Управление финансами
документы

1. Акт выполненных работ
2. Акт скрытых работ
3. Бизнес-план примеры
4. Дефектная ведомость
5. Договор аренды
6. Договор дарения
7. Договор займа
8. Договор комиссии
9. Договор контрактации
10. Договор купли продажи
11. Договор лицензированный
12. Договор мены
13. Договор поставки
14. Договор ренты
15. Договор строительного подряда
16. Договор цессии
17. Коммерческое предложение
Управление финансами
егэ ЕГЭ 2017    Психологические тесты Интересные тесты   Изменения 2016 Изменения 2016
папка Главная » Юристу » Юридическая ответственность

Юридическая ответственность

Юридическая ответственность

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

Внимание!

Если Вам полезен
этот материал, то вы можете добавить его в закладку вашего браузера.

добавить в закладки

1. Понятие юридической ответственности
2. Виды юридической ответственности
3. Ответственность юридического лица
4. Основания юридической ответственности
5. Признаки юридической ответственности
6. Принципы юридической ответственности
7. Функции юридической ответственности
8. Цели юридической ответственности
9. Освобождение от юридической ответственности
10. Экологическая юридическая ответственность
11. Обстоятельства, исключающие юридическую ответственность
12. Меры юридической ответственности
13. Привлечение к юридической ответственности
14. Субъекты юридической ответственности
15. Юридическая ответственность работника
16. Формы юридической ответственности
17. Юридическая ответственность должностных лиц
18. Проблемы юридической ответственности
19. Способность нести юридическую ответственность
20. Условия юридической ответственности
21. Теория юридической ответственности

Понятие юридической ответственности

Юридическая ответственность неразрывно связана с государством, нормами права, обязанностью и противоправным поведением граждан и их объединений. Государство, издавая нормы права, определяет юридическую ответственность субъектов независимо от их воли и желания, она носит государственно-принудительный характер.

Государственное принуждение – специфическое воздействие на поведение людей, основанное на его организованной силе. Но это не просто государственное принуждение, а принуждение к исполнению норм права. Характерная особенность такого принуждения заключается в том, что сама эта деятельность строго регламентирована законом, имеет свои правовые рамки.

Субъектами деятельности выступают суд, прокуратура, милиция, администрация различных государственных учреждений, которые специально занимаются рассмотрением дел о правонарушениях. Юридическая ответственность – это одновременно и претерпевание, она всегда связана с применением мер государственно-принудительного воздействия. Этой особенностью правовая ответственность отличается от иной социальной ответственности.

Юридическая ответственность всегда связана с определенными лишениями, т.е. она сопровождается причинением виновному отрицательных последствий, ущемлением или ограничением его личных, имущественных и других интересов. Лишения являются естественной реакцией на вред, причиненный правонарушителем обществу и государству или отдельной личности. Лишения – это дополнительные неблагоприятные последствия, возникающие только при правонарушении.

Основная черта юридической ответственности – штрафное, карательное назначение. При этом кара – не самоцель, а средство перевоспитания правонарушителя. Наряду с наказанием юридическая ответственность выполняет правовосстановительную функцию, т.е. служит восстановлению нарушенных прав личности или государства.

Юридическая ответственность тесно связана с санкцией правовой нормы и в этом качестве предстает как принудительно исполняемая обязанность, возникшая в связи с правонарушением и реализуемая в конкретном правоотношении.

Правонарушение является основанием для юридической ответственности, где особое значение играет его состав. Состав правонарушения – это фактическое основание для юридической ответственности, а норма права – правовое основание, без которого юридическая ответственность немыслима. Правонарушение указывает на момент возникновения юридической ответственности, порождает определенные правоотношения и соответствующую ответственность лица, совершившего его.

Поэтому, рассматривая отношение ответственности в развитии, в нем нужно различать следующие стадии:

а) возникновение юридической ответственности;
б) выявление правонарушения;
в) официальную оценку правонарушения как основание юридической ответственности в актах компетентных органов;
г) реализацию юридической ответственности.

Говоря о юридической ответственности как обязанности отвечать за уже содеянное правонарушение, следует различать ее объективные и субъективные предпосылки.

В объективном смысле это означает, что юридическая ответственность возможна в силу правового регулирования общественных отношений различными предписаниями, а в субъективном – свободы воли индивида, ибо без этого нет вины, без вины нет ответственности за противоправное деяние.


Нельзя винить лицо, лишенное свободы воли. Нельзя невиновного считать ответственным.

Виды юридической ответственности

Виды юридической ответственности (классифицируются по отраслевой принадлежности). Их разделяют подобно тому, как разграничивают виды правонарушений. Выделяют девять видов юридической ответственности.

Рассмотрим их в зависимости от степени тяжести:

1. Уголовная ответственность наступает за совершение деяния, предусмотренного уголовным законом. Она характеризуется наиболее жесткими санкциями, в числе которых лишение свободы и даже смертная казнь. Устанавливается уголовная ответственность только законом и применяется исключительно в судебном порядке. Порядок ее наложения крайне детализирован. Это связано с ее особой репрессивностью и желанием законодателя упредить малейшие возможные ошибки со стороны правоприменителей.
2. Административная ответственность предусматривается за совершение административных проступков, т. е. за невыполнение правил дорожного движения, общественного порядка, охраны природы, гигиены и санитарии и др. Административные санкции менее жесткие, нежели уголовные, но вместе с тем они способны доставить ощутимые для правонарушителя неблагоприятные последствия (например, арест, деквалификация, штрафы, конфискация предметов, лишение специальных прав). Административная ответственность наступает за проступки, которые с точки зрения общественной опасности граничат с преступлениями (например, нарушение правил дорожного движения, повлекшее дорожно-транспортное происшествие, мелкое хулиганство, мелкое хищение, неповиновение работнику милиции и др.).
3. Дисциплинарная ответственность следует за нарушение служебных обязанностей. Они могут быть установлены как Трудовым кодексом, правилами внутреннего трудового распорядка, должностными инструкциями, действующими на предприятиях, в организациях, так и уставами, правилами, положениями, адресованными специальным категориям работников (например, работникам гражданской авиации или военнослужащим). Дисциплинарные санкции (замечание, выговор, лишение премии, понижение в должности и др.), хотя и не столь сурово отражаются на правовом положении личности или ее благосостоянии, вместе с тем способны значительно умалить честь и достоинство работника, повлиять на уважение к нему, что оказывает определенное воспитательное воздействие и предотвращает совершение новых дисциплинарных проступков.
4. Материальная ответственность связана с ущербом, причиненным работником предприятия. Факт нахождения на службе и выполнение им трудовых обязанностей в интересах данного предприятия как бы «смягчает» его участь: он обязан возместить ущерб не в полном размере, а в размере своего месячного заработка, если ущерб причинен по неосторожности.
5. Гражданская ответственность иначе именуется ответственностью имущественной. Она применяется за совершение гражданского правонарушения, сутью которого является причинение имущественного или морального вреда гражданам, организациям, с которыми правонарушитель не состоит в трудовых правоотношениях. Гражданская ответственность означает возложение обязанности возместить причиненный гражданам и организациям имущественный или моральный вред. Вред возмещается в полном размере, причем независимо от применения других мер юридического воздействия. Так, привлечение к уголовной ответственности не освобождает лицо от обязанности возместить вред, так же как, впрочем, административный штраф не отменяет его обязанность ликвидировать ущерб в имущественной сфере пострадавшего от административного проступка.
6. Финансовая ответственность наступает за совершение деяний, нарушающих правила обращения с денежными ресурсами. Такие правила устанавливает государство, с тем чтобы иметь возможность решать общие дела, которые требуют материальных затрат и финансовых средств. Финансовые санкции довольно ощутимы. Это и взыскание неуплаченных или сокрытых налогов, и штрафы, и арест банковского счета, и др.
7. Семейная ответственность назначается за семейные проступки, которые носят весьма разнообразный характер. Особенностью семейной ответственности является то, что она применяется лишь за семейные проступки, составляющие некоторую «критическую массу», определяемую обиженной стороной в семейно-правовых отношениях. Семейные санкции менее разнообразны, чем семейные проступки, но некоторые из них могут носить даже судьбоносный характер, например, лишение родительских прав и др.
8. Конституционная ответственность выражается чаще всего в отмене нормативных актов, противоречащих Конституции, но не только (импичмент Президента, роспуск парламента и др.).
9. Процессуальная ответственность возлагается за нарушения порядка прохождения юридического дела в правоприменительном органе, но в основном за нарушение установленных законом правил осуществления правосудия и, в частности, ведения судебного процесса. Спектр процессуальных санкций довольно широк: от предупреждения до удаления из зала судебного заседания, от штрафа до принудительного привода и, может быть, ареста, допустим, за дачу свидетелем ложных показаний.

Ответственность юридического лица

Юридическое лицо самостоятельно несет имущественную ответственность по своим обязательствам всем своим имуществом (ст. 48 ГК). В силу п. 3 ст. 56 ГК из указанного правила могут быть сделаны исключения, предусмотренные ГК либо учредительными документами юридического лица.

ГК предусматривает следующие исключения:

1) при преобразовании хозяйственного товарищества в общество каждый полный товарищ, ставший участником (акционером) общества, в течение 2 лет несет субсидиарную ответственность всем своим имуществом по обязательствам, перешедшим к обществу от товарищества (п. 2 ст. 68 ГК);
2) участники полного товарищества солидарно несут субсидиарную ответственность своим имуществом по обязательствам товарищества (п. 1 ст. 75 ГК);
3) полные товарищи, участвующие в товариществе на вере, несут субсидиарную ответственность своим имуществом по обязательствам товарищества (ст. 82 ГК);
4) участники общества с ограниченной ответственностью, внесшие вклады не полностью, несут солидарную ответственность по его обязательствам в пределах стоимости неоплаченной части вклада каждого из участников (абз. 2 п. 1 ст. 87 ГК);
5) участники общества с дополнительной ответственностью солидарно несут субсидиарную ответственность по его обязательствам своим имуществом в одинаковом для всех кратном размере к стоимости их вкладов, определяемом учредительными документами общества (ст. 95 ГК);
6) акционеры, не полностью оплатившие акции, несут солидарную ответственность по обязательствам акционерного общества в пределах неоплаченной части стоимости принадлежащих им акций (п. 1 ст. 96 ГК);
7) члены потребительского кооператива солидарно несут субсидиарную ответственность по его обязательствам в пределах невнесенной части дополнительного взноса каждого из членов кооператива (абз. 2 п. 4 ст. 116 ГК);
8) основное общество, которое имеет право давать дочернему обществу, в том числе по договору с ним, обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний (п. 2 ст. 105 ГК);
9) собственник имущества казенного предприятия несет субсидиарную ответственность по обязательствам такого предприятия при недостаточности его имущества (п. 5 ст. 115 ГК);
10) учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами. При их недостаточности субсидиарную ответственность по его обязательствам несет собственник имущества учреждения (п. 2 ст. 120 ГК);
11) если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на них в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам (п. 3 ст. 56 ГК).

К числу лиц, на которых может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам признанного несостоятельным лица, в соответствии с п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации N 6/8 относятся: лицо, имеющее в собственности или доверительном управлении контрольный пакет акций акционерного общества, собственник имущества унитарного предприятия, давший обязательные для него указания.

Требования к указанным выше лицам, несущим субсидиарную ответственность, могут быть предъявлены конкурсным управляющим. В случае их удовлетворения судом взысканные суммы зачисляются в состав имущества должника, за счет которого удовлетворяются требования кредиторов.

Учредительными документами могут быть установлены исключения:

1) для членов производственного кооператива, которые могут нести по обязательствам кооператива субсидиарную ответственность в размерах и порядке, предусмотренных уставом (п. 2 ст. 107 ГК);
2) для членов ассоциации (союза), которые могут нести субсидиарную ответственность по ее обязательствам в размере и в порядке, предусмотренных учредительными документами ассоциации (п. 4 ст. 121 ГК).

Гражданско-правовая ответственность юридического лица наступает при наличии следующих предусмотренных законом условий:

1) противоправность поведения нарушителя;
2) причинение вреда потерпевшему;
3) наличие причинной связи между противоправным поведением нарушителя и причинением вреда потерпевшему;
4) вина нарушителя.

Совокупность этих условий в гражданском праве именуется составом гражданского правонарушения. По общему правилу отсутствие хотя бы одного из указанных условий ответственности исключает ее применение.

Противоправность поведения нарушителя означает, что оно противоречит нормам права и субъективным правам других лиц и может выражаться как в действии, так и бездействии юридического лица.

Противоправным поведением будет считаться поведение, нарушающее императивные нормы закона либо санкционированные законом условия договоров, в том числе и прямо не предусмотренные законом, но не противоречащие ему.

Гражданско-правовая ответственность наступает при условии причинения вреда потерпевшему. Как правило, наличие указанного условия необходимо для привлечения нарушителя к ответственности. Вместе с тем гражданско-правовая ответственность за нарушение договорных обязательств может наступать и независимо от причинения вреда. Например, при просрочке передачи товара по договору у юридического лица - должника возникает обязанность уплаты предусмотренной договором неустойки независимо от того, причинен ли в результате просрочки вред приобретателю товара.

Под вредом в гражданском праве понимается всякое умаление личного или имущественного блага. С этой точки зрения различается вред моральный и материальный.

Материальный вред - это имущественные потери, такие, как уменьшение стоимости поврежденной вещи, утрата уничтоженной вещи, уменьшение или утрата доходов, необходимость произведения расходов на восстановление первоначального положения и т.п.

Моральный вред представляет собой физические или нравственные страдания гражданина, вызванные нарушением его личных неимущественных прав или умалением иных его личных (нематериальных) благ - посягательствами на его честь и достоинство, неприкосновенность личности, здоровье и т.д.

Согласно п. 5 ст. 152 ГК гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением. В пункте 7 данной статьи предусмотрено, что правила этой статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

Грамматический анализ ст. 152 ГК дает основания для вывода о праве юридического лица требовать возмещения морального вреда. Данную позицию разделяет Пленум Верховного Суда Российской Федерации, который в п. 15 Постановления N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" указал, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица.

Третьим условием применения гражданско-правовой ответственности является наличие причинно-следственной связи между действиями правонарушителя и причинением вреда.

Причинно-следственная связь - это объективно существующая взаимосвязь явлений, которая характеризуется тем, что в конкретной ситуации из двух взаимосвязанных явлений одно (причина) всегда предшествует другому и порождает его, а другое (следствие) всегда является результатом действия первого. Вместе с тем при анализе оснований возникновения гражданско-правовой ответственности организации особый интерес вызывает вопрос наличия в действиях юридического лица вины.

Именно здесь сознательно-волевая концепция понятия вины как психического отношения нарушителя к своему поведению и его результату вызывает наибольшие сомнения. В работах советских юристов высказывались самые различные концепции: от объяснений понятия вины юридического лица через "психическое отношение" к допущенным нарушениям со стороны его работников или его органов до категорического неприятия концепции "психического отношения" к ответственности юридического лица. В результате вина как своеобразное психическое отношение к противоправному поведению подменялась самим воплощающим ее неправомерным действием или бездействием - непринятием мер, необходимых для исполнения юридическим лицом своих обязательств, ненадлежащей организацией осуществляемой им деятельности (например, в случае нарушения сроков исполнения обязательства организацией или производством продукции ненадлежащего качества).

По мнению сторонников теории коллектива, вина юридического лица представляет собой допущенную в связи с осуществляемыми трудовыми функциями вину его работников.

Так, С.Н. Братусь писал: "Необходимым условием ответственности юридического лица является вина конкретного исполнителя, состоявшего либо членом юридического лица, либо его работником... Работник при выполнении своих обязанностей не противостоит юридическому лицу в качестве отличного от него субъекта права: из суммированных служебных действий рабочих и служащих или действий членов, связанных с осуществлением их членских обязанностей, и возникает деятельность юридического лица как целого... Ответственность юридического лица в этом случае является ответственностью не за чужие, а за свои действия".

Г.К. Матвеев утверждал, что, "возлагая ответственность на юридическое лицо, суды и арбитражи имеют в виду его вину. Психологическим ее содержанием является порочная воля (и сознание) работников юридического лица в виде умысла или неосторожности. Однако, будучи выраженной в противоправных действиях (например, в поставке недоброкачественного товара или в причинении увечья), эта воля приобретает, затем относительно самостоятельный и независимый характер и рассматривается как новое качество в виде субъективного (психологического) отношения коллектива к своим противоправным действиям и их вредным последствиям".

Противоположную позицию занимал О.С. Иоффе, полагавший, что поскольку юридическое лицо - это организованный коллектив, обладающий коллективным сознанием и коллективной волей, то оно способно и к такому сознательно-волевому отношению, которое образует содержание вины. Вина юридического лица может выразиться в виновных действиях его работника, совершенных в связи с трудовыми функциями, она может быть также рассредоточена между различными подразделениями юридического лица, когда вина конкретного работника исключается. Но при всех условиях вина юридического лица - это вина не индивида, а коллектива, причем последующее полное или частичное переложение убытков, возмещенных юридическим лицом, на их конкретного виновника ничего в существе дела не меняет.

Противники теории коллектива не приемлют уравнивания служебных действий работников с действиями юридического лица. Ими была разработана теория, известная под наименованием culpa in eligendo et custodiendo, в которой различаются действия органов юридического лица и действия других его работников. Первые персонифицируют деятельность самого юридическое лица, признаваемого виновным в той мере, в какой виновен его орган. Вторые являются для юридического лица "чужими действиями", и только при условии, что орган виновен в неправильном выборе совершившего правонарушение работника или в неосуществлении за ним должного надзора, ответственность может быть возложена на юридическое лицо.

Так, по мнению одного из авторов данной концепции М.М. Агаркова, действия отдельных представителей работников и служащих юридических лиц не могут рассматриваться в качестве вины юридического лица. Юридические лица отвечают перед другими за вину своих представителей, но отвечают в этом случае не как за "чужую" вину придерживался и О.А. Красавчиков.

В середине 1950-х годов тем же критерием воспользовался Д.М. Генкин, который выступил с концепцией юридического лица как определенной социальной реальности. По его мнению, возложение на юридическое лицо гражданско-правовой ответственности вытекает из второй части ст. 119 Гражданского кодекса РСФСР 1922 г., в силу которой должник отвечает за действия тех лиц, на которых он возложил выполнение обязательства.

В гражданском праве установлена презумпция вины правонарушителя, именно он должен доказать отсутствие своей вины в правонарушении (п. 2 ст. 401, п. 2 ст. 1064 ГК). То есть нарушитель предполагается виновным, потерпевший от правонарушения не обязан доказывать вину нарушителя, а последний для освобождения от ответственности должен сам доказать ее отсутствие.

Отсутствие вины правонарушителя освобождает его от гражданско-правовой ответственности по общему правилу, из которого предусмотрены исключения. В случаях, установленных законом или прямо предусмотренных договором, ответственность может применяться и независимо от вины нарушителя, в том числе и при ее отсутствии.

Так, в соответствии с п. 3 ст. 401 ГК юридическое лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Основания юридической ответственности

Основаниями юридической ответственности являются те условия, при совокупном наличии которых она может наступить.

Основания юридической ответственности делятся на две группы:

• фактические;
• юридические.

Единственным фактическим основанием юридической ответственности является совершение правонарушения. Здесь важно наличие состава правонарушения, т.е. всех четырех его элементов, без чего деяние нельзя признать правонарушением, а, следовательно, и нельзя привлечь к ответственности.

Юридическими основаниями являются:

• наличие нормы права, которая нарушается данным деянием (соответствует такому признаку правонарушения как противоправность);
• наличие нормы права, которая содержит санкцию за данное конкретное правонарушение (соответствует такому признаку правонарушения как наказуемость);
• отсутствия оснований для освобождения от юридической ответственности. Например, истечение сроков давности, примирение с потерпевшим могут быть основаниями для освобождения лица от юридической ответственности. Законодатель разграничивает обстоятельства, исключающие преступность деяния и основания для освобождения от ответственности. Например, исключают ответственность крайняя необходимость и необходимая оборона. Такое четкое разграничение характерно только для уголовного права. Не вдаваясь сейчас во все отраслевые подробности, заметим просто, что привлечь лицо к ответственности можно только тогда, когда данный случай не урегулирован особыми юридическими нормами, которые содержат указания на любые обстоятельства, исключающие возможность применения мер юридической ответственности;
• наличие специального правоприменительного акта о привлечении конкретного лица к ответственности.

Первые три из перечисленных условий иногда называют нормативными основаниями юридической ответственности.

Признаки юридической ответственности

Анализируя вышеизложенный материал можно выделить следующие признаки юридической ответственности:

1) юридическая ответственность связанна с государственным принуждением. Однако не следует отождествлять юридическую ответственность с государственным принуждением, тем более с процессом его реализации. Юридическая ответственность как правоотношение, в котором правонарушитель выступает в качестве страны, обязанной претерпевать определенные лишения, всегда предусматривает меры государственного принуждения. Однако она сама еще не есть применение таких мер. Ответственность – это не само принуждение, а обязанность его претерпевать согласно санкциям правовых норм. Санкции определяют рамки юридической ответственности. Применение же к нарушителю мер государственного принуждения является реализацией юридической ответственности.

2) Юридическая ответственность характеризуется определенными лишениями, которые виновный должен претерпеть как дополнительные негативные последствия:

- личного характера (лишение свободы и др.)
- имущественного характера (штраф и др.)
то есть юридическая ответственность - есть кара.

3) Юридическая ответственность наступает за совершенные правонарушение (исключения составляют крайняя необходимость, необходимая оборона, профессиональный риск).

Если поведение субъекта не подпадает под признаки правонарушения, то данное лицо не подлежит юридической ответственности.

Принципы юридической ответственности

К основным принципам юридической ответственности можно отнести:

1) ответственность лишь за деяние, являющееся противоправным. Данный принцип обращен главным образом к законодателю и требует от него установления мер юридической ответственности лишь за те деяния, которые по своим объективным свойствам являются общественно вредными (опасными), противоречат природе права, ценностям общества. Данное требование непосредственно вытекает из Основного закона страны (ст. 55 Конституции России). Содержание этого принципа непосредственно затрагивает также деятельность правоприменителя (юрисдикционных органов).

2) ответственность за виновные деяния, или презумпция не-виновности. Привлекаемое к ответственности лицо считается не виновным, пока его вина не будет доказана и установлена соответствующим правоприменительным актом. Впервые провозглашенная во французской Декларации прав человека и гражданина (1789 г.), нашедшая в последующем отражение во Всеобщей декларации прав человека (ст. 11), презумпция невиновности закреплена в Конституции России (ст. 49) и федеральном законодательстве (ст. 17УПК).

3) принцип справедливости. Он охватывает своим содержанием следующие требования:

а) нельзя за проступки устанавливать уголовные наказания;
б) недопустимо вводить меры наказания и взыскания, унижающие человеческое достоинство;
в) закон, устанавливающий ответственность или усиливающий ее, не может иметь обратной силы;
г) за одно правонарушение возможно лишь одно юридическое наказание. Принцип «non bis in idem» (запрещение двойного наказания) прямо закреплен в Конституции России (ст. 50, ч. 1);
д) карательная ответственность должна соответствовать тяжести совершенного правонарушения.

4) принцип законности означает, что юридическая ответственность:

а) может иметь место лишь за те деяния, которые предусмотрены законом; закону, запрещающему какое-либо деяние, не должна придаваться обратная сила;
б) применяется в строгом соответствии с процедурно-процессуальными требованиями закона (процессуальная регламентированность - необходимое условие законного применения юридической ответственности). Согласно ч. 3 ст. 50 Конституции России, при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона;
в) предполагает обоснованное применение, т.е. факт совершения конкретного правонарушения должен быть установлен;
г) базируется на конституционности закона, устанавливающего меры ответственности.

5) принцип целесообразности означает соответствие избираемой в отношении нарушителя меры воздействия целям юридической ответственности. Данный принцип предполагает:

а) индивидуализацию государственно-принудительных мер в зависимости от тяжести совершенного правонарушения, личностных свойств правонарушителя;
б) возможность смягчения и даже отказа от применения мер ответственности в случае, если ее цели могут быть достигнуты иным путем. В этом значении данный принцип созвучен принципу гуманизма.

6) принцип неотвратимости предполагает:

а) ни одно правонарушение не должно остаться незамеченным для государства;
б) быстрое и оперативное применение мер ответственности за совершенное правонарушение (своевременность ответственности);
в) высокий профессионализм персонала правоохранительных органов;
г) эффективность применяемых мер по отношению к правонарушителям.

Функции юридической ответственности

Функции юридической ответственности обусловлены целями, ради которых она устанавливается. Основное назначение ответственности — обеспечить права и свободы субъектов, законность и правопорядок в обществе.

В зависимости от более конкретных целей различаются функции:

1. Обеспечительная. Юридическая ответственность обеспечивает нормальное действие механизма правового регулирования, будучи элементом правового регулирования, одним из юридических средств воздействия на регулируемые общественные отношения.
2. Охранительная. Юридическая ответственность – средство охраны, защиты установленного в государстве правопорядка.
3. Карательная (штрафная). Юридическая ответственность влечет претерпевание правонарушителем лишения определенных, принадлежащих ему благ.
4. Восстановительная (компенсационная). Юридическая ответственность (имущественная) предполагает восстановление нарушенного имущественного субъективного права путем возмещения причиненного ущерба, являющегося следствием данного правонарушения.
5. Частнопревентивная. Применение мер юридической ответственности к правонарушителю предупреждает его о недопустимости совершения в будущем правонарушений, влекущих неблагоприятные последствия.
6. Общепревентивная. Применение мер юридической ответственности к правонарушителям предупреждает иных людей о недопустимости совершения правонарушений.
7. Воспитательная. Юридическая ответственность способствует формированию у людей мотивов правомерного поведения.

Цели юридической ответственности

Для более глубокого проникновения в сущность юридической ответственности необходимо выяснить ее цели и назначение в обществе. На необходимость подобного выяснения указывал еще Н. Винер: "До тех пор, пока общество не установит, чего же оно действительно хочет: искупления, изоляции, воспитания или устрашения потенциальных преступников,- у нас не будет ни искупления, ни воспитания, ни устрашения, а только путаница, где одно преступление порождает другое". Цель есть идеальное представление субъектов (личностей, органов, социальных групп) о результатах своих действий. Именно они определяют и средства, и характер действий, направленных на ее достижение. Цели юридической ответственности - конкретное проявление общих целей права. В качестве таковых выступают закрепление, регулирование и охрана общественных отношений. Эти цели и обусловливают существование регулятивной и охранительной функций права.

Поскольку юридическая ответственность "участвует" в реализации охранительной функции, то и ее цель в общей форме можно определить как охрану существующего строя и общественного порядка. Ответственность же, применяемая к конкретному правонарушителю, имеет (наряду с охраной общественных отношений) более узкую цель - наказание виновного. При этом государство, осуществляя меру государственного принуждения, преследует еще одну цель - предупреждение совершения правонарушений впредь.

Кроме того, существуют и чисто правовые цели юридической ответственности, которые служат средством обеспечения нормального функционирования механизма правового регулирования путем обеспечения реализации субъектами правоотношений субъективных прав и юридических обязанностей, являются важнейшей гарантией законности.

Освобождение от юридической ответственности

Правовые институты исключения юридической ответственности и освобождения от нее существенно отличаются друг от друга. У них разные основания.

Если в первом случае мы имеем дело с правонарушениями, за которые ответственность не наступает в силу определенных юридических условий или физического состояния лица, то во втором – ответственность уже имеет место и речь идет исключительно о правовых основаниях возможного освобождения от нее.

Такими основаниями могут быть:

1. Изменение обстановки ко времени рассмотрения дела в суде, когда деяние перестает быть общественно опасным.

Под изменением обстановки понимаются значительные изменения жизненных условий по сравнению с теми, которые существовали к моменту совершения правонарушения. Это может быть связано с политическими, экономическими, организационно-хозяйственными изменениями в масштабе страны и т.д.

2. Само лицо перестало быть общественно опасным в силу последующего безупречного поведения и добросовестного отношения к труду.

Под безупречным понимается такое поведение, которое соответствует требованиям норм права. Безупречность представляет собой отсутствие оснований для упрека или нареканий в процессе производственных отношений, а также честное выполнение лицом своих трудовых обязанностей.

3. Замена уголовного наказания другим (административным, дисциплинарным) или передача лица на поруки, в товарищеский суд. Основаниями наступления не уголовной, а иных видов ответственности служат обстоятельства, характеризующие как деяние, так и лицо, его совершившее:

а) преступление не представляет большой общественной опасности;
б) исправление и перевоспитание возможно без применения уголовного наказания.

4. Условно-досрочное освобождение от наказания. Эта мера заключается в освобождении осужденного при определенных, указанных в законе, основаниях от дальнейшего отбывания наказания до истечения срока, назначенного приговором суда, под условием несовершения преступления в течение оставшейся неотбытой части наказания, от отбытия которой осужденный освобождается. Условно-досрочное освобождение может быть применено к осужденному лишь в том случае, если он примерным поведением и честным отношением к труду доказал свое исправление, но после фактического отбытия не менее половины назначенного срока наказания.

5. Освобождение от уголовной ответственности, особенно в отношении несовершеннолетних.

В соответствии со ст. 90 УК РФ несовершеннолетний, впервые совершивший преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобожден от уголовной ответственности, если будет признано, что его исправление может быть достигнуто путем применения мер воспитательного воздействия.

При этом суд может обязать осужденного в определенный срок устранить причиненный вред, поступить на работу, не посещать определенные места, не выезжать с места постоянного жительства и т.д.

6. Освобождение от уголовной ответственности на основании акта амнистии.

7. Освобождение от уголовной ответственности на основании акта помилования.

8. Освобождение от наказания за совершение деяния, преступность и наказуемость которого были после вступления в законную силу приговора суда, назначившего это наказание, устранены уголовным законом.

Презумпция невиновности гражданина – это предположение, согласно которому лицо считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в установленном законом порядке. Презумпция невиновности есть проявление общей добропорядочности гражданина.

Смысл и назначение презумпции невиновности состоит в требовании полной и несомненной доказанности, твердо установленными фактами обвинения как основания выводов предварительного следствия в обвинительном заключении и суда в обвинительном приговоре. Из презумпции невиновности вытекает также правило, согласно которому всякое сомнение трактуется в пользу обвиняемого. Бремя доказывания виновности обвиняемого лежит на обвинителе.

Презумпция невиновности гражданина действует во всех отраслях права. Свое четкое выражение получила она в Основном Законе Российского государства и в Декларации прав и свобод человека и гражданина: «Каждый человек, привлекаемый к ответственности за правонарушение, считается невиновным, пока его вина не будет установлена судом в рамках надлежащей правовой процедуры. Право на защиту гарантируется».

Презумпция невиновности обвиняемого является гарантией установления истины по уголовному делу, сдерживающим фактором необоснованного осуждения гражданина, нарушения его законных прав, что весьма важно в условиях формирования правового государства.

Экологическая юридическая ответственность

Ответственность за экологические правонарушения - это предусмотренные законодательством меры принуждения государственно-правового характера, вызванные совершением экологического правонарушения. Эколого-правовая ответственность предусмотрена экологическим законодательством и возлагается специально уполномоченными на то государственными органами. Основанием эколого-правовой ответственности является причинение вреда окружающей природной среде, жизни и здоровью человека и его имуществу.

Под экологическим правонарушением понимается виновное противоправное деяние, нарушающее законодательство об охране окружающей среды, причиняющее, либо несущее реальную угрозу причинения вреда окружающей среде, жизни и здоровью человека и его имуществу.

Состав экологического правонарушения, являющегося основанием эколого-правовой ответственности, включает единство следующих элементов:

- противоправности деяния (как действия, так и бездействия);
- наличия вреда или реальной угрозы причинения вреда окружающей природной среде, жизни и здоровью человека и его имуществу;
- причинная связь между противоправным поведением и наступившим экологическим вредом.

Субъектами экологических правонарушений могут быть физические и юридические лица Российской Федерации, иностранные физические и юридические лица, а также лица без гражданства.

Под юридической ответственностью за экологические правонарушения понимается возложение на нарушителя природоохранных норм обязанности претерпевать неблагоприятные последствия за совершенное экологическое правонарушение.

Юридическая ответственность за экологические правонарушения выполняет четыре основные функции:

• превентивную - предупреждение новых экологических правонарушений;
• стимулирующую к соблюдению экологических норм;
• компенсационную - возмещение вреда окружающей среде и здоровью человека;
• карательную - наказание лица, совершившего экологическое правонарушение.

Федеральный закон «Об охране окружающей среды» за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды устанавливает имущественную, дисциплинарную, административную и уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Дисциплинарная ответственность за экологические правонарушения заключается в наложении администрацией предприятия, учреждения, организации на своего работника взыскания за неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих трудовых обязанностей, в результате которого наступило экологически неблагоприятное последствие.

За совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей.

Работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания:

- замечание;
- выговор;
- увольнение по соответствующим основаниям.

Федеральными законами, уставами и положениями о дисциплине для отдельных категорий работников могут быть предусмотрены также и другие дисциплинарные взыскания. Не допускается применение дисциплинарных взысканий, не предусмотренных федеральными законами, уставами и положениями о дисциплине (ст. 192 Трудового кодекса РФ).

Дисциплинарное взыскание может быть обжаловано работником в государственные инспекции труда или органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров.

Наложение дисциплинарного взыскания не исключает возможности привлечения виновного лица к другим видам юридической ответственности.

Административная ответственность представляет собой один из видов юридической ответственности граждан, должностных лиц и юридических лиц за совершение административного правонарушения.

Административная ответственность за экологические правонарушения предусматривается Кодексом Российской Федерации об административных нарушениях.

В главе 8 «Административные правонарушения в области охраны окружающей природной среды и природопользования» содержится 40 составов экологических проступков.

Которые можно разделить на три группы:

- невыполнение экологических требований;
- нарушение правил и порядка использования природных ресурсов и объектов;
- причинение вреда, либо уничтожение природных ресурсов и объектов.

К первой группе экологических проступков относятся:

- несоблюдение экологических требований при планировании, технико-экономическом обосновании проектов, проектировании, размещении, строительстве, реконструкции, вводе в эксплуатацию, эксплуатации предприятий, сооружений или иных объектов (ст. 8.1);
- несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с отходами производства и потребления или иными опасными веществами (ст. 8.2);
- нарушение правил обращения с пестицидами и агрохимикатами (ст. 8.3);
- нарушение законодательства об экологической экспертизе (ст. 8.4).

Ко второй группе экологических проступков относятся:

- нарушение требований по охране недр и гидроминеральных ресурсов (ст. 8.9);
- нарушение требований по рациональному использованию недр (ст. 8.10);
- нарушение правил и требований проведения работ по геологическому изучению недр (ст. 8.11);
- нарушение порядка предоставления в пользование и режима использования земельных участков и лесов в водоохранных зонах и прибрежных полосах водных объектов (ст. 8.12).

К третьей группе экологических проступков относятся:

- порча земли (ст. 8.6);
- незаконная порубка, повреждение либо выкапывание деревьев, кустарников или лиан (ст. 8.28);
- уничтожение мест обитания животных (ст. 8.29).

За совершение административных правонарушений применяются следующие административные наказания:

- предупреждение;
- административный штраф;
- возмездное изъятие орудия совершения или предмета административного правонарушения;
- конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения;
- лишение специального права, предоставленного физическому лицу;
- административный арест;
- административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства;
- дисквалификация.

Уголовная ответственность за экологические правонарушения выражается в ограничении прав и свобод лиц, виновных в совершении преступления, предусмотренного Уголовным кодексом РФ.

Составы экологических преступлений предусмотренных Уголовным кодексом РФ подразделяются на три группы:

- специальные;
- смежные;
- дополнительные.

Специальные составы экологических преступлений предусмотрены главой 26 Уголовного кодекса РФ «Экологические преступления». Специальными эти составы признаются в силу их узкой направленности, то есть объектом посягательства являются отношения по рациональному использованию природных ресурсов и объектов (например, нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ - ст. 246; порча земли - ст. 254; незаконная охота - ст. 258; загрязнение вод - ст. 250 и т. д.).

К специальным составам экологических преступлений относится ряд статей содержащихся и в других главах Уголовного кодекса РФ (например, экоцид - ст. 358; нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики - ст. 215 и т. д.).

К смежным составам экологических преступлений относятся такие составы, которые приобретают экологическую окраску лишь при определенных обстоятельствах, носящих объективный характер: регистрация незаконных сделок с землей (ст. 170); нарушение правил пожарной безопасности (ст. 219); нарушение санитарно-эпидемиологических правил (ст. 236) и т. д.

Дополнительными составами экологических преступлений следует считать такие составы, которые по своей природе не являясь экологическими, могут при определенных обстоятельствах затрагивать природоохранительные интересы (например, халатность - ст. 293; превышение должностных полномочий - ст. 286; служебный подлог - ст. 292 и т. д.).

Уголовный кодекс РФ за совершение экологических преступлений предусматривает следующие виды наказаний:

- штраф;
- обязательные работы;
- исправительные работы;
- лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью;
- ограничение свободы;
- арест;
- лишение свободы на определенный срок.

Субъективная сторона экологических преступлений характеризуется косвенным умыслом преступника, когда он осознает нарушение установленных правил, предвидит возможность наступления негативных последствий для окружающей среды и здоровья человека и сознательно допускает их наступление, либо относится к этому безразлично. В ряде составов экологических преступлений вина выражается в форме неосторожности.

Уголовная ответственность за экологические преступления наступает с шестнадцатилетнего возраста.

Имущественная ответственность за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды заключается в наложении на правонарушителя обязанности своим имуществом возместить причиненный окружающей среде и здоровью человека вред.

Федеральный закон «Об охране окружающей среды» устанавливает обязанность полного возмещения вреда окружающей среде. Юридические и физические лица, причинившие вред окружающей среде в результате ее загрязнения, истощения, порчи, уничтожения, нерационального использования природных ресурсов, деградации и разрушения естественных экологических систем, природных комплексов и природных ландшафтов и иного нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обязаны возместить его в полном объеме в соответствии с законодательством.

Вред окружающей среде, причиненный субъектом хозяйственной и иной деятельности, в том числе на проект которой имеется положительное заключение государственной экологической экспертизы, включая деятельность по изъятию компонентов природной среды, подлежит возмещению заказчиком и (или) субъектом хозяйственной и иной деятельности.

Вред окружающей среде, причиненный субъектом хозяйственной и иной деятельности, возмещается в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, а при их отсутствии исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды.

Общие основания и порядок привлечения к имущественной ответственности устанавливается гражданским законодательством Российской Федерации.

Компенсация вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется добровольно либо по решению суда или арбитражного суда.

Определение размера вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды, а также в соответствии с проектами рекультивационных и иных восстановительных работ, при их отсутствии в соответствии с таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, утвержденными органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды.

На основании решения суда или арбитражного суда вред окружающей среде, причиненный нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, может быть возмещен посредством возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды за счет его средств в соответствии с проектом восстановительных работ.

Иски о компенсации вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, могут быть предъявлены в течение двадцати лет.

Вред, причиненный здоровью и имуществу граждан негативным воздействием окружающей среды в результате хозяйственной и иной деятельности юридических и физических лиц, подлежит возмещению в полном объеме.

Определение объема и размера возмещения вреда, причиненного здоровью и имуществу граждан в результате нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется в соответствии с законодательством (ст. 79).

Требования об ограничении, приостановлении или прекращении деятельности юридических и физических лиц, осуществляемой с нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, рассматриваются судом общей юрисдикции или арбитражным судом.

Обстоятельства, исключающие юридическую ответственность

Любое противоправное деяние, как уже отмечалось, влечет за собой юридическую ответственность. Однако из этого общего правила имеются исключения, связанные с особенностями криминогенных общественных отношений, когда законодательством специально оговариваются такие обстоятельства, при наступлении которых ответственность исключается.

Невменяемость. Это обусловленная болезненным состоянием психики или слабоумием неспособность лица отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими в момент совершения правонарушения. Законодатель выделяет два критерия невменяемости: медицинский (биологический) и юридический (психологический).

Медицинский критерий предполагает следующие расстройства психической деятельности лица: хроническая душевная болезнь; временное расстройство деятельности; слабоумие; иное болезненное состояние психики.

Под юридическим критерием понимается такое расстройство психической деятельности человека, при котором он теряет способность отдавать отчет в своих действиях либо не способен руководить своими действиями. Отсутствие способности отдавать отчет в своих действиях образует интеллектуальный момент юридического критерия.

Не подлежит также наказанию лицо, совершившее преступление в состоянии вменяемости, но до вынесения судом приговора заболевшее душевной болезнью, лишающей его возможности отдавать отчет в своих действиях или руководить ими.

Необходимая оборона. Она имеет место при защите гражданином своих прав и законных интересов, а также прав и законных интересов другого лица, общества, государства от преступного посягательства, независимо от возможности избежать его либо обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Защита от нападения, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с угрозой применения такого насилия, является уже правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.

Крайняя необходимость. Э гот вид противоправного деяния допустим в случаях устранения опасности, угрожающей интересам государства, общественным интересам, личности или правам данного лица или других граждан, если эта опасность не могла быть устранена другими средствами, а причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный.

Действие в состоянии крайней необходимости становится общественно полезным актом только при соблюдении ограничительных условий, относящихся к опасности и к мерам по ее устранению.

Одно из условий крайней необходимости – наличие опасности, угрожающей интересам государства, общественным интересам, личности. Источниками опасности могут быть стихийные силы природы, животные, различного рода механизмы, человек и др.

Второе условие состоит в наличии опасности, которая уже начала превращаться в действительность в форме причинения вреда или создания реальных условий, при которых правоохраняемым интересам грозит неминуемая опасность.

Причинение вреда можно считать оправданным только тогда, когда у человека не было другого выхода, и он мог спасти более ценное благо лишь путем причинения вреда правоохраняемому интересу. Для подавляющего большинства граждан совершение действий в состоянии крайней необходимости является субъективным правом.

Малозначительность правонарушения, не представляющего общественной опасности. Вопрос о признании деяния малозначительным решается на основе совокупности фактических обстоятельств каждого конкретного дела. Здесь учитывается характер деяния, условия его совершения, отсутствие существенных вредных последствий, незначительность причиненного ущерба и т.д. Кроме того, действие или бездействие признается малозначительным только в том случае, если совершившее его лицо не только не причинило существенного вреда общественным отношениям, но и не намеревалось его причинить.

Казус. В силу многообразия общественных отношений многие из них трудно заранее предусмотреть и закрепить законодательно, поэтому они не подпадают под действие права. Государство охватывает правовыми рамками лишь те из них, которые на сегодняшний день являются наиболее важными и актуальными, т.е. требуют правового разрешения.

Меры юридической ответственности

Представителями первого направления юридическая ответственность понимается как негативная реакция государства на правонарушение, как мера государственного принуждения к соблюдению норм права через установление для нарушителя определенных неблагоприятных последствий. То есть основанием юридической ответственности выступает правонарушение. Некоторые ученые (С.С. Алексеев, В.Д. Ардашкин, Б.Т. Базылев и другие), придерживаясь в своих исследованиях этого определения юридической ответственности, высказывают точку зрения, что юридическая ответственность – не единственное средство воздействия на нарушителей, способ охраны субъективных прав и свобод граждан.

Существуют и другие меры, например, меры защиты. Если юридическая ответственность возникает в результате противоправного, осуждаемого государством и обществом деяния, то для осуществления мер защиты данные условия не являются обязательными, т.е. меры защиты могут быть результатом как противоправного, так и правомерного деяния, затрагивающего чьи-либо интересы (например: вред, причиненный в состоянии крайней необходимости). Отсюда – разница в функциях: главная функция юридической ответственности – штрафная, карательная, мер защиты – восстановление нарушенных прав, обеспечение исполнения юридической обязанности, охрана прав и законных интересов. В отраслях права соотношение мер ответственности и мер защиты различно.

Так, в гражданском праве меры защиты и меры ответственности направлены на восстановление нарушенных прав, однако меры ответственности несут также и карательную нагрузку, выражая государственное и общественное осуждение. В настоящее время ученые также выделяют такие правоохранительные институты, как меры пресечения, меры принудительного воспитательного воздействия, меры медицинского характера, реквизиция (изъятие имущества у собственников в государственных интересах с выплатой его стоимости) и др. Юридическая ответственность не только охраняет регулятивные нормы и соответствующие им правовые отношения, но и гарантирует действие иных охранительных правовых институтов.

Привлечение к юридической ответственности

Человек может быть привлечен к юридической ответственности лишь при наличии всех трех признаков правонарушения. Если он совершил действие, которое по своим объективным признакам похоже на правонарушение, но не виновен, то он освобождается от ответственности. Закон специально предусматривает два случая: действия человека в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости.

Необходимая оборона - это защита от противоправного нападения, от посягательства на жизнь, здоровье или имущество того, кто обороняется, или других лиц, а также организаций. Необходимая оборона остается правомерной до тех пор, пока не отражено преступное нападение и не задержан преступник.

Однако при этом средства защиты должны соответствовать характеру и опасности нападения. Типичным превышением пределов необходимой обороны является минирование фруктового сада или применение огнестрельного оружия против мальчишек, ворующих яблоки. Вместе с тем в России в настоящее время разрешено использование газовых баллончиков и пистолетов для самозащиты от хулиганских и бандитских нападений.

Крайняя необходимость - другое основание для освобождения от юридической ответственности. В состоянии крайней необходимости человек причиняет вред имуществу или здоровью другого, чтобы избежать еще большего вреда, если нет другой возможности: врач ампутирует гангренозные ноги, чтобы спасти больного от смерти; пожарные ломают заборы вокруг горящего дома, чтобы огонь не перекинулся на соседние дома.

К юридической ответственности люди могут привлекаться с определенного возраста:

— к гражданско-правовой—частично с 15, полностью с 18 лет;
— к дисциплинарной-с 16 лет;
— к административной-с 16 лет;
— к уголовной - с 16 лет, а за такие преступления, как убийство, нанесение телесных повреждений, причинивших расстройство здоровья, изнасилование, разбой, кража, грабеж, злостное хулиганство, - с 14 лет.

К юридической ответственности могут привлекаться только вменяемые лица, то есть те, кто способен отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими. Невменяемые не могут привлекаться к юридической ответственности. Это лица, страдающие хронической душевной болезнью, временным расстройством душевной деятельности, слабоумием и другими болезненными состояниями, когда человек теряет способность отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими.

Основаниями привлечения лица к юридической ответственности считаются:

• предусмотренность определенного вида правонарушения конкретными правовыми нормами;
• установленный в законном порядке факт совершения лицом данного правонарушения;
• наличие в деяниях предполагаемого правонарушителя состава правонарушения;
• отсутствие обстоятельств, исключающих юридическую ответственность;
• принятие правоприменительного акта (решения полномочного органа, лица) о привлечении лица, совершившего правонарушение, к юридической ответственности на основании соответствующих материальных и процессуальных норм.

Субъекты юридической ответственности

Общие положения о субъектах правоотношений юридической ответственности. Субъект права, субъект правоотношения, субъект правонарушения, субъект ответственности — близкие, но не тождественные понятия. Не любой субъект права может быть субъектом правоотношения, как и не любой субъект правоотношения может быть субъектом правонарушения и субъектом ответственности.

Например, малолетние лица могут быть участниками правоотношений, возникающих в связи с совершением ими мелких сделок, но они в силу своего малолетства не являются субъектами юридической ответственности и субъектами правонарушения.

Употреблять термин «субъект правонарушения» можно в двух значениях. Во-первых, абстрактно, говоря о субъекте вменяемом (деликтоспособном), а, следовательно — способным отвечать за содеянное. Во-вторых, имея в виду конкретное лицо, совершившее правонарушение. Понятие субъекта юридической ответственности по своим смысловым характеристикам ближе всего к понятию субъекта правонарушения, употребляемому в своем первом значении.

Во многом вопрос о том, кто является субъектами юридической ответственности, субъектами правоотношения, мы решаем, анализируя понятие субъекта правонарушения. Признаки, которые характеризуют субъекта правонарушения, одновременно характеризуют субъекта Правоотношения и субъекта юридической ответственности.

Применительно к настоящему исследованию нас интересует, прежде всего, круг тех субъектов права, которые могут выступать одновременно в качестве субъектов правоотношения, правонарушения и ответственности. Именно такая постановка вопроса вполне обоснована. Субъект правоотношения ответственности должен обладать признаками, характеризующими субъекта правонарушения, так как только от данного субъекта другая сторона правоотношения вправе требовать ответственного поведения и именно к такому субъекту имеется возможность применить меры государственного принуждения.

Правоотношение ответственности имеет, по меньшей мере, двух субъектов. С одной стороны правоотношения выступает лицо, наделенное правами и обязанное совершить определенные действия, а с другой стороны — субъект, обладающий правом и обязанностью требовать совершения определенных в правовой норме действий или бездействия. Если рассматривать регулятивные отношения ответственности, с одной стороны будет находиться деликтоспособное физическое или юридическое лицо, а с другой стороны — государство.

Однако данное деление носит условный характер, поскольку в регулятивных отношениях государство тоже выступает как обязанное лицо, связанное теми требованиями, которые закреплены в Конституции и других нормативно-правовых актах. Нельзя думать, что в регулятивных правоотношениях (впрочем, как и в других), одна сторона вправе требовать, а другая сторона обязана лишь исполнять предъявляемые требования.

Спорным является вопрос о сторонах гражданско-правового отношения. В гражданско-правовой литературе получила распространение концепция, согласно которой в роли другой стороны, как в регулятивном, так и охранительном отношении ответственности, выступает не государство в лице уполномоченных органов, а кредитор (потерпевший). Некоторые цивилисты идут еще дальше, утверждая, что такая ответственность является частноправовой, а ее субъект несет ответственность не перед государством, а перед потерпевшим. На первый взгляд, такая позиция подкупает, но при ближайшем рассмотрении она не выдерживает критики.

Субъект всегда несет ответственность перед государством. Не существует частноправовой ответственности. Все право и вся ответственность по своей природе носят публично-правовой характер. За кредитором (или потерпевшим) в гражданско-правовых отношениях всегда стоит государство, у кредитора всегда имеется возможность прибегнуть к государственному принуждению. Можно несколько изменить постановку проблемы и найти компромиссный вариант, а именно рассматривать гражданско-правовые отношения ответственности не как двусторонние, а как трехсторонние.

Именно так поступают некоторые ученые-криминалисты в связи с расширением диспозитивности уголовного права и приданием волеизъявлению потерпевшего для развития динамики отношений ответственности иного значения, отличного от того, которое предусматривалось по УК РСФСР 1960 г. В гражданско-правовых отношениях ответственности воля государства остается «связанной» до того момента, пока не последует соответствующего волеизъявления потерпевшего.

Некоторые виды уголовно-правовых отношений аналогичны гражданско-правовым в том смысле, что воля и деятельность государства находятся в зависимости от волеизъявления потерпевшего. В связи с этим необходимо различать потерпевшего как субъекта уголовно-правовых отношений и потерпевшего как субъекта уголовно-процессуальных отношений. Наделение потерпевшего субъективным правом давать согласие на освобождение от уголовной ответственности означает не что иное, как признание за потерпевшим статуса субъекта уголовного правоотношения.

Правоотношения ответственности, в которых реализация прав и обязанностей правонарушителя зависит от волеизъявления потерпевшего, можно назвать диспозитивными. Динамично развивающееся законодательство свидетельствует о невозможности раскрывать все отношения ответственности по какому-то единому шаблону и побуждает исследователей обнаруживать все новые и новые особенности правоотношений ответственности. В принципе это относится и к гражданско-правовым материальным и процессуальным отношениям.

Спорным является вопрос о том, кто играет роль субъекта отношений ответственности. Одни ученые считают, что таковым является и государство, другие называют специальные органы государства. Наиболее распространенным является мнение, согласно которому субъект отношений ответственности — это государство в лице своих компетентных органов, которые непосредственно вступают в правоотношения ответственности.

Диаметрально противоположную позицию занимает Г. О. Петрова, утверждающая, что субъектом уголовно-правовых отношений ответственности является не государство, а общество.

Суть ее рассуждений такова:

- вред причиняется обществу в целом;
- материальным признаком преступления служит общественная опасность;
- преступность — явление социальное;
- государство — только часть (структурный элемент) общества;
- если признать государство субъектом уголовно-правовых отношений, то преступление следует признать не общественно опасным, а государственно опасным.

Здесь налицо подмена понятий и подмена собственно предмета спора. В идеале государство отражает интересы общества и защищает как общество в целом, так и отдельных его членов. Исходя из того, кому причинен вред, нельзя судить, кто должен стать другой стороной уголовно-правового отношения. Общество незримо присутствует в отношениях ответственности, однако, не как субъект, а как объект охраны.

Воля и деятельность уполномоченных государством органов в отношениях ответственности вполне конкретна, а вот выделить волю и деятельность общества в таких отношениях проблематично. В науке международного права существует относительное согласие по поводу того, что субъектами деликта публично-правового характера и субъектами публичной международно-правовой ответственности могут быть государства и межгосударственные организации, а субъектами деликта частноправового характера и субъектами соответствующего вида ответственности — физические и юридические лица, а иногда — государства и международные организации.

Итак, кто же является другой стороной отношений ответственности: государство? уполномоченные органы? или государство в лице уполномоченных органов? Государство осуществляет свою деятельность через уполномоченные им органы, которые опосредует волю государства в своей деятельности, а сами государственные органы всегда действуют от имени государства. Поэтому другой стороной в правоотношении ответственности будет выступать государство в лице уполномоченных органов.

Однако отношения ответственности многообразны, и окончательный ответ на поставленный вопрос зависит от конкретного их вида. Скажем, в общерегулятивных отношениях ответственности ввиду относительной неопределенности круга их субъектов другой стороной правоотношения является государство как властный субъект, адресующий требования по соблюдению и исполнению предписаний норм, предусматривающих юридическую ответственность, неопределенному кругу лиц.

В конкретных регулятивных отношениях ответственности (например, в гражданско-правовых) роль другой управомоченной стороны играет физическое или юридическое лицо, а государство в лице уполномоченных им органов присутствует абстрактно, поскольку субъект наделен правом обратиться к уполномоченным органам для применения мер государственного принуждения в случае неисполнения обязательства.

В конкретных отношениях ответственности, возникающих в связи с юридическим фактом правонарушения, другой управомоченной стороной правоотношения является государство в лице уполномоченных органов. Однако участниками этих правоотношений могут быть потерпевший и кредитор, а сами эти отношения можно рассматривать не как двусторонние, а как трехсторонние.

Субъект — сложная философская категория. Правовая категория субъекта правонарушения и юридической ответственности представляет собой специфическое преломление общефилософской категории субъекта в правовой науке. Субъектом ответственности может быть только лицо, способное осознавать общественный смысл своих действий, смысл правовых и иных социальных требований, и соотносить с ними свои действия.

Субъект юридической ответственности в юридической литературе традиционно определяется как вменяемое (деликтоспособное) лицо, достигшее возраста, определенного в нормативно-правовом акте, предусматривающем юридическую ответственность. Деликтоспособность означает способность субъекта самостоятельно нести юридическую ответственность за совершенное правонарушение.

Право наделяет деликтоспособностью людей, которые в состоянии сознательно выбрать определенный вариант поведения, предвидеть последствия своих поступков. Наиболее обобщенным понятием, которое включает в себя дееспособность, правоспособность, деликтоспособность, является правосубъектность.

В юридической литературе высказано мнение, согласно которому субъектом добровольной формы реализации юридической ответственности может быть и то лицо, которое не достигло возраста привлечения к государственно-принудительной ответственности.

Если субъект не может нести принудительную юридическую ответственность, следовательно, он не может нести и добровольную юридическую ответственность, поскольку право ориентировано на сознание личности и ее волевое поведение. Такое лицо является субъектом права, но не субъектом ответственности. Данное лицо можно признать субъектом другого вида социальной ответственности, например моральной, семейной (но не в правовом смысле).

Юридическая ответственность во всех ее проявлениях наступает с того возраста, который определен для субъекта правонарушения. Законодатель, устанавливая возраст, с которого наступает ответственность, предполагает, что с его наступлением лицо может осознавать характер предъявляемых к нему требований, а, следовательно, и нести ответственность.

До наступления установленного возраста (будучи малолетним) человек может являться субъектом иных, не юридических видов ответственности. Другое дело, что все люди уникальны: одни приобретают необходимую сознательность чуть раньше, другие — несколько позже.

В связи с законодательным закреплением в УК РФ понятия ограниченной (уменьшенной) вменяемости возникла проблема понимания законодательной формулы «не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), либо руководить ими». Здесь складывается двойственная ситуация: в случае констатации ограниченной вменяемости суд может назначить наказание или принудительные меры медицинского характера (ч. 2 ст. 22).

В УК РФ отсутствует понятие вменяемости, оно выводится путем сопоставления с понятием невменяемости. Проанализировав нормативные акты, дающие определение неделиктоспособности (невменяемость в УК РФ, КоАП РФ, НК РФ и недееспособность в ГК РФ), мы обнаружили в них определенные противоречия.

Скажем, согласно ГК РФ медицинским критерием признания субъекта недееспособным является наличие психического расстройства (ст. 29), согласно КоАП РФ — хроническое психическое расстройство, временное психическое расстройство, слабоумие, иное болезненное состояние психики (ст. 2.8), согласно УК РФ — психическое расстройство, временное психическое расстройство, слабоумие или иное болезненное состояние психики (ст. 21), согласно НК РФ — болезненное состояние (ст. 111). В принципе, в нормативно-правовых актах достаточно «одного наименования — психическое расстройство». Понятия невменяемости, содержащиеся в различных нормативно-правовых актах, должны быть идентичны друг другу, равным образом должны быть идентичны друг другу критерии невменяемости.

Определенные противоречия возникают и при определении юридического критерия невменяемости:

- КоАП РФ таковым считает отсутствие у субъекта способности осознавать фактический характер и противоправность своих действий (бездействия);
- УК РФ — отсутствие способности осознавать общественную опасность своих действий (бездействия), либо руководить ими;
- ГК РФ — отсутствие способности понимать значение своих действий или руководить ими;
- НК РФ — отсутствие способности отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими.

В ст. Ill НК РФ законодатель вообще «забывал» об осознании субъектом упречности, общественной опасности своих действий, их противоправности, вредности (все это подменяется туманной формулой «отдавать себе отчет в своих действиях»), а ст. 110 НК РФ (формы вины при совершении налогового правонарушения) требует, чтобы лицо, совершившее налоговое правонарушение, осознавало противоправный (подчеркнуто нами) характер своего действия или бездействия. Осознание противоправности может сложиться только на основе осознания общественной опасности и на основе способности осознавать общественную опасность, а не на основе «способности отдавать отчет».

Некоторые авторы при изучении вопросов невменяемости и вменяемости в уголовном праве пришли к выводу о необходимости определения понятия невменяемости в уголовном праве с помощью смежных с ним общеправовых категорий правосубъектности и деликтоспособности.

Такой подход, по их мнению, позволяет определить невменяемость в качестве разновидности уголовно-правовой неделиктоспособности. Возможно предположить, что разработка данных категорий на базе общеправовых понятий правоспособности, деликтоспособности, правосубъектности, дееспособности является одной из задач отраслевых юридических наук.

Гражданский кодекс РФ несколько изменил подход к пониманию деликтоспособности. Полностью деликтоспособными признаются граждане, достигшие 18-летнего возраста. Однако из этого правила допускаются изъятия: полная дееспособность может возникнуть у гражданина и до достижения 18-летнего возраста в случаях, во-первых, вступления в брак с лицом, не достигшим 18 лет, если ему в установленном законом порядке был снижен брачный возраст, а во-вторых, при эмансипации.

Эмансипация (ст. 27 ГК РФ) — это новый гражданско-правовой институт, означающий объявление несовершеннолетнего, достигшего 16 лет, если он работает по трудовому договору либо с согласия родителей занимается предпринимательской деятельностью, полностью дееспособным.

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет обладают правом совершать любые сделки при условии письменного согласия их законных представителей. Такие лица в соответствии с п. 3 ст. 26 ГК РФ несут самостоятельную имущественную ответственность по заключенным сделкам, а также за причинение вреда. В случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителями.

Классификация субъектов юридической ответственности и субъектов правоотношений весьма обширна; выделяют общий и специальный субъект, индивидуальный и коллективный субъект. Особое значение имеет классификация в зависимости от отраслевой принадлежности: субъекты конституционной, уголовной, гражданско-правовой, административной ответственности.

Однако классификация в зависимости от отраслевой принадлежности не охватывает всех видов субъектов юридической ответственности. Субъекты дисциплинарной, материальной ответственности и соответствующих правоотношений выделяются уже в зависимости от вида юридической ответственности. Любой вид юридической ответственности характеризуется и определенным отраслевым видом правоотношений. Поэтому классификация субъектов в зависимости от видов юридической ответственности будет наиболее полной.

Субъекты конституционной ответственности могут быть как индивидуальными, так и коллективными. К индивидуальным субъектам конституционной ответственности относятся: Президент РФ, члены Федерального Собрания, главы субъектов РФ, члены Конституционного Суда, Уполномоченный по правам человека, члены Правительства, Председатель Счетной палаты и его заместитель, Генеральный прокурор, главы органов местного самоуправления, депутаты законодательных органов субъектов РФ.

К коллективным субъектам конституционной ответственности относятся: государство в целом, субъекты РФ, исполнительные и законодательные органы субъектов РФ, Правительство РФ, Государственная Дума, Совет Федерации, органы местного самоуправления.

Выделяя органы местного самоуправления в качестве субъектов конституционной ответственности, мы исходим из следующего. Во-первых, правовые основы деятельности органов местного самоуправления закреплены в Конституции РФ (гл. 8). Во-вторых, государство делегировало органам местного самоуправления часть своих полномочий (ст. 132). В-третьих, Конституционный Суд в своем постановлении признал ответственность органов местного самоуправления и их должностных лиц соответствующей Конституции РФ.

В то же время мы против необоснованного расширения перечня субъектов Конституционной ответственности. Так, Н. М. Колосова в качестве субъектов конституционной ответственности выделяет физических лиц и общественные объединения. Л. С. Мамут считает, что субъектом конституционной ответственности является народ. В случае выделения в качестве субъектов конституционной ответственности физических лиц происходит смешение конституционной ответственности с другими видами юридической ответственности: уголовной, гражданско-правовой, налоговой, дисциплинарной.

Народ как социальная общность может выступать субъектом политической, моральной, религиозной ответственности, но не юридической, а действующее законодательство не предусматривает правонарушений, субъектом которых являлся бы народ. «Народ (нация) не выступает субъектом конституционной ответственности, поскольку он не обладает всеми необходимыми признаками субъектов конституционной ответственности, в частности, не имеет конституционной деликтоспособности».

Гражданин связан теми требованиями, которые предъявляет ему государство:

- каждый гражданин РФ несет равные обязанности;
- граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ (ч. 2 ст. 15);
- осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 17);
- каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы (ст. 67);
- каждый обязан охранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам (ст. 58);
- защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина РФ (ст. 59).

Следует ли из сказанного, что физическое лицо является субъектом конституционной ответственности? Думается, нет. Основные обязанности граждан отражают их общую правовую связь с государством, которая служит фундаментом для формирования налоговой, гражданско-правовой, дисциплинарной, уголовной юридической ответственности.

Субъектом некоторых правоотношений ответственности может быть только специальный субъект. Правоотношения со специальным субъектом предусмотрены большинством отраслей отечественного законодательства. Признаки, которые характеризуют специальный субъект правоотношения, называются дополнительными. Признаки специального субъекта законодательство связывает с гражданством, полом, должностным положением, родственными отношениями, наличием судимости, родом занятий, наличием определенного образования и т.д.

Во многих нормативных актах специально подчеркивается, что субъектами их нарушения являются должностные лица. Анализ современного законодательства показывает, что все большее количество нормативных актов предусматривает ответственность для должностных лиц. Указывая на ответственность должностных лиц, законодатель, как правило, отсылает к нормам гражданского, административного, трудового, уголовного права.

Увеличение числа нормативных актов, предусматривающих ответственность должностных лиц, обусловлено построением в нашей стране правового государства и служит претворению в жизнь принципа взаимной ответственности. Другое дело, что с юридико-технической точки зрения эти нормативные акты оставляют желать лучшего.

Еще в 1978 г. Европейский комитет по проблемам преступности Совета Европы рекомендовал законодателям европейских государств признавать юридические лица субъектами уголовной ответственности за экологические преступления. Следует отметить, что наше административное право откликнулось на эти рекомендации.

В настоящее время наблюдается тенденция к расширению круга нормативных актов, предусматривающих коллективных субъектов правонарушения. Ответственность юридических лиц предусмотрена Водным кодексом (ст. 131), Лесным кодексом (ст. Ill), Налоговым кодексом (ст. 107) и другими нормативными актами. Расширение круга коллективных субъектов юридической ответственности характерно для административного, земельного, экологического, налогового права. Отмеченная тенденция заслуживает одобрения и вполне обусловлена развитием рыночной экономики в нашей стране. Фактически лишь одна отрасль права — уголовная — не предусматривает ответственности юридических лиц.

Идея о признании юридических лиц субъектами уголовной ответственности активно обсуждалась в юридической печати, но не была поддержана законодателем. При обсуждении и голосовании проекта в первом чтении в Государственной Думе данное предложение не прошло. Таким образом, субъектом преступления в уголовном праве является только физическое лицо, вменяемое, достигшее установленного ст. 20 УК возраста.

Субъектами гражданско-правовой ответственности являются физические и юридические лица. В условиях становления рыночной экономики и частной собственности как господствующей необходимо рассматривать сущность юридического лица с точки зрения того, кто формирует его волю и несет ответственность за его действия. Согласно ГК ответственность, в конечном счете, несет собственник. Особое место в системе коллективных субъектов гражданско-правовых отношений занимает государство.

В гражданско-правовых отношениях государство выступает в качестве одного из равноправных партнеров и не обладает властными полномочиями. От имени государства всегда действуют государственные органы, как являющиеся юридическими лицами, так и не признаваемые таковыми. Именно их воля и позволяет государству выступать в качестве субъекта гражданско-правовой ответственности.

К таким органам относится РФ, субъекты РФ, муниципальные образования. Однако в ГК РФ заложены только основы, «зачатки» ответственности государства. Реалии последних 10—12 лет демонстрируют безответственность государства как субъекта гражданско-правовых отношений.

Пример первый: отношения граждан и сберегательного банка РФ как представителя государства. В 1991—1993 гг. при «заморозке» вкладов пострадали граждане. Ущерб «возмещается» по сей день. Пример второй: отношения банков и государства. В августовском кризисе пострадали банки, а в результате и граждане. Ответственности государство не несет никакой.

Ущерб «возмещается» по сей день. Пример третий: отношения государства и юридических лиц. В связи с кризисом 1998 г. пострадали юридические лица. Ущерб «возмещается» по сей день. Проблема в том, что государство, не отражая интересов граждан и общества, делает свою ответственность за масштабные стратегические просчеты сугубо декларативной.

Абсурдными и не выдерживающими никакой критики следует признать некоторые положения ст. 1078 ГК РФ. В ней подчеркивается: «Гражданин, причинивший вред в состоянии, когда он не мог понимать значения своих действий, руководить ими, не отвечает за причиненный вред». Совершенно верно, ведь недееспособное лицо не может нести ответственности. Но далее статья гласит: «Если вред причинен жизни или здоровью потерпевшего, суд может с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств возложить обязанность по возмещению вреда полностью или частично на причинителя вреда».

Мы считаем, что отвечать человек может лишь за то, что отразилось в его сознании. Подобные нормы противоречат принципу справедливости и не только не способствуют формированию уважительного отношения к закону, а наоборот, провоцируют распространение правового нигилизма. Недопустимо устанавливать ответственность за те действия, которые субъект совершил в состоянии временного психического расстройства.

Ф. Энгельс писал: «Невозможно рассуждать о морали и праве, не касаясь вопроса о так называемой свободе воли, о вменяемости человека, об отношении между необходимостью и свободой». Механизм ответственности рассчитан на субъекта, обладающего способностью адекватно воспринимать социальную действительность и руководить своими действиями.

Еще дальше зашел Налоговый кодекс, определяя неосторожность через понятие «неосознанное». Так, в ч. 3 ст. 110 НК РФ отмечается: «если лицо, его совершившее, не осознавало противоправного характера своих действий, либо вредоносный характер последствий, возникший вследствие этих действий (бездействия), хотя должно было и могло это осознавать» (ч. 3 ст. 110 НК).

Употребление законодателем формулы «не осознавало» противоречит учению о свободе воли и детерминистическому пониманию поведения человека. Получается, что субъекту приходится отвечать буквально ни за что. Государственно-принудительная и добровольная формы реализации юридической ответственности должны быть рассчитаны на осознанное и волевое поведение субъекта.

Субъектами административной ответственности являются физические лица, должностные лица, юридические лица. Специфика административной ответственности должностных лиц состоит в том, что она наступает за нарушение норм трудового, экологического, земельного законодательства. Административная ответственность должностных лиц предусмотрена за правонарушения, посягающие на конституционные права граждан, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и т.д.

Из анализа норм Кодекса об административных правонарушениях следует, что выделяются три вида должностных лиц: должностные лица, выполняющие функции представителя власти, организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, местного самоуправления, в государственных и муниципальных организациях, в Вооруженных Силах РФ; лица, выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции иных организаций; индивидуальные предприниматели без образования юридического лица. Ответственность физических лиц предусмотрена с 16 лет.

В новом КоАП РФ нашла свое отражение идея распространения действия административной ответственности на юридических лиц. Основные положения об административной ответственности юридических лиц закреплены в ст. 2.10 КоАП. Во-первых, юридические лица подлежат административной ответственности в случаях, предусмотренных статьями раздела II КоАП или законами субъектов РФ.

Во-вторых, если в статьях разделов I, III, IV, VI не указано, что установленные данными статьями нормы применяются только к физическому лицу или только к юридическому лицу, данные нормы в равной мере действуют в отношении и физических, и юридических лиц. В-третьих, из смысла закона может вытекать, что данные нормы могут быть применены только к физическому лицу. Согласно КоАП, к юридическому лицу могут быть применены такие меры административной ответственности, как предупреждение и штраф.

К субъектам финансовой ответственности относятся:

- государство в целом;
- законодательные, исполнительные органы РФ;
- законодательные, исполнительные органы субъектов РФ;
- муниципальные образования;
- банковские учреждения;
- организации (предприятия, бюджетные учреждения).

Физические лица могут становиться субъектами финансовой ответственности в виде исключения на основании ФЗ РФ «О валютном регулировании и валютном контроле».

В финансово-правовой литературе отмечается, что тот орган, на долю которого приходится финансовая дееспособность РФ, не всегда является одновременно деликтоспособным. Деликтоспособностью в финансовых правоотношениях с участием государства обладает только государство в целом или субъект РФ. В Бюджетном кодексе проводится идея о том, что он должен регламентировать ответственность не физических лиц, а организаций, прежде всего субъектов РФ, госорганов и др.

Презюмируется, что ответственность физических лиц (прежде всего должностных) за нарушение норм бюджетного законодательства должна быть установлена в Кодексе об административных правонарушениях и Уголовном кодексе РФ.

Из Налогового кодекса следует, что субъектами правоотношений ответственности являются налогоплательщики, которые могут быть индивидуальными и коллективными. Это юридические лица, физические лица, частные предприниматели, налоговые агенты. Государство (в лице уполномоченных органов) выступает в качестве субъекта налогового правоотношения, но никак не субъекта налоговой ответственности.

Если налоговые органы, их должностные лица нарушают возложенные на них обязанности, злоупотребляют предоставленными правами, для них должна наступать уголовная, гражданско-правовая, административная, дисциплинарная, но не налоговая ответственность.

По общему правилу трудовая деликтоспособность возникает с 16 лет. Одного факта достижения определенного в законе возраста недостаточно, необходимо, чтобы субъект заключил трудовой договор, лишь тогда он становится участником трудовых отношений. В некоторых случаях возможно наступление трудовой деликтоспособности по достижении возраста пятнадцати или четырнадцати лет (ст. 63 ТК РФ).

Ответственность по трудовому законодательству может быть дисциплинарной и материальной. Претворяет в жизнь принцип взаимной ответственности положение, закрепленное в ст. 195 ТК: «Работодатель обязан рассмотреть заявление представительного органа работников о нарушении руководителем организации, его заместителем законов и иных нормативных правовых актов о труде, условий коллективного договора. В случае, если факты нарушений подтвердились, работодатель обязан применить к руководителю организации, его заместителям дисциплинарное взыскание вплоть до увольнения».

Помимо Трудового кодекса субъекты дисциплинарной ответственности определяются в различных нормативно-правовых актах, регламентирующих тот или иной вид государственной службы.

Они закреплены в следующих нормативно-правовых актах:

- ФЗ РФ «О полиции»;
- ФЗ РФ «О Прокуратуре РФ»; - ФЗ РФ «О федеральных органах налоговой полиции»;
- ФЗ РФ «О службе в таможенных органах РФ»;
- ФЗ РФ «О судебных приставах»;
- Положении «О службе в органах внутренних дел РФ» и др.

Анализ этих нормативно-правовых актов показывает, что дисциплина труда государственных служащих, помимо требований, указанных в ТК РФ, непосредственно связана с обязанностью соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, конституционный строй, Конституцию РФ.

Итак, субъект правоотношения ответственности должен обладать признаками, характеризующими субъекта правонарушения, поскольку лишь от такого лица другая сторона правоотношения вправе требовать ответственного поведения и именно к такому субъекту имеется возможность применить меры государственного принуждения.

С одной стороны правоотношения выступает лицо, наделенное правами и обязанное совершить определенные действия, а с другой стороны — субъект, обладающий правом и обязанностью требовать совершения определенных в правовой норме действий или бездействия. Если рассматривать регулятивные отношения ответственности, с одной стороны будет находиться деликтоспособное физическое или юридическое лицо, а с другой стороны — государство.

Однако данное деление носит условный характер, ведь государство в регулятивных отношениях тоже выступает как обязанное лицо, связанное теми требованиями, которые закреплены в Конституции и других нормативно-правовых актах.

Юридическая ответственность работника

Самым распространенным видом юридической ответственности, применяемым за трудовые правонарушения, является дисциплинарная. Суть ее заключается в том, что работник, совершивший дисциплинарный проступок, т.е. не выполнивший или ненадлежащим образом выполнивший свои трудовые обязанности, может быть в установленном законом порядке подвергнут одному из взысканий, предусмотренных Трудовым кодексом. Вред, причиняемый дисциплинарным взысканием, как правило, не является явным: он выражается в снижении производительности труда, ухудшении нравственной атмосферы на предприятии и т.п. Дисциплинарная ответственность может быть применена к работнику независимо от того, был ли причинен работодателю имущественный вред в результате дисциплинарного проступка или нет.

В том случае, если работник, не выполнивший надлежащим образом свои трудовые обязанности, причинил материальный ущерб работодателю, последний может привлечь нарушителя к материальной ответственности.

Материальная ответственность заключается в обязанности одной из сторон трудового договора возместить ущерб, причиненный другой стороне в результате виновного неисполнения своих трудовых обязанностей. Данный институт призван, во-первых, обеспечить возмещение работником организации причиненного ущерба, во-вторых, положительно воздействовать на работников в духе воспитания у них бережного отношения к имуществу работодателя, в-третьих, гарантировать права работников путем установления перечня оснований и порядка привлечения работника к материальной ответственности.

Основанием для применения материальной ответственности является так называемое «имущественное правонарушение», причиняющее организации прямой действительный ущерб.

Основанием для применения материальной ответственности является так называемое «имущественное правонарушение», причиняющее организации прямой действительный ущерб.

Согласно ст. 238 Трудового кодекса РФ, под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам. Упущенная выгода, которую не получил работодатель в результате имущественного нарушения, возмещению не подлежит.

В зависимости от объема возмещаемого ущерба материальная ответственность традиционно подразделяется на ограниченную и полную. Общее правило, установленное ст. 241 ТК РФ, гласит, что за причиненный ущерб работник несет ограниченную материальную ответственность – в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами. Полная материальная ответственность может быть возложена на работника только в случаях, предусмотренных действующим законодательством.

Статья 243 ТК РФ дает закрытый перечень случаев, в которых работник может быть привлечен к полной материальной ответственности. Порядок взыскания ущерба определен в ст. 248 ТК РФ. Статья 242 ТК РФ ограничивает основания привлечения к полной материальной ответственности несовершеннолетних работников: они несут полную материальную ответственность лишь за умышленное причинение ущерба, за ущерб, причиненный в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, а также за ущерб, причиненный в результате совершения преступления или административного проступка.

Однако дисциплинарная и материальная – это не единственные виды ответственности, которые может повлечь за собой нарушение трудовых обязанностей, допущенное работником. Рассмотрим следующий пример.

Работник, занимающий должность водителя, в рабочее время при выполнении служебных обязанностей допустил нарушение правил дорожного движения, стал виновником дорожно-транспортного происшествия и сорвал график поставки товаров контрагентам работодателя.

Как можно квалифицировать его действия:

Во-первых, работник ненадлежащим образом выполнил свои трудовые обязанности, по неосторожности причинил вред вверенному ему транспортному средству работодателя, нарушив обязанность относиться к нему бережно и не допускать повреждения или гибели. Таким образом, работник может быть привлечен к дисциплинарной и материальной ответственности перед работодателем.
Во-вторых, работник сорвал поставку товаров, нарушив договорные обязательства работодателя перед контрагентами. Кроме того, в результате ДТП водитель причинил вред третьему лицу, повредив его автомобиль. Таким образом, работник совершил два гражданских правонарушения: договорное и внедоговорное (деликт), ответственность за которые несет работодатель согласно статьям 15, 393, ч. 1 ст. 1068 ГК РФ. Если работодатель является владельцем транспортного средства, то его ответственность перед потерпевшим в ДТП обусловлена еще и ч. 1 ст. 1079 ГК РФ. Если суммы страхового возмещения по договору ОСАГО будет достаточно, чтобы компенсировать убытки потерпевшего, тогда у работодателя не возникнет обязанности компенсировать причиненный ущерб. Однако если страхового возмещения окажется недостаточно, то второй участник ДТП сможет потребовать, в том числе через суд, компенсации. Работодатель, удовлетворив законные требования третьих лиц, сможет привлечь к материальной ответственности своего работника, который был за рулем в момент ДТП.
В-третьих, работник, нарушивший правила дорожного движения, совершил административное правонарушение, за которое будет привлечен к ответственности согласно Кодексу РФ об административных правонарушениях. Административное правонарушение – это действие или бездействие, предусмотренное действующим законодательством как основание возложения на виновное лицо административного взыскания. Административное правонарушение характеризуется более высокой степенью общественной опасности, нежели дисциплинарный проступок и имущественное нарушение трудовых обязанностей.

Кодекс об административных правонарушениях и иные федеральные законы, устанавливающие административную ответственность, предусматривают множество составов, которые могут быть выполнены при осуществлении лицом своих трудовых обязанностей. Например, должностное лицо, ответственное за утверждение рекламных макетов и соответствие рекламы предприятия требованиям законодательства о рекламе, может быть привлечено к ответственности по ст. 14.3 КоАП РФ в случае, если одобренная им к размещению реклама была признана незаконной решением Федеральной антимонопольной службы России. Должностное лицо, ответственное за ценовую политику предприятия, может быть привлечено к ответственности по ст. 14.6 КоАП РФ за завышение регулируемых государством цен на социально значимые товары. Поскольку соответствующие должностные лица допустили нарушения в тех областях, за которые они назначены ответственными приказом руководителя предприятия, следует признать, что они ненадлежащим образом выполнили свои трудовые обязанности и могут быть подвергнуты дисциплинарному взысканию. Как правило, уполномоченные органы редко налагают взыскание только на должностных лиц: обычно они штрафуют также и само предприятие. Таким образом, в результате ошибки ответственного работника причиняется действительный наличный вред работодателю, что, в свою очередь, является основанием для привлечения виновного к материальной ответственности.

К сожалению, нередки ситуации, когда работники совершают деяния, которые не только не соответствуют условиям их трудового договора и действующего трудового законодательства, но и являются наказуемыми с точки зрения уголовного права. Согласно ст. 14 УК РФ, преступление – это виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК РФ под угрозой наказания.

Руководители предприятий желают избавиться от лица, по их убеждению, например, присвоившего имущество работодателя, немедленно и не хотят ждать несколько месяцев до вынесения судом соответствующего решения.

Степень общественной опасности нарушения, допущенного работником, возрастает от дисциплинарного проступка к имущественному и гражданскому правонарушению, далее – к административному проступку и к уголовному преступлению.

Следует отметить, что согласно ст. 243 ТК РФ причинение работодателю ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда, а равно причинение ущерба в результате административного проступка, если факт совершения такового установлен соответствующим государственным органом, являются основаниями для привлечения правонарушителя к полной материальной ответственности.

Данные основания привлечения к полной материальной ответственности корреспондирует подп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Работник может быть уволен по инициативе работодателя, если он совершил по месту работы хищение (в том числе мелкое), растрату, или умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, установленные вступившим в законную силу приговором суда или постановлением судьи, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях.

Основное препятствие, лежащее на пути прекращения трудовых отношений с нарушителем и взыскания ущерба на основании совершенного по месту работы хищения, – это необходимость ожидать завершения дознания и предварительного следствия, а затем – суда и вступления в законную силу приговора в отношении виновного работника. Руководители предприятий желают избавиться от лица, по их убеждению, например, присвоившего имущество работодателя, немедленно и не хотят ждать несколько месяцев до вынесения судом соответствующего решения. С одной стороны, потерявший доверие предполагаемый расхититель по-прежнему является работником предприятия, вращается в трудовом коллективе, отрицательно влияет на рабочую атмосферу. С другой стороны, закон совершенно обоснованно защищает интересы работника: ведь даже если руководитель убежден, что работник является растратчиком, это в итоге может оказаться заблуждением.

Важно, что подобные подозрения должны строиться только на основе достоверных документов. Например, на практике встречаются случаи систематического составления и предоставления работодателю недостоверных авансовых отчетов. Помимо незаконных приемов, описанных в судебной практике (типа изготовления поддельных товарных чеков и чеков контрольно-кассовых машин), следует отметить вопиющие по своей простоте и открытости способы.

Один работник прилагал к авансовым отчетам авиабилеты и предъявлял к возмещению стоимость перелетов, хотя они оплачивались компанией в безналичном порядке. Другой сотрудник, прилагая к отчету подлинные чеки контрольно-кассовой техники, подтверждавшие его представительские расходы на питание с деловыми партнерами, пытался предъявить возмещению не стоимость обедов и ужинов, а общую внесенную сумму, без вычета сдачи. Однажды по недосмотру лица, утверждающего авансовые отчеты, за чашку кофе, стоившую 150 рублей, такой работник получил возмещение в размере 500 рублей, т.к. в чеке было указана эта цифра – номинал внесенной им суммы.

Благодаря наличию документов, подтверждающих совершение хищения, в практической деятельности юристов и кадровых работников применяется широко известный и понятный прием, позволяющий быстро возместить ущерб и избавиться от работника, обоснованно подозреваемого в совершении по месту работы хищения. Имеющиеся материалы необходимо собрать, сделать с них копии, подготовить проект заявления в органы внутренних дел. Целесообразно записаться на прием и предварительно побеседовать со следователями, ведущими дела по экономическим преступлениям в УВД по месту нахождения организации (или ее обособленного подразделения, сотрудник которого подозревается в совершении хищения). В том случае, если стоимость похищенного превышает 1000 рублей, деяние квалифицируется не как административное правонарушение по ст. 7.27 КоАП, а как уголовное преступление по ст. 158, 159 или 160 УК РФ (в зависимости от обстоятельств дела). Сотрудники следственных органов охотно принимают к рассмотрению дела о хищениях, совершенных в коммерческих организациях, поскольку обычно сама компания проводит служебное расследование, готовит необходимые документы и для решения вопроса о возбуждении уголовного дела не требуется большого объема оперативно-розыскных мероприятий. С особенным вниманием следователи относятся к делам о хищениях в крупном (свыше 250 тыс. рублей) и особо крупном размере (свыше 1 млн. рублей).

Сотрудники следственных органов охотно принимают к рассмотрению дела о хищениях, совершенных в коммерческих организациях, поскольку обычно сама компания проводит служебное расследование.

После того, как сформирован комплект документов для подачи в органы внутренних дел, происходит финальная беседа с работником, в ходе которой ему предъявляются подписанное заявление в милицию и копии материалов дела. Оценив, что дело подготовлено и готово для передачи в компетентные органы, работники, если они и правда не чисты на руку, как правило, соглашаются возместить причиненный ущерб и покинуть организацию добровольно или по соглашению сторон (что, впрочем, не является препятствием для последующего возбуждения административного или уголовного производства по заявлению работодателя).

Однако встречаются работники, которые не желают увольняться и возмещать причиненный ущерб даже при наличии таких аргументов. Происходящее они объясняют происками недоброжелателей внутри компании и уверены, что ветер поменяется, и решение руководства об их увольнении будет отменено. В этом случае, как правило, руководство предприятия подает заявление в компетентные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Но иногда руководство фирмы ставит задачу как можно скорее расторгнуть трудовой договор с работником, отстраняя полное возмещение убытков на второй план.

Например, работник в одной компании не соглашался на увольнение по соглашению сторон, а руководство не хотело инициировать возбуждение уголовного дела, т.к. было не готово несколько месяцев ожидать завершения судопроизводства. При этом в авансовых отчетах удалось обнаружить отдельный эпизод хищения на сумму, не превышающую одной тысячи рублей. В результате в правоохранительные органы было подано заявление, сотрудниками милиции был составлен протокол и в установленный законом срок пятнадцать дней с момента составления протокола об административном правонарушении (ст. 29.6 КоАП РФ), работник был признан судом виновным в совершении мелкого хищения. На этом основании и был расторгнут трудовой договор.

Однако, обращаясь в правоохранительные органы с заявлением о совершении по месту работы мелкого хищения, следует быть готовым встретить нежелание сотрудников милиции заниматься этим вопросом.

Инициируя административное производство, следует принимать во внимание статью 4.5 КоАП РФ, устанавливающую пресекательный срок давности для привлечения работника к ответственности.

Таким образом, нарушение работником трудовых обязанностей может предстать не только дисциплинарным проступком или имущественным нарушением, но и гражданским правонарушением, а также административным правонарушением или уголовным преступлением, если выполнены соответствующие составы, определенные в административном законодательстве и УК РФ. Поэтому помимо наложения дисциплинарных взысканий и возмещения следует гибко применять меры административной и уголовной ответственности для защиты прав и законных интересов работодателя.

Формы юридической ответственности

Основные формы юридической ответственности предопределяются содержанием санкций, которые применяются за правонарушения. Санкции делятся на два основных вида в соответствии со способом, каким они служат охране правопорядка: правовосстановительные санкции направлены на устранение непосредственного вреда, причиненного правопорядку (восстановление нарушенных прав, принудительное выполнение обязанностей, устранение противоправных состояний), задача штрафных, карательных санкций – воздействие.

Высказано много разных точек зрения о причине и моменте возникновения уголовного правоотношения; разные авторы утверждают, что оно возникает с момента совершения преступления, осознания виновным преступности своего деяния, обнаружения факта преступления правоохранительными органами, применения к обвиняемому мер пресечения, вынесения обвинительного приговора, вступления приговора в законную силу (есть и другие варианты); содержанием этого отношения называется обязанность преступника отвечать, отчитаться в содеянном, подвергнуться наказанию на основе закона; утверждается, что это правоотношение зависит от "наших знаний о нем" либо существует в сознании самого правонарушителя; оно может быть "искажено" неправильными актами следователя, причем оно существует даже и тогда, когда лицо привлечено к ответственности по ошибке, то есть когда вообще не было факта преступления, которое, как утверждается, порождает это самое уголовно-правовое отношение. Некоторые рассуждения об уголовно-правовом отношении мы понять не смогли. Такова, например, квалификация прав и обязанностей осужденного, возникших в результате развития уголовно-правового отношения и уголовной ответственности "Именно наличие у человека этих прав и обязанностей превращает его в преступника" на правонарушителя в целях общей и частной превенции правонарушений (уголовно-правовые, административные, дисциплинарные и некоторые другие санкции). Поскольку выраженный в санкции способ охраны правопорядка предопределяет порядок ее применения и реализации, основным делением видов ответственности (как и санкций) является деление на правовосстановительную и штрафную.

Для правовосстановительной ответственности существенно важно точное определение уже существующих обязанностей правонарушителя и их, в случае необходимости, принудительное осуществление. Для штрафной, карательной ответственности – правильная квалификация правонарушения, индивидуализация наказания или взыскания, реализация примененных к правонарушителю мер принуждения, освобождение его от ответственности, когда ее цели достигнуты.

Этим определяется круг вопросов, решаемых в пределах соответствующего вида ответственности при помощи процессуальной формы. Последняя зависит от материального основания еще и в том отношении, что чем строже санкция, тем более развита эта процессуальная форма (обширность нормативной детализации гарантий истины по делу и права на защиту прямо пропорциональна степени строгости санкции).

Существенная разница между штрафной, карательной ответственностью и правовосстановительной состоит в следующем.

Штрафные, карательные санкции (уголовные, административные, дисциплинарные) носят относительно определенный характер, устанавливая высший и низший пределы наказания или взыскания, подлежащего назначению правонарушителю в соответствии с обстоятельствами правонарушения, степенью вины, характеристикой личности и другими обстоятельствами. Правовосстановительные санкции носят абсолютно определенный характер, поскольку размер ущерба, вреда, причиненного правопорядку, может быть достаточно точно определен независимо от обстоятельств правонарушения. Лицо, привлеченное к штрафной, карательной ответственности, неспособно подвергнуть себя наказанию или взысканию, которое должно быть определено и назначено ему соответствующими государственными органами в соответствии с обстоятельствами дела и реализовано в установленном законом порядке. Лица, совершившее правонарушение, влекущее применение правовосстановительных санкций, может до и без вмешательства государственных органов возместить причиненный ущерб, восстановить нарушенные права, выполнить обязанности, прекратить противоправное состояние. На этом основано применение к правонарушителю дополнительных санкций, понуждающих его к скорейшему восстановлению правопорядка, что невозможно и недопустимо при осуществлении штрафной, карательной ответственности.

При осуществлении штрафной, карательной ответственности к правонарушителю применяется одна санкция (она может определять основное и дополнительные наказания или взыскания) за виновное и противоправное деяние, которое может содержать признаки разных правонарушений. Более строгая штрафная, карательная ответственность (уголовная) поглощает менее строгие (административная или дисциплинарная).

Правовосстановительная ответственность не поглощается никакой другой и применяется до тех пор, пока не будет восстановлен правопорядок (руководитель предприятия, виновный в нарушении ст. 145 УК РФ, привлекается к уголовной ответственности; кроме того, отменяется незаконный приказ об увольнении работницы + она восстанавливается в должности + оплачивается вынужденный прогул + выплаченные суммы взыскиваются с лица, издавшего незаконный приказ + это решение принудительно исполняется, если не выполнено добровольно).

Общим для того и другого видов ответственности является, как отмечено, с одной стороны, применение мер принуждения, предусмотренных законом за правонарушение и, с другой стороны, осуществление прав лица, обвиняемого в правонарушении (любого вида), оспаривать обвинение, участвовать в исследовании обстоятельств дела, давать объяснения, представлять доказательства, обжаловать решения, принятые в процессе осуществления ответственности.

В процессе осуществления ответственности могут применяться предусмотренные законодательством принудительные меры, обеспечивающие производство по делу о правонарушении – меры обеспечения доказательств (обыски, выемки и др.) или исполнения решения (опись имущества, его изъятие и др.), а также меры пресечения (отстранение от работы, задержание, содержание под стражей и др.). Эти принудительные меры носят вспомогательный характер: их применение зависит от тяжести правонарушения.

Штрафная, карательная ответственность применяется за преступления либо административные или дисциплинарные проступки. Возникновение и движение этой ответственности протекают только в процессуальной форме и определяются актами государственных органов и должностных лиц, наделенных соответствующими правомочиями.

Этот форма ответственности включает следующие стадии:

1. Обвинение определенного лица в совершении конкретного преступления или проступка.
2. Исследование обстоятельств дела о правонарушении.
3. Принятие решения о применении или неприменении санкции, выбор в ее пределах конкретной меры наказания или взыскания.
4. Исполнение взыскания или наказания, назначенного правонарушителю.
5. Своеобразным последствием применения штрафной, карательной санкции является "состояние наказанности" (судимость – в уголовном праве, наличие взыскания – в трудовом и административном), влекущее некоторые правоограничения и более строгую ответственность при рецидиве.

К штрафной, карательной ответственности, сообразно видам правонарушений и санкций за их совершение, относятся уголовная, административная и дисциплинарная ответственность.

Уголовная ответственность применяется за преступления и включает самые строгие меры государственного принуждения. Порядок ее осуществления регламентирован наиболее детально и определяется уголовным, уголовно-процессуальным и уголовно-исполнительным законодательством. Ряд принципов уголовной ответственности закреплен в международных пактах и в конституционном законодательстве. Привлечению определенного лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого обычно предшествует возбуждение уголовного дела по факту преступления, сбор и исследование относящихся к этому делу доказательств. С момента привлечения к уголовной ответственности обвиняемый или подозреваемый имеет право на защиту. Уголовно-процессуальным законодательством определены права и обязанности обвиняемого, подозреваемого и других участников процесса, а также правомочия должностных лиц и государственных органов, ведающих производством по делу, порядок сбора и исследования доказательств, применения в случае необходимости принудительных мер (мер пресечения, обысков, выемок, приводов и др.). Решающей стадией уголовной ответственности является рассмотрение дела в судебном заседании. Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом. Каждый осужденный за уголовное преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящей судебной инстанцией в порядке, установленном законом, а также право просить о помиловании или смягчении наказания. Назначенное виновному наказание исполняется по нормам уголовного и уголовно-исполнительного законодательства. Отношения уголовной ответственности завершаются отбытием наказания, назначенного осужденному.

Строгость мер уголовного наказания и, соответственно, сложность уголовно-процессуальной формы, обеспечивающей обоснованность и законность их применения, обусловлены тем, что они (наказания) применяются за преступления, то есть виновно совершенные общественно опасные деяния, запрещенные уголовным законом. В литературе существует мнение, что общественная опасность присуща не только преступлениям, но и некоторым проступкам (административным, дисциплинарным), которые отличаются от преступлений лишь меньшей степенью общественной опасности. Это мнение подвергнуто основательной критике. Во-первых, действие или бездействие, формально содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Уголовным кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству, не является преступлением (ч. 2 ст. 14 УК), но может оказаться административным или дисциплинарным проступком (в законодательстве ни один вид проступков не назван общественно опасным), за который правонарушитель подлежит соответствующей ответственности.

Во-вторых, уголовная ответственность качественно отличается от всех иных видов ответственности: предусмотренные уголовным законом наказания существенно ограничивают правовой статус осужденного (лишение или ограничение свободы, длительные сроки исправительных работ или лишение каких-либо специальных прав, крупные штрафы и др.). За особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь, применяется пожизненное лишение свободы. Уголовное наказание применяется не только за совершение преступления, но и за покушение, приготовление, соучастие. Давность привлечения к уголовной ответственности в зависимости от тяжести преступления может достигать пятнадцати лет (к лицам, совершившим преступление против мира и безопасности человечества, сроки давности не применяются). После отбытия наказания у лица, осужденного за преступление, длительное время (в зависимости от тяжести преступления и соответственно отбытого наказания) сохраняется "судимость" – особое правовое состояние, отражающееся на моральном и правовом статусе лица и являющееся отягчающим обстоятельством при повторном преступлении.

Все это, вместе взятое, требует очень тщательного отбора законодателем тех видов правонарушений, которые действительно общественно опасны, для квалификации их как преступлений, запрещенных уголовным законом.

От преступлений отличаются проступки – виновные противоправные деяния, влекущие применение взысканий.

Административная ответственность осуществляется на основе законодательства об административных правонарушениях. Производство по делу начинается составлением протокола об административном правонарушении. В предусмотренных законом случаях к лицу, привлеченному к административной ответственности, могут применяться меры обеспечения производства по делу: административное задержание лица, личный досмотр, досмотр вещей и изъятие вещей и документов. Дела об административных правонарушениях рассматриваются судами, мировыми судьями, органами внутренних дел, органами государственных инспекций и другими государственными органами и должностными лицами, уполномоченными на то законодательными актами. Дело рассматривается открыто, в присутствии лица, привлекаемого к административной ответственности. Привлеченный к ответственности вправе знакомиться с материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства, пользоваться юридической помощью адвоката, обжаловать постановление по делу, имеет ряд других прав. Законодательством определены сроки привлечения к административной ответственности и исполнения наложенных взысканий.

Дисциплинарная ответственность применяется за нарушение трудовой, учебной, служебной, воинской дисциплины. Рабочие и служащие, нарушившие трудовую дисциплину, привлекаются к дисциплинарной ответственности администрацией предприятия, учреждения, организации. До наложения взыскания должны быть затребованы объяснения от нарушителя трудовой дисциплины. Законодательством определен порядок обжалования дисциплинарного взыскания, сроки его применения и действия, порядок досрочного снятия. Определенную специфику имеет дисциплинарная ответственность работников гражданской авиации, железнодорожного транспорта, военнослужащих по уставам о дисциплине, а также дисциплинарная ответственность судей и некоторых других категорий должностных лиц, дела, о проступках которых рассматриваются и решаются специальными дисциплинарными коллегиями.

От штрафной, карательной ответственности отличается правовосстановителъная ответственность, которая заключается в восстановлении незаконно нарушенных прав, в принудительном исполнении невыполненной обязанности. Особенность этого вида ответственности в том, что в ряде случаев правонарушитель может сам, без вмешательства государственных органов, выполнить свои обязанности, восстановить нарушенные права, прекратить противоправное состояние. На этом, как отмечено, основаны дополнительные санкции, применяемые к правонарушителю в процессе реализации этих отношений ответственности (пени, штрафы, другие меры понуждения). Правовосстановительная ответственность возникает с момента правонарушения и завершается восстановлением (в установленных законом пределах) нарушенного правопорядка. Процессуальные нормы регулируют осуществление этого вида ответственности в случае спора (в суде, в арбитраже) или отказа правонарушителя восстановить нарушенный правопорядок (исполнительное производство).

Проблемы правовосстановительной ответственности приобретают в нашей стране особенное значение в связи с развитием частного права, товарно-денежных отношений, перспективой становления гражданского общества и правового государства. В прежнем обществе, где все было огосударствлено, главное значение придавалось штрафной, карательной ответственности. Большая часть теоретиков утверждала, что ответственность состоит только в применении штрафных, карательных санкций. В чем-то здесь сказалось и обыденное правосознание, сводящее право в целом к уголовному праву (см. далее), и недооценка роли санкций, направленных на реальное восстановление нарушенных прав. Поскольку все, даже сфера обслуживания, было огосударствлено, нередки ситуации, когда гражданин, чьи права нарушены противоправными действиями работников государственных организаций и предприятий, получал не возмещение вреда и убытков, а сообщение о том, что на виновных наложены дисциплинарные взыскания. Не лучше дело обстояло с ответственностью хозорганов в условиях плановости и хозрасчета, когда взыскание санкций за нарушение поставок и договоров, хотя и считалось юридически обязательным, но производилось в пределах 10-15%, а на полученные суммы штрафов и неустоек вообще невозможно было приобрести продукцию взамен недопоставленной или некачественной.

Переход к рыночным отношениям существенно меняет значение правовосстановительных санкций и побуждает по-новому оценить ряд дискуссионных проблем теории ответственности.

И все же причинение имущественного и иного (например, морального) вреда, нарушение договора, невыполнение обязательства и аналогичные деликты относятся к правонарушениям, а применение гражданско-правовых санкций за их совершение – является и правовосстановительной ответственностью.

Во-первых, гражданско-правовые деликты нарушают права и свободы других лиц и потому в общем виде запрещены законом (ч. 3 ст. 17 Конституции РФ). С нарушением прав всегда сопряжено нарушение социальных ожиданий потерпевшего, его нормальной деятельности; при самом щедром и скором возмещении потерпевшему имущественного вреда, понесенных убытков, уплаты ему неустоек, пеней, отступного в деятельности лица, чьи права нарушены (а потом восстановлены), происходит срыв, непредвиденный перебой, нарушающий стабильность нормальной работы. То обстоятельство, что отдельные лица, потерпевшие от деликтов, могут даже и обогатиться за счет полученных неустоек и возмещений, не противоречит тому, что основная масса потерпевших от гражданско-правовых деликтов не получает полного возмещения (правонарушитель может скрыться, оказаться несостоятельным и т. п.), что нередко причиняет урон и третьим лицам, связанным с ними договорными и иными обязательствами. Полное и своевременное возмещение правонарушителем причиненного вреда, восстановление нарушенных прав – это не правило, а редчайшее исключение. Гражданско-правовые деликты нарушают не только частные права, но и правопорядок как основу стабильной общественной жизни.

Во-вторых, деликты, формально запрещенные действующим законодательством, обозначены как особенные юридические факты, порождающие правовые последствия в виде гражданско-правовых санкций, режим реализации которых значительно строже порядка осуществления обычных гражданско-правовых обязательств.

В-третьих, применение правовосстановительных санкций в случае спора облечено в процессуальные формы, во многом аналогичные тем, которые свойственны штрафной, карательной ответственности. Институты гражданско-процессуального и арбитражно-процессуального права содержат гарантии достижения истины по делу, правомерности применения санкций, права лица, обвиняемого (упрекаемого) в правонарушении, дающие ему возможность защищать свои охраняемые законом интересы, вплоть до права добиваться компенсации в случае ошибочного или незаконного привлечения к ответственности. Попытки отдельных авторов трактовать правовосстановительные санкции как меры защиты, осуществляемые вне процессуальных форм ответственности, не соответствуют традициям, современному состоянию и перспективам развития законодательства.

Если большинство цивилистов признает санкциями и ответственностью взыскание (точнее, присуждение) причиненного вреда, убытков, неустоек и другие неблагоприятные (для правонарушителя) последствия гражданского правонарушения, то прямое принуждение, применяемое для изъятия соответствующих сумм (или предметов) у правонарушителя, иногда не считается ответственностью, поскольку оно, как утверждается, ничего не меняет в правовом положении правонарушителя. Такой взгляд основан на недостаточном понимании соотношения материальных и процессуальных норм: с одной стороны, недооценивается необходимость и возможность реального исполнения обязанностей, предусмотренных материально-правовыми нормами, с помощью процессуальных средств (принудительное исполнение); с другой стороны, принудительное исполнение рассматривают только с позиций гражданских прав и обязанностей, не замечая, что оно (принудительное исполнение) затрагивает порой более важные права и обязанности принуждаемого должника (например, неприкосновенность жилища, право распоряжаться имуществом и др.). Непонимание проблем органической связи норм материального и процессуального права привело отдельных авторов к выводу, что взгляд на принудительное исполнение обязанности как на ответственность объективно оправдывает фактическую безответственность. Между тем достаточно известно, что сейчас именно неналаженность аппарата принудительного исполнения позволяет многим недобросовестным должникам уходить от ответственности. По сообщению министра юстиции, в настоящее время реально исполняется лишь 32% судебных решений. Из них по материальным искам в 1996–1997 гг. судебными исполнителями изъято 42% общей суммы, подлежащей взысканию по исполнительным документам. Исполнение остальных откладывается по различным причинам.

Существенным вкладом в решение этой теоретически спорной проблемы является концепция С. Н. Братуся, определявшего ответственность именно как "состояние принуждения" к исполнению невыполненных обязанностей. При таком подходе на первый план выходит "технология принуждения", определяемая именно процессуальной формой. Законность и неотвратимость ответственности обеспечивается, прежде всего, тем, писал С. Н. Братусь, "чтобы бесперебойно и ответственно работал государственный аппарат, в частности, юрисдикционные органы, в случаях нарушения норм права, деятельность которых также определяется нормами права... Очевидно, важным средством обеспечения надлежащей работы этих органов должна быть ответственность соответствующих должностных лиц за допущенное ими бездействие или иное нарушение законности".

На совершенствование правовосстановительной ответственности направлены федеральные законы "Об исполнительном производстве" и "О судебных приставах". Совершенствование государственной системы исполнительного производства, требующее принятия ряда дополнительных организационных и законодательных мер, призвано создать, в конечном счете, систему объективизированного (процессуально оформленного) государственного принуждения, представляющего собой динамичный процесс, который не исчерпывается, а лишь завершается физическим или, точнее, фактическим (прямым, непосредственным) принуждением. Именно неизбежностью развертывания этой нормативно определенной процедуры принуждения осуществляется давление на правонарушителя, понуждение его к выполнению специальных обязанностей, порождаемых деликтом, органическое соединение "обязательности" и "принудительности" в нормативно-правовой модели имущественной ответственности.

Недостаточность нормативного определения процесса исполнительного производства и разнобой в судебной практике ведут к тому, что при решении гражданских и арбитражных дел "время, затраченное на преодоление препятствий процессуального характера, лишает всякого смысла рассмотрение спорного вопроса по существу".

В настоящее время оба вида ответственности находятся в состоянии развития, совершенствования, перестройки. Серьезной проблемой ряда обществ, в том числе нашего, являются декриминализация и депенализация, под которыми понимаются общее сокращение количества правовых запретов, отмена наказуемости некоторых деяний, а также перевод менее опасных преступлений в разряд проступков.

Суть дела в том, что в ряде стран в процессе развития уголовного права оказалось, что уголовная ответственность установлена за очень большое количество составов правонарушений. Рост преступности, особенно преступности наиболее опасной, организованной, связанной с насильственными действиями, с наркомафией, с терроризмом, с коррупцией государственных служащих, привел к тому, что уголовная юстиция и связанные с ней правоохранительные органы практически не справляются с предупреждением и раскрытием всех преступлений, назначением и исполнением наказаний. Практика показала к тому же, что лишение свободы, как основная мера уголовного наказания, недостаточно эффективно для исправления и перевоспитания осужденных, поскольку среди отбывших это наказание высок рецидив. В то же время доказана порой большая по сравнению с наказанием эффективность применения строгих административных взысканий за менее опасные преступления, особенно те, за которые суды и судьи стремятся не применять предусмотренные законом наказания, считая их чрезмерно суровыми. В таких случаях высокий штраф, лишение специальных прав и другие меры административной ответственности оказываются более действенными мерами, чем судебное порицание или условное осуждение.

Нуждается в пересмотре и сокращении общее количество запретов. С усложнением общественной жизни, развитием научно-технической революции возникает необходимость установления новых запретов, определения новых составов правонарушений и санкций за их совершение. В то же время практика показывает устарелость или неэффективность немалого числа ранее установленных запретов, которые либо почти не нарушаются, либо, наоборот, нарушаются почти безнаказанно, потому что меры государственного контроля и принуждения оказались неэффективны для их предупреждения, обнаружения и пресечения.

Серьезной практической проблемой, особенно для нашей страны, является соотношение правовосстановительной и штрафной, карательной ответственности. В гражданском обществе в случаях, когда правонарушением причинен урон правам гражданина или организации, первоочередной задачей является восстановление нарушенных прав, возмещение вреда за счет правонарушителя. Формирование гражданского общества повышает значение право-восстановительной ответственности, реализация которой непосредственно служит поддержанию и восстановлению правопорядка.

Юридическая ответственность должностных лиц

Рассмотрим каждый из видов юридической ответственности, выделяемых на сегодняшний день юридической наукой, применительно к должностным лицам, находящимся на государственной гражданской службе.

Дисциплинарная ответственность. Согласно статье 57 Закона № 79-ФЗ на любое должностное лицо за совершение дисциплинарного проступка может быть наложено дисциплинарное взыскание. К дисциплинарному проступку законом отнесено неисполнение или ненадлежащее исполнение гражданским служащим по его вине возложенных на него должностных обязанностей. Отличительным признаком дисциплинарной ответственности является то, что ее меры применяются к виновному государственному служащему в порядке подчиненности вышестоящим государственным органом или должностным лицом, уполномоченным назначать государственного служащего на государственную должность, то есть представителем нанимателя. Материальная ответственность гражданского служащего наступает за дисциплинарный проступок, в результате которого причинен материальный ущерб органам государственной власти. Возмещение ущерба производится независимо от привлечения виновного гражданского служащего к дисциплинарной ответственности за действия или бездействие, которыми причинен ущерб государственному органу. Поскольку Законом № 79-ФЗ не определены основание и порядок привлечения гражданских служащих к материальной ответственности, то действуют положения статьи 73 Закона 79-ФЗ. В ней говорится о том, что федеральные законы, иные нормативно-правовые акты РФ, законы и иные нормативно-правовые акты субъектов РФ, содержащие нормы трудового права, применяются к отношениям, связанным с гражданской службой, в части, не урегулированной данным законом. Поэтому материальная ответственность гражданских служащих наступает на общих основаниях в соответствии с разделом XI Трудового кодекса РФ.

Гражданский служащий обязан возместить государственному органу причиненный прямой действительный ущерб. Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества государственного органа или ухудшение состояния указанного имущества, а также необходимость произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного гражданским служащим третьим лицам. Материальная ответственность исключается в случаях возникновения ущерба вследствие непреодолимой силы, крайней необходимости или необходимой обороны либо неисполнения представителем нанимателя обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного гражданскому служащему.

Трудовым законодательством (ст. 241 ТК РФ) установлено, что правонарушители несут ограниченную материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка (месячного денежного содержания гражданского служащего). Полная материальная ответственность, когда причиненный ущерб возмещается гражданским служащим в полном размере, наступает в случаях и порядке, предусмотренных статьей 243 ТК РФ.

Взыскание с виновного гражданского служащего суммы причиненного ущерба, не превышающей среднего месячного заработка (месячного денежного содержания), производится по распоряжению представителя нанимателя. Распоряжение может быть сделано не позднее одного месяца со дня окончательного установления представителем нанимателя размера причиненного гражданским служащим ущерба. Если месячный срок истек или гражданский служащий не согласен добровольно возместить причиненный государственному органу ущерб, а сумма причиненного ущерба, подлежащая взысканию, превышает средний месячный заработок (месячное денежное содержание) гражданского служащего, то взыскание осуществляется в судебном порядке.

К гражданско-правовой ответственности отдельные категории гражданских служащих привлекаются за вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа (ст. 1069 ГК РФ). В этом случае вред подлежит возмещению в полном объеме за счет соответственно казны РФ или казны субъекта РФ. Кроме того, за разглашение сведений, составляющих служебную и коммерческую тайну, ставших ему известными в связи с исполнением должностных обязанностей, гражданский служащий может быть привлечен к гражданско-правовой ответственности в соответствии со статьями 15, 393 ГК РФ.

Административная ответственность традиционно является одним из наиболее детально урегулированных видов юридической ответственности. Правонарушения (административные проступки), за которые применяется данный вид ответственности, затрагивают интересы публичного порядка, поэтому лицо, совершившее административный проступок, несет ответственность непосредственно перед государством.

Общая норма об административной ответственности должностных лиц, как упоминалось выше, содержится в статье 2.4 КоАП РФ. Остальные категории гражданских служащих несут административную ответственность в тех случаях, когда допущенное ими нарушение законодательства о гражданской службе образует самостоятельный состав административного правонарушения, например самоуправства (ст. 19.1 КоАП РФ). Уголовная ответственность гражданских служащих наступает в результате совершения ими деяний, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих должностных обязанностей и содержащих признаки состава преступлений, предусмотренных соответствующими статьями Уголовного кодекса РФ.

В уголовном законодательстве система этих преступлений включает:

а) преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (должностные преступления) (глава 30 УК РФ);
б) специальные должностные преступления в сферах: соблюдения Конституционных прав и свобод человека и гражданина; государственного регулирования экономической деятельности;
в) преступления, совершаемые с использованием служебного положения;
г) преступления, совершаемые отдельными категориями гражданских служащих.

Понимание должностными лицами всей полноты юридической ответственности, знание и неукоснительное соблюдение требований законодательства, в том числе в сфере осуществления закупок для государственных нужд, а также порядка прохождения государственной гражданской службы Российской Федерации является безусловным обстоятельством, позволяющим избежать различного рода ответственности и достойно представлять интересы государства при осуществлении своей профессиональной служебной деятельности.

Проблемы юридической ответственности

/h3> Правовая ответственность представляет собой сложный и многосторонний аспект жизни и деятельности человека. Ею, независимо от нашей воли, пронизан практически каждый шаг, имеющий сколь-нибудь важное общественное значение. Безусловно, в настоящее время концепция юридической ответственности нуждается в реформировании с учётом новейшего законодательства. Появляются новые виды правовой ответственности, которые ещё надлежит исследовать самым детальным образом.

В существующих видах юридической ответственности также нельзя не заметить ряда недостатков, которые необходимо устранить за как можно более короткий период времени. Но в конечном итоге именно это делает проблему юридической ответственности актуальной.

Нельзя не отметить и того факта, что детальных исследований правовой ответственности в настоящее время очень и очень мало (если брать полный и всесторонний её анализ с учётом современных изменений). Но даже после полного и всестороннего исследования институт правовой ответственности не перестанет быть актуальным, поскольку для эффективного функционирования и процветания правового государства необходимо осуществлять правовое воспитание каждого гражданина. А одним из элементов правового воспитания как раз и является формирование ответственности, уважение действующего законодательства, которое должно прививаться не только каждому гражданину Российской Федерации, но и каждому человеку, желающему жить в условиях правового государства.

Способность нести юридическую ответственность

Способность нести ответственность, создавая для лица возможность быть участником правоотношения ответственности и самостоятельно осуществлять свойственные ответственности обязанности, несет в себе черты как правоспособности, так и дееспособности и является одним из элементов правосубъектности лица, если рассматри-вать правосубъектность как единство право- и дееспособности.

Хотя многие авторы видят в деликтоспособности только черты дееспособности, т. е. упор делают на способность самостоятельно исполнять (приобретать) обязанности, однако нам представляется, что Я. Р. Веберс, увидевший в деликтоспособности одновременно и вид дееспособности и элемент содержания правоспособности, более точно определяет юридическую природу деликтоспособности.

Способность нести ответственность заключает в себе возможность обладания правами (правом требовать, чтобы ответственность осуществлялась в точном соответствии с законом и др.), возможность иметь обязанности, а именно: обязанность отвечать перед государством за совершенное правонарушение и претерпеть лишение, заключенное в санкции правовой нормы. И одновременно — способность самостоятельно (что является очень важным для правового института ответственности) осуществлять указанные обязанности, без наличия которой невозможно действие правового института ответственности, невозможна сама ответственность вообще.

Две первые отмеченные возможности, заключенные в деликтоспособности, относятся к элементам правоспособности, способность же самостоятельно осуществлять обязанности относится к дееспособности. Таким образом, можно сделать вывод, что, во-первых, нести ответственность может только лицо, обладающее правосубъектностью с обязательным вхождением в нее деликтоспособности как элемента правосубъектности, и, во-вторых, что ответственность не передаваема, связана с данной конкретной личностью: если лицо не в состоянии самостоятельно исполнять обязанности в правоотношении ответственности — они не возникают вообще. Правоотношение ответственности, имеющее своим субъектом неделиктоспособное лицо, не может существовать.

Последний вывод позволяет установить четкую тенденцию ответственности: быть связанной только с конкретным лицом, обладающим деликтоспособностью. Данное положение представляется очень важным: если не может существовать правоотношение ответственности с неделиктоспособным лицом в качестве субъекта, значит, не могут возникать по этому правоотношению никакие права и, что самое главное, обязанности, поскольку нет правоотношения. Следовательно, нельзя говорить и о каком-либо переложении их на другое лицо.

Условия юридической ответственности

Юридическая ответственность наступает лишь при наличии определенных законом условий. Данные условия в первую очередь связаны со свойствами субъекта правонарушения и особенностями субъективной стороны.

Деликтоспособность и вменяемость

Одним из условий наступления юридической ответственности являются свойства субъекта правонарушения: деликтоспособность и вменяемость. Эти свойства позволяют оценить субъект правонарушения (лицо, совершившее противоправные действия) с качественной стороны.

Деликтоспособность - это признаваемая государством способность каждого носителя прав и обязанностей отвечать за свои действия, влекущие правовые последствия. Деликтоспособность физических лиц наступает по достижении определенного законом возраста. Так, уголовная Деликтоспособность в полном объеме наступает по достижении шестнадцати лет, а в ограниченном объеме (за совершение отдельных видов преступлений) - по достижении четырнадцати лет. Административная деликтоспособность наступает по достижении шестнадцати лет и т.д.

Юридические лица приобретают деликтоспособность, также как и другие свойства субъекта права, с момента их государственной регистрации. Следует обратить внимание на различное содержание деликтоспособности физических и юридических лиц. Физические лица обладают универсальной деликтоспособностью, т.е. они могут нести юридическую ответственность любого вида из предусмотренных законом (в зависимости оттого, какое деяние они совершили). Юридические лица обладают ограниченной деликтоспособностью, так как они не могут нести уголовную и дисциплинарную ответственность.

Следующее условие наступления юридической ответственности связано с психическим состоянием субъекта - это вменяемость, т.е. способность лица отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. Данное свойство присуще только физическим (но не юридическим) лицам. Ответственность наступает лишь за волевые осознанные действия субъектов права, поэтому обратное вменяемости состояние (невменяемость) служит основанием освобождения от ответственности.

Виновность

Еще одно условие наступления юридической ответственности связано с психическим отношением лица к содеянному им деянию и определяется условием виновности. Вина - это волевое сознательное отношение лица к своему деянию и его последствиям. Виновность выражается в форме умысла и неосторожности.

Умысел делится на прямой и косвенный. Формы вины наиболее детально разработаны в уголовном законодательстве, поэтому целесообразно раскрыть эти формы на основе норм Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ).

В соответствии со ст. 25 УК РФ прямой умысел состоит в том, что лицо, совершившее преступление, осознает общественную опасность своих действий (или бездействия), предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желает их наступления.

Под косвенным умыслом понимается осознание лицом, совершившим преступление, общественной опасности своих действий (или бездействия), предвидение им возможности наступления общественно опасных последствий и хотя и не желание, но сознательное допущение этих последствий либо безразличное к ним отношение.

Уголовный закон различает и две формы неосторожности: легкомыслие и небрежность (ст. 26 УК РФ).

Легкомыслие выражается в том, что лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий или бездействия, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

Небрежность имеет место в том случае, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Рассматривая вину в качестве одного из условий наступления юридической ответственности, следует иметь в виду, что в Конституции Российской Федерации закреплены важнейшие принципы судопроизводства. В соответствии со ст.49 Конституции РФ каждый обвиняемый в совершении преступлении считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

В Конституции РФ эти принципы закреплены применительно к уголовному процессу. Однако законодательство распространяет их действие и на другие виды юридической ответственности, предусматривая при этом некоторые особенности их применения в отдельных случаях. Так, в гражданском праве принцип виновности, имеет иное содержание: лицо, нарушившее обязательство, само должно доказывать отсутствие вины, то есть бремя доказывания отсутствия вины лежит на лице, допустившем такое нарушение, если лицо не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможно вследствие неодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых обстоятельств (ст. 401 ГК РФ). Аналогичное положение действует и при возникновении внедоговорных обязательств. В частности, закон допускает ответственность и при отсутствии вины (ст. 1064 ГК РФ), например, когда вред причинен источником повышенной опасности, им может быть транспортное средство.

Теория юридической ответственности

Общая теория государства и права обратилась к проблемам ответственности после того, как наибольшую теоретическую разработку получили два отраслевых вида (модели) ответственности - имущественной и уголовной. Опора на выводы наук гражданского и уголовного права при выработке общего понятия юридической ответственности привела к ряду достижений. Традиционное для цивилистов внимание к правовым последствиям правонарушения в немалой степени содействовало распространению и утверждению взгляда на ответственность и принуждение как на правовые лишения, обременения, ограничения, правовой урон, что ныне признано важным и существенным для характеристики принуждения и ответственности во всех отраслях права. Учет же при разработке общей теории ответственности положений наук уголовного права и процесса содействовал уточнению представлений об основаниях ответственности и стадиях ее развития, выделению из правовых последствий правонарушения тех, в которых непосредственно выражено государственное принуждение, и ряду других достижений.

Вместе с тем в общую теорию юридической ответственности нередко включались понятия отраслевых юридических наук без проверки действительной сферы применимости этих понятий. Высказывалось представление, что основные вопросы в понимании правовой ответственности должны найти однотипное общетеоретическое решение для всех отраслей права (уголовного, гражданского, административного). Очевидно, однако, что однотипность общетеоретических решений должна быть не априорно заданной, а опираться на действительно объективное основание. Известно, что функции общей теории права не сводятся только лишь к обобщению достижений отраслевых юридических наук и к решению тех или иных задач, общих для двух и более юридических наук. "Правовые понятия, первоначально разработанные в одной из специальных юридических наук и трансформировавшиеся благодаря своей общенаучной значимости в категории теории права, распространяются и на другие правовые науки, включаются как особый вариант общей правовой категории в их понятийный аппарат". К сожалению, эти методологические положения не всегда соблюдаются при разработке проблем юридической ответственности. Понятия отраслевых юридических наук нередко без проверки их общезначимости включаются в общее понятие ответственности либо переносятся из одной отраслевой науки в другую. Это происходит потому, что общая теория права еще не в полной мере использует важные именно в общетеоретическом плане достижения и выводы отраслевых наук, а при исследовании ответственности недостаточно обращается к действующему праву.

Ничем другим нельзя объяснить, например, почему среди многочисленных общих определений ответственности нет, пожалуй, ни одного, в котором в качестве ее конститутивного элемента были бы названы состязательность и право на защиту лица, привлеченного к ответственности. С другой стороны, трудно понять, почему проблема так называемой "ответственности без вины", не имеющей применения за пределами гражданского права, иногда включается в проблематику общей теории юридической ответственности, что может создать ложное впечатление, будто "ответственность без вины" применяется в уголовном, административном и в других отраслях права.

Существеннее другое затруднение. Как выше отмечено, все виды ответственности осуществляются на основе нормативных конструкций, представляющих единство норм материального и процессуального права. Признаки правонарушения и санкции за его совершение предусмотрены нормами материального права; порядок доказывания, определения того, было или не было правонарушение и кто его совершил, а также назначение конкретной меры государственного принуждения в пределах санкции нарушенной нормы строго регламентированы нормами процессуального права.

В последние десятилетия преодолевается существовавшая в общей теории права и ряде отраслевых дисциплин недооценка роли и значения процедурно-процессуальной регламентации ряда сфер осуществления государственной деятельности. Справедливо отмечается, что процессуальные нормы несут на себе, в сущности, основную нагрузку нормативного способа упрочения режима законности. Однако дефинитивный аппарат теории права не вполне готов выразить различные уровни понятия "процессуальные нормы и отношения". Само понятие процесса по традиции нередко связывается с деятельностью суда; поэтому необычным терминологическим новшеством оказывается определение уголовно-исполнительного права как уголовно-процессуального или, по крайней мере, лежащего с ним в одной плоскости. Известные трудности связаны также с динамичностью самого понятия "процессуальные нормы", так как многие из таких норм (устанавливающих "технологию поведения", указывающих, "как делать") в процессе правового регулирования выполняют функции материальных норм (определяющих "конструкцию" поведения, указывающих, "что делать") по отношению к процессуальным нормам следующего порядка.

Устоявшийся термин "процессуальная норма ответственности", а также отраслевая обособленность материально-правовых и процессуальных норм, регулирующих наиболее развитые виды ответственности, в какой-то мере ориентируют на их раздельное исследование. В результате сущность (содержание) ответственности нередко целиком сводится к ее материально-правовому основанию.

Выведение процессуальных норм и отношений за пределы ответственности вызывает ряд возражений.

Во-первых, сведение ответственности к реализации только материально-правовых норм оставляет вне поля зрения обширные правовые институты, содержащие гарантии достижения объективной истины по делу, права лица, обвиняемого в правонарушении, обоснованность применения мер пресечения (обеспечения), правовые способы устранения возможных ошибок при применении государственного принуждения. Во-вторых, взгляд на процесс как на что-то внешнее по отношению к ответственности оставляет вне поля зрения исследователей механизм осуществления ответственности, нормы, определяющие "технологию принуждения", от которых зависят реализация и неотвратимость юридической ответственности.

Попытки вывести понятие уголовной ответственности только из норм материального права (наподобие гражданско-правовой ответственности за причинение имущественного вреда) привели к распространению идей "уголовно-правового отношения". Представления о содержании уголовно-правового отношения, его субъектах, основании и моменте возникновения, о соотношении его с ответственностью чрезвычайно многочисленны и разнообразны. Содержанием этого правоотношения, а тем самым и уголовной ответственности большая часть сторонников этой идеи считает обязанность преступника подвергнуться наказанию, предусмотренному нормами уголовного права.

Поскольку юридической обязанностью называется предписанная правом необходимость определенного поведения, обеспеченная соответствующими санкциями, об уголовно-правовом отношении можно было бы говорить, если существовал бы закон, обязывающий лицо, совершившее преступление, в определенный срок обратиться в правоохранительные органыю

По аналогичной модели некоторые специалисты административного или трудового права конструируют "административно-деликатные" и другие "охранительные отношения", лежащие в основе административной или дисциплинарной ответственности. Органы для назначения ему наказания. Но даже и такой закон не создавал бы уголовно-правового отношения в том виде, как оно обычно конструируется, поскольку "подвергнуться (подвергнуть себя?) наказанию" преступник неспособен, а содержанием обязанности не могут быть действия невозможные, от воли и сознания обязанного лица не зависящие. Наказание в соответствии с совершенным преступлением назначается уличенному преступнику управомоченными государственными органами, но правилам Уголовно-процессуального кодекса, содержащим ряд норм и принципов, радикально противоречащих теоретически предполагаемой "обязанности правонарушителя отвечать, дать отчет, подвергнуть себя наказанию". Эти нормы и принципы достаточно известны, многие из них закреплены в международных пактах о правах, а также действующей Конституции Российской Федерации (ст. 47-51).

Для преодоления обозначенного противоречия некоторые сторонники идей уголовного правоотношения предлагали теоретически расщепить уголовную ответственность на "материальную" и "процессуальную". В результате получилось, что содержанием материальной уголовной ответственности является обязанность преступника "отвечать, дать отчет и подвергнуться наказанию", а суть ответственности уголовно-процессуальной сводится к праву того же самого лица на защиту от обвинения (т.е. праву не отвечать, оспаривать обвинение, возражать против назначения наказания и т.п.). Несовместимость взаимоисключающих представлений о содержании уголовной ответственности не могла быть оправдана даже и бытовавшими ссылками на диалектические противоречия, существующие в правовой надстройке.

Рациональная основа идеи уголовно-правового отношения может быть выражена суждением: "преступник должен быть наказан на основе и в пределах закона". В этом, собственно, и состоит основная мысль многих сторонников этой идеи. Но это суждение не ново, оно сводится к принципам законности, обоснованности и неотвратимости наказания, известным и общепризнанным задолго до появления идей уголовно-правового отношения. Вместе с тем ряд модификаций этой идеи обращается против ее рациональной основы.

Высказывались суждения, что уголовная ответственность "как обязанность отвечать существует фактически и в том случае, когда совершившему преступление лицу в течение длительного времени (а возможно, и вообще) удается уклониться от следствия и суда". Это представление излагалось в учебной литературе и воспроизводилось в связи с общим понятием юридической ответственности: "То обстоятельство, что правонарушитель может быть некоторое время неизвестен, не имеет принципиального значения. В течение срока давности уголовного преследования преступник является субъектом юридической ответственности, поскольку он объективно существует. Он обязан понести наказание, и эта обязанность возникает именно с момента преступления, хотя она в течение определенного времени не реализуется". Между тем принципиальное значение имеет именно то обстоятельство, что преступник не обнаружен, не изобличен, не наказан. То, что некоторые авторы считают ответственностью (преступник объективно существует), на самом деле называется безответственностью (преступнику удалось скрыться от следствия и суда), и от того, что фактическую безответственность мы станем именовать теоретической ответственностью, не продвинется ни разработка проблем правовой науки, ни борьба с правонарушениями.

Идея уголовно-правового отношения основана на крайне ограниченных представлениях о правах лица, привлеченного к уголовной ответственности. Обвиняемый, по этой идее, вправе требовать того же самого, что требует обвинитель, - наказания в пределах санкции нарушенной нормы. То, что выше говорилось о вредном влиянии на практику сконструированного по средневековым образцам определения "ответственность - обязанность отвечать", целиком относится к идее уголовно-правового отношения.

С другой стороны, отвлечение теоретиков уголовного права от процессуальной нормы привело к тому, что в ряде концепции уголовного правоотношения недооценивается резкое изменение правового, общественного, морального положения лица, привлеченного к уголовной ответственности, т.е. официально обвиняемого в совершении преступления. В большинстве концепций уголовного правоотношения, связывающих возникновение уголовной ответственности с моментом совершения преступления, акту привлечения лица в качестве обвиняемого вообще не придается значения. Теоретическое расщепление отношений ответственности на материальные и процессуальные породило также взгляд на меры процессуального принуждения как на что-то, не имеющее отно-шения к уголовной ответственности. Между тем некоторые меры пресечения (заключение под стражу) тяжелее ряда уголовных наказаний; не часто, но все же имеют место трагические ситуации, когда отбытая осужденным мера пресечения в целом оказалась тяжелее и строже назначенного ему наказания.

Иногда утверждается, что ошибочное привлечение человека к уголовной, административной или иной "процессуальной" ответственности юридически не создает никаких последствий, поскольку не было "материально-правового" отношения ответственности. Между тем ошибочное (или тем более незаконное) официальное обвинение невиновного лица в совершении правонарушения порождает право лица на официальную реабилитацию, моральную и материальную компенсацию.

Вопреки распространенному варианту идеи уголовного правоотношения мы стремимся доказать, что преступник не автоматически несет ответственность, а должен быть обнаружен и привлечен к ней; что обвиняемый не обязан, а вправе не отвечать, а защищаться от обвинения; не подвергнуть себя наказанию, а добиваться истины по делу. Когда в результате этого устанавливается, что он совершил преступление, наказание применяется законно и обоснованно, на основе права, нравственности, справедливости. Аналогично осуществляется любая штрафная ответственность, возникающая не с момента правонарушения (административного или дисциплинарного проступка), а только с момента официального обвинения лица в его совершении. До этого существует обязанность компетентных органов государства и должностных лиц раскрыть правонарушение, обнаружить и изобличить виновных в его совершении, обеспечить правильное применение закона.

Что касается особенности правового положения лица, совершившего преступление или проступок, то эту особенность можно обозначить как существующую на определенный законом срок (давность) подверженность наказанию, взысканию, государственному принуждению. Это - особенное правовое состояние, которое не может быть раскрыто через понятие обязанности (ведь преступник наказывается не за невыполнение приписываемой ему обязанности понести наказание, а за то, что совершил преступление), но выделяет правонарушителя среди других граждан именно как потенциально подверженного государственному принуждению.

Можно возразить, что меры государственного принуждения, предназначенные правонарушителю, иногда по ошибке применяются к невиновному и, наоборот, правонарушитель может быть освобожден от этих мер. Но между этими вариантами разница громадная. Если к ответственности по ошибке привлечен невиновный, то за этим должны следовать оправдание, реабилитация, моральная и материальная компенсация; правонарушитель же освобождается от ответственности лишь по нереабилитирующим основаниям, а проще говоря, может рассчитывать только на милость и снисхождение, но никак не на оправдание.

При изложенном взгляде на штрафную (уголовную, административную, дисциплинарную) ответственность ее существование, возникновение, развитие, как отмечалось, определяется актами государственных органов и должностных лиц; можно возразить, что при таком подходе уголовная (и другая штрафная) ответственность смешивается с процессуальной нормой ее осуществления; однако такого смешения не произойдет, если исходить из общепризнанного взгляда на процесс как форму жизни закона, имеющего свои необходимые, присущие ему процессуальные нормы. Достаточно очевидно, что нормы уголовного права не могут применяться вне рамок уголовного процесса, равно как и последний теряет смысл, если его предметом не является применение точно обозначенных уголовно-правовых норм.

Высказывались опасения, что такой подход к теоретическому исследованию ответственности ставит ее возникновение и развитие в зависимость от деятельности и усмотрения соответствующих государственных органов и должностных лиц, а это может привести к примату субъективного над объективным со всеми вытекающими отсюда отрицательными последствиями. Но действительным средством против субъективизма являются не бесчисленные литературные модификации идеи уголовного правоотношения, а законодательная регламентация деятельности правоохранительных органов, строгое соблюдение норм уголовного и процессуального права, надзор и контроль за законностью и обоснованностью процессуальных актов и действий. Ни закону, ни практике не известен никакой другой способ осуществления ответственности за преступления и проступки, а равно обеспечения законности при ее реализации.

Иначе соотносятся материальное право и процесс при осуществлении правовосстановительной ответственности. В связи со становлением гражданского общества этот вид юридической ответственности приобретает особенное значение. В настоящее время в юридической литературе обсуждаются спорные вопросы одной из разновидностей правовосстановительной ответственности - имущественной ответственности за причинение вреда либо за нарушение договора.

Имущественная ответственность (гражданско-правовая, а также материальная ответственность рабочих и служащих) имеет ряд свойств, отличающих от любого вида штрафной, карательной ответственности. Эти свойства предопределены особенностями гражданского правонарушения. Выше отмечалось, что любая ответственность конкретна: это ответственность точно определенного лица за виновное противоправное деяние. Особенность гражданского правонарушения (причинение вреда, нарушение договорных обязательств) в том, что оно нарушает конкретное право определенного физического или юридического лица и потому в отношениях имущественной ответственности обязательно участвует потерпевший. Другая особенность в том, что причинитель вреда или нарушитель договорных обязательств юридически имеет возможность возместить причиненный вред, ущерб, убытки, уплатить предусмотренные законом или договором неустойки, пеню, штрафы. Поэтому имущественная ответственность возникает в результате правонарушения (обязанность правонарушителя возместить вред, убытки, пре-кратить противоправное поведение) и может быть реализована без вмешательства правоохранительных органов. Такое вмешательство становится необходимым в случае спора между потерпевшим и нарушителем его права (спора о событии правонарушения, о распределении вины, о размере ущерба или вреда и т.п.) либо при отказе правонарушителя выполнить свои обязательства, составляющие содержание имуществен-ной ответственности. Возможность добровольного выполнения этих обязательств правонарушителем обусловливает использование в структуре нормативной конструкции имущественной (и иных видов правовосстановительной) ответственности дополнительных санкций (пеня, проценты, штрафы, возложение судебных расходов), применяемых к причинителю вреда, медлящему с выполнением своих обязанностей.

Аналогичные особенности присущи правонарушениям, порождающим ма-териальную ответственность рабочих и служащих, которая также является имущественной, но строится с учетом специфики трудовых правоотношений. Далее (в тексте) говорится только о гражданско-правовой ответственности.

При наличном состоянии теоретической разработки проблем юридической ответственности для ряда студентов-выпускников оказался трудным вопрос о том, почему при подаче кассационной жалобы на решения судов взимается пошлина, а сама мысль о взимании пошлины при кассационном обжаловании приговоров была бы абсурдна.

Особенности гражданского правонарушения (деликта) дают возможность рассматривать его в ряду не противоречащих праву юридических фактов, порождающих имущественные обязательства, по юридическому содержанию близких или тождественных имущественной ответственности. Такова, как известно, "ответственность без вины", возникающая не из правонарушений. Гражданские правонарушения отличаются от деяний, влекущих штрафную ответственность, еще и тем, что не создают рецидива.

Штраф, наложенный в административном порядке или назначенный приговором суда, может быть уплачен добровольно, но у правонарушителя, подвергнутого административной или уголовной ответственности, остается в течение определенного законом срока состояние наказанности (судимость - в уголовном праве, неснятое взыскание - в административном и др.), влекущее более строгую ответственность при повторном правонарушении. Имущественная ответственность таких последствий не влечет. Наконец, на правовосстановительную ответственность не распространяется принцип штрафной ответственности поп bis in idem, означающий, что применение и реализация одной санкции исчерпывающе решает вопрос о правонарушении. В процессе осуществления имущественной ответственности может применяться несколько санкций до полного восстановления нарушенных прав (взыскание убытков + проценты за неуплату соответствующих сумм + принудительное исполнение невыполненных обязанностей).

Все это, вместе взятое, породило неясности и сомнения в теоретическом исследовании гражданских правонарушений и имущественной ответственности.

Между тем эти проблемы в нашей стране приобретают особенное значение в связи с развитием частного права, товарно-денежных отношений, перспективой становления гражданского общества и противоречило бы праву на защиту подсудимого. Меньшая часть сверх того пояснила, что в фажданском процессе все судебные расходы в конечном счете возмещает сторона, оказавшаяся неправой в споре и затягивавшая выполнение своих обязательств.

"Ответственностью без вины" в фажданском праве называют обязанность организаций и граждан, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (транспортные организации, промышленные предприятия, стройки, владельцы автомобилей и т.п.), возместить вред, причиненный источником повышенной опасности (если вред не возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего). Эти правила, определяющие гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный как правонарушающими, так и правомерными действиями, установлены в целях защиты прав и интересов лиц, пострадавших от транспортной, промышленной и иной деятельности, небезопасной для окружающих; кроме того, эти правила стимулируют развитие техники безопасности при эксплуатации таких предприятий государства. В прежнем обществе, где все было огосударствлено, главное значение придавалось штрафной, карательной ответственности. Часть теоретиков вообще утверждала, что ответственность состоит только лишь в применении штрафных, карательных санкций.

В чем-то здесь сказалось и обыденное правосознание, сводящее право в целом к уголовному праву, и недооценка роли санкций, направленных на реальное восстановление нарушенных прав. Поскольку все, даже сфера обслуживания, было огосударствлено, нередки были ситуации, когда гражданин, чьи права нарушены противоправными действиями работников государственных организаций и предприятий, получал не возмещение вреда и убытков, а сообщение о том, что на виновных наложены дисциплинарные взыскания. Еще хуже дело обстояло с ответственностью хозорганов, когда взыскание санкций за нарушение поставок и договоров, хотя и считалось юридически обязательным, но производилось в пределах 10-15%, а на полученные суммы штрафов и неустоек вообще невозможно было приобрести продукцию взамен недопоставленной или некачественной.

В условиях рыночной экономики причинитель имущественного вреда или нарушитель договорного обязательства имеет юридическую возможность немедленно возместить причиненный вред, уплатить предусмотренные договором неустойки, пеню, штрафы, суммы ущерба, упущенной выгоды. Спрашивается: сохраняет ли гражданское правонарушение свой противоправный характер в случае, если потерпевший получил полное возмещение или "отступное"? Если в начале века этот вопрос решался без колебаний, то распространение в последние десятилетия так называемого "страхования ответственности" практически свело к нулю превентивные, репрессивные, воспитательные функции имущественной ответственности.

В современных условиях резко возрастает теоретическое и практическое значение концепции С.Н. Братуся, который определял ответственность как состояние принуждения к исполнению обязанности. Эта концепция оспаривалась с разных позиций. Утверждалось, в частности, что если принуждение осуществимо там, где содержанием обязательства является передача товаров, вещей, предметов, то принудить к выполнению, скажем, договора строительства или договора подряда практически невозможно. Утверждалось и то, что возмещение правонарушителем вреда или уплата неустойки под угрозой принуждения (но еще не под принуждением) - такая же по существу имущественная (т.е. правовосстановительная) ответственность, как и принудительное взыскание соответствующих сумм. Наиболее спорным остался вопрос: является ли правонарушением причинение имущественного вреда, если причинитель тут же, добровольно, в полном объеме возместил причиненный вред?

Хотя С.Н. Братусь и писал, что государственное принуждение в случае деликатной ответственности опирается, так сказать, на "двойное правонарушение" (причинение вреда и отказ от его возмещения), само причинение вреда лишь названо правонарушением, но по существу вряд ли может считаться таковым, поскольку государственное принуждение направлено лишь на выполнение обязанности возмещать уже причиненный вред, а не воздерживаться от его причинения. Получается так, что имущественная ответственность устанавливается не нормами ГК, определяющими основания обязанностей возместить вред, ущерб, уплатить пеню, неустойку, а нормами ГПК, регулирующими принудительное исполнение названных (деликатных) и обычных гражданско-правовых обязанностей.

Концепция С.Н. Братуся существенно важна и для теоретической разработки проблем ответственности, и для совершенствования практики ее осуществления (см. далее). Однако здесь нужно отметить следующее. Причинение имущественного вреда и другие деликты, безусловно, относятся к правонарушениям, а применение санкций за их совер-шение (возложение обязанностей возместить вред, восстановить нарушенный правопорядок и др.) является видом правовосстановительной ответственности.

Во-первых, гражданско-правовые деликты нарушают права и свободы других лиц и потому в общем виде запрещены законом (ч. 3 ст. 17 Конституции РФ). С нарушением прав всегда сопряжено нарушение социальных ожиданий потерпевшего, его нормальной деятельности; при самом щедром и скором возмещении потерпевшему имущественного вреда, понесенных убытков, уплаты ему неустоек, пеней, отступного в деятельности лица, чьи права нарушены (а потом восстановлены), происходит срыв, непредвиденный перебой, нарушающий стабильность нормальной работы. То обстоятельство, что отдельные лица, потерпевшие от деликтов, могут даже и обогатиться за счет полученных неустоек и возмещений, не противоречит тому, что основная масса потерпевших от гражданско-правовых деликтов не получает полного возмещения (правонарушитель может скрыться, оказаться несостоятельным и т.п.), что нередко причиняет урон и третьим лицам, связанным с ними договорными и иными обязательствами. Полное и своевременное возмещение правонарушителем причиненного вреда, восстановление нарушенных прав - это не правило, а редчайшее исключение. Гражданско-правовые деликты нарушают не только частные права, но и правопорядок как основу стабильной общественной жизни.

Во-вторых, деликты, формально запрещенные действующим законодательством, обозначены как особенные юридические факты, порождающие правовые последствия, в виде гражданско-правовых санкций, режим реализации которых значительно строже порядка осуществления обычных гражданско-правовых обязательств.

В-третьих, применение правовосстановительных санкций в случае спора облечено в процессуальные формы, во многом аналогичные тем, которые свойственны штрафной, карательной ответственности. Институты гражданско-процессуального и арбитражно-процессуального права содержат гарантии достижения истины по делу, правомерности применения санкций, права лица, обвиняемого (упрекаемого) в правонарушении, дающие ему возможность защищать свои охраняемые законом интересы, вплоть до права добиваться компенсации в случае ошибочного или незаконного привлечения к ответственности. Попытки отдельных авторов трактовать правовосстановительные санкции как меры защиты, осуществляемые вне процессуальных форм ответственности, не соответствуют традициям, современному состоянию и перспективам развития законодательства.

Если большинство цивилистов признает санкциями и ответственностью взыскание (точнее, присуждение) причиненного вреда, убытков, неустоек и другие неблагоприятные (для правонарушителя) последствия гражданского правонарушения, то прямое принуждение, применяемое для изъятия соответствующих сумм (или предметов) у правонарушителя, иногда не считается ответственностью, поскольку оно, как утверждает-ся, ничего не меняет в правовом положении правонарушителя.

Такой взгляд основан на недостаточном понимании соотношения материальных и процессуальных норм:

- с одной стороны, недооценивается необходимость и возможность реального исполнения обязанностей, предусмотренных материально-правовыми нормами, с помощью процессуальных средств (принудительное исполнение);
- с другой стороны, принудительное исполнение рассматривают только с позиций гражданских прав и обязанностей, не замечая, что оно (принудительное исполнение) затрагивает порой более важные права и обязанности принуждаемого должника (например, неприкосновенность жилища, право распоряжаться имуществом и др.).

Непонимание проблем органической связи норм материального и процессуального права привело отдельных авторов к выводу, что взгляд на принудительное исполнение обязанности как на ответственность объективно оправдывает фактическую безответственность. Между тем достаточно известно, что сейчас именно неналаженность аппарата принудительного исполнения позволяет многим недобросовестным должникам уходить от ответственности. По сообщению министра юстиции, в настоящее время реально исполняется лишь 32% судебных решений. Из них по материальным искам в 1996-1997 гг. судебными исполнителями изъято 42% общей суммы, подлежащей взы-сканию по исполнительными документам. Исполнение остальных 2/3 откладывается по различным причинам.

Существенным вкладом в решение этой теоретически спорной проблемы является концепция С.Н. Братуся, определявшего ответственность именно как "состояние принуждения" к исполнению невыполненных обязанностей. При таком подходе на первый план выходит "технология принуждения", определяемая именно процессуальной формой. Законность и неотвратимость ответственности обеспечивается, прежде всего, тем, писал С.Н. Братусь, "чтобы бесперебойно и ответственно работал государственный аппарат, в частности юрисдикционные органы, в случаях нарушения норм права, деятельность которых также определяется нормами права... Очевидно, важным средством обеспечения надлежащей работы этих органов должна быть ответственность со-ответствующих должностных лиц за допущенное ими бездействие или иное нарушение законности".

На совершенствование правовосстановительной ответственности направлены принятые недавно Федеральные законы "Об исполнительном производстве" и "О судебных приставах". Совершенствование государственной системы исполнительного производства, требующее принятия ряда дополнительных организационных и законодательных мер, призвано создать, в конечном счете, систему объективизированного (процессуально оформленного) государственного принуждения, представляющего собой динамичный процесс, который не исчерпывается, а лишь за-вершается физическим или, точнее, фактическим (прямым, непосредственным) принуждением. Именно неизбежностью развертывания этой нормативно определенной процедуры принуждения осуществляется давление на правонарушителя, понуждение его к выполнению специальных обязанностей, порождаемых деликтом, органическое соединение "обязательности" и "принудительности" в нормативно-правовой модели иму-щественной ответственности.

темы

документ Преступление
документ Административное право
документ Семейное право
документ Уголовное право



назад Назад | форум | вверх Вверх

Управление финансами

важное

1. ФСС 2016
2. Льготы 2016
3. Налоговый вычет 2016
4. НДФЛ 2016
5. Земельный налог 2016
6. УСН 2016
7. Налоги ИП 2016
8. Налог с продаж 2016
9. ЕНВД 2016
10. Налог на прибыль 2016
11. Налог на имущество 2016
12. Транспортный налог 2016
13. ЕГАИС
14. Материнский капитал в 2016 году
15. Потребительская корзина 2016
16. Российская платежная карта "МИР"
17. Расчет отпускных в 2016 году
18. Расчет больничного в 2016 году
19. Производственный календарь на 2016 год
20. Повышение пенсий в 2016 году
21. Банкротство физ лиц
22. Коды бюджетной классификации на 2016 год
23. Бюджетная классификация КОСГУ на 2016 год
24. Как получить квартиру от государства
25. Как получить земельный участок бесплатно


©2009-2016 Центр управления финансами. Все права защищены. Публикация материалов
разрешается с обязательным указанием ссылки на сайт. Контакты