное, но опять-таки это равенство осложняется особой расположенностью субъектов друг к другу, уверенностью в партнере. Этот момент в авторских отношениях крайне важен, более того, обязателен, поскольку здесь приходится иметь дело с идеями, которые не признают границ. Передав рукопись издателю, автор может расстаться со своей идеей навсегда, так как всего лишь знакомство с идеей лишает ее таинства, и она как бы отделяется от автора. И если у автора не будет уверенности в порядочности и честности издателя, авторские отношения, скорее всего не возникнут.

Внешняя форма авторского права, хоть и не столь объемная, все же позволяет говорить о его особом месте в законодательстве. Закон «Об авторском праве и смежных авторских правах» сосредоточил в себе основные нормы данной отрасли права.

Изобретательское (патентное) право имеет дело с технической стороной творческой деятельности, т. е. с различными устройствами, способами, технологическими процессами и т. п. Если объекты авторского права принципиально неповторимы, то этого нельзя сказать о техническом творчестве: один и тот же объект может быть изобретен разными людьми независимо друг от друга, не случайно особое значение здесь приобретает проблема приоритета на изобретение. Кроме того, новизна в технической сфере поддается объективной оценке. Все это нашло выражение в специальном порядке признания права изобретения – регистрационном. Права автора изобретения подтверждаются патентом, поэтому совокупность правовых норм, регулирующих отношения в сфере технического творчества, называют еще и патентным правом.

Метод правового регулирования патентного права также характеризуется многими особенностями. Равенство в положении субъектов (автора и Патентного ведомства) здесь оказывается нарушенным (Патентное ведомство определяет новизну, изобретательский уровень и промышленную применимость изобретения), но не настолько, чтобы эти отношения признать субординационными. Изобретатель ждет не милости от Патентного ведомства, а добросовестного выполнения им своих функций, в противном случае он может обжаловать действия Патентного ведомства в суд.

Изобретательское право находит законодательное выражение в отдельном документе. Патентный закон – специализированный нормативный акт, нормы которого отличаются определенной согласованностью.

Трудовое право регулирует отношения, связанные с применением труда, т. е. с использованием человеком своих физических, умственных способностей для получения определенных материальных благ.

Метод регулирования трудовых отношений весьма специфичен. На этапе возникновения трудовых правоотношений положение сторон практически равное. Но затем в процессе труда появляются и субординационные моменты: работник обязан выполнять распоряжения работодателя. Однако в решении принципиального вопроса о том, продолжать ли трудовые отношения, ни одна из сторон не может оказать давления, что свидетельствует о договорной природе трудовых отношений в целом. Договорные начала не исключаются и в самом трудовом правоотношении: и коллективно-договорные (между работодателем и профсоюзом либо трудовым коллективом), и индивидуально-договорные (между работником и работодателем, например, по поводу повышения заработной платы).

Внешняя форма норм трудового права весьма красноречиво свидетельствует о том, что трудовое право – самостоятельная отрасль права. Сегодня это признано всеми. Однако до конца XIX в. нормы трудового права входили в гражданское право. Правда, они не носили тогда столь разветвленный и детализированный характер. И лишь позднее, с зарождением профсоюзного движения, они стали понемногу развиваться и постепенно обособляться с помощью отдельных нормативных актов. Вопрос о так называемом промышленном праве (праве социального страхования) в России в полный рост встал лишь в начале XX в. Любопытно, что в греческом ГК до сих пор присутствуют нормы трудового права. Все это подтверждает, что гражданское право является alma-mater и трудового права.

Предпринимательское право. Если не считать его предшественником советское хозяйственное право, то эта отрасль частного права сейчас только-только начинает обособляться. Вопрос о предпринимательском праве не столь прост, не столь очевиден и помимо всего прочего весьма болезнен, поэтому аргументация того, что предпринимательское право может претендовать на роль самостоятельной отрасли частного права, должна быть основательной. Об этом речь пойдет в следующем параграфе.

Здесь же хотелось бы отметить, что указанные отрасли, составляющие систему частного права, далеко не в равной мере продвинулись вперед в приобретении статуса самостоятельных отраслей частного права. Различия здесь несомненны. Однако все они вступили на этот путь, и в скором будущем сомнения в отношении каждой из них развеются так же, как это случилось в отношении трудового права.

О соотношении частного и публичного права. Действительно, и в этом следует согласиться с Е. А. Сухановым, ныне в России частное право может на равных правах соседствовать с правом публичным. Но можно ли всерьез говорить о равенстве, причем равенстве подлинном, если публичное право – это система многих и многих полноправных и самостоятельных отраслей (конституционное, административное, финансовое, экологическое, уголовное и другие материальные отрасли и, кроме того, около десятка отраслей процессуальных), а частное право (гражданское право) – всего лишь одна, пусть и гигантская, отрасль, или супер отрасль?

Думается, это вряд ли правомерно. Во-первых, потому что отношения равенства возможны только среди однородных образований. Во-вторых, как известно, все, что относится к категории «супер», неустойчиво, а посему имеет преходящий характер и склонно в силу объективного, всеобщего и непрестанно действующего закона специализации дифференцироваться. Эта же участь, как говорилось выше, не миновала и частное право, которое на сегодняшний день представляет собой достаточно разветвленную систему отраслей.

Есть еще одна причина, по которой отношения между частным и публичным правом не могут быть представлены в виде трапеции: системы публичного и частного права не сливаются друг с другом, а, будучи совершенно самостоятельными, лишь в определенной части взаимопроникают друг в друга. Проследим за этим процессом на конкретных примерах.

Частное право проникает в ткань публичного не с такой интенсивностью, как публичное право в частное. Скорее, в первом случае мы наблюдаем процесс вкрапления частного права.

Это сказалось на такой отрасли, как административное право. В управленческих отношениях используются так называемые административные договоры. Можно указать, по крайней мере, на две сферы их применения: объединение предприятий в холдинги для придания им большей устойчивости в хозяйственной деятельности и комплексное решение проблем (территориальных, федеральных), где требуется объединение усилий и взаимодействие органов разной ведомственной принадлежности.

В последнее время мы стали свидетелями договорного регулирования отношений между Федерацией и ее субъектами, а также между субъектами Федерации. Таким образом, даже в конституционном правовом регулировании стали применяться средства, которые раньше считались сугубо частноправовыми.

Право социального обеспечения (пенсионное право), которое ныне с полным основанием претендует стать самостоятельной отраслью, будучи изначально отраслью публичного права, открывает возможность для граждан, наряду с заботой государства, самостоятельно позаботиться о своем должном пенсионном обеспечении. Какой уровень пенсии является для них подходящим, они могут решить сами, сделав отчисления в какой-либо пенсионный фонд с целью получения в дальнейшем дополнительной пенсии.

В уголовном праве всегда существовали нормы, действие которых обеспечивалось инициативой лиц, чьи права оказались нарушенными. Речь идет о составах таких преступлений, как клевета и оскорбление.

Наконец, во многих процессуальных отраслях находят применение частноправовые начала (в уголовном процессе встречаются дела частного обвинения; гражданский, арбитражный процесс допускают возможность для сторон окончить дело заключением мирового соглашения).

Публичное же право проникает в исконно частноправовые отрасли более интенсивно. Здесь уместно напомнить, что в период советской власти публичное право вторгалось в сферу частного права столь бесцеремонно, что зачастую некоторые частноправовые отрасли напрочь утрачивали какие-либо частноправовые начала. Примером подобного беспардонного вмешательства является трудовое право, до сих пор не освободившееся от такого «наследия». Объем публично-правовых норм существенно уменьшился в новом Семейном кодексе. Незначительно представлены нормы публичного права в патентном праве. Наследственное право, пока еще не обновленное, также содержит определенное количество публично-правовых норм (например, нормы об обязательной доле). Не составляет исключений в этом и гражданское право (например, публичные договоры). Законодательство возлагает на участников гражданско-правовых отношений обязанность регистрировать сделки с недвижимостью. Кстати, еще и по этой причине неверно ставить знак равенства между гражданским и частным правом, считать эти слова синонимами. Пожалуй, лишь одна отрасль частного права практически обходится без публично-правовых включений: авторское право.

Таким образом, соотношение частного и публичного права правильнее будет изобразить не в виде трапеции, а в виде двух «горных пиков», или пирамид, в определенной части пересекающихся друг с другом.

По мере развития общества публичное право будет все больше и больше проникать в частное право. По всей видимости, обратного нам наблюдать не придется, хотя на короткие периоды времени возможны и возвратные процессы.

Субъекты частного права

Рабовладельческое общество признавало лицом (persona), т. е. существом, способным иметь права, не каждого человека. В этом обществе было особенно наглядно доказательство того положения, что правоспособность (способность быть субъектом, носителем прав) не есть прирожденное свойство человека, а представляет, как и само государство и право, надстроечное явление на базисе экономических отношений данного общества.. Другими словами, правоспособность коренится в экономическом строе данного общества в данный период его развития. В Риме существовал многочисленный класс людей — рабы, которые были не субъектами, а объектами прав. Варрон (I в. до, н. э.) делит орудия на немые (например, повозки), издающие нечленораздельные звуки (скот), и одаренные речью (рабы). Раб называется instrumentum vocale, говорящим орудием. С другой стороны, современное различие лиц физических (т. е. людей) и юридических (т. е. различного рода организаций, наделенных правоспособностью) в Риме разработано не было, хотя и было известно в практике. Тому, что теперь называется правоспособностью, в Риме соответствовал термин caput.

Полная правоспособность слагалась из трех основных элементов или состояний (status):

1) status libertatis — состояние свободы,
2) status civitatis — состояние гражданства,
3) status familiae — семейное состояние.

С точки зрения status libertatis, различались свободные и рабы; с точки зрения status civitatis,— римские граждане и другие свободные лица (латины, перегрины); с точки зрения status familiae, — самостоятельные (sui iuris) отцы семейств (patres familias) и подвластные какого-либо paterfamilias (лица alieni iuris, «чужого права»). Таким образом, полная правоспособность предполагала: свободное состояние, римское гражданство и са-мостоятельное положение в семье.

Разумеется, регламентация правоспособности не была одинаковой во все периоды римской истории. Вместе с развитием экономических отношений шло развитие и правоспособности свободных людей. По мере превращения Рима из небольшой сельскохозяйственной общины в огромное государство с развитой внешней торговлей пестрые различия в правоспособности отдельных групп свободного населения (римских граждан, латинов, перегринов) стали сглаживаться, пропасть между свободным и рабом по-прежнему оставалась. В конце концов, был достигнут крупный для того времени результат — формальное равенство свободных людей в области частного права (конституция Каракаллы 212 г.). «У греков и римлян неравенства людей играли гораздо большую роль, чем какое бы то ни было равенство... Во время Римской империи все эти различия постепенно исчезли, за исключением различия между свободными и рабами; вместе с этим возникло, по крайней мере, для свободных, то равенство частных лиц, на основе которого развилось римское право». Обладание тем или иным статусом могло быть предметом спора. На этой почве появились специальные средства защиты правоспособности — так называемые статутные иски; например, иск о признании лица вольноотпущенником, предъявляемый против того, кто задерживает этого человека как раба, и т. п.

Частная отрасль права

В зависимости от того, какие общественные отношения нормы права регулируют, они объединяются в обособленные, относительно самостоятельные группы. Самые большие такие группы именуются отраслями права. Отрасль права – это часть системы права, представляющая собой совокупность правовых норм, регулирующих качественно однородную группу общественных отношений, с присущим ей особым методом правового регулирования.

Отрасли права могут относиться к области частного или публичного права и к «материальному» или процессуальному праву. Каждая отрасль права отличается от другой отрасли права своим особым предметом и методом правового регулирования. Под предметом правового регулирования понимаются те общественные отношения, которые регулируются правом. Заметим, что предметом самой юридической науки является право как общественное явление. Каждая отрасль права связана с определенным видом общественных отношений. Предмет правового регулирования является основанием или критерием построения системы правовых норм в отрасли права, под отрасли либо правового института. Именно нормы этих структурных элементов системы права качественно отличаются друг от друга, имеют свое назначение, выполняют определенные функции. Следовательно, под предметом правового регулирования каждой отрасли права понимается качественно однородная группа общественных отношений, регулируемая нормами данной отрасли права.

Если предмет правового регулирования каждой отрасли права указывает нам на то, что регулируется нормами данной отрасли (какие общественные отношения), то метод правового регулирования показывает, как регулируются эти отношения, какими приемами и средствами. Метод правового регулирования служит дополнительным основанием или критерием построения системы юридических норм. Метод правового регулирования – юридические средства и способы обеспечения и выполнения предписаний правовых норм.

Этот метод характеризуется следующими основными качествами:

1) порядком установления субъективных прав и юридических обязанностей;
2) степенью их определенности и «автономности» действий субъектов;
3) правовыми средствами и способами обеспечения субъективных прав и юридических обязанностей.

Названные особенности четко проявляются при сравнительном анализе отраслей права и законодательства. Так, например, в гражданском или семейном праве допускается автономность поведения субъектов правоотношений в рамках закона. А для уголовного права характерен властный метод правового регулирования путем установления запретов совершать определенные деяния (действия или бездействия), указанные в нормах особенной части уголовного законодательства.
В теоретическом плане различают автономный (диспозитивный) и императивный (авторитарный) методы правового регулирования. Автономный метод предоставляет самим участникам правоотношений самостоятельно определять тот или иной вариант поведения в рамках, установленных нормами права. Он характеризуется относительной свободой поведения сторон, их равным положением в правовых отношениях. Например, в гражданском праве имущественные отношения регулируются методом равенства и свободного волеизъявления сторон.

Императивный метод характеризуется использованием властных правовых предписаний, которые устанавливают порядок возникновения конкретных прав и обязанностей у субъектов правоотношений. Так, в административном и уголовном праве предписания правовых норм регламентируют, каким образом не следует поступать участникам правоотношений, так как иначе могут быть нежелательные правовые последствия.

В каждой отрасли права следует выделять как общие методы правового регулирования, так и свои частные, вытекающие из особенностей регулируемых общественных отношений. В системе современного российского права в зависимости от предмета и метода правового регулирования можно выделить следующие основные отрасли права.

1. Во главе всей системы норм права страны находится отрасль конституционного права, которая является базовой отраслью для всех других отраслей права. Конституционное (государственное) право – это область публичного права. Главная задача конституционного права – организация осуществления государственной власти и ее ограничение рамками правового закона. Государственное право регулирует отношения, возникающие между обществом, личностью и государством. Однако не все эти отношения регулируются государственным правом, а только те, которые устанавливают общие принципы организации и деятельности государственной власти. Конституционное право регулирует отношения, устанавливающие основы конституционного строя, конституционный правовой статус личности, форму государственного устройства, принципы организации и деятельности государственных органов, основы местного самоуправления. Принципы и положения, заложенные в конституционном праве, являются основополагающими для всех других отраслей права. Нормы Конституции обладают высшей юридической силой.
2. Административное право – это область публичного права. Нормы административного права регулируют отношения, складывающиеся в сфере государственного управления, т. е. отношения власти и подчинения. Это исполнительно-распорядительная деятельность органов государственной власти. Нормы административного права регулируют отношения, устанавливающие принципы организации и деятельности исполнительных органов государственной власти, систему этих органов, их структуру и полномочия. Административное право устанавливает, какие общественно-опасные деяния являются административными правонарушениями, определяет меры административных взысканий за эти проступки и систему органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях.
3. Гражданское право – это область частного права. Гражданское право регулирует имущественные отношения и связанные с ними некоторые личные неимущественные отношения. Имущественные отношения, регулируемые гражданским правом, подразделяются на вещные, связанные с обладанием имуществом (право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления), и обязательственные отношения, связанные с переходом имущественных благ от одного лица к другому. Личные неимущественные отношения, регулируемые нормами гражданского права, имеют своим предметом нематериальные блага (честь, достоинство, доброе имя, деловая репутация, право авторства). Нормы гражданского права закрепляют и охраняют различные формы собственности, правомочия собственников, регулируют права и обязанности участников гражданских правоотношений, определяют способы защиты права собственности, других имущественных и неимущественных прав и законных интересов субъектов гражданского права. Гражданское право устанавливает различные формы правовой организации юридических лиц и их компетенцию, определяет порядок реорганизации или ликвидации этого лица.
4. Уголовное право – это область публичного права. Уголовное право регулирует отношения, связанные с совершением преступления и применением мер уголовного наказания. Нормы уголовного права дают понятие преступления и определяют виды преступлений, раскрывают состав преступления. В уголовном законодательстве содержится исчерпывающий перечень уголовно-наказуемых деяний и видов наказаний, рассматриваются обстоятельства, исключающие преступность деяния, определяют смягчающие и отягчающие уголовную ответственность обстоятельства.
5. Процессуальное право – это область публичного права. Делится оно на гражданский процесс и уголовный процесс. Предметом регулирования уголовно-процессуального права являются отношения, связанные с деятельностью органов дознания, следствия и суда по возбуждению, расследованию и рассмотрению уголовных дел. Нормы уголовно-процессуального права определяют права и обязанности участников процесса, порядок вынесения судебного приговора, его обжалования и опротестования. Гражданско-процессуальное право регулирует правоотношения в сфере гражданского судопроизводства. Нормы гражданско-процессуального права устанавливают порядок рассмотрения дел по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых правоотношений, а также порядок обжалования, опротестования и реального исполнения принятого решения.

Помимо названных выше отраслей права, в системе норм права можно выделить также отрасли, в свое время отделившиеся от основных: трудовое право, семейное право, финансовое право, земельное право, коммерческое право, банковское право, природоохранительное право, криминология, уголовно-исполнительное право и др.

Отрасли права в свою очередь подразделяются на под отрасли и правовые институты. Под отрасль права – часть отрасли права, регулирующая относительно самостоятельный блок однородных общественных отношений, присущим ей методом правового регулирования.

Например, в конституционном праве – избирательное право; в природоохранительном праве – горное право, водное право, лесное право; в гражданском праве – жилищное право, авторское право, наследственное право и др.

Правовой институт – это элемент отрасли права, включающий совокупность юридических норм, регулирующих качественно однородную группу общественных отношений. Правовые институты могут быть отраслевыми и межотраслевыми (комплексными). Отраслевой правовой институт представляет собой однородные группы юридических норм внутри одной отрасли права. Например, в конституционном праве – институт правового статуса личности, в административном праве – институт государственной службы, в международном праве – институт дипломатического права, в гражданском праве – институт обязательств и т. д.

Межотраслевые правовые институты объединяют в себе правовые нормы, относящиеся к нескольким отраслям права. Институт избирательного права, например, включает в себя нормы государственного, административного и уголовного права.

Источники международного частного права

Источник права – это форма существования правовых норм. Как и само МЧП в целом, его источники имеют двойственный и парадоксальный характер. Специфика источников МЧП порождена его предметом регулирования: ЧПО, отягощенные иностранным элементом, т. е. лежащие в сфере международного общения и затрагивающие интересы двух и более государств. С одной стороны, МЧП представляет собой отрасль национального права, следовательно, его источники имеют национально-правовой характер. С другой – МЧП регулирует именно международные гражданские правоотношения, следовательно, международное право выступает самостоятельным источником этой отрасли права. В пользу данной точки зрения говорит и сама нормативная структура МЧП: унифицированные международные нормы (и материальные, и коллизионные) непосредственно входят в его структуру и являются ее неотъемлемой частью. Именно такое положение вещей и предопределяет двойственный характер источников МЧП (одновременно и национальные, и международно-право вые).

Национальным источником МЧП является вся внутренняя правовая система в целом, весь правопорядок данного государства. Такой подход при определении национальных источников МЧП связан с тем, что его основополагающей частью являются коллизионные нормы, отсылающие не к конкретному закону, а ко всей правовой системе, ко всему правопорядку в целом. На первом месте среди внутренних источников МЧП стоят, естественно, законы и подзаконные акты. Во многих государствах приняты специальные законы о МЧП. Но даже в таких государствах национальное гражданское, торговое, семейное, трудовое, гражданско-процессуальное и арбитражное законодательство в целом можно назвать источником МЧП. Немаловажное место среди источников занимают и национальные правовые обычаи в сфере МЧП (следует сразу отметить ограниченное количество таких обычаев во всех государствах).

Конкретные вопросы регулирования ЧПО с иностранным элементом в основном регламентируются во внутригосударственных подзаконных актах, ведомственных и межведомственных инструкциях, которые также входят в правовую систему государства и выступают в качестве источников МЧП. Национальная судебная и арбитражная практика выделяется как самостоятельный источник МЧП, но это также часть национального правопорядка, поэтому судебную практику можно отнести и к национальному праву как источнику МЧП.

По аналогии с национальным правом можно утверждать, что источником МЧП является международное право в целом. В систему международно-правовых источников МЧП входят международные договоры, международные правовые обычаи и система негосударственного регулирования внешнеторговой деятельности (МКП). Из всех международно-правовых источников МЧП основное значение принадлежит именно международным договорам. Кроме того, нельзя забывать, что общепризнанные нормы и принципы международного права являются частью правовой системы большинства государств и имеют примат над нормами национального права в случае их противоречия (ст. 15 Конституции и ст. 7 ГК).

Парадоксальный характер источников МЧП проявляется в том, что самостоятельными источниками этой отрасли права являются такие формы существования правовых норм, которые в других отраслях права считаются либо вспомогательными источниками, либо средствами определения и толкования правовых норм, либо просто правовыми институтами. Это связано с тем, что МЧП отличается особой сложностью, и в нем, как ни в какой другой отрасли права, имеется огромное количество пробелов. Такими источниками МЧП можно назвать судебную и арбитражную практику (и национальную, и международную), доктрину (науку) права, аналогию права и аналогию закона, автономию воли сторон, общие принципы права цивилизованных народов.

Источники российского МЧП перечислены в ГК (ст. 3, 5–7, 1186), ГПК (ст. 11), АПК (ст. 13), СК (ст. 3–6). Российское законодательство в качестве источников МЧП признает национальное право, международные договоры и обычаи, аналогию права и закона.

Виды частного права

Существуют следующие виды источников в международном частном праве:

1. международные договоры;
2. внутреннее законодательство;
3. судебная и арбитражная практика;
4. обычаи.

Особенностью данных источников является то, что с одной стороны в качестве источников права выступают международные договоры, а с другой – внутреннее законодательство и судебная практика, однако предметом регулирования во всех случаях выступают общественные отношения, осложненные иностранным элементом. Поэтому двойственность источников не приводит к разделению международного частного права.

Что касается российского законодательства относительно решения вопроса о том, применять ли внутреннее законодательство или международные договоры, то в российских нормативно-правовых актах четко сказано, что в случае если международным договором установлены иные правила, нежели установленные законом, то применяются правила, предусмотренные международным договором.

Международные договоры играют очень большую роль в развитии и становлении международного частного права. На основе международных договоров происходит унификация норм права не только коллизионного характера, но и материально-правового. Таким образом, это способствует единообразному применению норм права по всей стране, что способствует развитию экономических связей между государствами.

Для того чтобы унифицировать нормы международного частного права, необходимо, во-первых, принимать на международном уровне модельные законы, а точнее, кодексы, во-вторых, необходимо принимать директивы или иные нормативно-правовые акты по тем или иным вопросам. В настоящий момент это находится в стадии разработки и принятия.

Что касается обычаев, то это неписаный источник права, который формировался столетиями и необходим в тех случаях, когда норма, регулирующая те или иные общественные отношения, либо отсутствует, либо написана недостаточно полно. Однако наличие и содержание обычая должна доказывать та сторона, которая на него ссылается.

Признаками обычая являются:

• определенная продолжительность существования;
• постоянность соблюдения;
• определенность;
• непротиворечивость.

Сложность природы международного обычая состоит в том, что его следует отличать от обыкновения, под которым понимается определенный порядок деловых отношений, который находит свое отражение в отдельном пункте договора, либо иной сделки, зачастую к ним относят нормы международной вежливости, обыкновения не являются источником международного частного права.

Документами, подтверждающими существование обычая, могут служить: решения международных судебных и арбитражных органов, резолюции международных организаций и т. д.

Право на частную жизнь

Что же такое «частная жизнь» и как она защищена в международном праве, зарубежном и казахстанском законодательстве?

Понятие частной жизни

«Частная жизнь» понятие очень многослойное и многоуровневое. Исчерпывающего определения частной жизни не существует, но это – термин широкого толкования и он охватывает разные сферы человеческой жизни.

В английском языке все стороны частной жизни обозначаются единым термином «privacy», который не имеет эквивалента в русском языке. В США, данным понятием обозначают все аспекты частной жизни индивида. Первая попытка сформулировать суть этого понятия была сделана в 1890 г. американскими юристами Уорреном и Брандейсом, которые определили его как «therighttobealone» («право быть оставленным в покое», «право быть предоставленным самому себе»)

Право на неприкосновенность частной жизни — фундаментальное право человека, которое подразумевает, что:

- Частная жизнь - это область жизнедеятельности личности, которая находится вне контроля государства и общества.
- Право на частную жизнь предполагает возможность жить в соответствии со своими желаниями, которые, однако, не должны вступать в явное противоречие с общественными интересами, нормами права и морали, принятыми в данном обществе, и устанавливает границы неприкосновенности частной жизни.
- Право на неприкосновенность частной жизни устанавливает запрет любых форм произвольного вмешательства в частную жизнь со стороны государства и гарантирует защиту государства от такого вмешательства со стороны третьих лиц.

Российский правовед И.А.Канина считает, что частная жизнь – это одна из сфер индивидуальной жизнедеятельности человека, которая регулируется как правовыми нормами, так и нормами морали, включает в себя все те внутренние и внешние стороны его жизни, которые он сам для себя устанавливает, и должна защищаться принудительной силой государства, не нарушая при этом прав и свобод других лиц.

О том, что такое «частная жизнь» каждый имеет собственное представление, и представление это зависит и от психологических характеристик конкретного человека, и от тех норм и традиций, которые существуют в том или ином обществе в определенный исторический период.

Потребность в неприкосновенности сферы частной жизни нашла отражение в признании ее в виде права человека в международных документах: Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Европейская конвенция о защите прав человека. Так, ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах гласит: Никто не должен подвергаться вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища или его корреспонденции, и незаконным посягательствам на его честь или репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства...».

В Конституциях большинства стран мира гарантируется право на частную жизнь, которое состоит как минимум из права на неприкосновенность жилища и тайну коммуникаций. Право на защиту личной жизни от любого вмешательства отражено в решениях международных судов, в частности, в прецедентах Европейского суда по защите прав человека.

Интересно в этой связи позиция Европейского суда по правам человека по поводу того, что входит в понятие «частная жизнь» (причем на каждое из нижеуказанных утверждений есть решение Европейского суда):

- имя человека;
- изображение (фотография) человека;
- репутация человека (защита чести);
- сексуальная ориентация, сексуальная жизнь;
- неприкосновенность жилища (обыски и конфискация);
- тайна корреспонденции (коммуникаций) ;
- деятельность профессионального и делового характера, а также ограничение на занятие профессиональной деятельностью;
- досье или данные, составляемые службами безопасности или другими государственными органами;
- физическая и психологическая неприкосновенность (целостность) личности, включая медицинское обслуживание и психиатрические осмотры, и психическое здоровье;
- сбор и обработка персональных данных;
- другие сферы.

Субъекты международного частного права

Субъекты международного частного права (МЧП) - это участники гражданских правоотношений, осложненных "иностранным элементом".

Под иностранным элементом понимаются имущественные отношения, где субъектом выступает сторона, имеющая иностранное подданство; субъекты принадлежат одному государству, а объект находится за границей; возникновение, изменение или прекращение отношений, связанных с юридическим фактом, имеющим место за границей.

К числу субъектов международного частного права относятся:

1) физические лица (граждане; лица без гражданства - апатриды; иностранные граждане; лица, имеющие двойное гражданство - бипатриды);
2) юридические лица (государственные организации, частные фирмы, предприятия, научно-исследовательские и иные организации);
3) государства;
4) нации и народы, борющиеся за свободу и независимость, и создание собственной государственности в лице своих руководящих органов (к их числу относится, например, Организация Освобождения Палестины);
5) международные межправительственные организации;
6) государственно-подобные образования, являющиеся субъектами международного публичного права (к ним относятся вольные города и Ватикан - резиденция главы римско-католической церкви).

Физические и юридические лица, как субъекты международного частного права являются участниками правоотношений по МЧП независимо от того, кто является другой стороной в правоотношении: МЧП будет регулировать отношения как между двумя физическими или между двумя юридическими лицами, так и между физическим или юридическим лицом, с одной стороны, и государством или другим субъектом международного публичного права - с другой.

Государства; нации и народы, борющиеся за независимость и создание собственной государственности; международные межправительственные организации; государственно-подобные образования, как субъекты МЧП только тогда будут входить в состав правоотношения, регулируемого нормами МЧП, когда будет выполнено следующее условие: контрагентом по сделке (или другой стороной в правоотношении) будет физическое, либо юридическое лицо. Правоотношения, в которых участниками являются два государства, или две межправительственные организации, или государство и межправительственная организация, не будут регулироваться нормами МЧП. Они будут находиться в сфере действия международного публичного нрава.

Следовательно, если в правоотношении с одной стороны участвует субъект международного публичного права, то другой стороной для того, чтобы правоотношение регулировалось нормами МЧП, может быть только физическое либо юридическое лицо.

Право частной собственности на землю

Право собственности является наиболее полным, но содержанию правом на имущество. По своей правовой природе это одно из основных вещных прав. В соответствии с ГК РФ собственнику принадлежит право владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Отношения владения, пользования и распоряжения земельным участком, составляющие содержание права собственности на землю, урегулированы и земельным, и гражданским законодательством. При этом понятие права собственности, определенное ГК РФ, составляет основу всех отношений собственности в Российской Федерации. Земельное законодательство, воспринимая институт права собственности, не может исключить какое-то из положений, составляющих права собственника, поскольку изменять содержание общеправового института отдельная отрасль — земельное право — не должна.

В то же время из понимания того, что земля — необычный объект права, следуют положения гражданского права о возможности и критериях регулирования отношений, связанных с правом собственности и его реализацией. Так, в соответствии с п. 3 ст. 209 ГК РФ владение, пользование и распоряжение землей осуществляется свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

Правомочие владения

Правомочие владения дает возможность обладать землей на основании закона, т. с. иметь ее в наличии, определять земельный участок как свой и т. п. Благодаря этому правомочию собственник является владельцем земельного участка. Он же имеет право распорядиться землей так, что владение перейдет к иному лицу. При этом переход права владения не обязательно означает переход права собственности на землю.

Собственник также на основании этого права может требовать возврата земли из любого незаконного владения, обладает правом зашиты владения.

Правомочие владения связано, прежде всего, с выделением земельного участка в натуре (на местности), с соблюдением порядка выделения, установленного земельным законодательством.

Для вступления во владение земельным участком существуют некоторые особенности. Так, совершенно не обязательно лицу появиться на земельном участке, чтобы считать себя владельцем, но праву. Чаще достаточно получения на руки правоустанавливающих документов, подтверждающих его право на землю: передаточного акта по договору купли-продажи земельного участка, свидетельства о праве собственности на землю.

Правомочие пользования

Пользование дает собственнику (и иному владельцу) возможность извлекать из земли ее полезные свойства. В соответствии с п. 3 ст. 261 ГК РФ собственник земельного участка вправе использовать по своему усмотрению все, что находится над и под поверхностью этого участка, если иное не предусмотрено законами о недрах, об использовании воздушного пространства, иными законами и не нарушает прав других лиц.

Собственник земельного участка может возводить на нем здания и сооружения, осуществлять их перестройку или снос, разрешать строительство на своем участке другим лицам. Эти права осуществляются при условии соблюдения градостроительных и строительных норм и правил, а также требований о назначении земельного участка.

Порядок пользования земельным участком определен большим количеством нормативных актов, устанавливающих требования, разрешения и запреты, вне зависимости от того, использует землю собственник или лицо, обладающее иным правом на землю.

Условия пользования земельным имуществом сформулированы путем предоставления определенных прав собственнику земли по се использованию (ст. 40 ЗК РФ) и наложения на него обязанностей (ст. 42).

Порядок использования собственником принадлежащего ему земельного участка напрямую зависит от принадлежности его к той или иной категории земель, которые установлены ст. 7 ЗК РФ. К ним относятся: земли сельскохозяйственного назначения; земли поселений; земли специального назначения (в их числе земли промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земли для обеспечения космической деятельности, земли обороны, безопасности и иные); земли особо охраняемых территорий (в их числе земли особо охраняемых природных территорий, в том числе лечебно-оздоровительных местностей и курортов; природоохранного назначения; рекреационного назначения; историко-культурного назначения и иные особо ценные земли); земли лесного фонда; земли водного фонда; земли запаса.

Пользование земельным участком, отнесенным к таким землям, может осуществляться в пределах, определяемых его назначением. Правовой режим земель определяется исходя из их принадлежности к той или иной категории и разрешенного использования в соответствии с зонированием территорий, общие принципы и порядок проведения которого устанавливаются федеральными законами и требованиями специальных федеральных законов.

Так, в соответствии со ст. 78 ЗК РФ земли сельскохозяйственного назначения могут использоваться для ведения сельскохозяйственного производства, создания защитных насаждений, научно-исследовательских, учебных и иных связанных с сельскохозяйственным производством целей.

Изменить установленный порядок пользования землями можно, только изменив категорию земель. Полномочия и порядок установления и изменения категорий земель определены в ст. 8 ЗК РФ.

Любой вид разрешенного использования из предусмотренных зонированием территорий видов выбирается самостоятельно, без дополнительных разрешений и процедур согласования.

Таким образом, о правомочии пользования можно сказать, что собственник имеет право использовать земельный участок по своему усмотрению, в соответствии с требованиями, установленными законом, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

Правомочие распоряжения

Лица, имеющие в собственности земельный участок, вправе продавать его, дарить, отдавать в залог или сдавать в аренду и распоряжаться им иным образом постольку, поскольку соответствующие земли на основании закона не исключены из оборота или не ограничены в обороте.

Земельные участки и находящееся на них недвижимое имущество могут предоставляться их собственниками другим лицам в постоянное или срочное пользование, в том числе в аренду.

Собственник может предоставить право свободного прохода через свой участок любому лицу. Свидетельством предоставления такого права является отсутствие ограждения либо иных обозначений, свидетельствующих о недопустимости прохода без разрешения собственника (п. 2 ст. 262 ГК РФ). При этом закон устанавливает требование к лицам, пользующимся правом прохода. Такой проход не должен причинять ущерба или беспокойства собственнику.

Особенностью права собственности на землю в России является то, что классификация права собственности на землю в законодательстве осуществлена по такому признаку, как субъекты права собственности. В соответствии с ч. 2 ст. 9 Конституции РФ земля может находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности.

ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ НА ЗЕМЛЮ

В частной собственности находятся те земельные участки, которые приобретены гражданами и юридическими лицами по основаниям, предусмотренным законодательством, т. е. законно.

Все граждане и юридические лица имеют право на равный доступ к приобретению земельных участков в собственность. Не существует никаких различий в правовом режиме земель, находящихся в собственности данных субъектов, а также в содержании принадлежащих им правомочий.

Субъектами права частной собственности на землю выступают также иностранные граждане, иностранные юридические лица и лица без гражданства. Для того чтобы земельный участок был объектом права частной собственности, он должен быть свободен от законодательных ограничений предоставления земли. В соответствии с п. 2 ст. 27 ЗК РФ земельные участки, отнесенные к землям, изъятым из оборота, не могут предоставляться в частную собственность, а также быть объектами сделок, предусмотренных гражданским законодательством. Также не предоставляются в частную собственность земельные участки, отнесенные к землям, ограниченным в обороте, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

Перечень земельных участков, изъятых из оборота и ограниченных в обороте, дан в п. 4 и 5 ст. 27 3К РФ. Чтобы стать объектом собственности гражданина, земельные участки перечисленных целевых назначений должны быть переведены в установленном порядке в иную категорию, из которой возможно предоставление земель в собственность гражданам и их организациям.

Земли иных категорий в соответствии с ЗК РФ могут находиться в собственности граждан или юридических лиц, но с требованием соблюдения особого режима их использования.

Граждане и юридические лица могут обладать правами на землю индивидуально и совместно.

ГОСУДАРСТВЕННАЯ СОБСТВЕННОСТЬ НА ЗЕМЛЮ

Положения, касающиеся права государственной собственности на землю, предусмотрены ГК РФ. Действующее законодательство признает, что земля и другие природные ресурсы, не находящиеся в собственности граждан, юридических лиц либо муниципальных образований, являются государственной собственностью (п. 2 ст. 214 ГК РФ).

До недавнего времени земля, недра, воды, леса и животный мир рассматривались как объекты права исключительной государственной собственности. Считалось, что никто другой в стране, кроме государства, не может быть собственником земли. Исключительность права государственной собственности означала также, что в пределах страны не могло быть никому не принадлежащих участков земли, вод, недр и лесов, т. е. бесхозных.

Земли, принадлежащие на праве собственности Российской Федерации, являются федеральной собственностью. Земли, которые принадлежат субъектам РФ, рассматриваются как государственная собственность субъекта Федерации.

Статья 16 ЗК РФ предусматривает, что вопрос о разграничении публичной собственности разрешается Кодексом и федеральными законами.

Согласно п. 1 ст. 17 ЗК РФ в федеральной собственности находятся земельные участки:

- которые признаны таковыми федеральными законами (круг таких участков установлен п. 1 ст. З. Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации»);
- право собственности Российской Федерации, на которые возникло при разграничении государственной собственности на землю;
- которые приобретены Российской Федерацией по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством.

В собственности субъектов РФ в соответствии с п. 1 ст. 18 ЗК РФ находятся земельные участки:

- которые признаны таковыми федеральными законами (круг таких участков установлен п. 2 ст. З. указанного Закона;
- право собственности субъектов РФ, на которые возникло при разграничении государственной собственности на землю;
- которые приобретены субъектами РФ по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством.

МУНИЦИПАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ НА ЗЕМЛЮ

Имущество (в том числе и земля), принадлежащее на праве собственности городским и сельским поселениям, а также другим муниципальным образованиям, является муниципальной собственностью (п. 1 ст. 215 ГК РФ). В состав муниципальной собственности, как предусматривает ст. 29 Закона РФ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», входят, в том числе муниципальные земли и другие природные ресурсы, находящиеся в муниципальной собственности.

В соответствии с п. 1 ст. 19 ЗК РФ в муниципальной собственности находятся земельные участки:

- которые признаны таковыми федеральными законами и принятыми в соответствии с ними законами субъектов РФ (круг таких участков установлен п. 1 ст. З. Закона о введении в действие ЗК РФ;
- право муниципальной собственности, на которые возникло при разграничении государственной собственности на землю;
- которые приобретены по основаниям, установленным гражданским законодательством.

Права собственника в отношении имущества, входящего в состав муниципальной собственности, от имени муниципального образования осуществляют органы местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законами субъектов РФ и уставами муниципальных образований, население непосредственно. Органы местного самоуправления в соответствии с законом могут в интересах населения устанавливать условия использования земель, находящихся в границах муниципального образования. Муниципальная собственность признается и защищается государством равным образом с государственной, частной и иными формами собственности.

В зависимости от открытости доступа граждан на земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, они могут быть поделены на два вида: земельные участки общего пользования и земельные участки, закрытые для общего доступа. В соответствии с п. 1 ст. 262 ГК РФ граждане имеют право свободно, без каких-либо разрешений находиться на не закрытых для общего доступа земельных участках, находящихся в государственной и муниципальной собственности, и использовать имеющиеся на этих участках природные объекты в пределах, допускаемых законом или иным правовым актом, а также собственником соответствующего земельного участка.

Право на неприкосновенность частной жизни

Когда речь заходит о свободе, раньше всего вспоминают свободу политическую, публичную — свободу слова, свободу митингов и собраний, право на участие в государственном управлении. Однако политическая свобода — это лишь один из компонентов человеческой свободы. Другой ее компонент, не менее важный для “отдельно взятого” человека, — это свобода от постоянного наблюдения, свобода хранить про себя свои взгляды, мысли и суждения, свобода быть независимым и, когда ты этого хочешь, оставаться наедине с самим собой. Значение такой свободы очень хорошо понимал Пушкин. “Мысль, что кто-нибудь нас с тобой подслушивает, приводит меня в бешенство... Без политической свободы жить очень можно; без семейственной неприкосновенности невозможно: каторга не в пример лучше”, — пишет Пушкин жене, узнав о том, что их переписка просматривается Третьим отделением.

Именно потребность в “семейственной неприкосновенности”, иначе говоря, в неприкосновенности сферы частной жизни нашла отражение в Международном пакте о гражданских и политических правах, ст.17 которого гласит: “Никто не должен подвергаться вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища или его корреспонденции, или незаконным посягательствам на его честь или репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства...”

Но что такое “частная жизнь”? Каждый имеет об этом собственное представление, и представление это зависит и от психологических характеристик конкретного человека (мы говорим: он замкнутый человек, или “душа нараспашку”), и от тех норм и традиций, которые существуют в том или ином обществе в определенный исторический период. Обобщенно говоря, частную жизнь можно определить как физическую и духовную область, которая контролируется самим человеком, т.е. свободна от внешнего направляющего воздействия, в том числе, от правового регулирования (однако должна иметь правовое обеспечение). Категория “частная жизнь” не имеет юридического содержания; правовое регулирование лишь устанавливает пределы ее неприкосновенности (“приватности”) и, соответственно, пределы допустимого вмешательства. Не случайно право на неприкосновенность частной жизни в некоторых правопорядках определяется как “право быть предоставленным самому себе”.

Авторитетный американский исследователь, автор фундаментального труда “Приватность и свобода” Алан Вестин говорит о четырех формах приватности. Первая — это “уединение”, состояние, в котором человек избавлен от наблюдения со стороны других. Вторая — “интимность”, замкнутое общение, предполагающее добровольное поддержание контакта с узким кругом лиц. Третья — “сдержанность”, то есть наличие психологического барьера между индивидом и окружающими его людьми. Четвертая — “анонимность”, состояние, когда человек, находясь в общественном месте, стремится остаться неузнанным.

Но вернемся к международным документам по правам человека. Всеобщая декларация, а также Пакт о политических и гражданских правах относят право на приватность к числу прав человека. Как бы мы ни обосновывали наличие этой категории прав — тем, что Господь создал всех людей равными, или тем, что эти права принадлежат человеку в силу одного того, что он родился человеком, опираясь на кантовский категорический императив или на идею справедливости — мы не должны забывать о том, что эти права выполняют определенные социальные функции. Это те фундаментальные права, соблюдение которых объективно необходимо для поддержания социального сотрудничества. Иначе говоря, любое человеческое сообщество, где эти права игнорируются, рано или поздно рассыплется. Косвенное подтверждение социальной функции прав человека можно найти в преамбуле к Всеобщей декларации прав человека, где указывается, что “необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения”.

Для того чтобы уяснить социальное предназначение права на неприкосновенность частной жизни, следует отдать себе отчет в том, что жить в обществе и быть свободным от общества невозможно, и что стремлению человека к приватности противостоит социальный контроль — неотъемлемый элемент социальной жизни. В данном случае основной механизм социального контроля — это наблюдение. Родители и воспитатели наблюдают за детьми, полицейские ведут наблюдение на улицах и в общественных местах, государственные органы наблюдают за тем, как граждане выполняют различные обязанности и запреты. Без такого наблюдения общество не могло бы обеспечить выполнение санкционированных норм поведения или защиту своих граждан. Необходимость его очевидна. И чем сложнее становится социальная жизнь, тем пристальнее и изощреннее становится контроль.

Он берет на вооружение огромный арсенал научно-технических достижений. Телефонное и электронное подслушивание, визуальное наблюдение, сбор, накапливание и сопоставление с помощью компьютерных информационных систем огромного количества персональных данных — все эти современные средства социального контроля, образно говоря, создают огромную “замочную скважину”, через которую за человеком наблюдают государство, политические и общественные организации. Но, как замечает американский социолог Роберт Мертон, “вынужденная необходимость детально выполнять все (и часто противоречащие друг другу) социальные нормы сделала бы жизнь буквально невыносимой; в сложном обществе шизофреническое поведение стало бы скорее правилом, чем исключением”. Слишком пристальное, “тотальное” наблюдение приводит к негативным социальным последствиям. Между прочим, именно широкое наблюдение за поведением членов фаланстеров (коммун, организованных утопистами-социалистами в девятнадцатом веке) явилось, по свидетельству современников, одной из главных причин неуспеха этого эксперимента.

Вопрос об установлении пределов контроля за отдельными лицами и группами лиц со стороны государственных, религиозных или экономических институтов всегда был одним из центральных в истории борьбы за индивидуальную свободу. В сущности, традиционные права, закрепленные в конституциях демократических государств, — свобода религии, т.е., свобода совести, неприкосновенность жилища, гарантии от несанкционированного обыска и от самообвинения — призваны оградить стремление властей к слишком пристальному социальному контролю над личностью.

Человеку необходима “зона безопасности”, и это не просто личное предпочтение, это важное требование эффективности социальной структуры. Право на неприкосновенность частной жизни и создает эту зону безопасности, ограничивая социальный контроль пределами, которые я определила бы как необходимые и достаточные. Оно обеспечивает человеку личную автономию, личную независимость, подобно тому, как право собственности обеспечивает ему независимость имущественную (разумеется, и то, и другое в рамках закона).

Таковы социологические параметры права на неприкосновенность частной жизни. Теперь обратимся к его правовой проблематике.

Это право не относится к числу так называемых “традиционных” естественных прав, сформулированных в восемнадцатом веке. Например, в Конституции США, классической конституции конца восемнадцатого века, вы не найдете его под своим именем, хотя гарантии, установленные отдельными поправками к Конституции и Биллем о правах в целом, защищали хотя бы некоторые стороны частной жизни от постороннего несанкционированного вторжения. Только около двадцати лет назад Верховный суд США путем толкования норм Конституции признал право на неприкосновенность частной жизни фундаментальным конституционным правом.

История эволюции права на неприкосновенность частной жизни — это убедительная иллюстрация того, как общественное сознание влияет на содержание правовых норм. Теоретическое обоснование этого права, но не как одного из фундаментальных, конституционных прав, а как личного неимущественного права, защищаемого средствами гражданского права, т.е., путем предоставления лицу возможности предъявить в суде иск к нарушителю и добиться запрещения такого нарушения или возмещения причиненного морального или эмоционального вреда почти одновременно появляется в юридической литературе разных стран на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков. Это была реакция прогрессивно мыслящих правоведов на изменения, бурно происходившие в общественной жизни: урбанизацию, коммерческую эксплуатацию имени лица, его изображения и его частных дел со стороны прессы и рекламы, новые возможности наблюдения за частной жизнью, связанные с тогдашними техническими нововведениями — телеграфом, телефоном и моментальной фотографией.

Американские адвокаты Л. Брандейс и С. Уоррен, посвятившие этому вопросу специальную статью, писали в 1890 году: “Напряженность и сложность жизни, присуще развивающейся цивилизации, приводят к необходимости иметь убежище от внешнего мира, так что уединение и приватность становятся для человека более значимыми; однако современное предпринимательство и технические нововведения, вторгаясь в его частную жизнь, причиняют ему душевную боль и страдания, гораздо более серьезные, нежели те, которые могут быть причинены простым физическим насилием”.

Это был, несомненно, революционный шаг, поскольку в девятнадцатом веке гражданское право защищало только “типичные”, имущественные интересы и не склонно было признавать категорию морального вреда, то есть вреда, который не может быть исчислен в денежном выражении. Теперь же перед гражданским правом стояла новая задача: “помимо охраны человека... в его типичных интересах, дать охрану конкретной личности во всем богатстве ее своеобразных особенностей...”. Так определил эту задачу известный русский правовед начала века И.А. Покровский. Постепенно эта теоретическая идея “внедрялась” в сознание судей и законодателей, и медленно, с оговорками, право на неприкосновенность частной сферы получало признание в судебной практике.

Этот процесс сдерживался двумя серьезными факторами. Во-первых, возникли трудности с определением содержания права. Как уже говорилось, категория “частная жизнь” лишена юридического содержания. Судебная практика столкнулась с тем, что под общей крышей “приватности” собран целый ряд разнородных интересов, которые потребовалось определить и классифицировать. Поэтому в конечном итоге конкретизировать содержание права на неприкосновенность частной жизни оказалось легче не через правомочия, которыми располагает субъект этого права, а через те нарушения, от которых данное право его защищает.

Классификацию таких нарушений можно представить следующим образом:

1) нарушение уединения лица или вмешательство в его личные дела (сюда относятся и такие нарушения, как подслушивание и перехват телефонных переговоров или перлюстрация корреспонденции);
2) предание гласности сведений личного характера, которые, с точки зрения лица, неблагоприятно влияют на его имидж в обществе или причиняют ему боль и душевные страдания (в том числе и в тех случаях, когда такие сведения соответствуют действительности);
3) выставление лица в ложном свете в глазах окружающих;
4) использование имени или изображения лица в интересах того, кто его использует (в первую очередь, с целью получения коммерческой выгоды).

Второй фактор состоит в том, что право на неприкосновенность частной жизни не может не подвергаться определенным ограничениям, и такие ограничения объективно необходимы, чтобы сбалансировать интересы отдельной личности с интересами других лиц, групп и государства, которое, по определению, выражает “публичный интерес”. Наиболее последовательно суды усматривали нарушение приватности в случаях коммерческого использования имени и изображения лица (например, в рекламе).

Гораздо более осторожную позицию они занимали в тех случаях, когда нарушитель мог сослаться на “законную защиту права собственности”, например, когда владелец гостиницы, магазина или предприятия устраивал слежку за поведением постояльцев или наемных работников. Еще проблематичное было добиться защиты права на приватность тогда, когда речь шла о делах, связанных с опубликованием в печати сведений о личной жизни лица. Именно здесь разворачивался конфликт индивидуального интереса в неприкосновенности личного мира с общественным интересом, принцип которого — “знать все обо всем”, а средства массовой информации воплощают этот принцип. И уж совсем бесперспективной долгое время была судьба иска, предъявляемого к государству или к государственному органу. Так, в двадцатые годы Верховный суд США отказался признать нарушением приватности телефонное прослушивание, поскольку оно не может рассматриваться как физическое вторжение в жилище. (Через сорок лет суд пересмотрел свое решение — но для этого понадобилось, чтобы психологический климат в обществе в корне изменился).

Такая ситуация с правом на неприкосновенность частной жизни существовала примерно до середины нашего столетия (говоря о его развитии в этот период, я имею в виду исключительно американскую юридическую практику). В европейских странах право на неприкосновенность частной жизни так и не успело выйти за рамки теоретического обоснования.

В послевоенные годы ситуация разительно меняется. Право на приватность выходит на авансцену общественного внимания. Оно включается в каталог прав человека и закрепляется многими конституциями индустриально развитых стран. Идея правовой охраны неприкосновенности частной жизни приобретает новый, более глубокий смысл. Это объясняется двумя причинами, определившими осознание ценности указанного права и широкое общественное движение за его признание и реальную защиту.

Первая — это исторический опыт, давший толчок массовому сознанию. За годы нацистского господства европейцы, и в первую очередь, сами немцы, на себе испытали, к каким трагическим последствиям приводит тотальный контроль. Рядовому американцу, для которого фашизм оставался “по ту сторону океана”, понадобилась дополнительная встряска маккартизма, чтобы убедиться в том, что приватность — нечто значительно более серьезное, нежели “патрицианское требование”, как американцы были склонны относиться к ней в начале века.

Вторая причина — усиление “деприватизации” человеческой жизни, вызванное тем, что информация о личности начинает рассматриваться, по выражению американского исследователя А. Миллера, “как экономически выгодный товар и как источник власти”, а современные научно-технические достижения предоставляют невиданные ранее возможности для накопления и использования такой информации и превращения ее, таким образом, в орудие социального контроля и манипулирования человеческим поведением.

Разнообразные устройства для телефонного и электронного подслушивания, оптические приборы ночного видения, скрытые телеобъективы позволяют контролировать и запечатлевать каждый жест, выражение лица, каждое слово в конфиденциальном разговоре, расширяя возможности человеческого зрения и слуха, и создают большой соблазн для использования их вместо традиционных способов наблюдения. Многие из них миниатюрны и имеются в открытой продаже, так что ими могут воспользоваться не только спецслужбы или полиция, но и любое заинтересованное в этом частное лицо или организация.

Другая угроза связана со средствами психологического проникновения во внутренний мир человека (тестирование, использование “детекторов лжи”). Методы “научной” проверки деловых качеств, добросовестности, политической и личностной ориентации берутся на вооружение частными и государственными организациями при подборе кадров. Между тем, научная достоверность этих методов, как и достоверность на уровне конкретного случая, далеко не абсолютны.

И, наконец, наиболее массированная и наиболее повседневная угроза — это создание компьютерных систем персональных данных. Компьютеризация — это не просто новая, “технизированная” форма накопления информации об отдельных лицах. Современные компьютерные технологии позволяют мгновенно обмениваться информацией, сопоставлять и сводить воедино персональные данные, накапливаемые в разных информационных системах, так что любой более или менее подготовленный человек, имеющий доступ к нужной базе данных, может проследить за вашей жизнью, даже ни разу не увидев вас! Медицинская информация попадает в руки работодателя, сведения о доходах — в руки торговцев и производителей товаров, сведения об аресте или осуждении — в руки социальных служб. Вы теряете контроль над своим “информационным портретом”, т.е., суммой сведений, определяющей ваше лицо в глазах общества.

На фоне этого мрачного пейзажа традиционные способы защиты приватности, ориентированные главным образом на отношения между частными субъектами, становятся недостаточными. Они дополняются прямым законодательным регулированием. Принимаются законы, запрещающие частное наблюдение и подслушивание и устанавливающие достаточно четкие рамки в виде условий и обязательных процедур для подслушивания со стороны полиции и других правоприменительных органов. Другие законы запрещают или ограничивают применение “детекторов лжи”. Наконец, принимаются законодательные и подзаконные акты, подробно регламентирующие обращение с персональными данными, как в системе государственного управления, так и в частном секторе. Даже беглый обзор всего этого законодательства был бы невозможен в краткой лекции, тем более что правовое регулирование разных стран расходится, и иногда довольно существенно.

Тем не менее, представляется необходимым сказать хотя бы несколько слов о тех принципах, на которых строится правовая защита “информационной приватности” в современном мире, во-первых, потому, что в нашей стране закон о персональных данных пока не принят, но работа над ним уже идет, и, стало быть, мы еще не упустили возможность повлиять на его содержание, а во-вторых, потому, что эти принципы закреплены на международном уровне Конвенцией 1981 года о защите индивидов в связи с автоматической обработкой персональных данных (это пока единственная международная конвенция по вопросам, связанным с неприкосновенностью частной жизни), и законодательство разных стран, вне зависимости от того, являются ли они участниками этой Конвенции, более или менее последовательно отвечает этим принципам. Я просто изложу их, не комментируя.

Прежде всего, Конвенция устанавливает требования, предъявляемые к самим данным. Персональные данные должны быть получены добросовестным и законным путем; они должны собираться и использоваться для точно определенных и не противоречащих закону целей и не использоваться для целей, несовместимых с теми, для которых были собраны; они должны быть относящимися к делу, полными, но не избыточными с точки зрения тех целей, для которых они накапливаются; они должны храниться в такой форме, которая позволяет идентифицировать субъектов данных не больше, чем этого требует цель, для которой они собраны. Еще один принцип гласит, что персональные данные о национальной принадлежности, политических взглядах либо религиозных или иных убеждениях, а также персональные данные, касающиеся здоровья или сексуальной жизни, могут подвергаться компьютерной обработке только в тех случаях, когда правопорядок предусматривает твердые гарантии их конфиденциальности.

Наконец, Конвенция предусматривает гарантии для субъектов данных. Эти гарантии состоят в предоставлении любому лицу права быть осведомленным о существовании базы персональных данных и о ее главных целях, а также о ее юридическом адресе; периодически и без лишних затрат времени или средств каждый должен иметь возможность обратиться с запросом о том, накапливаются ли в базе данных его персональные данные, и получить информацию о таких данных в доступной форме; требовать изменения или уничтожения данных, которые не соответствуют требованиям, перечисленным выше (точности, отнесенности к определенной цели и др.); прибегнуть к судебной защите нарушенного права, если его запрос либо требование о доступе к его персональным данным, уточнении или уничтожении данных не были удовлетворены. Изъятие из этих положений допускается только в том случае, если оно прямо предусмотрено законом и представляет собой необходимую в демократическом обществе меру, установленную для охраны государственной и общественной безопасности, финансовых интересов государства или для пресечения преступлений.

Каково же положение с правом на неприкосновенность частной жизни в нашей стране?

Западные исследователи права на приватность, когда они хотят описать те последствия, которыми грозит массовое нарушение неприкосновенности частной сферы, обычно вспоминают Оруэлла и его “1984 год”.

Нам нет необходимости прибегать к литературным аллюзиям, поскольку у нас есть свой опыт реальной жизни в тоталитарном государстве, более для нас убедительный, чем литературный источник — потому что это наш собственный опыт. Давайте вспомним. Десятки людей, получивших срок за “антисоветскую агитацию и пропаганду” на основании одних лишь дневников, частных писем или высказываний в дружеском кругу. Открытые голосования в поддержку или в осуждение человека, призванные засвидетельствовать его “преданность делу партии и правительства”. Персональные дела, кончавшиеся увольнением с работы. Позорные медицинские справки о невозможности иметь детей, требовавшиеся для освобождения от “налога на холостяков”. Не говорю уж о сплошной перлюстрации корреспонденции, поступающей из-за границы, и о постоянном страхе того, что твой телефон прослушивается. Все это — нарушения неприкосновенности частной жизни. При этом последняя советская конституция, Конституция 1977г., содержала специальную норму о том, что “личная жизнь граждан, тайна переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений охраняются законом”!

Живя в обществе, где любое требование духовной независимости подавлялось как посягательство на основы государственного строя и где человек постоянно испытывал ощущение, очень точно выраженное в одной из песен Галича: “Вот стою я перед вами, словно голенький”, мы постоянно имели возможность убедиться в том, насколько тесно неприкосновенность частной жизни связана с политической свободой.

Сейчас положение вещей изменилось. Новая Конституция уже не ограничивается расплывчатым указанием на то, что личная жизнь “охраняется законом”, а четко закрепляет за человеком “право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени” (статья 23). Эта формулировка означает, что человек сам может активно защищать свое право, независимо от того, охраняется оно или нет каким-то опосредующим законом. Конституция закрепила также право на тайну переписки, телефонных переговоров и иных сообщений, обеспечив его гарантией, в соответствии с которой ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Статья 24 содержит положение о том, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Статья 25 устанавливает неприкосновенность жилища. Имеется еще две конституционных гарантии неприкосновенности частной жизни, которые являются прямым отголоском нашего советского опыта. Это положение ст.29 о том, что никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений, и положение ст.26 о том, что никто не может быть принужден к указанию своей национальной принадлежности. Учитывая, что все положения Конституции имеют прямое действие, казалось бы, для права на неприкосновенность частной жизни создан самый благоприятный климат.

Но не будем благодушествовать. Реальная ситуация во многом отличается от нормативной модели. В газетах появляются сообщения о частном подслушивании и других нарушениях приватности частных лиц. Существует такой совершенно легальный канал утечки медицинской информации, как больничный лист с указанием диагноза, этот лист вы должны отдать в отдел кадров. Анкеты, заполняемые при поступлении на работу, несколько сократились, но по-прежнему предполагают предоставление избыточной информации, не говоря уже о неизменной графе “национальность”. От меня при поступлении на работу в Администрацию Президента потребовали указать место рождения моего отца, скончавшегося двадцать лет назад.

И если мы пока не ощущаем негативных последствий “информационного контроля” со стороны государства, это свидетельствует не столько о его самоограничении, сколько об отсутствии у него в данный момент соответствующих возможностей. Во всяком случае, мне уже приходилось сталкиваться с предложениями о создании общенационального реестра населения — централизованной базы данных, где накапливалась бы почти исчерпывающая информация об индивиде. Это обосновывалось тем, что так-де будет удобнее и для государства, и для самого человека.

Не стоит уповать на одно только прямое действие Конституции. Нам необходимы законы — четкие, детально разработанные законы, содержащие гарантии от несанкционированного вмешательства в нашу частную жизнь со стороны государственных и частных институтов, а в случаях, когда такое вмешательство объективно необходимо и санкционировано законом — обязательные процедуры, которые исключили бы произвол в осуществлении ими своих полномочий. Своим докладом я старалась помочь правозащитникам составить представление о том, что такое право на неприкосновенность частной жизни и в чем состоит его ценность. Надеюсь, что эта информация поможет вам более настойчиво защищать нарушенные права — собственные и чужие. Ибо если правами не пользуются, нарушение их перестает быть просто неприятным инцидентом и становится повседневной практикой.

Принципы частного права

Сначала несколько общих соображении о частном и публичном праве, - в дополнение к тем, которые были изложены в первой и во второй частях книги. Формальные критерии между границами этих двух правовых сфер - порой весьма зыбкими, подвижными, стертыми реальной жизнью, законодательством и юридической практикой, - обрисованы аналитической юриспруденцией довольно основательно и убедительно.

Самое же существенное заключается в то, что рассматриваемое разграничение имеет фундаментальное для права значение, выражает глубокие, исходные его начала, а отсюда - принципиальные его особенности. Какие особенности?

История права свидетельствует о том, что долгие века юридические системы Древнего мира имели неразвитый характер, и это, помимо иных моментов, выражалось как раз в том, что они отличались аморфностью своего содержания, нерасчлененностью по сферам, - тем, что юридические установления были представлены в юридических документах и практике как нечто одинаковое, качественно неразличимое с правовой стороны. Правовой прогресс, и довольно интенсивный, исторически начался, в сущности, лишь тогда, когда произошло за несколько веков до христианской эры структурное и понятийное обособление в национальных юридических системах частного и публичного права (особо впечатляющее в правовой системе Древнего Рима).

Именно с той поры правовые институты как бы выкристаллизовались в "чистом" виде, что, надо полагать, и позволило в полной мере раскрыть потенции, заложенные в праве, прежде всего потенциал частного права - обстоятельство, свидетельствующее, помимо всего иного, о том, что не только в науке, но и в реальных жизненных отношениях "чистые" явления и предметы с наибольшей полнотой обнаруживают свою специфику и возможности. И вот здесь, обращаясь к философской значимости деления права на публичное и частное, оправдано высказать предположение о том, что именно в нем, этом делении, скрыты и реализуются сами основы и принципы права как института цивилизации, приуготовленного историей ("провидением", "замыслом природы") для либеральной эпохи в жизни людей.

А исходный пункт такой трактовки права, его расчлененности - это раскрываемый через частное и публичное право потенциал рациональной организации жизни людей. Такой организации, в которой реализуются высокие начала разума.

Частное право с этой точки зрения - это та сфера объективного права (права, органически единого с публичным законом), в которой непосредственно, ближайшим образом воплощается в системе юридических институтов, а через них в области внешних отношений естественное "право свободы". Причем - таких институтов, которые представляют собой искусные и отработанные правовые построения в сфере собственности, гражданского оборота, свободы договоров, гражданско-правовых мера защиты и т. д.

Поэтому именно в цивилистике, в гражданском праве, прежде всего и особенно в гражданском праве Древнего Рима в пору его расцвета в 1-Ш вв. христианской эры (когда в юриспруденции было сильно влияние выдающихся юристов), стали складываться, кристаллизоваться, притом как будто бы спонтанно, а в действительности, в силу могущества разума начала права, относящиеся к "равновесности" юридических позиций субъектов, их автономии, преимущества договорных начал в юридическом регулировании (диспозитивность) и др. Не случайно, поэтому позже, в средневековую пору римское частное право было воспринято как обитель разума, и его разработка глоссаторами в европейских университетах долгое время рассматривалась как "право университетов". Публичное право с рассматриваемых позиций - это, в общем-то, другой юридический мир, иная "юридическая галактика", и по мирозданческим меркам - сфера, не менее значимая, чем само по себе право.

По своей сути оно представляет собой продолжение также высоко значимого социального феномена - государства, публичной власти со всеми ее позитивными и негативными потенциями, также находящих выражение в достоинствах права, хотя и иного "качества" - публичного. Эти достоинства в результате демократизации общества реализуются в принципах подчиненности власти закону, юридических процедурах ее осуществления, а в более широком плане - в принципах разделения властей, республиканской форме правления, и наконец, - в государственном обеспечении прав человека. Таким путем формы и институты из другой "юридической галактики" как бы втягиваются в единую юридическую систему демократического общества, становятся совместимыми с частным правом и начинают выступать в нем в качестве одно порядковых и взаимодействующих подсистем.

Так что, по всем данным, необходимо рассматривать правовую культуру и правовой прогресс в обществе расчленено, дифференцированно. При известной общности культуры и прогресса в сферах публичного и частного права, всё же основные тенденции и ценности, важные для общества и права, их развития и будущего, изначально складываются и реализуются отдельно, по указанным фундаментальным сферам. В публичном праве - это такие категории и ценности, как "компетенция", "дисциплина", "подчиненность", "ответственность"; в частном праве - "договор", "диспозитивность", "защита", "реституция". В то же время взаимное проникновение этих категорий и ценностей из одной сферы в другую (например, конструирование в частном праве категории "ответственность" штрафного характера, или применение в публичном праве конструкции "договор") не должно заслонять того решающего обстоятельства, что каждая из них имеет свою первородную обитель, по своим исходным свойствам коренится либо в естественном "праве свободы" индивида, либо в во властно-государственных началах, и именно там, в "своей сфере" в полной мере развертываются, получают адекватное и интенсивное развитие, и потому с учетом особенностей своей первородной обители и одновременно - новых условий должны рассматриваться наукой, воплощаться в законодательстве и применяться в юридической практике.

После приведенной краткой характеристике частного и публичного права, обратимся к тем чистым началам, которые выражены в этих сферах права. Сферах, которые - скажу еще раз - выражают не классификационные критерии и в этой связи - не столько жестко формально разъединенные участки правовых систем, сколько разные, в чем-то полярные "юридические миры", "галактики", отличающиеся друг от друга, в первую очередь, как раз исходными правовыми началами.

Что это за начала, принципы? Самым общим образом на этот вопрос можно ответить так. Частноправовые начала, являющиеся основой частноправовой культуры, по своей сути сводятся к такому юридическому порядку, в соответствии с которым отдельное, частное лицо вправе самостоятельно, автономно, по своей воле, независимо от усмотрения государственной власти определять юридически значимые условия своего поведения (здесь и дальше - сравни рассматриваемые категории с теми, уже ранее рассмотренными началами, которые закреплены в Гражданском кодексе Российской Федерации) а учреждения государственной власти - как это ни парадоксально - обязаны признавать, конституировать и принудительной силой поддерживать эту юридическую значимость и обеспечивать решение всех спорных вопросов независимым судом. Отсюда вытекают и все другие принципы, характерные для частного права, которые - как мы видели нашли закрепление в российском гражданском законодательстве - : юридическое равенство субъектов, их одно порядковое правовое положение, доминирование в их взаимных отношениях свободы договора, недопустимость вмешательства кого-либо и в первую очередь - власти в юридически значимую автономию субъектов.

Нетрудно заметить, что частное право - это ближайшее выражение того, что применительно к объективному праву может быть отнесено к чистому праву в целом, в том числе и с точки зрения категорического императива практического разума - "всеобщего правового закона". При последовательно демократическом общественном строе эти чистые начала - пусть на практике при необходимости в сочетании со властно-императивным порядком - представляют собой необходимый и важнейший элемент организации жизни людей, которая имеет характер "правового гражданского общества". В отношении же фактов истории нельзя вновь не сказать об удивительном феномене римского частного права, которое в незапамятные для нас времена - два тысячелетия тому назад, в преддверье и в самом начале христианской эры, уже по многим своим характеристикам "явило собой" как раз чистое право, что и предопределило столь мощное его влияние на все последующее мировое правовое развитие, на весь правовой прогресс. Иные исходные начала характерны для публичного права, для свойственного для нее пласта правовой культуры. Это - обобщенно говоря, порядок "власти - подчинения" - порядок, в соответствии с которым лица, обладающие властью, вправе односторонне и непосредственно, в принципе без каких-либо дополнительны решений иных инстанций, определять поведение других лиц (подвластных, подданных), и сообразно этому вся система властно-принудительных учреждений обязана силой принуждения обеспечивать полную и точную реализацию приказов и команд власти, а "все другие" лица, безусловно, им подчиняться.

Отсюда вытекают и все другие принципы публичного права: различие , разнопорядковость правового статуса лиц, иерархичность положения и разный объем властных правомочий у властвующих лиц, наличие своей, "ведомственной" юрисдикции, отсутствие ориентации на решение спорных вопросов независимым судом. По мере развития демократии, как уже говорилось ранее, эти принципы обогащаются институтами высокого демократического порядка (гарантиями для граждан, демократическими процедурами и др.), становятся совместимыми со всеми другими подразделениями гуманистического права, но это не меняет саму суть, саму природу публично-правовых начал.

А теперь - один из самых непростых для обоснования (и кажется, понимания) пунктов в рассматриваемом вопросе, о котором в общей форме уже говорилось.. Не следует смешивать, отождествлять частное и публичное право как "чистые" категории, с одной стороны, а с другой - отрасли объективного права, даже такие близкие к указанным категориям, как гражданское и административное право.

Да, скажем, административное право, наряду с государственным правом в традиционно-юридическом значении, представляет собой ближайшее, и прямое воплощение публично-правовых начал, их адекватное претворение в материи объективного права.

Но одновременно:

а) административное право в известной мере отражает в ткани юридического регулирования также и особенности "предмета" - построение органов административного управления, своеобразие их соподчинения, определяемое законом и т. д.;
б) по мере развития демократии в данном обществе административное право (а еще более государственное право в традиционном его понимании) использует определенные положения - как это ни покажется странным - частного права.

Внимание - не цивилистики, не гражданского права, а именно - частного права, когда в соответствии с требованиями развивающейся демократии оказывается необходимым обогатить и порядки "власти-подчинения" такими методами, формами, которые своим источником имеют объективированные начала свободы личности, других субъектов. В этой связи и складываются в административном праве институты, в чем-то сходные с институтами гражданского права, - институты административного договора, процессуальных гарантий и даже - подведомственность некоторых административных споров независимому суду.

Весьма сложные вопросы возникают при рассмотрении с указанных позиций такой фундаментальной отрасли объективного права, как гражданское право.

Здесь предстоит внести значительные коррективы в положения, которые прозвучали в ряде публикаций автора этих строк, связанных с принятием нового российского гражданского законодательства. В положения о том, что гражданское право - это рыночная отрасль (увы, в печати сейчас проскальзывают и с восторгом произносятся выражение - рыночная демократия; впрочем, кто знает, быть может, для нашей сегодняшней российской обстановки - и верное).

Дело, на самом деле, обстоит иначе. Гражданское право (цивилистика) как отрасль национальной юридической системы, действительно, складывается и развивается на основе требований рынка, точнее - имущественных отношений, формирующихся в условиях товарно-рыночной экономики, отношений собственности, гражданского оборота. Именно "рынок", его требования обусловливают необходимость того, чтобы право собственности имело абсолютный характер, способом, определяющим взаимоотношения между субъектами, был договорной метод, существовал беспристрастный суд - независимый институт решения разногласий, споров, конфликтов и т. д., словом, обусловливает необходимость существования сферы, где вопросы решаются по воле и в соответствии с интересами участников рыночных отношений.

Но гражданское право, прежде всего, и все более по мере прогресса, все большего утверждения разума в реальной жизни, развития институтов демократии выступает в качестве прямого выражения частного права как продукта и высшего проявления разума. Той, скажу вновь, первородной обители частноправовых начал, которая первично реализует важнейшую природную, естественную сторону био-социального основания права, коренящейся в свободе человека, в его естественном праве свободы.

Подходя к обсуждаемой проблеме с несколько более широких позиций, допустимо сказать так. "Чистая юридическая форма", представляющая о цивилизованную свободу (или в другой области внешних отношений, в области публичного права, - иерархические порядки подчинения), может совпадать с "предметом", его требованиями, например с существующими рыночными или управленческими отношениями, а может и не совпадать. В гражданском праве то и другое в основном совпало. И развивалось во взаимодействии и во взаимном влиянии. Хотя - не полностью и не во всех ипостасях. Например, отмеченными обстоятельствами объясняется тот, обычно трудно понимаемый и неуклюже интерпретируемый наукой факт, что гражданское право регулирует личные неимущественные отношения, в том числе те, которые никак не связаны с отношениями имущественными, да и по своей сути далеки от "рынка", порой несовместимы с ним.

Отсюда же - особенности российского Гражданского кодекса, в статье первой которого, например, при формулировании основных начал гражданского законодательства, наряду с частноправовыми принципами ("равенством", "свободой договора", "автономией" и др.), отвечающими и требованиями рыночной экономики, назван принцип "восстановления нарушенного состояния", - принцип, напрямую обусловленный преимущественно особенностями имущественных отношений рыночного типа.

Так что, частное право - не продукт рынка. А гражданское право - не только продукт рынка, а прежде всего - отрасль-обитель "чистых" частноправовых начал, в наибольшей мере совпавшая с требованиями и условиями рыночных отношений. И потому без отторжения и сопротивления вмещающая нормативные положения рыночного характера. Вместе с тем истории права известны и иные соотношения. Такие когда, например, правовые формы, рожденные частным правом, не воспринимают и более того - отторгают и сопротивляются навязываемому им "предмету".

В этом и состоит истинная драма советского гражданского права, которое - особенно в той его части, которая строилась по конструкциям ГК оспринявшим через дореволюционные проекты достижения мировой частноправовой культуры, - находилась в непреодолимом противоречии (настойчиво сглаживаемом советскими цивилистами) с "планом", "приоритетом государственной собственности" и другими управленческими, административными юридическими реалиями советского времени, упорно вводимыми официальной догмой в содержание гражданского права как отрасли социалистической правовой системы.

Право частной собственности граждан

Право частной собственности – одна из форм собственности, означающая абсолютное, защищенное законом право собственника на осуществление правомочий собственника по отношению к конкретному имуществу, включая средства производства.

Понятие «частная собственность» в советском законодательстве отсутствовало.

Виды права частной собственности:

• право частной собственности граждан;
• право частной собственности юридических лиц.

Право собственности граждан в объективном смысле – совокупность норм, регулирующих отношения по осуществлению гражданами трех полномочий собственника. Эти нормы составляют институт права собственности граждан.

Право собственности граждан в субъективном смысле – предусмотренная законом возможность граждан своими действиями осуществлять три правомочия собственника в пределах, установленных законом, то есть владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим им имуществом по своему усмотрению путем совершения в отношении этого имущества любых действий, не противоречащих законодательству и не нарушающих права и законные интересы других лиц, а также возможность устранять вмешательство всех третьих лиц в сферу своего хозяйственного господства над своим имуществом.

Право собственности граждан относится к частной форме собственности.

Основным источником возникновения права собственности гражданина является его трудовая деятельность. Однако основания возникновения права собственности и способы закрепления ее за ним зависят от трудового статуса гражданина: является ли он наемным работником, либо индивидуальным предпринимателем, либо предпринимателем, создавшим юридическое лицо.

Осуществление права собственности гражданином происходит по принципу: ему разрешено все, что не запрещено законом.

Особенности объектов права собственности граждан:

• в собственности граждан могут быть любые объекты, за исключением указанных в законе;
• количество и качество объектов, которые могут находиться у граждан, не ограничено, кроме случаев, указанных в законе;
• ограничения в количестве и качестве объектов, которые могут быть в собственности граждан, допускаются лишь в интересах защиты конституционного строя, обороны страны, нравственности, здоровья и интересов других лиц;
• сделки граждан с недвижимостью подлежат государственной регистрации, а собственник недвижимости облагается налогом;
• транспортные средства и оружие, принадлежащие гражданам, подлежат специальной регистрации;
• на приобретение некоторых объектов гражданам требуется получить специальное разрешение (это касается, например, приобретения огнестрельного охотничьего оружия, сильнодействующих ядов и др.);
• граждане, содержащие домашний скот, должны соблюдать ветеринарные и санитарные правила;
• граждане, являющиеся собственниками земельного участка, обязаны заботиться о плодородии земли;
• правила, по которым граждане получают дивиденды от акционерного общества, определяются учредительными документами акционерного общества.

Коллизионные нормы международного частного права

Основное содержание международного частного права сводится к коллизионной проблеме и ее разрешению. Суть этой проблемы сводится к тому, что суд или иной правоприменительный орган, встречаясь при разрешении споров и рассмотрении иных дел с отношением, осложнённым иностранным элементом, оказывается перед необходимостью ответить на вопрос: нормами какого права будут регулироваться эти отношения и законодательством какой страны должен руководствоваться правоприменитель при решении возникших споров.

Собственно говоря, в отличие от материально-правовых норм, определяющих содержание прав и обязанностей субъектов международного частного права и, следовательно, непосредственно регулирующих их поведение, коллизионная норма и указывает, право, какого государства применимо к данному отношению. Главное отличие коллизионной нормы от других юридических предписаний - преодоление коллизионной проблемы путем определения применимого права, т.е. права, подлежащего применению в силу указания коллизионной нормы. Отсюда следует главная ее особенность: коллизионная норма сама по себе не дает ответа на вопрос, каковы права и обязанности сторон данного правоотношения, а лишь указывает компетентный для этого правоотношения правопорядок, определяющий права и обязанности сторон. Отсюда вытекает вторая особенность коллизионной нормы: как норма отсылочная она применяется только вместе теми материальными частноправовыми нормами, к которым отсылает. Особая природа коллизионных норм предопределяет специфику их строения и применения.

Появление подобных норм определяется в первую очередь наличием иностранного элемента в регулируемых отношениях, что порождает явление, именуемое в отечественной правовой доктрине “коллизией” законов. “Коллизия” - слово, происходящее от латинского collisio, означающее столкновение. Говоря о коллизии законов, подразумевают необходимость выбора права между законами разных государств. Коллизия права обусловлена двумя причинами: наличием иностранного элемента в частноправовом отношении и различном содержании права разных государств, с которыми это отношение связанно. Коллизионная проблема - проблема выбора права, подлежащего применению к тому или иному правоотношению, - типична, прежде всего, для международного частного права. Если в других отраслях права вопросы коллизии законов имеют второстепенное значение, то здесь именно коллизионная проблема, а также её устранение составляют основное содержание этой правовой отрасли, что отразилось в том, что в ряде стран её называют коллизионным правом (например, Англия, США, Япония и др.). Совокупность коллизионных норм того или иного государства составляет “коллизионное право” этого государства.

Коллизионная норма, как правило, отправляет правоприменителя к материальным нормам соответствующей правовой системы, сама при этом, не решая по существу регулируемое правоотношение. В связи с этим становится ясно, что поскольку коллизионная норма является нормой отсылочного характера, то ею можно руководствоваться только вместе с какими-либо материально-правовыми нормами, к которым она отсылает, то есть нормами законодательства, решающими данный вопрос. Но, несмотря на то, что эта норма лишь указывает законы, какой страны подлежат применению её роль не стоит недооценивать, ведь вместе с материально-правовой нормой, к которой она отсылает, коллизионная норма выражает определённое правило поведения для участников гражданского оборота.

Однако в первую очередь, коллизионная норма - это норма, определяющая, право, какого государства должно быть применено к данному частноправовому отношению, осложненному иностранным элементом.

Источниками коллизионных норм являются федеральные законы (а не федеральные подзаконные акты и, тем более, не законы или иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации) и международные договоры РФ, решения о согласии на обязательность которых для Российской Федерации приняты в форме федерального закона. «Угасающее» значение обычая как источника коллизионных норм объясняется тем, что на практике обращение к нему ограничивается, как правило, сферой материально-правовых отношений.

Важный этап в совершенствовании коллизионного способа регулирования связан с переходом в отдельных сферах гражданско-правовых отношений от обособленных коллизионных норм к их системным образованиям (объединениям, ассоциациям), действующим как единый механизм, элементы которого взаимосвязаны и взаимообусловлены. Для таких образований характерны: общее (генеральное) правило и исключения из него, в свою очередь разветвляющиеся, но направлениям: обращение к дополнительным (субсидиарным) привязкам, их дифференциация; определение общих принципов, которым должны соответствовать привязки - исключения и субсидиарные привязки (начала «характерного исполнения», «решающего исполнения» и др.).

Системные образования коллизионных норм стали достоянием не только внутреннего законодательства.

Таким образом, коллизионная норма вместе с материально-правовой, обращение к которой завершает установление применимого права, образуют правило поведения участников соответствующего отношения.

Из этого следует, что осуществление коллизионной нормой регулятивной функции охватывает:

1) определение применимого права, т.е. определение статута отношения;
2) применение конкретных материально-правовых предписаний этого статута.

Объекты частного права

Граждане являются частными собственниками принадлежащего им имущества. В этом качестве они могут быть собственниками любого имущества, в том числе различных видов недвижимости, включая предприятия как имущественные комплексы, жилые дома и квартиры. Конституция РФ провозгласила возможность иметь в частной собственности землю (земельные участки), а также другие природные ресурсы (ч. 2 ст. 9, ст. 36).

Однако действующее законодательство пока не предусматривает возможности иметь в частной собственности участки недр или лесов. Граждане являются собственниками имущества созданных ими учреждений (некоммерческих организаций). Они могут иметь в собственности и различные виды движимого имущества, включая оборудование, транспортные средства и другие средства производства, а также деньги и ценные бумаги.

В состав имущества, принадлежащего гражданам, могут входить и отдельные обязательственные права (например, такие права требования, как вклады в банках, либо права пользования чужим имуществом), корпоративные права (права участия в акционерных и других хозяйственных обществах, в кооперативах), а также некоторые правомочия из состава исключительных прав. Они не приобретают тем самым режима вещных прав, но находятся в составе принадлежащего гражданину имущества как единого комплекса. Именно этот комплекс составляет объект взыскания возможных кредиторов гражданина, а в случае его смерти - наследственную массу (объект наследственного преемства).

Закон предусматривает некоторые особые основания возникновения права собственности граждан. Так, член жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного или иного потребительского кооператива, как отмечалось ранее, приобретает право собственности на квартиру, дачу, гараж или иное помещение, которое было предоставлено ему кооперативом, после полного внесения паевого взноса за указанное имущество (п. 4 ст. 218 ГК). Аналогичная возможность предоставлена и другим лицам, имеющим право на паенакопление (супругам или иным членам семьи пайщика, его наследникам). Право собственности на соответствующую недвижимость возникает при этом в момент оплаты последней части паевого взноса.

В настоящее время отпали традиционные для прежнего правопорядка ограничения объектов права собственности граждан - количество или размер жилых помещений, в том числе квартир, дач и садовых домиков, автотранспортных средств, скота, средств производства и т.п. (что, впрочем, впервые было продекларировано еще в законах о собственности). В соответствии с п. 2 ст. 213 ГК не подлежат ограничению количество, а также стоимость объектов права собственности граждан, если только такое ограничение не вызывается целями защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Таким образом, закон предусматривает весьма широкие, хотя и не безграничные возможности для развития частной собственности граждан и создает ей необходимые правовые гарантии.

Объектом права собственности граждан не может быть только имущество, изъятое из оборота, поскольку оно составляет объект исключительной собственности государства. Конкретные виды объектов, которые не могут принадлежать гражданам на праве собственности, должны быть прямо указаны в законе (п. 2 ст. 129 ГК) и не могут устанавливаться подзаконными актами. Это же касается и объектов, которые могут находиться в собственности частных лиц только по специальному разрешению, т.е. ограниченных в обороте.

Российское международное частное право

Состоянии законодательства по международному частному праву.

Его характеристике следует обратить внимание на следующие моменты:

1) Подписав Соглашение о создании Содружества Независимых Государств, Россия совместно с Украиной и Беларусью (впоследствии к ним присоединились другие бывшие республики СССР) не только ликвидировали Союз ССР, но и прекратили действие законов СССР на своей территории. Тем самым прекратили свое действие на территории Российской Федерации общесоюзные законодательные акты, содержаидие нормы международного частного права. Вместе с ними прекратило существование и само советское международное частное право. На его основе образовалось российское международное частное право, а также международное частное право в бывших республиках СССР.
2) Высшие органы Российской Федерации в официальных документах не раз заявляли, что законодательные акты бывшего Союза ССР продолжают действовать на российской территории в той мере, в какой они не противоречат Конституции и законам Федерации. Поэтому к источникам российского международного частного права наряду с законами России относятся и некоторые законы СССР. Однако официального перечня советских законов, прекративших свое действие, или продолжающих свое действие, нет, что вносит элемент неопределенности в нормативную базу международного частного права.
3) Законодательство по международному частному праву, тесно связанное с экономическими преобразованиями, находится в состоянии динамичного развития. Условия перехода к рыночной экономике определяют общую характеристику российского гражданского законодательства как законодательства переходного периода. Это же в полной мере относится и к международному частному праву.
4) Все вьппеотмеченное в равной степени относится и к состоянию законеодательства по международному частному праву в других государствах - членах СНГ. Добавим к тому же, что вопросы, охватываемые международным частным правом, традиционно относились к компетенции Союза ССР. В соответствии с этим нормы международного частного права в полном объёме формулировались основами гражданского законодательства и другими аналогичными законодательными актами и практически дословно воспроизводились кодексами союзных республик, которые действуют там и в настоящее время. В результате каждое государство - член СНГ формально имеет свое собственное международное частное право, но фактически по содержанию оно мало чем отличается.

Среди источников российского права высшей юридической силой обладает Конституция РФ 1993 г. Будучи основным законом нашей страны, Конституция формулирует основополагающие положения любой отрасли российского права, в том числе и международного частного права. Законы и подзаконные акты в сфере международного частного права не должны противоречить Конституции. В соответствии с конституционными положениями о федеративном устройстве государства и о распределении компетенции между Федерацией и ее субъектами гражданское, гражданско-процессуальное, арбитражно-процессуальное законодательство и федеральное коллизионное право отнесено к ведению Федерации (ст. 71 Конституции). В результате создается единое для страны правовое регулирование частноправовых отношений международного характера. В тех случаях, когда какие-то вопросы отнесены к совместной компетенции Федерации и ее субъектов (координация внешнеэкономических связей, трудовое, семейное законодательство и пр.) законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации должны соответствовать федеральным законам (п. 2 ст. 76).

Существенным значением для международного частного права является закрепление в Конституции общепризнанного комплекса прав человека, в том числе: право частной собственности, его пределы и охрана (ст. 35), право на предпринимательскую деятельность (ст. 34), о равенстве прав иностранных граждан и лиц без гражданства, о праве российских граждан на защиту и покровительство за рубежом (ст. 61 и 62) и др. Выше подчеркивалась особая роль международных договоров в регламентации частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, что обуславливает принципиальную важность п. 4 ст. 15 Конституции, устанавливающего правовую основу действия международных договоров на российской территории.

В России нет единого кодификационного акта по международному частному праву. По сложившейся еще в советский период правовой традиции его нормы включаются в отраслевые кодификационные законы. Отметим, что такое положение не является бесспорным. В отечественной доктрине давно сформировались взгляды о необходимости специальной кодификации, в соответствии с которыми возникали и обсуждались проекты законов по международному частному праву. Такие проекты были подготовлены в Институте законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ (в разные периоды этот Институт назывался по-разному). Последний по времени проект был подготовлен и обсужден (первый проект был подготовлен в 50-ые годы). Несмотря на явные недостатки отраслевой кодификации норм международного частного права (дублирование положений, несовпадение формулировок общих правил, наличие пробелов и пр.), современная российская практика идет по этому же пути. Об этом свидетельствует принятие нового Семейного кодекса, куда был включен раздел по международному частному праву, и подготовленный проект части третьей нового Гражданского кодекса, куда также включен раздел по международному частному праву.

В настоящее время основным источником российского международного частного права являются Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик (Основы должны были вступить в силу, однако к этому времени СССР перестал существовать, поэтому на территории СССР они не действовали). На территории Российской Федерации они стали действовать на основании Постановления Верховного Совета РФ «О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы». Согласно Постановлению Основы применяются в части, не противоречащей Конституции РФ и ее законодательным актам, принятым после, то есть после принятия Декларации о государственном суверенитете России. В результате принятия первой и второй частей нового Гражданского кодекса РФ большинство разделов Основ утратили свою силу. Но это не относится к нормам международного частного права, которые продолжают действовать. Предположительно новые нормы международного частного права должны быть включены в часть третью ГК.

Основные действующие коллизионные нормы и некоторые принципы международного частного права содержатся в разделе VII Основ: «Правоспособность иностранных граждан и юридических лиц. Применение гражданских законов иностранных государств и международных договоров». В них сформулированы коллизионные нормы, касающиеся право- и дееспособности иностранных граждан и лиц без гражданства (ст. 160), иностранных юридических лиц (ст. 161), права собственности (ст. 164) и личных неимущественных прав (ст. 163), обязательств по внешнеэкономическим сделкам (сг. 166), по наследственным отношениям (ст. 169) и др.

Основы в сравнении с действовавшим ранее советским правом внесли ряд серьезных новаций в российское международное частное право. Впервые был сформулирован ряд новых коллизионных норм, например о защите личных неимущественных прав (ст. 163), о неосновательном обогащении (ст. 168). Некоторые коллизионные вопросы решены по-новому, например вопросы в сфере внешнеэкономических обязательств (ст. 166).

Наконец, впервые были решены вопросы, имеющие значение для всего международного частного права, такие как юридические основания применения иностранного права на территории России (ст. 156), порядок и способы установления содержания применяемого иностранного права (ст. 157). Однако и в действующих Основах сохраняются существенные пробелы. Объективные потребности участия в международном частноправовом обороте требуют дальнейшего совершенствования и конкретизации правового регулирования в этой сфере. И серьезные шаги в этом направлении уже сделаны в рамках большой работы по новой кодификации, которая охватила практически все отрасли российского права.

В принятом новом Семейном кодексе Российской Федерации нормы международного частного права содержатся в разделе VII «Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства» . Он внес существенные изменения в коллизионно-право-вое регулирование семейно-брачных отношений.

Во-первых, новое законодательство во многом отошло от безраздельно господствовавшего ранее территориального принципа, который подчинял семейно-брачные отношения российскому праву. Новые коллизионные нормы предусматривают возможность отсылки как к российскому, так и к иностранному праву, что в первую очередь отвечает интересам российских граждан, находящихся за рубежом (применение территориального принципа приводило к возникновению «хромающих» отношений, например, брак, заключенный в России по российским законам, не признавался за рубежом).

Во-вторых, по всему кругу вопросов семейно-брачных отношений предусматривается многовариантное решение, дающее возможность при установлении применимого права учитывать все обстоятельства конкретной ситуации и находить наиболее приемлемое решение (например, вопрос о том, с кем из родителей, не проживающих совместно, будет проживать несовершеннолетний ребенок, может быть решен либо по закону государства, на территории которого все стороны совместно проживают, либо по закону государства, гражданином которого является ребенок, либо по закону государства, где постоянно проживает ребенок-ст. 163).

В-третьих, традиционно для российского коллизионного семейного права включены нормы о формальных и материальных условиях заключения брака с иностранным участием на территории России (ст. 156), о признании браков, заключаемых за рубежом (ст. 158), о консульских браках (ст. 157), о расторжении брака (ст. 160), об усыновлении (ст. 165); правда решены эти вопросы, кроме вопроса о консульских браках, в значительной степени по-новому.

В-четвертых, расширена система коллизионных норм. В результате, впервые в России решены вопросы о применимом праве для определения личных и имущественных отношений между супругами (ст. 161), прав и обязанностей родителей и детей в смешанных браках (ст. 163), установления и оспаривания отцовства и материнства (ст. 162), алиментных обязательств (ст. 164).

Следующим шагом в развитии российского международного частного права стал новый Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации 1999 г., вступивший в силу В отличие от действовавшего до недавнего времени Кодекса торгового мореплавания СССР 1968 г., содержавшего в ст. 14 несколько коллизионных норм, российский Кодекс имеет целую главу XXVI «Применимое право», в которой содержится развернутая система коллизионных норм по широкому кругу отношений, связанных, с торговым мореплаванием. Так, они определяют применимое право для решения вопросов о праве собственности и других вещных правах на судно (ст. 415), о правовом положении членов экипажа судна (ст. 416), о праве на затонувшее судно (ст. 417), о договорных обязательствах в области торгового мореплавания (ст. 418), об общей аварии, об отношениях, возникающих из столкновения судов, из спасания на мсоре (ст. 419—423), о залоге и ипотеке судна (ст. 424—425) и др.

Таким образом, рассмотренные новые источники свидетельствуют о серьезном обновлении, расширении и изменении действующего российского международного частного права. Процесс этот продолжается. Важнейшим этапом его должно стать принятие Третьей части Гражданского кодекса, в которую включен раздел VII под названием «Международное частное право» . Данный раздел максимально приближен к современному мировому уровню развития доктрины и практики международного частного права и охватывает широкий круг вопросов, до сих пор не решенных в нашем праве, что снижает эффективность правового регулирования частноправовых отношений между народного характера. Раздел состоит из трех глав и 4О статей (для сравнения — действующие Основы гражданского законодательства содержат лишь 15 статей).

Особое значение имеет глава «Общие положения», содержащая целый ряд новых принципиальных положений международного частного права, которые не решены в действующем законодательстве и неоднозначно рассматриваются в доктрине. Это - квалификация юридических понятий при определении применимого права, применение права с множественностью правовых систем, обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства, применение императивных норм и др.

В отдельную главу «Лица» вынесены вопросы, связанные с правовым положением субъектов международного частного права. Впервые в нашем праве вводится понятие личного закона физического лица, которому посвящена специальная статья, подробно раскрывающая его содержание, что способствует более качественному определению таких вопросов, как дееспособность, право на имя, установление опеки и попечительства, признание лица, безвестно отсутствующим и объявление умершим.

В последней главе «Право, подлежащее применению к имущественным и личным неимущественным отношениям», наряду с уже существующими в нашем праве вводится целый ряд новых коллизионных норм по широкому кругу гражданско-правовых отношений. Например, по новому решается выбор права сторонами договора («автономия воли» сторон); предлагается новое коллизионное правило о применении права страны, с которой договор наиболее тесно связан; впервые предусматривается выбор права по отношениям, связанным с недвижимым имуществом, с уступкой требований, с причинением вреда вследствие недостатков товаров, работ или услуг, с недобросовестной конкуренцией, с интеллектуальной собственностью и др.

Простой, далеко неполный перечень новаций, предлагаемых разделом «Международное частное право», включенным в проект Третьей части Гражданского кодекса, свидетельствует о качественно новом этапе развития российского международного частного права.

Кроме рассмотренных основных источников существует множество законов и подзаконных актов, регулирующих отдельные виды общественных отношений. Такие акты могут регулировать частноправовые отношения, но чаще всего они носят комплексный характер и содержат правовые нормы, относящиеся к различным отраслям права: государственному, административному, финансовому, гражданскому, трудовому. В них иногда содержатся отдельные нормы по международному частному праву. Например, Патентный закон Российской Федерации содержит нормы о правах иностранцев в этой сфере (ст. 15, 19, 36). Положение о патентных поверенных, утвержденное постановлением Правительства РФ № 122, дополнительно устанавливает, что форма доверенности, уполномочивающей патентного поверенного на ведение дела иностранца, должна соответствовать праву того государства, где выдана доверенность (п. 5). Закон Российской Федерации «О лизинге» содержит несколько норм, определяющих применимое право к международному лизингу) .

Принципы международного частного права

Принципы международного права — это наиболее важные и общепризнанные нормы поведения субъектов международных отношений по поводу наиболее важных вопросов международной жизни, также являются критерием законности других норм, выработанных государствами в сфере международных отношений, а также законности фактического поведения государств.

Принципы международного права — это императивные нормы международного права или нормы jus cogens (лат.).

Принципы международного права, как императивные положения, не могут быть отменены никакими другими установлениями специального характера или реформированы с учётом специальных обстоятельств.

Принцип неприменения силы и угрозы силой

Впервые этот принцип был закреплен в Уставе ООН. Согласно п. 4 ст. 2 Устава, «все Члены Организации Объединённых Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или её применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Объединённых Наций». Впоследствии он был конкретизирован в документах, принятых в форме резолюций ООН, в том числе в Декларации о принципах международного права 1970 года, Определении агрессии 1974 года, Заключительном акте СБСЕ 1975 года, Декларации об усилении эффективности принципа отказа от угрозы силой или её применения в международных отношениях 1987 года. Обязанность неприменения силы распространяется на все государства, а не только на государства-члены ООН.

Применение вооруженной силы в порядке самообороны правомерно только в том случае, если произойдет вооруженное нападение на государство. Статья 51 Устава ООН прямо исключает применение вооруженной силы одним государством против другого в случае принятия последним мер экономического или политического порядка.

Совет Безопасности ООН в случае, если рекомендованные для разрешения конфликтов меры невооруженного характера посчитает недостаточными, «уполномочивается принять такие действия воздушными, морскими или сухопутными силами, какие окажутся необходимыми для поддержания или восстановления международного мира и безопасности. Такие действия могут включать демонстрации, блокаду и другие операции воздушных, морских или сухопутных сил Членов Организации».

В нормативное содержание принципа неприменения силы включаются:

• запрещение оккупации территории другого государства в нарушение норм международного права;
• запрещение актов репрессалий, связанных с применением силы;
• предоставление государством своей территории другому государству, которое использует её для совершения агрессии против третьего государства;
• организация, подстрекательство, оказание помощи или участие в актах гражданской войны или террористических актах в другом государстве;
• организация или поощрение организации вооруженных банд, иррегулярных сил, в частности наемников, для вторжения на территорию другого государства.

Принцип разрешения международных споров мирными средствами

Согласно п. 3 ст. 2 Устава ООН, «все Члены Организации Объединённых Наций разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость». Данный принцип конкретизирован в Декларации о принципах международного права 1970 года и Заключительном акте СБСЕ. В этих документах закреплена обязанность государств «прилагать усилия к тому, чтобы в короткий срок прийти к справедливому решению, основанному на международном праве», обязанность «продолжать искать взаимно согласованные пути мирного урегулирования спора» в тех случаях, когда спор не удается разрешить, «воздерживаться от любых действий, которые могут ухудшить положение в такой степени, что будет поставлено под угрозу поддержание международного мира и безопасности, и тем самым сделать мирное урегулирование спора более трудным».

Устав ООН предоставляет сторонам, участвующим в споре, свободу выбора таких мирных средств, которые они считают наиболее подходящими для разрешения данного спора. Многие государства в системе мирных средств отдают предпочтение дипломатическим, с помощью которых разрешается большинство споров.

Принцип невмешательства в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государств

Современное понимание данного принципа в общей форме зафиксировано в п. 7 ст. 2 Устава ООН и конкретизировано в авторитетных международных документах: Декларации о принципах международного права 1970 года, Заключительном акте СБСЕ, Декларации ООН о недопустимости вмешательства во внутренние дела государств, об ограждении их независимости и суверенитета и др.

Международное право не регулирует вопросы внутриполитического положения государств, поэтому вмешательством считаются любые меры государств или международных организаций, с помощью которых они попытаются препятствовать субъекту международного права решать дела, входящие в его внутреннюю компетенцию.

В частности, каждое государство имеет неотъемлемое право выбирать свою политическую, экономическую, социальную и культурную систему без вмешательства в какой-либо форме со стороны какого бы то ни было другого государства и ни одно государство не должно организовывать, помогать, разжигать, финансировать, поощрять или допускать вооруженную, подрывную или террористическую деятельность, направленную на изменение строя другого государства путем насилия, а также вмешиваться во внутреннюю борьбу в другом государстве.

Исключением из этого общего правила является применение принудительных мер на основании главы VII Устава ООН, то есть действий, которые могут быть предприняты в случаях угрозы миру, нарушения мира или акта агрессии. В настоящее время многими специалистами в области международного права также признается, что глава VII Устава ООН может также использоваться для санкционирования Советом безопасности ООН гуманитарной интервенции в случае геноцида или гуманитарной катастрофы.

В 56 странах-членах ОБСЕ согласно документу Московского совещания вопросы прав человека, основных свобод, демократии верховенства закона носят международный характер и не относятся к числу исключительно внутренних дел соответствующего государства.

Принцип обязанности государств сотрудничать друг с другом

В соответствии с Уставом ООН государства обязаны «осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера», а также обязаны «поддерживать международный мир и безопасность и с этой целью принимать эффективные коллективные меры». Данный принцип также был зафиксирован в уставах многих международных организаций, в международных договорах, многочисленных резолюциях и декларациях.

Конкретные формы сотрудничества и его объём зависят от самих государств, их потребностей и материальных ресурсов, внутреннего законодательства и принятых на себя международных обязательств.

Принцип равноправия и самоопределения народов

Безусловное уважение права каждого народа свободно выбирать пути и формы своего развития является одной из принципиальных основ международных отношений. В соответствии п. 2 ст. 1 Устава ООН, одна из важнейших целей ООН — «развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов…». Данный принцип неоднократно получал свое подтверждение в документах ООН — в Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 года, Пактах о правах человека 1966 года, Декларации о принципах международного права. В Декларации принципов Заключительного акта ОБСЕ особо подчеркнуто право народов распоряжаться своей судьбой.

Каждое государство в соответствии с Декларацией о принципах международного права 1970 года обязано воздерживаться от любых насильственных действий, которые могли бы помешать народам осуществлять их право на самоопределение. Анализируя характеристики самоопределения в социально-политической жизни общества и человека, автор показывает, что самоопределение представляет собой процесс и результат выбора социальной общностью собственной программы культурного, социально-экономического или политического самоосуществления. Политико-правовая феноменология самоопределения предполагает обязательность свободного волеизъявления по поводу данного выбора, что акцентирует роль референдума и иных форм плебисцита по любому вопросу самоопределения.

Принцип суверенного равенства государств

Каждое государство обязано уважать суверенитет других участников системы, то есть их право в пределах собственной территории осуществлять законодательную, исполнительную, административную и судебную власть без какого-либо вмешательства со стороны других государств, а также самостоятельно проводить свою внешнюю политику. Данный принцип отражен в п. 1 ст. 2 Устава ООН, который гласит: «Организация основана на принципе суверенного равенства всех её Членов».

Основное назначение принципа суверенного равенства — обеспечить юридически равное участие в международных отношениях всех государств, независимо от различий экономического, социального, политического или иного характера. Поскольку государства являются равноправными участниками международного общения, все они обладают принципиально одинаковыми правами и обязанностями.

Принцип добросовестного выполнения обязательств по международному праву

Данный принцип возник в форме международно-правового обычая pacta sunt servanda на ранних стадиях развития государственности, а в настоящее время находит отражение в многочисленных двусторонних и многосторонних международных соглашениях.

Принцип добросовестного выполнения обязательств закреплен в Уставе ООН, преамбула которого подчеркивает решимость членов ООН «создать условия, при которых могут соблюдаться справедливость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права». Согласно п. 2 ст. 2 Устава, «все Члены Организации Объединённых Наций добросовестно выполняют принятые на себя по настоящему Уставу обязательства, чтобы обеспечить им всем в совокупности права и преимущества, вытекающие из принадлежности к составу Членов Организации».

Данный принцип распространяется только на действительные соглашения. Это значит, что рассматриваемый принцип применяется только к международным договорам, заключенным добровольно и на основе равноправия. Любой неравноправный международный договор прежде всего нарушает суверенитет государства и как таковой нарушает Устав ООН, поскольку Организация Объединённых Наций «основана на принципе суверенного равенства всех её Членов», которые, в свою очередь, приняли на себя обязательство «развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов».

Считается, что принцип возник (Вестфальский мир после тридцатилетней войны), когда представители государств собрались за круглым столом как равноправные участники.

Принцип нерушимости государственных границ

Данный принцип регламентирует отношения государств по поводу установления и охраны разделяющей их территории границы и решения спорных вопросов в связи с границей. Идея нерушимости границ впервые получила свое правовое оформление в договоре СССР с ФРГ , а затем в договорах ПНР, ГДР и ЧССР с ФРГ. С этого времени нерушимость границ стала нормой международного права. Содержание принципа и тенденции его развития можно отследить также по резолюциям, декларациям международных организаций. К ним относятся в первую очередь акты органов ООН, в частности Декларация принципов, касающихся дружественных отношений государств, а также Декларация и Документ о мерах доверия Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, которые посвящены новому для рассматриваемого принципа институту мер доверия. «Государства-участники рассматривают как нерушимые все границы друг друга, как и границы всех государств в Европе, и поэтому они будут воздерживаться сейчас и в будущем от любых посягательств на эти границы».

Права государств в соответствии с этим принципом заключается в требовании абсолютной нерушимости установленных границ, незаконности их изменения без согласования или под давлением, с применением силы и угрозы силой. Государства сами определяют режим пересечения границы, порядок установления или снятия каких-либо ограничений по пересечению границы физическими лицами, товарами, услугами и так далее. В свете этого определяются основные обязанности государств — неукоснительное соблюдение установленных границ, разделительных или демаркационных линий, включая линии перемирия, разрешение пограничных споров только мирными средствами, неоказание содействия государствам — нарушителям принципа.

Основное содержание принципа нерушимости границ сводится к трем элементам:

• признание существующих границ в качестве юридически установленных в соответствии с международным правом;
• отказ от каких-либо территориальных притязаний на данный момент или в будущем;
• отказ от любых иных посягательств на эти границы, включая угрозу силой или её применение.

Принцип территориальной целостности государств

Этот принцип утвердился с принятием Устава ООН, который запретил угрозу силой или её применение против территориальной целостности (неприкосновенности) и политической независимости любого государства.

Следующим этапом в развитии данного принципа явился Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года, который содержит отдельную и наиболее полную формулировку принципа территориальной целостности государств: «Государства-участники будут уважать территориальную целостность каждого из государств-участников. В соответствии с этим они будут воздерживаться от любых действий, несовместимых с целями и принципами Устава Организации Объединённых Наций, против территориальной целостности, политической независимости или единства любого государства-участника и, в частности, от любых таких действий, представляющих собой применение силы или угрозу силой. Государства-участники будут равным образом воздерживаться от того, чтобы превратить территорию друг друга в объект военной оккупации или других прямых или косвенных мер применения силы в нарушение международного права или в объект приобретения с помощью таких мер или угрозы их осуществления. Никакая оккупация или приобретение такого рода не будет признаваться законной».

Принцип уважения прав человека и основных свобод

Становление данного принципа в качестве одного из основных международно-правовых принципов непосредственно связано с принятием Устава ООН. В преамбуле Устава члены ООН подтвердили «веру в основные права человека… в равноправие мужчин и женщин…» В ст. 1 в качестве цели членов Организации говорится о сотрудничестве между ними «в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии». Согласно ст. 55 Устава «Организация Объединённых Наций содействует: а) повышению уровня жизни, полной занятости населения и условиям экономического и социального прогресса и развития;… с) всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех…» В ст. 56 предусматривается, что «все Члены Организации обязуются предпринимать совместные и самостоятельные действия в сотрудничестве с Организацией для достижения целей, указанных в ст. 55». Содержание данного принципа наиболее точно конкретизировано во Всеобщей декларации прав человека и основных свобод 1948 г., Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г. и Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах 1966 г.. Непосредственная регламентация и защита прав и свобод человека являются внутренним делом каждого государства. Международные нормы в области прав человека в подавляющем большинстве не могут применяться непосредственно на территории государства и требуют от него определенных шагов по своей имплементации.

Гражданское право отрасль частного права

Право - совокупность отраслей права, распространяющих свое действие на частных лиц и регулирующих:

1. имущественные и связанные с ними неимущественные личные отношения граждан, а также семейные отношения;
2. отношения, обеспечивающие частные интересы, автономию и инициативу частных собственников и объединений частных лиц в их имущественной деятельности и в личных отношениях.

К отраслям частного права относятся: гражданское право, семейное право, трудовое право, земельное право и международное частное право. Отрасль права - крупный блок юридических норм в системе права, регулирующий однородные общественные отношения и объединенный общим методом регулирования. Выделяют две разновидности отраслей права: отрасли материального права и отрасли процессуального права. Гражданское право - отрасль права, регулирующая имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения участников гражданского оборота: граждан между собой, граждан и организаций и организаций между собой.

Гражданское право - это система правовых норм, регулирующих имущественные, а также связанные и некоторые не связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на независимости, имущественной самостоятельности и юридическом равенстве сторон в целях создания наиболее благоприятных условий для удовлетворения частных потребностей и интересов, а также нормального развития экономических отношений в обществе. Функция ГП: регулятивная, направленная на создание нормальных условии для функционирования и развития экономики; охранительная функция, направленная на защиту гражданского прав от нарушений. Охранительная функция гражданского права носит преимущественно компенсационный (восстановительный) характер. Принципы гражданского права - это закрепленные в пр. актах общеобязательные положения, идеи, начала, которые пронизывают все гражданское право, выражают тенденции развития и потребности общества и характеризуют гражданское право в целом.

Выделяют следующие принципы ГП:

1. юр. равенство участников;
2. неприкососность собственностей, принудительное отчуждение кот допускается только в устанавливается законом случаях;
3. недопустимость произвольного вмешательства в частные дела, этот принцип в основном ориентирован на защиту от действий публичной власти;
4. свобода договора: лицо самостоятельно выбирает партнера по договору, стороны свободны при заключении договора и определении его условий;
5. принцип диспозитивности (то есть самостоятельности и инициативы) в реализации своих прав и несении риска от участия в гр. обороте;
6. пр-п беспрепятств-го осуществления гражданских прав, их восстановления и защиты;
7. недопустимость злоупотребления правом, в частности действий, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу.

темы

документ Законодательные акты и другие документы, устанавливающие порядок применения российского гражданского законодательства
документ Некоторые процессуальные вопросы МКАС
документ Собственность, приватизация и человеческий фактор



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты